Это надо знать: профилактика экстремизма среди несовершеннолетних и в молодежной среде

Это надо знать: профилактика экстремизма среди несовершеннолетних и в молодежной среде

(6 голосов5.0 из 5)

Рос­сий­ское обще­ство пере­жи­вает транс­фор­ма­цию системы цен­но­стей, обу­слов­лен­ную модер­ни­за­цией обще­ствен­ной жизни. Про­цессы модер­ни­за­ции обще­ствен­ной жизни, обу­слов­лен­ные гло­ба­ли­за­цией, ста­но­вятся фак­то­рами, сти­му­ли­ру­ю­щими напря­жен­ность в меж­на­ци­о­наль­ных отношениях.

Они  сопро­вож­да­ются меж­эт­ни­че­скими кон­флик­тами, появ­ля­ются раз­лич­ные оппо­зи­ци­он­ные группы, доби­ва­ю­щи­еся жела­е­мого резуль­тата через терроризм.

Профилактика экстремизма среди несовершеннолетних

В усло­виях вынуж­ден­ного при­тока мигран­тов моло­дежь при­звана высту­пить про­вод­ни­ком идео­ло­гии толе­рант­но­сти, раз­ви­тия рос­сий­ской куль­туры и укреп­ле­ния меж­по­ко­лен­че­ских и меж­на­ци­о­наль­ных отно­ше­ний. Моло­дежь должна быть готова к про­ти­во­сто­я­нию поли­ти­че­ским мани­пу­ля­циям и экс­тре­мист­ским призывам.

Однако именно под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние Рос­сии ока­за­лось самой неза­щи­щён­ной в куль­тур­ном отно­ше­нии кате­го­рией насе­ле­ния, кото­рая нахо­дится в свое­об­раз­ном цен­ност­ном и духов­ном ваку­уме. При­хо­дится кон­ста­ти­ро­вать тот факт, что наряду с пози­тив­ными харак­те­ри­сти­ками моло­дого поко­ле­ния стали про­яв­ляться тре­вож­ные симп­томы соци­ально-поли­ти­че­ской инфан­тиль­но­сти моло­дежи; утраты наци­о­наль­ной куль­тур­ной иден­тич­но­сти; про­яв­ле­ния инди­ви­ду­а­лизма и эго­цен­тризма, авто­ри­тар­ной направ­лен­но­сти в обще­нии, тре­бо­ва­ния согла­сия с соб­ствен­ной пози­цией при игно­ри­ро­ва­нии чужой точки зре­ния, деви­ант­ного и делин­квент­ного пове­де­ния, воин­ству­ю­щего наци­о­на­лизма; дивер­си­фи­ка­ция куль­тур­ных и духов­ных цен­но­стей, отсут­ствие у моло­дых людей жиз­нен­ных пер­спек­тив и пер­спек­тивы самоактуализации.

Наблю­да­ются факты дез­ор­га­ни­за­ции моло­дежи, под­вер­жен­но­сти ее вли­я­нию экс­тре­мизма, раз­ру­ша­ю­щего тра­ди­ци­он­ные цен­но­сти рус­ской наци­о­наль­ной куль­туры, наци­о­наль­ных куль­тур дру­гих наро­дов, тен­ден­ция роста нефор­маль­ных моло­деж­ных групп и объ­еди­не­ний, среди кото­рых осо­бую тре­вогу вызы­вают моло­деж­ные нефор­маль­ные объ­еди­не­ния экс­тре­мист­ской направ­лен­но­сти. Эти объ­еди­не­ния спо­соб­ствуют фор­ми­ро­ва­нию у моло­дых людей уста­но­вок, отри­ца­ю­щих мно­гие цен­но­сти суще­ству­ю­щего общества.

Таким обра­зом, в обра­зо­ва­тель­ном учре­жде­нии осо­бую акту­аль­ность при­об­ре­тает дея­тель­ность по про­фи­лак­тике моло­деж­ного экс­тре­мизма. Эффек­тив­ность осу­ществ­ле­ния про­фи­лак­тики экс­тре­мизма напря­мую зави­сит от ясного и пра­виль­ного пони­ма­ния этого слож­ного обще­ствен­ного явле­ния. Для пони­ма­ния необ­хо­димо, прежде всего, знать смысл и содер­жа­ние поня­тия «экс­тре­мизм».

Экстре­мизм (от лат. extremus) – при­вер­жен­ность к край­ним идеям, взгля­дам и дей­ствиям. Ему при­сущи наси­лие или его угроза, одно­бо­кость в вос­при­я­тии про­блем и поиске путей их реше­ния, стрем­ле­нии навя­зать свои прин­ципы и взгляды, фана­тизм, опора на чув­ства, инстинкты, пред­рас­судки, неспо­соб­ность или игно­ри­ро­ва­ние толе­рант­но­сти, ком­про­мис­сов. (Семи­гин Г.Ю. Поли­ти­че­ская энцик­ло­пе­дия. М., 1999).

Поня­тия «экс­тре­мизм», «экс­тре­мист­ская орга­ни­за­ция», «экс­тре­мист­ские мате­ри­алы» полу­чили закреп­ле­ние в ст. 1 Феде­раль­ного закона от 25.07.2002 г. № 114-ФЗ «О про­ти­во­дей­ствии экс­тре­мист­ской деятельности».

Уго­лов­ный кодекс Рос­сий­ской Феде­ра­ции. под пре­ступ­ле­ни­ями экс­тре­мист­ской направ­лен­но­сти пони­мает пре­ступ­ле­ния, совер­шён­ные по моти­вам поли­ти­че­ской, идео­ло­ги­че­ской, расо­вой, наци­о­наль­ной или рели­ги­оз­ной нена­ви­сти или вражды либо по моти­вам нена­ви­сти или вражды в отно­ше­нии какой-либо соци­аль­ной группы.

В Стра­те­гии наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Рос­сий­ской Феде­ра­ции, гово­рится, что стра­те­ги­че­скими целями госу­дар­ствен­ной и обще­ствен­ной без­опас­но­сти явля­ются защита кон­сти­ту­ци­он­ного строя, суве­ре­ни­тета, госу­дар­ствен­ной и тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­сти Рос­сий­ской Феде­ра­ции, основ­ных прав и сво­бод чело­века и граж­да­нина, сохра­не­ние граж­дан­ского мира, поли­ти­че­ской и соци­аль­ной ста­биль­но­сти в обще­стве, защита насе­ле­ния и тер­ри­то­рий от чрез­вы­чай­ных ситу­а­ций при­род­ного и тех­но­ген­ного характера.

В насто­я­щее время доста­точно раз­вита система нор­ма­тивно-пра­во­вой базы, регла­мен­ти­ру­ю­щей дея­тель­ность по про­фи­лак­тике экстремизма:

1. Кон­сти­ту­ция Рос­сий­ской Федерации.

2. Феде­раль­ный закон от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О про­ти­во­дей­ствии экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти» (в ред. от 23.11.2015 №314-ФЗ).

3. Указ Пре­зи­дента Рос­сий­ской Феде­ра­ции от 23 марта 1995 года № 310 «О мерах по обес­пе­че­нию согла­со­ван­ных дей­ствий орга­нов госу­дар­ствен­ной вла­сти в борьбе с про­яв­ле­ни­ями фашизма и иных форм поли­ти­че­ского экс­тре­мизма в Рос­сий­ской Феде­ра­ции» (в ред.  Указа Пре­зи­дента РФ от 03.11.2004 № 1392).

4. Уго­лов­ный кодекс Рос­сий­ской Феде­ра­ции (в ред. от 30.12.2015 №441-ФЗ, с изм., вне­сен­ными Поста­нов­ле­ни­ями Кон­сти­ту­ци­он­ного Суда РФ от 16.07.2015 №22‑П).

5. «Стра­те­гия наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Рос­сий­ской Феде­ра­ции до 2020 года», утвер­ждён­ная ука­зом Пре­зи­дента Рос­сий­ской Феде­ра­ции № 683 от 31 декабря 2015 года.

Виды экс­тре­мизма

· Поли­ти­че­ский экс­тре­мизм – край­ние взгляды в отно­ше­нии поли­ти­че­ской системы, орга­ни­за­ции формы управ­ле­ния госу­дар­ством, про­па­ганда насиль­ствен­ных или агрес­сив­ных (осно­ван­ных на страхе и под­чи­не­нию силе) спо­со­бов уста­нов­ле­ния отста­и­ва­е­мой формы вла­сти, вплоть до поли­ти­че­ского тер­рора; непри­ми­ри­мость, бес­ком­про­мисс­ность к иным поли­ти­че­ским пар­тиям и пози­ции оппонентов.

· Наци­о­на­ли­сти­че­ский экс­тре­мизм – ради­каль­ные, инто­ле­рант­ные идеи и дей­ствия в отно­ше­нии пред­ста­ви­те­лей иной народ­но­сти, наци­о­наль­но­сти, этни­че­ской группы; стрем­ле­ние к поли­ти­че­скому или физи­че­скому устра­не­нию нети­туль­ного насе­ле­ния; агрес­сия, в край­них фор­мах – тер­ро­ризм в отно­ше­нии людей иной этни­че­ской группы.

· Рели­ги­оз­ный экс­тре­мизм – жест­кое непри­я­тие идей дру­гой рели­ги­оз­ной кон­фес­сии, агрес­сив­ное отно­ше­ние и пове­де­ние к ино­вер­цам, про­па­ганда незыб­ле­мо­сти, «истин­но­сти» одного веро­уче­ния; стрем­ле­ние к иско­ре­не­нию и устра­не­нию пред­ста­ви­те­лей иной веры вплоть до физи­че­ского истреб­ле­ния. Во мно­гих слу­чаях под «рели­ги­оз­ным экс­тре­миз­мом» под­ра­зу­ме­ва­ется экс­тре­мист­ская дея­тель­ность, осу­ществ­ля­е­мая рели­ги­оз­ными объ­еди­не­ни­ями или веду­ща­яся с исполь­зо­ва­нием рели­ги­оз­ных лозун­гов и призывов.

· Под­рост­ково-моло­деж­ный экс­тре­мизм – взгляды и типы пове­де­ния моло­дых людей, осно­ван­ные на куль­ти­ви­ро­ва­нии прин­ципа силы, агрес­сии в отно­ше­нии окру­жа­ю­щих, вплоть до наси­лия и убий­ства. Про­яв­ля­ется в под­рост­ко­вой и моло­деж­ной среде в непри­ми­ри­мо­сти к ина­ко­мыс­ля­щим, осо­бенно к пред­ста­ви­те­лям опре­де­лен­ных моло­деж­ных дви­же­ний, в стрем­ле­нии к созда­нию тота­ли­тар­ного сооб­ще­ства, осно­ван­ного на подчинении.

· Эко­ло­ги­че­ский экс­тре­мизм – ради­каль­ные взгляды в отно­ше­нии орга­ни­за­ций и пред­при­я­тий, спо­соб­ству­ю­щих ухуд­ше­нию эко­ло­ги­че­ской ситу­а­ции. Про­яв­ля­ется в акциях и дивер­сиях про­тив винов­ни­ков эко­ло­ги­че­ских пре­ступ­ле­ний, в пике­ти­ро­ва­нии и демон­стра­циях за защиту окру­жа­ю­щей среды. Пред­ста­ви­тели эко­ло­ги­че­ского экс­тре­мизма исполь­зуют край­ние, даже тер­ро­ри­сти­че­ские сред­ства для того, чтобы обра­тить вни­ма­ние обще­ствен­но­сти на наи­бо­лее акту­аль­ные и болез­нен­ные эко­ло­ги­че­ские про­блемы. К при­меру, ради­каль­ные меры могут про­яв­ляться, в част­но­сти, в напа­де­нии на лиц, нося­щих мех животных.

· Анти­г­ло­ба­лист­ский экс­тре­мизм – ради­каль­ные взгляды и агрес­сив­ное пове­де­ние в отно­ше­нии орга­ни­за­ций, вли­я­ю­щих на гло­ба­ли­за­цию в эко­но­ми­че­ском, поли­ти­че­ском, куль­тур­ном про­стран­стве. Непри­ми­ри­мость к созда­нию еди­ного рынка, поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских моно­по­лий. Экс­тре­ми­сты в анти­г­ло­ба­лист­ском дви­же­нии склонны к орга­ни­за­ции мас­со­вых бес­по­ряд­ков, при­ме­не­нию пря­мого наси­лия для борьбы с транс­на­ци­о­наль­ными ком­па­ни­ями, меж­ду­на­род­ными эко­но­ми­че­скими и поли­ти­че­скими инсти­ту­тами гло­баль­ного характера.

· Мораль­ный экс­тре­мизм – край­няя нетер­пи­мость к нрав­ствен­ным нор­мам и пра­ви­лам пове­де­ния опре­де­лен­ного типа, допу­ще­ние наси­лия для утвер­жде­ния про­па­ган­ди­ру­е­мого набора мораль­ных тре­бо­ва­ний, доб­ро­де­те­лей, запо­ве­дей. При­ме­рами могут высту­пать рез­кая кри­тика рас­пу­щен­но­сти, сквер­но­сло­вия, ноше­ния эпа­таж­ной одежды, несо­блю­де­ния рели­ги­оз­ных и свет­ских «кодек­сов чести».

Только поняв при­чины и источ­ники воз­ник­но­ве­ния экс­тре­мизма среди моло­дежи, воз­можно в учебно-вос­пи­та­тель­ном про­цессе создать орга­ни­за­ци­он­ные, содер­жа­тель­ные и соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ские усло­вия про­ти­во­дей­ствия экс­тре­мист­ским уста­нов­кам лич­но­сти под­рас­та­ю­щего поколения.

Поло­же­ние и роль в обще­стве моло­дежи, как соци­ально-демо­гра­фи­че­ской группы, с опре­де­лен­ными воз­раст­ными осо­бен­но­стями, потреб­но­стями, инте­ре­сами, цен­но­стями и местом в соци­аль­ной струк­туре, нахо­дя­щейся в ста­дии соци­а­ли­за­ции, усво­е­ния системы норм, зна­ний, уме­ний, навы­ков, поз­во­ля­ю­щих быть актив­ным пол­но­прав­ным чле­ном обще­ства, напря­мую обу­слов­лены харак­те­ром соци­ально-поли­ти­че­ских про­цес­сов и эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний, тра­ди­ци­ями, кон­крет­ной исто­ри­че­ской ситуацией.

Экс­тре­мизм порож­дают про­ти­во­ре­чия, воз­ни­ка­ю­щие в резуль­тате соци­ально-эко­но­ми­че­ских кри­зи­сов, дефор­ма­ции поли­ти­че­ских и идео­ло­ги­че­ских инсти­ту­тов, рез­кого паде­ния жиз­нен­ного уровня, ухуд­ше­ния соци­аль­ных пер­спек­тив зна­чи­тель­ной части насе­ле­ния, осо­бенно молодежи.

Воз­ник­но­ве­ние нефор­маль­ных групп и их быст­рый рост сиг­на­ли­зи­рует о том, что в обще­стве суще­ствуют серьез­ные про­блемы, про­ти­во­ре­чия, несо­от­вет­ствие потен­ци­ала, инте­ре­сов и запро­сов моло­дежи тем воз­мож­но­стям, кото­рые предо­став­ляет госу­дар­ство, общество.

Про­цессы смены тра­ди­ций в обще­стве и воз­раст­ное стрем­ле­ние моло­дежи к само­сто­я­тель­но­сти и неза­ви­си­мо­сти спо­соб­ство­вали ослаб­ле­нию свя­зей моло­дых людей с обществом.

Отсут­ствие авто­ри­тет­ных мас­со­вых обще­ствен­ных моло­деж­ных орга­ни­за­ций, объ­еди­ня­ю­щих и вос­пи­ты­ва­ю­щих на поло­жи­тель­ных образ­цах под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние и стрем­ле­ние моло­дых людей к «новому иде­аль­ному устрой­ству жизни» через отри­ца­ние суще­ству­ю­щего порядка, при­вели к быст­рому росту числа нефор­маль­ных групп, в кото­рых удо­вле­тво­ря­ется потреб­ность моло­дежи в кон­со­ли­да­ции, само­ре­а­ли­за­ции, в том числе твор­че­ской реализации.

Про­ис­хо­дя­щие про­цессы гло­ба­ли­за­ции тре­буют готов­но­сти моло­дежи жить в новых усло­виях, однако социо-куль­тур­ные усло­вия обще­ства не все­гда спо­соб­ствуют фор­ми­ро­ва­нию этой готов­но­сти. Это вызы­вает про­ти­во­ре­чия цен­ност­ного кри­зиса, куль­туры меж­на­ци­о­наль­ного общения.

Усу­губ­ляет ситу­а­цию и тот факт, что назрев­шие в обще­стве про­блемы уси­ле­ния инсти­тута семей­ного вос­пи­та­ния, совер­шен­ство­ва­ния системы обще­ствен­ного вос­пи­та­ния, орга­ни­за­ции куль­турно-досу­го­вой дея­тель­но­сти под­рас­та­ю­щего поко­ле­ния реша­ются крайне медленно.

Однако при­чины воз­ник­но­ве­ния экс­тре­мизма именно среди моло­дежи кро­ются не только в обще­ствен­ных усло­виях. Его при­рода тесно свя­зана так же с рядом осо­бен­но­стей лич­но­сти. А именно, источ­ник экс­тре­мизма, как общей идео­ло­гии край­ней непри­ми­ри­мо­сти к ина­ко­мыс­ля­щим, во мно­гом кро­ется в интел­лек­ту­аль­ной и нрав­ствен­ной огра­ни­чен­но­сти лич­но­сти, отста­и­ва­ю­щей подоб­ные взгляды.

Интел­лек­ту­аль­ная и нрав­ствен­ная огра­ни­чен­ность рож­дает ощу­ще­ние того, что только Я и мое сооб­ще­ство явля­ются обла­да­те­лями абсо­лют­ной истины, кото­рая видится закры­той и окон­ча­тель­ной («Есть два мне­ния: мое и непра­виль­ное» типич­ный девиз низко интел­лек­ту­ально раз­ви­того человека).

Чем выше чело­век под­ни­ма­ется в позна­нии, тем более явно он осо­знает неис­чер­па­е­мость мира и форм зна­ний о нем, тем тер­пи­мей он отно­сится к «исти­нам» и тео­риям оппо­зи­ци­он­ных сооб­ществ. Чело­век, име­ю­щий высо­кий уро­вень интел­лек­ту­аль­ного и нрав­ствен­ного раз­ви­тия, скло­нен к рефлек­сии и само­кри­тике, ана­лизу ситу­а­ции, «плю­сов» и «мину­сов» пред­мета внимания.

Без­апел­ля­ци­он­ные заяв­ле­ния, нетер­пи­мость к кри­тике, неже­ла­ние выслу­шать и неспо­соб­ность понять оппо­нента – при­знаки огра­ни­чен­ного чело­века, при­вык­шего под­чи­няться не разуму, а силе, при­род­ным инстинк­там выжи­ва­ния. С этих пози­ций, все «иное» рас­це­ни­ва­ется как угроза сво­ему суще­ство­ва­нию, доми­ни­ро­ва­нию и тре­бует устра­не­ния по прин­ципу есте­ствен­ного отбора.

Важ­ней­шей при­чи­ной экс­тре­мист­ского, инто­ле­рант­ного, агрес­сив­ного отно­ше­ния высту­пает пси­хо­ло­ги­че­ский барьер «свой – чужой», страх перед «непо­хо­жим на себя». Это обу­слов­лено нали­чием осо­бен­но­стей пси­хики чело­века, кото­рые слу­жат поч­вой для фор­ми­ро­ва­ния уста­новки на агрес­сию по отно­ше­нию к «дру­гому».

Пер­вая осо­бен­ность состоит в том, что люди, похо­жие на нас, кажутся нам при­вле­ка­тель­нее и без­опас­нее тех, кто отли­ча­ется от нас. При­над­леж­ность к какой-то группе людей при­дает чело­веку чув­ство уве­рен­но­сти и соб­ствен­ной зна­чи­мо­сти. Объ­еди­няться люди могут в прин­ципе вокруг любой идеи, даже самой абсурд­ной. В этом слу­чае «дру­гие» и «не такие» тоже нужны, но только для того, чтобы силь­нее почув­ство­вать при­над­леж­ность к «своим».

Вто­рая осо­бен­ность заклю­ча­ется в том, что неко­то­рые люди, созна­тельно или бес­со­зна­тельно пере­кла­ды­вают ответ­ствен­ность за свою жизнь на кого-то дру­гого: «во всем вино­ваты …» Пси­хо­ло­ги­че­ски это сра­ба­ты­вает как спо­соб защиты и само­оправ­да­ния от соб­ствен­ных неудач.

Когда это допол­ня­ется соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ской неустой­чи­во­стью, то про­яв­ле­ния нетер­пи­мо­сти, агрес­сии, ксе­но­фо­бии, вплоть до экс­тре­мизма, могут раз­ви­ваться в еще более явной степени.

Ксе­но­фо­бия как пси­хо­ло­ги­че­ская основа страха перед чужой куль­ту­рой явля­ется цен­траль­ным пси­хо­ло­ги­че­ским меха­низ­мом фор­ми­ро­ва­ния и про­яв­ле­ния инто­ле­рант­ных уста­но­вок и пред­рас­суд­ков. Это важ­ная пси­хо­ло­ги­че­ская при­чина меж­на­ци­о­наль­ных кон­флик­тов и войн, так как она все­гда порож­дает жест­кую ответ­ную реак­цию. Ксе­но­фо­бия также удоб­ное ору­дие мани­пу­ля­ции, кото­рым успешно поль­зу­ются наци­о­на­ли­сти­че­ские движения.

В кри­зис­ных ситу­а­циях в обще­стве ксе­но­фо­бия при­об­ре­тает мас­со­вый харак­тер и самые раз­лич­ные формы, напри­мер, этно­фо­бий (анти­се­ми­тизм, кав­ка­зо­фо­бия, русо­фо­бия, цыга­но­фо­бия и др.), рели­ги­оз­ных фобий, фобий по отно­ше­нию к раз­лич­ным соци­аль­ным груп­пам (напри­мер, мигрантофобия)».

Поэтому одной из наи­важ­ней­ших задач по пре­одо­ле­нию у под­рас­та­ю­щего поко­ле­ния пси­хо­ло­ги­че­ского барьера «свой-чужой» явля­ется задача фор­ми­ро­ва­ния их соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ской устойчивости.

Соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ская устой­чи­вость пред­по­ла­гает устой­чи­вость к мно­го­об­ра­зию мира, к этни­че­ским, куль­тур­ным, соци­аль­ным и миро­воз­зрен­че­ским раз­ли­чиям. Она выра­жа­ется через систему соци­аль­ных уста­но­вок и цен­ност­ных ори­ен­та­ций и опи­ра­ется на спо­соб­ность к сохра­не­нию нервно-пси­хи­че­ского рав­но­ве­сия в самых раз­ных жиз­нен­ных ситуациях.

Клю­че­выми поня­ти­ями рас­смот­ре­ния про­блемы экс­тре­мизма в моло­дёж­ной среде высту­пают сле­ду­ю­щие категории:

· нега­тив­ная этни­че­ская идентичность

· меж­на­ци­о­наль­ная напряженность

· нетер­пи­мость

· наци­о­на­лизм

· расизм

· шови­низм

· фашизм

· ксе­но­фо­бия

Бес­кон­троль­ное раз­ви­тие каж­дой из них может при­ве­сти к самым тра­ги­че­ским последствиям.

Воз­раст­ной диа­па­зон экс­тре­мистки настро­ен­ных дет­ско-под­рост­ко­вых и моло­деж­ных груп­пи­ро­вок колеб­лется от 12–13 до 30 лет, вме­сте с тем наи­боль­шую кри­ми­наль­ную актив­ность про­яв­ляют под­ростки и юноши в воз­расте от 15 до 18 лет.

Основ­ными чер­тами совре­мен­ного моло­дёж­ного экс­тре­мизма являются:

· воз­рас­та­ю­щая орга­ни­зо­ван­ность, спло­чён­ность группировок;

· фор­ми­ро­ва­ние в груп­пи­ров­ках идео­ло­ги­че­ских, ана­ли­ти­че­ских и бое­вых структур;

· уси­ле­ние мер конспирации;

· исполь­зо­ва­ние для рас­про­стра­не­ния своей идео­ло­гии и коор­ди­на­ции дей­ствий новей­ших инфор­ма­ци­он­ных и ком­му­ни­ка­ци­он­ных технологий.

Про­ис­хо­дит актив­ное укреп­ле­ние меж­ре­ги­о­наль­ных и меж­ду­на­род­ных свя­зей орга­ни­за­ций экс­тре­мист­ской направ­лен­но­сти. Серьёз­ную тре­вогу пред­став­ляет рас­про­стра­не­ние экс­тре­мизма на наци­о­на­ли­сти­че­ской почве в моло­дёж­ной среде. Уси­ле­ние груп­по­вых про­яв­ле­ний в моло­дёж­ной пре­ступ­но­сти – один из важ­ней­ших фак­то­ров при оценке общего кри­ми­но­ген­ного вли­я­ния на молодёжь.

Отме­ча­ется рез­кая акти­ви­за­ция их про­ти­во­прав­ной дея­тель­но­сти, стрем­ле­ние совер­шать тяж­кие, вызы­ва­ю­щие боль­шой обще­ствен­ный резо­нанс пре­ступ­ле­ния: убий­ства ино­стран­ных сту­ден­тов, мигран­тов, дерз­кие, демон­стра­тив­ные адми­ни­стра­тив­ные пра­во­на­ру­ше­ния, а также пере­ход от хули­ган­ских дей­ствий к осу­ществ­ле­нию тер­ро­ри­сти­че­ских актов.

Это важно тем, что, по про­гно­зам спе­ци­а­ли­стов, доля груп­по­вых пре­ступ­ле­ний моло­дёжи в бли­жай­шей пер­спек­тиве будет воз­рас­тать. Речь идёт, прежде всего, об уве­ли­че­нии числа моло­дёж­ных пре­ступ­ных груп­пи­ро­вок, о рас­ту­щих мас­шта­бах вовле­че­ния моло­дёжи в пре­ступ­ные груп­пи­ровки реци­ди­ви­стов из стар­ших воз­раст­ных групп, а также о замет­ном уве­ли­че­нии «сме­шан­ных» пре­ступ­ных груп­пи­ро­вок с уча­стием моло­дёжи и под­рост­ков. Послед­нее озна­чает рост акти­ви­зи­ру­ю­ще­гося вли­я­ния моло­дых пре­ступ­ни­ков на пре­ступ­ность несовершеннолетних.

Осо­бен­но­сти моло­деж­ного экс­тре­мизма про­яв­ля­ются и в том, что, как пра­вило, объ­ек­том пра­во­при­ме­ни­тель­ной дея­тель­но­сти моло­дые люди ста­но­вятся лишь тогда, когда совер­шают пре­ступ­ле­ния, отно­си­мые к кате­го­рии тяж­ких и особо тяж­ких (убий­ство, при­чи­не­ние тяж­кого вреда здо­ро­вью и т.д.). Это обу­слов­лено тем обсто­я­тель­ством, что воз­раст, с кото­рого насту­пает уго­лов­ная ответ­ствен­ность за пре­ступ­ле­ния экс­тре­мист­ской направ­лен­но­сти, преду­смот­рен­ные ст. 148, 149, ч.1 213, 243, 244, 280, 282 Уго­лов­ного кодекса РФ – 16 лет. Кана­лами рас­про­стра­не­ния экс­тре­мизма среди под­рост­ков и моло­дежи явля­ются улич­ные груп­пи­ровки под­рост­ков и нефор­маль­ные моло­деж­ные группы и объединения.

В экс­тре­мист­ских дей­ствиях улич­ной груп­пи­ровки отсут­ствует глу­бо­кая при­вер­жен­ность идео­ло­гии; про­ти­во­прав­ные дей­ствия, совер­ша­е­мые чле­нами этих груп­пи­ро­вок, чаще всего явля­ются про­сто выплес­ком агрессии.

Нефор­маль­ная группа – группа, дея­тель­ность кото­рой опре­де­ля­ется, прежде всего, актив­но­стью ее чле­нов, а не инструк­ци­ями каких-либо инстан­ций. Нефор­маль­ные группы играют важ­ную роль в жизни детей, под­рост­ков и моло­дежи, удо­вле­тво­ряют их инфор­ма­ци­он­ные, эмо­ци­о­наль­ные и соци­аль­ные потреб­но­сти: дают воз­мож­ность узнать то, о чем не так про­сто пого­во­рить со взрос­лыми, обес­пе­чи­вают пси­хо­ло­ги­че­ский ком­форт, учат выпол­не­нию соци­аль­ных ролей.

Харак­тер­ные при­знаки нефор­маль­ных моло­деж­ных групп и объединений:

  1. объ­еди­няют моло­дых лиц в воз­расте до 29 лет по каким-либо инте­ре­сам и ценностям;
  2. стрем­ле­ние жить в соот­вет­ствии со сво­ими соб­ствен­ными, а не чужими, навя­зы­ва­е­мыми извне интересами;
  3. фор­мально юри­ди­че­ски не заре­ги­стри­ро­ван­ные, не име­ю­щие устава, про­граммы и чет­кой орга­ни­за­ци­он­ной структуры;
  4. доб­ро­воль­ность вступ­ле­ния в них и устой­чи­вый инте­рес к опре­де­лен­ной цели, идее;
  5. отли­ча­ю­щи­еся чаще всего эпа­та­жем (вызы­ва­ю­щие агрес­сию на себя) и низ­ким уров­нем спло­чен­но­сти и устойчивости;

Мно­го­об­ра­зие раз­лич­ного рода нефор­маль­ных групп свя­зано с раз­но­об­раз­ными фор­мами моло­деж­ной суб­куль­туры и ее внут­рен­ней дина­ми­кой. Под суб­куль­ту­рой пони­ма­ются малые куль­тур­ные миры – система цен­но­стей, уста­но­вок, спо­со­бов пове­де­ния и стиля жизни, кото­рая при­суща более мел­кой соци­аль­ной общ­но­сти, про­стран­ственно и соци­ально в боль­шей или мень­шей сте­пени обособ­лен­ной. Диа­па­зон целей и инте­ре­сов в таких груп­пах, прин­ци­пов их функ­ци­о­ни­ро­ва­ния и харак­тера актив­но­сти доста­точно широк. Тем не менее, нефор­малы могут успешно впи­сы­ваться в про­цесс демо­кра­ти­за­ции обще­ства, а могут стать деста­би­ли­зи­ру­ю­щим фак­то­ром, высту­пая с ниги­ли­сти­че­ских пози­ций и демон­стри­руя откры­тое про­ти­во­сто­я­ние пра­во­охра­ни­тель­ным орга­нам и орга­нам власти.

Типо­ло­гия нефор­маль­ных моло­деж­ных объ­еди­не­ний может быть условно пред­став­лена несколь­кими соци­аль­ными груп­пами обще­ствен­ных объ­еди­не­ний: про­со­ци­аль­ные, асо­ци­аль­ные, антисоциальные.

Про­со­ци­аль­ные группы («зелё­ные», объ­еди­не­ния по защите памят­ни­ков, доб­ро­воль­ные дру­жины ЮИД, ЮДПИ, волон­теры и т.п.) Для этих групп харак­терна соци­аль­ная актив­ность, соци­ально одоб­ря­е­мая дея­тель­ность, напри­мер, уча­стие в реше­нии эко­ло­ги­че­ских про­блем, охране памят­ни­ков и т.д.

Асо­ци­аль­ные группы наи­бо­лее распространенные:

· направ­ле­ния хип-хоп куль­туры: брейк-данс, граф­фити, искус­ство «эм-си» (МС), ди-дже­инг, рэп-музыка; рок-музыка; автор­ская песня;

· экс­тре­маль­ное ката­ние: скейт­борд, рол­лер-спорт, вело­экс­т­рим; нефор­маль­ное авто-мото дви­же­ние: бай­кер­ское (мото) дви­же­ние, дрэ­гр­эй­синг (гонки на автомобилях);

· «фанат­ское» дви­же­ние: фанаты спор­тив­ных клу­бов, фэн-клубы звезд эст­рады; чер­ли­динг; «клуб­ная» культура»;

· игро­вые нефор­маль­ные виды спорта: сокс, фризби и т.д.;

· панки, мажоры и т.д.

Эти группы стоят в сто­роне от соци­аль­ных про­блем, но не пред­став­ляют угрозу для общества.

Анти­со­ци­аль­ные группы: объ­еди­не­ния (груп­пи­ровки) по тер­ри­то­ри­аль­ному при­знаку, моло­деж­ные орга­ни­за­ции экс­тре­мист­ской направ­лен­но­сти: наци­о­на­ли­сти­че­ско-расист­ской, рели­ги­оз­ной, политической.

К орга­ни­за­циям наци­о­на­ли­сти­че­ско-расист­ской направ­лен­но­сти в первую оче­редь, сле­дует отне­сти дви­же­ние скинхедов.

Скин­хеды – от англий­ского skinhead (бри­то­го­ло­вые). Харак­тер­ной осо­бен­но­стью дви­же­ния скин­хе­дов в Рос­сии явля­ется сра­щи­ва­ние неко­то­рых груп­пи­ро­вок с уго­ловно-пре­ступ­ной сре­дой. Это про­ис­хо­дит потому, что часть лиде­ров груп­пи­ро­вок имеют уго­лов­ное про­шлое и при­дер­жи­ва­ются «воров­ских» традиций.

Вызы­вают серьез­ные опа­се­ния слу­чаи сра­щи­ва­ния скин­хе­дов с фут­боль­ными фана­тами, отли­ча­ю­щи­мися агрессивностью.

В насто­я­щее время наблю­да­ется рост актив­но­сти ряда объ­еди­не­ний рели­ги­оз­ной направ­лен­но­сти, куль­ти­ви­ру­ю­щих рели­ги­оз­ный фана­тизм, кото­рый осно­вы­ва­ется на извра­щён­ных духов­ных кано­нах. Наи­боль­шую опас­ность сего­дня пред­став­ляют сто­рон­ники нетра­ди­ци­он­ного для рос­сий­ских мусуль­ман тече­ния ислама – вах­ха­бизм.

Лидеры и идео­логи вах­ха­бит­ского тече­ния работу среди рос­сий­ской моло­дёжи счи­тают одним из глав­ных направ­ле­ний своей дея­тель­но­сти. В ряде субъ­ек­тов Рос­сий­ской Феде­ра­ции функ­ци­о­ни­руют так назы­ва­е­мые цен­тры ислам­ской моло­дёжи и лагеря ислам­ской моло­дёжи, где чле­нами меж­ду­на­род­ных тер­ро­ри­сти­че­ских и экс­тре­мист­ских орга­ни­за­ций («Хиз­бут-Тахрир», «ИДУ», «Рефах», «Аль-Фатх», «НУР» и др.) про­во­дится обу­че­ние ради­каль­ному исламу, вер­бовка и вовле­че­ние граж­дан в экс­тре­мист­ские формирования.

Еще одним рели­ги­оз­ным тече­нием, в рядах кото­рого наблю­да­ется боль­шое коли­че­ство моло­дых людей, явля­ются сата­ни­сты.

Из наи­бо­лее извест­ных объ­еди­не­ний сата­ни­стов нашего вре­мени можно назвать: цер­ковь сатаны, Меж­ду­на­род­ную ассо­ци­а­цию люци­фе­ри­стов кельт­ско-восточ­ного обряда, «Зелё­ный орден», «Чёр­ный ангел», «Южный крест», культ Афины Пал­лады, культ Изиды, «Готы».

К числу экс­тре­мист­ских поли­ти­че­ских орга­ни­за­ций и дви­же­ний, наи­бо­лее активно дей­ству­ю­щих на тер­ри­то­рии Рос­сии, ста­вя­щих своей целью изме­не­ние кон­сти­ту­ци­он­ного строя в Рос­сии, отно­сится пар­тия «Рус­ское наци­о­наль­ное един­ство» (РНЕ), кото­рая явля­ется круп­ной пра­во­ра­ди­каль­ной поли­ти­че­ской организацией.

За послед­ние годы в ряде горо­дов и реги­о­нов отме­ча­лась актив­ность после­до­ва­те­лей РНЕ, дея­тель­ность кото­рых заклю­ча­ется, как пра­вило, в рас­про­стра­не­нии мате­ри­а­лов, попу­ля­ри­зи­ру­ю­щих идеи РНЕ и содер­жа­щих при­зывы к вступ­ле­нию в эту орга­ни­за­цию. Однако в ряде реги­о­нов имели место дей­ствия сто­рон­ни­ков РНЕ, непо­сред­ственно направ­лен­ные на раз­жи­га­ние наци­о­наль­ной розни.

Каковы же при­чины при­об­ще­ния под­рост­ков к нефор­маль­ным объ­еди­не­ниям, груп­пам? Почему под­ростки ста­но­вятся чле­нами нефор­маль­ных объ­еди­не­ний, что они там находят?

Одной из основ­ных при­чин при­об­ще­ния под­рост­ков к нефор­маль­ным объ­еди­не­ниям явля­ется воз­раст­ная потреб­ность в обще­нии со сверст­ни­ками, груп­пи­ро­ва­нии. В под­рост­ко­вом воз­расте чело­век ощу­щает себя лич­но­стью, заду­мы­ва­ется над своим «Я»: каков «Я»? Я такой как все? Я не такой как все? Появ­ля­ется потреб­ность найти себя, под­ра­жать сфор­ми­ро­вав­ше­муся иде­алу, реа­ли­зо­вать бурно про­яв­ля­ю­ще­еся «чув­ство взрослости».

Именно в под­рост­ко­вом воз­расте резко про­яв­ля­ется потреб­ность в дружбе, в ощу­ще­нии своей нуж­но­сти дру­гому, защи­щен­но­сти, пони­ма­нии, сочув­ствии, сопе­ре­жи­ва­нии, ува­же­нии со сто­роны рав­ных себе сверст­ни­ков, в их поло­жи­тель­ной оценке. Под­ростку необ­хо­дима среда, где есть воз­мож­ность быть при­ня­тым таким, каков он есть, воз­мож­ность «быть как все»: в одежде, в мане­рах пове­де­ния, в сленге, в свое­об­раз­ных цен­но­стях куль­туры (или псев­до­куль­туры) – в опре­де­лен­ной музыке, живо­писи, кни­гах, видео­филь­мах и т.д. И трудно при­хо­дится под­ростку, кото­рый к этому вре­мени не чув­ствует себя пол­но­прав­ным чле­ном класс­ного кол­лек­тива, дет­ского кол­лек­тива по инте­ре­сам, не имеет воз­мож­но­сти в заво­е­ва­нии попу­ляр­но­сти, при­зна­ния. Жизнь его не напол­нена яркими собы­ти­ями и впе­чат­ле­ни­ями, или под­ро­сток нахо­дится в пози­ции изгоя среди сверст­ни­ков, нелю­би­мого среди учи­те­лей и дома (при­чем, не только из небла­го­по­луч­ных семей, но и из внешне бла­го­по­луч­ных, где есть все мате­ри­аль­ные усло­вия для жизни и раз­ви­тия, но нет душев­ного тепла и уюта).

И тогда нефор­маль­ные группы ста­но­вятся той сре­дой, где под­ро­сток может реа­ли­зо­вать свои инди­ви­ду­аль­ные при­тя­за­ния, напри­мер, на лидер­ство или кон­форм­ное под­чи­не­ние, на само­ре­а­ли­за­цию в опре­де­лен­ных видах дея­тель­но­сти, полу­чить ответы на те вопросы, на кото­рые он не полу­чает ответа ни в школе, ни в семье.

Таким обра­зом, изу­чив при­роду при­об­ще­ния под­рост­ков к нефор­маль­ным груп­пам, иссле­до­вав воз­мож­ные при­чины экс­тре­мист­ских про­яв­ле­ний в под­рост­ково-моло­деж­ной среде, учи­ты­вая воз­раст­ные потреб­но­сти этой кате­го­рии моло­дежи, обра­зо­ва­тель­ное учре­жде­ние, явля­ясь цен­тром мно­го­на­ци­о­наль­ных куль­тур, может опре­де­лить систему мер по фор­ми­ро­ва­нию у уча­щихся соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ской устой­чи­во­сти, толе­рант­ного созна­ния, пре­ду­пре­жде­нию под­рост­ко­вого экстремизма.

Необ­хо­димо, чтобы в этой системе мер обя­за­тельно присутствовали:

  1. совер­шен­ство­ва­ние мето­дов работы в обла­сти семей­ной поли­тики, направ­лен­ных на повы­ше­ние роли семьи в фор­ми­ро­ва­нии личности;
  2. созда­ние дет­ских обще­ствен­ных организаций;
  3. орга­ни­за­ция досуга моло­дежи. Боль­шой попу­ляр­но­стью среди моло­дежи поль­зу­ются мод­ные, зача­стую не так давно воз­ник­шие виды досуга, созда­ю­щие аль­тер­на­тиву анти­со­ци­аль­ным экс­тре­мист­ским группировкам;
  4. исполь­зо­ва­ние ресурса име­ю­щихся моло­деж­ных нефор­маль­ных объ­еди­не­ний, осно­вой кото­рых явля­ется стрем­ле­ние моло­дых людей орга­ни­зо­вать свой досуг, посред­ством твор­че­ского и физи­че­ского совершенствования.

В работе с под­рост­ково-моло­деж­ной сре­дой важно учи­ты­вать, что доми­нанта риска в пове­ден­че­ских моде­лях явля­ется общей харак­те­ри­сти­кой совре­мен­ной рос­сий­ской моло­дежи. По отно­ше­нию к таким явле­ниям как экс­тре­мизм, тре­бу­ются посто­ян­ная про­фи­лак­тика и сдерживание.

Пред­се­да­тель Комис­сии Е.Н. Тюляева

Профилактика экстремизма в молодёжной среде

Одним из важ­ней­ших направ­ле­ний про­фи­лак­ти­че­ской работы явля­ется про­фи­лак­тика экс­тре­мизма в моло­дёж­ной среде. Это обу­слов­лено также и тем, что, по дан­ным МВД Рос­сии, в сред­нем до 80 про­цен­тов участ­ни­ков груп­пи­ро­вок экс­тре­мист­ской направ­лен­но­сти состав­ляют лица в воз­расте до 30 лет.

Как пра­вило, объ­ек­том пра­во­при­ме­ни­тель­ной дея­тель­но­сти моло­дые люди ста­но­вятся лишь после совер­ше­ния пре­ступ­ле­ний, отно­си­мых к кате­го­рии тяж­ких и особо тяж­ких (убий­ство, при­чи­не­ние тяж­кого вреда здо­ро­вью и т.д.). Именно поэтому глав­ной зада­чей работы в моло­дёж­ной среде явля­ется про­фи­лак­тика экс­тре­мизма, т.е. при­ня­тие мер, направ­лен­ных на пре­ду­пре­жде­ние экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти, в том числе на выяв­ле­ние и после­ду­ю­щее устра­не­ние при­чин и усло­вий, спо­соб­ству­ю­щих осу­ществ­ле­нию экс­тре­мист­ской деятельности.

Основ­ные нор­ма­тив­ные пра­во­вые акты, поня­тия необ­хо­ди­мые для осу­ществ­ле­ния работы по про­фи­лак­тике экс­тре­мизма в моло­дёж­ной среде

Эффек­тив­ность осу­ществ­ле­ния про­фи­лак­тики экс­тре­мизма напря­мую зави­сит от ясного и пра­виль­ного пони­ма­ния этого слож­ного обще­ствен­ного явле­ния. Для пони­ма­ния необ­хо­димо, прежде всего, знать смысл и содер­жа­ние поня­тия экс­тре­мизм. Поня­тие «экс­тре­мизм» опре­де­лено и упо­ми­на­ется в нор­ма­тив­ных пра­во­вых актах, в числе которых:

  1. Кон­сти­ту­ция Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Экс­тре­мизм во всех своих про­яв­ле­ниях в раз­ной сте­пени, но все­гда пося­гает именно на то, что закреп­ляет Кон­сти­ту­ция РФ: основы кон­сти­ту­ци­он­ного строя, права и сво­боды чело­века и граж­да­нина, поря­док и прин­ципы госу­дар­ствен­ного устрой­ства и мест­ного самоуправления;
  2. Феде­раль­ный закон от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О про­ти­во­дей­ствии экс­тре­мист­ской деятельности»;
  3. Феде­раль­ный закон от 05 июля 2002 года № 112-ФЗ «О вне­се­нии изме­не­ний и допол­не­ний в зако­но­да­тель­ные акты Рос­сий­ской Феде­ра­ции в связи с при­ня­тием Феде­раль­ного закона «О про­ти­во­дей­ствии экс­тре­мист­ской деятельности»;
  4. Феде­раль­ный закон от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих прин­ци­пах орга­ни­за­ции мест­ного само­управ­ле­ния в Рос­сий­ской Федерации»;
  5. Феде­раль­ный закон от 24 июля 2007 года № 211-ФЗ «О вне­се­нии изме­не­ний в отдель­ные зако­но­да­тель­ные акты Рос­сий­ской Феде­ра­ции в связи с совер­шен­ство­ва­нием госу­дар­ствен­ного управ­ле­ния в обла­сти про­ти­во­дей­ствия экстремизму»;
  6. Указ Пре­зи­дента Рос­сий­ской Феде­ра­ции от 23 марта 1995 года № 310 (в редак­ции от 03.11.2004) «О мерах по обес­пе­че­нию согла­со­ван­ных дей­ствий орга­нов госу­дар­ствен­ной вла­сти в борьбе с про­яв­ле­ни­ями фашизма и иных форм поли­ти­че­ского экс­тре­мизма в Рос­сий­ской Федерации»;
  7. Поста­нов­ле­ние Пра­ви­тель­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции о 18.01.2003 г. № 27 (в редак­ции от 08.12.2008) «Об утвер­жде­нии Поло­же­ния о порядке опре­де­ле­ния перечня орга­ни­за­ций и физи­че­ских лиц, в отно­ше­нии кото­рых име­ются све­де­ния об их уча­стии в экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти, и дове­де­ния этого перечня до све­де­ния орга­ни­за­ций, осу­ществ­ля­ю­щих опе­ра­ции с денеж­ными сред­ствами или иным имуществом»;

Исполь­зуя выше­ука­зан­ную нор­ма­тив­ную базу, можно выявить основ­ные харак­те­ри­стики экс­тре­мизма. Так, в соот­вет­ствии с Феде­раль­ным зако­ном от 25.07.2002 г. № 114-ФЗ «О про­ти­во­дей­ствии экс­тре­мист­ской деятельности»,

Экс­тре­мист­ская дея­тель­ность (экс­тре­мизм) – это:

  • насиль­ствен­ное изме­не­ние основ кон­сти­ту­ци­он­ного строя и нару­ше­ние целост­но­сти Рос­сий­ской Федерации;
  • пуб­лич­ное оправ­да­ние тер­ро­ризма и иная тер­ро­ри­сти­че­ская деятельность;
  • воз­буж­де­ние соци­аль­ной, расо­вой, наци­о­наль­ной или рели­ги­оз­ной розни;
  • про­па­ганда исклю­чи­тель­но­сти, пре­вос­ход­ства либо непол­но­цен­но­сти чело­века по при­знаку его соци­аль­ной, расо­вой, наци­о­наль­ной, рели­ги­оз­ной или язы­ко­вой при­над­леж­но­сти или отно­ше­ния к религии;
  • нару­ше­ние прав, сво­бод и закон­ных инте­ре­сов чело­века и граж­да­нина в зави­си­мо­сти от его соци­аль­ной, расо­вой, наци­о­наль­ной, рели­ги­оз­ной или язы­ко­вой при­над­леж­но­сти или отно­ше­ния к религии;
  • вос­пре­пят­ство­ва­ние осу­ществ­ле­нию граж­да­нами их изби­ра­тель­ных прав и права на уча­стие в рефе­рен­думе или нару­ше­ние тайны голо­со­ва­ния, соеди­нен­ные с наси­лием либо угро­зой его применения;
  • вос­пре­пят­ство­ва­ние закон­ной дея­тель­но­сти госу­дар­ствен­ных орга­нов, орга­нов мест­ного само­управ­ле­ния, изби­ра­тель­ных комис­сий, обще­ствен­ных и рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний или иных орга­ни­за­ций, соеди­нен­ное с наси­лием либо угро­зой его применения;
  • совер­ше­ние пре­ступ­ле­ний по моти­вам поли­ти­че­ской, идео­ло­ги­че­ской, расо­вой, наци­о­наль­ной или рели­ги­оз­ной нена­ви­сти или вражды либо по моти­вам нена­ви­сти или вражды в отно­ше­нии какой-либо соци­аль­ной группы;
  • про­па­ганда и пуб­лич­ное демон­стри­ро­ва­ние нацист­ской атри­бу­тики или сим­во­лики либо атри­бу­тики или сим­во­лики, сход­ных с нацист­ской атри­бу­ти­кой или сим­во­ли­кой до сте­пени смешения;
  • пуб­лич­ные при­зывы к осу­ществ­ле­нию ука­зан­ных дея­ний либо мас­со­вое рас­про­стра­не­ние заве­домо экс­тре­мист­ских мате­ри­а­лов, а равно их изго­тов­ле­ние или хра­не­ние в целях мас­со­вого распространения;
  • пуб­лич­ное заве­домо лож­ное обви­не­ние лица, заме­ща­ю­щего госу­дар­ствен­ную долж­ность Рос­сий­ской Феде­ра­ции или госу­дар­ствен­ную долж­ность субъ­екта Рос­сий­ской Феде­ра­ции, в совер­ше­нии им в период испол­не­ния своих долж­ност­ных обя­зан­но­стей дея­ний, ука­зан­ных в насто­я­щей ста­тье и явля­ю­щихся преступлением;
  • орга­ни­за­ция и под­го­товка ука­зан­ных дея­ний, а также под­стре­ка­тель­ство к их осуществлению;
  • финан­си­ро­ва­ние ука­зан­ных дея­ний либо иное содей­ствие в их орга­ни­за­ции, под­го­товке и осу­ществ­ле­нии, в том числе путём предо­став­ле­ния учеб­ной, поли­гра­фи­че­ской и мате­ри­ально-тех­ни­че­ской базы, теле­фон­ной и иных видов связи или ока­за­ния инфор­ма­ци­он­ных услуг.

Экс­тре­мист­ская орга­ни­за­ция – это обще­ствен­ное или рели­ги­оз­ное объ­еди­не­ние, в отно­ше­нии кото­рого по осно­ва­ниям, преду­смот­рен­ным насто­я­щим Феде­раль­ным зако­ном, судом при­нято всту­пив­шее в закон­ную силу реше­ние о лик­ви­да­ции или запрете дея­тель­но­сти в связи с осу­ществ­ле­нием экс­тре­мист­ской деятельности.

Экс­тре­мист­ские мате­ри­алы – это пред­на­зна­чен­ные для обна­ро­до­ва­ния доку­менты, при­зы­ва­ю­щие к осу­ществ­ле­нию экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти, либо обос­но­вы­ва­ю­щие необ­хо­ди­мость осу­ществ­ле­ния такой дея­тель­но­сти. Сюда можно отне­сти: труды руко­во­ди­те­лей наци­о­нал-соци­а­лист­ской рабо­чей пар­тии Гер­ма­нии, фашист­ской пар­тии Ита­лии, пуб­ли­ка­ции, обос­но­вы­ва­ю­щие или оправ­ды­ва­ю­щие наци­о­наль­ное или расо­вое пре­вос­ход­ство, либо оправ­ды­ва­ю­щие прак­тику совер­ше­ния воен­ных или иных пре­ступ­ле­ний, направ­лен­ных на пол­ное или частич­ное уни­что­же­ние какой-либо этни­че­ской, соци­аль­ной, расо­вой, наци­о­наль­ной или рели­ги­оз­ной группы.

Экс­тре­мист­ская моти­ва­ция – это моти­ва­ция, осно­ван­ная на груп­по­вой соли­дар­но­сти, осо­зна­нии себя чле­ном при­ви­ле­ги­ро­ван­ной группы, име­ю­щей право на подав­ле­ние в раз­лич­ных фор­мах «чужа­ков».

Экс­тре­маль­ное пове­де­ние – это край­ние спо­собы дости­же­ния соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти, каких-то благ, при­ви­ле­гий, как для себя, так и депри­ви­ро­ван­ных соци­аль­ных групп.

Про­фи­лак­тика экс­тре­мизма – это система опре­де­лен­ных мер, направ­лен­ных на пре­ду­пре­жде­ние экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти, когда она еще не осу­ществ­ля­ется (не осу­ществ­ля­ются про­па­ганда и пуб­лич­ное демон­стри­ро­ва­ние нацист­ской атри­бу­тики или сим­во­лики, не осу­ществ­ля­ются пуб­лич­ные при­зывы к осу­ществ­ле­нию экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти и т.д.).

Тер­ро­ризм – это край­нее про­яв­ле­ние экс­тре­мизма явле­ние, свя­зан­ное с наси­лием, угро­жа­ю­щее жизни и здо­ро­вью граждан.

Наци­о­на­лизм – это форма обще­ствен­ного един­ства, осно­ван­ная на идее наци­о­наль­ного пре­вос­ход­ства и наци­о­наль­ной исключительности.

Расизм – это сово­куп­ность кон­цеп­ций, основу кото­рых состав­ляют поло­же­ния о физи­че­ской и пси­хи­че­ской нерав­но­цен­но­сти чело­ве­че­ских расс и о реша­ю­щем вли­я­нии расо­вых раз­ли­чий на исто­рию и куль­туру чело­ве­че­ского общества.

Фашизм — это идео­ло­гия и прак­тика, утвер­жда­ю­щие пре­вос­ход­ство и исклю­чи­тель­ность опре­де­лен­ной нации или расы и направ­лен­ные на раз­жи­га­ние наци­о­наль­ной нетер­пи­мо­сти, дис­кри­ми­на­цию, при­ме­не­ние наси­лия и тер­ро­ризма, уста­нов­ле­ния культа вождя.

Толе­рант­ность — озна­чает ува­же­ние, при­ня­тие и пра­виль­ное пони­ма­ние бога­того мно­го­об­ра­зия куль­тур нашего мира, форм само­вы­ра­же­ния и спо­со­бов про­яв­ле­ний чело­ве­че­ской инди­ви­ду­аль­но­сти (пере­во­дится как «тер­пи­мость»).

Доб­ро­воль­че­ство (волон­тер­ство) – доб­ро­воль­ный бла­го­тво­ри­тель­ный труд людей на благо нуж­да­ю­щихся в помощи, созна­тель­ная дея­тель­ность по пре­об­ра­зо­ва­нию соци­аль­ной дей­стви­тель­но­сти при усло­вии вовле­че­ния граж­дан в эту дея­тель­ность на доб­ро­воль­ной основе.

Экс­тре­мизм, как пра­вило, в своей основе имеет опре­де­лен­ную идео­ло­гию. При­знаки экс­тре­мизма содер­жат только такие идео­ло­гии, кото­рые осно­ваны на утвер­жде­нии исклю­чи­тель­но­сти, пре­вос­ход­ства либо непол­но­цен­но­сти чело­века на почве соци­аль­ной, расо­вой, наци­о­наль­ной, рели­ги­оз­ной или язы­ко­вой при­над­леж­но­сти или отно­ше­ния к рели­гии, а также идеи поли­ти­че­ской, идео­ло­ги­че­ской, расо­вой, наци­о­наль­ной или рели­ги­оз­ной нена­ви­сти или вражды в отно­ше­нии какой-либо соци­аль­ной группы.

Счи­тать те или иные дей­ствия экс­тре­мист­скими поз­во­ляет сово­куп­ность сле­ду­ю­щих критериев:

  1. Дей­ствия свя­заны с непри­я­тием суще­ству­ю­щего госу­дар­ствен­ного или обще­ствен­ного порядка и осу­ществ­ля­ются в неза­кон­ных фор­мах. Экс­тре­мист­скими будут те дей­ствия, кото­рые свя­заны со стрем­ле­нием раз­ру­шить, опо­ро­чить суще­ству­ю­щие в насто­я­щее время обще­ствен­ные и госу­дар­ствен­ные инсти­туты, права, тра­ди­ции, цен­но­сти. При этом такие дей­ствия могут носить насиль­ствен­ный харак­тер, содер­жать пря­мые или кос­вен­ные при­зывы к наси­лию. Экс­тре­мист­ская по содер­жа­нию дея­тель­ность все­гда явля­ется пре­ступ­ной по форме и про­яв­ля­ется в форме совер­ша­е­мых обще­ственно опас­ных дея­ний, запре­щен­ных Уго­лов­ным Кодек­сом РФ.
  2. Дей­ствия носят пуб­лич­ный харак­тер, затра­ги­вают обще­ственно-зна­чи­мые вопросы и адре­со­ваны широ­кому кругу лиц. Не могут содер­жать при­зна­ков экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти убеж­де­ния чело­века пока они явля­ются частью его интел­лек­ту­аль­ной жизни и не нахо­дят своё выра­же­ние в форме той или иной обще­ствен­ной актив­но­сти. Так, напри­мер, нацист­ская атри­бу­тика или сим­во­лика может на закон­ных осно­ва­ниях хра­ниться в музеях. Однако, дея­тель­ность по про­па­ганде и пуб­лич­ному демон­стри­ро­ва­нию и такой сим­во­лики будет содер­жать при­знаки экстремизма.

Экс­тре­мизм могут осу­ществ­лять люди, кото­рые имеют самое раз­ное соци­аль­ное или иму­ще­ствен­ное поло­же­ние, наци­о­наль­ную и рели­ги­оз­ную при­над­леж­ность, про­фес­си­о­наль­ный и обра­зо­ва­тель­ный уро­вень, воз­раст­ную и поло­вую группы и так далее.

При этом, необ­хо­димо отли­чать экс­тре­мизм от дея­тель­но­сти оппо­зи­ци­он­ных поли­ти­че­ских пар­тий, пред­ста­ви­те­лей рели­гий и кон­фес­сий, наци­о­наль­ных и этни­че­ских сооб­ществ как тако­вых. Их неэкс­тре­мист­ская дея­тель­ность осу­ществ­ля­ется в любых преду­смот­рен­ных и непреду­смот­рен­ных зако­но­да­тель­ством фор­мах. Формы экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти точно опре­де­лены в зако­но­да­тель­стве, их пере­чень явля­ется исчер­пы­ва­ю­щим и не под­ле­жит рас­ши­ри­тель­ному толкованию.

В целях про­фи­лак­тики экс­тре­мизма в моло­дёж­ной среде сле­дует раз­ли­чать груп­пи­ровки экс­тре­мист­ской направ­лен­но­сти от нефор­маль­ных моло­дёж­ных объ­еди­не­ний. В нефор­маль­ных объ­еди­не­ниях отсут­ствует чет­кое член­ство и их при­нято рас­смат­ри­вать, как фор­ми­ро­ва­ния, объ­еди­ня­ю­щие в себе моло­дёжь по при­знаку суб­куль­туры (лат. sub – «под» + культура).

Суще­ству­ю­щие нефор­маль­ные под­рост­ково — моло­дёж­ные объ­еди­не­ния можно типо­ло­ги­зи­ро­вать на: гедо­нист­ско-раз­вле­ка­тель­ные («насла­жде­ние и раз­вле­че­ние»); спор­тив­но­со­рев­но­ва­тель­ные; профори­ен­та­ци­он­ные; эска­пист­ские («уход от мира»); мис­та­го­ги­че­ские («вво­дя­щие в тайну», свя­зан­ные с духов­ными поис­ками); ком­мер­ци­а­ли­зо­ван­ные (сфор­ми­ро­ван­ные для дости­же­ния при­были); суб­куль­туры соци­аль­ного вме­ша­тель­ства (все суб­куль­туры, ори­ен­ти­ро­ван­ные на улуч­ше­ние или изме­не­ние сло­жив­шейся обще­ствен­ной системы или ее эле­мен­тов); при­мы­ка­ю­щие к ним лидер­ско-мене­джер­ские; криминальноориентированные.

Экс­тре­мист­ские (ради­каль­ные) орга­ни­за­ции обычно декла­ри­руют, про­тив чего они борются, и какие закон­ные или неза­кон­ные методы они соби­ра­ются исполь­зо­вать. Так, напри­мер, груп­пи­ровки «скин­хе­дов» обра­зу­ются, в боль­шин­стве слу­чаев, из числа моло­дёжи, про­жи­ва­ю­щей в одном мик­ро­рай­оне либо обу­ча­ю­щейся в одном учеб­ном заве­де­нии. «Нефор­маль­ные» лидеры, име­ю­щие пер­во­на­чально хули­ган­ские мотивы совер­ше­ния про­ти­во­прав­ных дей­ствий в отно­ше­нии ино­стран­ных граж­дан, объ­еди­няют вокруг себя моло­дёжь, впо­след­ствии, про­па­ган­ди­руя идео­ло­гию ради­каль­ных струк­тур, под­стре­кают лиц, не име­ю­щих устой­чи­вого миро­воз­зре­ния к совер­ше­нию пре­ступ­ле­ний на наци­о­наль­ной почве и расо­вой вражде. При этом сле­дует отме­тить, что в груп­пи­ровки скин­хе­дов попа­дает в основ­ном моло­дёжь, не заня­тая какой-либо обще­ственно-полез­ной дея­тель­но­стью, не посе­ща­ю­щая спор­тив­ные сек­ции, клубы, иные заве­де­ния допол­ни­тель­ного обра­зо­ва­ния. Мар­ги­наль­ные семьи в этой среде ред­кость. Как пра­вило, это дети, финан­сово обес­пе­чен­ные, но огра­ни­чены в обще­нии с роди­те­лями в связи с их посто­ян­ной занятостью.

Спе­ци­а­ли­сты отме­чают, что наи­бо­лее уяз­ви­мой сре­дой для про­ник­но­ве­ния идей экс­тре­мизма явля­ются уча­щи­еся школ с ещё не сфор­ми­ро­вав­шейся и легко под­да­ю­щейся вли­я­нию пси­хи­кой. После окон­ча­ния школы под­ростки посту­пают в ВУЗы, кол­ле­джи и попа­дают под вли­я­ние раз­лич­ных поли­ти­че­ских струк­тур, рабо­та­ю­щих на края.

Основ­ная про­фи­лак­ти­че­ская задача – выявить и пре­ду­пре­дить совер­ше­ние пре­ступ­ле­ний экс­тре­мист­ского харак­тера со сто­роны школьников.

В боль­шин­стве своем школь­ники отри­ца­тельно отно­сятся к таким явле­ниям как экс­тре­мизм и тер­ро­ризм. В основе такого отно­ше­ния – оттор­же­ние жесто­ко­сти, пони­ма­ние недо­пу­сти­мо­сти втор­же­ния в лич­ную жизнь чело­века. Школь­ники пред­по­чи­тают «циви­ли­зо­ван­ные» спо­собы вза­и­мо­дей­ствия с вла­стью. Чтобы защи­тить свои инте­ресы, они будут обра­щаться в СМИ (больше поло­вины отве­тив­ших), суды и пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции (каж­дый тре­тий). Каж­дый пятый при­знает воз­мож­ность соб­ствен­ного уча­стия в заба­стов­ках и митин­гах. При этом, несмотря на отри­ца­тель­ное отно­ше­ние к таким явле­ниям как экс­тре­мизм и тер­ро­ризм, изу­че­ние цен­ност­ных ори­ен­та­ций пока­зы­вает, что такое отно­ше­ние не явля­ется устой­чи­вым. Цен­ност­ные ори­ен­та­ции сту­ден­тов «допус­кают» сило­вые методы вли­я­ния. Боль­шая часть опро­шен­ных сту­ден­тов склонна вину за неудачи при­зна­вать не за собой, а за госу­дар­ством, рабо­то­да­те­лем, внеш­ними обсто­я­тель­ствами и пр. Невоз­мож­ность реа­ли­за­ции своих пла­нов ста­но­вится суще­ствен­ной базой для соци­аль­ной неудо­вле­тво­рен­но­сти и, как след­ствие, осно­вой для экс­тре­мист­ских настро­е­ний и действий.

Иссле­до­ва­ние фик­си­рует, что школь­ники в боль­шин­стве своем высту­пают про­тив наци­о­на­лизма. Однако довольно часто им при­хо­дится стал­ки­ваться с нега­тив­ным отно­ше­нием к мигран­там: поло­вине мно­гим при­хо­ди­лось быть сви­де­те­лем этни­че­ской нетер­пи­мо­сти по отно­ше­нию к пред­ста­ви­те­лям неко­рен­ных наци­о­наль­но­стей. Только каж­дый чет­вер­тый из опро­шен­ных школь­ни­ков ста­нет засту­паться за чело­века, кото­рого оскорб­ляют по при­чине наци­о­наль­ной и рели­ги­оз­ной при­над­леж­но­сти. Стоит отме­тить, что толе­рант­ность моло­дёжи по отно­ше­нию к рели­ги­оз­ным груп­пам гораздо выше, нежели наци­о­наль­ным. Это может объ­яс­няться срав­ни­тельно низ­кой, прежде всего, инсти­ту­ци­о­наль­ной, вклю­чен­но­стью моло­дёжи в рели­ги­оз­ную жизнь, и, напро­тив, частыми повсе­днев­ными кон­так­тами с мигран­тами. На взгляд группы иссле­до­ва­те­лей, невы­со­кая толе­рант­ность по отно­ше­нию к мигран­там явля­ется серьез­ным фак­то­ром риска раз­ви­тия экс­тре­мист­ских настроений.

Подоб­ная пас­сив­ность, как отме­чено в иссле­до­ва­нии, и без­раз­ли­чие к защите соб­ствен­ных инте­ре­сов в соче­та­нии с жиз­нен­ным кри­зи­сом и при нали­чии лидера, кото­рый будет про­па­ган­ди­ро­вать экс­тре­мизм, может высту­пить реша­ю­щим фак­то­ром для вступ­ле­ния моло­дёжи в груп­пи­ровки экс­тре­мист­ского толка.

Таким обра­зом, основ­ная задача госу­дар­ствен­ных орга­нов, орга­нов мест­ного само­управ­ле­ния, всех здо­ро­вых сил в обще­стве – обес­пе­чить именно про­фи­лак­тику экс­тре­мизма, чтобы исклю­чить или мини­ми­зи­ро­вать саму воз­мож­ность воз­ник­но­ве­ния и раз­ви­тия экс­тре­мизма в моло­дёж­ной среде.

Меры профилактики экстремизма в молодёжной среде

В соот­вет­ствии со ст. 2 Феде­раль­ного закона от 25.07.2002 г. № 114-ФЗ «О про­ти­во­дей­ствии экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти» про­ти­во­дей­ствие (т.е. пре­се­че­ние и про­фи­лак­тика) экс­тре­мист­ской дея­тель­но­сти осно­вы­ва­ется на сле­ду­ю­щих принципах:

  1. при­зна­ние, соблю­де­ние и защита прав и сво­бод чело­века и граж­да­нина, а равно закон­ных инте­ре­сов организаций;
  2. закон­ность;
  3. глас­ность;
  4. при­о­ри­тет обес­пе­че­ния без­опас­но­сти Рос­сий­ской Федерации;
  5. при­о­ри­тет мер, направ­лен­ных на пре­ду­пре­жде­ние экс­тре­мист­ской деятельности;
  6. сотруд­ни­че­ство госу­дар­ства с обще­ствен­ными и рели­ги­оз­ными объ­еди­не­ни­ями, иными орга­ни­за­ци­ями, граж­да­нами в про­ти­во­дей­ствии экс­тре­мист­ской деятельности;
  7. неот­вра­ти­мость нака­за­ния за осу­ществ­ле­ние экс­тре­мист­ской деятельности.

Эти основ­ные прин­ципы явля­ются опре­де­ля­ю­щими при выборе средств и мето­дов реа­ги­ро­ва­ния на факты и обсто­я­тель­ства, име­ю­щие при­знаки экстремизма.

Наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ными фор­мами реа­ли­за­ции меро­при­я­тий по про­фи­лак­тике экс­тре­мизма в обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ниях являются:

  • орга­ни­за­ция работы мето­ди­че­ских объ­еди­не­ний по вопро­сам фор­ми­ро­ва­ния толерантности;
  • внед­ре­ние спе­ци­аль­ных кур­сов, а также эле­мен­тов про­грамм в общих кур­сах пред­ме­тов для педа­го­гов с целью вос­пи­та­ния толе­рант­но­сти учащихся;
  • раз­ра­ботка памятки для роди­те­лей уча­щихся с разъ­яс­не­нием юри­стов, пси­хо­ло­гов, соци­аль­ных педа­го­гов, сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных органов;
  • орга­ни­за­ция и про­ве­де­ние смотра-кон­курса про­грамм и мето­ди­че­ских раз­ра­бо­ток в обра­зо­ва­тель­ном учре­жде­нии по про­фи­лак­тике про­ти­во­прав­ного пове­де­ния детей и подростков;
  • орга­ни­за­ция недели пра­во­вых знаний;
  • созда­ние в обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ниях сове­тов старшеклассников.
  • созда­ние в обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ниях обще­ствен­ных фор­ми­ро­ва­ний пра­во­охра­ни­тель­ной направ­лен­но­сти из числа уча­щихся школ 8–11 классов.

Реа­ли­за­ция про­грамм по граж­дан­ско-пат­ри­о­ти­че­скому вос­пи­та­нию, физи­че­скому раз­ви­тию, фор­ми­ро­ва­нию здо­ро­вого образа жизни детей и моло­дежи. На основе ана­лиза резуль­та­тов военно-пат­ри­о­ти­че­ской работы можно выде­лить несколько направ­ле­ний, кото­рые в наи­боль­шей сте­пени вли­яют на фор­ми­ро­ва­ние толе­рант­ного созна­ния моло­дежи, про­фи­лак­тику экс­тре­мизма и ксенофобии.

Среди них:

      • орга­ни­за­ция работы с вете­ра­нами Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны и воен­ной службы (вете­ра­нами локаль­ных войн). Под такой рабо­той под­ра­зу­ме­ва­ется орга­ни­за­ция встреч с вете­ра­нами Воору­жен­ных Сил, участ­ни­ками Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, запись их вос­по­ми­на­ний, сбор доку­мен­тов и релик­вий о муже­стве и геро­изме защит­ни­ков нашей Родины, тру­же­ни­ках тыла, о бое­вом пути воин­ских частей и соеди­не­ний, уточ­не­ние судьбы воен­но­слу­жа­щих 1941 – 1945 гг., пере­дача их в обще­ствен­ные и госу­дар­ствен­ные музеи, в госу­дар­ствен­ные архивы Сверд­лов­ской обла­сти. Ока­за­ние адрес­ной помощи (по заяв­кам) инва­ли­дам войны и труда, семьям погиб­ших вои­нов (тиму­ров­ская работа). Актив­ное уча­стие моло­дежи и вете­ра­нов в Месяч­нике защит­ни­ков Оте­че­ства, дека­дах и неде­лях бое­вой славы, геро­ико-пат­ри­о­ти­че­ских акциях, спо­соб­ство­ва­ние пуб­ли­ка­ции в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции рас­ска­зов о вете­ра­нах фронта и тыла, войн и воен­ных конфликтов;
      • орга­ни­за­ция празд­но­ва­ния (годов­щин) Дня Победы. За десятки лет сло­жи­лась система меро­при­я­тий, тра­ди­ци­онно про­во­ди­мых как на уровне муни­ци­паль­ных обра­зо­ва­ний через систему учре­жде­ний орга­нов по делам моло­дежи, моло­деж­ными и дет­скими обще­ствен­ными объ­еди­не­ни­ями, так и на област­ном. К числу таких меро­при­я­тий отно­сятся про­ве­де­ние акций «Геор­ги­ев­ская лен­точка» под деви­зом «Я помню! Я гор­жусь!», «Пом­ним, гор­димся, насле­дуем!», бла­го­устрой­ство мемо­ри­а­лов, памят­ни­ков, воин­ских захо­ро­не­ний, обе­лис­ков и памят­ных зна­ков, про­ве­де­ние митин­гов, тор­же­ственно-тра­ур­ных цере­мо­ний поми­но­ве­ния, воз­ло­же­ния вен­ков и цве­тов к мемо­ри­а­лам и памят­ни­кам, тема­ти­че­ских встреч вете­ра­нов и моло­дежи, орга­ни­за­ция празд­нич­ных кон­цер­тов для ветеранов;
      • орга­ни­за­ция под­го­товки моло­дежи к воен­ной службе: работа обо­ронно-спор­тив­ных оздо­ро­ви­тель­ных лаге­рей и военно-пат­ри­о­ти­че­ских клу­бов, про­ве­де­ние вое­ни­зи­ро­ван­ных эста­фет, военно-спор­тив­ных игр, сорев­но­ва­ний по пуле­вой стрельбе и так далее.

    В работе по пат­ри­о­ти­че­скому вос­пи­та­нию сле­дует больше вни­ма­ния уде­лять про­фес­си­о­нально-дея­тель­ност­ному и соци­о­куль­тур­ному направ­ле­ниям. Такую работу могут про­во­дить кра­е­вед­че­ские музеи, кружки худо­же­ствен­ного твор­че­ства. Любовь к род­ному краю, его куль­туре и обы­чаям, инте­рес к народ­ным тра­ди­циям, фор­ми­руют основы пат­ри­о­тич­ного отно­ше­ния к своей малой Родине и стране в целом.

Про­ве­де­ние меро­при­я­тий по под­держке наци­о­наль­ных куль­тур. В боль­шин­стве муни­ци­паль­ных обра­зо­ва­ний такие меро­при­я­тия тра­ди­ци­онны, осу­ществ­ля­ются с серьез­ной под­го­тов­кой. Наи­бо­лее ярко зна­чи­мость этих меро­при­я­тий ощу­ща­ется в муни­ци­паль­ных обра­зо­ва­ниях, рас­по­ло­жен­ных в рай­о­нах, гра­ни­ча­щих с дру­гими рес­пуб­ли­ками, а также там, где тра­ди­ци­онно про­жи­вают раз­лич­ные наци­о­нально-куль­тур­ные группы. Под­держка наци­о­нально-куль­тур­ных тра­ди­ций в муни­ци­паль­ном обра­зо­ва­нии предот­вра­щает раз­ви­тие пита­тель­ной почвы для про­яв­ле­ния экс­тре­мизма на наци­о­наль­ной основе.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки