Готовим ребенка к школе

Готовим ребенка к школе

(3 голоса5.0 из 5)

Беседа с пси­хо­ло­гом Т.Г. Кле­щу­но­вой на радио «Град Петров».

Умствен­ные спо­соб­но­сти и спо­соб­но­сти к обще­нию – это раз­ные сто­роны пси­хики, и они не все­гда сов­па­дают. Лидер в школь­ном классе – вовсе не обя­за­тельно отлич­ник, но он лучше отлич­ника пони­мает това­ри­щей и умеет быть поня­тым. У него меньше спо­соб­но­стей к мате­ма­тике или химии, но больше спо­соб­но­стей к обще­нию. Самый пре­крас­ный писа­тель или уче­ный может быть без­дар­ным педа­го­гом (С. Соло­вей­чик. «Резервы дет­ского «Я»).

Жур­на­лист: Каж­дый год в пер­вый раз пере­сту­пают школь­ный порог сотни детей. Этот день явля­ется очень желан­ным как для детей, так и для роди­те­лей. Ребе­нок чув­ствует себя повзрос­лев­шим, более само­сто­я­тель­ным, зна­чит — более ува­жа­е­мым. Роди­тели ожи­дают от школы свои радо­сти, свя­зы­вают с ней какие-то надежды на успехи ребенка. Но есть и вол­не­ния. Прежде всего, это вол­не­ния о готов­но­сти ребенка к школе. Тамара Гри­го­рьевна любезно согла­си­лась пого­во­рить о школь­ных про­бле­мах. Мой пер­вый вопрос: что озна­чает на деле готов­ность ребенка к школе?

Т.Г. Кле­щу­нова: Готов­ность бывает двух видов: пси­хо­ло­ги­че­ская и физио­ло­ги­че­ская. Пси­хо­ло­ги­че­ская, в свою оче­редь, делится на лич­ност­ную, интел­лек­ту­аль­ную и волевую.

Часто мы обра­щаем вни­ма­ние именно на интел­лек­ту­аль­ную готов­ность. Порой и учи­теля при­дают зна­че­ние именно этому моменту. Что каса­ется лич­ност­ной готов­но­сти, она пред­по­ла­гает нали­чие жела­ния ребенка идти в школу, он дол­жен этого хотеть. Это зна­чит, что никто не отра­вил его жела­ния, никто ему не вну­шал: «Вот пой­дешь в школу, там три шкуры будут с тебя драть», и он страстно не хочет туда идти.

Ребе­нок дол­жен хотеть учиться. И боль­шин­ство детей хочет учиться. Но про­хо­дят пер­вые дни, месяцы и вдруг обна­ру­жи­ва­ется, что не все полу­ча­ется так, как хоте­лось бы. И роди­тели разо­ча­ро­ваны, и сам ребе­нок не хочет идти в школу. В чем же тут дело? Вот об этом и пой­дет сего­дня разговор.

К сожа­ле­нию, мно­гие ребя­тишки свой про­цесс физи­че­ского и пси­хо­ло­ги­че­ского раз­ви­тия не успе­вают пройти к семи годам. У них про­цесс мие­ли­не­за­ции нерв­ных воло­кон, из-за каких-то сбоев во время бере­мен­но­сти, во время родов, во время его взра­щи­ва­ния до года, в какой-то сте­пени изме­нился, то есть, он нару­шился, имеет какие-то недо­статки. Может быть, повто­ряю, дает о себе знать родо­вая травма.

Дело в том, что все нерв­ные волокна, когда рож­да­ется ребе­нок, как бы ого­лены. Посте­пенно они начи­нают обво­ла­ки­ваться орга­ни­че­ским веще­ством мие­ли­ном. Если все идет, как пола­га­ется, к семи годам у ребенка все в порядке в интел­лек­ту­аль­ном плане, он готов к обу­че­нию. Но у мно­гих детей этого не происходит.

Мини­маль­ная моз­го­вая дис­функ­ция (ММД), кото­рая может быть не заме­чена и вра­чами, и нев­ро­па­то­ло­гами, наблю­дав­шими его до года, даст о себе знать лишь в школе, когда на ребенка ложится очень боль­шая нагрузка. Вдруг мы видим, что он не справ­ля­ется с зада­ни­ями, кото­рые нужно делать, не может слу­шать учи­те­лей, как это делают дру­гие дети, не может сидеть спо­койно на уроках.

Край­ние вари­анты про­яв­ле­ния ММД: гипе­р­ак­тив­ные дети и асте­нич­ные дети (те, кото­рые на пят­на­дца­той минуте урока засы­пают). Гипе­р­ак­тив­ные без конца кру­тятся, могут вста­вать, выхо­дить из класса, бегать по классу. Ему уси­деть очень сложно в тече­ние пят­на­дцати минут. Это и раньше роди­тели заме­чали, но в саду это не мешало, да и нагрузки не было. А в школе это про­яв­ля­ется явно.

Ребя­ти­шек с мини­маль­ной моз­го­вой дис­функ­цией по ста­ти­стике в Санкт-Петер­бурге — до 40%, в Ниж­нем Нов­го­роде — до 60%, а в таких небла­го­по­луч­ных рай­о­нах, как Кириши, Чере­по­вец – до 80%. Самый край­ний вари­ант этого про­яв­ле­ния встре­ча­ется в 9–12% слу­чаев. Такие дети еще не спо­собны взять на себя ту нагрузку, кото­рая пола­га­ется. А роди­тели тре­буют от них, потому что этого тре­бует учи­тель. В конеч­ном итоге, неже­ла­ние учиться и пове­ден­че­ские откло­не­ния особо явно дают резуль­тат в классе 4‑м или 5‑м.

Ж.: Вы ска­зали, что гипе­р­ак­ти­ность или асте­нию у детей врачи ино­гда не могут определить.

Т.Г. Кле­щу­нова: Как раз гипе­р­ак­тив­ность они могут опре­де­лить, так как это – край­ний вари­ант мини­маль­ной моз­го­вой дис­функ­ции. Но есть более стер­тые формы. Пого­во­рим о них.

Ж.: Да, что делать роди­те­лям, если они заме­чают такие про­яв­ле­ния у сво­его ребенка до школы? Как это можно откорректировать?

Т.Г. Кле­щу­нова: Во-пер­вых, ника­ких тре­бо­ва­ний! Не гово­рить, чтобы он сидел спо­койно, смирно. Гипе­р­ак­тив­ность харак­те­ри­зу­ется, прежде всего, некон­тро­ли­ру­е­мой дви­га­тель­ной актив­но­стью. Мозг его актив­ность не контролирует.

Во-вто­рых, отме­ча­ется импуль­сив­ность в пове­де­нии, а в даль­ней­шем, что бывает очень часто, сни­жа­ется кон­цен­тра­ция вни­ма­ния. Мы к нему в пре­тен­зии: ты невни­ма­тель­ный, ты рас­се­ян­ный, а он и не может быть дру­гим; именно это и харак­терно для син­дрома гипе­р­ак­тив­но­сти. Чтобы все при­шло в норму, нужно время, соот­вет­ству­ю­щее пове­де­ние роди­те­лей и учителей.

Каким обра­зом посту­пать здесь роди­те­лям? Они заме­чают неко­то­рые слож­но­сти у своих детей и дома, и в саду. И спят эти детки плохо, их тяжело уло­жить спать, иной раз они засы­пают к часу ночи, а утром про­сы­па­ются, как жаво­ронки. Ребе­нок не высы­па­ется, и его мозг, есте­ственно, утом­лен и дает эффект еще боль­шей некон­тро­ли­ру­е­мо­сти в дви­га­тель­ной активности.

Пере­утом­ле­ние вызы­вает само по себе еще и агрес­сию. Всплески гнева бывают настолько высоки, что роди­те­лей это пугает, и они ведут ребенка не про­сто к нев­ро­па­то­логу, а к психиатру.

Пер­вая необ­хо­ди­мость – отре­гу­ли­ро­вать ноч­ной сон. Здесь, пер­вым делом, помо­гут народ­ные сред­ства. Менее под­хо­дят меди­цин­ские пре­па­раты, сно­твор­ные, потому что на этого ребенка любое сно­твор­ное может подей­ство­вать так, что он может еще более возбудиться.

У Г.Гарбузова раз­ра­бо­тана целая система, как давать этим дет­кам отвары; перед сном – нож­ные ванны в мор­ской воде (6 сто­ло­вых ложек на 3 литра воды, тем­пе­ра­тура – 42 гра­дуса). Далее, за два часа до сна – ника­ких игр со сверст­ни­ками, ника­ких азарт­ных игр. Только спо­кой­ная обста­новка. Если маме надо вече­ром еще много дел пере­де­лать, укла­ды­вать ребенка дол­жен кто-то дру­гой, нахо­дя­щийся в спо­кой­ном состо­я­нии. Это наше мате­рин­ское «спи сей­час же!» может его настолько воз­бу­дить, что он не заснет до полуночи.

Хорошо, если ему кто-то спо­койно ска­зочку почи­тает, может, и вздрем­нет рядом с ним или – мяг­кую игру­шечку ему в постель, дать посмот­реть не страш­ные кни­жечки. Вот он посте­пенно и заснет. Более того, у ребенка дол­жен быть свой уго­лок, где исклю­ча­ются яркие орна­менты на стенке, под­би­ра­ются свет и гар­дины спо­кой­ных, не воз­буж­да­ю­щих цветов.

Еще до школы ребе­нок дол­жен быть при­учен не зава­ли­вать свой стол слиш­ком боль­шим коли­че­ством книг, раз­ных посо­бий и т.д. Если он рисует – ему нужен только аль­бом и 2–3 каран­даша или фло­ма­стера. Не надо давать все сразу! Покра­сил этими – дать сле­ду­ю­щие краски. Когда он чем-то зани­ма­ется, дать ему вна­чале 10 мин., потом – 15, самое луч­шее ‑20 мин.

К школе его надо посте­пенно-посте­пенно при­учать к тому, чтобы он сидел и чем-то одним с удо­воль­ствием зани­мался. Я делаю уда­ре­ние на слове «с удо­воль­ствием», потому что только тогда он будет успешно дви­гаться в позна­ва­тель­ном плане. И очень боль­шое зна­че­ние имеет факт, чтобы ребе­нок вста­вал из-за стола как бы «голод­ным», есте­ственно, в интел­лек­ту­аль­ном плане. Ему еще хочется зани­маться, но мы видим пред­вест­ники пере­утом­ле­ния и пре­кра­щаем занятие.

Все время надо созда­вать такие усло­вия, чтобы ему нра­ви­лось зани­маться. Зна­чит, парал­лельно не должно быть ника­ких окри­ков, ни в коем слу­чае не застав­лять. Если ребе­нок ходит в лого­пе­ди­че­ский сад, ему дома надо делать уроки. Роди­тели должны орга­ни­зо­вать выпол­не­ние зада­ний таким обра­зом, чтобы ему это нра­ви­лось делать, чтобы это имело форму игры.

На пер­вых порах, хорошо бы давать не только мораль­ный, но и мате­ри­аль­ный сти­мул: ты, мол, моло­дец, хорошо поси­дел, поза­ни­мался, спра­вился с делом. К школе надо вос­пи­тать такое каче­ство: уме­ние справ­ляться с делами, пусть и неин­те­рес­ными. Ведь в школе неин­те­рес­ных дел будет очень много. Для гипе­р­ак­тив­ных это осо­бенно важно.

Нельзя давать ника­ких обоб­щен­ных пору­че­ний, вроде: «Убери в ком­нате». Только поэтапно: убери тахту, убери на столе и т.д. Надо давать при этом сопро­вож­да­ю­щие инструк­ции, что за чем должно сле­до­вать. Опять же, все делать в форме игры. Валя­ются игрушки – гово­рить: давай вот этого уло­жим спать, этого еще как-то. Тогда ребе­нок выпол­няет работу не потому, что его застав­ляют, а потому, что он вклю­чен в нее с удовольствием.

Когда ребе­нок пой­дет в школу, и палочки в его тет­ради будут полу­чаться плохо, вот эта уста­новка — у тебя все будет хорошо – очень помо­жет. Да, у тебя пока не очень полу­чи­лось, но смотри, как вышла вот эта палочка, а вот этот крю­чок, а эта штри­ховка? Это очень даже хорошо! Важно обра­щать вни­ма­ние на пози­тив, даже если нам кажется, что этого нет. Мы должны найти, за что похва­лить: а зав­тра у тебя будет еще лучше. Этот пози­тив­ный путь – от боль­шего неуспеха к мень­шему неуспеху – дол­жен быть прой­ден ребен­ком, в осо­бен­но­сти, если он гиперактивен.

Такие дети не ушами слы­шат, не гла­зами видят, а, как пра­вило, как бы телом вос­при­ни­мают всю инфор­ма­цию. Когда от него потре­буют: «Сиди спо­койно!», он сядет спо­койно, но мозг его в это время зами­рает. То есть, может быть, не стоит очень заост­рять вни­ма­ние на том, что он все время дви­га­ется, осо­бенно дома. Надо помочь ему рабо­тать моз­гом с помо­щью погла­жи­ва­ний, лег­кого похло­пы­ва­ния, они любят эти прикосновения.

Это харак­терно для кине­сте­ти­ков – детей, вос­при­ни­ма­ю­щих инфор­ма­цию телом. Даже если у него ничего не полу­ча­ется, его надо, прежде всего, успо­ко­ить. В стар­шей или под­го­то­ви­тель­ной группе сада мы видим, что у него и мел­кая мото­рика не такая, как у дру­гих детей, и все равно его надо похва­лить. Как пра­вило, они при­хо­дят в школу с зани­жен­ной само­оцен­кой. Они же не дураки, они сами видят, что у соседа в саду все полу­ча­ется гораздо лучше, да и вос­пи­та­тель­ница, даже самая умная, мими­кой выдаст, что у него не все здо­рово выхо­дит. И он при­хо­дит в школу с уста­нов­кой: я хуже всех. И у него дей­стви­тельно полу­ча­ется все хуже всех. Потом, когда про­цесс мие­ли­не­за­ции закон­чится, у него интел­лект будет, что назы­ва­ется «зашка­ли­вать», а он будет все равно думать о себе плохо, и будет плохо учиться.

Поэтому под­дер­жи­вать его, гово­рить, что все полу­читься – вот задача роди­те­лей, кото­рую они должны видеть посто­янно. И, разу­ме­ется, если здесь нужна помощь врача, надо вос­поль­зо­ваться ею. Ино­гда врачи выпи­сы­вают таб­ле­точки; не думаю, что хоро­ший врач будет этим зло­упо­треб­лять. Ведь у гипе­р­ак­тив­ных могут быть и такие про­блемы: цифры или буквы они могут видеть в пере­вер­ну­том виде, это одно. А вто­рое – у них очень пло­хие отно­ше­ния со сверст­ни­ками, кото­рые их вытал­ки­вают из своей среды, потому что они не такие, как все: то пла­чут, то сме­ются, то могут вта­щить в какой-нибудь грех, за что можно «полу­чить» и от учи­тель­ницы, и от дру­гих взрос­лых. Про таких детей часто гово­рят: «Дурак какой-то». Тут уж таб­летки не помогут.

Поэтому один из важ­ных момен­тов для роди­те­лей – научить детей вза­и­мо­дей­ство­вать со сверст­ни­ками. Вообще, мы должны дер­жать под своим при­це­лом три ипо­стаси: на пер­вом месте – пси­хи­че­ское здо­ро­вье ребенка. Если ребе­нок рас­строен в эмо­ци­о­наль­ном плане, учиться он будет хуже, чем он мог бы. Пока­за­тель интел­лекта в такой ситу­а­ции, как гово­рят спе­ци­а­ли­сты, сни­жа­ется на восемь единиц.

Подоб­ные вещи могут про­ис­хо­дить и при соци­аль­ном дав­ле­нии. Что такое соци­аль­ное дав­ле­ние? Напри­мер, мама гово­рит: «Делай, как пола­га­ется! Что ты так плохо сидишь! Что у тебя рука так пишет плохо!» и т.д. Так что, от таких тре­бо­ва­ний ребе­нок ста­нет писать лучше? Думать лучше? Есте­ственно, нет. Идет раз­ба­лан­си­ровка, в том числе и нерв­ных про­цес­сов. И уж если ребе­нок в доме бес­ко­нечно осуж­даем, бес­ко­нечно его ругают, то о чем тогда говорить!

Если, напри­мер, мама раз­ве­лась в это время с папой, и непри­ят­но­стей, свя­зан­ных с раз­во­дом хоть отбав­ляй, то неужели роди­тели думают, что ребе­нок будет учиться хорошо? То есть, пси­хи­че­ское здо­ро­вье детей очень важно для начала учебы в школе. И мы, пси­хо­логи, прежде всего смот­рим, что пред­став­ляет собой само­оценка ребенка, тре­во­жен ли он. Очень мно­гие дети уже при­хо­дят в школу тре­вож­ными, еще не начав учебу.

Вто­рая ипо­стась – отно­ше­ние со сверст­ни­ками. Это настолько важно! Ведь школа – это не про­сто про­цесс обу­че­ния ребенка, но и про­цесс науче­ния вза­и­мо­дей­ствию с дру­гими людьми. И мно­гие ходят-то в школу из-за того, что там можно пообщаться.

Тре­тья ипо­стась – научить учиться. Здесь тоже три блока. Это — прием инфор­ма­ции (он может отка­зы­ваться при­ни­мать инфор­ма­цию, решив, что все равно у него ничего не полу­чится); это — пере­ра­ботка инфор­ма­ции (она зави­сит от раз­ви­тия памяти, вни­ма­ния и дру­гих позна­ва­тель­ных спо­соб­но­стей ребенка) и это — выдача инфор­ма­ции (ребе­нок может быть стес­ни­тель­ным и пока он соби­ра­ется отве­чать на вопрос, учи­тель­ница, от нехватки тер­пе­ния, уже спра­ши­вает дру­гого). Эта ипо­стась тесно свя­зана с двумя преды­ду­щими и бази­ру­ется на них, на это мы должны обра­тить осо­бое внимание.

Ж.: Из Ваших слов о гипе­р­ак­тив­ных детях я поняла, что роди­тели должны ста­раться создать для них спо­кой­ную обста­новку и хоро­шее настро­е­ние. А как вли­яет на этих детей теле­ви­зор или ком­пью­тер, зани­ма­ю­щие сей­час в домах такое важ­ное место?

Т.Г. Кле­щу­нова: Даже на нор­маль­ных дети­шек это все дей­ствует все-таки пере­воз­буж­да­юще. Чем еще чре­ват теле­ви­зор для детей в позна­ва­тель­ном плане? Под его воз­дей­ствием ребе­нок пере­стает активно позна­вать. Он пас­сивно при­ни­мает и при­ни­мает эту инфор­ма­цию, и, в конеч­ном итоге, он пере­стает сооб­ра­жать на том уровне, кото­рый ему соот­вет­ствует. Я бы вообще исклю­чила и ком­пью­тер и теле­ви­зор для детей. В моей роди­тель­ской прак­тике я с этим встре­ча­лась: стар­ший сын у меня был гипе­р­ак­тив­ным. Сей­час, кстати, он очень успеш­ный чело­век, учился он бле­стяще и закон­чил слож­ный инсти­тут. Но пер­вый его учеб­ный год про­хо­дил под фла­гом «зав­тра без матери не приходи».

Когда все при­шло в норму, то есть, когда у него закон­чился про­цесс мие­ли­не­за­ции, он стал учиться, и очень даже неплохо. И я в то время теле­ви­зор прак­ти­че­ски исклю­чала. Правда, это было давно, 40 лет назад; но, тем не менее, мы ста­ра­лись, чтобы теле­ви­зор зву­чал не более 20 минут в день. А ино­гда слу­ча­лось, зна­ете ли, «пере­го­рали пробки». Вся­кое ведь можно придумать.

Ж.: Как Вы дума­ете, не лучше ли таких гипе­р­ак­тив­ных детей отда­вать в школу позже?

Т.Г. Кле­щу­нова: Вообще за рубе­жом так и делают. С ними еще год зани­ма­ются дома, к этому вре­мени у них про­цесс мие­ли­не­за­ции закан­чи­ва­ется, и когда они при­хо­дят в школу, чув­ство соб­ствен­ного досто­ин­ства у них не стра­дает. Порой они ста­но­вятся даже лиде­рами. Но ведь у нас такой воз­мож­но­сти нет. Куда его девать, если мать рабо­тает? И кто с ним будет зани­маться? А с ним необ­хо­димо зани­маться; ста­вить ему умствен­ные задачи на том уровне, на каком он их может вос­при­ни­мать. Здесь, конечно же, нужна работа специалиста.

Дру­гое дело, что и в школе-то таких спе­ци­а­ли­стов нет, и, к сожа­ле­нию, такие ребя­тишки попа­дают в классы ком­пен­си­ру­ю­щего обу­че­ния, и там задержка пси­хи­че­ского раз­ви­тия идет очень успешно. Часто учи­теля не пони­мают, что раз­ви­тие таких детей надо вести быстро, в тече­ние пер­вых двух-трех лет, но вести в той плос­ко­сти, где они могут сооб­ра­жать. Не про­сто им «нава­ли­вать» всего побольше, а делать это от той точки, где они в состо­я­нии мыслить.

Осо­бенно важно это для детей с асте­ни­че­ским син­дро­мом. Сидит такой птен­чик на уроке, пят­на­дцать минут послу­шал учи­тель­ницу – головку на ручки, и уже засы­пает. Что вот с этим делать? А тут роди­те­лям нужно очень поста­раться, потому что лич­ность этого ребенка может ока­заться боль­ной, если с ним не зани­маться именно сей­час так, как это необходимо.

Образно говоря, его надо взять за ручку и вести по шпа­лам вслед за убе­га­ю­щим паро­во­зом – клас­сом. Посте­пенно, день изо дня, играя, осва­и­вать, осва­и­вать и осва­и­вать. Пере­рыва не делать даже на празд­ники. Играть надо, чтобы ребенка все это не уто­мило. В играх дети про­яв­ляют очень высо­кий уро­вень и сооб­ра­зи­тель­но­сти, и интел­лек­ту­аль­ных пара­мет­ров. Когда мы вдох­нов­ляем его на эти заня­тия, посте­пенно вклю­чая и учеб­ные моменты – штри­хо­вочку, обводку букв, игру в слова, ребе­нок посте­пенно вклю­ча­ется в необ­хо­ди­мый рабо­чий настрой.

На пер­вых порах у него будут и «двойки», и вся­кие непри­ят­но­сти. Ни в коем слу­чае не ругать его за это! Но надо настра­и­вать на борьбу: «Ничего, мы эту кон­троль­ную еще будем щел­кать, как орешки; я знаю, я в тебе уве­рена». Не давать ребенку даже повода поду­мать, что он неспо­соб­ный, что у него ничего не полу­чится! Но для этого сам роди­тель дол­жен все это знать и отда­вать ребенку то, что ему сей­час так необходимо.

Если у ребенка, напри­мер, неф­рит; что мы ему ска­жем – пусть уми­рает? Нет, конечно; мы всех вра­чей на колен­ках опол­зем, но будем его лечить. А здесь? Здесь лич­ность ребенка больна, ему нужно помочь. Вклю­читься в это – чрез­вы­чайно важно. Я очень реко­мен­дую тем роди­те­лям, у кото­рых такие слож­но­сти сей­час появ­ля­ются, почи­тать книгу Глена Домана «Дошколь­ное раз­ви­тие ребенка». Это уди­ви­тель­ный чело­век, врач, рабо­тав­ший в тече­ние сорока лет с умственно отста­лыми детьми; мно­гих из них он дово­дил до уровня ода­рен­но­сти. Он счи­тал: раз есть пора­жен­ные участки мозга, то опи­раться нужно не на них, а на здо­ро­вые участки, тогда и эти посте­пенно выровняются.

Мы все­гда должны пом­нить о резер­вах мозга, а они чрез­вы­чайно высоки. Напри­мер, он взялся за 3‑летнего маль­чика, кото­рый не дви­гался, не гово­рил, и врачи счи­тали, что он не смо­жет вообще стать пол­но­цен­ным чело­ве­ком; роди­те­лям пред­ло­жили сдать его в спе­ц­учре­жде­ние, где он жил бы рас­ти­тель­ной жиз­нью. За три года Глен Доман вывел этого маль­чика на уро­вень ода­рен­но­сти. Ребе­нок посту­пил в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ную школу, но это была школа для особо ода­рен­ных детей.

Сей­час у нас много книг этого автора, а я убе­ди­лась в дей­ствен­но­сти его мето­дик на соб­ствен­ном опыте. У моей внучки тоже были очень боль­шие про­блемы: она заго­во­рила только к трем годам, ходила в лого­пе­ди­че­ский сад. А читать ее я учила по книге Домана «Как научить ребенка читать». Она зачи­тала в 6 лет. Осо­бен­ность его спо­соба – надо вос­при­ни­мать слово цели­ком, а не по сло­гам. Его мне­ние, как и мне­ние мно­гих дру­гих спе­ци­а­ли­стов, такое: ребе­нок дол­жен уметь читать до школы, но не по сло­гам. Сей­час моей внучке еще нет 9 лет, а она читает про­сто «запоем»; уры­вает для чте­ния любую минутку; если утром у нее есть десять минут до выхода в школу, она сидит и читает, при­чем книги инте­рес­ные и довольно серьез­ные для ее возраста.

Ж.: Хочу с Вами согла­ситься, что от роди­те­лей и от бабу­шек-деду­шек зави­сит очень мно­гое. Мы не должны ни на кого рас­счи­ты­вать и пере­кла­ды­вать ответ­ствен­ность. Если мы ждем успе­хов от детей, мы должны не тре­бо­вать с них, а, прежде всего, вло­жить в них все, что от нас требуется.

Т.Г. Кле­щу­нова: Не то что вло­жить, а именно помочь им раз­ви­ваться. Помочь раз­ви­вать в ребенке именно ту дан­ность, кото­рая в нем есть. И, конечно, с любо­вью. Эта зона бли­жай­шего раз­ви­тия, когда взрос­лый помо­гает ребенку в чем-то. Эта зона и пред­по­ла­гает, что взрос­лый дол­жен пони­мать ту точку отсчета, где ребе­нок делает что-то с удо­воль­ствием. И от этой точки надо вести его, под­ни­мать его.

Ребе­нок дол­жен зани­маться с удо­воль­ствием, а это воз­можно только тогда, когда с удо­воль­ствием зани­ма­ется взрос­лый чело­век; когда ребе­нок встает из-за стола «голод­ным» — ему хочется еще, а ему гово­рят — не надо. Должна быть какая- то новизна, и самое глав­ное – не надо про­ве­рять потом ребенка, что он запом­нил. Давать, давать, давать – потом все ста­нет на свои места. А когда мы его про­ве­ряем, он боится оши­биться и мол­чит в сомне­нии: ска­зать — не ска­зать. Лучше не надо. Пусть сам ска­жет то, что он знает.

Ж.: Вер­немся к вопро­сам готов­но­сти ребенка к школе. Вы гово­рили, что ребе­нок дол­жен уметь читать еще до школы. Как Вы счи­та­ете, в каком воз­расте надо начи­нать такое обучение?

Т.Г. Кле­щу­нова: Глен Доман реко­мен­дует, как можно раньше. Он пред­ла­гает для этого исполь­зо­вать спе­ци­аль­ные кар­точки, в книге они есть. Вы обра­тили вни­ма­ние, что те дети, кото­рые читают с 3–4 лет, в школе, как пра­вило, учатся хорошо. Мы гово­рим: это ода­рен­ный ребе­нок. А может здесь не про­сто ода­рен­ность, а он стал тако­вым потому, что научился читать? Очень важно не застав­лять его читать. Как много горя мы ему тем самым при­чи­няем, ведь наше при­нуж­де­ние он вос­при­ни­мает как норму, и в конеч­ном итоге ему школа не достав­ляет удо­воль­ствия. А ведь в школе он про­во­дит пол­жизни: это и уроки, у кого-то еще и продленка.

Кстати, гипе­р­ак­тив­ным детям кате­го­ри­че­ски про­ти­во­по­ка­зана про­дленка. Пере­утом­ле­ние при этом обост­ря­ется. Вот у меня была такая мама, кото­рая гово­рила: «Я хоть от него отдохну, когда он на про­дленке». Можете себе пред­ста­вить, в каком состо­я­нии он при­хо­дил домой?

Ж.: Тамара Гри­го­рьевна, давайте теперь пого­во­рим о детях, у кото­рых отсут­ствуют такие ярко-выра­жен­ные откло­не­ния. Как Вы счи­та­ете, какими навы­ками дети должны вла­деть, когда они при­хо­дят в школу. На что роди­те­лям обра­тить внимание?

Т.Г. Кле­щу­нова: Воле­вая готов­ность, о кото­рой часто умал­чи­ва­ется, явля­ется пер­вым пока­за­те­лем того, что у ребенка в школе все будет полу­чаться. Надо учить уроки – он сядет и будет учить, у него не вызы­вает это осо­бой тре­воги. Что явля­ется пока­за­те­лем этой готов­но­сти? Напри­мер, в 6 лет ребе­нок дол­жен уметь накры­вать на стол, мыть руки без напо­ми­на­ния, уметь сдер­жи­вать жела­ние съесть кон­фету перед обе­дом при сво­бод­ном доступе к сла­до­стям, пусть даже этого никто не видит. Дол­жен уметь здо­ро­ваться, про­щаться, сидеть и зани­маться чем-то минут по 25.

Самое глав­ное, вот на что обра­тите вни­ма­ние: если ребе­нок задает вопрос, он ждет на него ответ или про­сто спро­сит и тут же забу­дет о своем вопросе? В этом есть пока­за­тель его спо­соб­но­сти к кон­цен­тра­ции при выслу­ши­ва­нии ответа.

Ж.: Это может гово­рить о том, что у ребенка не доста­точно раз­вито внимание?

Т.Г. Кле­щу­нова: Там не только вни­ма­ние. Это гово­рит о раз­бро­сан­но­сти, импуль­сив­но­сти ребенка. Это тоже пред­мет для раз­мыш­ле­ний. Во мно­гих садах сей­час дет­ские пси­хо­логи выве­сили анкету для роди­те­лей, кото­рая опре­де­ляет воле­вые навыки у ребенка дошколь­ного воз­раста, перед тем как идти в школу. Когда учите ребенка читать, не ставьте задачу зна­ния букв и сло­же­ния их в слоги. Если он читает слова цели­ком, ему легче будет их писать.

А самое глав­ное, посмот­рите, как чув­ствует себя ребе­нок в пси­хи­че­ском плане. Если он тре­во­жен, у него низ­кая само­оценка – зай­ми­тесь этим. Сей­час, к сча­стью, 4‑летнее началь­ное обу­че­ние, что явля­ется более щадя­щим режи­мом для ребят. Теперь то, что прежде про­хо­дили за пер­вый класс, изу­чают за два года. Но в любом слу­чае надо быть вни­ма­тель­ными: те дети, кото­рые имеют высо­кий интел­лек­ту­аль­ный потен­циал, не должны заску­чать. Ино­гда слу­ча­ется, что они начи­нают деградировать.

Если тре­бо­ва­ния в школе ниже воз­мож­но­стей ребенка, зани­май­тесь им сами. В моей роди­тель­ской прак­тике было так по отно­ше­нию к моим детям: они были очень талант­ли­вые, ода­рен­ные, им давали соот­вет­ству­ю­щие кар­точки учи­теля. Но в те годы это было нор­мой – детям давали кар­точки с зада­ни­ями, соот­вет­ству­ю­щими их уровню. Не было гим­на­зий, осо­бых школ, но на талант­ли­вых детей обра­щали внимание.

Ж.: Но сей­час на это рас­счи­ты­вать не все­гда при­хо­дится, поэтому роди­тели сами должны обра­тить вни­ма­ние на сво­его ребенка и зани­маться с ним, да?

Т.Г. Кле­щу­нова: Да, сей­час ведь много такой лите­ра­туры, спе­ци­аль­ных рабо­чих тет­ра­дей, где все учи­ты­ва­ется. Но самое глав­ное – чтобы ребе­нок хотел учиться, чтобы он был не «при­не­во­лен», а «при­охо­чен». Это – основа всех основ.

Ж.: Воле­вое начало в ребенке пред­по­ла­гает его спо­соб­ность управ­лять сво­ими эмоциями?

Т.Г. Кле­щу­нова: Зна­ете, не в такой сте­пени, в какой думают роди­тели. Не надо ставку делать на то, что млад­ший школь­ник дол­жен сооб­ра­жать, пони­мать. Не может он пони­мать; веду­щую роль испол­няет пра­вое полу­ша­рие даже у тех, кто потом будет рабо­тать в основ­ном левым полу­ша­рием. У детей рабо­тает чув­ствен­ная сфера. Если у ребенка есть неудо­воль­ствие в работе – там папа ругает, гово­рит, что ты без­дель­ник или еще что — у него и не появятся эти пози­тив­ных моменты в работе, и не будет ника­ких сиг­на­лов изнутри, что это надо сде­лать, потому что это – интересно.

Ж.: Какие еще навыки нужно раз­ви­вать в детях. Мы гово­рили о навыке чте­ния. А раз­ви­тие речи играет роль?

Т.Г. Кле­щу­нова: Конечно. Если ребе­нок ходит в сад, там с речью все в порядке. А если ребе­нок домаш­ний, роди­те­лям надо учить этому самим. Пусть читают книги. Есть книга «Как под­го­то­вить ребенка к школе». Ее соста­вили мно­гие спе­ци­а­ли­сты, и она дает то, что необ­хо­димо знать роди­те­лям. В двух сло­вах тут не ска­жешь, это отдель­ный разговор.

А еще я очень реко­мен­дую книгу Ясю­ко­вой Л.А. «Пси­хо­ло­ги­че­ская про­фи­лак­тика про­блем в обу­че­нии и раз­ви­тии школь­ни­ков». Там, в част­но­сти, есть и о пси­хо­ло­ги­че­ской готов­но­сти ребенка к школе, и о при­зна­ках мини­маль­ной моз­го­вой дис­функ­ции, и еще много всего инте­рес­ного. Заме­ча­тель­ная книга.

Ж.: И там роди­тели могут найти те кри­те­рии, кото­рые поз­во­лят опре­де­лить уро­вень раз­ви­тия ребенка?

Т.Г. Кле­щу­нова: Да, очень много.

Ж.: Вопрос с физио­ло­ги­че­ской точки зре­ния: мно­гие дети, посе­ща­ю­щие садик, спят днем. В школе такой воз­мож­но­сти нет. Их надо посте­пенно отучать от днев­ного сна?

Т.Г. Кле­щу­нова: Это все сло­жится само собой. Мно­гие из них настолько хорошо окрепли физи­че­ски за лето, что им уже и не нужен этот днев­ной сон. Но если ребе­нок, вер­нув­шись из школы, хочет поспать – пусть поспит. Застав­лять же не надо.

Ж.: Зна­чит, это — не про­блема. Закан­чи­вая раз­го­вор, я хотела бы под­ве­сти итог. Успехи обу­че­ния в школе во мно­гом зави­сят от того опыта, кото­рый стар­шие зало­жили в школь­ника. Важно не упус­кать вре­мени и давать ребенку необ­хо­ди­мые навыки, пред­став­ле­ния, нрав­ствен­ные устои, спо­соб­ству­ю­щие облег­че­нию его даль­ней­шей школь­ной жизни.

Мы должны пом­нить, что у детей не все и не сразу будет полу­чаться. От боль­ших наших ожи­да­ний могут быть силь­ные разо­ча­ро­ва­ния. Надо быть более тер­пи­мыми к детям, а тер­пе­ние зави­сит от сте­пени нашей любви к ним. Мы должны чер­пать силы в любви, без нее тер­пе­ние дается крайне тяжело. Хочу вспом­нить слова бла­жен­ного Авгу­стина «Кто не ужас­нулся бы при мысли о необ­хо­ди­мо­сти повто­рить свое дет­ство. Я пред­по­чел бы лучше умереть».

Нам кажется, что детям все должно легко даваться, но давайте вспом­ним себя в дет­ском воз­расте, в пере­лом­ные этапы нашей жизни. А ведь начало школы — это пере­лом­ный этап. Тогда нам легче ста­нет сдер­жи­вать себя в своих, как нам кажется, спра­вед­ли­вых негодованиях.

Источ­ник: http://www.grad-petrov.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки