Юлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребенком и помогать ему расти»

Юлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребенком и помогать ему расти»

(2 голоса5.0 из 5)

 

Что мы можем сде­лать для блага ребенка? Где про­хо­дят гра­ницы роди­тель­ского авто­ри­тета? В чем раз­ница между «вос­пи­ты­вать» и «помо­гать расти»?.. Сайт «Psychologies» опуб­ли­ко­вал интер­вью с док­то­ром пси­хо­ло­ги­че­ских наук Юлией Гиппенрейтер. 

На книги этого автора часто ссы­ла­ется  посто­ян­ный собе­сед­ник «Азбуки вос­пи­та­ния» иерей Никита Забо­лот­нов. Итак,  при­во­дим эту инте­рес­ную беседу.

– Что мы дей­стви­тельно можем сде­лать для блага сво­его ребенка?

– Луч­шим отве­том будет зри­тель­ный образ. Вспом­ните фреску Мике­лан­джело: Бог сотво­ряет Адама. Их руки вот-вот встре­тятся; мощ­ная, муску­ли­стая рука Бога устрем­ля­ется к про­тя­ну­той руке Адама. Взрос­лый – носи­тель зна­ний, муд­ро­сти, эти­че­ских прин­ци­пов. И он пере­дает все это сво­ему ребенку.

Creation of Adam Sistine Chapel - Юлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребенком и помогать ему расти»

 

– То есть воспитывает?

– Я бы заме­нила гла­гол: он слиш­ком часто ассо­ци­и­ру­ется с такими дей­стви­ями, как застав­лять, при­нуж­дать, тре­бо­вать, кон­тро­ли­ро­вать, про­ве­рять. Поэтому лучше ска­зать не «вос­пи­ты­вает», а «рас­тит». Помо­гает расти.

1537607455 3 - Юлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребенком и помогать ему расти»Чтобы когда-нибудь ребе­нок вырос и мог жить среди дру­гих людей, само­сто­я­тельно. И тогда взрос­лый дол­жен свою руку ото­дви­нуть. Потому что рука ребенка уже обрела соб­ствен­ную силу. Он инди­ви­дуум, личность.

И когда это про­изой­дет, роди­тель­ская мис­сия окон­чена. Тогда оста­ются только их лич­ные чув­ства друг к другу, их любовь, дружба между роди­те­лями и ребенком.

– Но бывает иначе: роди­тели про­дол­жают «вос­пи­ты­вать».

– Такое отно­ше­ние – это наси­лие над ребен­ком. И не только над теми, кто вырос, но и над малень­кими детьми. У каж­дого ребенка – свой про­цесс осмыс­ле­ния, свой темп раз­ви­тия, роста. Нам нельзя вме­ши­ваться в этот про­цесс, тем более вме­ши­ваться неак­ку­ратно. Это зна­чит нару­шать его!

Роди­тели должны быть помощ­ни­ками: это как с рас­те­нием – его нужно под­пи­ты­вать, защи­щать, а не тянуть за вер­хушку, не торопить.

– Но бывают еще и внеш­ние тре­бо­ва­ния: что ребе­нок дол­жен уметь к опре­де­лен­ному возрасту…

– Вели­кий мате­ма­тик Вла­ди­мир Арнольд вспо­ми­нал, как в конце пер­вого класса учи­тель­ница вызвала его мать и ска­зала: «Я вашего сына пере­ве­сти не могу, он до сих пор не выучил таб­лицу умно­же­ния, скла­ды­вает в уме числа, вме­сто того чтобы умно­жать». Но у него отец про­фес­сор, дед про­фес­сор – не может быть!

И вот что при­ду­мала тогда бабушка – сде­лала карты, напо­до­бие играль­ных, но с при­ме­рами: семью восемь или пятью три. А на дру­гой сто­роне – ответ. И они стали вме­сте играть: «Пятью шесть». – «Трид­цать», – гово­рит Володя. Откла­ды­вают кар­точку в одну сто­рону. А если непра­виль­ный ответ, то в дру­гую. И так с одной сто­роны стопка карт худела, а с дру­гой росла…

Актив­ное слу­ша­ние – спо­соб вести раз­го­вор, кото­рый поз­во­ляет пони­мать состо­я­ние, чув­ства и мысли ребенка. Так он быстро выучил всю таб­лицу умно­же­ния. Почему? Учи­тель­ница тре­бо­вала авто­ма­ти­че­ских отве­тов, а маль­чик вду­мы­вался, ему надо было понять. Она ему гро­зила нака­за­нием: не пере­веду. А бабушка пре­вра­тила обу­че­ние в игру и достигла нуж­ного резуль­тата, не при­нуж­дая ребенка, а сле­дуя за ним.

– Насколько сов­па­дают инте­ресы школы и родителей?

– Школа как орга­ни­за­ция не заин­те­ре­со­вана в раз­ви­тии твор­че­ского мыш­ле­ния и само­сто­я­тель­но­сти ребенка. Она постро­ена на спу­щен­ных сверху зада­ниях, про­грам­мах, мето­ди­ках. И тре­бует бес­пре­ко­слов­ного их выпол­не­ния. По сути, школа – это лабо­ра­то­рия по изго­тов­ле­нию без­воль­ных людей: школь­ник по опре­де­ле­нию под­не­во­лен. Он испол­ни­тель. Для твор­че­ства у него не оста­ется вре­мени, мысли. А воле­вая лич­ность рож­да­ется, только когда ребе­нок рас­тет в атмо­сфере сво­боды, ини­ци­а­тивы, любо­пыт­ства, поиска.

shkola - Юлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребенком и помогать ему расти»

– При­нято думать, что воле­вой чело­век как раз может себя заста­вить делать то, чего не хочет…

– Воля – это поня­тие, непри­ме­ни­мое к дей­ствию. Оно при­ме­нимо к лич­но­сти. Воля – это сво­бод­ная энер­гия, а воле­вая лич­ность – тот, у кого при­сут­ствует эта энер­гия и кто делает то, что ему интересно.

Физио­лог Пав­лов зар­плату забы­вал полу­чать, обе­дать забы­вал, так его увле­кали его иссле­до­ва­ния. Давайте такую волю у ребенка вос­пи­ты­вать, чтобы он хотел что-то делать и делал, чтобы у него было живое жела­ние и интерес.

А когда его застав­ляют, запу­ги­вают, как та учи­тель­ница, кото­рая гово­рит: «Не пере­веду», или «Все выучили, а ты почему такой глу­пый?» – в ребенка все­ляют страх и чув­ство непол­но­цен­но­сти. У него про­па­дает энер­гия, стрем­ле­ние что-то делать.

Ребенку необ­хо­димо хорошо отно­ситься к себе. И если «я учусь плохо, мама на меня сер­дится», то ему ста­но­вится очень плохо.

Поэтому роди­те­лям при­хо­дится сде­лать выбор: встать либо на сто­рону школы, либо на сто­рону ребенка. Вдох­нов­лять – вот задача взрос­лого. Если школа этого не делает, зна­чит, должны делать роди­тели – по край­ней мере, пер­вые шаги в этом направ­ле­нии. Осво­бо­дить ребенка от при­ну­ди­ловки, ска­зать ему: «Ты не должен».

– Но можно ли раз­ре­шить ребенку делать все, что он хочет?

– Прежде всего, необ­хо­димо учиться пони­мать, чего он дей­стви­тельно хочет и почему он этого хочет. Инте­рес­ное наблю­де­ние сде­лала одна мама.

Ей каза­лось, сын испы­ты­вает ее тер­пе­ние: он смот­рел много раз под­ряд мульт­фильм, кото­рый ей кате­го­ри­че­ски не нра­вился. А мать упре­кала его: «У тебя есть масса раз­ви­ва­ю­щих про­грамм, книг и игр, зай­мись чем-нибудь дру­гим, в конце кон­цов! Этот мульт­фильм больше смот­реть нельзя». После чего сле­до­вали слезы, исте­рики и обиды.

Но потом мать про­шла курс актив­ного слу­ша­ния и попро­бо­вала изме­нить так­тику. Актив­ное слу­ша­ние – спо­соб вести раз­го­вор, кото­рый поз­во­ляет пони­мать состо­я­ние, чув­ства и мысли ребенка. Основ­ные при­емы – повер­нуться лицом к ребенку, повто­рять то, что он ска­зал, назы­вать его чув­ства. В резуль­тате ребе­нок сам про­дви­га­ется в реше­нии своей про­блемы, а роди­тели ста­но­вятся спо­кой­нее, меньше раз­дра­жа­ются, лучше чув­ствуют настро­е­ния и жела­ния сына или дочери.

«Ты хочешь, чтобы я вклю­чила тебе этот мульт­фильм», – гово­рит она в утвер­ди­тель­ной форме. – «Да, хочу смот­реть именно этот мульт­фильм, потому что он мне очень нра­вится!» – «Тебе очень нра­вится именно этот мульт­фильм», – гово­рит она. «Да, очень!» – отве­чает маль­чик. Мать выдер­жи­вает паузу. «Но ты нико­гда не раз­ре­ша­ешь мне его смот­реть», – про­дол­жает мальчик.

Тогда мама гово­рит: «Ты сер­дишься из-за того, что мама не раз­ре­шает тебе смот­реть мульт­фильм, кото­рый тебе очень нра­вится». – «Да, мне этого так хочется!» И после паузы: «Я хочу смот­реть фильм с тобой, мама». Мы видим, что в ребенке идет какой-то свой, осо­бен­ный про­цесс. «Тебя не было дома целый день, и я очень соскучился».

Мама опять повто­ряет: «Ты очень соску­чился, мой малыш, и хочешь со мной смот­реть мульт­фильм». – «Да, очень хочу». Она обни­мает ребенка. Он бежит в свою ком­нату, при­но­сит… диск «Учимся читать» и пред­ла­гает посмот­реть его немного, а потом про­сто вме­сте почи­тать его люби­мую книгу. Что про­изо­шло? Мать услы­шала, нако­нец, что на самом деле ребе­нок хотел ласки и пони­ма­ния. Это пара­док­саль­ное пове­де­ние – рас­сер­дить, чтобы полу­чить вни­ма­ние, – очень типично для детей.

– Зна­чит, можно ино­гда раз­ре­шить не делать то, чего он не хочет?

– Конечно, не все­гда надо под­чи­няться жест­ким пра­ви­лам. Если, напри­мер, дочь про­сит: «Раз­реши мне не ходить в школу хотя бы сего­дня. Я больше не могу!» – почему бы не раз­ре­шить ей это, если вы будете уве­рены, что она в школе не отста­нет. Но ребенка важно под­стра­хо­вы­вать, защи­щать. Как только он начал хро­мать в каком-нибудь учеб­ном пред­мете, бейте тре­вогу. Нач­ните вытас­ки­вать его как можно раньше. Нужно опре­де­лить, в чем труд­ность, и выта­щить. Иначе дальше будет снеж­ный ком проблем.

ucheba - Юлия Гиппенрейтер: «Следовать за ребенком и помогать ему расти»

Потому что, когда не полу­ча­ется, начи­нает падать само­оценка, ухуд­ша­ется мне­ние о себе. Оно ведь меря­ется поступ­ками. Хорошо учусь – я моло­дец. Помо­гаю маме – я моло­дец. Ребенку необ­хо­димо хорошо отно­ситься к себе. И если этого нет, если «я учусь плохо, мама на меня сер­дится», то ему ста­но­вится очень плохо.

Но ребе­нок не может жить с пло­хим мне­нием о себе, у него вклю­ча­ется меха­низм само­спа­се­ния. Как собака целеб­ную траву, он ищет место, где полу­чит одоб­ре­ние, под­держку, при­зна­ние. Он ищет где-то авто­ри­тет­ное мне­ние, а от бан­дита оно исхо­дит или от батюшки – ему все равно.

И потому в воз­расте 11–13 лет может про­изойти рез­кое изме­не­ние цен­но­стей: дразню учи­тель­ницу – я моло­дец, не при­хожу домой, лазаю по опас­ным местам – я моло­дец, хули­ганю, ворую – моло­дец. У под­ростка снова высо­кая само­оценка – но теперь она изме­ря­ется по дру­гой шкале.

Неко­то­рые роди­тели испы­ты­вают страх: если их ребе­нок в чем-то не пре­успел, то их самих оце­нят как «пло­хого отца», «плохую мать».

Я сей­час пыта­юсь пред­ста­вить себе, как полу­ча­ются такие роди­тели. Это зна­чит, что им самим нико­гда не давали жить, сле­дуя соб­ствен­ным спон­тан­ным жела­ниям, их посто­янно оце­ни­вали. У них не было сво­его мне­ния, они не чув­ство­вали, что имеют право рас­пря­миться во весь рост и ска­зать свое слово. 

Я бы с такой мамой пого­во­рила о том, что она сама думает о своем ребенке, о том, как она его любит и чем ему помо­гает. И посо­ве­то­вала бы никого не слушать!

– Даже если это учитель?

– Бывают раз­ные вари­анты обще­ния, и надо искать подходящий.

Одна из участ­ниц моих семи­на­ров рас­ска­зы­вала, что ее вызвала учи­тель­ница и при­ня­лась ругать ее сына: он такой-сякой, он и пятое, и деся­тое. Но эта мама про­сто ска­зала: «Зна­ете, Нина Пет­ровна, я очень люблю сво­его маль­чика!» И Нина Пет­ровна умолкла.

Это один вари­ант ответа. Можно исполь­зо­вать и дру­гой, про­ти­во­по­лож­ный. «Спа­сибо, что вы мне это все ска­зали, я вижу ваше горя­чее жела­ние помочь моему ребенку выбраться из этой непри­ят­ной ситу­а­ции. Я буду делать то, что вы мне ска­зали». Потом прийти и ска­зать: «Вы навер­няка заме­тили улуч­ше­ние, и я тоже. Я уве­рена, это бла­го­даря вашим усилиям».

Учи­теля тоже люди. Их ино­гда важно успо­ко­ить и под­дер­жать. Дать понять, что цените их работу, ува­жа­ете ее. Но оценка вашего ребенка оста­ется в конеч­ном итоге все­гда за вами. Что бы вам ни гово­рили, вы все равно его любите. Школа – это на время. А ваши отно­ше­ния с ребен­ком – навсегда.

Сайт «Psychologies»

Фото из откры­тых источников

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки