Мифы в современном воспитании детей — Ирина Медведева

Мифы в современном воспитании детей — Ирина Медведева

(7 голосов3.9 из 5)

Мы сего­дня решили пого­во­рить о неко­то­рых мифах совре­мен­ного вос­пи­та­ния. Именно о неко­то­рых, потому что их очень много. И сразу хочу ска­зать, что слово «миф» не обя­за­тельно озна­чает что-то пло­хое. Мифы бывают охранительные.

Вот, напри­мер, когда малень­кому ребенку гово­рят, что его нашли в капу­сте, или что его купили в мага­зине, или что нико­гда ничего не слу­чится, нико­гда не будет ни войны, ничего страш­ного, — это охра­ни­тель­ные мифы, потому что, конечно же, его нашли не в капу­сте, и, конечно же, что-то в его жизни может слу­читься, и почти навер­няка слу­чится что-то страш­ное как со всеми людьми. Но в опре­де­лен­ном воз­расте, а именно в воз­расте мало­лет­нем необ­хо­димы такие охра­ни­тель­ные мифы.

Миф о сексуальном просвещении

Зачем ребенку знать как про­ис­хо­дит зача­тие? Вот сего­дня мно­гие счи­тают, что это якобы нужно. Вот это уже раз­ру­ши­тель­ный для пси­хики миф, что якобы детям нужно прямо с мало­лет­ства знать всю правду о жизни, в том числе и о том, как они появи­лись на свет. Вот это миф очень опас­ный. Тогда как только что я при­вела вам при­меры охра­ни­тель­ных, необ­хо­ди­мых для малень­кого ребенка мифов. Миф о том, что ребе­нок дол­жен знать всю правду о жизни, в том числе и о своем рож­де­нии, — это миф раз­ру­ши­тель­ный. Но тогда было при­нято гово­рить, в начале 90‑х, что ребе­нок дол­жен знать всю правду.

Неко­то­рые даже сове­то­вали вклю­чить в школь­ную про­грамму рас­сказы Вар­лама Шала­мова, его лагер­ные рас­сказы. В част­но­сти рас­сказы, где он повест­вует о том, как люди ели людей. Вот еще раз повто­ряю, что миф о том, что ребе­нок дол­жен знать всю правду о жизни, очень опа­сен. Если уж гово­рить о лагере, то сна­чала ребе­нок дол­жен узнать как люди, совер­шая нече­ло­ве­че­ские уси­лия, оста­ва­лись людьми. А вот когда он будет взрос­лый, когда его душа будет уже доста­точно проч­ная, он может узнать и о том, как неко­то­рые люди, НЕКОТОРЫЕ, я под­чер­ки­ваю, пере­ста­вали быть людьми. Вот тогда это будет ВСЯ правда, правда в объ­еме, понимаете?

Вот инте­ресно, что под «всей прав­дой» о жизни почему-то под­ра­зу­ме­вают вовсе не всю правду, а какую-то осо­бенно страш­ную, гад­кую сто­рону жизни.

Вот так же как совер­шенно не нужно знать в дет­стве правду о зача­тии. А зачем? Вот ска­жите, пожа­луй­ста, столько сто­ле­тий, а вер­нее ска­зать несколько тыся­че­ле­тий, столько, сколько живет чело­ве­че­ство (оно живет, если я не оши­а­юсь, 7.5 тыся­че­ле­тий от сотво­ре­ния мира), детям гово­рили что-то мифо­ло­ги­че­ское на тему о зача­тии и рож­де­нии. Все было нор­мально, чело­ве­че­ский род про­дол­жался. А вот сего­дня, когда решили почему-то малень­ким детям сооб­щать всю правду о дето­рож­де­нии, род чело­ве­че­ский пресекается.

Ну, а кто у нас враг рода чело­ве­че­ского? Кто хочет пре­се­че­ния рода чело­ве­че­ского? Его все знают. И вот люди, кото­рые уве­ряют нас, что ребе­нок дол­жен знать всю правду о своем зача­тии и рож­де­нии; правду, кото­рая была напи­сана в экс­пе­ри­мен­таль­ных учеб­ни­ках (они появи­лись 10 лет назад, когда наше Мини­стер­ство Обра­зо­ва­ния хотело внед­рить урок сек­су­аль­ного про­све­ще­ния), вот эта правда раз­ру­ши­тельна для пси­хики и нрав­ствен­но­сти ребенка. Ребенку не нужно это знать, осо­бенно когда речь идет об отце и матери.

Я скажу вам, что даже в под­рост­ко­вом воз­расте, когда дети недав­него про­шлого, те кто был детьми 20–30 лет назад, узна­вали эту правду из какой-то бро­шюры, из под­во­ротни, они нико­гда не делали пере­нос на своих роди­те­лей. Вот каза­лось, что под­ро­сток уже все знает на эту тему. Он знал все про всех осталь­ных людей, про всех кроме папы и мамы. Отец и мать – это такая свя­тыня для ребенка, что вот эту сто­рону из жизни он как бы вытес­няет из общего зна­ния о муж­чи­нах и женщинах.

seksprosvetpedofilia

И вот я помню, какой ужас я испы­тала, когда мне пока­зали 10 лет назад экс­пе­ри­мен­таль­ные про­граммы и учеб­ники секспро­све­тов­ские, и там на пер­вых стра­ни­цах, бук­вально в пер­вом классе детям должны были рас­ска­зы­вать про папу и маму именно. Не вообще про муж­чину и жен­щину, а про папу и маму. Вот миф о том, что дети должны знать об этом всю правду, что якобы это их потом охра­нит от СПИДа и дру­гих забо­ле­ва­ний, — это миф чудо­вищ­ный по своей разрушительности.

Во-пер­вых, никого еще это не охра­нило от дур­ных болез­ней. От дур­ных болез­ней хра­нит цело­муд­рие, цело­муд­рен­ная жизнь и больше ничего. Тогда как вот эти ран­ние зна­ния якобы для предот­вра­ще­ния забо­ле­ва­ния, они напро­тив рас­тор­ма­жи­вают раньше вре­мени сферу вле­че­ния. И глав­ное, они раз­ру­шают самое глав­ное для чело­века чув­ство – чув­ство интим­ного стыда. Раз­ру­ше­ние этого чув­ства вле­чет массу тра­ги­че­ских послед­ствий – мы это сей­час, к сожа­ле­нию, видим на при­мере под­рост­ков, на при­мере моло­дежи, и даже на при­мере малень­ких детей, роди­тели кото­рых, пове­рив в миф о необ­хо­ди­мо­сти ран­него сек­су­аль­ного про­све­ще­ния, из самых луч­ших побуж­де­ний стали своих детей про­све­щать: поку­пать вся­кие гад­кие книжки. К сожа­ле­нию, эти книжки лежат даже в мага­зине педа­го­ги­че­ской книги. Но нико­гда этих книг не покупайте.

Миф об уроках здоровья

Ну, еще один из мифов, кото­рый сего­дня бытует, — что детей обя­за­тельно надо про­све­щать по части здо­ро­вья. И даже в неко­то­рых шко­лах уроки валео­ло­гии про­во­дят. Ну, слово «валео­ло­гия» уже себя дис­кре­ди­ти­ро­вало, поэтому в неко­то­рых шко­лах слово «валео­ло­гия» заме­нено дру­гим назва­нием таких уро­ков: «урок здо­ро­вья», «урок здо­ро­вого образа жизни». Туда, к сожа­ле­нию, тоже вклю­чают све­де­ния по секспро­свету. Но даже, если бы этого и не было (с этим мы уже разо­бра­лись), все равно, я хочу ска­зать, что ребенку очень вредно давать раньше вре­мени какие-то све­де­ния, каса­ю­щи­еся здоровья.

А роди­тели бывают очень рады, если узнают, что в школе такой урок. Они думают: «Вот как хорошо! Нам ведь гово­рят, что сей­час все дети боль­ные, осо­бенно школь­ники. Вот здо­рово! Забес­платно они будут знать как стать здо­ро­выми. К вра­чам ходить не надо, деньги пла­тить не надо, и вообще суе­титься не надо на эту тему, дети все сами изу­чат на уроке».

Вот это очень опас­ный миф. Дело в том, что чем больше ребенку сооб­ща­ешь о том, как быть здо­ро­вым, как должны рабо­тать здо­ро­вые органы: сердце, печень, кишки, — тем больше веро­ят­но­сти, что он забо­леет каким-то из нев­ро­зов, кото­рые вхо­дят в группу пси­хо­со­ма­ти­че­ских нев­ро­зов. Есть такая боль­шая группа нев­ро­зов, они назы­ва­ются психосоматические.

Ну, зна­ете, в доре­во­лю­ци­он­ной меди­цине, и это пере­шло в совет­скую меди­цину, была такая гру­бо­ва­тая шутка: «Все болезни от нер­вов, и только сифи­лис от любви». Так вот дей­стви­тельно, очень мно­гие болезни про­ис­хо­дят от нер­вов. И чем больше чело­век фик­си­рует свое вни­ма­ние на здо­ро­вье, тем больше веро­ят­ность, что он заболеет.

Вот посмот­рите, что бывает на 3‑м курсе мед­ин­сти­тута. Туда при­хо­дят отнюдь не дети! Туда при­хо­дят уже юноши и девушки, т.е. люди, кон­чив­шие школу. Сле­до­ва­тельно, пред­мет нозо­ло­гии, кото­рый пре­по­дают на 3‑м курсе, уже пре­по­дают как мини­мум 20-лет­ним людям. А часто в меди­цин­ский инсти­тут идут не сразу после школы. Зна­чит, там люди бывают и 23‑х, и 25‑и, и 27‑и лет! И что же бывает, когда про­хо­дят этот пред­мет нозо­ло­гии? Так назы­ва­е­мые, болезни 3‑го курса. А что такое болезни 3‑го курса? Это, когда, про­ходя этот пред­мет нозо­ло­гии (а нозо­ло­гия – это наука о болез­нях), все сту­денты нахо­дят у себя все болезни.

Во-пер­вых, это моло­дые, но взрос­лые люди, а во-вто­рых, это люди осо­бого склада. Это люди, кото­рые решили стать меди­ками. Это люди, кото­рые не боятся ходить в ана­то­ми­че­ский театр, т.е. в морг. И даже они настолько мни­тельны, что в момент, когда они про­хо­дят этот пред­мет нозо­ло­гии, то нахо­дят у себя сразу все болезни, будучи как пра­вило совер­шенно здо­ро­выми, моло­дыми здо­ро­выми людьми. Что же гово­рить о детях 7‑и, 8‑и, 9‑и лет, кото­рым начи­нают рас­ска­зы­вать о том, как пра­вильно дол­жен рабо­тать орга­низм здо­ро­вого человека?

Осо­бенно маль­чи­кам это опасно, маль­чики гораздо мни­тель­нее, чем девочки. У маль­чи­ков, не в обиду будет ска­зано муж­чи­нам, кото­рые тут сидят, вообще пси­хика более хруп­кая. Дру­гое дело, что потом они науча­ются быть муже­ствен­ными, ведь это нор­маль­ные люди, и полу­чили нор­маль­ное вос­пи­та­ние. Они учатся быть защит­ни­ками сла­бых, защит­ни­ками своей семьи, защит­ни­ками Родины. Но изна­чально пси­хика у муж­чины очень тон­кая. И маль­чики потому очень мнительны.

anketa_po_samoocenke

Я помню как к нам с Татья­ной Львов­ной Шишо­вой при­вели на прием маль­чика, кото­рый посе­тил несколько, бук­вально несколько уро­ков здо­ро­вья. Он, честно говоря, вообще пере­стал ходить в школу. А почему он пере­стал ходить в школу? Да по своей стес­ни­тель­но­сти. Потому что на одном из этих уро­ков, чуть ли не на пер­вом или на вто­ром, я сей­час уже не помню, рети­вый педа­гог раз­дал анкеты ребя­там. Их надо было запол­нить. И там в част­но­сти был такой вопрос, кото­рый для нор­маль­ного стыд­ли­вого ребенка, ну, явля­ется трав­ми­ру­ю­щим. Он не хотел отве­чать на вопрос «как рабо­тает его желу­док». А если прийти в школу, надо эту анкету сдать запол­нен­ной. И он стал отка­зы­ваться ходить в школу.

Мама его при­вела и ска­зала: «Вы зна­ете!..» Мама уже все знала, видно, ей ска­зали какие-то уче­ные пси­хо­логи. «Вы зна­ете, у ребенка у моего тяже­лый школь­ный нев­роз!» Но когда я поняла в чем дело… Долго при­хо­ди­лось выяс­нять, маль­чик сты­дился и мне это ска­зать. Когда я поняла в чем дело, я ска­зала маме: «Поздрав­ляю вас, у вас нор­маль­ный ребе­нок! У него нор­мально раз­вито чув­ство стыд­ли­во­сти». Потому что то, что сего­дня про­ис­хо­дит, напри­мер, то, что гово­рится в рекла­мах каких-то новых лекарств, — это гру­бей­шее нару­ше­ние чув­ства стыда. Когда рекла­ми­ру­ются вся­кие сред­ства от про­ста­тита, от запо­ров и поно­сов, от пот­ли­во­сти ног – это гру­бей­шее нару­ше­ние стыда. И вот нор­маль­ные люди стра­дают от этого. Так что еще поэтому «уроки здо­ро­вья» — очень вредны.

Но вредны они и потому, что при­вле­кают вни­ма­ние к работе орга­низма. А вни­ма­ние ребенка не должно быть при­ко­вано к сво­ему орга­низму, если ребе­нок здо­ров. Вообще здо­ро­вьем ребенка должны зани­маться врачи и роди­тели, и больше никто. Осо­бенно сам ребе­нок не дол­жен в это лезть.

И вот сего­дня очень много такой пси­хо­со­ма­тики от тех реклам, о кото­рых я ска­зала, потому что не про­сто ведь рекла­ми­руют какое-то новей­шее дости­же­ние нашей фар­ма­ко­ло­гии… Обычно гово­рят, что раньше это было доступно только Кремлю, или что это воен­ная или кос­ми­че­ская раз­ра­ботка. До этого же рас­ска­зы­ва­ется о болезни, от кото­рой немед­ленно изле­чит новое лекар­ство, и ребе­нок все это слы­шит. Пере­чис­ля­ются симп­томы: тяже­лая голов­ная боль, серд­це­би­е­ние, боли в кишеч­нике, — в зави­си­мо­сти от того, от чего при­звано изле­чить это новей­шее сред­ство. И очень много пси­хо­со­ма­ти­че­ских забо­ле­ва­ний. Так что даже без уро­ков здо­ро­вья всего этого полно, поэтому ни в коем слу­чае не надо про­све­щать детей по поводу их здо­ро­вья. Поэтому еще раз хочу вам ска­зать, что повы­шен­ное вни­ма­ние к сво­ему здо­ро­вью, осо­бенно когда это вни­ма­ние тре­бу­ется от детей, вредно для здоровья.

Я вот еще хочу доба­вить, что есть такое пси­хи­ат­ри­че­ское забо­ле­ва­ния – ипо­хон­дрИя. Оно настолько часто среди нецер­ков­ных ста­ри­ков, что даже слово это вошло в быт, только с непра­виль­ным уда­ре­нием. Гово­рят в быту обычно ипо­хОн­дрия, а чело­века такого назы­вают ипо­хон­дрик – кото­рый инте­ре­су­ется лекар­ствами, болез­нями, изле­че­нием, читает целыми днями вся­кие газеты и жур­налы, посвя­щен­ные здо­ро­вью. Так вот, это совер­шенно неха­рак­терно все­гда было для детей. Сего­дня, когда такое уси­лен­ное вни­ма­ние к здо­ро­вью, ипо­хон­дрики встре­ча­ются даже среди детей.

Я уж не говорю о юно­ше­стве. Вы не пред­став­ля­ете себе сколько совер­шенно здо­ро­вые юноши и девушки, начи­тав­шись вся­ких глу­по­стей в глян­це­вых жур­на­лах, тра­тят вре­мени и денег на оздо­ров­ле­ние. Это очень выгодно, конечно, для тех, кто зани­ма­ется фар­ма­ко­ло­гией, кто дер­жит меди­цин­ские цен­тры част­ные, но для нас это очень вредно. Поэтому мы не будем своих детей посвя­щать в обла­сти здо­ро­вья. И сами будем инте­ре­со­ваться этой про­бле­мой мини­мально, потому что для нас, взрос­лых людей, это тоже очень вредно.

Осо­бенно вредно это людям, кото­рые вос­пи­таны в рус­ской куль­туре, в Рос­сии. А в Рос­сии куль­тура Пра­во­слав­ная, куль­тур­ная база Пра­во­слав­ная даже у тех людей, кото­рые далеки от церкви. Про­сто тут весь воз­дух такой. Так вот в Рос­сии все­гда при­нято было как можно раньше отвле­кать вни­ма­ние детей от всего, что свя­зано с орга­низ­мом. Это счи­та­лось неприличным.

Вот если вы помните, то в хоро­ших семьях даже ребенка учили громко не гово­рить о том, что он хочет на гор­шок. И нахо­дили для этого какие-то эвфе­мизмы, какие-то такие мяг­кие слова-замены (эвфе­мизм – это замена). И учили на ухо об этом гово­рить. И взрос­лым людям как-то непри­лично было рас­ска­зы­вать друг другу, осо­бенно за сто­лом, об опре­де­лен­ных отправ­ле­ниях организма.

Миф о давлении

Еще один совре­мен­ный, очень, с моей точки зре­ния, вред­ный миф – это миф о том, как нельзя давить на ребенка. Наверно, мно­гие из вас это слы­шали и про­дол­жают слы­шать. «Не дави на ребенка – это очень вредно!» И даже сам ребе­нок уже наби­ра­ется наг­ло­сти и гово­рит роди­те­лям: «Не давите на меня, вы на меня давите!»

Так вот, я хочу вам ска­зать, что миф о дав­ле­нии, кото­рый хочется назвать бре­дом (это миф похо­жий на бред, потому что теперь бре­дят этим дав­ле­нием, гово­рят: «Ни в коем слу­чае нельзя давить на детей. Смотри, а то поте­ря­ешь кон­такт с ребен­ком!»), — вот это вред­ней­ший миф.

Смот­рите, у нас и раньше гово­рили о дав­ле­нии, но когда речь шла о дав­ле­нии на пси­хику, то так и гово­рили: «Не дави мне на пси­хику», или «пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние», то есть добав­ляли или при­ла­га­тель­ное — «пси­хо­ло­ги­че­ское», или допол­не­ние – «на пси­хику», «не дави на пси­хику». А сего­дня как-то неза­метно убрали и при­ла­га­тель­ное, и допол­не­ние, теперь про­сто гово­рят: «не дави на меня», «не дави на ребенка».

А нам же хочется быть хоро­шими роди­те­лями, хоро­шими педа­го­гами и про­сто хоро­шими людьми. Когда мы слы­шим, что мы давим на пси­хику… Нет, про­сто давим; как раз не на пси­хику, а давим; у нас появ­ля­ется очень отри­ца­тель­ная ассо­ци­а­ция. Вот я вам при­вожу сей­час типич­ный при­мер мани­пу­ля­ции созна­нием. Мы сразу пред­став­ляем себе физи­че­ское дав­ле­ние, т.е. при­чи­не­ние боли. Что такое дав­ле­ние? Дав­ле­ние ассо­ци­а­тивно свя­зано с при­чи­не­нием боли. Когда нам гово­рят: «Ты давишь на ребенка», мы сразу гово­рим: «Нет-нет-нет, что ты, я не давлю».

А на самом-то деле, если разо­браться, что такое нор­маль­ное вос­пи­та­ние? Если отбро­сить всю эту непри­ят­ную ассо­ци­а­цию? Сплош­ное дав­ле­ние! Что такое отсут­ствие дав­ле­ния в вос­пи­та­нии? Это пол­ное отсут­ствие вос­пи­та­ния. Потому что когда мы ребенку запре­щаем дур­ное, в общем-то, мы ока­зы­ваем на него дав­ле­ние, если разо­браться. Дру­гое дело, что совер­шенно необя­за­тельно это назы­вать таким непри­ят­ным сло­вом. Можно гово­рить, что мы вос­пи­ты­ваем ребенка. Нор­маль­ное вос­пи­та­ние – оно состоит из массы запретов.

Вообще, чем более раз­вита куль­тура у того или дру­гого народа, тем больше в ней запре­тов. Вы не пред­став­ля­ете себе сколько запре­тов, напри­мер, в куль­туре китай­ской. Вот это древ­няя куль­тура, т.е. раз­ви­тая куль­тура, хотя язы­че­ская, но как язы­че­ская она очень раз­ви­тая. Там одни сплош­ные запреты. В япон­ской куль­туре полно запре­тов. Сего­дня на диа­гно­сти­че­ских при­е­мах я стал­ки­ва­юсь с огром­ным коли­че­ством детей, на кото­рых роди­тели не давят, вот кото­рые пове­рили в этот вред­ней­ший миф о дав­ле­нии и пере­стали вос­пи­ты­вать детей. А потом они сами не знают, что с ними делать. Думают, что это у них такие тяжело боль­ные дети и надо идти к специалисту.

А дети, мно­гие из этих, были бы совер­шенно здо­ро­выми, если бы роди­тели их нор­мально вос­пи­ты­вали. Дело в том, что ребе­нок очень нерв­ни­чает, когда взрос­лые не ука­зы­вают ему, что можно, что нельзя. Ребе­нок любит, когда ему ука­зы­вают на гра­ницы доз­во­лен­ного. При­чем он любить это может ино­гда в глу­бине души.

Вот вы видите, что, когда ребенку что-то строго запре­ща­ешь, он ино­гда дает нега­тив­ную реак­цию: пла­чет, топает ногами. Неко­то­рые особо раз­вин­чен­ные дети даже ложатся на пол, или бьются голо­вой об пол, или об стенку. Но на самом деле в глу­бине души даже такие дети рады, когда им ука­зы­вают, что можно, а что нельзя – на это и суще­ствуют взрослые.

Я вам скажу что такое вот этот вред­ней­ший миф о дав­ле­нии. Кроме того, что это раз­вин­чи­вает пси­хику; кроме того, что у этого ребенка обя­за­тельно будет пси­хи­че­ский срыв, когда он вый­дет в более широ­кий социум, потому что… Ну, в семье худо-бедно можно еще это выне­сти, но в дет­ском саду, а потом в школе никто не будет это тер­петь. Этому ребенку быстро пока­жут его место. То есть роди­тели закла­ды­вают такую мину, как пси­хи­че­ский срыв, когда они верят в этот миф о дав­ле­нии и пыта­ются это реа­ли­зо­вать в вос­пи­та­нии ребенка. А вер­нее это не вос­пи­та­ние, а рас­че­ло­ве­чи­ва­ние. Это к вос­пи­та­нию уже ника­кого отно­ше­ния не имеет. Они обре­кают его на нена­висть окру­жа­ю­щих, сво­его ребенка. Потому что такого свое­воль­ного чело­века все будут нена­ви­деть. А глав­ное ему очень резко запре­тят и то, и дру­гое, и тре­тье, и пятое, и десятое.

Но я вам скажу, какую еще опас­ность несет в себе этот миф. Я долго думала: зачем? Зачем так уси­ленно внед­ря­ется этот миф? И я дога­да­лась, может быть потому, что я со своей обще­ствен­ной долж­но­стью дирек­тора инсти­тута демо­гра­фи­че­ской без­опас­но­сти, и я поэтому вынуж­дена думать о демо­гра­фии. Это анти­де­мо­гра­фи­че­ская мера — это я поняла на при­мере запад­ных детей. И там как раз на детей не давят, там им все разрешают.

Вы пони­ма­ете? Если ребенка не вос­пи­ты­вать, то и с одним не зна­ешь куда деваться. Это в семье ад про­сто, осо­бенно когда при­хо­дят гости, и этот ребе­нок хочет еще пока­заться незна­ко­мым взрос­лым, вот тогда уже его роди­тели не знают куда деваться от стыда, потому что они при­гла­сили гостей все-таки не для того, чтоб они тер­пели крики со сто­роны ребенка, или тре­бо­ва­ния зани­маться только им. И гости не знают куда деться, и ско­рее всего они про себя решат, что в эту семью они больше не при­дут. Вот, так что это заме­ча­тель­ное сред­ство опу­сто­ше­ния тер­ри­то­рии, потому что, если при­хо­дится столько и сил, и вре­мени, и глав­ное, нер­вов тра­тить на одного ребенка, потому что такие дети тре­буют обычно непре­рыв­ного вни­ма­ния по отно­ше­нию к себе со сто­роны взрос­лых, и за ними надо все время сле­дить, потому что им же нельзя запре­тить, поэтому они все время делают что-то, что делать не только нехо­рошо, но и опасно для их здо­ро­вья и жизни, они норо­вят хва­тать то, что хва­тать нельзя, ну и так далее… Это дети, кото­рые больны свое­во­лием. Ну, так какой же вто­рой ребе­нок, не говоря уж о тре­тьем, чет­вер­том и пятом? Какая мно­го­дет­ность, если роди­тели пове­рят вот в этот миф о том, что на ребенка нельзя давить?

Кроме того, вот это я тоже заме­тила, когда была в Запад­ной Европе, роди­тели охла­де­вают к таким детям. Не только ребе­нок отда­ля­ется от таких роди­те­лей при пер­вой воз­мож­но­сти, потому что ему же все можно; сле­до­ва­тельно, ему можно пойти, когда он ста­но­вится под­рост­ком с ком­па­нией, в том числе и на целую ночь; пойти на дис­ко­теку, где тво­рится Бог знает что; вообще делать все, что угодно, — ребе­нок отры­ва­ется от роди­те­лей. Вот опять при­веду при­мер из Запад­ной Европы. Мне позво­нила моя зна­ко­мая немка, радио­жур­на­лист из города Баден-Баден. Вам, навер­ное, это известно хотя бы по Досто­ев­скому, что такой есть город — Баден-Баден. Я ее спрашиваю:

- Гизелла, ну как дела?
А она тоже очень поздно родила ребенка. На Западе вообще часто рожают детей ближе к сорока. Ну, им вну­шают, что до этого надо погу­лять как сле­дует, а глав­ное, обза­ве­стись иму­ще­ством – это тоже анти­де­мо­гра­фи­че­ская мера, пони­ма­ете? Когда оття­ги­ва­ется время родов любыми сред­ствами, любыми дово­дами. И вот эта Гизелла родила около сорока лет. Зна­чит, ей сей­час около пяти­де­сяти трех, а девочке, соот­вет­ственно, около тринадцати.
Я говорю:
— Ну, как там дев­чонка поживает?
Я знаю, что они с мужем очень доро­жат этой един­ствен­ной девоч­кой, вто­рую уже рожать было совсем поздно, про­сто уже она не смогла родить вто­рую, и сердце у нее боль­ное, у самой этой Гизеллы. Она мне таким упав­шим голо­сом говорит:
— Да с ней не все в порядке.
Я говорю:
— А что не в порядке?
— Ну, она курит марихуанну.
Я говорю:
— Гизелла, ты что! Надо стро­гость при­ме­нить! Надо ско­рей это делать!
Она говорит:
— Нет, ну что ты. Ей уже 13 лет, разве можно на нее давить?
Я говорю:
— А на что ты надеешься?
— Я наде­юсь на ее здра­вый ум.
Я говорю:
— Какой же здра­вый ум, если она уже наркоманка?!
Я разо­зли­лась, потому что жалко как-то эту жен­щину, я давно с ней дружу, она очень хоро­шая. Она говорит:
— Ну, я наде­юсь на то, что она не перей­дет на героин.

Вот вы сме­е­тесь, а это, к сожа­ле­нию, вот такая уже, если можно так выра­зиться, пато­ло­ги­че­ская норма запад­ного вос­пи­та­ния. Вот до чего дово­дит этот миф о том, что на ребенка нельзя давить. Так вот, я поняла, что там не заво­дят детей еще и потому, что очень тяжело, когда тебе запре­щают вос­пи­ты­вать ребенка, очень тяжело видеть, как он тво­рит какое-то зло, что-то вред­ное для себя, а ты не име­ешь права ему это запре­тить. И именно поэтому там очень часто роди­тели охла­де­вают к детям и с удо­воль­ствием раз­ре­шают им, как только это мате­ри­ально воз­можно, жить отдельно.

Пони­ма­ете, ведь надо под­мо­ро­зить свое роди­тель­ское сердце, чтобы оно не разо­рва­лось от ужаса, когда ребе­нок вытво­ряет что-то ужас­ное, ну, напри­мер, курит мари­ху­ану, а ты не име­ешь права ему это запре­тить. Так уж лучше и не пере­жи­вать, а то дей­стви­тельно сердце разо­рвется. Так что это такая пато­ло­ги­че­ская охра­ни­тель­ная реак­ция – охла­жде­ние к детям.

Я, кстати, сего­дня это вижу и в наших про­дви­ну­тых семьях, где под­ро­сток или юноша стал нар­ко­ма­ном. Часто роди­тели при­зна­ются мне в том, что они как-то к ребенку охла­дели. А как же не охла­деть, если ты не можешь запе­реть дверь, если ты не можешь уве­сти его насильно от этой дур­ной ком­па­нии? То это есте­ствен­ная, хотя и, конечно, очень страш­ная пато­ло­ги­че­ская в каком-то смысле, но охра­ни­тель­ная реак­ция. Невоз­можно же смот­реть, если у тебя сердце не под­мо­ро­жено, не покрыто охра­ни­тель­ной кор­кой льда, невоз­можно на это смот­реть спо­койно. Но ты про­дви­ну­тый чело­век, ты не хочешь быть несо­вре­мен­ным. Тебе ска­зали, что ребе­нок делает свой выбор; что, конечно, твой долг его пре­ду­пре­дить об опас­но­сти нар­ко­ма­нии, но дальше он делает свой выбор… И как можно спо­койно смот­реть на то, что он делает свой выбор в сто­рону смерти, в сто­рону ран­ней могилы, если ты к нему отно­сишься с любо­вью? Это невозможно.

Это тоже анти­де­мо­гра­фи­че­ская мера. Во-пер­вых, не хочется рожать вто­рого, потому что и с одним невоз­можно спра­виться; а во-вто­рых, если так опасно рас­тить ребенка (ведь ему запре­тить зло нельзя, а зла сей­час очень много, и зло очень соблаз­ни­тель­ное часто бывает), лучше вообще его не иметь, чтобы с ума не сходить.

Очень мно­гие мифы сего­дняш­него вос­пи­та­ния имеют анти­де­мо­гра­фи­че­ский харак­тер. Вообще пла­ни­ро­ва­ние семьи, я хочу вам ска­зать, это не про­сто орга­ни­за­ция меж­ду­на­род­ная, кото­рая имеет теперь массу отде­ле­ний в нашей стране, к сожа­ле­нию; и кото­рая при­звана сокра­щать рож­да­е­мость, про­па­ган­ди­руя аборты, кон­тра­цеп­цию, сте­ри­ли­за­цию, и внед­ряя секспро­свет. Нет, поня­тие пла­ни­ро­ва­ния семьи гораздо более широкое.

Вы посмот­рите, ком­пью­тер­ные игры – разве это не пла­ни­ро­ва­ние семьи? Все эти маль­чишки, кото­рые садятся за ком­пью­тер­ную игру, они не смо­гут уже стать, ско­рее всего, нор­маль­ными мужьями, нор­маль­ными отцами, вообще нор­маль­ными граж­да­нами. Я уж не говорю, что они не смо­гут стать нор­маль­ными вои­нами. Это форма геноцида.

Или игро­маны. Игро­ма­нии под­вер­жены как пра­вило не под­ростки, а более взрос­лые ребята: от юно­ше­ского воз­раста и до ста­ро­сти. Сего­дня и очень пожи­лые люди неко­то­рые ста­но­вятся игро­ма­нами и уже не при­над­ле­жат себе. Но моло­дых таких масса. Всё, они тоже инва­лиды. И ни один нар­ко­лог сего­дня не знает, как вер­нуть их к нор­маль­ной жизни. Ни один. Мно­гие мои зна­ко­мые нар­ко­логи гово­рят, что легче выле­чить 100 нар­ко­ма­нов (хотя это очень трудно), чем одного игро­мана. И тоже очень часто роди­тели думают: «Ну, что давить на него, он взрос­лый парень! Как на него давить?» Ну, пусть кале­чится, зна­чит, лишь бы мы были совре­мен­ными людьми.

Миф о партнерских отношениях

И вот еще один миф очень рас­про­стра­нен­ный и очень близ­кий к мифу о дав­ле­нии – это миф о том, что с детьми надо всту­пать в парт­нер­ские отно­ше­ния. Вы зна­ете, это я очень часто сего­дня слышу и даже от пра­во­слав­ных роди­те­лей. Они как пра­вило гово­рят об этом с гор­до­стью: «У нас с ребен­ком рав­ные отно­ше­ния. Мы ему дру­зья. Мы не ведем себя как стар­шие. Мы ему гово­рим: ты сам зна­ешь как пра­вильно, ты муд­рый, ты муд­рее нас». Но это же чушь! Как это ребе­нок может быть муд­рее взрос­лого? Взрос­лый, конечно же, муд­рее ребенка. Взрос­лый обра­зо­ван­нее ребенка, взрос­лый соци­аль­нее ребенка, ну, в конце кон­цов, он про­сто взрос­лый, он про­сто старше намного.

Это миф очень фаль­ши­вый. Как мать может быть парт­не­ром сво­ему ребенку, если она его носила в утробе? А потом кор­мила гру­дью? А потом кор­мила с ложечки? Выти­рала ему зад­ницу? Как она может быть ему парт­не­ром? Конечно, нет! Но, я хочу ска­зать, что я обра­тила вни­ма­ние, этот миф очень соблаз­ни­те­лен именно для жен­щин. Жен­щины же боятся ста­реть, жен­щи­нам хочется быть вечно моло­дыми, а когда им вну­шают, что они должны быть дру­зьями, при­чем рав­ными дру­зьями сво­ему ребенку, у них созда­ется иллю­зия, что они вроде как дети, они вечно юные.

Не может взрос­лый чело­век быть с ребен­ком в парт­нер­ских отно­ше­ниях. То, что в парт­нер­ских отно­ше­ниях невоз­можно нор­маль­ное вос­пи­та­ние, это я, наде­юсь, вы пони­ма­ете? Ну, не может мой това­рищ по песоч­нице или мой друг по парте дик­то­вать мне как жить, это же ясно, правда?

Но есть и не настолько лежа­щее на поверх­но­сти очень вред­ное явле­ние, кото­рое про­ис­хо­дит с дет­ской пси­хи­кой. Пред­ставьте себе, у детей, роди­тели кото­рых нахо­дятся с ними в парт­нер­ских отно­ше­ниях, воз­ни­кают пато­ло­ги­че­ские страхи. Вот почему они воз­ни­кают. Ну, с одной сто­роны вы зна­ете, что теперь, если ребе­нок сидит у теле­ви­зора, да еще играет в ком­пью­тер­ные игры, да еще и про­хо­дит ОБЖ в школе, он знает, что нет ничего опас­нее, чем жизнь. Жизнь вся стоит из одних опас­но­стей, она вся агрес­сивна, и агрес­сия эта направ­лена на него – малень­кого, без­за­щит­ного, сла­бого чело­века. А почему он чув­ствует себя без­за­щит­ным? Именно потому, что папа и мама (и дру­гие взрос­лые ино­гда) всту­пают с ним в парт­нер­ские отно­ше­ния. Он же не пони­мает, что это совре­мен­ная мода. Он думает, что его роди­тели сла­баки, если они ему гово­рят: «Мы ничего не знаем, ты муд­рее нас».

Если мама выяс­няет с маль­чи­ком какую часть пря­ника она имела право съесть, а за дру­гую поло­вину про­сит про­ще­ния, ребе­нок-то думает, что роди­тели не защи­тят его ни от чего, они такие же как он, они рав­ные ему, а он не может себя ни от чего защи­тить. Так что вот еще какие неоче­вид­ные явле­ния вре­до­нос­ные воз­ни­кают от парт­нер­ского воспитания.

Вос­пи­та­ние должно быть в хоро­шем смысле слова авто­ри­тар­ным. Кто не авто­ри­тет, тот не защита. Кто не авто­ри­тет, тот вообще не может вос­пи­ты­вать ребенка. Поэтому, не исклю­чая дру­же­ские отно­ше­ния… А почему не может быть стар­ший друг? Роди­тель? Или учи­тель? Конечно, он друг! Не исклю­чая дру­же­ские отно­ше­ния, обя­за­тельно роди­тели должны быть на пье­де­стале; как и учи­теля, они должны воз­вы­шаться над ребен­ком. Он дол­жен знать, что они гораздо умнее, гораздо муд­рее, они гораздо обра­зо­ван­нее, и поэтому они имеют право учить его жить. И должны. Они для этого и предназначены.

О слове «воспитание»

Вот, кстати, очень инте­ресно, что зна­чит слово «вос­пи­та­ние» по-рус­ски. Зна­ете, слова очень часто под­ска­зы­вают нам что-то. Вот также слово «вос­пи­та­ние». Сего­дня этот миф не декла­ри­ру­ется, но он как-то при­нят уже боль­шин­ством насе­ле­ния, что вос­пи­та­ние – это неот­ступно сле­дить за ребен­ком, это его хорошо кор­мить, хорошо оде­вать, в общем давать ему все. А на самом-то деле давайте вду­ма­емся в смысл слова «вос­пи­та­ние». Что такое при­ставка «вос-»?

Как пра­вило в рус­ском языке эта при­ставка озна­чает век­тор, направ­лен­ный вверх: вос-хож­де­ние, воз-несе­ние, вос-ста­ние. Даже слово «воз­глас» озна­чает звук, направ­лен­ный к небу, т.е. вверх – вот что такое «воз­глас». А что такое «вос­пи­та­ние» зна­чит? Это пита­ние верха, а не пита­ние низа. Это пита­ние души. Души, кото­рая должна вос­хо­дить. Вот что такое «вос­пи­та­ние»! Смот­рите, как рус­ский язык пока­зы­вает нам пра­виль­ный век­тор дето­во­ди­тель­ства. Вос­пи­та­ние – это вос­хож­де­ние души. Вер­нее, это такое дето­во­ди­тель­ство, кото­рое спо­соб­ствует вос­хож­де­нию и воз­вы­ше­нию души. И об этом надо помнить.

Сте­но­грамма лек­ции пси­хо­лога Ирины Медведевой.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки