сайт для родителей

Новомученики: пример стойкости веры для детей

Print This Post

84


Новомученики: пример стойкости веры для детей
(1 голос: 5 из 5)

Читать горькие  жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века  невозможно без содрогания, особенно молодым  людям. Мы бережем детей от стрессов, но  без некоторой встряски невозможно  духовное взросление.  Об  эпохе гонений  и ее святых можно узнать и через неодушевленных свидетелей событий – предметы старины и книги. Давайте вместе с детьми – школьниками и студентами – посетим одну из выставок о подвижниках нового времени. Второй год подряд они проходят по всей России.

 

 «Каждая катастрофа в обществе начинается с того, что один не хочет понять и полюбить другого», считает Марина Михалева, руководитель Тульского епархиального культурно-просветительского центра «Фавор». Рассказывая о передвижной выставке «Неугасимые светочи…», посвященной святым и гонениям, которые им довелось претерпеть, она поделилась важными выводами.

– Марина Александровна,  с каким настроением Вы презентуете выставку о новомучениках?

– Сто лет миновало с  революционных трагических событий, которые пережила Российская земля. Памятные богослужения  и крестные ходы прошли во всех уголках и весях страны, молитвенно вспоминая новомучеников и исповедников, которым довелось испытать события ХХ века и засвидетельствовать веру. Их молитвами Господь сохранил  нашу землю, засеял на ней новые семена церковной жизни.

Для  передвижной выставки выбираем  самые посещаемые места – центральные библиотеки, местные краеведческие музеи, поэтому те, кто посмотрел выставку за время ее передвижений, исчисляются тысячами.

Часто думаю о том, что, когда мы, собираясь на открытии, упоминаем имена святых, они, возможно, слышат рассуждения об их жизни, и, наверное, недоумевают нашим сегодняшним представлениям о том времени и его страшных испытаниях. Но, вероятно,  и радуются, что  мы собрались во славу Божию, памятуя о святости. Главное мое настроение  и чувство по отношению к подвижникам – благодарность  за их служение.

– Как объяснить нашим детям, почему в ХХ веке лучшие люди  того времени, мирно и спокойно живя  на своей земле и никого не притесняя, вдруг стали всеобщими врагами?

– Отвечу вопросом на вопрос: за что могут кого-то отчаянно невзлюбить? За то, что этот кто-то не такой как все – мыслит не так, книги не те читает. 

Молодым людям, подросткам сегодня это как раз хорошо понятно  и известно на собственном опыте в их повседневной жизни.

Всякая катастрофа в обществе начинается с того, что один не хочет понять и полюбить другого. И сразу общество разрубается – на наших и не наших, красных и белых. Вот когда не делается попытки узнать, каков человек,  за что его можно уважать, в чем он несет образ и подобие Божие – тогда и совершаются революции.

Предметы, оставшиеся от умученных святых, убедительно рассказывают: люди, погибшие страшной смертью, ни в чем не были виноваты. Но они были «не такими» на взгляд тех, кто хотел построить «светлое будущее» – они мешали и их уничтожили, а вот за что – найти конкретный ответ невозможно.

Расстрелянные, избитые до смерти, сброшенные в реки и шахты, закопанные в землю живыми, облитые водой на морозе, они имели другое царство – Царствие Божие внутри себя, и тем становились непонятны и неприняты. И, как это не пугающе, говорить об этом с молодежью необходимо.

Выставка, посвященная этим людям, названа «Неугасимые светочи…», и это очень точное  и подходящее название: свет святости угасить невозможно.

– Как появились экспонаты выставки?

– Большинство этих предметов из музея семинарии, но много и тех, что принесли   верующие в храмы. И, что самое ценное, о некоторых вещах остались небольшие истории и воспоминания. Экспозиция состоит из пострадавших в революцию и последующие годы  церковных  предметов и святынь  – икон, которые, очевидно,  побывали в кострах, были поруганы. Видимо, кто-то пытался спасти эти образы, нашел, прикрепил к дощечкам, но и их всё равно бросили в костер – теперь мы не узнаем, из какого они храма.

В большинстве  церквей от того времени  сохранились  фрески, многие из них были повреждены безбожниками.  Почему неверующим так хотелось нанести урон святым? Для неверующего человека  икона – это всего-навсего изображение, картинка, святость для него ничто.  Но тогда для чего выкалывать  глаза и стрелять из оружия туда, где  находится сердце?

Есть хорошее выражение – «глаза в душу смотрят», и в отношении этих людей – это страшное подтверждение евангельской истины, что Бог есть  и что «и бесы веруют и трепещут». И вот эти борцы с религией, когда приходили в храм, понимали, что Бог есть,  испытывали и страх, и ужас, осознавая: с Богом бороться бесполезно, так дайте побороться  с тем, что о Нем свидетельствует – со святыней.

У нас хранится почти 15-килограммовый фрагмент колокола, на котором изображен лик Божией Матери. С какой колокольни он сброшен, мы не знаем, осколок принесли в один из храмов почти 80 лет спустя. Когда-то люди не могли вытерпеть этого поругания над храмом и колоколом, унесли святыню  домой. Посмотрите, как колокол разбился: изображение – лик и руки Богородицы – не пострадали. Один из посетителей выставки сказал: чему удивляться? Там, где большая масса, и должна проходить граница скола. Но ведь законы физики Бог установил – главное, что святое изображение сохранилось.

– Как Вы думаете, почему сбрасывали колокола? Почему громили? Можно ведь было просто снять колокол, отправить на переплавку?

– Видимо, этими людьми двигало одно желание: чтобы святые не видели, а голос Церкви не звучал никогда, а колокол – самое звучное, что есть у Церкви.

Вот эта обожженная книга залита воском, похоже, ее бросили в костер, наверное, там горело еще множество книг, свечей и икон. И нашелся тот, кто выхватил из огня, спас от такого поругания, принес домой, а дома держать страшно – очень быстро начали арестовывать людей, исповедующих православие. И представьте, обернули в непромокаемую ткань, отнесли в глухой лес в Алексинском районе и закопали. И почти столетие назад наши современники пошли в этот лес за грибами и увидели что-то в земле. Подумали: наверное, тут проходили места боев, могила времен Великой Отечественной войны, стали раскапывать и… выкопали книгу.

И поражает даже не то, что ее чудесным образом нашли, а удивительная вера тех людей, которые таким образом спрятали церковный текст. Могли бы и не спасать, но спасли – закопали в глухом месте с абсолютной уверенностью, что когда-то его найдут добрые руки. На это потребовался почти век. И это еще одно подтверждение истины, что вера не имеет убогого временного исчисления – спустя 100 лет  эта вера вспыхнула у кого-то ответно, соединила 1920 год и почти что 2020 год.

Таким же образом обнаружили  вот этот потир – и его кто-то закопал в землю. Прошло много десятилетий, и люди, которые всегда владели тем участком, весной, вскапывая те же 10 соток, обнаружили святыню.

Мы удивляемся, как это  – не было предмета или  иконы и вдруг – обретенье! Видимо, это происходит в тот момент, когда такое угодно Богу. Пришла пора земле отдать ее страшные сокровища, и потир был найден. По оставленным на нем временем следам очевидно, что он тоже был брошен в огонь.

– Марина Александровна,  кто эти люди, от которых остались богослужебные предметы, письма, документы, записанные воспоминания?

– Среди  свидетелей много монашествующих. Был в Туле древнейший женский монастырь,  который одаривал еще царь Алексей Михайлович  Романов, отец Петра Первого. В 1921 году монастырь закрыли, объявили монахинь бездельницами, образовали трудовую артель, но и ее в 1929 году  упразднили – часть пожилых монахинь расстреляли, часть разогнали. Некоторые инокини нашли спасение в подвале Благовещенского храма, где продолжали молиться. У них не было возможности  купить новые акафисты, Евангелия и молитвословы – и молитвы переписывались по памяти (об этом факте говорят  некоторые орфографические ошибки).

И вот листочек, который остался нам от монахини, изгнанной из родного монастыря,  лишенной средств к существованию и всяких прав и знающей, что других насельниц постигла еще более страшная судьба. Она видит все зверства  и неправды, и при этом пишет: «Человек – творение Божие, особенно человек светлый – это звезда Божия, это цвет всеблаговонный, это бисер многоценный, это прекрасное плодовитое дерево Рая Божия, чудное творение – человек Божий». От ее слов – холод и жар одновременно. Какие вера в Бога и любовь к людям неистребимые!

– Получается, что встретиться со святостью в ХХ веке гонений и испытаний  было проще, чем сейчас?

– Удивительно, но святых мы можем обрести в любой момент своей жизни. Это могут быть наши родственники  или просто люди, жившие с нами рядом.

Часто  привожу пример: вот на этой фотокарточке епископ Тульский Онисим, арестованный из Тулы и погибший в лагере. Сохранилась копия допроса и описи имущества, когда он служил в Туле его пришли арестовывать в Ильинский храм с надеждой крупной наживы. Но в описи имущества всего-то значится 105 рублей,  фотографии, фотоаппарат и штатив. Владыку арестовали и сослали в северные лагеря. Оттуда он писал в организацию помощи политзаключенным, организованную Екатериной Пешковой,  просил  вернуть 100 рублей  из-за крайне тяжелого положения, но  помочь ему так и не получилось. Лагерный след его затерялся…

А через 80 лет  к нам пришло письмо от потомков этого человека. Родители, испытывая  въедливый страх перед системой в советские годы, опасались говорить, что их дед был епископом, был осужден и сослан, поэтому они и не пытались узнать, где тот погиб. Потом обнаружили фамилию «Пылаев» и выяснили, что он, оказывается, святой. Родственники тогда еще были далеки от православия, не знали, что такое Церковь. Приехав в Тулу,  они отправились во Всехсвятский собор, где находится икона святителя Онисима (Пылаева), на которой он узнаваем – почти такой же, как на фото,  и увидели, что все прикладываются к образу и просят молитв святого. Это их глубоко потрясло. Люди оказались поставлены перед вопросом всей жизни: как жить теперь, если дед святой?  На следующее лето потомок святого Онисима  умирал от серьезного заболевания, перед этим он воцерковился, и последний разговор с ним показал глубокую духовную перемену и желание почувствовать хотя бы часть боли своего деда,  хоть какое-то страдание за веру и за Христа… На выставке также представлены предметы и письма, связанные с жизнью тульских святых Игнатия Садковского, Федора Павлушкова, Никиты Прибыткова, Августы Защук, все они были умучены и расстреляны.

– Столетие спустя самым  мучительным вопросом остается, можно ли примирить тех, кого уже нет, кто оказался по разные стороны революции?

– Вопрос действительно непростой… Я упоминала, что выставка обрастает новыми предметами и смыслами.  Протоиерей  Борис Монькин передал нам сломанный купольный крест, найденный врачом в земле Веневского района. Этот крест  находился высоко на куполе, он с пулевым отверстием – значит, у кого-то поднялась рука стрелять в Распятие, в самого Христа. Находка нередкая – вся Россия завалена подобными крестами, что о многом говорит нам, современникам. Можно ли такое простить?

Или вот эта икона, исколотая штыками – ее подарила  одна глухонемая. Ее мама была беременной, когда безбожники ворвались  домой, и та вскоре разрешилась от бремени, так что ребенок родился глухонемым.  В письме к нам глухонемая не проклинает  виновников своего недуга – пишет, что они не знали, что делали. Какая любовь и милосердие  в сердце женщины, которая всю жизнь  не говорит и не слышит и оправдывает мучителей!

Этот и многие другие реальные примеры учат любви, вере и надежде, помогают  не делить общество на чужих и своих, а искать в человеке светлый образ, видеть  его и помогать ему очищаться.

Нет логического объяснения, почему  новомученики и исповедники могли сказать в ответ на все страдания и издевательства, как та монахиня: «Человек – творение Божие…»

Наверное, простить и понять друг друга можно только через Воскресение Христово и неистребимую веру, что человек несет Образ Божий,  а Бог есть Любовь.

Беседовала Валентина Киденко

Фото автора

 

 

 

 

 

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus