О. Никита Заболотнов: «Критиковать и наказывать ребенка будем по-доброму и с любовью»

О. Никита Заболотнов: «Критиковать и наказывать ребенка будем по-доброму и с любовью»

(8 голосов5.0 из 5)

 

Наш посто­ян­ный  собе­сед­ник  иерей Никита ЗАБОЛОТНОВ  убеж­ден: кри­ти­ко­вать и нака­зы­вать ребенка необ­хо­димо для его исправ­ле­ния и жела­ния посту­пать пра­вильно. При этом важно научиться делать это с любо­вью,  не уни­жая его достоинства. 

Наказание – от слова «наказ»

Часто мы гово­рим с вами о том, что мы детей своих любим, и,  несо­мненно, хотим, чтобы они чув­ство­вали себя люби­мыми, но про­яв­лять свою любовь до конца не умеем, и в этом заклю­ча­ется боль­шая про­блема. Дети рас­тут недо­люб­лен­ные, и высока  веро­ят­ность, что они будут искать любви где-то на стороне.

Сего­дня мы будем гово­рить о не менее слож­ной и важ­ной теме – о том, как кри­ти­ко­вать и нака­зы­вать детей с любо­вью. Итак, я напомню, что мы условно с вами поде­лили про­яв­ле­ния любви на мяг­кое и жест­кое. Мяг­кая любовь – это именно про­яв­ле­ние любви, вни­ма­ния, ласки, тепла, заботы, и так далее. А жест­кая любовь – это та любовь, кото­рая огра­ни­чи­вает, но кото­рая это делает тоже из сооб­ра­же­ний любви и без­опас­но­сти ребёнка.

Самый про­стой при­мер– когда ребе­нок тянет две свои ручки к розетке, чтобы туда их засу­нуть, а мы эти ручки резко уби­раем. Это может пока­заться гру­бым, некра­си­вым, но мы это делаем из любви к ребенку, а не из-за того, что мы хотим ему сде­лать больно. Поэтому вот эта тре­бо­ва­тель­ность и дис­ци­плина – это важ­ней­шая часть про­яв­ле­ния любви; более того – где этого нет, там есть попустительство.

twLsVHPgiZo 234x300 - О. Никита Заболотнов: «Критиковать и наказывать ребенка будем по-доброму и с любовью»Дис­ци­плина помо­гает обуз­дать жела­ния ребёнка. Помните, мы с вами гово­рили, что важ­ней­шей целью вос­пи­та­ния ребенка явля­ется обуз­дать его жела­ния и научить его самого обуз­ды­вать свои жела­ния. Когда в семье есть атмо­сфера любви, и ребё­нок будет чув­ство­вать, что его любят – тогда он будет готов при­ни­мать и нака­за­ние. Вот это важ­ный момент, потому что очень часто дети оби­жа­ются на нас, и им кажется, что мы их обижаем.

Но здесь про­блема дво­я­кая. С одной сто­роны, может быть, мы не совсем пра­вильно ребенка нака­зы­ваем в плане метода нака­за­ния, но, с дру­гой сто­роны, это гово­рит о том, что ребёнку дома не хва­тает тепла и любви. Потому что, если ребё­нок любим, он живёт в такой теп­лой атмо­сфере, то и нака­за­ние он вос­при­ни­мает нор­мально.

В про­тив­ном слу­чае полу­ча­ется резуль­тат, к сожа­ле­нию, обрат­ный. Поэтому когда есть только стро­гость, она не научает, а оже­сто­чает ребенка.

Смот­рите: само слово «нака­за­ние» – от чего про­ис­хо­дит? От слова «наказ», то есть мы ребёнка не про­сто нака­зы­ваем – мы ему даем какой-то наказ: что хорошо, а что плохо, тем самым помо­гая ему огра­ни­чить свои желания.

Критика критике рознь

Сей­час мы с вами пого­во­рим о кри­тике. Это всё, что каса­ется ребёнка, когда мы хотим его испра­вить. Попро­буйте про­ана­ли­зи­ро­вать свой день, сколько раз мы гово­рим ребёнку: не делай, не тро­гай, не ходи, ты сде­лал непра­вильно, положи, не бери – и так далее. Вот если мы после­дим за своей речью – осо­бенно это каса­ется роди­те­лей рабо­та­ю­щих, кото­рые всё время куда-то спе­шат– утром на работу, вече­ром с работы, нужно успеть при­го­то­вить, при­браться, пости­рать – а еще чтобы на себя время какое-то было, а ещё в гад­жете поси­деть, сериал посмот­реть – и бес­ко­неч­ная беготня…

И наше обще­ние с ребён­ком пре­вра­ща­ется в бес­ко­неч­ную кри­тику и бес­ко­неч­ное одер­ги­ва­ние. Как у нас утро начи­на­ется?  «Вста­вай, что ты лежишь, давай быст­рей оде­вайся, не ной, не канючь, иди чисти зубы, иди ешь, ну и что, что не хочешь?  Надо есть! Это наде­вай, я ска­зала. Это наде­вай, холодно! Ну и что, что будут сме­яться… И вот это вот: давай быст­рее, мы опаз­ды­ваем, что ты копа­ешься, уже надо­ело – вчера копался, я же тебе гово­рила»,– и вот это  – утро нашего ребёнка.

А если ребё­нок у нас школь­ник, то и его вечер про­хо­дит в таком же духе: «Ты уроки сде­лал? Почему? Я тебе гово­рила, что надо было делать уроки раньше, давай ложись спать, уже поздно, потом это сде­ла­ешь, а ты зубы не почи­стил, вста­вай чистить зубы…» И пошло–поехало… Вот это и есть наше бес­ко­нечно кри­ти­че­ское отно­ше­ние к ребенку. С одной сто­роны, мы пони­маем, что это не очень хорошо; с дру­гой сто­роны, как жить вне этого, тоже не пони­маем. Если  будем мол­чать, то будет всё, конечно, очень печально. Если мы будем пытаться очень-очень мягко гово­рить – резуль­тата может не быть.

«Затюкали»  –  получите!

С кри­ти­кой ребенка свя­зана фун­да­мен­таль­ная воз­мож­ность – у ребёнка это воз­мож­ность пол­но­цен­ного раз­ви­тия. Когда  его посто­янно кри­ти­куют, когда  он посто­янно нахо­дится под прес­син­гом кри­тики – что про­ис­хо­дит?  Ребе­нок вырас­тает непол­но­цен­ным. Это будут раз­лич­ные ком­плексы – в том числе и ком­плекс непол­но­цен­но­сти, неуве­рен­ность в себе, боязнь буду­щего, мяг­ко­те­лость, бес­прин­цип­ность и так далее. За при­ме­рами далеко ходить не надо.

Когда силь­ная, воле­вая мама вос­пи­ты­вает сына – а ребё­нок один, и папы нет, при таких-то обсто­я­тель­ствах – что у нас зача­стую полу­ча­ется? Сла­бо­воль­ный безы­ни­ци­а­тив­ный моло­дой чело­век, а потом мы удив­ля­емся, почему у нас такие муж­чины. Потому что чаще всего их в дет­стве  «затю­кали»  мамы,  либо вос­пи­та­тели в садике, в школе учи­тель­ницы. Поэтому вот отно­ше­ние к кри­тике, хочу под­черк­нуть, должно быть очень важ­ным в нашей семье. Ино­гда мы ска­зали – и вскоре сами забыли, что ска­зали, а у ребёнка это может на всю жизнь отложиться.

Ино­гда раз­го­ва­ри­ваю с ребён­ком, и он гово­рит: «Вот мне мама ска­зала вот это».– «Тебе сколько было лет?» – «Не помню, я вроде в школу ходил, а вроде и не ходил». В 6–7 лет ребё­нок пом­нит, что мама ему ска­зала вот то-то. Это очень больно, когда тебя кри­ти­куют и оби­жают самые близ­кие люди. Сами в семье, когда ссо­ри­тесь с мужем, с женой – зна­ете, как больно, когда близ­кий чело­век гово­рит тебе гадости!

А ребёнку боль­нее во много раз. Почему? Потому что вы сво­его мужа и жену, хотя бы фор­мально – выби­рали, никто вас не застав­лял ни жениться, ни выхо­дить замуж. Ребё­нок вас не выби­рал. Вы можете, если уж совсем нев­мо­готу – идти раз­ве­стись, новую жизнь начать, а ребё­нок не может. Поэтому ребё­нок в стра­да­тель­ном поло­же­нии. Важно поста­раться сбе­речь его лич­ность и нервы.

«Вылепить»  по себе?

Сбе­речь  лич­ность ребенка, при этом кри­ти­куя его поступки и направ­ляя его на пра­виль­ную стезю – воз­можно ли это, и если да, то как это сде­лать? Каж­дый ребе­нок, семья, отно­ше­ния инди­ви­ду­альны, поэтому рецеп­тов нет. Но есть гото­вый отри­ца­тель­ный опыт, как делать не нужно ни в коем случае.

Итак, самое важ­ное. Очень часто цель нашей кри­тики не совсем верна – ска­жем, сде­лать ребёнка таким, каким мы хотим его видеть, то есть удоб­ным для нас. Как часто мы кри­ти­куем его и гово­рим  о каких-то вещах, кото­рые каса­ются нрав­ствен­ного раз­ви­тия и будут важны для него впо­след­ствии в жизни? Не так часто. Чаще всего это мелочи, кото­рые про­сто неудобны нам.

Вот здесь я хочу обра­тить ваше вни­ма­ние, чтобы была обо­зна­чена и понята цель: зачем я кри­ти­кую, чего я хочу добиться? Если мы запи­шем все наши кри­ти­че­ские тре­бо­ва­ния  –пред­ста­вим, вот ребё­нок ваш, и вам ска­зали, что изоб­рели новое сред­ство такое: при­хо­дите в боль­ничку, в тече­ние 10 часов пишите тре­бо­ва­ния, что он дол­жен делать, чего он не дол­жен делать, и ребёнку таб­ле­точку дают, и он ста­но­вится вот таким, как вы захотели.

Кто полу­чится в итоге? Полу­чится робот. Он будет делать всё по команде, не иметь своей воли и не мешать нам жить. Эда­кий слуга, кото­рый будет всё делать, а мы будем раз­вле­каться.  А  ведь ребё­нок – это лич­ность, сво­бод­ная лич­ность. Поэтому зача­стую вся сумма наших тре­бо­ва­ний и кри­тики про­сто неис­пол­нима, и мы ребёнка трав­ми­руем про­сто так, без цели.

Един­ствен­ная достой­ная цель нашей кри­тики, как и цель вос­пи­та­ния –  повли­ять на ребёнка так, чтобы он почув­ство­вал сожа­ле­ние о своем поступке и про­бу­дить в нём жела­ние этого не делать, или же, напро­тив, делать пра­вильно. Где-то оста­но­вить, где-то гра­ницу поста­вить – но не более того. Поэтому кри­тику или заме­ча­ние нужно постро­ить так, чтобы поста­раться достиг­нуть именно этой цели.

Важно поста­раться доне­сти до ребенка, что мы его кри­ти­куем из любви к нему. Вспом­ните себя, когда вы кри­ти­ку­ете ребёнка – вы гово­рите ему о своей любви или нет? А надо гово­рить. Хотя нам кажется, что это банально, глупо, и так понятно. Понятно же, что мы любим своих детей.

Я у своих под­рост­ков спра­ши­ваю: «Вам роди­тели гово­рят, что они вас любят?» Малень­ким детям все гово­рят –  они  такие «пусечки» хоро­шие. А когда ребенку 12, 14 лет? Гораздо реже. И поэтому из наших слов и эмо­ций ребё­нок делает совер­шенно дру­гой вывод. Сна­чала: «ты меня не пони­ма­ешь», потом «ты меня не любишь», а потом у него появ­ля­ется  вывод, что он здесь вообще чужой. И этот вывод он делает из наших слов и дел.

Созидать, а не разрушать

Если гово­рить о кри­тике, то ее можно также опре­де­лить как сози­да­тель­ную и раз­ру­ши­тель­ную. Раз­ру­ши­тель­ная кри­тика чаще всего при­во­дит к обрат­ному резуль­тату. Когда мы гово­рим – гово­рим, дол­бим – дол­бим, а резуль­тат обрат­ный. Ребё­нок наобо­рот  делает, назло вредничает.

Кри­тика сози­да­тель­ная – та, кото­рая дохо­дит и цель выпол­няет. Я напомню, пер­во­на­чаль­ная цель у нас – повли­ять на ребенка, чтобы он почув­ство­вал сожа­ле­ние о своем поступке и испра­вился. Пер­вая наша глав­ная ошибка – слиш­ком много кри­тики в отно­ше­нии ребёнка, когда всё обще­ние с ребен­ком сво­дится к кри­ти­че­ским заме­ча­ниям.

Попро­буйте  запи­сать ваш день вме­сте с ребён­ком, а потом послу­шать. Очень много инте­рес­ного услы­шите. Нам-то кажется, что мы посто­янно его любим, посто­янно ему гово­рим хоро­шие, доб­рые слова… А если взять в про­цент­ном соот­но­ше­нии – ока­жется, что это бес­ко­неч­ное коман­до­ва­ние: приди, уйди, иди отнеси, при­неси, делай, не делай, надоел, и так далее, вста­вай, спи –  посто­ян­ные императивы.

Когда много кри­тики – ребё­нок к ней при­вы­кает, и она, есте­ственно, не дости­гает своей цели. У ребенка скла­ды­ва­ется впе­чат­ле­ние: если мама делает мне посто­янно заме­ча­ния, она про­тив меня. И такое слу­ча­ется  уже у малень­кого ребёнка.

У ребёнка, я напомню, мир чёрно-белый, а люди – хоро­шие и пло­хие, доб­рые и злые, за меня и про­тив меня. Поэтому, когда мы с вами читаем сказки дет­ские или смот­рим клас­си­че­ские дет­ские муль­тики – не совре­мен­ные, где всё раз­мыто, а  ста­рые – там  всё соот­вет­ствует вос­при­я­тию ребенка: злой  герой – вопло­ще­ние зла, доб­рый – вопло­ще­ние добра.  Поэтому, если посто­янно его кри­ти­ко­вать, у него  закла­ды­ва­ется  убеж­де­ние, что мама про­тив него.

И нервы крепки, и обои целы

Как понять, лиш­няя кри­тика или нет?  Дол­жен быть, несо­мненно, необ­хо­ди­мый мини­мум, то есть будем исправ­лять не то, что нас лично раз­дра­жает, а то, что необ­хо­димо из педа­го­ги­че­ских целей.

Что это зна­чит? При­веду при­мер. Ска­жем, ребё­нок малень­кий – четыре года, пять лет, что-то непра­виль­ное делает. Вот когда он вырас­тет, это поме­шает ему в жизни? Если да – исправ­ляем желез­ной рукой и любыми сред­ствами. Если нет – можно исправ­лять помягче. Ска­жем, ребё­нок рисует на обоях– обыч­ное дело. В 15 лет будет ли он на обоях рисо­вать? Мало­ве­ро­ятно, а если да, то, может быть, из него вырас­тет новый Ван Гог?  Не стоит тут же бить по рукам, нужно ему объ­яс­нить, в шутку это пере­ве­сти, но очень жест­кой реак­ции быть не должно.

А вот если ребё­нок  гру­бит бабушке или бьет роди­те­лей – вот это в 15 лет никуда не денется, если мы это не испра­вим в 3–4 года. Не  поз­во­ляйте под­ни­мать руку на роди­те­лей ни в коем слу­чае,  не ста­рай­тесь  шутить и улы­баться. В год ребё­нок агрес­сию не про­яв­ляет, в два с поло­ви­ной – в три года уже может быть агрес­сив­ным – вот тут нужно ребенка оста­но­вить жестко и ска­зать: нет, эту гра­ницу нельзя пере­хо­дить ни при каких обсто­я­тель­ствах, нельзя под­ни­мать руку на роди­те­лей, оскорб­лять стар­ших, тем более бабушку, дедушку.

Ну, а если ребе­нок все же рисует на обоях –  ско­рее всего, мы пони­маем, что это вре­менно и к опре­де­лён­ному воз­расту все прой­дет. Помо­гает пред­ло­же­ние аль­тер­на­тивы.  Спа­сает покупка самых деше­вых обоев и рас­кла­ды­ва­ние их на полу – ребе­нок будет про­сто счаст­лив, что вы дали ему воз­мож­ность  так  необычно пори­со­вать, а у вас будут целые обои и сохра­нив­ши­еся нервы.

Отложенная критика

Еще один важ­ный момент. Не стоит мгно­венно кри­ти­че­ски реа­ги­ро­вать на посту­пок. Ино­гда стоит кри­тику отло­жить на потом. Это каса­ется детей 7+. С малень­кими, есте­ственно, всё только сразу, потому что у малень­ких опе­ра­тив­ная память очень малень­кая, 10 минут – и они все забыли. Ты только ребёнка нака­зал, 10 минут про­шло, он уже всё забыл, уже пры­гает, смеётся.

А вот ребё­нок  7 лет и старше может «отойти»  от ситу­а­ции, но глав­ное – смо­жет «отойти» от ситу­а­ции сам роди­тель,  и тогда смо­жет пра­вильно покри­ти­ко­вать – разумно, с любо­вью, без гнева.

Есть про­стое пра­вило: не говори то, что не будет услы­шано или непра­вильно понято. Вспом­ните, когда мы сами сде­лали что-то непра­виль­ное, и нас начи­нают долго и нудно кри­ти­ко­вать. Какова наша реак­ция? Раз­дра­же­ние и отри­ца­ние. И у ребенка будет такая же реак­ция, когда мы его начи­наем так кри­ти­ко­вать. Если нам не хочется выслу­ши­вать и исправ­ляться, зна­чит, и ребёнку не будет хотеться.

Поэтому, когда мы застали ребенка за каким-то пло­хим делом, необя­за­тельно сразу читать ему мораль – он не услы­шит, он вклю­чит авто­ма­ти­че­скую защиту: это не я, это она, это он, все вино­ваты, и так далее, и так далее. И будет, как в клас­си­че­ском биб­лей­ском при­мере: «Это жена, кото­рую Ты мне дал» – как Адам ска­зал Гос­поду Богу.

В итоге Бог остался  вино­ват. Жену дал, дерево поса­дил – вот  и вино­ват в том, что Адам согре­шил. Надо дать понять, что мы это уви­дели,  что это плохо, но пого­во­рить об этом немного позже, в спо­кой­ной обста­новке. Когда мы спо­койны, мы спо­собны без гнева и эмо­ций доне­сти до ребенка суть вопроса – про­сто, спо­койно, тихо. При­чём чаще всего ребё­нок за это время сам обду­мает посту­пок, пой­мет, что он делает неправильно.

Такой при­мер вам. Ребёнку лет 8, вы ему гово­рили: нельзя рисо­вать на стуле – дере­вян­ный стул,– и вот вы захо­дите – ребе­нок рисует на стуле. Ваша реак­ция: «Да что это такое, я тебе сто раз гово­рила!»  Реак­ция  ребенка будет тоже враж­деб­ной – либо он в себя уйдет, либо нач­нёт спо­рить с вами. И к чему этот бес­ко­неч­ный спор приведёт?

Куда проще: зашли, посмот­рели: ай–яй–яй,– и ушли. А через час, через два ребё­нок успо­ко­ился, при­шли, поса­дили его на колени, погла­дили: «Ты же пони­ма­ешь, что плохо рисо­вать на стуле?» – «Пони­маю» – «Непри­ятно сидеть на таком стуле, когда гости при­дут –  у нас после­зав­тра будет день рож­де­ния у бабушки, а у нас вот стул…» – «Ну, да» –  «Надо, наверно что-нибудь сшить, наки­нуть» – «Ну да, надо…»

Всё, ребё­нок понял, он с вами пошел на кон­такт, с вами начал гово­рить. Зна­чит, цель достигнута.

Люби грешника, ненавидь грех

Еще одна частая ошибка – кри­ти­куем ребенка вме­сто поступка. То есть ребё­нок сде­лал плохо, а мы гово­рим: ты пло­хой. Вспо­ми­наем клас­си­че­ское хри­сти­ан­ское пра­вило, кото­рое нам оста­вили свя­тые отцы: люби греш­ника, но нена­видь грех. Мы, чаще всего, наобо­рот, грех любим, греш­ника нена­ви­дим. Так вот с ребен­ком точно также. Нужно отде­лять его лич­ность от того поступка, кото­рый он сделал.

Мы часто при­кле­и­ваем нашим детям ярлыки: лен­тяй, без­дель­ник, лгун, бес­тол­ко­вый, плакса, упря­мый, и так далее. Что про­ис­хо­дит, когда мы ребенку при­кле­и­ваем ярлык? Ребё­нок ста­но­вится таким. Через это роди­тели фор­ми­руют у детей пред­став­ле­ние о самих себе.

image 300x259 - О. Никита Заболотнов: «Критиковать и наказывать ребенка будем по-доброму и с любовью»

Чтобы понять, как он выгля­дит, ребе­нок под­хо­дит к зер­калу: вот я, вот мои уши, моя голова – и при­мерно  видит, что он из себя пред­став­ляет. Как ребёнку понять, кто он в душев­ном плане? Это он слы­шит от дру­гих, и в первую оче­редь, это самые близ­кие люди. И если роди­тели  назы­вают его лен­тяй, лгун, упря­мый и бес­тол­ко­вый, он начи­нает в это верить и этому соот­вет­ство­вать – то есть рас­тёт лен­тяем, лгу­ном, упря­мым, бестолковым.

Ино­гда с ребён­ком  бесе­ду­ешь – он гово­рит: «Ну, вот я лен­тяй». Я говорю: «А тебе кто ска­зал?» – «Мама (или папа, или бабушка)». Всё, пожа­луй­ста– вы поста­вили на своём ребёнке печать, оста­лась ваша под­пись, гото­вый рецепт вашего ребёнка. Как ему стре­миться к луч­шему? Вам-то кажется, что вот я ему ска­зал: лен­тяй, а он: нет, я не лен­тяй, я тебе это докажу, и пойду делать!..

А часто мы в  жизни кому-то что-то дока­зы­ваем? Нет. А ребё­нок тем более дока­зы­вать это не будет. Конечно, ино­гда можно при­ме­нить и такой педа­го­ги­че­ский прием – когда мы ребёнку гово­рим что-то, чтобы он смог себя пре­воз­мочь. Но ни в коем слу­чае при этом не нужно ста­вить на нём вот такую печать и при­кле­и­вать к нему ярлык. Так и фор­ми­ру­ются качества.

Нам же надо, напро­тив, дать понять, что мы верим в его спо­соб­ность меняться. Вот сей­час – да, ребе­нок ленится, но мы верим, что он может стать дру­гим – при­чём можно это вер­ба­ли­зи­ро­вать: я знаю, что ты можешь лучше, я знаю, что сей­час вот так ты посту­пил, но ты можешь. И ребё­нок вме­сте с нами пове­рит в это и будет меняться.

Меняемся местами

Мне кажется, совре­мен­ным детям расти очень тяжело. Вот пред­ставьте, как росли лет 100– 150 лет назад, не так давно. Сколько вре­мени ребё­нок общался  с роди­те­лями? Утром поел, вышел в поле, в ого­род, бегает, играет, при­бе­жал домой, поел и опять убе­жал. А сей­час ребё­нок заперт с роди­те­лями в четы­рёх сте­нах и слы­шит  бес­ко­неч­ное поуче­ние, и поэтому  ему  довольно тяжело.

Поста­рай­тесь ребёнку больно не сде­лать. Чтобы ребе­нок захо­тел испра­виться, его нужно при­под­нять выше его поступка, дать ему ощу­тить, что такое пло­хое пове­де­ние такому хоро­шему ребенку не подходит.

«Доро­гой мой Коленька, ложь – это так плохо, такому чест­ному, как ты, это не подо­бает!» Захо­чет  он потом врать?  Нет. Мама же счи­тает его чест­ным, ему так не хочется разо­ча­ро­вать маму. На самом деле для ребёнка разо­ча­ро­вать роди­те­лей – это одно из самых страш­ных, тяже­лых таких пси­хо­ло­ги­че­ских потря­се­ний, и мы его как бы настра­и­ваем на это: ты же у меня такой хоро­ший! И он хочет быть хоро­шим, и ста­ра­ется быть хоро­шим, и каж­дый ребё­нок хочет быть хоро­шим. А когда мы гово­рим и делаем наобо­рот – вот, к сожа­ле­нию, именно так ребё­нок  и поступает.

Когда мы «ста­вим» вот такую высо­кую оценку нашим детям, мы их не оби­жаем, а глав­ное, у ребенка появ­ля­ется жела­ние самому себя испра­вить. Вот этому, конечно, нужно учиться. Если же ребенка посто­янно кри­ти­ко­вать, попре­кать, мы можем его про­сто сло­мать. Кри­тика вообще подавляет.

Кто-то может вспом­нить свою работу. Ска­жем, рабо­та­ете в кол­лек­тиве, там началь­ник не очень разум­ный, само­лю­би­вый и гор­де­ли­вый,  всех все­гда кри­ти­кует. Что про­ис­хо­дит, когда началь­ник закры­вает дверь? Никто не делает так, как он гово­рит. А если началь­ник ска­зал: какие вы у меня заме­ча­тель­ные, какие хоро­шие, но у нас вот это не совсем так, вот  здесь не выпол­нено, но я верю: выпол­ним! Жела­ние рабо­тать сразу появится.

Поэтому когда вы в оче­ред­ной раз кри­ти­ку­ете ребёнка, попы­тай­тесь поме­няться с ним местами. Если вы сами захо­тите после таких слов исправ­ляться – гово­рите их сво­ему чаду.

Внимательнее к словам

Очень важно научиться кри­ти­ко­вать сози­да­тельно, не уни­жая ребёнка. А для этого нужно научиться ситу­а­цию видеть в поло­жи­тель­ном ключе. Только тогда мы смо­жем также ее пре­под­не­сти и ребёнку.

При­мер такой: вме­сто «Не рисуй на стуле, сто раз тебе ска­зано» его по-дру­гому покри­ти­ко­вать: «Кажется, ты забыл под­ло­жить лист бумаги, ты так кра­сиво рису­ешь, и мне бы хоте­лось пове­сить это у себя, а ты тут на стуле нари­со­вал, а стул-то никак на стенку не пове­сишь!» Ребе­нок тут же побе­жит  на бумаге рисо­вать: вот я как кра­сиво рисую, маме нра­вится! Всё, может быть, про­блему решили – но не уни­зив ребёнка и ничего обид­ного ему не ска­зав, по рукам никак не ударив.

Недавно я с девоч­кой раз­го­ва­ри­вал, она рас­ска­зала такой слу­чай: всю жизнь хотела играть на гитаре (сей­час уже взрос­лая девушка), и когда ей было лет 8–10, у неё появи­лась гитара, и она дома пыта­лась играть. Ну, есте­ственно, не полу­ча­лось, и папа один раз зашел и ска­зал: «А, опять трень­ка­ешь!..»  Он про­сто так ска­зал. Ребе­нок поло­жил гитару…– и снова взял ее в руки только после трид­цати лет. Пони­ма­ете, когда  у него всё это зажило.

А ведь папа про­сто ска­зал, без вся­кого умысла и смысла. Видимо, она в этом услы­шала кри­тику, уни­же­ние в свой адрес, и у неё руки опу­сти­лись. А если бы папа ска­зал: «Ой, так заме­ча­тельно, ты учишься играть, я так хочу послу­шать, у тебя так полу­ча­ется, я‑то вот учился дольше…» –  как бы это ребёнка вдохновило!

Поэтому нужно быть очень вни­ма­тель­ным к сло­вам, кото­рые мы к своим детям обра­щаем. Еще при­мер. Ребё­нок, лет 9, моет посуду, тут же стоит мама и стро­гим взгля­дом сле­дит, как там ребё­нок моет. «Вон воды сколько налила, здесь не про­мыла, да кто так моет, губка-то у тебя без мыла, опять воды налила, зачем так сильно воду вклю­чила – надо чуть–чуть, чтобы смыть, гряз­ную с чистой посуду не ста­вят – и так далее». Мы же знаем, чему ребенка научить, какой у нас бога­тый опыт мытья посуды! Захо­чет ребё­нок научиться? Не захочет.

Теперь пред­ставьте – вы при­шли в дом к своей све­крови, и вас стали также кри­ти­ко­вать. Какой будет резуль­тат? –  Навер­ное, долго вы еще в гости не при­дёте … Но ребёнку некуда уйти – пони­ма­ете, он с вами живет в одной квар­тире и еще будет долго жить. Ребёнка  пожалейте.

Можно по-дру­гому: «Как здо­рово у тебя полу­ча­ется, ты у меня такая хозя­юшка. А вон, смотри, там не всё про­мыто, давай вот здесь про­моем, и будет еще чище. Мне еще бабушка по сек­рету гово­рила, что глав­ное, когда моешь посуду –  про­мы­вать вот так вот». У ребёнка будет сти­мул: ему пере­дали сек­рет, с ним поде­ли­лись, он носи­тель семей­ной тайны! Здо­рово, инте­ресно, и с мини­му­мом критики.

Учим реагировать правильно

Нужно начи­нать фразу с пози­тива по отно­ше­нию к ребенку. Пра­виль­ная уста­новка роди­теля – все­гда за ребенка, а не про­тив него: «Я знаю, что тебе было трудно, но ты смог». Почему? Потому  что  пер­вая  реак­ция на кри­тику у любого чело­века – у ребёнка, в том числе – это все­гда само­за­щита. И если мы ребёнка кри­ти­куем, он начи­нает защи­щаться. Но если мы начали раз­го­вор без кри­тики, с пози­ти­вом, само­за­щита сни­ма­ется, и мы можем  сво­бодно гово­рить то, что  хотим сказать.

А ещё  важно под­ска­зать ребенку, как пра­вильно реа­ги­ро­вать на кри­тику. Мы, обща­ясь с ним, думаем, что он  боль­шой и дол­жен всё знать и всё пони­мать. Но на самом деле ребё­нок не знает и не пони­мает, как нужно  отвечать.

Ска­жем, мы попро­сили ребенка убрать игрушки с пола. Захо­дим в ком­нату – ребё­нок не все игрушки убрал. Можно ска­зать: «Машенька, ты убрала не все игрушки!» Резуль­тат: «Мам, ну тут только 3 куклы, и ещё вот семей­ство коше­чек, я с ними буду играть!» – и нач­нётся бес­ко­неч­ная пере­палка, в кото­рой веро­ят­ность, что вы побе­дите, очень мала.

В итоге – или слёзы, или угрозы, или нака­за­ния – сце­на­рий  у каж­дого свой, чаще всего выве­рен­ный и годами выму­чен­ный. Но мы можем  и по-дру­гому, напри­мер,  мягко подойти и ска­зать: «Стоп, не надо оправ­ды­ваться. Я тебя ни в чём не обви­няю, я тебя люблю, ты можешь мне про­сто ска­зать: мамочка, извини, я сей­час уберу».

Научите ребенка пра­вильно отве­чать. Но это надо сде­лать очень тонко, тех­нично, чтобы не при­ка­зы­вать, иначе это будет немножко нечестно. Вы про­грамму зада­дите, а ребё­нок ее, может быть, будет выпол­нять, но она будет совер­шенно неис­крен­ней. Вы ему про­сто под­ска­жите, как можно выхо­дить  из  подоб­ной  ситуации.

Важно, КАК сказать

Воз­ни­кает вопрос, а почему  ребе­нок  до этого не умел пра­вильно реа­ги­ро­вать? Навер­ное, никто его не научил при­ме­ром. Ино­гда роди­тели при­хо­дят, жалу­ются: «У меня ребё­нок нико­гда не изви­ня­ется, делает и не изви­ня­ется». Я спра­ши­ваю: «А вы перед мужем изви­ня­е­тесь?» Если мама с папой не пока­зы­вают при­мера вза­им­ных отно­ше­ний, откуда взять этот опыт ребенку?

Очень важно, как ска­зать. Мы много гово­рили про искус­ство ком­му­ни­ка­ции, помните: то есть, как нужно это ска­зать, с каким лицом, чтобы сле­дить за инто­на­цией. Вот это «как» – нужно на это очень сильно обра­щать внимание.

Вот вам еще один при­мер. Ребёнка зовут кушать. «Ваня, иди есть. Ваня, иди есть! Ваня!..» Ваня не идёт, мама кри­чит, руга­ется: «Я тебе сколько раз ска­зала: иди есть, ты такой–рассякой, вот я тебе сей­час!..» Ваня такой пону­рый идет. При­шел. Сле­ду­ю­щий день. Обед. «Ваня, иди есть!» Что будет? То же самое. Почему? А мы задали сце­на­рий – это такая игра, сце­на­рий напи­сан­ный, много раз про­ра­бо­тан­ный, и ребё­нок по этому сце­на­рию живёт – ему даже ком­фортно в нём. Он ждёт: мама при­дет, накри­чит, и я пойду есть.

Но ведь можно попро­бо­вать совер­шенно по-дру­гому: можно спо­койно ска­зать: «Ты у меня уже боль­шой, как дума­ешь, вот когда тебя зовут – как нужно пра­вильно реа­ги­ро­вать?» Ребе­нок ска­жет: «Ну, навер­ное, идти» – «Моло­дец, ты всё пони­ма­ешь, такой у меня разум­ный, ты всё зна­ешь!» Конечно, не факт, что ребё­нок в сле­ду­ю­щий раз тут же при­бе­жит по пер­вому зову. Но вы уже пока­зали ему пра­виль­ную реак­цию, он уже поду­мал об этом, и, навер­ное, в сле­ду­ю­щий раз, когда вы его позо­вете, где-то это у него «щелк­нет».

Тут еще ведь много нюан­сов. Вы пой­мите, от чего вы его отры­ва­ете – это тоже очень важно. И если ребё­нок по пер­вому вашему тре­бо­ва­нию не при­шёл, это не зна­чит, что он злост­ный нару­ши­тель, вас нена­ви­дит, и нужно при­ме­нить к нему все воз­мож­ные санк­ции. Даже когда ребе­нок раз­гне­вался, оби­делся, наго­во­рил гадо­стей – важно спо­койно подойти, поло­жить руку ему на плечо и ска­зать: «Я знаю, что на самом деле ты так не думаешь». 

Вот это очень важ­ный момент. Очень важно снять это напря­же­ние. Каким обра­зом? Мы можем уйти, хлоп­нуть две­рью. Неко­то­рые мамы гово­рят: «Кор­мить тебя не буду, ты у меня такой-сякой, и вообще – как я тебя такого родила!» И бед­ный ребё­нок пере­жи­вает. Снять  напря­же­ние – работа наша, роди­тель­ская, а не ребёнка. Про­сто подойти, обнять и ска­зать: «Я знаю, что ты так всё равно не дума­ешь». И уйти. Не надо дальше вда­ваться в подроб­но­сти, дали импульс, а дальше – ждите результат.

И ещё одна ошибка, кото­рую ино­гда делают роди­тели. Нико­гда и ни при каких обсто­я­тель­ствах нельзя кри­ти­ко­вать детей в при­сут­ствии дру­зей. Тихо­нечко ребенка отвели в сто­рону, или еще как-то, любым спо­со­бом, но не при дру­зьях. Потому что это уни­жает ребенка, ломает его само­оценку,  и вы даже не пред­став­ля­ете, какие могут быть послед­ствия от несколь­ких таких выпа­дов. Нужно очень акку­ратно к этому подходить.

Ошибка в кри­тике, в первую оче­редь, заклю­ча­ется в том, что мы не знаем цели кри­тики и непра­вильно ребенка кри­ти­куем. Если мы научимся видеть цель и научимся кри­ти­ко­вать пра­вильно, то резуль­тат  будет соот­вет­ствен­ный. Мы будем видеть изме­не­ния в ребёнке.  И самое глав­ное: мы не будем пор­тить с ним отношения.

Наказание – крайнее средство

Перей­дем к теме нака­за­ния. Нака­за­ние должно быть послед­ним, край­ним сред­ством. Не посто­ян­ным, не нор­мой – плохо, когда ребё­нок идёт домой и пред­вку­шает: «Сей­час меня будут нака­зы­вать…» И он это про­сто тер­пит – но до опре­де­лен­ного воз­раста, а потом не будет тер­петь. Хочется  вам из ребёнка такого муче­ника делать?

Если наши нака­за­ния не при­но­сят резуль­тата – зна­чит, мы делаем что-то непра­вильно, неверно, и нужно нам изме­ниться, а не пенять на ребенка. Это мы не нашли к нему под­ход, а чаще всего про­сто упу­стили – начали вос­пи­ты­вать лет в 11, когда надо было года в 2 начи­нать. Конечно, теперь сложно что-то кар­ди­нально поме­нять. Но, тем не менее, без нака­за­ния и нет вос­пи­та­ния, это понятно.

Сна­чала, перед тем как ребенка нака­зы­вать, нужно поста­раться пого­во­рить с ним, вра­зу­мить, и только когда все наши вари­анты исчер­паны,  мы при­бе­гаем  к нака­за­нию. Нака­за­ние, в свою оче­редь, должно про­бу­дить жела­ние больше так не делать, и в этом смысл нака­за­ния, а не в чём-то другом.

Это не зна­чит, что ты сде­лал плохо, и дол­жен теперь пре­тер­петь какое-то стра­да­ние. Мы учим ребёнка совер­шенно непра­виль­ному отно­ше­нию в жизни. Вот ты, зна­чит, сде­лал плохо, теперь ты дол­жен эти стра­да­ния тер­петь. И что изме­нится? Ну, пойду ещё плохо сде­лаю, и еще потерплю стра­да­ние. Вот весь результат.

Двойка – не  оценка личности

Что каса­ется оце­нок – забудьте вы про оценки, нико­гда на них не ори­ен­ти­руй­тесь! Оценка – это очень субъ­ек­тив­ное оце­ни­ва­ние уровня воз­мож­ных зна­ний вашего ребёнка. Не более этого. Воз­мож­ных. Почему воз­мож­ных – потому что вполне веро­ятно, что ваш ребё­нок в какой–то момент вре­мени не смог свои зна­ния рас­крыть. Потому, что ему было плохо, или слиш­ком хорошо, или учи­теля он боится, или наобо­рот, не ува­жает, или  что-то в классе слу­чи­лось, и он вот в это время не смог свои зна­ния рас­крыть. Это плохо или хорошо, но ваш ребё­нок такой.

Зачем гнаться за оцен­ками, кому они нужны? Вы помните, какие у вас были оценки в тре­тьем, в пятом, в седь­мом классе? И зачем нам ребёнка так мучить? Очень важно постро­ить с ребён­ком отно­ше­ния таким обра­зом, чтобы он знал, что мы его оце­ни­ваем не за оценки. Потому что дети очень часто думают: я полу­чил пятёрку – я хоро­ший, я полу­чил двойку – я пло­хой. Это непра­вильно. Полу­чил пятёрку– моло­дец, полу­чил двойку– надо исправ­лять. Вот и всё. Надо исправлять.

И куда вам эти потом оценки девать, зачем они нужны? Ребё­нок дол­жен научиться в школе учиться, соци­а­ли­зи­ро­ваться, при­ме­нять зна­ния. Вот это глав­ное. И абсо­лют­ное боль­шин­ство совре­мен­ных ребят, даже кото­рые учатся неплохо – они всё равно с репе­ти­то­рами под­тя­ги­вают те пред­меты, кото­рые им нужны. Так  зачем ребенка с дет­ства мучить оцен­ками? Ребе­нок не дол­жен думать, что оце­ни­вают его как чело­века – это оценка его кон­крет­ной работы, здесь и сей­час, сего­дня, по этой теме.

Ну, не понял он эту тему – не понял, как там делить одно на дру­гое. Может быть, он не понял, может быть, учи­тель не так объ­яс­нил. Может быть, в это время ребё­нок птичку уви­дел и замеч­тался, а тут, пони­ма­ете, деле­ние, а тут птичка – конечно, инте­рес­ней, чем какое-то деле­ние. И надо найти, в чем про­блема. Почему тройка – потому что не понял? Не понял – давай, мы тебе объясним.

Если ребе­нок ленится учиться, это плохо. С этим надо бороться, это зло, потому что он будет потом лениться и всю жизнь всё осталь­ное делать. Зна­ете, что глав­ное ребенку при­ви­вает школа: стрем­ле­ние к труду, при­вычку к труду, ребе­нок науча­ется тру­диться. Вот это одно из важ­ней­ших вещей, если ребё­нок этому не науча­ется – потом ему будет очень сложно.

Наказание как следствие проступка

Нака­за­ние – это огра­ни­че­ние все­доз­во­лен­но­сти, сви­де­тель­ство того, что у всего есть послед­ствия. То есть ребё­нок сде­лал что-то  пло­хое, и если мы его не огра­ни­чили, то  у него воз­ни­кает ощу­ще­ние вседозволенности.

Допу­стим, он бабушке нагру­бил. Мы пони­маем, что бабушка сама вино­вата: «Ну, надень ту фут­бо­лочку, она тебе так идет!..» Ребенку надо­ело, и он бабушке нагру­бил. Мы про­мол­чали – бабушка вино­вата. Какой резуль­тат? Ребё­нок понял на под­со­зна­тель­ном уровне, что можно гру­бить бабушке, а через 2 года всё это вер­нется к вам, и вы его не отучите. Потому что вовремя ему не ска­зали: «Нет, нельзя!»

Нельзя гру­бить бабушке – ни при каких обсто­я­тель­ствах. Даже если бабушка в корне не права, можно ей ска­зать: «Бабушка, ты не права!» – но гру­бить ей нельзя. И поэтому нака­за­ние – это все­гда сви­де­тель­ство, что у всего есть послед­ствие.

Нака­за­ние есть телес­ное и есть нака­за­ние, ска­жем так, душев­ное – то есть огра­ни­че­ние в чём-то. Какое-либо огра­ни­че­ние в раз­вле­че­нии, лише­ние удо­воль­ствий – вот это  и есть душев­ное нака­за­ние, и это вообще должно быть все­гда в наших руках, если мы хотим, чтобы дети росли такими, как мы хотим: теле­ви­зор, ком­пью­тер, план­шет, игро­вая при­ставка  –  всё, что угодно,  а до опре­де­лен­ного воз­раста – и прогулки.

«Мам, можно я пойду погу­лять?» – «Пойди». А не так, когда он хочет. Через это вы кон­тро­ли­ру­ете ребенка, у вас есть рычаги вли­я­ния на него. У нас во мно­гих семьях так, что ребё­нок при­хо­дит, сам вклю­чает теле­ви­зор, когда хочет, смот­рит, сколько хочет и что хочет, и вам будет очень сложно потом с ним сладить.

Ну, конечно, нужно смот­реть уже по воз­расту. Если ребёнку 17 лет, и он будет спра­ши­вать: «Можно, я включу теле­ви­зор?» – это неправильно.

То есть нужно посте­пенно давать  сво­боду  в раз­вле­че­ниях. Вообще под­ро­сток в доме – это все­гда непро­сто, это такое посте­пен­ное даро­ва­ние ему сво­боды: сего­дня грамм, зав­тра грамм, и потом уже к его восем­на­дца­ти­ле­тию, когда он ста­но­вится боль­шим, дей­стви­тельно взрос­лым, он дол­жен почув­ство­вать сво­боду и научиться ей пользоваться.

У нас, к сожа­ле­нию, осо­бенно в пра­во­слав­ных семьях, бывает по-дру­гому. До 17–18 лет ребенка дер­жат в кулаке – шаг вправо, шаг влево – рас­стрел с кон­фис­ка­цией, всё.  А испол­нится ему 18 лет,  уез­жает куда–то учиться, и идёт во все тяж­кие. Почему? А потому, что у него сво­боды не было, а тут ему дали пол­ную, и он не умеет ей поль­зо­ваться. Хорошо, если роди­тели сильно молятся за него и  Гос­подь его отво­дит от самых серьез­ных искушений.

Я знаю при­мер такой семьи, когда девочка росла в семье, там папа и мама очень стро­гие. Потом она  посту­пила в уни­вер­си­тет. Она про­ехала все ноч­ные клубы, все раз­вле­че­ния, кото­рые только можно, до тре­тьего курса ее бол­тало так, что роди­тели были в шоке. Она домой про­сто не при­ез­жала – а зачем? Сти­пен­дия,  бабушка чем-то помо­гала, и все, она там весе­ли­лась, радо­ва­лась три года. Но потом Гос­подь ее вра­зу­мил и она как-то вер­ну­лась, но роди­тели поняли, как были неправы. Поэтому во всём нужна мера.

Наказан. А за что?

Итак, глав­ное, чтобы ребё­нок знал, за что он нака­зан. Ему нужно объяснить.

У нака­за­ния должны быть чет­кие вре­мен­ные гра­ницы. «Ты больше нико­гда не будешь смот­реть теле­ви­зор, больше нико­гда не пой­дешь гулять!» Не нужно такими фра­зами бро­саться. Мы пони­маем, что это неис­пол­нимо – он будет смот­реть теле­ви­зор,  будет гулять. Поэтому нужны чет­кие вре­мен­ные рамки. «Сле­ду­ю­щую неделю ты теле­ви­зор не смот­ришь. В выход­ные гулять не пой­дешь». Вот это – чет­кие вре­мен­ные рамки.

Какие могут быть душев­ные нака­за­ния? Можно нару­шить какую-то тра­ди­цию. Допу­стим, вы ходите в гости каж­дую неделю – пошли, а ребёнка не взяли. Вы смот­рите вме­сте фильм или муль­тик по выход­ным – а в этот раз не смот­рим, потому что ребё­нок нака­зан. То есть это тоже для ребёнка очень серьёз­ное нака­за­ние. И чаще всего такие нака­за­ния дей­ствуют даже больше, чем нака­за­ния телес­ные. Они силь­нее. Тут ребё­нок пере­тер­пел– и все забыл, и дальше живет. А когда вот тут несколько дней он без теле­ви­зора, без муль­ти­ков, без про­гу­лок – для него это, конечно, более сложно.

Ино­гда можно про­сто с ребен­ком пере­стать улы­баться – на какое–то время, есте­ственно, на несколько часов, чтобы пока­зать, что он вас оби­дел, и вы рас­стро­ены. Но такой метод рабо­тает только там, где роди­тели умеют улы­баться. У нас роди­тели часто не умеют улы­баться, и ребе­нок про­сто вас не заме­тит. Потому что ребе­нок и так не видит осо­бой улыбки мамы. Помните, я вам при­мер рас­ска­зы­вал: «Мама, ты меня любишь только тогда, когда я болею» – «Почему?» «Когда я болею, ты со мной сидишь и мне улы­ба­ешься». То же самое и здесь. Если мы ребенку улы­ба­емся в тече­ние дня – зна­чит, два часа без улыбки будет сложно и трудно, и будет понятно, что это наказание.

Наказывайте  с холодной головой

Что каса­ется физи­че­ских нака­за­ний, то сей­час много раз­лич­ных взгля­дов. Навер­няка мно­гие слы­шали про аме­ри­кан­ского док­тора Спока, напи­сав­шего, что ребенка нико­гда, ни при каких обсто­я­тель­ствах не надо нака­зы­вать физи­че­ски. Если мы с вами берем Свя­щен­ное Писа­ние, там напи­сано: «Наги­бай выю его в юно­сти и сокру­шай рёбра его, доколе оно молодо, дабы, сде­лав­шись упор­ным, оно не вышло из пови­но­ве­ния тебе» (Сирах. 30,12). И там еще неко­то­рые аспекты нака­за­ния. То есть физи­че­ские нака­за­ния доз­во­лены, но, несо­мненно, в опре­де­лен­ной мере.

Итак, нака­зы­вать сле­дует только в спо­кой­ном состо­я­нии – без гнева, в трез­вом рас­судке. Но если у вас состо­я­ние неспо­кой­ное – не тро­гайте ребенка. Потому что вы ребенку сде­ла­ете только хуже, вы выльете на него гнев, ваше нака­за­ние будет непро­пор­ци­о­нально – оно будет не нака­за­нием как нака­зом и оста­нов­кой зла, оно будет тем, что вы сде­ла­ете ребенку про­сто больно. Поэтому нико­гда в гневе нака­зы­вать не нужно. Подо­ждите 5–10 минут, при­дите в себя и потом уже его наказывайте.

Нака­за­ние должно иметь цель не сде­лать больно или уни­зить, а огра­ни­чить ребенка, пока­зать гра­ницы доз­во­лен­ного. Если у нас это не полу­ча­ется, зна­чит, что-то мы не так делаем. Ино­гда доста­точно лег­кого шлепка. И не обя­за­тельно доста­вать ремень с боль­шой желез­ной пряж­кой. Про­сто лег­кий шле­пок – ребё­нок понял: да, он где-то заба­ло­вался – раз, шлеп­нули! Все, он понял.

Очень важ­ный вопрос: За что? За что можно при­ме­нять вот такие телес­ные нака­за­ния? Конечно, всё зави­сит от воз­раста и осо­бен­но­стей ребёнка. Но при­ме­нять телес­ное нака­за­ние до 6 лет надо в край­нем слу­чае. Лучше, конечно, огра­ни­читься каким-то очень малень­ким лег­ким шлеп­ком, кото­рый будет пока­зы­вать, что так не надо, чем делать ребенку больно.

Не стоит этого делать после 12 лет, потому что ребё­нок боль­шой, и он будет это вос­при­ни­мать как уни­же­ние. За что? За запре­щён­ное, очень суще­ствен­ное для его раз­ви­тия: наг­лость, хам­ство, сквер­но­сло­вие, неува­же­ние роди­те­лей, бабу­шек и дедушек.

Нака­зы­вать телесно можно только за то, что важно пре­сечь. Воров­ство тоже, несо­мненно, важно пре­сечь. Если мы ребёнка телесно нака­зы­ваем за двойки – это ни в какие ворота не лезет. Ино­гда бывает, что ребе­нок про­сто не спо­со­бен так быстро и про­сто оси­лить кон­крет­ную про­грамму, а мы его начи­наем нака­зы­вать. Ты не можешь испра­виться, а тебя ещё и бьют и наказывают.

За «вольные» грехи

Ребё­нок дол­жен быть пре­ду­пре­ждён, что это делать нельзя. Если ребёнка не пре­ду­пре­дили, сразу нака­зы­вать его не сле­дует, ему нужно ска­зать: так нельзя, это плохо, в сле­ду­ю­щий раз будешь нака­зан. Но нака­зы­вать сразу, думая, что это само собой разу­ме­ю­ще­еся, неверно. Ребё­нок дол­жен быть пре­ду­пре­ждён – не наме­ком, не полу­на­ме­ком, а четко и ясно: нельзя. Пре­сту­пил запрет – после­до­вало наказание.

Нака­зы­вать можно только тогда, когда про­сту­пок дела­ется спе­ци­ально. Ребё­нок бегал, пры­гал и уро­нил вазу, и что – надо рем­нем пороть? За что?  Он хотел этого? Не хотел. Нака­за­ние полу­ча­ется ком­пен­са­цией нашего мораль­ного стра­да­ния, но ведь целью нака­за­ния может быть только исправ­ле­ние ребёнка. Поэтому нака­зы­вать можно только тогда, когда посту­пок дела­ется спе­ци­ально. Мы ска­зали: не бери кон­феты без спросу, нельзя, это воров­ство. Ребё­нок взял эту кон­фету, съел – плохо сде­лал, надо наказать.

Нака­за­ние должно быть спра­вед­ли­вым  с точки зре­ния ребенка. 

У детей сильно раз­вито чув­ство спра­вед­ли­во­сти – у каж­дого ребёнка, это Гос­подь закла­ды­вает. Поэтому нужно разъ­яс­нить ему, пого­во­рить с ним. Нака­за­ние должно быть спра­вед­ли­вым с его точки зре­ния. Он дол­жен пони­мать, что – да, так пра­вильно. Не все­гда это стоит обсуж­дать сразу, потому что ребё­нок на эмо­циях, он будет отпи­раться и себя защи­щать. Но потом, спо­койно пого­во­рив, он дол­жен понять: да, это правильно.

Переступившему запрет

Нака­за­ние должно быть за запрет, а не за пове­ле­ние. То есть нака­за­ние про­ис­хо­дит за пре­ступ­ле­ние черты. «Пре­ступ­ле­ние» – это когда чело­век пере­сту­пил черту. Вот она про­ве­дена, он пере­сту­пил – нельзя. За пре­ступ­ле­ние, а не за то, что мы ему ска­зали: Так, нужно выне­сти мусор! – ребё­нок мусор не вынес, какой он запрет нарушил?

За запрет – иначе мы с вами поте­ряем воз­мож­ность вли­ять на ребенка мето­дом наказания.

Вообще, чем реже мы нака­зы­ваем детей, тем это эффек­тив­нее. Если мы будем нака­зы­вать каж­дый день, эффек­тив­ность поте­ря­ется. Будем нака­зы­вать раз в месяц – эффек­тив­ность будет очень серьез­ной. Это как с подар­ками. Если подарки дарить каж­дый день, ребё­нок при­вы­кает. Вот точно также теря­ется эффек­тив­ность нака­за­ния. Ребё­нок уже знает, что вы каж­дый день будете его нака­зы­вать, и эффек­тив­ность мала.

Когда мы видим пер­вое появ­ле­ние стра­стей, его лучше пре­се­кать сразу, а не ждать, когда эти про­яв­ле­ния повто­рятся – то есть хам­ство, воров­ство нужно пре­сечь сразу. Не обя­за­тельно драть как сидо­рову козу. Ино­гда можно строго пого­во­рить, ска­зать, вра­зу­мить, но обя­за­тельно нужно это обо­зна­чить: так делать нельзя, это очень плохо.

Нельзя зани­маться пустыми угро­зами. Вот это у нас бывает, осо­бенно у мамо­чек: вот  еще раз сде­ла­ешь, я тебя выпорю! В итоге ребё­нок делает, мать его не выпо­рола – все, в сле­ду­ю­щий раз он не будет мать слу­шать. Потому что она гово­рит и не делает! Поэтому если ска­зали – делайте. Не хотите делать – не говорите.

И не стоит два­жды нака­зы­вать за один посту­пок. Вот нака­зали один раз – и всё, а не два­жды или три­жды: а ты пом­нишь, ты на про­шлой неделе сде­лал – вот я тебе ещё за это! Нет – один раз нака­зали, и вот это нака­за­ние ребе­нок поне­сёт. А несколько раз за одно и то же  – это обидно.

Миримся в тот же день

И в заклю­че­нии очень важ­ный момент. Чем закан­чи­ва­ется сцена нака­за­ния? Должна бы закан­чи­ваться при­ми­ре­нием. Мы нака­зали, и нам кажется: всё, мы эмо­ции выпу­стили. И вот, он вино­ват, пусть, зна­чит, он теперь на колен­ках при­пол­зает. Нет. Пере­ми­рие должно быть обя­за­тельно. Очень важно поми­риться в тот же день, про­явить любовь, гово­рить: я тебя люблю, и нака­зал потому, что не хочу, чтобы ты вырос вором, или таким-то, или чтобы ещё что-то было.

То есть нужно дать ребенку шанс реа­би­ли­ти­ро­ваться, вос­ста­но­вить отно­ше­ния. Вообще в нор­маль­ной семье должно быть очень про­стое пра­вило между всеми: как бы мы днём ни пору­га­лись – перед сном обя­за­тельно должно быть хотя бы фор­маль­ное при­ми­ре­ние. Осо­бенно это каса­ется супру­гов. Прак­тика, когда кто-то с кем-то по несколько дней не раз­го­ва­ри­вает – это прак­тика очень пороч­ная, потому что у чело­века внутри гнев, обида кипит; у него нет воз­мож­но­сти  их как-то погасить.

Поэтому  хри­сти­ан­ская  прак­тика такая: днём пору­га­лись, но до того, как лечь спать, нужно обя­за­тельно при­ми­риться. Вообще для хри­стиан  это нор­мально – когда вста­ешь на молитву и чита­ешь «Отче наш», ты пони­ма­ешь, что либо идёшь и миришься со своим ближ­ним, либо закры­ва­ешь молит­во­слов и гово­ришь: “Гос­поди, мне с Тобой сего­дня раз­го­ва­ри­вать не о чем”. Как можем мы читать «остави  нам долги наши, как  мы остав­ляем долж­ни­ком нашим», а сам или сама не остав­ляю, а я на него оби­де­лась, а он такой.

Как мы можем молиться, когда мы оби­де­лись? Хотя бы мини­маль­ное при­ми­ре­ние, не нужно  сто  раз пере­ма­лы­вать то, что пере­мо­лото – про­сто подойти, улыб­нуться, сесть рядом. В каж­дой семье по-раз­ному, ведь кто знает, проснёмся мы утром или не проснёмся на сле­ду­ю­щий день – а вот мы не при­ми­ри­лись. То же самое должно быть и с ребен­ком. Обя­за­тельно нужно мириться в тот же день.

И не нужно долго пом­нить и пери­о­ди­че­ски напо­ми­нать ребенку какие-то его пре­ступ­ле­ния. Было – про­шло, всё, на этом закон­чено. Вот он здесь что-то сде­лал – нака­зали, ска­зали. Посто­ян­ное напо­ми­на­ние ребенку о его каких-то непра­виль­ных дей­ствиях даст резуль­тат обрат­ный – не жела­ние исправ­ляться, а пони­ма­ние того, что он вот такой и зна­чит, ему таким быть и нужно.

Резю­ми­руя  ска­зан­ное,  под­черкну: кри­тика по отно­ше­нию к ребёнку должна все­гда начи­наться с поло­жи­тель­ного, мы должны все­гда быть за ребенка, а не про­тив него. Кри­тика должна быть созидательной.

Нака­зы­вать нужно, необ­хо­димо – без этого вос­пи­та­ния нет, но это нужно делать тоже с любо­вью, с разу­ме­нием и без гнева, и обя­за­тельно с ребен­ком при­ми­риться, чтобы не было ника­ких его обид к вам,  ни ваших обид к нему. И  всем будет жить гораздо легче и радостнее.

Соб. инф.

Фото предо­став­лены о. Ники­той Заболотновым

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Ксения, 14.06.2019

    Спа­сибо вам за эту ста­тью, очень мно­гое для себя открыла. Почему я раньше не читала этого, столько оши­бок допустила.

    Бла­го­дарю сер­дечно батюшку, низ­кий поклон.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки