сайт для родителей

О. Никита Заболотнов: «Критиковать и наказывать ребенка будем по-доброму и с любовью»

Print This Post

341


О. Никита Заболотнов: «Критиковать и наказывать ребенка будем по-доброму и с любовью»
(3 голоса: 5 из 5)

 

Наш постоянный  собеседник  иерей Никита ЗАБОЛОТНОВ  убежден: критиковать и наказывать ребенка необходимо для его исправления и желания поступать правильно. При этом важно научиться делать это с любовью,  не унижая его достоинства.                            

Наказание – от слова «наказ»

Часто мы говорим с вами о том, что мы детей своих любим, и,  несомненно, хотим, чтобы они чувствовали себя любимыми, но проявлять свою любовь до конца не умеем, и в этом заключается большая проблема. Дети растут недолюбленные, и высока  вероятность, что они будут искать любви где-то на стороне.

Сегодня мы будем говорить о не менее сложной и важной теме – о том, как критиковать и наказывать детей с любовью. Итак, я напомню, что мы условно с вами поделили проявления любви на мягкое и жесткое. Мягкая любовь – это именно проявление любви, внимания, ласки, тепла, заботы, и так далее. А жесткая любовь – это та любовь, которая ограничивает, но которая это делает тоже из соображений любви и безопасности ребёнка.

Самый простой пример– когда ребенок тянет две свои ручки к розетке, чтобы туда их засунуть, а мы эти ручки резко убираем. Это может показаться грубым, некрасивым, но мы это делаем из любви к ребенку, а не из-за того, что мы хотим ему сделать больно. Поэтому вот эта требовательность и дисциплина – это важнейшая часть проявления любви; более того – где этого нет, там есть попустительство.

Дисциплина помогает обуздать желания ребёнка. Помните, мы с вами говорили, что важнейшей целью воспитания ребенка является обуздать его желания и научить его самого обуздывать свои желания. Когда в семье есть атмосфера любви, и ребёнок будет чувствовать, что его любят – тогда он будет готов принимать и наказание. Вот это важный момент, потому что очень часто дети обижаются на нас, и им кажется, что мы их обижаем.

Но здесь проблема двоякая. С одной стороны, может быть, мы не совсем правильно ребенка наказываем в плане метода наказания, но, с другой стороны, это говорит о том, что ребёнку дома не хватает тепла и любви. Потому что, если ребёнок любим, он живёт в такой теплой атмосфере, то и наказание он воспринимает нормально.

В противном случае получается результат, к сожалению, обратный. Поэтому когда есть только строгость, она не научает, а ожесточает ребенка.

Смотрите: само слово «наказание» – от чего происходит? От слова «наказ», то есть мы ребёнка не просто наказываем – мы ему даем какой-то наказ: что хорошо, а что плохо, тем самым помогая ему ограничить свои желания.

Критика критике рознь

Сейчас мы с вами поговорим о критике. Это всё, что касается ребёнка, когда мы хотим его исправить. Попробуйте проанализировать свой день, сколько раз мы говорим ребёнку: не делай, не трогай, не ходи, ты сделал неправильно, положи, не бери – и так далее. Вот если мы последим за своей речью – особенно это касается родителей работающих, которые всё время куда-то спешат– утром на работу, вечером с работы, нужно успеть приготовить, прибраться, постирать – а еще чтобы на себя время какое-то было, а ещё в гаджете посидеть, сериал посмотреть – и бесконечная беготня…

И наше общение с ребёнком превращается в бесконечную критику и бесконечное одергивание. Как у нас утро начинается?  «Вставай, что ты лежишь, давай быстрей одевайся, не ной, не канючь, иди чисти зубы, иди ешь, ну и что, что не хочешь?  Надо есть! Это надевай, я сказала. Это надевай, холодно! Ну и что, что будут смеяться… И вот это вот: давай быстрее, мы опаздываем, что ты копаешься, уже надоело – вчера копался, я же тебе говорила»,– и вот это  – утро нашего ребёнка.

А если ребёнок у нас школьник, то и его вечер проходит в таком же духе: «Ты уроки сделал? Почему? Я тебе говорила, что надо было делать уроки раньше, давай ложись спать, уже поздно, потом это сделаешь, а ты зубы не почистил, вставай чистить зубы…» И пошло–поехало… Вот это и есть наше бесконечно критическое отношение к ребенку. С одной стороны, мы понимаем, что это не очень хорошо; с другой стороны, как жить вне этого, тоже не понимаем. Если  будем молчать, то будет всё, конечно, очень печально. Если мы будем пытаться очень-очень мягко говорить – результата может не быть.

«Затюкали»  –  получите!

С критикой ребенка связана фундаментальная возможность – у ребёнка это возможность полноценного развития. Когда  его постоянно критикуют, когда  он постоянно находится под прессингом критики – что происходит?  Ребенок вырастает неполноценным. Это будут различные комплексы – в том числе и комплекс неполноценности, неуверенность в себе, боязнь будущего, мягкотелость, беспринципность и так далее. За примерами далеко ходить не надо.

Когда сильная, волевая мама воспитывает сына – а ребёнок один, и папы нет, при таких-то обстоятельствах – что у нас зачастую получается? Слабовольный безынициативный молодой человек, а потом мы удивляемся, почему у нас такие мужчины. Потому что чаще всего их в детстве  «затюкали»  мамы,  либо воспитатели в садике, в школе учительницы. Поэтому вот отношение к критике, хочу подчеркнуть, должно быть очень важным в нашей семье. Иногда мы сказали – и вскоре сами забыли, что сказали, а у ребёнка это может на всю жизнь отложиться.

Иногда разговариваю с ребёнком, и он говорит: «Вот мне мама сказала вот это».– «Тебе сколько было лет?» – «Не помню, я вроде в школу ходил, а вроде и не ходил». В 6–7 лет ребёнок помнит, что мама ему сказала вот то-то. Это очень больно, когда тебя критикуют и обижают самые близкие люди. Сами в семье, когда ссоритесь с мужем, с женой – знаете, как больно, когда близкий человек говорит тебе гадости!

А ребёнку больнее во много раз. Почему? Потому что вы своего мужа и жену, хотя бы формально – выбирали, никто вас не заставлял ни жениться, ни выходить замуж. Ребёнок вас не выбирал. Вы можете, если уж совсем невмоготу – идти развестись, новую жизнь начать, а ребёнок не может. Поэтому ребёнок в страдательном положении. Важно постараться сберечь его личность и нервы.

«Вылепить»  по себе?

Сберечь  личность ребенка, при этом критикуя его поступки и направляя его на правильную стезю – возможно ли это, и если да, то как это сделать? Каждый ребенок, семья, отношения индивидуальны, поэтому рецептов нет. Но есть готовый отрицательный опыт, как делать не нужно ни в коем случае.

Итак, самое важное. Очень часто цель нашей критики не совсем верна – скажем, сделать ребёнка таким, каким мы хотим его видеть, то есть удобным для нас. Как часто мы критикуем его и говорим  о каких-то вещах, которые касаются нравственного развития и будут важны для него впоследствии в жизни? Не так часто. Чаще всего это мелочи, которые просто неудобны нам.

Вот здесь я хочу обратить ваше внимание, чтобы была обозначена и понята цель: зачем я критикую, чего я хочу добиться? Если мы запишем все наши критические требования  –представим, вот ребёнок ваш, и вам сказали, что изобрели новое средство такое: приходите в больничку, в течение 10 часов пишите требования, что он должен делать, чего он не должен делать, и ребёнку таблеточку дают, и он становится вот таким, как вы захотели.

Кто получится в итоге? Получится робот. Он будет делать всё по команде, не иметь своей воли и не мешать нам жить. Эдакий слуга, который будет всё делать, а мы будем развлекаться.  А  ведь ребёнок – это личность, свободная личность. Поэтому зачастую вся сумма наших требований и критики просто неисполнима, и мы ребёнка травмируем просто так, без цели.

Единственная достойная цель нашей критики, как и цель воспитания –  повлиять на ребёнка так, чтобы он почувствовал сожаление о своем поступке и пробудить в нём желание этого не делать, или же, напротив, делать правильно. Где-то остановить, где-то границу поставить – но не более того. Поэтому критику или замечание нужно построить так, чтобы постараться достигнуть именно этой цели.

Важно постараться донести до ребенка, что мы его критикуем из любви к нему. Вспомните себя, когда вы критикуете ребёнка – вы говорите ему о своей любви или нет? А надо говорить. Хотя нам кажется, что это банально, глупо, и так понятно. Понятно же, что мы любим своих детей.

Я у своих подростков спрашиваю: «Вам родители говорят, что они вас любят?» Маленьким детям все говорят –  они  такие «пусечки» хорошие. А когда ребенку 12, 14 лет? Гораздо реже. И поэтому из наших слов и эмоций ребёнок делает совершенно другой вывод. Сначала: «ты меня не понимаешь», потом «ты меня не любишь», а потом у него появляется  вывод, что он здесь вообще чужой. И этот вывод он делает из наших слов и дел.

Созидать, а не разрушать

Если говорить о критике, то ее можно также определить как созидательную и разрушительную. Разрушительная критика чаще всего приводит к обратному результату. Когда мы говорим – говорим, долбим – долбим, а результат обратный. Ребёнок наоборот  делает, назло вредничает.

Критика созидательная – та, которая доходит и цель выполняет. Я напомню, первоначальная цель у нас – повлиять на ребенка, чтобы он почувствовал сожаление о своем поступке и исправился. Первая наша главная ошибка – слишком много критики в отношении ребёнка, когда всё общение с ребенком сводится к критическим замечаниям.

Попробуйте  записать ваш день вместе с ребёнком, а потом послушать. Очень много интересного услышите. Нам-то кажется, что мы постоянно его любим, постоянно ему говорим хорошие, добрые слова… А если взять в процентном соотношении – окажется, что это бесконечное командование: приди, уйди, иди отнеси, принеси, делай, не делай, надоел, и так далее, вставай, спи –  постоянные императивы.

Когда много критики – ребёнок к ней привыкает, и она, естественно, не достигает своей цели. У ребенка складывается впечатление: если мама делает мне постоянно замечания, она против меня. И такое случается  уже у маленького ребёнка.

У ребёнка, я напомню, мир чёрно-белый, а люди – хорошие и плохие, добрые и злые, за меня и против меня. Поэтому, когда мы с вами читаем сказки детские или смотрим классические детские мультики – не современные, где всё размыто, а  старые – там  всё соответствует восприятию ребенка: злой  герой – воплощение зла, добрый – воплощение добра.  Поэтому, если постоянно его критиковать, у него  закладывается  убеждение, что мама против него.

И нервы крепки, и обои целы

Как понять, лишняя критика или нет?  Должен быть, несомненно, необходимый минимум, то есть будем исправлять не то, что нас лично раздражает, а то, что необходимо из педагогических целей.

Что это значит? Приведу пример. Скажем, ребёнок маленький – четыре года, пять лет, что-то неправильное делает. Вот когда он вырастет, это помешает ему в жизни? Если да – исправляем железной рукой и любыми средствами. Если нет – можно исправлять помягче. Скажем, ребёнок рисует на обоях– обычное дело. В 15 лет будет ли он на обоях рисовать? Маловероятно, а если да, то, может быть, из него вырастет новый Ван Гог?  Не стоит тут же бить по рукам, нужно ему объяснить, в шутку это перевести, но очень жесткой реакции быть не должно.

А вот если ребёнок  грубит бабушке или бьет родителей – вот это в 15 лет никуда не денется, если мы это не исправим в 3–4 года. Не  позволяйте поднимать руку на родителей ни в коем случае,  не старайтесь  шутить и улыбаться. В год ребёнок агрессию не проявляет, в два с половиной – в три года уже может быть агрессивным – вот тут нужно ребенка остановить жестко и сказать: нет, эту границу нельзя переходить ни при каких обстоятельствах, нельзя поднимать руку на родителей, оскорблять старших, тем более бабушку, дедушку.

Ну, а если ребенок все же рисует на обоях –  скорее всего, мы понимаем, что это временно и к определённому возрасту все пройдет. Помогает предложение альтернативы.  Спасает покупка самых дешевых обоев и раскладывание их на полу – ребенок будет просто счастлив, что вы дали ему возможность  так  необычно порисовать, а у вас будут целые обои и сохранившиеся нервы.

Отложенная критика

Еще один важный момент. Не стоит мгновенно критически реагировать на поступок. Иногда стоит критику отложить на потом. Это касается детей 7+. С маленькими, естественно, всё только сразу, потому что у маленьких оперативная память очень маленькая, 10 минут – и они все забыли. Ты только ребёнка наказал, 10 минут прошло, он уже всё забыл, уже прыгает, смеётся.

А вот ребёнок  7 лет и старше может «отойти»  от ситуации, но главное – сможет «отойти» от ситуации сам родитель,  и тогда сможет правильно покритиковать – разумно, с любовью, без гнева.

Есть простое правило: не говори то, что не будет услышано или неправильно понято. Вспомните, когда мы сами сделали что-то неправильное, и нас начинают долго и нудно критиковать. Какова наша реакция? Раздражение и отрицание. И у ребенка будет такая же реакция, когда мы его начинаем так критиковать. Если нам не хочется выслушивать и исправляться, значит, и ребёнку не будет хотеться.

Поэтому, когда мы застали ребенка за каким-то плохим делом, необязательно сразу читать ему мораль – он не услышит, он включит автоматическую защиту: это не я, это она, это он, все виноваты, и так далее, и так далее. И будет, как в классическом библейском примере: «Это жена, которую Ты мне дал» – как Адам сказал Господу Богу.

В итоге Бог остался  виноват. Жену дал, дерево посадил – вот  и виноват в том, что Адам согрешил. Надо дать понять, что мы это увидели,  что это плохо, но поговорить об этом немного позже, в спокойной обстановке. Когда мы спокойны, мы способны без гнева и эмоций донести до ребенка суть вопроса – просто, спокойно, тихо. Причём чаще всего ребёнок за это время сам обдумает поступок, поймет, что он делает неправильно.

Такой пример вам. Ребёнку лет 8, вы ему говорили: нельзя рисовать на стуле – деревянный стул,– и вот вы заходите – ребенок рисует на стуле. Ваша реакция: «Да что это такое, я тебе сто раз говорила!»  Реакция  ребенка будет тоже враждебной – либо он в себя уйдет, либо начнёт спорить с вами. И к чему этот бесконечный спор приведёт?

Куда проще: зашли, посмотрели: ай–яй–яй,– и ушли. А через час, через два ребёнок успокоился, пришли, посадили его на колени, погладили: «Ты же понимаешь, что плохо рисовать на стуле?» – «Понимаю» – «Неприятно сидеть на таком стуле, когда гости придут –  у нас послезавтра будет день рождения у бабушки, а у нас вот стул…» – «Ну, да» –  «Надо, наверно что-нибудь сшить, накинуть» – «Ну да, надо…»

Всё, ребёнок понял, он с вами пошел на контакт, с вами начал говорить. Значит, цель достигнута.

Люби грешника, ненавидь грех

Еще одна частая ошибка – критикуем ребенка вместо поступка. То есть ребёнок сделал плохо, а мы говорим: ты плохой. Вспоминаем классическое христианское правило, которое нам оставили святые отцы: люби грешника, но ненавидь грех. Мы, чаще всего, наоборот, грех любим, грешника ненавидим. Так вот с ребенком точно также. Нужно отделять его личность от того поступка, который он сделал.

Мы часто приклеиваем нашим детям ярлыки: лентяй, бездельник, лгун, бестолковый, плакса, упрямый, и так далее. Что происходит, когда мы ребенку приклеиваем ярлык? Ребёнок становится таким. Через это родители формируют у детей представление о самих себе.

Чтобы понять, как он выглядит, ребенок подходит к зеркалу: вот я, вот мои уши, моя голова – и примерно  видит, что он из себя представляет. Как ребёнку понять, кто он в душевном плане? Это он слышит от других, и в первую очередь, это самые близкие люди. И если родители  называют его лентяй, лгун, упрямый и бестолковый, он начинает в это верить и этому соответствовать – то есть растёт лентяем, лгуном, упрямым, бестолковым.

Иногда с ребёнком  беседуешь – он говорит: «Ну, вот я лентяй». Я говорю: «А тебе кто сказал?» – «Мама (или папа, или бабушка)». Всё, пожалуйста– вы поставили на своём ребёнке печать, осталась ваша подпись, готовый рецепт вашего ребёнка. Как ему стремиться к лучшему? Вам-то кажется, что вот я ему сказал: лентяй, а он: нет, я не лентяй, я тебе это докажу, и пойду делать!..

А часто мы в  жизни кому-то что-то доказываем? Нет. А ребёнок тем более доказывать это не будет. Конечно, иногда можно применить и такой педагогический прием – когда мы ребёнку говорим что-то, чтобы он смог себя превозмочь. Но ни в коем случае при этом не нужно ставить на нём вот такую печать и приклеивать к нему ярлык. Так и формируются качества.

Нам же надо, напротив, дать понять, что мы верим в его способность меняться. Вот сейчас – да, ребенок ленится, но мы верим, что он может стать другим – причём можно это вербализировать: я знаю, что ты можешь лучше, я знаю, что сейчас вот так ты поступил, но ты можешь. И ребёнок вместе с нами поверит в это и будет меняться.

Меняемся местами

Мне кажется, современным детям расти очень тяжело. Вот представьте, как росли лет 100– 150 лет назад, не так давно. Сколько времени ребёнок общался  с родителями? Утром поел, вышел в поле, в огород, бегает, играет, прибежал домой, поел и опять убежал. А сейчас ребёнок заперт с родителями в четырёх стенах и слышит  бесконечное поучение, и поэтому  ему  довольно тяжело.

Постарайтесь ребёнку больно не сделать. Чтобы ребенок захотел исправиться, его нужно приподнять выше его поступка, дать ему ощутить, что такое плохое поведение такому хорошему ребенку не подходит.

«Дорогой мой Коленька, ложь – это так плохо, такому честному, как ты, это не подобает!» Захочет  он потом врать?  Нет. Мама же считает его честным, ему так не хочется разочаровать маму. На самом деле для ребёнка разочаровать родителей – это одно из самых страшных, тяжелых таких психологических потрясений, и мы его как бы настраиваем на это: ты же у меня такой хороший! И он хочет быть хорошим, и старается быть хорошим, и каждый ребёнок хочет быть хорошим. А когда мы говорим и делаем наоборот – вот, к сожалению, именно так ребёнок  и поступает.

Когда мы «ставим» вот такую высокую оценку нашим детям, мы их не обижаем, а главное, у ребенка появляется желание самому себя исправить. Вот этому, конечно, нужно учиться. Если же ребенка постоянно критиковать, попрекать, мы можем его просто сломать. Критика вообще подавляет.

Кто-то может вспомнить свою работу. Скажем, работаете в коллективе, там начальник не очень разумный, самолюбивый и горделивый,  всех всегда критикует. Что происходит, когда начальник закрывает дверь? Никто не делает так, как он говорит. А если начальник сказал: какие вы у меня замечательные, какие хорошие, но у нас вот это не совсем так, вот  здесь не выполнено, но я верю: выполним! Желание работать сразу появится.

Поэтому когда вы в очередной раз критикуете ребёнка, попытайтесь поменяться с ним местами. Если вы сами захотите после таких слов исправляться – говорите их своему чаду.

Внимательнее к словам

Очень важно научиться критиковать созидательно, не унижая ребёнка. А для этого нужно научиться ситуацию видеть в положительном ключе. Только тогда мы сможем также ее преподнести и ребёнку.

Пример такой: вместо «Не рисуй на стуле, сто раз тебе сказано» его по-другому покритиковать: «Кажется, ты забыл подложить лист бумаги, ты так красиво рисуешь, и мне бы хотелось повесить это у себя, а ты тут на стуле нарисовал, а стул-то никак на стенку не повесишь!» Ребенок тут же побежит  на бумаге рисовать: вот я как красиво рисую, маме нравится! Всё, может быть, проблему решили – но не унизив ребёнка и ничего обидного ему не сказав, по рукам никак не ударив.

Недавно я с девочкой разговаривал, она рассказала такой случай: всю жизнь хотела играть на гитаре (сейчас уже взрослая девушка), и когда ей было лет 8–10, у неё появилась гитара, и она дома пыталась играть. Ну, естественно, не получалось, и папа один раз зашел и сказал: «А, опять тренькаешь!..»  Он просто так сказал. Ребенок положил гитару…– и снова взял ее в руки только после тридцати лет. Понимаете, когда  у него всё это зажило.

А ведь папа просто сказал, без всякого умысла и смысла. Видимо, она в этом услышала критику, унижение в свой адрес, и у неё руки опустились. А если бы папа сказал: «Ой, так замечательно, ты учишься играть, я так хочу послушать, у тебя так получается, я-то вот учился дольше…» –  как бы это ребёнка вдохновило!

Поэтому нужно быть очень внимательным к словам, которые мы к своим детям обращаем. Еще пример. Ребёнок, лет 9, моет посуду, тут же стоит мама и строгим взглядом следит, как там ребёнок моет. «Вон воды сколько налила, здесь не промыла, да кто так моет, губка-то у тебя без мыла, опять воды налила, зачем так сильно воду включила – надо чуть–чуть, чтобы смыть, грязную с чистой посуду не ставят – и так далее». Мы же знаем, чему ребенка научить, какой у нас богатый опыт мытья посуды! Захочет ребёнок научиться? Не захочет.

Теперь представьте – вы пришли в дом к своей свекрови, и вас стали также критиковать. Какой будет результат? –  Наверное, долго вы еще в гости не придёте … Но ребёнку некуда уйти – понимаете, он с вами живет в одной квартире и еще будет долго жить. Ребёнка  пожалейте.

Можно по-другому: «Как здорово у тебя получается, ты у меня такая хозяюшка. А вон, смотри, там не всё промыто, давай вот здесь промоем, и будет еще чище. Мне еще бабушка по секрету говорила, что главное, когда моешь посуду –  промывать вот так вот». У ребёнка будет стимул: ему передали секрет, с ним поделились, он носитель семейной тайны! Здорово, интересно, и с минимумом критики.

Учим реагировать правильно

Нужно начинать фразу с позитива по отношению к ребенку. Правильная установка родителя – всегда за ребенка, а не против него: «Я знаю, что тебе было трудно, но ты смог». Почему? Потому  что  первая  реакция на критику у любого человека – у ребёнка, в том числе – это всегда самозащита. И если мы ребёнка критикуем, он начинает защищаться. Но если мы начали разговор без критики, с позитивом, самозащита снимается, и мы можем  свободно говорить то, что  хотим сказать.

А ещё  важно подсказать ребенку, как правильно реагировать на критику. Мы, общаясь с ним, думаем, что он  большой и должен всё знать и всё понимать. Но на самом деле ребёнок не знает и не понимает, как нужно  отвечать.

Скажем, мы попросили ребенка убрать игрушки с пола. Заходим в комнату – ребёнок не все игрушки убрал. Можно сказать: «Машенька, ты убрала не все игрушки!» Результат: «Мам, ну тут только 3 куклы, и ещё вот семейство кошечек, я с ними буду играть!» – и начнётся бесконечная перепалка, в которой вероятность, что вы победите, очень мала.

В итоге – или слёзы, или угрозы, или наказания – сценарий  у каждого свой, чаще всего выверенный и годами вымученный. Но мы можем  и по-другому, например,  мягко подойти и сказать: «Стоп, не надо оправдываться. Я тебя ни в чём не обвиняю, я тебя люблю, ты можешь мне просто сказать: мамочка, извини, я сейчас уберу».

Научите ребенка правильно отвечать. Но это надо сделать очень тонко, технично, чтобы не приказывать, иначе это будет немножко нечестно. Вы программу зададите, а ребёнок ее, может быть, будет выполнять, но она будет совершенно неискренней. Вы ему просто подскажите, как можно выходить  из  подобной  ситуации.

Важно, КАК сказать

Возникает вопрос, а почему  ребенок  до этого не умел правильно реагировать? Наверное, никто его не научил примером. Иногда родители приходят, жалуются: «У меня ребёнок никогда не извиняется, делает и не извиняется». Я спрашиваю: «А вы перед мужем извиняетесь?» Если мама с папой не показывают примера взаимных отношений, откуда взять этот опыт ребенку?

Очень важно, как сказать. Мы много говорили про искусство коммуникации, помните: то есть, как нужно это сказать, с каким лицом, чтобы следить за интонацией. Вот это «как» – нужно на это очень сильно обращать внимание.

Вот вам еще один пример. Ребёнка зовут кушать. «Ваня, иди есть. Ваня, иди есть! Ваня!..» Ваня не идёт, мама кричит, ругается: «Я тебе сколько раз сказала: иди есть, ты такой–рассякой, вот я тебе сейчас!..» Ваня такой понурый идет. Пришел. Следующий день. Обед. «Ваня, иди есть!» Что будет? То же самое. Почему? А мы задали сценарий – это такая игра, сценарий написанный, много раз проработанный, и ребёнок по этому сценарию живёт – ему даже комфортно в нём. Он ждёт: мама придет, накричит, и я пойду есть.

Но ведь можно попробовать совершенно по-другому: можно спокойно сказать: «Ты у меня уже большой, как думаешь, вот когда тебя зовут – как нужно правильно реагировать?» Ребенок скажет: «Ну, наверное, идти» – «Молодец, ты всё понимаешь, такой у меня разумный, ты всё знаешь!» Конечно, не факт, что ребёнок в следующий раз тут же прибежит по первому зову. Но вы уже показали ему правильную реакцию, он уже подумал об этом, и, наверное, в следующий раз, когда вы его позовете, где-то это у него «щелкнет».

Тут еще ведь много нюансов. Вы поймите, от чего вы его отрываете – это тоже очень важно. И если ребёнок по первому вашему требованию не пришёл, это не значит, что он злостный нарушитель, вас ненавидит, и нужно применить к нему все возможные санкции. Даже когда ребенок разгневался, обиделся, наговорил гадостей – важно спокойно подойти, положить руку ему на плечо и сказать: «Я знаю, что на самом деле ты так не думаешь».

Вот это очень важный момент. Очень важно снять это напряжение. Каким образом? Мы можем уйти, хлопнуть дверью. Некоторые мамы говорят: «Кормить тебя не буду, ты у меня такой-сякой, и вообще – как я тебя такого родила!» И бедный ребёнок переживает. Снять  напряжение – работа наша, родительская, а не ребёнка. Просто подойти, обнять и сказать: «Я знаю, что ты так всё равно не думаешь». И уйти. Не надо дальше вдаваться в подробности, дали импульс, а дальше – ждите результат.

И ещё одна ошибка, которую иногда делают родители. Никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя критиковать детей в присутствии друзей. Тихонечко ребенка отвели в сторону, или еще как-то, любым способом, но не при друзьях. Потому что это унижает ребенка, ломает его самооценку,  и вы даже не представляете, какие могут быть последствия от нескольких таких выпадов. Нужно очень аккуратно к этому подходить.

Ошибка в критике, в первую очередь, заключается в том, что мы не знаем цели критики и неправильно ребенка критикуем. Если мы научимся видеть цель и научимся критиковать правильно, то результат  будет соответственный. Мы будем видеть изменения в ребёнке.  И самое главное: мы не будем портить с ним отношения.

Наказание – крайнее средство

Перейдем к теме наказания. Наказание должно быть последним, крайним средством. Не постоянным, не нормой – плохо, когда ребёнок идёт домой и предвкушает: «Сейчас меня будут наказывать…» И он это просто терпит – но до определенного возраста, а потом не будет терпеть. Хочется  вам из ребёнка такого мученика делать?

Если наши наказания не приносят результата – значит, мы делаем что-то неправильно, неверно, и нужно нам измениться, а не пенять на ребенка. Это мы не нашли к нему подход, а чаще всего просто упустили – начали воспитывать лет в 11, когда надо было года в 2 начинать. Конечно, теперь сложно что-то кардинально поменять. Но, тем не менее, без наказания и нет воспитания, это понятно.

Сначала, перед тем как ребенка наказывать, нужно постараться поговорить с ним, вразумить, и только когда все наши варианты исчерпаны,  мы прибегаем  к наказанию. Наказание, в свою очередь, должно пробудить желание больше так не делать, и в этом смысл наказания, а не в чём-то другом.

Это не значит, что ты сделал плохо, и должен теперь претерпеть какое-то страдание. Мы учим ребёнка совершенно неправильному отношению в жизни. Вот ты, значит, сделал плохо, теперь ты должен эти страдания терпеть. И что изменится? Ну, пойду ещё плохо сделаю, и еще потерплю страдание. Вот весь результат.

Двойка – не  оценка личности

Что касается оценок – забудьте вы про оценки, никогда на них не ориентируйтесь! Оценка – это очень субъективное оценивание уровня возможных знаний вашего ребёнка. Не более этого. Возможных. Почему возможных – потому что вполне вероятно, что ваш ребёнок в какой–то момент времени не смог свои знания раскрыть. Потому, что ему было плохо, или слишком хорошо, или учителя он боится, или наоборот, не уважает, или  что-то в классе случилось, и он вот в это время не смог свои знания раскрыть. Это плохо или хорошо, но ваш ребёнок такой.

Зачем гнаться за оценками, кому они нужны? Вы помните, какие у вас были оценки в третьем, в пятом, в седьмом классе? И зачем нам ребёнка так мучить? Очень важно построить с ребёнком отношения таким образом, чтобы он знал, что мы его оцениваем не за оценки. Потому что дети очень часто думают: я получил пятёрку – я хороший, я получил двойку – я плохой. Это неправильно. Получил пятёрку– молодец, получил двойку– надо исправлять. Вот и всё. Надо исправлять.

И куда вам эти потом оценки девать, зачем они нужны? Ребёнок должен научиться в школе учиться, социализироваться, применять знания. Вот это главное. И абсолютное большинство современных ребят, даже которые учатся неплохо – они всё равно с репетиторами подтягивают те предметы, которые им нужны. Так  зачем ребенка с детства мучить оценками? Ребенок не должен думать, что оценивают его как человека – это оценка его конкретной работы, здесь и сейчас, сегодня, по этой теме.

Ну, не понял он эту тему – не понял, как там делить одно на другое. Может быть, он не понял, может быть, учитель не так объяснил. Может быть, в это время ребёнок птичку увидел и замечтался, а тут, понимаете, деление, а тут птичка – конечно, интересней, чем какое-то деление. И надо найти, в чем проблема. Почему тройка – потому что не понял? Не понял – давай, мы тебе объясним.

Если ребенок ленится учиться, это плохо. С этим надо бороться, это зло, потому что он будет потом лениться и всю жизнь всё остальное делать. Знаете, что главное ребенку прививает школа: стремление к труду, привычку к труду, ребенок научается трудиться. Вот это одно из важнейших вещей, если ребёнок этому не научается – потом ему будет очень сложно.

Наказание как следствие проступка

Наказание – это ограничение вседозволенности, свидетельство того, что у всего есть последствия. То есть ребёнок сделал что-то  плохое, и если мы его не ограничили, то  у него возникает ощущение вседозволенности.

Допустим, он бабушке нагрубил. Мы понимаем, что бабушка сама виновата: «Ну, надень ту футболочку, она тебе так идет!..» Ребенку надоело, и он бабушке нагрубил. Мы промолчали – бабушка виновата. Какой результат? Ребёнок понял на подсознательном уровне, что можно грубить бабушке, а через 2 года всё это вернется к вам, и вы его не отучите. Потому что вовремя ему не сказали: «Нет, нельзя!»

Нельзя грубить бабушке – ни при каких обстоятельствах. Даже если бабушка в корне не права, можно ей сказать: «Бабушка, ты не права!» – но грубить ей нельзя. И поэтому наказание – это всегда свидетельство, что у всего есть последствие.

Наказание есть телесное и есть наказание, скажем так, душевное – то есть ограничение в чём-то. Какое-либо ограничение в развлечении, лишение удовольствий – вот это  и есть душевное наказание, и это вообще должно быть всегда в наших руках, если мы хотим, чтобы дети росли такими, как мы хотим: телевизор, компьютер, планшет, игровая приставка  –  всё, что угодно,  а до определенного возраста – и прогулки.

«Мам, можно я пойду погулять?» – «Пойди». А не так, когда он хочет. Через это вы контролируете ребенка, у вас есть рычаги влияния на него. У нас во многих семьях так, что ребёнок приходит, сам включает телевизор, когда хочет, смотрит, сколько хочет и что хочет, и вам будет очень сложно потом с ним сладить.

Ну, конечно, нужно смотреть уже по возрасту. Если ребёнку 17 лет, и он будет спрашивать: «Можно, я включу телевизор?» – это неправильно.

То есть нужно постепенно давать  свободу  в развлечениях. Вообще подросток в доме – это всегда непросто, это такое постепенное дарование ему свободы: сегодня грамм, завтра грамм, и потом уже к его восемнадцатилетию, когда он становится большим, действительно взрослым, он должен почувствовать свободу и научиться ей пользоваться.

У нас, к сожалению, особенно в православных семьях, бывает по-другому. До 17–18 лет ребенка держат в кулаке – шаг вправо, шаг влево – расстрел с конфискацией, всё.  А исполнится ему 18 лет,  уезжает куда–то учиться, и идёт во все тяжкие. Почему? А потому, что у него свободы не было, а тут ему дали полную, и он не умеет ей пользоваться. Хорошо, если родители сильно молятся за него и  Господь его отводит от самых серьезных искушений.

Я знаю пример такой семьи, когда девочка росла в семье, там папа и мама очень строгие. Потом она  поступила в университет. Она проехала все ночные клубы, все развлечения, которые только можно, до третьего курса ее болтало так, что родители были в шоке. Она домой просто не приезжала – а зачем? Стипендия,  бабушка чем-то помогала, и все, она там веселилась, радовалась три года. Но потом Господь ее вразумил и она как-то вернулась, но родители поняли, как были неправы. Поэтому во всём нужна мера.

Наказан. А за что?

Итак, главное, чтобы ребёнок знал, за что он наказан. Ему нужно объяснить.

У наказания должны быть четкие временные границы. «Ты больше никогда не будешь смотреть телевизор, больше никогда не пойдешь гулять!» Не нужно такими фразами бросаться. Мы понимаем, что это неисполнимо – он будет смотреть телевизор,  будет гулять. Поэтому нужны четкие временные рамки. «Следующую неделю ты телевизор не смотришь. В выходные гулять не пойдешь». Вот это – четкие временные рамки.

Какие могут быть душевные наказания? Можно нарушить какую-то традицию. Допустим, вы ходите в гости каждую неделю – пошли, а ребёнка не взяли. Вы смотрите вместе фильм или мультик по выходным – а в этот раз не смотрим, потому что ребёнок наказан. То есть это тоже для ребёнка очень серьёзное наказание. И чаще всего такие наказания действуют даже больше, чем наказания телесные. Они сильнее. Тут ребёнок перетерпел– и все забыл, и дальше живет. А когда вот тут несколько дней он без телевизора, без мультиков, без прогулок – для него это, конечно, более сложно.

Иногда можно просто с ребенком перестать улыбаться – на какое–то время, естественно, на несколько часов, чтобы показать, что он вас обидел, и вы расстроены. Но такой метод работает только там, где родители умеют улыбаться. У нас родители часто не умеют улыбаться, и ребенок просто вас не заметит. Потому что ребенок и так не видит особой улыбки мамы. Помните, я вам пример рассказывал: «Мама, ты меня любишь только тогда, когда я болею» – «Почему?» «Когда я болею, ты со мной сидишь и мне улыбаешься». То же самое и здесь. Если мы ребенку улыбаемся в течение дня – значит, два часа без улыбки будет сложно и трудно, и будет понятно, что это наказание.

Наказывайте  с холодной головой

Что касается физических наказаний, то сейчас много различных взглядов. Наверняка многие слышали про американского доктора Спока, написавшего, что ребенка никогда, ни при каких обстоятельствах не надо наказывать физически. Если мы с вами берем Священное Писание, там написано: «Нагибай выю его в юности и сокрушай рёбра его, доколе оно молодо, дабы, сделавшись упорным, оно не вышло из повиновения тебе» (Сирах. 30,12). И там еще некоторые аспекты наказания. То есть физические наказания дозволены, но, несомненно, в определенной мере.

Итак, наказывать следует только в спокойном состоянии – без гнева, в трезвом рассудке. Но если у вас состояние неспокойное – не трогайте ребенка. Потому что вы ребенку сделаете только хуже, вы выльете на него гнев, ваше наказание будет непропорционально – оно будет не наказанием как наказом и остановкой зла, оно будет тем, что вы сделаете ребенку просто больно. Поэтому никогда в гневе наказывать не нужно. Подождите 5–10 минут, придите в себя и потом уже его наказывайте.

Наказание должно иметь цель не сделать больно или унизить, а ограничить ребенка, показать границы дозволенного. Если у нас это не получается, значит, что-то мы не так делаем. Иногда достаточно легкого шлепка. И не обязательно доставать ремень с большой железной пряжкой. Просто легкий шлепок – ребёнок понял: да, он где-то забаловался – раз, шлепнули! Все, он понял.

Очень важный вопрос: За что? За что можно применять вот такие телесные наказания? Конечно, всё зависит от возраста и особенностей ребёнка. Но применять телесное наказание до 6 лет надо в крайнем случае. Лучше, конечно, ограничиться каким-то очень маленьким легким шлепком, который будет показывать, что так не надо, чем делать ребенку больно.

Не стоит этого делать после 12 лет, потому что ребёнок большой, и он будет это воспринимать как унижение. За что? За запрещённое, очень существенное для его развития: наглость, хамство, сквернословие, неуважение родителей, бабушек и дедушек.

Наказывать телесно можно только за то, что важно пресечь. Воровство тоже, несомненно, важно пресечь. Если мы ребёнка телесно наказываем за двойки – это ни в какие ворота не лезет. Иногда бывает, что ребенок просто не способен так быстро и просто осилить конкретную программу, а мы его начинаем наказывать. Ты не можешь исправиться, а тебя ещё и бьют и наказывают.

За «вольные» грехи

Ребёнок должен быть предупреждён, что это делать нельзя. Если ребёнка не предупредили, сразу наказывать его не следует, ему нужно сказать: так нельзя, это плохо, в следующий раз будешь наказан. Но наказывать сразу, думая, что это само собой разумеющееся, неверно. Ребёнок должен быть предупреждён – не намеком, не полунамеком, а четко и ясно: нельзя. Преступил запрет – последовало наказание.

Наказывать можно только тогда, когда проступок делается специально. Ребёнок бегал, прыгал и уронил вазу, и что – надо ремнем пороть? За что?  Он хотел этого? Не хотел. Наказание получается компенсацией нашего морального страдания, но ведь целью наказания может быть только исправление ребёнка. Поэтому наказывать можно только тогда, когда поступок делается специально. Мы сказали: не бери конфеты без спросу, нельзя, это воровство. Ребёнок взял эту конфету, съел – плохо сделал, надо наказать.

Наказание должно быть справедливым  с точки зрения ребенка.

У детей сильно развито чувство справедливости – у каждого ребёнка, это Господь закладывает. Поэтому нужно разъяснить ему, поговорить с ним. Наказание должно быть справедливым с его точки зрения. Он должен понимать, что – да, так правильно. Не всегда это стоит обсуждать сразу, потому что ребёнок на эмоциях, он будет отпираться и себя защищать. Но потом, спокойно поговорив, он должен понять: да, это правильно.

Переступившему запрет

Наказание должно быть за запрет, а не за повеление. То есть наказание происходит за преступление черты. «Преступление» – это когда человек переступил черту. Вот она проведена, он переступил – нельзя. За преступление, а не за то, что мы ему сказали: Так, нужно вынести мусор! – ребёнок мусор не вынес, какой он запрет нарушил?

За запрет – иначе мы с вами потеряем возможность влиять на ребенка методом наказания.

Вообще, чем реже мы наказываем детей, тем это эффективнее. Если мы будем наказывать каждый день, эффективность потеряется. Будем наказывать раз в месяц – эффективность будет очень серьезной. Это как с подарками. Если подарки дарить каждый день, ребёнок привыкает. Вот точно также теряется эффективность наказания. Ребёнок уже знает, что вы каждый день будете его наказывать, и эффективность  мала.

Когда мы видим первое появление страстей, его лучше пресекать сразу, а не ждать, когда эти проявления повторятся – то есть хамство, воровство нужно пресечь сразу. Не обязательно драть как сидорову козу. Иногда можно строго поговорить, сказать, вразумить, но обязательно нужно это обозначить: так делать нельзя, это очень плохо.

Нельзя заниматься пустыми угрозами. Вот это у нас бывает, особенно у мамочек: вот  еще раз сделаешь, я тебя выпорю! В итоге ребёнок делает, мать его не выпорола – все, в следующий раз он не будет мать слушать. Потому что она говорит и не делает! Поэтому если сказали – делайте. Не хотите делать – не говорите.

И не стоит дважды наказывать за один поступок. Вот наказали один раз – и всё, а не дважды или трижды: а ты помнишь, ты на прошлой неделе сделал – вот я тебе ещё за это! Нет – один раз наказали, и вот это наказание ребенок понесёт. А несколько раз за одно и то же  – это обидно.

Миримся в тот же день

И в заключении очень важный момент. Чем заканчивается сцена наказания? Должна бы заканчиваться примирением. Мы наказали, и нам кажется: всё, мы эмоции выпустили. И вот, он виноват, пусть, значит, он теперь на коленках приползает. Нет. Перемирие должно быть обязательно. Очень важно помириться в тот же день, проявить любовь, говорить: я тебя люблю, и наказал потому, что не хочу, чтобы ты вырос вором, или таким-то, или чтобы ещё что-то было.

То есть нужно дать ребенку шанс реабилитироваться, восстановить отношения. Вообще в нормальной семье должно быть очень простое правило между всеми: как бы мы днём ни поругались – перед сном обязательно должно быть хотя бы формальное примирение. Особенно это касается супругов. Практика, когда кто-то с кем-то по несколько дней не разговаривает – это практика очень порочная, потому что у человека внутри гнев, обида кипит; у него нет возможности  их как-то погасить.

Поэтому  христианская  практика такая: днём поругались, но до того, как лечь спать, нужно обязательно примириться. Вообще для христиан  это нормально – когда встаешь на молитву и читаешь «Отче наш», ты понимаешь, что либо идёшь и миришься со своим ближним, либо закрываешь молитвослов и говоришь: «Господи, мне с Тобой сегодня разговаривать не о чем». Как можем мы читать «остави  нам долги наши, как  мы оставляем должником нашим», а сам или сама не оставляю, а я на него обиделась, а он такой.

Как мы можем молиться, когда мы обиделись? Хотя бы минимальное примирение, не нужно  сто  раз перемалывать то, что перемолото – просто подойти, улыбнуться, сесть рядом. В каждой семье по-разному, ведь кто знает, проснёмся мы утром или не проснёмся на следующий день – а вот мы не примирились. То же самое должно быть и с ребенком. Обязательно нужно мириться в тот же день.

И не нужно долго помнить и периодически напоминать ребенку какие-то его преступления. Было – прошло, всё, на этом закончено. Вот он здесь что-то сделал – наказали, сказали. Постоянное напоминание ребенку о его каких-то неправильных действиях даст результат обратный – не желание исправляться, а понимание того, что он вот такой и значит, ему таким быть и нужно.

Резюмируя  сказанное,  подчеркну: критика по отношению к ребёнку должна всегда начинаться с положительного, мы должны всегда быть за ребенка, а не против него. Критика должна быть созидательной.

Наказывать нужно, необходимо – без этого воспитания нет, но это нужно делать тоже с любовью, с разумением и без гнева, и обязательно с ребенком примириться, чтобы не было никаких его обид к вам,  ни ваших обид к нему. И  всем будет жить гораздо легче и радостнее.

Соб. инф.

Фото предоставлены о. Никитой Заболотновым

Обсудить на форуме

Система Orphus