О. Савва (Мажуко): «Смирять жену и детей – любимое православное развлечение»

О. Савва (Мажуко): «Смирять жену и детей – любимое православное развлечение»

(8 голосов4.4 из 5)

«Гор­дость есть корень всех зол» – счи­тал пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник. Не потому ли борьба с гор­до­стью – горячо люби­мое заня­тие пра­во­слав­ного чело­века, осо­бенно если  дело каса­ется не его, а ближ­него? Ну, как усто­ять и в своей семье не закру­тить гайки потуже? 

О сми­ре­нии и гор­до­сти с любо­вью и долей юмора  раз­мыш­ляет архи­манд­рит Савва (Мажуко). Отец Савва все­гда нахо­дит инте­рес­ные темы для бесед и их новые ракурсы, обща­ясь с ауди­то­рией на видео-канале в интернете.

2020 03 23 arh savva mazshuko - О. Савва (Мажуко): «Смирять жену и детей – любимое православное развлечение»

«Дру­зья мои, люби­мым «раз­вле­че­нием» пра­во­слав­ного чело­века явля­ется борьба с гор­до­стью, при­чем бороться с гор­до­стью мы пред­по­чи­таем как в лич­ном плане, так и кол­лек­тивно. И лучше всего, если это будет гор­дость какого-нибудь посто­рон­него чело­века, и мы активно нач­нём помо­гать ему смиряться. 

Откуда вдруг появился такой «вид спорта» у нас в пра­во­слав­ной среде?

Дело в том, что самой яркой, самой важ­ный доб­ро­де­те­лью, о кото­рой пишут мона­ше­ские книги, явля­ется сми­ре­ние. И про­ти­во­по­ложно сми­ре­нию – что? Гор­дость, гор­дыня, кото­рую неко­то­рые свя­тые отцы назы­вают источ­ни­ком смерти – не более и не менее.

В  мона­ше­ских кни­гах оста­лись инте­рес­ные наблю­де­ния и раз­боры состо­я­ния гор­дыни, кото­рые будят неко­то­рый вос­торг и даже удив­ле­ние, потому что так глу­боко, так точно про­ра­бо­таны все дви­же­ния души чело­века, кото­рый нахо­дится в этом слож­ном состо­я­нии, так что даже раз­ли­чаем в нём гор­дыню, тще­сла­вие, высокомерие.

И очень хорошо известны тек­сты свя­тых отцов, кото­рые писали на эту тему, и осо­бенно выстра­и­вали сту­пени вос­хож­де­ния из этого, на самом деле, опас­ного состо­я­ния, к сми­ре­нию. И, каза­лось бы, всё про­сто и всё понятно.

В чём же под­вох, почему я себе поз­во­ляю такую иро­нию? Потому что мы забы­ваем, что у свя­тых отцов речь шла о мона­ше­ских духов­ных упражнениях. 

Мы имеем дело с мона­ше­ской лите­ра­ту­рой, при­чём не про­сто с лите­ра­ту­рой, напи­сан­ной мона­хами для мона­хов, но и с теми посо­би­ями, кото­рые писа­лись не про­сто для мона­хов, а для руко­во­ди­те­лей монахов. 

Когда вы быва­ете, напри­мер, в книж­ном мага­зине, поку­пая ребёнку посо­бие для заня­тий англий­ским язы­ком, обя­за­тельно это бывает ком­плект. То есть тет­радь, к тет­ради при­со­еди­ня­ется ещё и учеб­ник для ребёнка, и к этому учеб­нику – мето­ди­че­ское посо­бие для учи­теля. Так вот, мона­ше­ские книги, кото­рые у нас есть – в част­но­сти «Лествица» Иоанна Лествич­ника, явля­ется этим посо­бием для учителя.

Пред­став­ля­ете, что будет, если вы посо­бие для учи­теля дадите школь­нику млад­ших клас­сов, чтобы он по нему учил язык без учителя?

Такие слу­чаи бывали. Напри­мер, наш заме­ча­тель­ный дет­ский поэт Кор­ней Чуков­ский добился высот жур­на­ли­стики бла­го­даря тому, что заявил в редак­ции одес­ской газеты, что он знает англий­ский язык, и его отпра­вили в Лон­дон соб­ствен­ным кор­ре­спон­ден­том. Но он сам не подо­зре­вал о своей «глу­бине» позна­ния англий­ского языка.

Дело в том, что он учился по само­учи­телю, кото­рый при­об­рёл на рынке за копейки, и у само­учи­теля был вырван пер­вый блок, содер­жав­ший пер­вые главы обу­че­ния языку с раз­де­лом фоне­тики. То есть Чуков­ский так и не выучил, как зву­чит англий­ский язык, и как было напи­сано, так он и гово­рил, и нико­гда не слы­шал, как это произносится.

И, ока­зав­шись в Лон­доне, он вдруг понял, что не знает англий­ского языка. Он не пони­мает, что ему гово­рят, и его не пони­мали. А всё это про­сто потому, что он учился по книге, кото­рая была адре­со­вана не ему. Ему нужен был учи­тель, чтобы разо­браться с этим текстом.

Очень похо­жая ситу­а­ция с мона­ше­ской лите­ра­ту­рой. Мы берем в руки Иоанна Лествич­ника, начи­наем его читать, све­рять свою жизнь с этой кни­гой, и очень часто люди впа­дают в депрес­сию, в самое насто­я­щее отча­я­ние, при­чём рели­ги­озно-моти­ви­ро­ван­ное. Потому что пони­мают: до этого уровня я точно не дойду, это невозможно. 

То есть я весь изъ­еден гре­хами, и это какая-то страш­ная книга, кото­рая заго­няет меня в угол. Легче мах­нуть рукой, пона­де­яться на то, что когда-нибудь, может быть, Гос­подь мне про­стит за какие-нибудь пожерт­во­ва­ния, или за тер­пе­ние болезни, потому что это очень сложно.

Но дело в том, что мы попа­даем в такую же ситу­а­цию, как Кор­ней Чуков­ский в юно­сти. Эта книга напи­сана не для нас. Она напи­сана даже не для про­стых мона­хов, а для их руко­во­ди­те­лей. Вот в чём дело.

И когда мы транс­ли­руем ту сетку доб­ро­де­те­лей и поро­ков, кото­рые опи­саны в этой книге, на нашу жизнь, мы тоже совер­шаем ошибку. Потому что когда зву­чит слово «сми­ре­ние», име­ется в виду опре­де­лён­ное дина­мич­ное состо­я­ние кон­крет­ного чело­века, в част­но­сти, монаха. Монаха, кото­рый обу­ча­ется этому состоянию.

Почему я говорю, что оно дина­ми­че­ское – потому что нет в духов­ной жизни ста­тики, нет раз и навсе­гда достиг­ну­того состо­я­ния. То есть Иоанн Лествич­ник в том самом «Слове к пас­тырю» гово­рит духов­ному руко­во­ди­телю: по боль­шому счету, ты дол­жен научить под­опеч­ного обхо­диться без тебя. Но это обу­че­ние длится годами, ино­гда десятилетиями.

У Иоанна Лествич­ника зву­чит такая фраза: пас­тырь позна­ётся в свое отсут­ствие – то есть задача духов­ника вос­пи­тать свое духов­ное чадо так, чтобы это чадо обхо­ди­лось без духовника. 

Не зво­нило ему каж­дые пять минут, не спра­ши­вало о своих помыс­лах, а научи­лось обхо­диться без него. Это очень слож­ный путь. Очень лич­ный и творческий.

Потому что духов­ник – сам монах, он наблю­дает за ино­ком, как он погру­жа­ется в эту глу­бину, или, если хотите, дру­гой образ: под­ни­ма­ется на высоту по лествице духов­ного совершенства.

Поня­тия «сми­ре­ние, гор­дыня, высо­ко­умие» имеют совсем дру­гое содер­жа­ние внутри мона­ше­ской тра­ди­ции, кото­рую опи­сы­вает Иоанн Лествич­ник, нежели наша жизнь. 

Почему нужно чётко давать себе в этом отчёт? Потому что у нас из-за доми­нанты мона­ше­ской лите­ра­туры в жизни совре­мен­ного пра­во­слав­ного чело­века, миря­нина (по боль­шому счету боль­шин­ство наших веру­ю­щих людей – это миряне) про­ис­хо­дит под­мена. В наш язык вкра­ды­ва­ется ложь.

То есть мы гово­рим, что гор­дость есть корень всех зол. Иоанн Лествич­ник имеет в виду одно, совре­мен­ная речь, совре­мен­ная лек­сика имеет в виду нечто дру­гое. То есть мы не чув­ствуем раз­ницу, во-пер­вых, в чело­ве­че­ском лич­ном опыте, и раз­ницу зна­че­ний в семан­тике, кото­рые вкла­ды­ва­ются в этот термин.

Иоанн Лествич­ник имел в виду духов­ное упраж­не­ние – очень слож­ное, кото­рое про­ис­хо­дит под руко­вод­ством духов­ника. Мы имеем в виду неко­то­рое состо­я­ние забитости.

Я, конечно, очень сильно упро­щаю, потому что бывают раз­ные оттенки смыс­лов, но чаще всего именно так, и пра­во­слав­ные люди пони­мают,  о чём речь.

Неод­но­кратно встре­чал пра­во­слав­ных муж­чин, кото­рые мне с таким, зна­ете, досто­ин­ством рас­ска­зы­вали, как они сми­ряют своих жён. 

Они рас­ска­зы­вали, исполь­зуя мона­ше­скую лек­сику: «Я её сми­ряю, потому что ей полезно. Я бы так не пил, конечно, как я пью, но ей же надо как-то сми­ряться, она же должна что-то претерпеть… 

Да, ино­гда бывает, и руку на неё подыму, мне не хочется, я не со зло­сти, но я же дол­жен её вести по пути духов­ному совершенства!»

i - О. Савва (Мажуко): «Смирять жену и детей – любимое православное развлечение»

Или обрат­ная исто­рия, когда роди­тели сми­ряют своих детей. Это уже совсем чудо­вищно. Когда такие экс­пе­ри­менты про­из­во­дятся над взрос­лыми, это, конечно, грустно. Но когда пра­во­слав­ные роди­тели учат сми­ре­нию своих детей – это ужасно.

Ино­гда не учат, ино­гда это про­ис­хо­дит и без садист­ского содер­жа­ния, но в любом слу­чае оста­ется неко­то­рый пси­хо­ло­ги­че­ский и эмо­ци­о­наль­ный зажим, когда чело­век боится похва­лить сво­его ребёнка.

То есть я не могу своим ребён­ком гор­диться, я не могу ска­зать, что у него всё хорошо полу­чи­лось, я не могу ска­зать, что я гор­жусь тобой. Почему-то фраза «я гор­жусь тобой» вос­при­ни­ма­ется пра­во­слав­ным чело­ве­ком в любом слу­чае нега­тивно, нельзя гор­диться ребёнком.

Мы путаем зна­че­ния поня­тий. Гор­диться ребён­ком – это совсем дру­гое. Конечно, можно гор­диться в пато­ло­ги­че­ских, или кли­ни­че­ских фор­мах, как это ино­гда бывает. Но обыч­ный чело­век имеет в виду совсем дру­гое. Ваш ребё­нок, напри­мер, побе­дил в шах­мат­ном тур­нире или занял пер­вое место в олимпиаде.

Ребё­нок так устроен, что он рас­кры­ва­ется, рас­тёт только под вос­хи­щён­ным взгля­дом взрос­лого чело­века. Если роди­тели им не вос­хи­ща­ются, если он не видит зна­ков этого вос­хи­ще­ния, он начи­нает закры­ваться, сомне­ваться в себе, и потом сомне­ва­ется всю жизнь. 

То есть мы из-за недо­ра­зу­ме­ния, из-за того, что спу­тали язык аске­тики с язы­ком обы­ден­ным, совре­мен­ным, мы, полу­ча­ется, раним детей. Не только детей, но и  своих близких. 

Поэтому так важно раз­ли­чать эти смыслы и не стес­няться вос­хи­щаться сво­ими детьми, поощ­рять своих близ­ких, делать ком­пли­менты. Не бояться слова «гор­жусь», потому что можно гор­диться роди­ной, можно гор­диться пред­ками, можно гор­диться сво­ими детьми.

Потому что в этот тер­мин вкла­ды­ва­ется не сата­нин­ский смысл высо­ко­умия, высо­ко­ме­рия или пре­не­бре­же­ния,  или даже какие-то расист­ские нотки – ни в коем слу­чае, а обыч­ный, общечеловеческий.

Не нужно этих слов бояться, нужно про­сто раз­ли­чать смыслы, пом­нить о тех кон­текстах, в кото­рых созре­вает та или иная лек­сика, и тем самым упро­щать жизнь не только себе, но и своим близким…

Беседа состо­я­лась на канале Гомель­ского Свято-Николь­ского муж­ского монастыря
Соб. инф.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Сен­по­лия, 07.08.2020

    Огром­ней­шее спа­сибо за ста­тью! Пол­но­стью со всем согласна. Как гово­рил один веру­ю­щий фило­лог — в рус­ском языке нет гла­гола “сми­рять”. Есть только гла­гол “сми­ряться”…

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки