О воспитании детей

О воспитании детей

(2 голоса5.0 из 5)

Одна­жды насту­пает день, в кото­рый ваш ребе­нок делает очень важ­ное откры­тие. Ока­зы­ва­ется, когда-то его не было на белом свете. Он недо­уме­вает: «Как это – не было! А где же я был? И откуда я взялся?..»

Из поуче­ний Высо­ко­прео­свя­щен­ного Сер­гия, архиеп. Одес­ского. (Пуб­ли­ку­ется по ж‑лу «Вос­крес­ный день», 1895, № 35.)

^ Глава 1

Ребе­нок начи­нает зада­вать вопросы. – Роди­тель­ская ложь и ее воз­мож­ные послед­ствия. – Сказка, умол­ча­ние, полу­правда… – Окру­жа­ю­щий мир побуж­дает искать разъ­яс­не­ния. – В каком воз­расте ребе­нок может вос­при­нять правду? – Мол­ча­ние под­стре­кает любо­пыт­ство. – «Где я был?» (диа­лог с мамой). – Зача­тие – как гово­рить об этом? – Духов­ное осве­ще­ние беседы.

Одна­жды насту­пает день, в кото­рый ваш ребе­нок делает очень важ­ное откры­тие. Ока­зы­ва­ется, когда-то его не было на белом свете. Он недо­уме­вает: «Как это – не было! А где же я был? И откуда я взялся?..»

Когда ребе­нок начи­нает заду­мы­ваться о тайне про­ис­хож­де­ния жизни и спра­ши­вать, «откуда берутся дети», питать его пыт­ли­вую душу ска­зочно-поэ­ти­че­скими опи­са­ни­ями было бы очень опасно. Это запу­тало бы ее в сети лож­ных пред­став­ле­ний. Дитя, конечно, легко и с инте­ре­сом вос­при­ни­мает чудес­ней­шие сказки и может раз­ви­вать их в своей живой фан­та­зии, но его все­гда нужно пре­ду­пре­дить: «Есть такая ста­рин­ная сказка… Я рас­скажу тебе сказку…»

Быть может, и ост­ро­умно при­ду­мано, что детей нахо­дят в капу­сте или их при­но­сит людям аист, но не стоит выда­вать это ребенку за дей­стви­тель­ность. Такие ответы воз­можны только в шут­ли­вой форме. Впро­чем, они не смо­гут до конца удо­вле­тво­рить ребенка.

— Мама, откуда я появился?

— Откуда появился?.. Зна­ешь, есть такая сказка…

— Нет, а на самом деле?..

Дети – прежде всего реа­ли­сты; они с удо­воль­ствием послу­шают и сказку, но все-таки хотят знать, что было на самом деле. Дети довер­чиво при­ни­мают то, что им объ­яс­няют роди­тели, за истину, за факт. И если они узнают, что их обма­ны­вали, выда­вая сказку за дей­стви­тель­ность, это может иметь вред­ные послед­ствия для дет­ской души.

Что про­ис­хо­дит, когда дети узнают что их обма­нули, объ­яс­няя, откуда они взя­лись? Они реа­ги­руют по-раз­ному. Один свя­щен­ник рас­ска­зы­вал, как в дет­стве узнал от дру­зей-школь­ни­ков то, что тща­тельно скры­вала от него мать, пред­ла­гая некую вымыш­лен­ную вер­сию. Сей­час он вспо­ми­нает, что не пере­жил осо­бого потря­се­ния, не оби­делся и даже не уди­вился, открыв обман. Наобо­рот, он тогда уже каким-то обра­зом осо­знал, что не скрыть правду было невоз­можно и что, глав­ное, он и сам не хотел бы узнать ее из мами­ных уст.

Но, видимо, это был спо­кой­ный, рас­су­ди­тель­ный и по натуре цело­муд­рен­ный ребе­нок. А кто-то из его сверст­ни­ков мог пере­жить насто­я­щее потря­се­ние, почув­ство­вать себя глу­боко оскорб­лен­ным и испы­тать даже отвра­ще­ние к роди­те­лям, кото­рые зани­ма­ются «такими вещами» и лгут ему, при­тво­ря­ясь «хоро­шими»…

В любом слу­чае ложь оста­ется ложью, а осто­рож­ное умол­ча­ние не все­гда возможно.

Неко­то­рые роди­тели нахо­дят выход в полу­правде. Когда, напри­мер, мать отве­чает своей малень­кой дочери: «Бра­тишку при­нес док­тор», – то она и лжет, и не лжет… Дей­стви­тельно, боль­шин­ство мате­рей впер­вые видят своих детей на руках меди­ков, при­ни­мав­ших роды. Но в том смысле, как дитя пони­мает эти слова, они пред­став­ляют собою ложь.

Мать-хри­сти­анка порой пола­гает, что истин­ное бла­го­че­стие тре­бует непо­нят­ное ребенку рож­де­ние малень­кого бра­тика или сест­рички или его самого объ­яс­нять такими, напри­мер, сло­вами: «Ребе­ночка нам послал Гос­подь, чтобы мы любили его и забо­ти­лись о нем». Или так: «Нам с папой очень хоте­лось иметь сыночка, мы моли­лись Богу – и Он дал нам тебя…»

В этом объ­яс­не­нии, в отли­чие от преды­ду­щего, нет ни слова лжи и лукав­ства, но все же в нем часто при­сут­ствует допол­ни­тель­ный посто­рон­ний мотив – жела­ние отвлечь вни­ма­ние малыша от непри­лич­ного вопроса и, насколько воз­можно, заста­вить его мол­чать. И чаще всего дитя пре­красно чув­ствует в сло­вах матери неко­то­рую недо­ска­зан­ность и еще глубже заин­те­ре­со­вы­ва­ется тем, что всеми силами хотят от него скрыть. Таким обра­зом, тайна рож­де­ния чело­века с само-то начала пред­став­ля­ется невин­ному ребенку в нечи­стом свете. Однако понять истин­ную при­роду этой нечи­стоты он пока не в состоянии…

Мир, сотво­рен­ный Богом, полон тайн и чудес. На каж­дом шагу при­рода откры­вает перед ребен­ком кар­тину жизни и смерти. Гусе­ница, бабочка-одно­дневка, птица, вылу­пив­ша­яся из яйца, дерево, уми­ра­ю­щее и воз­рож­да­ю­ще­еся со сме­ной вре­мен года, посте­пенно рас­пус­ка­ю­щийся цве­ток – вся орга­ни­че­ская при­рода вокруг него живет и уми­рает. Если ребе­нок спо­со­бен сам сфор­му­ли­ро­вать вопрос: «Каким обра­зом воз­ни­кает жизнь?» – то он наблю­да­те­лен и уже доста­точно созрел, чтобы полу­чить про­стой, но чест­ный и пря­мой ответ без обиняков.

Этот ответ не дол­жен быть нату­ра­ли­сти­чен и рас­кры­вать только внеш­нюю, плот­скую, сто­рону вопроса. Мы оста­нав­ли­ва­емся на ней именно потому, что для матери-хри­сти­анки как раз этот физио­ло­ги­че­ский, «плот­ской» момент пред­став­ляет наи­боль­шую сложность.

На вопрос: «В каком воз­расте ребе­нок уже спо­со­бен к вос­при­я­тию доста­точно серьез­ных и откро­вен­ных объ­яс­не­ний?» – мы можем отве­тить: «Как только он начи­нает спра­ши­вать об этом». И пред­став­ля­ется совер­шенно оши­боч­ным стрем­ле­ние отде­латься пустым обе­ща­нием: «Узна­ешь, когда вырас­тешь», – или: «Вырас­тешь – тогда и пого­во­рим. Беги, играй…»

Такой ответ спо­со­бен только под­стрек­нуть любо­пыт­ство ребенка и воз­бу­дить в нем жела­ние как-нибудь пораньше выве­дать запрет­ную инфор­ма­цию. Обычно про­хо­дит немного вре­мени – и ребе­нок слы­шит из нечи­стых уст дру­гие слова о рож­де­нии, мут­ным, гряз­ным пото­ком вхо­дя­щие в дет­ское созна­ние. И хорошо еще, если это будут «уста» друга-ровес­ника! Но, к сожа­ле­нию, совре­мен­ные дети имеют и иные источ­ники инфор­ма­ции, прежде всего – телевизор.

Как часто наши дети чер­пают свои зна­ния о жизни из таких источ­ни­ков, и какой неиз­гла­ди­мый след остав­ляют эти «неле­гально» полу­чен­ные зна­ния в дет­ской душе!

Одна мать все ожи­дала удоб­ного момента для разъ­яс­не­ния сво­ему сыну мучив­шего его вопроса… Когда она нако­нец собра­лась с духом, чтобы одна­жды перед сном дать ему ответ на постав­лен­ный когда-то вопрос, ей при­шлось с болью в сердце услы­шать от сму­щен­ного маль­чика: «Да ладно, мама, я уже сам знаю!»

Разум­нее даже рас­ска­зать сво­ему ребенку правду на год раньше, чем он смо­жет вос­при­нять, чтобы не доста­вить вра­гам нашего спа­се­ния воз­мож­но­сти бро­сить вре­до­нос­ное семя в его душу.

Впро­чем, кто лучше матери опре­де­лит, в каком воз­расте ее ребе­нок готов к раз­го­вору? Ведь все дети очень раз­ные. Есть среди них живые, озор­ные непо­седы, кото­рые не могут надолго сосре­до­то­читься на чем-то одном. Они спро­сят о чем-нибудь – и тот­час сами забу­дут. Есть среди детей и «мыс­ли­тели», созер­ца­тели. Иной ребе­нок и в три года уже может отвле­ченно мыс­лить и пора­жает взрос­лых глу­би­ной своих рас­суж­де­ний. Есть дети осо­бенно рани­мые, кото­рые болез­ненно-тре­вожно вос­при­ни­мают новое, необыч­ное зна­ние о мире… Одни дети раз­ви­ва­ются очень быстро, дру­гие – помед­лен­нее… Сло­вом, мы уве­рены, что сама мать-хри­сти­анка, осно­вы­ва­ясь на своей мате­рин­ской инту­и­ции, избе­рет наи­бо­лее удач­ный воз­раст для рас­кры­тия ребенку «тайны рождения».

Говоря о «тайне рож­де­ния», мы разу­меем и рож­де­ние, как тако­вое, и зача­тие. Открыть ребенку, откуда он появился на свет, не самое труд­ное. Куда труд­нее рас­ска­зать, как именно он там оказался!

Мысль о пре­бы­ва­нии в мате­рин­ском чреве обычно не вызы­вает у ребенка ни отвра­ще­ния, ни про­те­ста, ни нечи­стого любо­пыт­ства. Наобо­рот, уже мла­денцы двух-трех лет очень любят рас­сказы на эту тему и вновь и вновь задают одни и те же вопросы:

— А какой я был?

— Ты был маленький-маленький…

— Как птичка?..

— И еще меньше. Но у тебя были уже и ручки, и ножки, и глазки…

— А где я жил?

— У мамы в живо­тике. Ты там рос, раз­ви­вался, дви­гался, кушал… А я раз­го­ва­ри­вала с тобой и ждала с нетер­пе­нием, когда же ты появишься на свет!

— И я появился, да? А как?

— Док­тор достал тебя из живо­тика, и я ска­зала: «Ой, какой хоро­шень­кий мальчик!»

— А как я попал туда, к тебе в животик?

Эту часть раз­го­вора вполне можно отсро­чить на пару лет (тем более что мла­денца 2—3 лет на пер­вое время вполне удо­вле­тво­рит полу­от­вет, вроде такого: «Ты там заро­дился…»), и тогда уже не обой­тись без рас­сказа о тычин­ках с пести­ками, яйце и прочем.

Тайна зача­тия – вот что под­со­зна­тельно инте­ре­сует под­рас­та­ю­щего ребенка, и от матери во мно­гом зави­сит то, какое пред­став­ле­ние сло­жится у него в отро­че­стве об отно­ше­ниях муж­чины и женщины.

Как гово­рить об этом? Какими сло­вами? Какой выбрать тон? Гово­рить ли о самом спо­собе зача­тия? О супру­же­ской любви? Гово­рить ли о похоти («поло­вом вле­че­нии»)? Насколько кон­кретны должны быть объ­яс­не­ния? И … гово­рить ли вообще?..

Решить это должна сама мать, кото­рая лучше всех знает сво­его ребенка: его раз­ви­тие, осо­бен­но­сти его пси­хики, круг его инте­ре­сов. Если есть воз­мож­ность, надо при­бег­нуть к совету духов­ника, быть может, даже уточ­нить с ним общий план беседы и, во вся­ком слу­чае, без бла­го­сло­ве­ния свя­щен­ника не при­сту­пать к ней.

Иная мать и при­от­крыла бы перед своим чадом завесу над этой тай­ной, но сама не знает, каким обра­зом это можно сде­лать хорошо – так, чтобы и не солгать, и не уро­нить себя в гла­зах ребенка, и не поте­рять его любовь, и не нане­сти вреда его душе неосто­рож­ным словом.

Воз­можно, что соб­ствен­ные пред­став­ле­ния матери-хри­сти­анки о т.н. поло­вой жизни смутны и неопре­де­ленны, и поэтому она не нахо­дит нуж­ных слов, чтобы гово­рить о ней с сыном или доч­кой. В таком слу­чае мать не сумеет и ребенку вну­шить пра­виль­ные мысли в вопросе о про­ис­хож­де­нии жизни. Поэтому и хоте­лось бы начать с матери – помочь ей войти в область высо­ких и чистых мыс­лей, где все вопросы, свя­зан­ные с бра­ком и дето­рож­де­нием, рас­смат­ри­ва­ются в свете уче­ния Пра­во­слав­ной Церкви.

^ Глава 2

Брак появился после гре­хо­па­де­ния Адама и Евы, – Как раз­мно­жа­лись бы люди в раю? – Чело­ве­че­ская нагота до и после гре­хо­па­де­ния. – С зача­тием пере­да­ется склон­ность ко греху. – Для чего Цер­ковь молится о «жене-родиль­нице». – Брак уста­нов­лен Богом. – Мука и радость чадо­ро­дия. – Цер­ков­ное Таин­ство осво­бож­дает брак от «скверны». – Чест­ное мате­рин­ство почетно и спа­си­тельно. – Почему это важно пом­нить матери-христианке.

Свя­тые отцы согласно учат, что брак в том виде, как мы его знаем (соеди­не­ние полов, зача­тие с насла­жде­нием и рож­де­ние в муках), появился только после гре­хо­па­де­ния чело­века. Адам и Ева в раю не знали его. «Пер­во­на­чаль­ным наме­ре­нием Божиим, – пишет св. Афа­на­сий Вели­кий, – было, чтобы мы рож­да­лись не чрез грех и тле­ние». А вот слова св. Иоанна Зла­то­уста: Адам «нуж­дался в помощ­нике, и он был ему дан. Но тогда даже не было нужды в браке… Жела­ние поло­вого обще­ния, зача­тие, муки чадо­ро­дия и любая форма тле­ния были чужды их душам». Так же учит св. Гри­го­рий Нис­ский и дру­гие отцы и учи­тели Церкви.

Но как в таком слу­чае сле­дует пони­мать Божие пове­ле­ние, обра­щен­ное к людям: «Пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь» (Быт. 1:28)?.. Дей­стви­тельно, во испол­не­ние воли Божией, люди должны были раз­мно­жаться, но, несо­мненно, совер­шенно иным, неве­до­мым нам спо­со­бом. Цер­ковь учит, что в раю пер­вые люди жили подобно Анге­лам, и спо­соб их раз­мно­же­ния «неиз­ре­чен и немыс­лим» для нас… Во вся­ком слу­чае, пер­во­на­чально рож­де­ние должно было быть совер­шенно бес­страст­ным, сво­бод­ным от плот­ской похоти.

С гре­хо­па­де­нием все изме­ни­лось. Адам и Ева познали свою наготу, кото­рой прежде не заме­чали, и усты­ди­лись ее. Прежде чув­ство стыда вообще не было ведомо людям. Вот что пишет об этом свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов): «Адам, сотво­рен­ный бес­страстно из земли, Ева, заим­ство­ван­ная бес­страстно от Адама, сооб­разно бес­страст­ному началу бытия сво­его, были бес­страстны. Они до того были бес­страстны и невинны, что, при бли­жай­шем содру­же­стве и непре­стан­ном обра­ще­нии друг с дру­гом, не нуж­да­лись в одежде, даже не пони­мали наготы своей, несмотря на то, что непре­станно видели ее» (Быт. 2:25).

Что это зна­чит: не пони­мали, хотя и видели! Для нас это оста­ется одной из тайн рай­ской жизни. Воз­можно, при­бли­зи­тельно так, как видит и не пони­мает наготу совсем малень­кий ребе­нок, мла­ден­чик… Св. Иоанн Зла­то­уст пред­ла­гает духов­ное объ­яс­не­ние: «Доколе не при­в­зо­шел грех и пре­слу­ша­ние, они были обле­чены выш­нею сла­вою, потому и не сты­ди­лись; после же нару­ше­ния запо­веди при­в­зо­шел и стыд, и созна­ние наготы». После гре­хо­па­де­ния Адаму и Еве потре­бо­ва­лась одежда для при­кры­тия обна­жен­ного тела – прежде всего, несо­мненно, его «срам­ных удов» (то есть дето­род­ных чле­нов тела). В самом деле, срам обна­же­ния этих чле­нов перед людьми ощу­щает даже едва вышед­ший из мла­ден­че­ства ребе­нок, не зна­ю­щий их назначения.

Грех нало­жил отпе­ча­ток на исто­ри­че­ское бытие всего чело­ве­че­ства. Страст­ное (то есть сопро­вож­да­ю­ще­еся страст­ным зача­тием) рож­де­ние от семени по образу низ­шей тваря стало неотъ­ем­ле­мой частью той био­ло­ги­че­ской, ско­то­по­доб­ной жизни, на кото­рую осу­дил себя

чело­век. Таким обра­зом, вме­сте с зача­тием, соеди­нен­ным с плот­ским удо­воль­ствием, ребенку от роди­те­лей из поко­ле­ния в поко­ле­ние пере­да­вался и грех про­из­во­ле­ния (пер­во­род­ный грех), и немощь есте­ства. Рож­де­ние, – гово­рят пра­во­слав­ные бого­словы, – стало «кана­лом», кото­рый при­об­щал чело­века с самого начала его бытия к потоку гре­хов­ной жизни. Через него все люди полу­чают в наслед­ство порчу при­роды и склон­ность ко греху. Вот что озна­чают слова свя­ти­теля Игна­тия I (Брян­ча­ни­нова) о «заразе, кото­рую исто­чает чело­ве­че­ское паде­ние во всех чело­ве­ков посред­ством уни­зи­тель­ного зача­тия по подо­бию я зве­рей и ско­тов, зача­тия во грехе…»

«В без­за­ко­ниих зачат есмь, и во гре­сех роди мя мати моя», – вос­кли­цает св. про­рок Давид от лица каж­дого чело­века. Потому в Пра­во­слав­ной Церкви нико­гда не куль­ти­ви­ро­ва­лось вос­тор­жен­ное уми­ле­ние по поводу зача­тия и рож­де­ния, как чего-то высо­кого и пре­крас­ного. Наобо­рот, Уста­вом преду­смот­рено 40-днев­ное очи­ще­ние родиль­ницы от нечи­стоты рож­де­ния, после чего над ней чита­ется свя­щен­ни­ком спе­ци­аль­ная «молитва жене-родиль­нице». В этой молитве иерей про­сит Бога очи­стить жен­щину «от скверны телес­ной и скверны душев­ной». Только после этого мать может ходить в цер­ковь и при­ча­щаться Свя­тых Хри­сто­вых Тайн.

Мно­гие ли матери, кре­щен­ные в Церкви и счи­та­ю­щие себя хри­сти­ан­ками, знают это? Увы, есть среди них даже и такие, что при­хо­дят в храм «за молит­вой» через 20—30 лет после того как родят, по какому-то осо­бому случаю…

Вот и хоте­лось бы напом­нить обо всем этом матери-хри­сти­анке, кото­рая желает, чтобы на ней самой и на ново­рож­ден­ном почила бла­го­дать Божия.

Итак, по уче­нию Церкви, чело­ве­че­ская жизнь после гре­хо­па­де­ния Адама и Евы начи­на­лась непра­вед­ным удо­воль­ствием зача­тия (зачат­ком раз­ви­тия вся­че­ских стра­стей), а кон­ча­лась посте­пен­ным раз­ру­ше­нием тела и смер­тью… Какая страш­ная и без­на­деж­ная кар­тина! Сколько в ней греха и страдания!..

Однако и в этой реаль­но­сти дей­ствует бла­гой Про­мысл Божий. Бла­го­даря браку чело­век не только сохра­нил спо­соб­ность к био­ло­ги­че­скому выжи­ва­нию, но и полу­чил уте­ше­ние иметь потом­ство – уте­ше­ние столь вели­кое, что оно пре­воз­мо­гает боль и муку чадородия.

А глав­ное – пад­шему чело­веку было дано обе­то­ва­ние Божие о том, что из его потом­ства про­изой­дет Спа­си­тель… Эта надежда под­дер­жи­вала и нрав­ственно укреп­ляла мно­же­ство поко­ле­ний людей до начала новой эры, насту­пив­шей с Рож­де­ством Христовым.

Нако­нец, хри­сти­ан­ский брак освя­щает Свя­тая Хри­стова Цер­ковь. В Цер­ков­ном Таин­стве «уни­зи­тель­ное зача­тие по подо­бию зве­рей» как бы покры­ва­ется Боже­ствен­ной бла­го­да­тью и не имеет того срама, кото­рый вообще сопро­вож­дает «поло­вые отношения»…

При этом физи­че­ская, телес­ная сто­рона супру­же­ской любви в пра­во­слав­ной среде нико­гда не явля­лась пред­ме­том пуб­лич­ного обсуж­де­ния. Наобо­рот, она по тра­ди­ции замал­чи­ва­лась. Не слу­чайно, напри­мер, в бога­тей­шем рус­ском языке, «вели­ком и могу­чем», прак­ти­че­ски не суще­ствует слов (если не счи­тать меди­цин­ских тер­ми­нов и непри­стой­но­стей) для обо­зна­че­ния поло­вых орга­нов, эмо­ций и дей­ствий. Это тес­ней­шим обра­зом свя­зано с мно­го­ве­ко­вой тра­ди­цией пра­во­слав­ной культуры.

Мать, родив­шая в закон­ном браке много детей, окру­жена общим поче­том и ува­же­нием. Цер­ковь же, устами св.апостола Павла, учит, что жен­щина «спа­сется чадо­ро­дием, если пре­бу­дет в вере и любви и в свя­то­сти с цело­муд­рием» (1 Тим.2:15). Так что мате­рин­ство не только почетно, но и спа­си­тельно, хотя, как сле­дует из слов Апо­стола, его одного недо­ста­точно для спа­се­ния души и насле­до­ва­ния жизни вечной.

Конечно, всего этого не понять, да и не нужно знать, малень­кому ребенку. Но зато мать-хри­сти­анка, зани­мая цер­ков­ную пози­цию в вопросе о браке и рож­де­нии, смо­жет найти вер­ный тон в раз­го­воре с ребен­ком. Тогда беседа на «скольз­кую» тему полу­чит некое духов­ное освещение.

^ Глава 3

Несколько пред­ва­ри­тель­ных сове­тов. – Отно­ше­ние к пред­мету беседы и ее тон. – Не «поло­вые», а брач­ные отно­ше­ния. – Под­хо­дя­щее время для беседы. – Начало беседы. «Цве­точ­ная семья». – Совер­шен­ство тво­ре­ния Божия. – Тычинки с пло­до­нос­ной пыль­цой. – Пестик с завя­зью. – Семя – «яйцо» рас­те­ния.— Как и для чего про­ис­хо­дит опло­до­тво­ре­ние? – В «яйце» (семени) хра­нится «дитя» (буду­щее рас­те­ние). – «Семей­ные» отно­ше­ния между частями растения.

Прежде чем при­сту­пить к самой беседе, хоте­лось бы пред­ло­жить нашей чита­тель­нице, матери-хри­сти­анке, несколько советов.

Разъ­яс­не­ния должны даваться ребенку осто­рожно и цело­муд­ренно, но без робо­сти и стыда. Не стоит чрез­мерно вос­тор­гаться «выс­шей твор­че­ской спо­соб­но­стью» чело­века (спо­соб­но­стью к дето­рож­де­нию), якобы упо­доб­ля­ю­щей его Самому Творцу. Ребе­нок быстро смек­нет, что той же спо­соб­но­стью к дето­рож­де­нию наде­лены и кошка, и собака, что уж в этом-то «царь при­роды» мало отли­ча­ется от своих «под­дан­ных».

Не сле­дует также назы­вать брак и дето­рож­де­ние «самым пре­крас­ным, что только есть в чело­ве­че­ской жизни» (счи­тать так склонны неко­то­рые матери), потому что это, как пока­зано выше, не согла­су­ется с уче­нием Пра­во­слав­ной Церкви. Но не надо, видимо, и пугать дитя «сквер­ной», «сра­мом» и «семе­нем смерти» (впро­чем, уж если мать-хри­сти­анка решится на такую беседу, вряд ли она пой­дет по этому пути).

Тон беседы не дол­жен быть ни лег­ко­мыс­ленно-шут­ли­вым, ни, тем более, таин­ственно-заго­вор­щи­че­ским – жела­тельно, чтобы он был в меру серьез­ным и спо­кой­ным. Где речь идет о «био­ло­гии» и «физио­ло­гии», там уме­стен настрой научно-попу­ляр­ной книги. В отдель­ных слу­чаях можно и пошу­тить, чтобы раз­ря­дить напря­же­ние (прежде всего свое соб­ствен­ное). Нако­нец, не увлечься бы и самой рас­сказ­чице одной «плот­ской» сто­ро­ной вопроса. Наобо­рот, она должна под­няться над нею и, давая научно-попу­ляр­ные объ­яс­не­ния, гово­рить с ребен­ком не только

о тво­ре­нии (при­роде), но и о ее Пре­муд­ром Творце.

Хочется пред­ло­жить еще один совет. Не лучше ли в сло­во­со­че­та­ниях «поло­вая жизнь», «поло­вые отно­ше­ния», «отно­ше­ния полов» слово «поло­вой» заме­нить на «брач­ный» (брач­ные отно­ше­ния и т.д.), а «полы» – на «супру­гов»? Отно­ше­ния муж­чины и жен­щины в браке – вот наша тема, а то, что вне брака, есть грех и блуд, о чем можно позже побе­се­до­вать с под­рост­ком отдельно…

Надо ли, нако­нец, напо­ми­нать, что, при­сту­пая к ответ­ствен­ному раз­го­вору, мать должна испро­сить в молитве помощи Божией и вразумления?,.

Важно также выбрать под­хо­дя­щее время для беседы.

Было бы ошиб­кой, обре­ка­ю­щей беседу на «про­вал», пре­ры­вать дет­скую игру, брать ребенка «за шиво­рот» и уса­жи­вать рядом с собою: «Слу­шай!» Выслу­ши­вая мать «по обя­зан­но­сти», дитя вряд ли смо­жет вос­при­нять ее рассказ.

Дет­ские пси­хо­логи пола­гают – да и сами роди­тели убе­ди­лись на опыте, – что наи­луч­шее время для дове­ри­тель­ных бесед с ребен­ком – это время болезни или перед сном, когда ребе­нок лежит в постели, но не хочет спать, а про­сит маму поси­деть с ним и что-нибудь рас­ска­зать. Плот­ское начало лич­но­сти в это время сми­ря­ется, днев­ная суета отсту­пает, и дет­ская душа ста­но­вится осо­бенно вос­при­им­чи­вой. Удоб­ное время можно найти к днем, но только если ребе­нок сам ищет до вери­тель­ного раз­го­вора с мате­рью. Или, устав играть, хочет послу­шать какую-нибудь сказку…

Гос­поди, благослови!..

Пред­по­ло­жим, к при­меру, что на столе в вазе стоит цве­ток; он может послу­жить сво­его рода «нагляд­ным посо­бием» для попу­ляр­ного урока по бота­нике. Ука­зы­вая ребенку на этот цве­ток, мать спо­койно и доб­ро­же­ла­тельно начи­нает свой рассказ:

— Я хочу рас­ска­зать тебе о семье, кото­рая живет в этом цветке. Цве­ток – это как бы дом; он назы­ва­ется вен­чи­ком. Вен­чик можно снять – и тогда на стебле оста­нутся малень­кие зеле­ные листики, или чашечка. Этот вен­чик, кото­рый мы рас­смат­ри­ваем, похож на мно­го­цвет­ную вазу, уди­ви­тельно изящ­ную. Посмотри, какая красота!

Какой тон­кий и при­ят­ный аро­мат! Какой неж­ный цвет!.. Чело­век, сколько ни ста­райся, такую «вазу» не выле­пит, не выто­чит и даже не нари­сует. А в при­роде подоб­ные вещи встре­ча­ются на каж­дом шагу – зна­ешь, почему? Потому что при­роду создал не чело­век, а Бог.

А теперь – смотри: если мы с тобой осто­рожно ото­гнем эти цве­точ­ные лепестки наружу, то уви­дим пять тонень­ких нито­чек, кото­рые при­креп­лены к ниж­ней плос­ко­сти вен­чика. Это тычинки. На самом верху каж­дой из них нахо­дится головка – пыль­ник. Откуда такое назва­ние? «Пыль­ник» – от слова «пыль». Эта головка напол­нена как раз пылью, только не такой, кото­рая под­ни­ма­ется от ветра на улице, а осо­бой, пло­до­нос­ной пылью – пыль­цой. О ней я тебе еще расскажу.

Загляни-ка теперь внутрь нашей пре­крас­ной «вазы» – вен­чика. Видишь там высту­па­ю­щий малень­кий сте­бе­лек?.. Это пестик, состо­я­щий из трех раз­лич­ных частей. Стол­бик, совер­шенно пустой внутри, так и назы­ва­ется – стол­би­ком’, несколько шеро­хо­ва­тый узе­лок сверху – рыльце, а утол­ще­ние внизу – завязь, или ава­рий. Это озна­чает «яич­ник». Ты такого слова еще не знаешь…

Тебе хорошо известно, что бывают кури­ные яйца, из кото­рых появ­ля­ются цып­лята; и дру­гие птицы тоже выси­жи­вают яйца; стра­усы появ­ля­ются на свет из огром­ных яиц; и даже малень­кие кро­ко­диль­чики выле­зают из своих, кро­ко­ди­льих, яиц. А с сего­дняш­него дня ты будешь знать, что и рас­те­ния появ­ля­ются из яиц, только осо­бен­ных – мы назы­ваем их семенами.

Пом­нишь, мы с тобой сажали огу­реч­ные семена в землю, и потом оттуда выле­зали зеле­ные кустики, а на них появ­ля­лись плоды – огур­чики? И мы видели, что в каж­дом огурце – ив боль­шом, и в самом малю­сень­ком – тоже пря­чутся семена, как бы «яйца» новых буду­щих растений…

Но вер­немся к нашему цветку, В «яич­нике» (то есть в завязи) как раз и хра­нятся «яйца”-семена для нового рас­те­ния – «детки» нашего боль­шого цветка. Когда все уже готово для обра­зо­ва­ния этого нового рас­те­ния, то пыль­ник откры­ва­ется, пло­до­нос­ная пыльца спа­дает вниз, в рыльце пестика, через рыльце – в завязь, где дает жизнь семе­нам (или «яйцам»): бла­го­даря этому они ожи­вают, начи­нают расти. Это ожив­ле­ние и назы­ва­ется опло­до­тво­ре­нием, без кото­рого семена не полу­чили бы воз­мож­но­сти расти.

Смотри, как уди­ви­тельно устро­ено рас­те­ние – малень­кий, ничтож­ный цве­то­чек, кото­рый и живет-то всего несколько дней! В нем заклю­ча­ется целый мир, слож­ней­шая орга­ни­за­ция, похо­жая на чело­ве­че­скую семью: папу и маму, кото­рые рож­дают, деток. Вот как пре­мудро устроил все Господь!..

Если бы мы могли открыть семечко! (а сде­лать это можно только после раз­ма­чи­ва­ния его в тече­ние несколь­ких часов в воде), мы бы обна­ру­жили там «дитя», буду­щее рас­те­ние, окру­жен­ное сту­де­ни­стым веще­ством, необ­хо­ди­мым ему для пита­ния. Когда семя попа­дает в землю, оно нахо­дит там воду и впи­ты­вает ее в себя, уве­ли­чи­ва­ясь в объ­еме. «Дитя”-растение хочет жить и стре­мится к свету и воз­духу. Оно выби­ра­ется из своей скор­лупки, лезет вверх, и нако­нец над поверх­но­стью земли пока­зы­ва­ется сла­бень­кий-сла­бень­кий зеле­ный росто­чек. Это мы так думаем – что он «сла­бень­кий». На самом деле Гос­подь наде­лил его вели­кой жиз­нен­ной силой. Ино­гда можно уви­деть, как неж­ная весен­няя травка выле­зает из-под асфальта, про­бив его толщу!.. Но чтобы все это было воз­можно, пло­до­твор­ная пыльца из пыль­ника должна соеди­ниться с семе­нами в завязи (или, как мы их назвали, «яйцами» в «яич­нике»), то есть должно про­изойти оплодотворение.

Ты спро­сишь: «А где же семья?» Да вот же она! Все, что рас­тет, должно иметь мать и отца. Так и здесь: тычинка со сво­ими раз­лич­ными состав­ными частями – это «отец» буду­щего рас­те­ния; пестик – это его «мама». А завязь – это как бы такая спе­ци­аль­ная кро­ватка, где лежат «детки».

Ино­гда «мать» и «отец» нахо­дятся в одном и том же цветке, как, напри­мер, у коло­коль­чика, а ино­гда – в раз­лич­ных цве­тах, рас­ту­щих на одном дереве или кустар­нике. А бывает, что цветок-“мать» нахо­дится на одном рас­те­нии, а цветок-“отец» – на дру­гом. Но ведь «дети”-растения не смо­гут расти, если пло­до­твор­ная пыльца растения-“отца» не попа­дет на рыльце растения-“матери»! Как же соеди­ниться «роди­те­лям»? Им помо­гают пчелы, или дру­гие насе­ко­мые, или даже ветер: они при­но­сят «отцов­скую» пыльцу растению-“матери».

Видишь, полу­ча­ется, что и «дитя”-растение имеет своих «роди­те­лей» и даже соб­ствен­ную постельку. Одного у него нет – роди­тель­ской любви. Рас­те­ния не имеют души и не могут любить так, как мы, люди, любим своих детей…

^ Глава 4

Про­дол­же­ние беседы. От рас­те­ний – к живот­ным. – Слу­чай с воро­нами. – Яич­ник в теле птицы-матери; опло­до­тво­ре­ние яиц. – Где и как «созре­вают» пти­чьи яйца? – «Все живое про­изо­шло из яйца». – Из какого яйца про­ис­хо­дит чело­век и где оно хра­нится. – Опло­до­тво­ре­ние; дето­род­ные органы тела. – Как живет дитя во чреве матери. – Роди­тели ожи­дают появ­ле­ния ребенка. – Окон­ча­ние беседы. Роды. Боль и радость матери. – Как реа­ги­руют на рас­сказ дети. – Беседа про­буж­дает ува­же­ние к материнству.

Ребе­нок навер­няка со вни­ма­нием выслу­шает рас­сказ о «цве­точ­ной семье», если мать сумеет сде­лать его живым и зани­ма­тель­ным. Вос­при­мет его как одну из «инте­рес­ных исто­рий» или ска­зок. Мать, име­ю­щая хотя бы самое общее поня­тие о бота­нике, при­ве­дет ему еще несколько при­ме­ров из жизни рас­те­ний. Этим она помо­жет ребенку усво­ить слож­ную инфор­ма­цию и уси­лит его инте­рес к есте­ство­зна­нию. Потом можно перейти от рас­те­ний к животным:

— Малень­кие зверьки и птички тоже имеют роди­те­лей. И если рас­те­ниям все равно, как рас­тут их «дети», то звери и птицы дол­гое время забо­тятся о своем потомстве.

Пом­нишь, мы с тобой наблю­дали, как две вороны с гром­ким кар­ка­ньем кру­жи­лись над про­хо­жим, кото­рый оста­но­вился под дере­вом. Я тогда объ­яс­нила тебе, что птицы – это мать и отец, кото­рые защи­щают свое гнездо, своих птен­цов. Птицы тоже не имеют души и не могут, как мы любить, но Гос­подь наде­лил их силь­ным роди­тель­ским инстинк­том – защи­щать своих деток. Поэтому при­бли­жаться к воро­ньим гнез­дам очень опасно: клювы у ворон креп­кие, как железо…

Итак, птицы-супруги (то есть «муж» и «жена», как мы с папой) строят гнездо для своих дете­ны­шей. Когда оно готово, мать кла­дет яйца – «семена» для новых пти­чек. Птица-мать, как и цве­ток, тоже имеет в своем теле ава­риум, или яич­ник, где рас­тут яйца. Но из этих яиц нико­гда не выхо­дили бы птенцы, если бы птица-отец не опло­до­тво­рила их. Вот только опло­до­тво­ре­ние про­ис­хо­дит здесь не так, как у рас­те­ний – не через пло­до­нос­ную пыльцу, а через осо­бую семен­ную жид­кость. Эта жид­кость про­ни­кает в тело матери и про­буж­дает в яйцах жиз­нен­ную спо­соб­ность; без этой жид­ко­сти они нико­гда не могли бы быть высижены.

Семена рас­те­ний, как мы уже гово­рили, лежат в земле, в тепле и влаж­но­сти, пока не нач­нут расти. Пти­чьи яйца окру­жены твер­дой скор­лу­пой; птица-мать уса­жи­ва­ется на них и согре­вает теп­лом сво­его тела долго-долго, пока птен­чики, сидя­щие в яйцах, не окреп­нут, не покро­ются перыш­ками… В один пре­крас­ный день они сами раз­би­вают скор­лупу и выби­ра­ются на свет Божий. Но роди­тели еще долго про­дол­жают их кор­мить: при­но­сят им и чер­вяч­ков, и мух, и кома­ров… Таков роди­тель­ский инстинкт, зало­жен­ный в них Богом.

Но тебе, конечно же, не тер­пится ско­рее узнать про людей.

Есть такая ста­рая посло­вица: «Все живое про­изо­шло из яйца». Рас­те­ния и живот­ные имеют яич­ник с яйцами. А чело­век? Неужели и чело­ве­че­ский ребе­нок «вылуп­ли­ва­ется» из яйца?.. Уди­ви­тельно, но это именно так.

Вот только он явля­ется не из такого яйца, как у рас­те­ний и животных.

Ты уже зна­ешь, что яйца бывают не только с белой твер­дой скор­луп­кой, кото­рую так при­ятно раз­бить ложеч­кой, чтобы съесть яичко. Семечки, кото­рые ты так любишь, – семена под­сол­неч­ника – тоже «яйца», как я тебе объ­яс­нила в про­шлый раз. Но яйцо, из кото­рого появ­ля­ется чело­ве­че­ское суще­ство, совсем не похоже ни на то, ни на дру­гое. Потому что и чело­век совсем не похож ни на курицу, ни на подсолнух.

Это яйцо такое малень­кое, что его и не раз­гля­дишь без спе­ци­аль­ных при­бо­ров. Не имеет оно и твер­дой защит­ной обо­лочки – скор­лупы. Явись это яйцо на свет в таком виде, малень­кое-малень­кое и совер­шенно без­за­щит­ное, оно, ско­рее всего, про­сто тут же погибло бы. Поэтому Бог создал в чреве матери такое отде­ле­ние, такую спе­ци­аль­ную малень­кую ком­натку-каморку, где чело­ве­че­ское яйцо поко­ится и пита­ется, пока не ста­но­вится боль­шим и силь­ным, чтобы жить самостоятельно.

Как и вся­кое яйцо, чтобы расти и раз­ви­ваться, оно должно быть опло­до­тво­рено отцом. Для этого в человеческом

теле име­ются осо­бые органы – их так и назы­вают: дето­род­ные, то есть пред­на­зна­чен­ные для рож­де­ния детей. Зти части тела люди бере­гут во вся­че­ской чистоте, не при­ка­са­ются к ним без край­ней необ­хо­ди­мо­сти и стыд­ливо скры­вают от посто­рон­них глаз. Пом­нишь, Адам и Ева усты­ди­лись своей наготы и сшили себе одежды?.. С тех пор люди все­гда сты­дятся своей наготы и не откры­вают ее другим.

Итак, когда яйцо раз­ви­ва­ется во чреве матери, мать знает, что ее ребе­нок живет; она знает, что дышит для него, что питает его своей кро­вью, что живет и стра­дает для сво­его ребенка, кото­рого любит и ждет. Она зара­нее поку­пает ему коля­сочку, пеленки, рас­па­шонки и меч­тает о том, как уви­дит его личико, загля­нет в его глазки и при­кос­нется к его руч­кам. Она молится Богу о том, чтобы ребе­но­чек родился здо­ро­вым, чтобы он стал таким же умным и кра­си­вым, как его папа…

Отец тоже ждет не дождется рож­де­ния сво­его сына или дочери. Он забо­тится о буду­щей матери, вся­че­ски обе­ре­гая ее покой и здо­ро­вье. Он ста­ра­ется ничем не огор­чать ее, а наобо­рот – чаще радовать.

Он помо­гает ей по хозяй­ству, гуляет с ней на све­жем воз­духе, поку­пает для нее раз­ные полез­ные фрукты… Так и твой папа забо­тился обо мне.

Таким обра­зом, ребе­нок живет в мате­рин­ском чреве почти целый год, хотя никто его еще не видел. С надеж­дой и стра­хом мать ожи­дает его рож­де­ния. И вот при­хо­дит дол­го­ждан­ный час: в малень­кой «камо­рочке» как будто откры­ва­ется дверь – и ребе­нок явля­ется на свет. Для мамы это очень больно и мучи­тельно: ведь та «камо­рочка» нахо­дится в ее теле, и ей при­хо­дится постра­дать… Только, зна­ешь, мы, матери, не боимся этой боли: мы пом­ним, что такой уж удел назна­чен нам от Бога. Пом­нишь, мы с тобой читали, как Он ска­зал Еве: «В болезни будешь рож­дать детей!» Эта болезнь, или боль, – нака­за­ние нам за грех Адама и Евы… Но и радость боль­шая: рож­да­ется новый чело­век, твой ребе­но­чек, похо­жий на тебя!

Его кла­дут маме на руки. Она питает его своей гру­дью. Она уха­жи­вает за ним день и ночь, бес­по­ко­ится, здо­ров ли он, не забо­лел ли. Она совер­шенно забы­вает стра­да­ния, кото­рые ей при­шлось пре­тер­петь: до того сильно она любит сво­его ребенка, свою плоть и кровь. Так и в Еван­ге­лии ска­зано, что мать «когда родит мла­денца, уже не пом­нит скорби от радо­сти, потому что родился чело­век в мир». Вот и я не помню той скорби, а только бла­го­дарю Бога за то, что ты у меня есть!..

Ред­кий ребе­нок выслу­шает эти слова из уст своей матери без уми­ле­ния. К тому же финал этой исто­рии как бы сгла­жи­вает, при­глу­шает инфор­ма­цию о зача­тии в мате­рин­ском чреве. Так, одна девочка, вни­ма­тельно выслу­шав такой рас­сказ, была потря­сена: «И тебе при­шлось столько выне­сти ради меня? Ты так стра­дала, чтобы я роди­лась? Я теперь буду любить тебя еще больше!»

А малень­кий маль­чик обнял свою маму и ска­зал: «Теперь я пони­маю, почему я так люблю тебя – больше всех на свете».

Иные матери боятся, что необыч­ная инфор­ма­ция может вызвать в ребенке нечи­стые мысли. Но это в зна­чи­тель­ной сте­пени зави­сит от того, в какой форме ее сооб­щили. К тому же, если бы при­хо­ди­лось раз­ре­шать вопрос – что лучше: сей­час открыть ребенку тайну про­ис­хож­де­ния жизни или ждать до тех пор, пока он в состо­я­нии будет само­сто­я­тельно постичь ее, – то на этот счет были бы воз­можны раз­лич­ные мне­ния. Но дело тут как раз не в этом. Вопрос, к сожа­ле­нию, стоит иначе: должны ли мы посвя­тить ребенка в эту область чело­ве­че­ских отно­ше­ний в «ней­траль­ной» есте­ствен­но­на­уч­ной форме или лучше предо­ста­вить его опас­но­сти полу­чить пре­врат­ные нечи­стые «разъ­яс­не­ния» с экра­нов теле­ви­зо­ров и при­лав­ков пор­но­гра­фи­че­ской литературы?..

Опыт мно­гих мате­рей сви­де­тель­ствует: такой рас­сказ не при­но­сит вреда дет­ской душе, а, ско­рее, уси­ли­вает его любовь к той, кото­рая носила его под сердцем.

Ребе­нок, в такой форме полу­чив­ший от отца или матери пер­вое пред­став­ле­ние о зача­тии и рож­де­нии, едва ли когда-либо будет лег­ко­мыс­ленно или грубо гово­рить о мате­рин­стве. Маль­чик с ува­же­нием и сочув­ствием будет смот­реть на буду­щую мать, питая жела­ние защи­щать и охра­нять ее. Девочка про­ник­нется чув­ством высо­кого и жерт­вен­ного мате­рин­ского предназначения…

Дума­ется также, что при­об­ре­тен­ные таким обра­зом позна­ния послу­жат наи­луч­шей под­го­тов­кой к «пере­ход­ному воз­расту», когда в теле отрока нач­нется про­цесс поло­вого созревания.

^ Глава 5

С под­рост­ком надо гово­рить по-дру­гому. – «Труд­ный воз­раст» у маль­чи­ков. – Они не пони­мают себя. – Кому лучше бесе­до­вать с под­рост­ком? – Начало беседы. Воз­раст брач­ного созре­ва­ния, его при­знаки. – Боре­ние плоти и бесов­ские нападки. – Надо под­чи­нить плоть выс­шему началу лич­но­сти. – Тело хри­сти­а­нина есть храм. – Необ­хо­ди­мость хра­не­ния цело­муд­рия. – Окон­ча­ние беседы. «Мы пони­маем тебя». – Послед­ствия внеш­ней, без­ду­хов­ной оценки пове­де­ния под­ростка. – Раз­вра­щен­ные «про­све­ти­тели». – Как под­ро­сток впа­дает в грех? – Ответ­ствен­ность родителей.

…Про­хо­дит несколько лет – и воз­ни­кает новая необ­хо­ди­мость в беседе с под­рас­та­ю­щим ребенком.

Обще­из­вестно, что с 12—14 лет маль­чик начи­нает заметно меняться – и внешне, и внут­ренне. Порой взрос­лые его про­сто не узнают: где откры­тый, доб­рый, жиз­не­ра­дост­ный ребе­нок? Откуда взялся этот угрю­мый, некра­си­вый, дол­го­вя­зый отрок, пря­чу­щий глаза, что-то буб­ня­щий себе под нос непри­ят­ным голо­сом?.. Да, меня­ются мальчики.

Те из них, кото­рые прежде были послушны и усердны в учебе, начи­ная с этого вре­мени и до 17—18 лет дела­ются непо­слуш­ными и обу­чать их ста­но­вится гораздо труд­нее. Учи­теля, кото­рым при­хо­дится зани­маться с ними в этот пере­ход­ный период, соста­вят о них совер­шенно иное мне­ние, отлич­ное от мне­ния знав­ших маль­чи­ков раньше.

Под­рост­ко­вый воз­раст… Труд­ный и для окру­жа­ю­щих, и для самого под­ростка. Печаль­нее всего то, что там, где под­ро­сток сам себя не пони­мает, его обычно не пони­мают и люди, кото­рые ему ближе всех. В годы, назы­ва­е­мые годами созре­ва­ния, маль­чик раз­ви­ва­ется и дела­ется юно­шей. Совер­шенно пра­вильно назы­вают это время «пери­о­дом бур­ных поры­вов», ука­зы­вая на насто­я­щую рево­лю­цию в при­роде ребенка, кото­рая нередко про­яв­ля­ется в самой неожи­дан­ной форме. И одна­жды потря­сен­ная мать-хри­сти­анка застает сво­его сына, кото­рого все еще счи­тает малень­ким, за раз­гля­ды­ва­нием какого-нибудь «Плей­боя»…

Если бы маль­чик при наступ­ле­нии пере­ход­ного пери­ода полу­чил от роди­те­лей или вос­пи­та­те­лей разъ­яс­не­ние о том, что же именно с ним про­ис­хо­дит, дан­ное в форме так­тич­ного и доб­ро­же­ла­тель­ного настав­ле­ния, он бы более спо­койно и без­опасно для себя и дру­гих пере­жил его.

Кто может дать под­ростку такое настав­ле­ние? Глу­бо­кое, не вполне осо­знан­ное ощу­ще­ние стыда не поз­во­лит матери обсуж­дать неко­то­рые вопросы с под­рас­та­ю­щим сыном. Да и с его сто­роны она ско­рее всего встре­тит сопро­тив­ле­ние: ему тоже стыдно гово­рить «об этом» с мате­рью. Дума­ется, что на сей раз мать должна пре­по­ру­чить это ответ­ствен­ное и труд­ное дело отцу (если у сына сохра­ня­ются с ним дове­ри­тель­ные отно­ше­ния) или дру­гому зна­ко­мому муж­чине, кото­рый поль­зу­ется ува­же­нием маль­чика, или, лучше всего, опыт­ному священнику.

Беседу можно пред­ста­вить себе при­бли­зи­тельно так. При появ­ле­нии изме­не­ний во внеш­но­сти и пове­де­нии маль­чика отец, или крест­ный, или род­ствен­ник при удоб­ном слу­чае, и обя­за­тельно наедине, мог бы ска­зать ему в виде настав­ле­ния при­мерно следующее:

— Ты пере­жи­ва­ешь сей­час труд­ный период, и я хочу пого­во­рить с тобой, потому что и сам в свое время пере­жил то же самое. Я хорошо помню, что не совсем пони­мал тогда, что со мною происходит.

Ты всту­па­ешь в очень важ­ный период жизни – период пере­хода из дет­ства в юность. Сам, конечно, уже чув­ству­ешь и заме­ча­ешь неко­то­рые изме­не­ния в твоем физи­че­ском состо­я­нии. Ты начи­на­ешь испы­ты­вать совсем новые, прежде незна­ко­мые тебе чув­ства. Тебя охва­ты­вают неве­до­мые тебе прежде жела­ния; неиз­вестно откуда в твою голову при­хо­дят стран­ные мысли – помыслы. Порой они свя­заны с чем-то дур­ным, нечи­стым. Тебе снятся сны, о кото­рых ты нико­гда не мог бы рас­ска­зать своим родителям…

Все это озна­чает, что ты теперь нахо­дишься в начале брач­ного созре­ва­ния, когда твоя плоть изо всех сил ста­ра­ется пере­си­лить и под­чи­нить себе выс­шее начало твоей личности.

К тому же и бесы стали напа­дать на тебя силь­нее: ведь ты сам заме­ча­ешь, что реже стал испо­ве­до­ваться, больше раз­вле­каться, смот­ришь теле­ви­зор, даже слу­ша­ешь вме­сте с дру­зьями гру­бую, без­душ­ную рок-музыку… И бесы, враги нашего спа­се­ния, не оста­вят тебя в покое, будут драз­нить и мучить твое вооб­ра­же­ние. Чего они хотят от тебя? Хотят сде­лать тебя плот­ским, чтобы о душе ты и не думал, а только искал удо­вле­тво­ре­ния раз­ных поже­ла­ний тво­его тела. Они хотят пре­вра­тить тебя в живот­ное… Не поз­во­ляй им этого. Ты-то зна­ешь, что чело­век – это не часть живот­ного мира. Он выс­шее тво­ре­ние Божие, венец тво­ре­ния, как его назы­вают. Он имеет свою осо­бую мис­сию на земле.

Ты дол­жен знать, что не только твоя загроб­ная участь, но и сча­стье буду­щей зем­ной жизни во мно­гом зави­сит от того, что ты выбе­решь сей­час: пойдешь1 на поводу жела­ний плоти или под­чи­нишь их выс­шему началу твоей лич­но­сти – духу. Неко­то­рые твои сверст­ники выбрали пер­вый путь: думают только о раз­вле­че­ниях, увле­ка­ются гряз­ными, раз­врат­ными филь­мами, кар­тин­ками… Но тем самым они неза­метно для себя рас­тле­вают свою душу и тело.

Зна­ешь, что такое тело хри­сти­а­нина? Это! не набор костей, покры­тых мясом, и не слож­ная машина. Отли­ча­ется оно и от тела собаки и обе­зьяны… Тело каж­дого чело­века – жилище его веч­ной, бес­смерт­ной души. Тело хри­сти­а­нина – это к тому же храм Духа Свя­того, то есть жилище Самого Бога. И осквер­нить его нечи­стым дей­ствием, сло­вом или мыс­лию – зна­чит осквер­нить дом Божий.

Ты еще только всту­па­ешь в пору воз­му­жа­ния; но прой­дет несколько лет – и ста­нешь зре­лым мужем. Какой бы ты ни избрал тогда путь: мона­ше­ство или чест­ный хри­сти­ан­ский брак, – сей­час ты дол­жен хра­нить тело и душу в чистоте. Не думай раньше вре­мени о брач­ных отно­ше­ниях: время брака насту­пит для тебя не скоро, и твоя дето­род­ная сила только созревает.

Пред­став­ля­ешь, что будет, если попро­бо­вать силой открыть бутон, чтобы ско­рее уви­деть розу? В резуль­тате такого вар­вар­ства мы не уви­дим ни розы, ни бутона. Так и в твоей душе таится, подобно пре­крас­ному нерас­пу­стив­ше­муся бутону, спо­соб­ность любви брач­ной, супру­же­ской. Но не пытайся рас­крыть ее прежде срока цве­те­ния, береги для той един­ствен­ной девушки, кото­рую ты пове­дешь к венцу и кото­рая в закон­ном, Богом бла­го­сло­вен­ном браке ста­нет мате­рью твоих буду­щих детей.

Не думай, мы пони­маем, что твоя мрач­ность, упрям­ство, раз­дра­жи­тель­ность про­ис­хо­дят не от недо­статка любви к нам – это след­ствие той внут­рен­ней борьбы, кото­рую ты сей­час ведешь. Мы верим в тебя и молимся за тебя.

В край­нем слу­чае побе­се­до­вать с сыном таким обра­зом может и мать. Жела­тельно только, чтобы в тоне беседы было поменьше дидак­тики и побольше искрен­ней любви.

К сожа­ле­нию, ред­кий под­ро­сток в наше время услы­шит подоб­ное. Не пони­мая истин­ного зна­че­ния сво­его состо­я­ния и не умея дать ему пра­виль­ной, духов­ной оценки, он теря­ется и под­да­ется соблазнам.

Окру­жа­ю­щие взрос­лые чаще оце­ни­вают про­ис­хо­дя­щее с ним несколько лег­ко­мыс­ленно, внешне: сме­ются над его гру­бым голо­сом, драз­нят, когда над губой у него про­би­ва­ется пер­вый пух; посто­янно бра­нят за непо­во­рот­ли­вость и нелов­кость; заме­чая его мрач­ность и задум­чи­вость, сме­ются: «О чем раз­меч­тался? О девоч­ках дума­ешь?..» Плот­ское начало, дей­стви­тельно, побуж­дает его ста­раться быть при­вле­ка­тель­ным в гла­зах дево­чек; дол­го­вя­зый и неук­лю­жий в этом воз­расте, как «гад­кий уте­нок», он часто и в самом деле выгля­дит комично… Но, встре­чая вме­сто дру­же­ского пони­ма­ния, дели­кат­ного и душе­по­лез­ного раз­го­вора рав­но­душ­ную и часто недоб­рую насмешку, под­ро­сток «бун­тует»: он дела­ется вызы­ва­юще груб, дер­зок, резок, замы­ка­ется в себе, пыта­ясь хоть как-то защи­тить свой внут­рен­ний мир… Ино­гда это кон­ча­ется пол­ным внут­рен­ним раз­ры­вом с родителями.

Часто в этом воз­расте маль­чик нахо­дит «про­све­ти­те­лей» среди раз­вра­щен­ных сверст­ни­ков: от них и через них он полу­чает такое «объ­яс­не­ние» про­ис­хо­дя­щему с ним, что в резуль­тате впа­дает в тяже­лей­шие мыс­лен­ные, а потом и дей­ствен­ные грехи. За них ему впо­след­ствии при­хо­дится рас­пла­чи­ваться физи­че­скими и нрав­ствен­ными страданиями.

И если он, по неве­де­нию или непо­ни­ма­нию самого себя, под­да­ва­ясь соблаз­нам мира сего, падает (совер­шает грех) – его ждет суро­вое осуж­де­ние и часто даже охла­жде­ние к нему роди­те­лей, утрата роди­тель­ской любви… Но разве невоз­можно было предо­сте­речь его заранее?

Роди­те­лям нико­гда не при­дет в голову дать сво­ему ребенку в руки ост­рый нож, не пре­ду­пре­див о гро­зя­щей опас­но­сти при обра­ще­нии с ним. Им не при­дет в голову обви­нять ребенка и с него­до­ва­нием отво­ра­чи­ваться от него, когда, не подо­зре­вая об опас­но­сти, он поре­жется до крови. И ведь роди­тели знают, что в их маль­чике про­буж­да­ются телес­ные, плот­ские силы, кото­рые могут ока­заться для него более опас­ными и роко­выми, чем самый ост­рый нож. Но все-таки остав­ляют ребенка без вся­ких разъ­яс­не­ний, без вся­ких настав­ле­ний. Такой ли должна быть истин­ная роди­тель­ская любовь?..

^ Глава 6

— Труд­ность раз­го­вора с под­рост­ком. – Отсут­ствие соот­вет­ству­ю­щей лите­ра­туры. – Опи­раться на Пре­да­ние и Устав Церкви. – Роди­тель­ские уси­лия при­не­сут плод в свое время. – Девочка-под­ро­сток. – Беседа в связи с пери­о­дами «телес­ной нечи­стоты». – Пра­виль­ное отно­ше­ние к соб­ствен­ному телу. – Взгляд на свое буду­щее мате­рин­ство. – Беречь дочь от раз­ви­тия чув­ствен­но­сти. – Вред увле­че­ния любов­ными рома­нами. – Увлечь в сферу дру­гих инте­ре­сов (научно-позна­ва­тель­ных, хозяй­ствен­ных и духов­ных). – Забота о телес­ном здо­ро­вье под­ростка. – Важ­ность поста.

Нелегко в наше время найти под­ход к сердцу под­ростка. Роди­те­лям часто сде­лать это труд­нее, чем посто­рон­ним людям. Порой под­ро­сток про­сто отка­зы­ва­ется вос­при­ни­мать слова матери, встре­чая их угрю­мым мол­ча­нием и гру­бо­стью. Он не хочет слу­шать, отво­ра­чи­ва­ется, замы­ка­ется в себе, отде­лы­ва­ется шут­ками. Но гово­рить с ним все равно надо.

Если бы мы писали эти строки лет сто назад, можно было бы поре­ко­мен­до­вать роди­те­лям дать сыну почи­тать соот­вет­ству­ю­щую лите­ра­туру. Тогда роди­тели могли позна­ко­мить под­ростка с функ­ци­ями его тела и пра­ви­лами эле­мен­тар­ной гиги­ены по попу­ляр­ным меди­цин­ским изда­ниям, в надежде, что авторы научно объ­яс­нят чита­телю целе­со­об­раз­ность телес­ной чистоты до брака и долж­ного воз­дер­жа­ния даже в закон­ном браке…

Увы, совре­мен­ные изда­ния не научат его этому; наобо­рот – ему «научно» объ­яс­нят, что именно воз­дер­жа­ние, цело­муд­рие «вредно для здо­ро­вья»! Поэтому оста­ется ори­ен­ти­ро­вать под­ростка и юношу только на опыт Церкви, ее Пре­да­ние, ее Устав.

Но может быть, роди­те­лям пока­жется, что послу­ша­ние Церкви – недо­ста­точно силь­ный побу­ди­тель­ный мотив, чтобы ока­зать вли­я­ние на совре­мен­ного под­ростка? Что ж, даже если сей­час, всту­пая в «труд­ный воз­раст», сын отма­хи­ва­ется от слов матери, от ее мяг­ких напо­ми­на­ний о посте, о молитве, об испо­веди, – мы не знаем, как отзо­вутся эти мате­рин­ские настав­ле­ния в его даль­ней­шей жизни. Быть может, вку­сив «запрет­ного плода» и испы­тав пер­вое жгу­чее разо­ча­ро­ва­ние, он ухва­тится за них, как за спа­си­тель­ный якорь. И даже став старше и пере­жив глу­бо­кое паде­ние, он вспом­нит, вме­сте с мате­рин­скими «уро­ками бота­ники», ее духов­ные настав­ле­ния и, как блуд­ный сын, при­па­дет к Матери Церкви…

И нако­нец, наш роди­тель­ский долг – вос­пи­ты­вать дитя в любом воз­расте, ста­раться поло­жи­тельно воз­дей­ство­вать на ум и сердце того, кто вве­рен Богом нашему попе­че­нию. Сде­лать все зави­ся­щее от нас – и осталь­ное предо­ста­вить воле Божией… Если бы мы доб­ро­со­вестно и само­от­вер­женно испол­няли этот наш долг, то, как знать, быть может, образ мыс­лей совре­мен­ной моло­дежи был бы иным.

Что каса­ется девочки, то и она в под­рост­ко­вом воз­расте (кото­рый насту­пает у нее несколько раньше) нуж­да­ется в разъ­яс­не­ниях и душе­по­лез­ных настав­ле­ниях. Она тоже, как и маль­чик, пере­жи­вает пере­ход­ный период, пол­ный тре­воги, неуве­рен­но­сти, неяс­ных жела­ний. Обычно с нею обра­ща­ются более бережно, более осто­рожно, чем с маль­чи­ком, щадят ее рани­мую душу и не оби­жают насмеш­ками. Но и ей чаще всего не дают необ­хо­ди­мых разъ­яс­не­ний. Мать пере­жила такой же слож­ный период без разъ­яс­не­ний своих роди­те­лей – почему же не оста­вить и дочь в том же неведении?

Так, мать часто рас­смат­ри­вает пери­оды «телес­ной нечи­стоты», свя­зан­ные с дето­род­ной функ­цией тела, всего лишь как нару­ше­ния нор­маль­ного хода жизни, вызы­ва­ю­щие ряд неудобств, и потому стре­мится по воз­мож­но­сти не касаться этого вопроса в беседе с под­рас­та­ю­щей доче­рью. Между тем для девочки наступ­ле­ние соот­вет­ству­ю­щего пери­ода, свя­зан­ного с «телес­ной нечи­сто­той», ино­гда бывает глу­бо­ким потря­се­нием. К тому же раз­го­вор об этой функ­ции орга­низма даст матери воз­мож­ность побе­се­до­вать с доче­рью на самые серьез­ные темы, свя­зан­ные с под­го­тов­кой к брач­ному пери­оду, чисто­той и целомудрием…

Потому-то и здесь прежде всего сама мать должна про­ник­нуться отно­ше­нием к чело­ве­че­скому телу как к храму Свя­того Духа, кото­рый необ­хо­димо содер­жать во внеш­ней и внут­рен­ней чистоте, и такое же отно­ше­ние вну­шить дочери-под­ростку. Свое­вре­мен­ные разъ­яс­не­ния не только смо­гут убе­речь девочку от соблаз­нов и воз­мож­ных паде­ний, но и под­го­то­вят ее к тому, чтобы соблю­дать необ­хо­ди­мые пра­вила гиги­ены и забо­титься о своем здо­ро­вье, а со вре­ме­нем и своих детей награ­дить доб­рым здоровьем.

На все, что отно­сится к ее буду­щей брач­ной жизни, девочка должна смот­реть спо­койно и цело­муд­ренно, при­ни­мая свое назна­че­ние жен­щины и свою спо­соб­ность к дето­рож­де­нию как дар Божий. Насколько необ­хо­димы здесь более кон­крет­ные физио­ло­ги­че­ские разъ­яс­не­ния – решать самой матери.

И нако­нец, еще один совет матери-хри­сти­анке: в период брач­ного созре­ва­ния осо­бенно обе­ре­гайте дево­чек от чрез­мер­ного раз­ви­тия чув­ствен­но­сти. Каким образом?

Бере­гите их не только от непри­стой­ных книг и зре­лищ, но и от рома­нов. Иным мате­рям кажется, что посмот­реть по теле­ви­зору чув­стви­тель­ную любов­ную мело­драму без «постель­ных сцен» – дело совер­шенно без­обид­ное и даже полез­ное для дочери-под­ростка. К сожа­ле­нию, это не так.

Чте­ние рома­нов или про­смотр филь­мов «о любви» раз­ви­вает нездо­ро­вую меч­та­тель­ность, рас­тле­вает вооб­ра­же­ние и непри­мет­ным обра­зом воз­буж­дает чув­ства, свя­зан­ные с поло­выми орга­нами, бла­го­даря чему вызы­ва­ется преж­де­вре­мен­ное и нездо­ро­вое их раз­ви­тие. В ста­рину стро­гие и бла­го­че­сти­вые роди­тели ста­ра­лись не давать под­рас­та­ю­щим доче­рям любов­ных исто­рий, как бы хорошо они ни были напи­саны, и пря­тали ключ от книж­ного шкафа. «Ну, и что же? – ска­жет иная мать. – Они все равно читали романы». На это мы еще раз воз­ра­зим: будем делать зави­ся­щее от нас, а осталь­ное пре­да­дим в волю Божию.

Вот что гово­рит епи­скоп Вар­нава (Беляев) о чте­нии романов:

«Родо­на­чаль­ники совре­мен­ной поэ­зии и бел­ле­три­стики … немало потру­ди­лись над тем, чтобы блуд­ную похоть облечь в самые кра­си­вые формы, поэ­ти­че­ской дым­кой при­крыть дей­стви­тель­ное без­об­ра­зие этого урод­ли­вого божка и вонь раз­врата заду­шить аро­ма­том звуч­ной речи и плав­ных сти­хов. Какой тон­кий яд льется со стра­ниц рома­нов и пове­стей, тем более опас­ный, что он пре­под­но­сится в самой изящ­ной форме увле­ка­тель­ного рас­сказа, при­ятно вол­ну­ю­щего вооб­ра­же­ние читателя!..»

Конечно, дево­чек, как и маль­чи­ков, надо ста­раться беречь от все­про­ни­ка­ю­щего «голу­бого экрана», став­шего злым «про­све­ти­те­лем» наших под­рас­та­ю­щих детей в поло­вом вопросе.

Маль­чи­кам в каком-то смысле проще: они часто «сни­мают напря­же­ние» в заня­тиях спор­том. Они не так болез­ненно вос­при­ни­мают отно­ше­ние к ним окру­жа­ю­щих и не так, как девочки, оза­бо­чены своей внеш­но­стью. Сама их душев­ная орга­ни­за­ция обычно несколько гру­бее, и порой на то, что может для девочки ока­заться по-насто­я­щему тра­гич­ным, маль­чик реа­ги­рует здо­ро­вым сме­хом. Девочки же, как пока­зы­вает опыт, пере­жи­вают в под­рост­ко­вом воз­расте осо­бенно тяже­лые жиз­нен­ные драмы, свя­зан­ные с про­бле­мами брач­ного созревания.

Как помочь под­рас­та­ю­щей дочери, как укре­пить не только ее тело, но и душу? Пра­во­слав­ные вос­пи­та­тели все­гда сове­то­вали роди­те­лям: дер­жите дочь подальше от мира грез и фан­та­зий – поста­рай­тесь лучше заин­те­ре­со­вать ее есте­ствен­ными нау­ками, при­учите к полез­ному руко­де­лию, дайте посто­ян­ное пору­че­ние по домаш­нему хозяй­ству, тре­бу­ю­щее вре­мени и ответ­ствен­но­сти. Девочка-под­ро­сток охотно при­ни­мает на себя такое посто­ян­ное пору­че­ние, осо­бенно когда чув­ствует, что оно дано не «в вос­пи­та­тель­ных целях», а все­рьез, что она при­но­сит реаль­ную пользу семье. Это может быть еже­днев­ная уборка ком­наты, или мытье посуды, или при­го­тов­ле­ние ужина. Это может быть и посто­ян­ный уход за млад­шим бра­ти­ком или сест­рен­кой (оде­вать их, отво­дить в дет­ский сад или гулять с ними и т.д.). Такое заня­тие, во-пер­вых, убе­ре­жет девочку от вред­ной празд­но­сти, кото­рую неда­ром назы­вают «мате­рью всех поро­ков», и, во-вто­рых, будет для нее наи­луч­шей под­го­тов­кой к буду­щей супру­же­ской жизни, к обя­зан­но­стям жены и матери.

Если гово­рить о чте­нии под­ростка – и девочки, и маль­чика, – то на пер­вый план мать-хри­сти­анка, конечно, поста­вит духов­ную лите­ра­туру, от житий свя­тых до попу­ляр­ных пра­во­слав­ных жур­на­лов и газет (в кото­рых сего­дня обя­за­тельно есть и «дет­ская стра­ничка»). Хорошо, если удастся заин­те­ре­со­вать под­ростка попу­ляр­ными изда­ни­ями (или даже теле­пе­ре­да­чами) по есте­ствен­ным наукам.

А что каса­ется тела, то луч­шее, в чем оно нуж­да­ется в под­рост­ко­вом воз­расте, – это здо­ро­вое пита­ние, све­жий воз­дух, дви­же­ние и спорт. В этом совре­мен­ные город­ские дети, ото­рван­ные от при­роды, испы­ты­вают самую острую нужду.

Нако­нец, едва ли не самое глав­ное – с мало­лет­ства при­учать сво­его ребенка к посиль­ному испол­не­нию пра­во­слав­ного поста. Это даст ему дра­го­цен­ное сокро­вище на всю жизнь – навык воз­дер­жа­ния. Вла­дея таким навы­ком, хри­сти­а­нин смо­жет в любой ситу­а­ции, под­вер­га­ясь дур­ным вли­я­ниям окру­жа­ю­щих и испы­ты­вая душе­вред­ные впе­чат­ле­ния мира сего, созна­тельно про­ти­во­сто­ять греху.

^ Приложение

^ Деторождение как средство спасения для матери

Спа­сется же чадо­ро­дия ради (1Тим. 2:15).

Дето­рож­де­ние есть явле­ние есте­ствен­ное, есть тре­бо­ва­ние при­роды, общее и чело­веку, и живот­ным. Однако же апо­стол Павел гово­рит о жен­щине, что она спа­сется чрез чадо­ро­дие, то есть чрез рож­де­ние детей может Богу уго­дить и полу­чить бла­жен­ство в буду­щей жизни. За что же ей такая награда, когда дето­рож­де­ние само по себе, как дар при­роды, не есть ни доб­ро­де­тель, ни заслуга?

А между тем немало при­ме­ров, что матери дела­лись счаст­ли­выми чрез своих детей и на самый выс­ший из таких при­ме­ров ука­зы­вает собы­тие празд­ника Рож­де­ства Бого­ро­дицы. Жило в Наза­рете еврей­ское семей­ство, состо­яв­шее из мужа и жены; имена их – Иоаким и Анна. Детей они не имели и, может быть, умерли бы в неиз­вест­но­сти, как и дру­гие евреи, ожи­дав­шие явле­ния Мес­сии – Хри­ста. Но после пяти­де­ся­ти­лет­него неплод­ства Анна родила дочь – пре­бла­го­сло­вен­ную Марию, рож­де­ством Кото­рой не только сама она полу­чила спа­се­ние, но и послу­жила началу нашего спасения.

Как же рож­де­ние детей дела­ется сред­ством спа­се­ния для матери? На сие ответ­ствует Апо­стол: «Если пре­бу­дет в вере и любви и в свя­то­сти с целомудрием».

Пер­во­на­чаль­ное вос­пи­та­ние детей лежит на обя­зан­но­сти матери; а вос­пи­та­ние не иное быть должно, как в духе веры и нрав­ствен­но­сти. Какие же веро­ва­ния вну­шит, каким молит­вам научит своих детей мать, когда она сама неве­ру­ю­щая или не зна­ю­щая, во что надобно веро­вать? Может ли утвер­дить детей в пра­ви­лах любви хри­сти­ан­ской мать, кото­рая не имеет чистой любви ни к мужу, ни к домаш­ним, ни к ближ­ним, и если любит детей, то любо­вью живот­ною, в смысле их корм­ле­ния и охра­не­ния их здо­ро­вья? Может ли мать посе­лить в их серд­цах чув­ство стыд­ли­во­сти и отвра­ще­ния от всего, что предо­су­ди­тельно, когда она на все смот­рит лег­ко­мыс­ленно, думает только об удо­воль­ствиях и уве­се­ле­ниях, допус­кает даже поступки, кото­рые осуж­да­ются во вся­ком поря­доч­ном обще­стве и неиз­бежно бывают пред­ме­том раз­дора и соблазна в ее семей­стве? Соблазны зара­зи­тельны, а мате­рин­ские – для детей – неот­ра­зимы. Но как ино­гда о дур­ных при­выч­ках гово­рят, что они вса­сы­ва­ются с моло­ком матери, так и доб­рые навыки, свя­тые рас­по­ло­же­ния тем бывают тверже, чем глубже уко­ре­ня­ются в душе с мало­лет­ства. Отцы и матери должны быть сами хороши, веру­ю­щие, любя­щие, чест­ные, чтобы вос­пи­тать детей подоб­ными себе, чтобы за их вос­пи­та­ние ожи­дать себе награды.

Почему Иоаким и Анна удо­сто­и­лись быть роди­те­лями Пре­свя­той Бого­ро­дицы? Потому что были пра­ведны и бла­го­че­стивы. Лише­ние детей было тяж­ким для них испы­та­нием. Но вера их не осла­бе­вала; они моли­лись о раз­ре­ше­нии их неплод­ства не год, не два, а пять­де­сят лет. Одна­жды Анна слу­чайно в саду уви­дела на дереве гнездо и в нем опе­рив­шихся птен­цов. Грустно ей было, что и птицы небес­ные детьми уте­ша­ются, а она не знает сего уте­ше­ния. Иная бы на ее месте воз­роп­тала на Про­мысл Божий, но Анна и в эту минуту обра­ти­лась со сле­зами и с молит­вою к Богу: «Гос­поди, Гос­поди! Ты веси поно­ше­ние без­ча­дия. Сам убо болезнь сердца моего раз­реши и неплод­ную пло­до­носну покажи». Тогда явился ей Ангел и воз­ве­стил, что скоро она сде­ла­ется мате­рью. А как она и муж ее были бла­го­тво­ри­тельны, довольно ука­зы­вает соблю­дав­шийся ими обы­чай, по кото­рому они от своих избыт­ков одну часть отда­вали на цер­ков­ные потребы, а дру­гую бедным.

Если жизнь доб­ро­де­тель­ная сама по себе угодна Богу, что же может при­ба­вить к ее досто­ин­ству рож­де­ние детей? Все зави­сит от их вос­пи­та­ния. Как роди­тели, хотя бы сами были добры, могут под­пасть страш­ной ответ­ствен­но­сти за небре­же­ние о своих детях, за их испор­чен­ность, за бес­печ­ность об их исправ­ле­нии, чего при­мер ука­зан нам в судьбе Илия пер­во­свя­щен­ника, – так, напро­тив, те роди­тели, кото­рые хотя бы и не были чужды гре­хов юно­сти, пот­щи­лись однако же «вос­пи­тать детей своих в уче­нии и настав­ле­нии Гос­под­нем» (Ефес. 6:4), при­го­то­вить в них не только полез­ных чле­нов обще­ства, но, по выра­же­нию Зла­то­уста (в Беседе на 1 Тим.), «рато­бор­цев Хри­сту», чрез сие при­об­ре­тают себе и вели­кое уте­ше­ние на земле, и награду на небе. Ответ­ствен­ность за детей вызвала древ­нее изре­че­ние: Лучше умрети без­чад­ному, нежели имети чада нече­стива (Сир. 16:4). Дети же, в бла­го­че­стии вос­пи­тан­ные, суть самые теп­лые и, может быть, самые успеш­ные молит­вен­ники за своих почив­ших родителей.

Впро­чем, чадо­рож­де­ние отнюдь не есть общее для всех сред­ство спа­се­ния. Спа­сутся и дев­ствен­ницы, если сохра­нят свое дев­ство и пре­бу­дут в цело­муд­рии. Знаем вдо­виц, кото­рые «постом и молит­вами слу­жили Богу день и ночь» (Лк.2:37). И все без­брач­ные и без­дет­ные могут Богу уго­ждать вос­пи­та­нием чужих детей, при­зре­нием сирот и дру­гими доб­рыми делами. Путь спа­се­ния вся­кому открыт: иди и спасайся.

^ Молитвы матери о детях

^ Ежедневные молитвы

Гос­поди Иисусе Хри­сте, буди милость Твоя на детях моих (имена), сохрани их под кро­вом Твоим, покрый от вся­каго лука­ваго похо­те­ния, отжени от них вся­каго врага и супо­стата, отверзи им уши и очи сер­деч­ныя, даруй уми­ле­ние и сми­ре­ние серд­цам их.

Гос­поди, все мы созда­ние Твое, пожа­лей детей моих (имена), и обрати их на покаяние.

Спаси, Гос­поди, и поми­луй детей моих (имена) и про­свети им ум све­том разума Еван­ге­лия Тво­его и настави их на стезю запо­ве­дей Твоих и научи их, Спасе, тво­рити волю Твою, яко Ты еси Бог наш.

^ Воздыхание матери о своих детях

Боже, Созда­телю всех тва­рей! При­ла­гая милость к мило­сти, Ты соде­лал меня достой­ной быть мате­рью семей­ства; бла­гость Твоя даро­вала мне детей, и я дер­заю ска­зать: они Твои дети! Потому что Ты даро­вал им бытие, ожи­во­тво­рил их душой без­смерт­ной, воз­ро­дил их Кре­ще­нием для жизни, сооб­раз­ной с Твоей волей, усы­но­вил их и при­нял в недра Церкви Своей.

Гос­поди! Сохрани их в бла­го­дат­ном состо­я­нии до конца жизни; спо­доби их быть при­част­ни­ками таинств Тво­его завета; освя­щай Твоей исти­ной; да свя­тится в них и через них свя­тое имя Твое! Нис­посли мне Твою бла­го­дат­ную помощь в их вос­пи­та­нии для славы имени Тво­его и пользы ближ­него! Подаждь мне для сей цели спо­собы, тер­пе­ние и силы! Научи меня наса­дить в их сердце корень истин­ной муд­ро­сти – страх Твой! Озари их све­том управ­ля­ю­щей все­лен­ную Твоей Пре­муд­ро­сти! Да воз­лю­бят Тебя всей душой и помыш­ле­нием своим; да при­ле­пятся к Тебе всем серд­цем и во всю жизнь свою да тре­пе­щут слов Твоих! Даруй мне разум убе­дить их, что истин­ная жизнь состоит в соблю­де­нии запо­ве­дей Твоих; что труд, укреп­ля­е­мый бла­го­че­стием, достав­ляет в сей жизни без­мя­теж­ное доволь­ствие и в веч­но­сти – неиз­ре­чен­ное бла­жен­ство. Открой им разу­ме­ние Тво­его Закона! Да до конца дней своих дей­ствуют в чув­стве вез­де­при­сут­ствия Тво­его! Насади в их сердце ужас и отвра­ще­ние от вся­кого без­за­ко­ния; да будут непо­роч­ными в путях Твоих; да памя­туют все­гда, что Ты, Все­б­ла­гий Боже, Рев­ни­тель закона и правды Твоей! Соблюди их в цело­муд­рии и бла­го­го­ве­нии к имени Тво­ему! Да не поро­чат Церкви Твоей своим пове­де­нием, но да живут по ее пред­пи­са­ниям! Оду­шеви их охо­тою к полез­ному уче­нию и соде­лай спо­соб­ными на вся­кое доб­рое дело! Да при­об­ре­тут истин­ное поня­тие о тех пред­ме­тах, коих све­де­ния необ­хо­димы в их состо­я­нии; да про­све­тятся позна­ни­ями бла­го­де­тель­ными для человечества.

Гос­поди! Умудри меня напе­чат­леть неиз­гла­ди­мыми чер­тами в уме и сердце детей моих опа­се­ние содру­жеств с незна­ю­щими страха Тво­его, вну­шить им все­мер­ное уда­ле­ние от вся­кого союза с без­за­кон­ными. Да не вни­мают они гни­лым бесе­дам; да не слу­шают людей лег­ко­мыс­лен­ных; да не совра­тят их с пути Тво­его дур­ные при­меры; да не соблаз­нятся они тем, что ино­гда путь без­за­кон­ных благо-успе­шен в сем мире!

Отче Небес­ный! Даруй мне бла­го­дать все­мерно беречься пода­вать детям моим соблазн моими поступ­ками, но, посто­янно имея в виду их пове­де­ние, отвле­кать их от заблуж­де­ний, исправ­лять их погреш­но­сти, обуз­ды­вать упор­ство и строп­ти­вость их, воз­дер­жи­вать от стрем­ле­ний к суете и лег­ко­мыс­лию; да не увле­ка­ются они безум­ными помыс­лами, да не ходят вслед сердца сво­его, да не воз­гор­дятся в помыш­ле­нии своем, да не забу­дут Тебя и закона Тво­его. Да не погу­бит без­за­ко­ние ума и здо­ро­вья их, да не рас­сла­бят грехи душев­ных и телес­ных сил их. Судия Пра­вед­ный, нака­зы­ва­ю­щий детей за грехи роди­те­лей до тре­тьего и чет­вер­того рода, отврати такую кару от детей моих, не нака­зы­вай их за грехи мои; но окропи их росою бла­го­дати Твоей, да пре­успе­вают в доб­ро­де­тели и свя­то­сти, да воз­рас­тают в бла­го­во­ле­нии Твоем и в любви людей благочестивых.

Отче щед­рот и вся­кого мило­сер­дия! По чув­ству роди­тель­скому я желала бы детям своим вся­кого оби­лия благ зем­ных, желала бы им бла­го­сло­ве­ния от росы небес­ной и от тука зем­ного, но да будет с ними свя­тая воля Твоя! Устрой судьбу их по Тво­ему бла­го­во­ле­нию, не лиши их в жизни насущ­ного хлеба, нис­по­сы­лай им все необ­хо­ди­мое во вре­мени для при­об­ре­те­ния бла­жен­ной веч­но­сти, будь мило­стив к ним, когда согре­шат пред Тобою, не вме­няй им гре­хов юно­сти и неве­де­ния их, при­веди в сокру­ше­ние их сердца, когда будут про­ти­виться руко­вод­ству бла­го­сти Твоей; карай их и милуй, направ­ляя на путь благо-угод­ный Тебе, но не отвер­гай их от лица Тво­его! При­ни­май с бла­го­во­ле­нием молитвы их, даруй им успех во вся­ком доб­ром деле; не отврати лица Тво­его от них во дни скорби их, да не постиг­нут их иску­ше­ния выше сил их. Осе­няй их Твоей мило­стью, да ходит Ангел Твой с ними и сохра­нит их от вся­кого несча­стия и злого пути.

Все­б­ла­гий Боже! Соде­лай меня мате­рью, весе­ля­щейся о детях своих, да будут они отра­дой моей в дни жизни моей и опо­рою мне в ста­ро­сти моей. Удо­стой меня, с упо­ва­нием на Твое мило­сер­дие, пред­стать с ними на Страш­ном суде Твоем и с недо­стой­ным дерз­но­ве­нием ска­зать: Вот я и дети мои, кото­рых Ты дал мне, Гос­поди! Да сово­купно с ними про­слав­ляя неиз­ре­чен­ную бла­гость и веч­ную любовь Твою, пре­воз­ношу пре­свя­тое имя Твое, Отче, Сыне и Душе Свя­тый, во веки веков. Аминь.

^ Молитва о детях преподобного Амвросия Оптинского

Гос­поди, Ты Един вся веси, все можеши и всем хощеши спа­стись и в разум истины прийти. Вра­зуми детей моих (имена) позна­нием истины Твоея и воли Твоея Свя­тыя и укрепи их ходити по запо­ве­дям Твоим и меня, греш­ную, помилуй.

^ Молитвенное воздыхание жены во время беременности

О Пре­слав­ная Матерь Божия, поми­луй меня, рабу Твою, при­иди ко мне на помощь во время моих болез­ней и опас­но­стей, с кото­рыми рож­дают чад все бед­ные дщери Евы. Вспомни, о Бла­го­сло­вен­ная в женах, с какою радо­стью и любо­вию Ты шла поспешно в гор­нюю страну посе­тить срод­ницу Твою Ели­са­вету во время ее бере­мен­но­сти, и какое чудес­ное дей­ствие про­из­вело бла­го­дат­ное посе­ще­ние твое и в матери, и в мла­денце. И по неис­чер­па­е­мому бла­го­сер­дию Тво­ему даруй и мне, уни­чи­жен­ней­шей рабе Твоей, раз­ре­шиться от бре­мени бла­го­по­лучно; даруй мне сию бла­го­дать, чтобы дитя, поко­я­ще­еся теперь под моим серд­цем, при­шедши в чув­ство, с радост­ным взыг­ра­нием, подобно свя­тому мла­денцу Иоанну, покло­ня­лось Боже­ствен­ному Гос­поду Спа­си­телю, Кото­рый из любви к нам, греш­ным, не возг­ну­шался и Сам стать Мла­ден­цем. Неиз­гла­го­лан­ная радость, кото­рою пре­ис­пол­ни­лось дев­ствен­ное Твое сердце при воз­зре­нии на ново­рож­ден­ного Тво­его Сына и Гос­пода, да усла­дит скорбь, пред­сто­я­щую мне среди болез­ней рож­де­ния. Жизнь мира, мой Спа­си­тель, рож­ден­ный Тобою, да спа­сет меня от смерти, пре­се­ка­ю­щей жизнь мно­гих мате­рей в час раз­ре­ше­ния, и да при­чтет плод чрева моего к числу избран­ных Божиих. Услышь, Пре­свя­тая Царица Небес­ная, сми­рен­ную мольбу мою и при­зри на меня, бед­ную греш­ницу, оком Твоея бла­го­дати; не постыди моего упо­ва­ния на Твое вели­кое мило­сер­дие и осени меня. Помощ­ница хри­стиан, Исцели-тель­ница болез­ней, да спо­доб­люсь и я испы­тать на себе, что Ты – Матерь мило­сер­дия, и да про­славлю все­гда Твою бла­го­дать, не отверг­шую нико­гда молитвы бед­ных и избав­ля­ю­щую всех при­зы­ва­ю­щих Тебя во время скорби и болезни. Аминь.

^ Небесные покровители родителей и детей

О здо­ро­вье детей молятся: св. вели­ко­му­че­нице Ека­те­рине, св. прав. Симеону Богоприимцу.

О бла­го­по­луч­ном заму­же­стве, устрой­стве детей в обще­стве и избав­ле­нии от мате­ри­аль­ных труд­но­стей: свт. Нико­лаю Чудо­творцу, свт. Спи­ри­дону Три­ми­фунт­скому, свт. Мит­ро­фану Воро­неж­скому.

О помощи в уче­нии: преп. Сер­гию Радо­неж­скому, св. прав. Иоанну Крон­штадт­скому.

В печали о детях в неиз­вест­ной отлучке: преп. Ксе­но­фонту и Марии.

О без вести про­пав­ших детях и в уте­ше­ние о скон­чав­шихся детях: вели­ко­му­че­нику Евста­фию Плакиде.

О покро­ви­тель­стве супру­же­ства: св. Бого­от­цам Иоакиму и Анне, преп. Кириллу и Марии Радо­неж­ским, св. Петру и Фев­ро­нии Муром­ским, св. вели­ко­му­че­нику Про­ко­пию, св. апо­столу Симону Зилоту.

О ско­ром воз­вра­ще­нии путе­ше­ству­ю­щего мужа: сорока муче­ни­кам Севастийским.

Об устра­не­нии семей­ных неуря­диц: св. муче­ни­кам Гурию, Самону и Авиву.

О вся­кой семей­ной нужде: св. бла­жен­ной Ксе­нии Петербургской.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки