Цвет полей:
Цвет фона:
Размер:19 18 17 16 15 14
Отображение:Свернуть
Сбросить настройки

«Если с детьми не говорить о Боге, то всю оставшуюся жизнь придётся говорить с Богом о детях...»

Писатель Евгений Водолазкин: «В книгах бытие более осмысленное»

Print This Post
(1 голос5.0 из 5)

«Зачем читать книжки,  когда есть интернет и можно «забить» в поисковике любой вопрос и сразу получить ответ?» – с недоумением спрашивают  наши дети, подростки и молодые люди, и мы нередко встаем в тупик. Следуя  их логике, зайдем в сеть и поищем ответ у авторитетных для них личностей. Вот что отвечает писатель Евгений Водолазкин, один из любимых авторов  молодежи, чьи романы написаны из глубины христианского мировосприятия.

На своем канале на «Яндекс. Дзен» Евгений Германович  размышляет так: «Читать надо. Почему? Потому что если хочешь что-то узнать о чем-то подробно, то можно взять научную статью или, на худой конец, посмотреть в Википедии и прочитать там, например, о количестве больных малярией в Антананариву, если этот вопрос интересует. Но это так называемое «положительное знание».

Есть и другое знание, другой опыт – эмоциональный. И вот интеллектуальный и эмоциональный опыт соединяет литература.

Литература, которая является маленькой моделью жизни, – это обогащение жизни. Человек не может прожить несколько жизней, казалось бы; но в каком-то смысле – может.

Если это хороший текст и хорошая книга, то это становится его жизненным опытом, расширением его жизненного опыта. И человек читающий  фактически живет больше и глубже, чем те, кто не читают или читают мало.

Нельзя подходить к этому делу механически. Читают люди по-разному, одни и те же люди то читают, то не читают, и это нормально.

Вот у меня было так… Научившись читать в шесть лет, я читал очень много лет до тринадцати. Потом я был трудным парнем, книги меня не интересовали, меня интересовала жизнь в ее непосредственном проявлении. И тогда я не читал, потому что жизнь была круче книг.

А лет с шестнадцати снова стал читать, потому что тот опыт, который у меня появился, я хотел посмотреть: а таким ли он был у других. Стал читать и сравнивать. Мне понадобилась уже не чистая жизнь, не чистое бытие, а бытие осмысленное, такое как раз в книгах. Поэтому, если вы хотите углубить свою жизнь, сделать ее как-то серьезнее, то мой искренний призыв – читайте».

Об авторе и его романах

Для  читателей имя Водолазкина  – не пустой звук, а, пожалуй, тот опознавательный  символ, по которому легко отличить «своих» – близких по духу и христианским идеям. Преподаватели института Иоанна Богослова  в Москве на Международных Рождественских чтениях не раз отмечали, что этот автор– один из читаемых  и обсуждаемых в студенческо-преподавательской  среде.

Романы «Лавр» «Авиатор» стали бестселлерами, не меньший интерес у православного читателя  вызывают  «Совсем другое время», «Похищение Европы»,  эссе «Дом и остров», – они полюбились в России и за рубежом.

Все его книги обладают  ярко выраженной  христианской  мыслью и  ставят важные  духовные вопросы.

Возможно, поэтому  так увлеченно  прочитывают  каждый новый его роман преподаватели и студенты духовных вузов,  семинаристы, духовенство, воцерковленные люди.

В  феврале 2019 года Евгению Водолазкину присуждена литературная премия Александра Солженицына, в формулировке значится: «…за органичное соединение глубинных традиций русской духовной и психологической прозы с высокой филологической культурой; за вдохновенный стиль художественного письма».

Премия более 20 лет ежегодно вручается Фондом имени А. Солженицына российским авторам и авторам, пишущим на русском языке. Для 55-летнего одаренного писателя, филолога и литературоведа Солженицынская премия – не единственная, в разные годы автор заслужил  и другие высокие оценки своего творческого труда – премии «Большая книга» и «Ясная Поляна».

В конце  2018 года  вышел новый роман Евгения Водолазкина «Брисбен». Множество мероприятий, посвященных событию, прошло в столице и в Санкт-Петербурге. Для первого прочтения глав романа автор  выбрал необычный  формат – соединил чтение «Брисбена» и виртуозную гитарную игру Михаила Радюкевича  (известного в России и в мире исполнителя из Санкт-Петербурга – преподает гитару в СпбВГИКе, является лауреатом музыкальных конкурсов всех уровней и аккомпанирует Олегу Погудину).

Бытие определяется сознанием

На одной из встреч с писателем в книжном кафе Московского дома книги  сразу после выхода «Брисбена» читатели и журналисты задали автору несколько вопросов.

Почему «Брисбен»? – спросили Водолазкина. «Штука в том, что я до недавнего времени и сам не был уверен, что такой город существует. Брисбен символизировал недостижимую мечту – героиня, собираясь в Брисбен, считала, что это все изменит в ее жизни, что  там можно обрести счастье, где же ему быть, как не в далекой точке.

Впервые делюсь, что ситуация  с Брисбеном отчасти списана с истории моей матери. Мама всегда хотела попасть в Париж, собрала деньги, и, чтобы получить разрешение  на выезд, надо было пройти парткомиссию. Увы, до Парижа она так и не добралась, так Париж мамы трансформировался в Брисбен.

Мой герой родился  в том же году, что и я, у него те же перемещения в пространстве, и все же, Глеб Яновский – это не я. Я подарил герою отдельные факты биографии,  был щедрым на раздачу деталей своей жизни, но чем выше сходство – тем глубже пропасть, он – совершенно другой человек.

Новый роман не минует  события  в России и на Украине, повествование органично переходит с русского на украинский, показывая родство и сходство языков, так что каждое слово вдруг становится понятным.

Но Евгений Германович  подчеркивает аполитичность своего текста. «Мой герой не стремится объяснить что-то политически – его объяснения к политике не имеют никакого отношения. Многое ли вообще может объяснить в жизни политика и история? Считаю, что бытие определяет наше сознание, и все войны и трагедии – результат агрессии в душах, которая искала выхода», – говорит писатель.

Так что в новом романе Водолазкин не изменяет своим принципам, для него главное – не внешнее действие и событийная канва, а то, что происходит во внутреннем мире героев,  ведь, по авторской мысли, именно человеческое сознание, душевный и духовный мир  способны  влиять  на  ход событий. История, по мнению писателя, состоит не из вех и дат, а из маленьких личных историй всех людей, и каждая деталь,  важная для нас, важна и для Бога, и для мироздания.

Главное действие происходит  внутри

Особенность романов Водолазкина – в том, что  жизнь его героев резко меняется, он изображает их на душевном переломе. Мы спросили Евгения Германовича о нем самом. Много лет он проработал в Пушкинском доме, занимался наукой, и вдруг начал писать художественные книги, пришло признание, а с ним – поездки по миру, выступления, общественная деятельность – его жизнь, получается, сильно изменилась. Не мешает ли слава творчеству  и не искушает ли его как верующего человека?

«Жизнь действительно изменилась, и главное ощущение – что  пространство впереди не так велико. В молодости хочется все услышать и узнать, много времени тратится впустую. Когда человек получает что-то в позднем возрасте, с одной стороны, есть время для работы, с другой – он понимает, как противостоять каким-то вещам.

У меня перед глазами – пример любимого учителя Дмитрия Лихачева, настоящая слава пришла, когда ему было под 80 лет – и, благодаря нему, я понял, что такое правильно обращаться со своей известностью. Дмитрий Сергеевич нес ее чрезвычайно благородно и с достоинством. Как говорил он сам, жизнь его «перепутала» – когда он был молод и полон сил, он работал простым корректором в издательстве.  Он научил сохранять достоинство и помнить, что в любых обстоятельствах надо держать себя в руках».

Второй вопрос  был о том, как и когда Евгений Германович успевает творить, ведь  у него очень плотный график, а пишущему человеку необходима некая «внутренняя комната» – уединение и настрой для полноценного писательства.

«Не хожу на утренние эфиры, поздно ложусь. Но особой творческой обстановки не нужно – пишу в самолетах, поездах, гостиницах. У меня нет возможности и времени ждать вдохновение – это из области романтической, надо просто сесть и работать, а пишу я много. Кажется, Наполеон повсюду возил за собой ванную. Вот так  и моя «внутренняя комната» – всегда при мне», – ответил автор.

В книге узнаваем особенный язык писателя, его многозначность, многослойность, глубина  – тот самый упоминаемый им в романе супертекст, где слово в контексте обретает совсем иное звучание  и  становится намного больше своего смысла. Роман литературно безупречен, и, кажется, слово стало еще более емким.

Не приходите в отчаяние

О чем же роман? Многие СМИ бравурно пишут  о герое – музыканте Глебе Яновском, который заболевает, но победоносно находит новые смыслы и заново начинает жизнь. Но такое оптимистическое восприятие не вполне отвечает авторской мысли  и христианской концепции романа.

На самом деле, талантливый гитарист Глеб переживает тяжелый удар – болезнь, которую у него обнаружили, ставит крест на творчестве и, кажется, лишает его будущего. Но постепенно приходит духовное осознание истины, что прошлое прошло, личного будущего как такового  не существует,  и у каждого человека  есть только настоящий момент. А ведь «здесь и сейчас» – евангельское ощущение времени с  упованием на «жизнь будущего века», где временная категория времени  упраздняется («и времени не осталось»).

Что делать человеку, который чувствует обреченность и близкий финал земного бытия? Перед лицом смерти невозможно притворяться,  каждый становится предельно искренним и настоящим. И выход – в том, чтобы «отвергнуться себя и взять крест свой» – то есть от своей беды обратиться к другим людям, которые нуждаются в помощи.

Так тяжелобольная талантливая девочка с неслучайным именем Вера появляется в жизни Глеба. Вместе они пытаются начать новую творческую карьеру. Вроде бы герои обретают веру – но больную, угасающую, маленькую, обреченную.  Опираются на неё – и сразу теряют. Вера  смертельно больна, она умирает. Возможно, этим поворотом сюжета  Водолазкин  передает правду о состоянии веры в современном мире.

Другой тревожный мотив – исчезнувшая мама Глеба Ирина, полетевшая за счастьем в Брисбен, которой вроде бы нет в действии, но все равно она присутствует в романе, и её многозначная история до конца не понятна.

«В романе действительно есть некая безнадежность – как первое чувство, которое охватывает человека, когда он узнает, что болен. Но мой герой пытается это чувство преодолеть, и главное послание моего романа, несмотря на боль: не приходите в отчаяние.

Когда человека охватывает неизлечимая болезнь, легких путей к утешению нет, и я дал те, которые видел. А впередсмотрящая в финале романа на краю обрыва  – это смерть. Она ловит нас на каждом шагу, и ей надо сопротивляться, как сопротивляется Ирина. Ирину я решил оставить в качестве сущности метафизической. В действительности она, видимо, погибла, но в сознании Глеба продолжает присутствовать», – сказал автор о замысле произведения.

Точки опоры

Кроме потерь и испытаний, у героев есть и точки опоры – это любовь ближних и любовь к ближним, благодаря которым страдания обретают высший смысл, а смерть не кажется ни наказанием, ни концом, а только точкой  на пути.

Романы Евгения Германовича объединены общим признаком – мыслью об условности времени и пространства, о невероятных и обжигающих пересечениях прошлого с будущим и настоящим, о моментах истины  и «уколах» вечности.

Любимый  парадокс Водолазкина, усвоенный  от Дмитрия Лихачева – то, что, с одной стороны, времени  нет – в божественном масштабе все события происходят одновременно.

Но, с другой стороны, все мы, живущие в материальном мире, накрепко заперты во времени, и лишь иногда способны выходить  за его границы – через озарения, духовный опыт, встречу с искусством и в нем – с Богом.

Этой ошеломительной встрече и посвящена новая книга, которую мы рекомендуем прочесть и родителям, и их взрослым детям – старшеклассникам и студентам.

Валентина Киденко

Фото автора и из открытых источников

 

Обсудить на форуме