Прот. Артемий Владимиров – о воспитании себя мужчинами: «Будем тянуться к идеалу»

Прот. Артемий Владимиров – о воспитании себя мужчинами: «Будем тянуться к идеалу»

(4 голоса5.0 из 5)

Чтобы вос­пи­тать ребенка, нам, взрос­лым,  важно и для себя дер­жать планку высоко. Дети, сколько бы их ни было, берут точ­кой отсчета главу семей­ства. И если мама – это почти сам ребе­нок, то папа – чело­век отдель­ный, глав­ный, мера всех вещей.

В эфире радио «Вера» духов­ник Алек­се­ев­ского жен­ского мона­стыря про­то­и­е­рей Арте­мий Вла­ди­ми­ров раз­мыш­ляет о том, какие каче­ства при­сущи насто­я­щему муж­чине, как главе семьи  сохра­нять досто­ин­ство и о чем не стоит забы­вать мужу, чтобы  сбе­речь в семей­ной жизни пони­ма­ние и любовь.

Веду­щие пере­дачи – Алек­сандр Ана­ньев и Алла Митрофанова

А. Ана­ньев:

– «Если муж­чина утвер­ждает, что он в доме хозяин, зна­чит, он и в дру­гих слу­чаях тоже лжет», – писал в свое время Марк Твен.

Сего­дня нам бы очень хоте­лось в оче­ред­ной раз вер­нуться к напи­са­нию широ­кими маз­ками порт­рета иде­аль­ного муж­чины – того муж­чины, кото­рым: а) должны стать те муж­чины, кото­рые нас слу­шают; б) кото­рого должны видеть те жен­щины, кото­рые нас слу­шают, рядом с собой.

И сего­дня к нашей беседе мы при­гла­сили уди­ви­тель­ного собе­сед­ника, кото­рый любую тему пре­вра­щает в поэ­зию, делает это легко и оду­хо­тво­ренно. Духов­ник жен­ского Алек­се­ев­ского мона­стыря, член Союза писа­те­лей Рос­сии, заме­ча­тель­ный поэт, про­по­вед­ник, про­то­и­е­рей Арте­мий Владимиров.

– У меня к вам сразу самый про­стой, самый корот­кий и, навер­ное, самый слож­ный вопрос. Как бы вы закон­чили фразу, доро­гой отец Арте­мий: муж­чина – это… Кто такой муж­чина, на ваш взгляд? Если коротко.

Прот. Арте­мий Владимиров:

– Муж­чина – это отблеск боже­ства, как и жен­щина, впро­чем. Муж­чина – это сын Адама. Пред­на­зна­че­ние муж­чины – содей­ство­вать самому Созда­телю в укра­ше­нии Богом сотво­рен­ного мира, рас­про­стра­не­нию в нем, в этом мире, любви, кра­соты, чистоты. Муж­чина – это по опре­де­ле­нию защит­ник, кор­ми­лец, это та свет­лая голова, кото­рая дает ногам пол­ный покой, муж­чина – тот, кто чув­ствует свою силу в ответ­ствен­но­сти за всех.

Муж­чина – это собра­ние доб­ро­де­те­лей: вели­ко­ду­шия, бла­го­род­ства, силы сози­да­ю­щей, а не раз­ру­ша­ю­щей. Сло­вом, муж­чина – это насто­я­щий мужик.

А. Ана­ньев:

– Отец Арте­мий, я ожи­дал услы­шать от вас при­мерно такой яркий убе­ди­тель­ный порт­рет иде­аль­ного муж­чины. И такой же порт­рет я нашел на одном из пра­во­слав­ных сай­тов, он был напи­сан цита­тами из Свя­щен­ного Писа­ния. Мы к ним обя­за­тельно вернемся.

О том, какой он забот­ли­вый, какой он вер­ный, надеж­ный, сле­дит за собой, ува­жает жен­щину, кото­рая рядом…

1ylfer5nywg 1 - Прот. Артемий Владимиров – о воспитании себя мужчинами: «Будем тянуться к идеалу»

Так вот, в конце этой ста­тьи был раз­дел «Ком­мен­та­рии». И среди этих ком­мен­та­риев, порядка 65 про­цен­тов деву­шек, жен­щин напи­сали: таких нет, они вымерли.

Давайте пого­во­рим откро­венно: правда вымерли? Нас таких нет? Потому что я сей­час, даже если попро­бую срав­нить себя с тем обра­зом, кото­рый вы напи­сали, отец Арте­мий, не дотя­ги­ваю по всем пунктам.

Прот. Арте­мий Владимиров:

– Дело в том, доро­гой Алек­сандр… Заме­тим, что у вас пре­крас­ное имя, «защит­ник людей». «Noblessee oblige» – поло­же­ние обя­зы­вает. И очень важно все­гда задать идеал. Ведь даже в Новом Завете в Нагор­ной про­по­веди мы най­дем такие уди­ви­тель­ные слова Спа­си­теля: «Будьте совер­шенны, как совер­ше­нен Отец ваш Небесный».

Очень опасно зани­жать планку, делать низ­кий хру­щев­ский пото­лок. Поэтому, когда мы гово­рим о муже­ском поле, то давайте неза­метно для себя, как атланты, под­ни­мем этот пото­лок – то есть будем тянуться к иде­алу. И чем менее мы ему соот­вет­ствуем, тем больше пусть в душе воз­го­ра­ется рев­ность, целе­устрем­лен­ность, дви­же­ние вверх. Есть такой заме­ча­тель­ный фильм, недавно выпу­щен­ный на экраны, «Мы вымерли». А я вам в ответ спою куп­лет из «Бело­веж­ской пущи». Дети зуб­ров не хотят вымирать.

А. Ана­ньев:

– Вы верно заме­тили, отец Арте­мий, как важно зада­вать себе высо­кую планку. Но это же очень опасно. Допу­стим, в моем слу­чае, меня окру­жают, в отно­ше­нии работы, дей­стви­тельно успеш­ные муж­чины. Среди моих дру­зей – успеш­ные адво­каты, биз­не­смены, люди, кото­рые достигли многого.

И по срав­не­нию с ними я чув­ствую себя не муж­чи­ной, потому что счи­таю, что у каж­дого муж­чины должно быть соб­ствен­ное дело, каж­дый муж­чина дол­жен реа­ли­зо­ваться в какой-то своей работе, стать успешным.

Есть ли опас­ность в том, чтобы срав­ни­вать себя с иде­а­лами, кото­рые тебя окру­жают, с иде­а­лами, кото­рые опи­саны на стра­ни­цах Свя­щен­ного Писа­ния, с иде­а­лами, кото­рые ты сам себе при­ду­мал или кото­рые тебе роди­тели внушили?

Или же надо быть бла­го­дар­ным Гос­поду за то, какой ты есть и не пере­жи­вать насчет того, что ты не дотя­ги­ва­ешь до каких-то верх­них планок?

А. Мит­ро­фа­нова:

– Я все-таки влезу сей­час. Прошу про­ще­ния, что назы­ва­ется, я не могу молчать.

Прот. Арте­мий Владимиров:

– Вы не можете влезть – вы вой­дете тихой посту­пью бло­ков­ской незна­комки. Вле­зают только, про­стите, жабо­тин­ские, в пере­пол­нен­ный пас­са­жи­рами автобус.

А. Мит­ро­фа­нова

– Отец Арте­мий, спа­сибо за уточ­не­ние. Так вот, на мой взгляд, прин­ци­пи­ально раз­ные вещи – срав­ни­вать себя с дру­гими людьми и срав­ни­вать себя с иде­а­лом, кото­рый дает нам Свя­щен­ное Писа­ние, осо­бенно, конечно, Еван­ге­лие, в лице Христа.

Потому что «всяк чело­век ложь», во-первых.

Во-вто­рых, когда мы срав­ни­ваем себя с дру­гими, мы судим всё равно по внеш­ним кри­те­риям, кото­рые оче­видны нам. И кото­рые, когда мы их берем в фокус сво­его вни­ма­ния, мы даже не заме­чаем, как много усколь­зает от нас внут­рен­него, того, о чем знают только самые близкие.

На стра­ни­цах жур­нала «Фома был заме­ча­тель­ный опрос среди раз­ных муж­чин, им зада­вали как раз тот самый вопрос, кото­рый сего­дня у нас во главе угла: кто такой насто­я­щий мужчина? 

И, напри­мер, ответ биз­не­смена Алек­сея Заха­рова мне очень понра­вился. Он гово­рит: «Спро­сите об этом у жен и детей муж­чин, насто­я­щие они или нет? Только они знают правду». 

И вот я как жена могу ска­зать совер­шенно точно и на сто про­цен­тов Алек­сан­дру Ана­ньеву, что он, конечно же, с себя спус­кает три шкуры, но, без­условно, для меня это самый-самый насто­я­щий муж­чина. А срав­ни­вать себя с дру­гими – ну, вот здесь, отец Арте­мий, рас­су­дите, пожа­луй­ста, насколько это про­дук­тив­ный путь.

Прот. Арте­мий Владимиров:

– Я спешу успо­ко­ить вашего супруга, он вовсе не скло­нен, на мой взгляд, к само­би­че­ва­нию, про­сто он пре­крас­ный жур­на­лист, зна­ток сво­его дела. И диа­лог на такую слож­ную эти­че­скую тему нуж­да­ется в опре­де­лен­ном дра­ма­тизме, и поэтому я оце­ни­ваю его про­фес­си­о­наль­ный дар – он все время дает затравку нам с нами, он будит мысль, а не цеп­ляет ее.

Так вот, я спешу успо­ко­ить Алек­сандра. Он ска­зал о каких-то пре­успе­ва­ю­щих дру­зьях. Про­стите, не всё поку­па­ется и не всё про­да­ется. Успех выра­жен не в коли­че­стве про­дан­ного вами ассор­ти­мента вашей лич­ной лавочки, успех – это даже не содер­жа­ние вашего рас­чет­ного счета, но нечто иное.

Кто-то в состо­я­нии пере­про­да­вать или что-то внеш­нее стро­ить, но есть и дру­гое, более тон­кое и высо­кое искусство.

И поэтому нам с вами, доро­гая Алла, близки слова «сейте разум­ное, доб­рое и веч­ное». И мне, напри­мер, вся­кий раз, когда при­хо­дит из радио­стан­ции «Вера» пред­ло­же­ние поучаст­во­вать в диа­логе с вашей четой, все­гда радостно.

Радостно, потому что я знаю, что раз­го­вор будет содер­жа­тель­ный, раз­го­вор, кото­рый напи­тает мою душу, а зна­чит, будет поль­зо­ваться заслу­жен­ным инте­ре­сом и у слу­ша­те­лей. И поэтому не будем моего доро­гого интер­вью­ера при­чис­лять к раз­ряду лузе­ров и юзеров.

Что каса­ется срав­не­ния себя, то, дей­стви­тельно, было бы не мудро само­утвер­ждаться, срав­ни­вая себя с теми, кто в чем-то нам усту­пает, это было бы душе­вредно, это соб­ственно, путь фари­сея: «Гос­поди, бла­го­дарю Тебя, что я вот не такой и не сякой».

Мит­ро­по­лит Фила­рет Мос­ков­ский, рус­ский муд­рец XIX сто­ле­тия, пред­ла­гает людям, спо­соб­ным кри­ти­че­ски мыс­лить, кри­ти­че­ски оце­ни­вать самих себя, срав­ни­вать себя с теми людьми, кто пре­вос­хо­дит нас в опре­де­лен­ных аспек­тах. Чем ваш муж, я вижу, успешно и зани­ма­ется, чер­пая в этом сопо­ста­ви­тель­ном ана­лизе пищу для сми­ре­ния, сти­мул для развития.

И вме­сте с тем самое надеж­ное, конечно, когда мы раз­мыш­ляем о своем при­зва­нии, когда раз­мыш­ляем о цели жизни соб­ствен­ной – воз­во­дить очи на Небо.

Если в уме запе­чат­лен недо­сти­жи­мый идеал – это Солнце, не име­ю­щее пятен, Гос­подь Иисус Хри­стос, – то мы все­гда уви­дим в свете боже­ствен­ной правды и любви самих себя. 

И раз и навсе­гда отка­жемся от такой кате­го­рии, как: у меня слож­ный харак­тер, у меня дур­ное настро­е­ние, я не полу­чил хоро­шего вос­пи­та­ния, я чело­век пара­док­саль­ный, могу и в лоб дать, что ни по мне.

Нам, муж­чи­нам, не свой­ственно при­ни­мать себя ста­тус-кво – вот я какой я есть, но пре­красно все­гда желать учиться, сле­до­вать еван­гель­скому закону, кото­рый есть при­зыв к совер­шен­ство­ва­нию, пре­красно не успо­ка­и­ваться на достиг­ну­том, пре­красно мяг­ким местом не садиться на веч­но­зе­ле­ный лавр и почи­вать на этом лавре.

Но нам, муж­чи­нам, должно все­гда со сто­роны смот­реть на себя, не поку­паться на чужую похвалу и в ответ на ком­пли­менты гово­рить с лег­кой долей иро­нии «вашими устами мед бы пить», «свежо пре­да­ние, да верится с трудом».

Итак, будемте, доро­гие пред­ста­ви­тели силь­ного пола, все­гда при­дир­чивы сами к себе, само­кри­тичны, но при этом не нужно заго­нять себя, как джин, в бутылку обид­чи­во­сти, самолюбия. 

Как одна­жды мой доб­рый зна­ко­мый, не лишен­ный этой чер­точки душев­ной, ска­зал: «Я воню­чий козел и никому не нужен». Это, зна­ете, легко себя загнать в такую лузу.

Нет, будем бла­го­дарны за кри­тику, осо­бенно со сто­роны пред­ста­ви­тель­ниц пре­крас­ного пола, со сто­роны все­гда вид­нее наши пры­щики, наши выпук­ло­сти и вогну­то­сти. И будем дви­гаться впе­ред – «per aspera ad astra», через тер­нии к звездам.

А. Ана­ньев:

– «Неко­то­рые люди счи­тают себя муж­чи­нами, – ска­зал одна­жды Дэвид Боуи, – только потому, что они не женщины».

Также запало в душу опре­де­ле­ние муж­чины одного извест­ного жур­на­ли­ста, Сер­гея Стиллавина.

В беседе с нашим доро­гим кол­ле­гой и дру­гом Вла­ди­ми­ром Рома­но­ви­чем Легой­дой в про­грамме «Пар­суна» на вопрос «что опре­де­ляет муж­чину?» он дал одно­знач­ный ответ, кото­рый мне пока­зался очень точ­ным: «В то время как жен­щину опре­де­ляет ее мате­рин­ство, ее дети, ее внеш­ность, ее окру­же­ние, поря­док дома, при­ческа, высота каб­лу­ков, всё что угодно, муж­чину опре­де­ляет лишь одно – его работа».

Вы бы согла­си­лись с таким опре­де­ле­нием, отец Артемий?

Прот. Арте­мий Владимиров:

– Без­условно, в этом есть доля правды. Дела пусть идут впе­реди слов. Чело­век – это боль­шая тайна, чужая душа – потемки. Но душа выяв­ляет себя не только и не столько в телес­ных чер­тах, сколько в поступ­ках и действиях.

Покажи мне дом, кото­рый ты построил, покажи мне хату, в кото­рой ты живешь.

Помните пуш­кин­скую Татьяну, кото­рая в отсут­ствие хозя­ина посе­тила усадьбу лон­дон­ского денди Евге­ния Оне­гина, и неспешно ходя из ком­наты, из гости­ной в рабо­чий каби­нет, осмат­ри­вая вещи хозя­ина, соста­вила о нем нако­нец-то уже не роман­ти­че­ское нафан­та­зи­ро­ван­ное, а доста­точно глу­бо­кое сущ­ност­ное представление. 

Итак, муж­чина, так как никто не сни­мет с него, с насто­я­щего муж­чины, обя­зан­но­сти кор­мить, защи­щать, содер­жать своих домо­чад­цев, без­условно, позна­ется в своих тру­дах. Но не будем все-таки сво­дить лич­ность только к выра­бо­тан­ному ею продукту.

Лич­ность – это еще и внут­рен­ний кос­мос, это все­лен­ная твоей души. И не вся­кий чело­век имеет и физи­че­ское здо­ро­вье, чтобы  рабо­тать от зари до зари.

Однако, есть некие сокро­вен­ные каче­ства, и я счи­таю, что силь­ному полу нисколько не вре­дит дели­кат­ность, пре­ду­пре­ди­тель­ность, сочув­ствие, кото­рое дается нам, как дается благодать. 

Внут­рен­няя поря­доч­ность, цело­муд­рие как орга­нич­ное непри­я­тие чего-то низ­кого, гад­кого, недо­стой­ного муж­чины. Вот есть и набор таких внут­рен­них качеств, кото­рые вся­кая умная жен­щина оце­нит по достоинству. 

И часто, как свя­щен­ник, поне­воле ста­но­вясь таким посред­ни­ком и пове­рен­ным в семей­ных делах, слышу жен­щин, не пере­ста­ю­щих меч­тать о твер­дом плече.

Я из их уст узнаю, что они ценят не только готов­ность муж­чины на хох­лом­ском под­носе 25 числа при­не­сти им зар­плату, но ценят и осо­бенно любят нали­че­ству­ю­щие в сердце муж­чины спо­кой­ствие, доб­ро­же­ла­тель­ность, уме­ние обуз­ды­вать порывы эмо­ций, чтобы рас­су­док гос­под­ство­вал над какими-то всплес­ками чувств.

А уж когда речь идет об оте­че­ских доб­ро­де­те­лях, отцов­ских чув­ствах, это осо­бая тема для раз­го­вора. Поэтому чело­век глу­бок чрез­вы­чайно и опре­де­ле­ние, дан­ное ува­жа­е­мым вами жур­на­ли­стом, вер­ное, но лишь отча­сти. И не охва­ты­вает, конечно, всей пол­ноты предмета.

А. Мит­ро­фа­нова:

– Отец Арте­мий, воз­вра­ща­ясь к началу нашего раз­го­вора. Мы при­вели мне­ние, что 65 про­цен­тов жен­щин, оста­вив­ших свои ком­мен­та­рии под опре­де­ле­нием, кто же такой насто­я­щий муж­чина, всё свели к реплике «да где они, такие мужики, все они пере­ве­лись». Я снова хочу обра­титься к пре­крас­ной под­борке мне­ний, опуб­ли­ко­ван­ной жур­на­лом «Фома». Среди опро­шен­ных – заме­ча­тель­ный музы­кант, автор и испол­ни­тель Вяче­слав Буту­сов, очень глу­бо­кий чело­век, хри­сти­а­нин, глу­боко верующий.

Так вот, он не знает ответа на вопрос «где искать насто­я­щего муж­чину?» – и он спро­сил у своей жены. А его жена, судя по всему, такая же глу­бо­кая и муд­рая, как и он сам, она ска­зала: «Ищите там, где насто­я­щая женщина».

И мне кажется, что вот эта связка в каком-то смысле для нас сего­дня, в XXI веке, для тех жен­щин, кото­рые зада­ются вопро­сом «где же эти Гоги из электрички?»

Почему для нас до сих пор этот Гога из элек­трички как такой опре­де­лен­ный идеал, хотя все почему-то забы­вают, что сде­лал Гога из элек­трички, когда уви­дел, что его люби­мая жен­щина ока­зы­ва­ется соци­аль­ным ста­ту­сом выше, чем он – он пошел и напился.

И куда вся его бра­вада сразу делась, непо­нятно. Так вот, для жен­щин, кото­рые зада­ются этим вопро­сом, мне кажется, очень важно было бы обра­тить зер­кало на самих себя.

Я в свое время тоже таким вопро­сом зада­ва­лась, я этого не скры­ваю. И надо вам ска­зать, что насто­я­щий муж­чина в моей жизни появился после того, как я про­де­лала над собой очень важ­ную и серьез­ную работу.

Я не утвер­ждаю сей­час, что я насто­я­щая жен­щина, мне до этого еще расти и расти. Но наши жен­ские упреки по отно­ше­нию к муж­чи­нам, на мой взгляд, очень часто –  это упреки по отно­ше­нию к нам самим, к женщинам.

Прот. Арте­мий Владимиров:

– А я вот слу­шаю вас из сво­его пре­крас­ного далёка и передо мной, как свя­щен­ни­ком, воз­ни­кает вели­че­ствен­ная кар­тина гене­зиса миро­бы­тия, тво­ре­ния мира. Ибо вы помните, конечно, что 6‑й день тво­ре­ния завер­шен был созда­нием чело­века по образу и подо­бию Творца.

В Книге Бытия мы нахо­дим такие таин­ствен­ные слова: «И сотво­рил Бог чело­века, муж­чину и жен­щину, сотво­рил его». Речь идет о некой целост­но­сти союза мужа и жены, Адама и Евы. 

И две поло­винки, нахо­дясь в этом зем­ном бытии, рас­ко­ло­том нашим эго­из­мом и себя­лю­бием, чем оже­сто­чен­нее будут спо­рить, кто в доме хозяин, кто имеет право пер­вого голоса, чем больше они так вот бода­ются, тем больше, может быть, сви­де­тель­ствуют, что они не могут суще­ство­вать друг без друга.

И при­званы вос­пол­нять сво­ими соб­ствен­ными совер­шен­ствами недо­статки дру­гого, потому что целое – это есть нечто боль­шее, чем меха­ни­че­ская сумма состав­ля­ю­щих целое частей. 

Но я боюсь уве­сти наших радио­слу­ша­те­лей в глу­бины такой фило­соф­ской антро­по­ло­ги­че­ской темы. Давайте спу­стимся на землю. Без­условно, жен­щи­нам хочется набо­лев­шее выска­зать. И я, как пред­ста­ви­тель муж­ского рода пле­мени, им за это бла­го­да­рен. Зна­ете, почему?

Потому что мне кажется, что одно из качеств насто­я­щего муж­чины – это спо­соб­ность вос­при­ни­мать, слы­шать, ана­ли­зи­ро­вать, обра­ба­ты­вать кри­тику как здо­ро­вую, так и не очень, исполь­зуя даже инвек­тивы для созидания.

И, напро­тив, если чело­век, как Сивка-бурка, вещая каурка, на дыбы встает и так далее, если холку ему погла­жи­вают про­тив шер­сти, если кипит его разум воз­му­щен­ный, если он тот­час жаж­дет пари­ро­вать любое рез­кое слово – на себя посмотри, то передо мной уже не самый насто­я­щий муж­чина, а только жела­ю­щий им казаться.

А. Ана­ньев:

– «Все муж­чины – чудо­вища, – писал Оскар Уайльд. – Жен­щи­нам оста­ется лишь одно – кор­мить их получше»…

Вы зна­ете, батюшка, я слу­шал сей­час вас и думал, зна­ете, о чем: может быть, все про­блемы в том, что мы вдруг стали какими-то слож­ными? Я имею в виду нас, мужчин.

У меня есть ощу­ще­ние, я могу заблуж­даться, что еще 100 лет назад муж­чины были проще, при­ми­тив­нее. Вот здесь враг – иди его победи, вот здесь мамонт – иди и его убей. Вот здесь твоя жена, вот здесь твой суп.

И в этой пара­дигме, в общем, всё было довольно про­сто, и муж­чина опре­де­лялся какими-то очень понят­ными вещами и он не был сложным.

Сей­час, в XXI веке, в окру­же­нии умных теле­ви­зи­он­ных и радио­пе­ре­дач, книг, пси­хо­ло­гов, каких-то рас­суж­де­ний, богат­ства выбора одежды, кос­ме­тики для бороды и всего осталь­ного, мы вдруг стали очень слож­ными – мы поте­ряли вот эту бла­гост­ную при­ми­тив­ность муж­чины, кото­рая делала его чем-то сред­ним между ком­бай­ном для уборки пше­ницы и животным.

Может быть, нам дей­стви­тельно надо быть проще? И всё будет хорошо.

А. Мит­ро­фа­нова:

– «Быть можно дель­ным чело­ве­ком и думать о красе ногтей».

А. Ана­ньев:

– Да. Но это ино­гда и пере­гиб. Потому что, поверь мне, средств для ухода за боро­дой у муж­чин не меньше, чем средств для ухода за воло­сами у жен­щин. А это уже перекос.

Прот. Арте­мий Владимиров:

– Да, вы правы, Алек­сандр. Я вспо­ми­наю слова насто­я­щего муж­чины, свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника Вышен­ского. Ком­мен­ти­руя слова апо­стола Павла отно­си­тельно при­чески, он гово­рит: когда муж­чина рас­тит свои волосы, то есть излишне забо­тится о покрове своей головы, то это уже пере­кос, бес­че­стие для него.

Ибо содер­жа­ние головы, а не ее внеш­нее обрам­ле­ние харак­те­ри­зует насто­я­щего муж­чину. Хотел, может быть, встав сей­час мыс­ленно на сто­рону жен­щины, а батюшка это ведь сво­его рода тре­тей­ский судья, батюшка это не пар­тий­ный лидер, кото­рый под­пе­вает тем, кто пла­тит ему, но он при­зван, говорю о при­зва­нии, как ангел мира спу­ститься с высот и содей­ство­вать все­об­щему при­ми­ре­нию, дости­же­нию гар­мо­нии инте­ре­сов одних и других.

Так вот, встав на сто­рону совре­мен­ных жен­щин, я бы еще дал такое опре­де­ле­ние насто­я­щего муж­чины: насто­я­щий муж­чина – это тот, кто ува­жи­тельно и бла­го­го­вейно обра­ща­ется с женщиной.

Вот вы сей­час ска­зали о том, что несколько деся­ти­ле­тий тому назад или сто­ле­тий или тыся­че­ле­тий муж­чины были проще. Вы зна­ете, мне эта про­стота мила вот в какой ситу­а­ции. 50‑е, 60‑е, 70‑е годы ХХ сто­ле­тия, какой-то про­стой парень из нашего двора, Шурка или Мишка Куз­не­цов под­хо­дит к девушке, вне­запно повзрос­лев­шей на его глазах.

Еще несколько лет тому назад они ката­лись с горки ледя­ной, а сего­дня он, застен­чиво ковы­ря­ясь в соб­ствен­ном носу, под­хо­дит к ней лет­ним или, лучше, весен­ним май­ским вечер­ком, сумерки скры­вают лег­кий румя­нец, появив­шийся на его щеках, обрам­лен­ных неж­ным пуш­ком. И, взи­рая на нее, поту­пив взор, он гово­рит, пере­ми­на­ясь с ноги на ногу: «Клав, а Клав?» – «Да, Миша?» – «Клав, нра­вишься ты мне. Выходи за меня замуж».

Вот слова насто­я­щего муж­чины: ты мне нра­вишься и поэтому я готов здесь и сей­час взять пол­ноту ответ­ствен­но­сти за тебя на всю жизнь. Не «пой­дем погу­ляем куда-нибудь вдоль Сетуни», а там хоть потоп. А «выходи за меня замуж», – вот такой про­стоты совет­ского фаб­рич­ного парня совре­мен­ные мажоры, а уж тем паче брил­ли­ан­то­вые маль­чики не имеют.

А. Мит­ро­фа­нова:

– Отец Арте­мий, я, конечно, не смею с вами спо­рить, не могу с вами не согла­ситься, что как важно, чтобы в муж­чине была ответ­ствен­ность, спо­соб­ность взять на себя заботу о семье, пред­ло­жить жен­щине, в конце кон­цов, этот путь. Сей­час этот путь далеко не все жен­щине предлагают.

И тем не менее я далека от иде­а­ли­за­ции эпох, какие бы мы с вами ни брали, потому что поло­же­ние жен­щины, ска­жем, в XIX веке, пре­красно у Некра­сова опи­сано, Все мы пом­ним это: «В пол­ном раз­гаре страда дере­вен­ская… Доля ты! – рус­ская долюшка жен­ская! Вряд ли труд­нее сыскать».

Так вот, муж­чина XIX века, вот самый кре­стья­нин, у кото­рого, может быть, всё было очень про­сто в жизни – пошел в поле, начал пахать и так далее. На мой взгляд, кото­рый может жену побить, у кото­рого жена наравне с ним пашет в поле, у кото­рого жена, вообще-то, когда ему надо вос­поль­зо­ваться ее жен­ским есте­ством, он, что назы­ва­ется, ни в чем себе не отка­зы­вает, невзи­рая на то, в каком состо­я­нии она.

И она вообще-то, ну, как ска­зать, она-то и голову особо не под­ни­мает, и голоса сво­его особо воз­вы­сить не может.

А. Ана­ньев:

– Я ску­чаю по тем вре­ме­нам. (Сме­ются.)

А. Мит­ро­фа­нова:

– А я, как жен­щина, обес­пе­чен­ная сей­час любо­вью мужа абсо­лютно всем необ­хо­ди­мым, и спо­койно чув­ству­ю­щая себя в своей про­фес­сии – да, я рабо­таю, но я рабо­таю, потому что мне это очень нра­вится, а не потому, что я обя­зана пахать в поле.

Я чув­ствую себя, как мне кажется, гораздо лучше, гораздо более при­ви­ле­ги­ро­ванно, чем та кре­стьян­ская жен­щина, опи­сан­ная нашим доро­гим Некрасовым.

И мне от этого так хорошо и я так бла­го­дарна сво­ему мужу (не тому муж­чине, кото­рый, может быть, был бы гораздо проще и жил в XIX веке, ну, вот этот соби­ра­тель­ный образ), а моему кон­крет­ному мужу за то, что он обес­пе­чи­вает меня всем. И я, в луч­шем смысле этого слова, фак­ти­че­ски от сча­стья витаю в облаках.

Прот. Арте­мий Владимиров:

– Могу ска­зать, Алла, в ответ на вашу тираду, в ответ на вашу песнь, в ответ на вашу защит­ную речь, что вы тоже пре­крас­ный радио­кор­ре­спон­дент, как вас Алек­сандр назвал – веду­щая. Веду­щая – это почти что бегу­щая по волнам.

И вы, про­ком­мен­ти­ро­вав мои слова, дей­стви­тельно обнов­ля­ете нашу беседу, вы добав­ля­ете в нее пря­но­сти, не перца, но гвоз­дику, кар­да­мона. И я, про­дол­жая с вами бес­кров­ную дуэль, хочу вам в защиту столь образно выпи­сан­ной вами эпохи, во-пер­вых, ска­зать, что Некра­сов был муж­чина еще тот.

Про­блем­ный был гос­по­дин. Иван Сер­ге­е­вич Тур­ге­нев назы­вал его музу «плак­си­вой музой». Некра­сов – насто­я­щий барин, поиг­ры­вав­ший в кар­тишки, любив­ший пре­крас­ный таба­чок, поль­зо­вав­шийся услу­гами кре­пост­ных, обрел попу­ляр­ность, как созда­тель «Кому на Руси жить хорошо», он как будто чув­ство­вал эти лише­ния и стра­да­ния народа. Сам-то жил вольготно…

Посмот­рите, пожа­луй­ста, на живо­пис­ные полотна Вене­ци­а­нова, рус­ский худож­ник XVIII сто­ле­тия. Рус­ские кре­стьянки – и нам откры­ва­ется такой высо­кий образ! Да там каж­дая кре­стьянка, выпи­сан­ная Вене­ци­а­но­вым, это про­сто шама­хан­ская царица – стать, поста­новка головы, уборы, а глав­ное – печать цар­ствен­но­сти, достоинства.

Конечно, вся­кое было в эпоху и писа­тели демо­кра­ти­че­ские XIX века тоже спи­сы­вали с натуры свои пер­со­нажи. Дей­стви­тельно, каж­дая эпоха выстав­ляет нам не только недо­статки, но и опре­де­лен­ные преимущества.

Я лишь отме­тил одно – насто­я­щему муж­чине во все вре­мена должно быть свой­ственно береж­ное, рыцар­ское, бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние к жен­щине, кото­рой нельзя поль­зо­ваться, как без­душ­ной вещью, кото­рая явля­ется сона­след­ни­цей вме­сте с ним, муж­чи­ной, веч­ной жизни. 

И еван­гель­ский идеал, запе­чат­лен­ный апо­сто­лом Пав­лом, заклю­ча­ется как раз в этом весьма таком любов­ном, береж­ном, осто­рож­ном и про­ни­зан­ным ува­же­нием отно­ше­нием к своей спутнице.

А. Ана­ньев:

– Как писал Козьма Прут­ков: «Каж­дый муж­чина состоит из „мужа“ и „чина“»…Один заме­ча­тель­ный диа­кон отец Бог­дан Мошура одна­жды ска­зал уди­ви­тель­ную вещь. Он ска­зал, что через при­ча­стие мужа при­ча­ща­ется вся его семья.

Именно муж дол­жен вести семью, и в первую оче­редь жену, к Богу. «И обручу тебя Мне навек, и обручу тебя Мне в правде и в суде, в бла­го­сти и мило­сер­дии. И обручу тебя Мне в вер­но­сти, и ты позна­ешь Господа». 

Однако, по моим наблю­де­ниям, семьи, где именно муж локо­мо­ти­вом берет за руку жену и детей и ведет их в храм и пер­вым откры­вает тяже­лые двери храма, это огром­ная ред­кость. Гораздо чаще – гораздо чаще, к моему сожа­ле­нию, в том числе и в нашей семье, не буду скры­вать этого, локо­мо­ти­вом в этой духов­ной жизни, в жизни, направ­лен­ной к Богу, ста­но­вится именно жена.

И чаще именно она, тихонько, ста­ра­ясь не раз­бу­дить мужа, в вос­кре­се­нье утром соби­ра­ется и идет, чтобы успеть на ран­нюю литур­гию, чтобы вер­нуться к про­буж­де­нию мужа и при­го­то­вить ему вос­крес­ный завтрак.

И в этом смысле у меня к вам вопрос вот какой, отец Арте­мий: почему в наших хра­мах муж­чин гораздо меньше, чем жен­щин? Почему муж­чины отка­зы­ва­ются вести семью и жену к Богу?

Прот. Арте­мий Владимиров:

– Храм храму рознь. Если вы посе­тите Дани­лов мона­стырь, Дон­ской мона­стырь, тра­ди­ци­он­ные мос­ков­ские оби­тели, вы уви­дите изряд­ное коли­че­ство молель­щи­ков, труд­ни­ков, боро­да­чей, глав семей.

Они даже стоят на спе­ци­ально выде­лен­ной им «взлет­ной полосе» справа. Но спо­рить невоз­можно, наши милые пла­точки, бере­тики, голов­ные шар­фики, без­условно, дер­жат лидерство.

Это рели­ги­оз­ная ода­рен­ность рус­ской души вообще и жен­ской в част­но­сти. Это бли­зость Гос­пода Бога к сердцу, уме­ю­щему стра­дать, тер­петь и любить. Чем глубже скорбь, тем ближе Бог.

И по своим наблю­де­ниям я вижу, что каж­дая семья – это осо­бая непо­вто­ри­мая исто­рия. Хочу лишь только доба­вить, что по мет­кому выра­же­нию рус­ского народа, бла­го­дать не наси­лует, чело­век, ощу­ща­ю­щий в душе эту искорку любви к Богу, жажду молиться, знает, что сил­ком, дирек­ти­вой ничего не возь­мешь с домо­чад­цев – увле­кает лишь сам при­мер, увле­кает лишь внут­рен­няя оду­шев­лен­ность, увле­кает радость богообщения.

И я бы только поже­лал рели­ги­оз­ным лиде­рам семьи, будь то муж или жена, боль­шого пони­ма­ния чело­ве­че­ской при­роды с тем, чтобы горяч­ность веры не сосед­ство­вала с пси­хо­ло­ги­че­ским давлением. 

Это все­гда боком выхо­дит, осо­бенно в отно­ше­нии детей. Ну, а почему? Так сло­жи­лось у нас на Руси. 

Я ино­гда в шутку говорю, что миро­вой исто­ри­че­ский про­цесс совер­ша­ется Божьим Про­мыс­лом через жен­щину. Дей­стви­тельно, насто­я­щий муж­чина – это все­гда маль­чик, отрок, юноша, взра­щён­ный его мате­рью. И это осо­бая, непро­стая тема, как жен­щине взрас­тить муже­ские каче­ства в ее кро­ви­нушке, каких избе­гать в этом опас­но­стей, какие здесь нас ожи­дают сложности.

Но, поль­зу­ясь слу­чаем, я хочу побла­го­да­рить всех жен­щин Рос­сии, мате­рей, бабу­шек, супруг, сестер, побла­го­да­рить их за то, что они не ску­деют. Пусть не ску­деют сердца живой и зря­чей, горя­чей верой в Иску­пи­теля, жела­нием поде­литься этим сча­стьем веры во Хри­ста, прежде всего с домочадцами.

А. Ана­ньев:

– Отец Арте­мий, ска­жите, а вы согласны с тем, вот с этой тех­ни­че­ской дета­лью, что при­ча­ща­ю­щийся муж при­ча­щает всю свою семью – именно мужем семья при­ча­ща­ется. Меня, при­знаться, заста­вила заду­маться эта фраза.

Прот. Арте­мий Владимиров:

– Если рас­крыть Пер­вое посла­ние к Корин­фя­нам апо­стола Павла, там есть слова о том, что муж потому-то и молится с непо­кры­той голо­вой, что он есть образ Хри­ста, что муж, как глава, и обя­зан быть тем про­зрач­ным сосу­дом, через кото­рого снис­хо­дит на всё тело семьи, на ребро, на детей боже­ствен­ная благодать.

Муж, в иде­але, это сво­его рода свя­щен­ник в семье. Его обя­зан­ность – не только кор­мить, но и жре­че­ские обя­зан­но­сти. Хотя не будем абсо­лю­ти­зи­ро­вать это утвер­жде­ние ува­жа­е­мого вами батюшки, поскольку во Хри­сте «нет ни муже­ского, ни жен­ского пола». 

В отно­ше­нии духов­ного слу­же­ния муж­чина не опе­ре­жает жен­щину, равно как и жен­щина муж­чину. Но пси­хо­ло­ги­че­ски, дей­стви­тельно, от мужа много зави­сит атмо­сфера в семье.

Если отец и одно­вре­менно супруг посто­янно раз­дра­жи­те­лен, груб, неоте­сан, если каж­дое его слово, как стрела или камень, посмот­рите, как это отра­жа­ется? – жен­щина задер­ган­ная, заби­тая или такая же агрес­сив­ная и скан­даль­ная, как муж.

Дети. Зна­ете ли, даже нерв­ные тики посе­щают детей от домаш­них скан­да­лов. И напро­тив, лучше пусть муж будет слегка флег­ма­тич­ным, как рус­ский поме­щик, пусть не Обло­мов, но какой-то…

А. Ана­ньев:

– Тро­е­ку­ров.

Прот. Арте­мий Владимиров

– Нет. Там у него, у Тро­е­ку­рова, все дети на скот­ном дворе с сосед­них кре­стьян­ских домов были похожи, как две капли воды, на самого поме­щика. Я воз­му­ща­юсь этим Тро­е­ку­ро­вым. А пусть он вот будет гла­вой дома Росто­вых – госте­при­им­ным, хле­бо­соль­ным, милым, покла­ди­стым, пусть он думает, что он всем заправ­ляет при неиз­мен­ном гос­сек­ре­таре или бояр­ской думе в лице его муд­рой супруги.

А. Ана­ньев:

– Про­дол­жим раз­го­вор и перей­дем от того, что фор­ми­рует муж­чину к тому, что раз­ру­шает муж­чину. Пожа­луй, самый глу­бо­кий для меня фраг­мент из Свя­щен­ного Писа­ния – пер­вый пса­лом про «бла­жен муж, иже не иде на совет нече­сти­вых, и на пути греш­ных не ста, и на седа­лищи губи­те­лей не седе».

Дей­стви­тельно ли акцент на том, что раз­ру­шает муж­чину, сде­лан на окру­же­нии муж­чины – на его работе, на его увле­че­ниях, на его дру­зьях? Или я же про­сто непра­вильно пони­маю эту мысль, кото­рую дает нам Псалтирь?

Прот. Арте­мий Владимиров:

– Псал­тирь глу­бока, как земля, и высока, как небо. Для меня очень инте­ресны сей­час ваши слова. Я нико­гда не вос­при­ни­мал эту первую точку псалма так, как она легла на ваше сердце.

Окру­же­ние, дей­стви­тельно, много зна­чит для нас, хотя бы по посло­вице с кем пове­дешься, от того и наберешься.

Если герой нашего повест­во­ва­ния каж­дый вечер норо­вит сбе­жать из семьи в гараж, где стоит «Запо­ро­жец» на при­коле уже 10 лет, и там закла­ды­вает за ворот­ник с дру­зьями по любви к авто­прому – это одно.

Но я вижу в пер­вом псалме и дру­гой смысл: бла­жен муж, кото­рый не идет на поводу соб­ствен­ных помыс­лов, бла­жен муж, кото­рый не при­слу­жи­ва­ется к голосу стра­стей, не сидит на седа­лище чело­века, тво­ря­щего соблазн. 

Очень важно для насто­я­щего муж­чины – это сво­бод­ное про­стран­ство души, это неза­ви­си­мость от худых помыс­лов, а тем паче дур­ных при­вы­чек, это нрав­ствен­ная внут­рен­няя кре­пость, дела­ю­щая муж­чину подоб­ным кедру, корни кото­рого ухо­дят вниз и пита­ются арте­зи­ан­ских вод.

А. Ана­ньев:

– Один мой хоро­ший зна­ко­мый счи­тает, что муж­чина пере­стает быть муж­чи­ной, кода он поз­во­ляет себе рев­но­вать, ибо рев­ность есть сугубо жен­ское качество.

Дру­гой мой зна­ко­мый, вер­нее, зна­ко­мая, утвер­ждает, что муж­чина пере­стает быть муж­чи­ной в тот момент, когда он под­ни­мает руку на жен­щину. Как бы вы опре­де­лили ответ на этот вопрос: в каком слу­чае муж­чина, по мне­нию про­то­и­е­рея Арте­мия Вла­ди­ми­рова, пере­стает быть муж­чи­ной в его глазах?

Прот. Арте­мий Владимиров:

– Вы зна­ете, отно­си­тельно поко­ла­чи­ва­ния хруп­кой, неж­ной и изящ­ной поло­вины я рас­пи­сы­ва­юсь пол­но­стью. И в XXI сто­ле­тии я почи­таю про­сто под­ло­стью – под­ло­стью, не муж­лан­ством лишь, а под­ло­стью – само­утвер­жде­ние муж­чины вот таким физи­че­ским гру­бым обра­зом. Это роняет досто­ин­ство муж­чины совершенно.

Рев­ность. Да, конечно, муж­чина совер­шен­ный дол­жен быть выше рев­но­сти в ее низ­мен­ном про­яв­ле­нии, ибо, нося в себе любовь, он дол­жен носить и дове­рие к нежно люби­мой супруге.

А отно­си­тельно лич­ного суж­де­ния про­то­и­е­рея Арте­мия, что лишает нас ста­туса насто­я­щего муж­чины, кратко скажу, что, навер­ное, это… 

Навер­ное, это плак­си­вость, жела­ние ныть, это какая-то жалоба на окру­жа­ю­щий мир, это потеря твер­дой надежды на помощь Божью, это ропот на обстоятельства. 

И напро­тив, если мы насто­я­щие, то пусть сохра­няем холод ума и теп­лоту сердца. Дай нам Бог и в отча­ян­ных обсто­я­тель­ствах не отча­и­ваться и все­гда внут­ренне дер­жаться за дес­ницу Хри­стову, нас укреп­ля­ю­щую, что поз­во­ляет бабке дер­жаться за дедку, а дедке за бабку.

Муж­чина пусть пред­стоит Гос­поду в твер­дой надежде, в упо­ва­нии на Его помощь, тогда по цеп­ной реак­ции и все, кто за нами, будут чув­ство­вать себя, как у Хри­ста за пазухой.

Эфир пере­дачи на радио «Вера»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки