сайт для родителей

Прот. Димитрий Смирнов: «Человек – это семья»

Print This Post
Прот. Димитрий Смирнов: «Человек – это семья»
(2 голоса5.0 из 5)

Протоиерей Димитрий Смирнов часто встречается с молодежью, его кредо – прямо и откровенно отвечать на  самые острые вопросы. Вспоминаем  встречу известного богослова, автора  телепрограмм, опытного  священника, настоятеля многих храмов со студентами Московского государственного университета технологий и управления им. К. Г. Разумовского (МГУТУ) в ноябре 2018 года.

 О рождаемости

– Отец Димитрий, как можно обозначить самую важную  русскую проблему?

– Самая большая национальная проблема – мы вымираем. Может быть, слышали про диплодоков, игуанодонов, мамонтов – они все вымерли, троглодиты вымерли, и вот мы сейчас, как эти троглодиты, вымираем с бешеной скоростью. Особенно русские.

Около двухсот народов живет в нашем Отечестве, но эти народы  не создали этого государства. Это государство создал  русский народ. И вот самая большая смертность и самая ничтожная рождаемость – это в русском народе.

Чтобы оценить, как мы далеко ушли, если отмотаем ленту истории на сто лет, то в среднем сто лет назад русская женщина рождала восемь детей. Ну, конечно, пятнадцать человек детей, двадцать – это было обычное явление, но в среднем, среднее арифметическое – восемь детей. Мы были самые плодовитые не только в Европе, но и среди народов Азии. Нигде в Азии не было такого прироста населения.

При нашем последнем императоре Россия увеличила свою численность на шестьдесят миллионов человек, только за время  его правления. А сейчас у нас средний возраст россиянина стал сорок лет. Но вы посмотрите на кадры из Сирии, когда наши журналисты показывают сирийские картинки, полностью разрушенные города, а на фоне бегают дети, и среди них – один-двое взрослых.

Почему? Потому что сирийцы – народ молодой, там много детей, юношей и девушек, а людей пенсионного, предпенсионного возраста  не так много.

Почему? Потому что у них большие семьи. Поэтому, если посмотреть на те тенденции, которые сейчас существуют в нашем народе, то окажется – прогнозы разные можно делать, но через двадцать или тридцать лет может оказаться, что никакой России, а тем более Федерации уже не будет. На территории европейской части будут жить мусульмане, а за Уралом будут жить китайцы.

А что будем делать мы? Они нам дадут  какую-нибудь работу – примерно такую, которую делают сейчас наши братья-таджики. Потому что у них нет в обычае людям другой веры, другой культуры давать работу, которая имеет вес в обществе, а самим идти на какую попало.

Вот,  посмотрим на наш Казахстан. Там русских нет на высоких должностях – только  казахи. Вы люди молодые, это все ждет вас и ваши детей. Поэтому очень важно нам – один ученый, мой друг, уже ему за семьдесят, он трудится в МГУ, работает на кафедре демографии, социологии, – он подсчитал: чтобы сохранить хотя бы наши 146 миллионов до конца века, надо, чтобы каждая семья русская, которая сейчас существует, родила восьмого ребенка.

Ясно, что это утопия. Любой здесь присутствующей девушке скажи: хочешь родить восемь детей? Она придет в ужас. Потому что всё это очень необычно. А люди, особенно молодые, на них мода влияет, они очень склонны к подражанию, поэтому идти против всей среды, в которой живем, иметь восемь детей – это утопия. Поэтому мы без всяких войн – ну, кроме, может быть, торговых или всяких санкций, мы уничтожаем сами себя.

Абортивное сознание

Недавно мы отпраздновали  мрачный юбилей. Это указ Ленина о разрешении абортов в нашей стране. Америка разрешила аборты только в 1972 году, у нас пятидесятилетняя фора, и за эти пятьдесят лет, что мы убиваем своих детей, мы уничтожили три населения страны.

Был такой человек, который родился в семье девятнадцатым. Звали его Дмитрий Иванович  Менделеев. Он был по основной специальности химик. Я даже думаю, что вы в школе проходили периодическую систему, которая носит его славное имя. Сейчас хотят в честь него аэропорт назвать.

Я думаю, он действительно великий человек, бесспорно.

Он анализировал русскую перепись населения, которая была устроена на год 300-летия дома Романовых, вывел тенденцию и сообщил нам, что к концу двадцатого века в России будет жить шестьсот миллионов человек.

При той рождаемости, при той смертности, при той детской смертности, и так далее. То есть мы не досчитываемся, сами видите, какой цифры. Где эти миллионы? Где эти сотни миллионов, которых мы не можем досчитаться?

А они просто не родились. С «благословения» своих пап их убили собственные мамы, с помощью медиков, которых подготовили в вузах, которые бесплатно учили акушеров-гинекологов не помогать при родах, а убивать детей.  То же  продолжается до сих пор.

И, несмотря на все призывы Церкви, лично Патриарха – и Алексия, и Патриарха Кирилла, с места ничего не сдвигается. Почему? Потому что наш народ имеет абортивное сознание.

Убить человека, даже если он твой сын или дочь, не представляется ничем ужасным. Такая привычка. И вот такую особенность человеческой психологии знали фашисты. Чтобы воспитать мальчиков определенного душевного строя, готовя в «Гитлерюгенде» будущих эсесовцев, они давали им выращивать кроликов. А потом каждый должен был убить своего кролика, и убить довольно жестоко. Вот это главное, о чем я хотел сказать.

О разводах и безотцовщине

Вторая проблема. В прошлом году в Санкт-Петербурге, сто лет назад это была наша первая столица, а теперь вторая, – было 90% разводов. Как-то интересно: в стране, в которой сто лет назад разводов практически не было, только в высшем слое общества самом – рафинированном дворянстве, потому что, чтобы развод осуществить, нужно было благословение самого императора, то теперь 90% браков разводится.

Это о чем говорит? Что семья практически умерла. А дети рождаются только в семье, или их «нагуливают». Потому что инстинкт-то чадорождения  есть, но тогда рождается только один ребеночек. При рождении только одного ребеночка, во-первых, он не получает воспитания, потому что мама должна работать, а ребенок растет неизвестно как.

И раньше в моем детстве было понятие «безотцовщина». То есть это ребенок, которому очень трудно вырасти. Во всяком случае, по статистике, в какой-то хороший вуз попасть довольно трудно. Не потому что ребенок тупой – нет, а просто вся энергия души уходит на преодоление вот этой травмы, потому что нет отца.

Вот эта вторая тема, которая должна вообще-то не давать спать каждому россиянину. Потому что если непрочная семья, то государство  рыхлое, оно не жизнеспособно. Вот мы все: «Россия, вперед!», а она не способна уже идти ни в какой «вперед», она деградирует.

Дорогая аудитория, назовите, пожалуйста, хотя бы одного ныне живущего великого русского писателя. Назовите великого русского композитора. Поднимите руку и скажите, если вы знаете русского поэта. Увы, нет ярких имен гениев. Речь о том, что Россия оскудела. Понимаете?

Это следствие, что мы постоянно убиваем детей, как в Спарте. Помните, в школе проходили: если ребеночек рождался немножко с дефектами, его бросали со скалы, и вместе с этими дитёнками выбрасывали суворовых, кутузовых, барклай-де-толли, жуковых, черняховских, и так далее. Поэтому я очень рад, что удалось воспользоваться таким случаем и мне с вами поговорить.

Потому что страна через некоторое, очень небольшое время, вся будет в ваших руках. Кто-то из вас выберет себе какой-то скромный путь. А кто-то из вас займет какие-нибудь положения, где вы сможете влиять на всю ситуацию. И вот от того, как вы будете влиять и на что, зависит будущее целой страны. Вот это очень важно.

Я призываю – более того, я понимаю, что это как бы тщетно, но как ваш дедушка по возрасту  я считаю это  своим долгом. Тем более, я священник, из рода священников, и вся Москва усыпана храмами, где служили мои предки. Я вот начал служить в храме Крестовоздвиженском, в котором до меня служил мой прапрадед, а до него прапрапрадед, понимаете? А сейчас из всего нашего рода один я остался священник, а у нас их были десятки.

Так что вот, дорогие мои, мы с вами приехали в очень тяжелый период истории нашей страны и нашего народа. И конечно, один Владимир Владимирович Путин не сможет  всего исправить, хотя он человек действительно замечательный настолько, что нам завидуют все остальные. Например, у одиннадцати руководителей государств Европы вообще нет детей. Понимаете?

Мы идем ноздря в ноздрю за Европой, которая катится в пропасть. Вот это очень трудная ситуация. Поэтому я хотел призвать вас хотя бы подумать, на эти темы что-то почитать, помимо эстрады поинтересоваться историей страны. Это очень пригодится вам в дальнейшем, чтобы оценивать то, что будет происходить рядом с вами и вокруг вас. Вот это главное.

Во что веруем?

Очень много в человеке зависит от того, во что или в кого он верует. Колоссально. Вот, например, я специально приведу в пример не Россию, а бывший ее огромный прекрасный кусок, который называется Украина. Что это значит – Украина? Украина – это значит окраина русской земли. Да, это самый ее цветущий юг.

И вот современная история предлагает каждому украинцу выбор. Вот тебе Мишка Денисенко, который объявил себя патриархом, который самозванец, клятвопреступник. И за то, что он поклялся на Кресте и Евангелии, а потом изменил своей клятве, его отлучили от священного сана, он перестал быть священником; который, будучи монахом, женился и родил двух детей. Который украл церковные деньги; который, еще, будучи архимандритом, занимался закрытием Киево-Печерской Лавры вместе с органами безопасности. И тогда, при Хрущёве, это ему удалось. И который претендует на то, чтобы основать новую церковь на Украине.

И другой. Воспитанник Троице-Сергиевой Лавры, митрополит, блаженнейший Онуфрий, человек без страха и упрека, скромнейший, благороднейший, молитвенный. Выбирай, человек. Вот тебе история предлагает: выберешь вот этого, или ты выберешь того. Преступника или святого.

Вот такая коллизия, такой же выбор стоял у нас и в 1917 году. У нас на престоле был император. Несмотря на всю клевету, которую на него возводили в течение семидесяти лет, Церковь его приобщила к лику святых. Святой человек.

И второй. Ленин. Атеист, больной хронически сифилисом человек, из-за которого не мог иметь детей, изменял постоянно своей супруге совершенно открыто. И абсолютный злодей. Его руки в крови не по локоть, а по плечи. Можете почитать его самого.

Я когда в восьмом классе начал читать Ленина, ужаснулся. У нас тогда были такие уроки, когда нужно было конспектировать. И вот, на выбор: вот тебе император святой; а вот тебе вот этот, из Швейцарии приехавший человек, который ненавидел всё русское. И выбрали его. И то, во что впала страна на десятки лет, отзывается нам до сих пор.

И по-прежнему огромная часть страны считает его великим гением. Отчего так происходит? Не хотят книги читать, не верят документам с печатью, не верят письмам Ильича, где он сам просит у мамы денег на то, чтобы лечиться от сифилиса, который он заработал в Швейцарии.

Человек, который вообще никогда в жизни не работал нигде, а жил только на деньги, которые собрала ему социал-демократия. И вроде бы история эта как бы нас не касается, нас тогда не было, и про это было страшно подумать сто лет назад. Но нет никакой гарантии, что к вам, каждому из вас история придвинется, и вы должны будете делать выбор, и выбирать между хорошим и плохим. И никак не удастся что-то в этом изменить.

Вот мы сейчас находимся в Казачьем Университете. А что происходило с казаками сто лет назад? Ведь были убиты миллионы казаков! Не тысячи, не сотни тысяч, а миллионы! Убиты и их дети, убиты и их жены. И то, что возрождается казачество – мучительно, больно – это чудо, которое говорит, что в народе есть еще остатки сил.

Родину защищать –  святое дело

Уважаемый отец Димитрий, Вы долгое время возглавляли Синодальный Комитет по взаимодействию с Вооруженными Силами.  Как соотносится заповедь «не убий» и то, что священники благословляют солдат на войну?

– Война – это дело священное. Потому что на войну люди ходят для того, чтобы защищать Родину, свои церкви, свое накопленное в стране богатство, своих жен, детей, отцов, матерей.

Это не убийство, это вынужденная мера, когда приходят монголы, шведы, французы, англичане, поляки, и делают, что хотят. Из храмов делают конюшни, жгут города, кожи снимают с невинных людей, убивают, насилуют, грабят, вывозят всё вплоть до почвы – немцы вагонами вывозили чернозем.

Начиная с монголов, они брали в полон и продавали на невольничьем рынке (у нас в России это было в Крыму) русских людей, выручали за них большие деньги, потому что они были хороши собой, и очень были сильны.

Иван Васильевич Грозный, когда взял Казань, он в Казани освободил восемьдесят тысяч русских пленников. Потому что у татар это был главный бизнес: захватывать по окраинам Руси людей и ими торговать.

Поэтому война, мы так к ней и относимся – это самое большое, святое дело. Христос сказал, и в Писании это записано: нет больше той любви, когда  человек душу свою положит за други своя.

А убийство – нет, убийство –  это с целью завладеть имуществом другого. А война освободительная – это отдать самое дорогое, свою жизнь, причинить горе своей матери, а если она есть, то и жене, оставить детей без отца ради высших целей.

Поэтому Церковь благословляет, и я сам благословлял и космические корабли, и наши «Тополя». Даже я участвовал, когда Рогозин был представителем при НАТО от России, послом был. И он говорил на прощание, когда служба закончилась: «Я оставлю два подарка, два дерева, один зовут «Тополь», а другой «Тополь-М». Они до сих пор растут в его резиденции. Так что это совсем другое дело.

Отец Димитрий, у меня такой вопрос. В Ветхом Завете было запрещено вкушать свинину,  а в Новом Завете разрешено. Можете как-нибудь это объяснить?

– Конечно, могу. Во времена Ветхого Завета не было медицины, а свиное мясо провоцирует развитие таких паразитов, которые смертельны для человека. Чтобы сохранить в истории народ Израилев, Господь запретил есть свинину, чтобы этот народ жил бы в истории, иначе он умер бы от эпидемий.

Потому что они жили в жаркой стране, не было холодильников, не было даже, как у нас, у славян, ледяных ям, в которых можно было хранить сколько угодно мясо. И поэтому вот такой запрет, именно на религиозном уровне совершеннейшее табу, сохранил в истории эту норму. И в этом народе пришел Мессия, Который стал для всех образцом той религии и основателем той веры, которую мы все исповедуем.

Тогда почему же мусульмане не придерживаются этого, хотя они считают, что Иисус Христос  – это один из самых главных пророков?

– Мусульмане, которые Коран  хотя бы читали разок, они свинины не едят. А остальные, ну как же,  русские – вроде христиане, многие даже стали крест носить на себе, но они же не являются христианами по своей сути. Потому что они не знают ни одной заповеди.

Я сейчас начну вас спрашивать. Например, знаете, что сегодня начался пост Рождественский. А спрошу: из чего он состоит? Ну, три человека скажут. То есть вы русские, вы крещеные, ваши предки были на протяжении столетий крещеными верующими людьми, а вы не знаете ничего.

Также и современные мусульмане. Что современный православный, что современный мусульманин: «Откройте дверь, кто там?..» Почему? Потому что книг не читаем, а только в «танчики», вот и все. Наш учитель в институте (я окончил педагогический институт) говорил так: «густопсовое невежество». Питаемся только слухами, один что-то сказал, другой сказал, а вот мне одна сказала – за этим не стоит никакой информации.

Человек – это семья

– Может ли казак жениться на девушке другой религии?

– Другой религии – нет, не может, если он верующий православный христианин. Но и среди казаков были и католики, были и лютеране, были и мусульмане.

Мусульманам Коран разрешает жениться на христианках. Церковь не разрешает христианам жениться на мусульманках. Почему, сейчас объясню.

Очень мне нравится этот вопрос, потому что я этой темой занимаюсь тридцать лет. С точки зрения Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа семья – это не есть человеческий институт, как у нас говорят, «институт семьи терпит крах».

Семья – это не институт, это установление Божие. Бог создал мужчину и женщину, и создал человека сразу, как семью. Поэтому человек – это семья.

Как же может быть жена и муж, которые делят общее ложе, общий дом, общее хозяйство, у них общие дети – а у них в голове и в сердце разное: одна мусульманка, а другой христианин? Никогда в этой семье не будет ладу. Либо они должны оба стать коммунистами и забыть свою веру, либо кому-то перейти в другую.

Так и девушки, которые уезжают в Турцию, они принимают ислам. А муж? А муж принимает другую женщину, или третью, сколько позволяет его доход. Нравится или не нравится, но ты ислам приняла – вот, довольствуйся. То есть он, муж, ни к какой любовнице не ходит, зачем? У него три-четыре жены дома. Будь, милая, довольна.

А у христиан не так. Семья подобна домашней Церкви, где муж – это священник, жена– это дьякон, во всем ему помощник, а дети – это народ Божий, который отец с помощью жены должен привести к Христу, их воцерковить.

Такую задачу можно решить только при духовном единстве мужа и жены. Потому что для семьи поставлена очень высокая задача. Мы рассматриваем семью как, во-первых, духовный союз, когда общее единство духовных целей и вершина этой цели есть любовь. Ну, а где любовь, там верность.

Если человек любит родину, он ей верен. Если человек любит свое служение, он верен присяге. Ему легче с жизнью расстаться, чем нарушить слово присяги. Вот такие высокие идеалы нам христианство диктует.

Поэтому тут никакого смешения нет, никакого нет уничижения для мусульман – да, принимай христианство, крестись, и давай будем учиться заповедям Божиим – и все, и пожалуйста, будешь мной владеть. А так – нет, извини.

Это делается ради детей, ради будущего, чтобы у детей не было шизофрении. Как я в одном журнале прочел: если папа говорит «да», а мама говорит «нет», от этого бывают нервные дети. Если хотите, чтобы дети были психопаты, тогда давайте. И так оно и бывает, когда родители ругаются при детях. А между родителями должна быть только любовь и верность.

Живём за счет труда

– Как создать условия для рождения ребенка в семье так, как в Европе? Там есть условия, в Швейцарии, Австрии, в ряде скандинавских стран платится около двух-трех тысяч евро на содержание ребенка. А как в наших современных условиях детей обеспечивать?

– Элементарно. Надо всем, кто при деньгах, перестать воровать.

– А что в наших силах?

– В наших силах – профессионально работать. Все страны европейские и американские жили ограблением других народов. Россия – нет, и это при тяжелейшем климате, в котором люди обычно не живут, вечная мерзлота  – четыре пятых территории.

Если греку нужно строить дом в один пустотелый кирпич, и там будет тепло, там нет в домах даже отопления, то русскому нужно строить стены в шестьдесят сантиметров, чтобы не замерзнуть зимой и еще топить. У нас каждый домик – это очень дорогое сооружение. Поэтому нам приходится очень большие деньги тратить.

У нас народу  перевалило за сто миллионов, а пахотных земель с черноземом не так уж много, очень тяжелое земледелие, и так далее. Все дается очень тяжелым трудом, и русские поднимали все окраинные земли.

И если кто-то хотел работать на империю, все могли, поэтому у нас всегда и англичане служили, и немцы, и таджики. Пожалуйста, если ты хочешь выбиться в люди, тебе была открыта дорога и при царской, и даже при советской власти. Не за счет ограбления, а только за счет труда. А сейчас наступает расплата  для Европы.

Вот у меня есть прихожанка, она иностранка. Я при своих возможностях два года ей добивался паспорта. Она без паспорта жила. Она живет в России тридцать лет. Вы можете себе представить? Она бы одна никогда этого не получила, это невозможно, ее гоняли, как мячик от пинг-понга.

А если, например, сейчас взять, специально в каждом городе построить по два дома, и кинуть клич: дорогие русские немцы, возвращайтесь на свою историческую родину, если для вас Германия не стала матерью! Потому что сначала немцы-то зазывали, а сейчас такого нет. Даже туда, в западную часть не очень берут.

Некоторые хорошо устраиваются, но есть и очень трагические истории. И обязательно поднимутся и приедут. И так везде. Хотя Германия – самая богатая из европейских стран, и немцы умеют работать, они этим прославились.

И разум, и чувства

Три года назад в школе я писал итоговое сочинение «Чувства и разум», но тогда мне было шестнадцать лет, я тогда не особо придавал этому значение, а сейчас, когда я полтора года нахожусь вдали от своего дома, понимаю, что с каждым годом эта тема становится все актуальнее. То есть, как относиться к миру, как найти себе девушку, основываясь на чем: на чувствах или на разуме?

–Дело в том, что человек неделим. Древняя медицина не выделяла одну болезнь, лечили сразу человека, потому что все органы связаны. Поэтому и здесь нельзя у человека забрать чувства и изучать только разум. Мы должны стремиться к тому, чтобы достичь гармонии. Что такое гармония? Когда все в балансе и в порядке. А это ситуация, когда чувства контролируются разумом.

Ну, например, ты встретил девушку, и она тебе приносит справочку, а там написано: «положительно ВИЧ-инфицированная». Чувства-то у тебя продолжают ею восхищаться, но семейной жизнью лучше не рисковать. Поэтому разуму ты говоришь: стой, разум, послушай мамочку – раз уж девочка в таком юном возрасте сумела где-то подхватить ВИЧ, то поищи другую.

Найди такую, которая будет тебя любить, и каждого ребенка, которого ты родишь от нее, чтобы она ждала и сказала: вот, сколько будет – столько и будет. Вот тебе желаю какую невесту. И главное: побольше рожайте деточек, и не бойтесь, потому что это – основа нашего бытия.

Соб. инф.

Фото из открытых источников

 

Обсудить на форуме

Система Orphus