Психиатр Наталья Мищенко: «Защитим детей от нелюбви»

Психиатр Наталья Мищенко: «Защитим детей от нелюбви»

(2 голоса5.0 из 5)

Ребё­нок уяз­вим, зави­сим и нуж­да­ется в защите взрос­лых. От чего важно вовремя его защи­тить? Чем отли­ча­ется вос­пи­та­ние детей в веру­ю­щих семьях и не пре­пят­ствует ли оно  раз­ви­тию лич­но­сти? На вопросы  отве­чает врач-пси­хи­атр из Бела­руси Ната­лья Мищенко.

Бесе­дует Алек­сандр Ело­пов,  веду­щий про­граммы «Ключ разу­ме­ния» на интер­нет-канале Свято-Николь­ского муж­ского мона­стыря в Гомеле:

Ната­лья Васи­льевна, воз­ни­кают  ситу­а­ции, когда дети  под­во­дят родителей. 

Чело­век может мно­гого добиться – но когда он пони­мает, что его соб­ствен­ные дети ста­но­вятся алко­го­ли­ками или нар­ко­ма­нами, или людьми бес­по­мощ­ными и инфан­тиль­ными, кото­рые неспо­собны за себя посто­ять, и роди­те­лей в ста­ро­сти досмот­реть, – то ему кажется, что всё осталь­ное было напрасно. 

И если гово­рить о том, от чего можно и нужно защи­щать детей, то надо понять,  что им угро­жает? Каким будет взгляд с Вашей про­фес­си­о­наль­ной колокольни?

– Пер­вое,  что при­хо­дит мне в голову, пер­вая ассо­ци­а­ция – это нелю­бовь. Вот от  чего мы должны защи­щать наших детей. От нелюбви со сто­роны родителей.

Неви­дан­ным успе­хом поль­зу­ется фильм Звя­гин­цева о раз­воде семей­ной пары, кото­рая в своих чув­ствах и эмо­циях, выяс­не­нии отно­ше­ний совер­шенно забыла о 12-лет­нем сыне. То есть вычерк­нула его из своей жизни, из своих эмо­ци­о­наль­ных таких потреб­но­стей, и ребе­нок про­пал. Очень инте­рес­ный фильм, его стоит посмотреть.

1564670887 posle razvoda byvshij muzh zabyl o rebenke www wday ru - Психиатр Наталья Мищенко: «Защитим детей от нелюбви»

Так вот, глав­ная опас­ность – нелю­бовь. А то, что мно­гие роди­тели, как Вы гово­рите, разо­ча­ро­вы­ва­ются в своих детях – это, на мой взгляд, про­блема не детей, а про­блема родителей. 

Когда люди дают жизнь дру­гому чело­веку, и в семье появ­ля­ются дети (есть такая фраза «заво­дят», эта фраза меня сме­шит – заво­дят собачку и кошку, но не детей!) –  то огром­ное коли­че­ство роди­те­лей начи­нает счи­тать: всё, чего я не добился, о чём я меч­тал, но не реа­ли­зо­вал, всё, что хоро­шего, глав­ного, зна­чи­мого не слу­чи­лось со мной, обя­за­тельно должно слу­читься с моим ребенком.

И начи­нают дви­гаться по этому пути. Мама меч­тала стать бале­ри­ной – дочку отдает в балет­ную школу. Папа желает пере­дать свой круп­ный биз­нес сыну и наслед­нику – и начи­нает ломать его скрипки, выбра­сы­вать ноты, застав­ляя его обу­чаться осно­вам эко­но­мики и финансов.

Так что про­блема не в детях – про­блема в роди­те­лях, в первую оче­редь, это вопрос о том, что они в своих детей вкла­ды­вают и каких успе­хов, резуль­та­тов от них ждут. И когда дети вырас­тают нар­ко­ма­нами и алко­го­ли­ками, то это не про­сто так. По всей види­мо­сти, что-то из семьи – чаще всего из семьи, опре­де­ленно из семьи, они за собой тянут.

– Ната­лья Васи­льевна, но все-таки дети зна­чи­тель­ную часть дня про­во­дят за пре­де­лами семьи – осо­бенно по мере того, как под­рас­тают. Дети под­вер­га­ются очень раз­ным вли­я­ниям: со сто­роны сверст­ни­ков, со сто­роны дру­гих взрос­лых, со сто­роны куль­туры нашего обще­ства – очень разнообразной…

– Или бескультурия…

– То есть, Вы дума­ете, все это не спо­собно пере­спо­рить семью? Разве не бывает так, что семья хоро­шая, люди вкла­ды­ва­ются в своих детей – вкла­ды­вают не деньги,  а вос­пи­та­тель­ные уси­лия и как будто любовь, но то, что полу­ча­ется на выходе, роди­те­лей удивляет?

– Очень хорошо ска­зано: «вос­пи­та­тель­ные уси­лия и как будто любовь». Вос­пи­та­тель­ные уси­лия для меня – это «совет­ский цирк умеет делать чудеса». Я не думаю, что в ран­нем дет­ском воз­расте, в допод­рост­ко­вом, что-то внеш­нее спо­собно очень сильно повли­ять на ребенка.

Да, в какой-то момент дети могут отойти от семьи на даль­ние или даже дале­кие расстояния.

И Вы совер­шенно правы, говоря о том, что детям угро­жает вот это огром­ное инфор­ма­ци­он­ное про­стран­ство, кото­рым мы сей­час окру­жены, без­гра­нич­ная спо­соб­ность кон­так­тов, спо­соб­ность полу­че­ния любой инфор­ма­ции, в том числе и инфор­ма­ции с отри­ца­тель­ным под­тек­стом – более того, заве­домо кале­ча­щей, кото­рая не пред­на­зна­чена для дет­ских глаз, ушей, для дет­ского разу­ме­ния. Один интер­нет чего только стоит…

– Даже без интер­нета – возь­мём вит­рины газет­ных киос­ков, где на детей 5–10-летнего воз­раста смот­рит  почти обна­жен­ная жен­щина. Или в мага­зине возле кассы коро­бочки пре­зер­ва­ти­вов, на кото­рых  есть фото, кото­рые я мог бы назвать «мяг­кой порнографией».

–  Да, и всё это на уровне дет­ских глаз…

– Я зада­вал вопрос: о чем вы дума­ете, неужели вам не стыдно, и так далее. Мне отве­чали, что, во-пер­вых, не мы это при­ду­мали; а во-вто­рых, что, мол, вы не зна­ете, что мно­гие в 10–12 лет начи­нают чуть ли не актив­ную поло­вую жизнь? То есть мне ска­зали, что я опоз­дал – нельзя раз­вра­тить развращённых. 

Это – при­мер того, каким раз­но­род­ным вли­я­ниям под­вер­га­ются наши дети, и роди­тели не могут отсле­дить всё, не могут засло­нить детей ото всех нега­тив­ных влияний.

– И я думаю, что вряд ли это удастся сде­лать в буду­щем. Потому что есть инфор­ма­ция извне, есть дет­ские кол­лек­тивы, сами по себе жесто­кие, где дети очень тре­бо­ва­тельны по отно­ше­нию друг к другу.

Самые боль­шие кон­фор­ми­сты в жизни – кто? Под­ростки. То есть либо ты дол­жен соот­вет­ство­вать цен­но­стям стаи, ком­па­нии, какой-то опре­де­лён­ной группы. 

Если ты не соот­вет­ству­ешь, ты изго­няем – и это в луч­шем слу­чае, в худ­шем слу­чае ты нака­зуем, ты – белая ворона, тебя будут уни­жать, может быть, даже физически. 

А если уж пере­шли на тему с сек­су­аль­ным под­тек­стом, то и в таких вещах порой нужно детей защи­щать от соб­ствен­ных роди­те­лей. Потому что у нас отсут­ствует куль­тура вза­и­мо­от­но­ше­ний в семье, и порой роди­тели поз­во­ляют себе при детях раз­лич­ного рода выходки, кото­рые могут нега­тивно отра­жаться на пси­хике ребенка.

Я обща­лась с вос­пи­та­те­лями в дет­ских садах, кото­рые рас­ска­зы­вали об играх у малень­ких детей 3–4 лет. И эти игры очень часто носят выра­жен­ный сек­су­аль­ный харак­тер, повто­ряя и дуб­ли­руя вза­и­мо­от­но­ше­ния между папой мамой; или под­текст семей­ных засто­лий, когда детки в своем уголке для игр в дет­ском саду накры­вают стол, соору­жают из фор­мо­чек какое-то подо­бие бутылки, и начи­нают про­из­но­сить тосты и чокаться.

Дети – это зер­кала жизни семьи, зер­кала роди­те­лей. Поэтому на вопрос, от чего сей­час нужно защи­щать наших детей, нужно отве­тить: ото всего. И, навер­ное, мно­гое зави­сит от кон­крет­ной семьи. 

Мы нахо­димся в сте­нах Свято-Николь­ского мона­стыря, и стоит ска­зать, что пра­во­слав­ные семьи вос­пи­ты­вают своих детей в одной тра­ди­ции, и эта тра­ди­ция порой очень отли­ча­ется от дру­гой формы вос­пи­та­ния. А семьи людей, кото­рые только пона­слышке знают о церкви, или вообще испо­ве­дуют ате­и­сти­че­ские взгляды, совер­шенно в дру­гом кон­тек­сте вос­пи­ты­вают своих детей и по-дру­гому защи­щают их.

Посмот­рите, в Рос­сии, когда ребё­нок какой-нибудь, вели­ко­воз­раст­ный юнец или девушка совер­шает пре­ступ­ле­ние на доро­гом авто­мо­биле, нару­шает пра­вила дорож­ного дви­же­ния – что делают родители?

Пусть даже не исто­рии с золо­той моло­дё­жью, но, думаю, что и на уровне област­ных и рай­он­ных цен­тров суще­ствуют такие исто­рии и семьи. Роди­тели ста­ра­ются мак­си­мально огра­дить и защи­тить своё чадо – не только оправ­дать,  но и сде­лать так, чтобы оно не понесло нака­за­ние, а для этого  не боятся обви­нить дру­гую сторону.

Если сбит пеше­ход, то ребёнку вну­ша­ется идея о том, что это не он вино­ват, что в 18 лет в лег­ком под­пи­тии сел за руль. Вино­ват этот пеше­ход, кото­рый в неуроч­ное время выско­чил под колеса. 

Полу­ча­ется, роди­тели не только  оспа­ри­вают мате­ри­аль­ную часть нака­за­ния взрос­лого ребёнка – они ещё и морально его оправ­ды­вают, обе­ляют и фор­ми­руют  у него пере­вёр­ну­тую кар­тину мира и морально-нрав­ствен­ных цен­но­стей в нём.

– Вы счи­та­ете,  веру­ю­щие роди­тели будут посту­пают не так?

– Не думаю, что веру­ю­щая семья поне­сет какие-то дары, будет вклю­чать какие-то рычаги и связи, если слу­чится что-то в таком роде.

Это не те люди, кото­рые верят в про­гноз погоды, снам, гадал­кам, верят в суе­ве­рия, кото­рые соблю­дают какие-то совер­шенно смеш­ные риту­алы; а это те люди, кото­рые веруют.

– Ната­лья Васи­льевна, Вы – сто­рон­ница рели­ги­оз­ного вос­пи­та­ния в семье? 

– Не могу ска­зать, что актив­ная сто­рон­ница, потому как не могу похва­статься соб­ствен­ным опы­том такого вос­пи­та­ния в семье. Навер­ное, потому, что при­шла к вере доста­точно поздно, у меня уже был взрос­лый ребенок.

И тот момент, когда обычно роди­тели любу­ются таким тро­га­тель­ным малы­шом, иду­щим к пер­вому при­ча­стию – этот момент был мною упу­щен. Раньше ребё­нок вме­сте с нами ходил в цер­ковь, участ­во­вал в служ­бах. Сей­час у нас дру­гой момент, и сей­час мы взве­ши­ваем дру­гие жиз­нен­ные цен­но­сти и ищем в жизни смысл…

По-хоро­шему зави­дую семьям, кото­рые и живут в пра­во­слав­ной тра­ди­ции и имеют воз­мож­ность своих детей в этой тра­ди­ции вос­пи­тать. Я им зави­дую с точки зре­ния их осо­бен­ной духовности. 

Но я пред­став­ляю, с какими неве­ро­ят­ными слож­но­стями эти семьи стал­ки­ва­ются  и могут столк­нуться в дальнейшем.

Дети из этих семей не живут в какой-то осо­бен­ной резер­ва­ции, кото­рая обес­пе­чи­вает им отсут­ствие кон­такта с внеш­ним миром. Дома есть интер­нет, теле­ви­зор, школа совер­шенно обыч­ная, потом – совер­шенно обыч­ный мир­ской вуз и прочее-прочее…

Посмот­рите, какое огром­ное коли­че­ство наших свя­щен­ни­ков вышло из совер­шенно про­стых семей, кото­рым были, может быть, недо­ступны дог­маты рели­ги­оз­ного вос­пи­та­ния детей, и, между тем, они демон­стри­руют такие резуль­таты. На всё воля Божья, я бы так сказала.

–  Ричард Докинз в книге «Бог как иллю­зия» заявил, что рели­ги­оз­ное вос­пи­та­ние детей – это раз­но­вид­ность и физи­че­ского, и мораль­ного наси­лия над ребен­ком; что роди­тели не должны детям навя­зы­вать рели­ги­оз­ные пред­рас­судки; что не бывает хри­сти­ан­ских детей, като­ли­че­ских детей, мусуль­ман­ских детей. 

malchik - Психиатр Наталья Мищенко: «Защитим детей от нелюбви»

Ребе­нок рож­да­ется – он как чистый лист бумаги, он про Бога ничего не знает. И роди­тели, кото­рые начи­нают с ран­них лет навя­зы­вать ребенку точку зре­ния, что Бог есть, Он тебя видит, гово­рят – надо жить по Его зако­нам, пой­дем в храм Божий, и так далее, – они, по сути, жестко огра­ни­чи­вают набор аль­тер­на­тив для сво­его ребенка, совер­шают над ним наси­лие. А как счи­та­ете Вы?

– В мире  сей­час пере­шли  ко вто­рой сту­пени раз­ви­тия  вот этой пороч­ной логики – согласно ей, когда рож­да­ется ребё­нок, мы должны ему не при­сва­и­вать зва­ние маль­чика или девочки, а подо­ждать, когда он сам разберётся.

Вот что мы видим в сосед­ней Европе – то есть ново­рож­дён­ный ребё­нок – это «оно», и по мере под­рас­та­ния он сам выбе­рет: маль­чик он, девочка, либо есть фор­му­ли­ровка «тре­тий пол», или неопределенный.

–  Если про­дол­жить эту логику, можно ска­зать: «не будем учить ребенка раз­го­ва­ри­вать, пусть он под­рас­тет, и сам выбе­рет, на каком языке он будет гово­рить и носи­те­лем какой куль­туры и наци­о­наль­но­сти он будет являться».

–  Наивно пола­гать, что если суще­ствует семья, кото­рая живёт в пра­во­сла­вии, то ребёнка в этой семье будут вос­пи­ты­вать в мусуль­ман­ских тра­ди­циях. Такого не будет. Семья живёт своей жиз­нью, пра­во­слав­ной жиз­нью, испо­ве­дует  хри­сти­ан­скую рели­гию. В этой семье появ­ля­ется ребё­нок, и он про­сто про­дол­жает суще­ство­вать в том кон­тек­сте, в кото­ром суще­ствует семья.

–  А если пред­ста­вить ту ситу­а­цию, что вот ребе­нок родился, роди­тели – допу­стим, пра­во­слав­ные хри­сти­ане, – вот они ходят в цер­ковь, они испо­ве­ду­ются и при­ча­ща­ются, они постятся, молятся перед ико­нами, но ребенка к этому не при­учают, детям про это не рассказывают. 

–  То есть  как?.. Мама стоит на вечер­ней молитве, под­бе­гает малень­кий ребё­нок: «Мама, что ты дела­ешь, я хочу с тобой!» Что она будет делать – смо­жет взять, выве­сти и закрыть за ним дверь, не допус­кая его?

Конечно, если мы гово­рим о  ситу­а­ции – её опи­сал М. Горь­кий в своём «Дет­стве» – когда он твер­дил «аз, буки, веди, гла­голь», а потом дедушка его застав­лял молиться – то это одна исто­рия: ребенка насильно водят в цер­ковь, насильно застав­ляют что-то делать.

Вот у меня бук­вально на днях был слу­чай. Я говорю: «Гос­поди, поми­луй, что же это заста­вило прийти на при­ча­сти­е16-ти лет­нюю дочку?», а ребё­нок гово­рит: «Мама заста­вила». То есть эта мама счи­тает, что это на пользу.

Но когда все это про­ис­те­кает есте­ствен­ным путем, то это совер­шенно обычно, это про­сто жизнь, то и о каком-то наси­лии над лич­но­стью малень­кого чело­века гово­рить не стоит. Иосифа Вис­са­ри­о­но­вича никто не застав­лял посту­пать в духов­ное учи­лище, у него духов­ная семи­на­рия за пле­чами, а вот как оно вышло…

– Еще один аргу­мент из книги Докинза. Он при­во­дил при­меры людей, вспо­ми­нав­ших дет­ство  в рели­ги­оз­ных семьях, и кош­мары, кото­рые потря­сали их вооб­ра­же­ние, угне­тали их пси­хику. Они были свя­заны с кар­ти­ной адских мук, с рас­суж­де­ни­ями о гре­хах, о том, что Бог накажет. 

У Докинза кра­сочно опи­сан образ кре­ста, на кото­ром уми­рает весь изра­нен­ный, рас­пя­тый Гос­подь. И кто-то мог бы ска­зать: как можно малень­ких детей водить туда, где им будут пока­зы­вать звер­ски заму­чен­ного чело­века, ведь это трав­ми­рует их пси­хику. Вы, врач-пси­хи­атр, что по этому поводу думаете?

– Это, навер­ное, речь идёт о като­ли­ках, я так подо­зре­ваю. Потому что я не встре­чала пра­во­слав­ные семьи, в кото­рых бы дети­шек пугали адом. Не встре­чала, а Вы встречали?

Все-таки малыши – это совсем дру­гое. И для них суще­ствует один дог­мат: Бог – это любовь.

А все осталь­ное, то, что Вы опи­сы­ва­ете –  это наси­лие, и наси­лие ребенка может быть в любой форме. Вы гово­рите, рас­пя­тие. Пра­во­слав­ное рас­пя­тие не содер­жит каких-то атри­бу­тов жесто­ко­сти –  крови, зия­ю­щих ран – этого нет. То есть пра­во­слав­ные изоб­ра­же­ния не так худо­же­ственно реалистичны.

Напу­гать ребёнка можно чем угодно. И ска­кал­кой, и рем­нём, вися­щим на стене, и «ско­рой помо­щью», кото­рая тебя забе­рёт, или дядей-мили­ци­о­не­ром. Кто во что горазд.

Страх может вызы­вать всё, что роди­тели могут при­ду­мать, чтобы запу­ги­вать ребёнка. Так что это вопрос не к пра­во­сла­вию. Это вопрос к тому, насколько роди­тели – адек­ват­ные воспитатели. 

Видео-вер­сия про­граммы на канале Свято-Николь­ского муж­ского мона­стыря в Гомеле

Соб. инф.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки