С чего начинается вера? Священник  о духовном воспитании детей

С чего начинается вера? Священник  о духовном воспитании детей

(3 голоса5.0 из 5)

Прак­ти­че­ски у каж­дого есть своя исто­рия при­хода к вере. Как зави­сит духов­ная жизнь чело­века от того, впи­тал ли он веру от мла­дых ног­тей? Как нам вос­пи­ты­вать своих детей так, чтобы они про­несли свою веру через всю жизнь? 

На эти и дру­гие вопросы, свя­зан­ные с про­бле­мой дет­ства и веры, жур­налу «Вино­град» отве­чает про­то­и­е­рей Михаил Глазов.

– Отец Михаил, насколько важно для после­ду­ю­щей жизни чело­века то, был ли он кре­щен в дет­стве, молился ли, ходил с роди­те­лями в храм?

– Нера­зумно было бы отри­цать то, что вос­пи­та­ние, кото­рое полу­чено ребен­ком в дет­стве, начи­ная с его появ­ле­ния на свет и даже с зача­тия, накла­ды­вает свой отпе­ча­ток на всю его после­ду­ю­щую жизнь.

i 2 - С чего начинается вера? Священник  о духовном воспитании детей

Из житий мно­гих свя­тых, а также из нашей исто­рии мы знаем мно­же­ство при­ме­ров, когда у бла­го­че­сти­вых, веру­ю­щих роди­те­лей вырас­тали бла­го­че­сти­вые, веру­ю­щие дети. Таковы семьи Сер­гия Радо­неж­ского, Сера­фима Саров­ского.

Нечто подоб­ное мы наблю­даем и в семьях интел­ли­гент­ных, твор­че­ских: дети, кото­рые с рож­де­ния окру­жены любо­вью и забо­той, как пра­вило, и в вопро­сах веры идут по сто­пам родителей.

Но в то же время нередко мы видим и обратное.

Самый яркий из исто­ри­че­ских при­ме­ров – это начало века, когда мно­же­ство людей, вос­пи­тан­ных в хри­сти­ан­ских семьях и даже полу­чив­ших духов­ное обра­зо­ва­ние, впо­след­ствии ото­шли от веры и стали безбожниками.

Такая же пара­док­саль­ная ситу­а­ция наблю­да­ется и сего­дня во мно­гих при­хо­дах. Если мы посмот­рим на тех, кто сего­дня напол­няет храмы, выяс­нится, что более 90 % при­хо­жан в дет­стве не полу­чили соот­вет­ству­ю­щего рели­ги­оз­ного вос­пи­та­ния, что не поме­шало им найти путь к Богу само­сто­я­тельно и даже при­ве­сти к вере своих родителей.

Мно­гие свя­тые, кото­рые были про­слав­лены в пер­вые века хри­сти­ан­ства, не были хри­сти­а­нами с дет­ства и до сво­его обра­ще­ния вели весьма дале­кую от хри­сти­ан­ского иде­ала жизнь.

Это и св. Вони­фа­тий, и прп. Мария Еги­пет­ская, в том числе и наш князь Вла­ди­мир, чья жизнь до и после кре­ще­ния – это как жизнь двух раз­ных людей. Мы знаем, что в дет­стве в вос­пи­та­нии князя Вла­ди­мира при­ни­мала уча­стие его бабушка, св. Ольга, но это не поме­шало ему в юно­ше­ском воз­расте отойти от веры.

Даже на при­мере жизни свя­тых подвиж­ни­ков мы видим, что сто­про­цент­ной зако­но­мер­но­сти вли­я­ния дет­ства на после­ду­ю­щую духов­ную жизнь чело­века не существует.

– В таком слу­чае надо ли кре­стить ребенка в дет­стве? Может быть, стоит подо­ждать, пока он под­рас­тет и сам решит, нужна ли ему вера? 

– По этому поводу воз­ни­кает ряд встреч­ных вопросов.

Во-пер­вых, до какого воз­раста нельзя ребенку «навя­зы­вать» веру, а стоит ждать, когда у него воз­ник­нет само­сто­я­тель­ное жела­ние кре­ститься? Во-вто­рых, с чего мы взяли, что ребе­нок с пер­вых дней своей жизни уже не живет этой верой?

Ребе­нок дове­ряет своим роди­те­лям, верит, что о нем забо­тятся, его любят. Даже если он не пони­мает слова, он слы­шит голос, улав­ли­вает интонации.

Вера, как некая духов­ная при­рода чело­века, сопро­вож­дает его даже не от рож­де­ния, а от зача­тия, поскольку ребе­нок рас­тет не в ней­траль­ной среде, а в той среде, кото­рую ему создает наше общество. 

С рож­де­ния он впи­ты­вает какие-то наши пред­рас­судки, нормы, штампы, а это уже не ней­траль­ная почва. Полу­ча­ется, что, пока мы даем ребенку сво­боду выбора, дру­гие системы, окру­жа­ю­щие ребенка, такой сво­боды ему не дают, они вовле­кают его сразу в свет­скую жизнь.

Что зна­чит «свет­скую»? Прежде всего – сво­бод­ную от религии.

Полу­ча­ется, что изна­чально ребенку навя­зы­ва­ется без­бож­ная модель жизни. Он нигде не видит упо­ми­на­ния о Боге, и полу­ча­ется, непо­нятно, до какого воз­раста нужно ему дорасти, чтобы роди­тели могли начать при­ви­вать ему веру.

С дру­гой сто­роны, воз­можно, к этому вре­мени он уже впи­тает столько всего, что все наши уси­лия заго­во­рить с ним о Боге могут ока­заться тщетными.

Что зна­чит «навя­зы­вать» веру? Если роди­тели по закону имеют право жить в согла­сии со сво­ими рели­ги­оз­ными убеж­де­ни­ями, разве это навязывание?

В таком слу­чае любой чело­век что-то навя­зы­вает через свои слова, одежду, при­вычки. Это, можно ска­зать, пропаганда.

Когда моло­дежь оде­ва­ется опре­де­лен­ным обра­зом – это про­па­ганда какого-то стиля. Кто-то посто­янно исполь­зует какие-то жесты, фразы – это тоже сво­его рода про­па­ганда. С этой точки зре­ния веру­ю­щие роди­тели ничего не навя­зы­вают, они про­сто живут согласно своим миро­ощу­ще­ниям, а ребе­нок все это впитывает.

Недавно мне дове­лось кре­стить ребенка, кото­рого наши при­хо­жане взяли из дет­ского дома, это уже вто­рой при­ем­ный ребе­нок в их семье.

Я, при­знаться, вол­но­вался, как будет вести себя малыш. А ребе­нок был совер­шенно спо­коен, так же, как и его новые роди­тели и осталь­ные дети, хотя до этого он нико­гда не был в храме, его заво­дили только в при­твор посто­ять и дома утром и вече­ром он вме­сте со всеми стоял на молитве.

И ребе­нок отнесся к таин­ству без какой-либо нер­воз­но­сти или испуга. Можно ли такое вос­пи­та­ние веры счи­тать навязыванием?

– И все же, нередко бывает так, что какая-то чрез­мер­ная рели­ги­оз­ность взрос­лых оттал­ки­вает детей от храма. Почему так про­ис­хо­дит? В чем оши­ба­ются родители? 

– Если рели­ги­оз­ность взрос­лых оттал­ки­вает от веры детей, то, как пра­вило, про­блема в иска­жен­ном вос­при­я­тии мира самими взрос­лыми. Если они веру­ю­щие – то они иска­жают веру. Если неве­ру­ю­щие, то они и мате­ри­аль­ный мир исказят.

Если роди­тели заве­домо иска­жены внутри себя, то какими бы они ни были, они так же иска­жают вос­при­я­тие мира сво­его ребенка.

Не обя­за­тельно это будет вос­при­я­тие церкви: если не пере­усерд­ствуют с верой, то с алко­го­лем, ком­пью­те­ром или теле­ви­зо­ром, – а все дур­ные при­вычки роди­те­лей зача­стую пере­ни­ма­ются детьми в первую очередь.

Дру­гое дело, что насту­пает под­рост­ко­вый или юно­ше­ский воз­раст, когда ребе­нок нередко отвер­гает все, что пред­ла­гают роди­тели, в том числе и духов­ные ориентиры.

Мое внут­рен­нее убеж­де­ние, что, как бы это ни было больно, лучше это при­нять и ждать, что отно­ше­ние у ребенка к вере с воз­рас­том может изме­ниться. Если ребе­нок сле­дует за мной по моему пути – меня это уте­шает, если не сле­дует – огорчает.

Мы должны пони­мать, что каким бы послуш­ным ни был ребе­нок, в опре­де­лен­ный момент его отрыв от роди­тель­ских убеж­де­ний неизбежен.

Но на момент его по-насто­я­щему само­сто­я­тель­ных шагов по жизни у него в созна­нии про­ис­хо­дят транс­фор­ма­ции, кото­рые могут быть для нас совер­шенно неожи­дан­ными. Тогда он вдруг из неве­ру­ю­щего ста­но­вится верующим.

Когда ребе­нок ока­зы­ва­ется один на один с окру­жа­ю­щей сре­дой, когда он дол­жен сам при­спо­саб­ли­ваться к жизни, навер­ное, самый вол­ни­тель­ный для роди­теля момент. Нахо­дясь при нас, наши повзрос­лев­шие дети еще зло­упо­треб­ляют своим поло­же­нием. Они знают, что в слу­чае чего их накор­мят, защи­тят, помо­гут решить их проблемы.

Когда моло­дой чело­век пони­мает, что зем­ных роди­те­лей рядом нет, то в труд­ный момент ему вспо­ми­на­ется Отец Небес­ный. И моло­дой чело­век идет в храм и начи­нает вспо­ми­нать тот духов­ный опыт, кото­рый в него зало­жен был когда-то.

Ему даже нра­вится, что на пути воз­ни­кают пре­грады, не все дру­зья его пони­мают, сооб­ще­ство его осуж­дает. Да и самого моло­дого чело­века под­час тянет не туда, но он нахо­дит в себе силы про­ти­во­сто­ять этому и идти в храм.

Часто при­хо­дится слы­шать, что в цер­ковь ходят в основ­ном сла­бые люди, кото­рые не выдер­жи­вают жиз­нен­ных труд­но­стей. Так гово­рят те, кото­рые сами нико­гда не ходили в храм.

Потому что они не знают, как много пре­пят­ствий встает на пути, когда ты сту­па­ешь на путь духов­ного раз­ви­тия, вот когда начи­на­ется насто­я­щая борьба!

В обыч­ной жизни ты чаще всего про­сто плы­вешь по тече­нию. И даже если ребе­нок в дет­стве плыл про­тив тече­ния, то греб-то не он, а роди­тели, а теперь он дол­жен гре­сти сам про­тив всех вызо­вов общества.

– Как в это слож­ное время духов­ного ста­нов­ле­ния ребенка роди­телю не поте­рять с ним связь, сохра­нить взаимопонимание? 

– Та ситу­а­ция, в кото­рой боль­шин­ство из нас ока­за­лось сего­дня, когда мы духовно воз­рас­таем вме­сте со сво­ими детьми, дает нам и опре­де­лен­ные пре­иму­ще­ства, и имеет свои недостатки.

С одной сто­роны, у нас нет воз­мож­но­сти оце­нить свой опыт, а потом пере­дать его ребенку: я сам нахо­жусь в поиске и дол­жен одно­вре­менно что-то пере­да­вать своим детям. Мы не полу­чили какой-то объем цен­но­стей из семьи, а должны были сами их разыс­кать путем проб и ошибок.

Кого-то бро­сало из огня да в полымя: какими только куль­тами мно­гие из нас не инте­ре­со­ва­лись в 1990‑е, какими прак­ти­ками не зани­ма­лись, из каких сект не при­хо­дили к православию!

И все это время рядом росли наши дети, кото­рые ста­но­ви­лись сви­де­те­лями наших поис­ков и заблуж­де­ний. В такой ситу­а­ции, мне кажется, для роди­теля очень важно быть искренним.

Чем искрен­нее роди­тели даже в своих заблуж­де­ниях, тем больше дети это ценят, тем более снис­хо­ди­тельно отно­сятся к роди­тель­ским ошибкам.

Искать веру нужно как апо­стол Павел, кото­рый был в своих поис­ках настолько искрен­ним, что не столько он нашел Бога, сколько Бог нашел его.

Таких слу­чаев в исто­рии немало, когда, видя искрен­нее жела­ние чело­века найти истину, Гос­подь откли­кался сам. В этом слу­чае не только сам чело­век, но и дети его не будут обделены.

В Еван­ге­лии мы читаем, что Гос­подь, даруя спа­се­ние чело­веку, дарует его и всему его дому. Это зна­чит, что оно рас­про­стра­ня­ется на всю семью. То есть Гос­подь и дру­гим чле­нам семьи помо­гает найти свой духов­ный путь.

Поэтому и нужно все­гда молиться за детей, чтобы при­вле­кать к про­цессу вос­пи­та­ния самого Бога.

Гово­рят, что Гос­подь дает нам детей, чтобы потом мы Ему их вер­нули, но вер­нуть их Богу можно лишь тогда, когда ты ста­вишь перед собой такую цель. А если цель дру­гая?.. Если я сам не знаю, куда идти, то куда я приведу?

Если я знаю, как гото­вить пищу, я это делаю. А если не знаю, как накор­мить ребенка духов­ной пищей, то чем я его накормлю?

И все же в любом слу­чае роди­тель в смысле сво­его духов­ного опыта стоит намного выше ребенка. В силу своей нево­цер­ко­в­лен­но­сти с дет­ства мы прак­ти­че­ски одно­вре­менно со сво­ими детьми про­хо­дим все те же этапы духов­ных поисков.

Когда мы видим, как по этому пути идут наши дети, вспо­ми­наем себя, и это делает нас более снис­хо­ди­тель­ными, тер­пе­ли­выми по отно­ше­нию к нашему ребенку.

Жаль только, что духов­ные вопросы ста­вят перед собой далеко не все, мно­гие живут опре­де­лен­ными стандартами.

Но если роди­тель не боится отве­тов на вопросы и ищет сам, то он пони­мает, насколько важно ребенка не про­сто нака­чать зна­ни­ями, а научить его мыс­лить, как в свет­ской, так и в духов­ной жизни. Не про­сто усво­ить какой-то объем цитат из Свя­щен­ного Писа­ния, а научить его ста­вить перед собой духов­ные вопросы.

Это и есть самый твор­че­ский про­цесс на земле.

Бесе­до­вала Оксана Северина
Жур­нал для роди­те­лей «Вино­град», №3 (71), 2016 г.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки