Сергей Федин: «Лучшие игры со словами»

Сергей Федин: «Лучшие игры со словами»

(8 голосов4.8 из 5)

 

«От игры до искус­ства – один шаг», – счи­тает Сер­гей Федин, автор книги «Луч­шие игры со сло­вами», вышед­шей в изда­тель­стве «Айрис-пресс» в 90‑е годы. А чтобы сде­лать этот шаг, нужны вдох­но­ве­ние и удив­ле­ние перед словом, 

Пись­мен­ное слово, как уве­ряет нас С. Н. Федин, пред­став­ляет собой необъ­ят­ный кос­мос для открытий.

Это изда­ние насто­я­тельно реко­мен­дует роди­те­лям для заня­тий с детьми дома посто­ян­ный автор жур­нала «Фома» Вита­лий Кап­лан в своей ста­тье «Пять раз­ви­ва­ю­щих лите­ра­тур­ных игр для детей», также опуб­ли­ко­ван­ной на нашем сайте.

Как обе­щает анно­та­ция, «…чита­тель най­дет в этой книге не только опи­са­ние пра­вил, но и зани­ма­тель­ные исто­рии, и наи­бо­лее яркие при­меры акро­сти­хов и палин­дро­мов, зер­каль­ных тек­стов и много дру­гих при­ме­ров сло­во­твор­че­ства». Автор адре­сует книгу игр и про­фес­си­о­на­лам – фило­ло­гам и поэтам, а также взрос­лым люби­те­лям слова и детям с 10 лет.

Поскольку посо­бие рас­счи­тано на такие раз­ные чита­тель­ские кате­го­рии, каж­дый его раз­дел условно раз­бит на две части, а главы  в бумаж­ном вари­анте книги поме­чены понят­ными знач­ками, обо­зна­ча­ю­щими воз­раст­ную при­над­леж­ность мате­ри­ала – фигур­ками боро­да­того дедушки и его внука ( а также в бумаж­ной книге вы най­дете весе­лые и ори­ги­наль­ные иллюстрации).

70ef8deb26 - Сергей Федин: «Лучшие игры со словами»

Ино­гда в книге можно встре­тить оба значка, сто­я­щих рядом – а зна­чит, зада­ния будут инте­ресны и полезны и детям, и взрос­лым. Сло­вом, Сер­гей Нико­ла­е­вич под­ни­мает планку сво­его изда­ния от зани­ма­тель­ного посо­бия для раз­ных воз­рас­тов до уровня семей­ной книги и с готов­но­стью спе­шит предо­ста­вить ее для домаш­них вече­ров у камелька.

Книга луч­ших игр со сло­вами постро­ена на самом раз­но­об­раз­ном мате­ри­але. В рас­сказе о древ­них фор­мах сло­во­твор­че­ства автор исполь­зует совре­мен­ные при­меры, неиз­вест­ные или мало­из­вест­ные, но в любом слу­чае, не те, при­выч­ные и хре­сто­ма­тий­ные, кото­рые набили оско­мину люби­те­лям слова. Оче­видно, что Сер­геем Феди­ным про­де­лан осно­ва­тель­ный труд, часть автор­ских раз­ра­бо­ток и нахо­док еще до изда­ния книги была опуб­ли­ко­вана в рос­сий­ских жур­на­лах и газетах.

Книга вышла в изда­тель­стве «Айрис-пресс» в 90‑е годы. Воз­можно, неко­то­рые при­меры пока­жутся чуть наив­ными, а неко­то­рые – слиш­ком рез­кими, неко­то­рые явле­ния уже ушли из жизни и могут вос­при­ни­маться по-дру­гому, но в целом изда­ние оста­ется очень любо­пыт­ным для совре­мен­ного читателя.

В сбор­нике игр можно найти необыч­ные сло­вес­ные ситу­а­ции, узнать на кон­крет­ных при­ме­рах и даже уста­но­вить опыт­ным путем, что такое буриме и шарады. Сле­дуя ука­за­ниям книги, вме­сте с детьми можно поиг­рать в весе­лую чепуху, в серьез­ных набор­щи­ков, в «пре­вра­щалки», устро­ить сло­вес­ный бой, а также поза­ни­маться калам­бу­рами, попро­бо­вать напи­сать соб­ствен­ный акро­стих – и так далее и тому подобное.

Сло­вом, если сло­вес­ное твор­че­ство вам и вашим детям инте­ресно и близко, то с книж­кой Сер­гея Федина, листом бумаги и руч­кой в руках ску­чать вы точно не будете.

9ed19c5a2685174d51de221898237347 - Сергей Федин: «Лучшие игры со словами»

Сергей Федин “ЛУЧШИЕ ИГРЫ СО СЛОВАМИ”

Я много общался с детьми и писал для них, вел и веду раз­но­об­раз­ные руб­рики в дет­ских жур­на­лах, участ­во­вал в дет­ских теле и радио пере­да­чах. Когда-то я даже ради забавы всту­пил в союз лите­ра­то­ров по раз­делу «Дет­ская лите­ра­тура». Но дет­ским писа­те­лем ста­но­вишься не по фор­маль­ным при­зна­кам, а по осо­бому радостно-изум­лен­ному взгляду на мир…

Как и в играх для взрос­лых, я хочу пред­ста­вить здесь тек­сты, посвя­щен­ные моим люби­мым играм со сло­вами и вся­че­ским голо­во­лом­кам. В част­но­сти, 12 заме­ток, вышед­ших в заме­ча­тель­ном дет­ском лите­ра­тур­ном жур­нале «Кукум­бер» в руб­рике «Сло­ва­рево», кото­рую я с пере­мен­ным успе­хом веду уже несколько лет.

«ДИВНОСИНЕЕ СНОВИДЕНИЕ»

Анаграммы

Памяти Дмит­рия Авалиани

Я с дет­ства зави­до­вал мате­ма­ти­кам. Как у них все заме­ча­тельно четко и ясно устро­ено! Два­жды два все­гда четыре, от пере­ста­новки сла­га­е­мых сумма не меня­ется и так далее.

А вот в нашей речи все гораздо слож­нее и запу­тан­нее. Ника­кой тебе таб­лицы умно­же­ния, а от пере­ста­новки сла­га­е­мых резуль­тат очень даже меня­ется. Убе­дись сам: если, напри­мер, пере­ста­вить местами буквы-сла­га­е­мые в слове КАРЕТА, то полу­чится слово РАКЕТА. Вот если бы и на самом деле можно было, пере­ста­вив детали тихо­ход­ной кареты, умчаться в кос­мос на ракете!

Давай испы­таем на пере­ста­новки дру­гие слова:

РОМАШКА

МОШКАРА

 

АПЕЛЬСИН

СПАНИЕЛЬ

 

ЛАДОШКИ

ЛОШАДКИ

Ока­зы­ва­ется, подоб­ных при­ме­ров в рус­ском языке очень много, по край­ней мере, несколько тысяч! Ну а такие слова, кото­рые полу­ча­ются из дру­гих пере­ста­нов­кой букв назы­ва­ются ана­грам­мами.  Зна­чит, напри­мер, слово «ракета» — ана­грамма от слова «карета», а слово «валенки» — ана­грамма от слова «вели­кан».

Слово ана­грамма — гре­че­ское, и это не слу­чайно. Ведь пер­выми — две с лиш­ним тысячи лет назад! — доду­ма­лись пере­став­лять буквы в сло­вах именно древ­ние греки. Так что пер­вые ана­граммы были на гре­че­ском языке. А теперь они известны во всех язы­ках, где есть алфа­вит, а зна­чит и буквы, кото­рые можно пере­ме­ши­вать. Вот несколько таких бук­во­ме­ша­лок (кстати, зна­токи из клуба «Что? Где? Когда?» назы­вают ана­граммы бук­во­ме­сами) на англий­ском: ocean  (океан) и canoe  (каноэ), lemon  (лимон) и melon  (дыня), night  (ночь) иthing  (вещь), present  (пода­рок) и serpent  (змея).

Осо­бенно здо­рово, когда ана­грамма от какого-нибудь слова свя­зана с ним по смыслу, а еще лучше, если оба они спле­та­ются в пред­ло­же­ние. Ну, напри­мер: Русалки — кра­сули. Кобра робка. Малина манила. Демон моден. Ужимка мужика. Салон слона. Авто­до­рога доро­го­вата.  Заме­ча­тель­ную по кра­соте и слож­но­сти ана­грамму — див­но­си­нее сно­ви­де­ние, —  при­ду­ман­ную коро­лем сло­вес­ных игр, мос­ков­ским поэтом Дмит­рием Ава­ли­ани, я даже поста­вил в загла­вие. А вот еще одна его чудес­ная ана­грамма — Уви­ден­ное дуно­ве­ние.  Будто и впрямь видишь, как буквы одного слова словно листья под лег­ким дуно­ве­нием ветра скла­ды­ва­ются в новый при­чуд­ли­вый узор…

Из таких ана­грамм­ных пар можно скла­ды­вать более длин­ные фразы и даже целые сти­хо­тво­ре­ния. Посмотри, как это делают Ава­ли­ани и дру­гие авторы:

Пуш­кина слово — волос, пушинка.

(Д. Ава­ли­ани)

Вижу зве­рей — живу резвей.

(Д. Ава­ли­ани)

Отбрось робость!

(И. Мей­ли­цев)

Отбил нутро. Трону — болит.

(И. Мей­ли­цев)

Город Москва дорог квасом.

(О. Федина)

Однако вовсе не обя­за­тельно, чтобы в ана­грамм­ных пред­ло­же­ниях каж­дое слово было ана­грам­мой от дру­гого. Можно пытаться состав­лять такие фразы, в кото­рых, напри­мер, пра­вая поло­вина была ана­грам­мой от левой поло­вины. Или, чтобы вто­рая строка (если фраза запи­сана в две строки) — была ана­грам­мой от пер­вой строки.

Один такой при­мер, сам того не ведая, ты зна­ешь с самого дет­ства — это скороговорка:

На дворе трава —

на траве дрова.

Можешь про­ве­рить — вто­рая строчка состоит в точ­но­сти из тех же букв, что и пер­вая строка.

Еще один подоб­ный при­мер Д. Авалиани

С мая весной

сам я не свой.

А в этой забав­ной фразе того же автора уже пра­вая ее поло­вина (т. е. «пожуй салат») явля­ется ана­грам­мой от левой (т. е. «пожа­луй­ста»):

Пожа­луй­ста, пожуй салат!

Ори­ги­наль­ную ана­грамму при­ду­мал один американец:

eleven + two = twelve + one.

Ока­зы­ва­ется, на англий­ском равен­ство 11+2=12+1 верно даже если его запи­сать сло­вами — «сумма» букв слева и справа одинакова!

Ну а эту ана­грамму ты навер­няка видел в книжке «Гарри Пот­тер и тай­ная ком­ната». Пом­нишь: «Он достал из кар­мана вол­шеб­ную палочку и стал чер­тить ею в воз­духе, напи­сав три мер­ца­ю­щих слова: Том Нар­воло Реддл.  Затем взмах­нул палоч­кой, и буквы его имени сами собой пере­стро­и­лись в дру­гом порядке: лорд Волан-де-Морт ».

Писа­тели вообще очень любят ана­граммы. Одни для того, чтобы что-нибудь зашиф­ро­вать (как в «Гарри Пот­тере»), дру­гие — чтобы при­ду­мать себе псев­до­ним из букв сво­его насто­я­щего имени. Именно так, с помо­щью ана­граммы, «появился» на свет Льюис Кэр­ролл — зна­ме­ни­тый автор «Алисы в стране чудес».

Но ино­гда ана­граммы от имен исполь­зуют для дру­гих целей. Во все вре­мена были люби­тели пере­став­лять буквы в име­нах вели­ких, чтобы узнать тайну их вла­дель­цев. При­двор­ные поэты состав­ляли хва­леб­ные ана­граммы из имен коро­лей. Бого­словы стро­или ана­граммы от имени Бога, что постичь его сущ­ность. А кто-то с помо­щью ана­грамм выяс­нял отно­ше­ния. Так фран­цуз­ский поэт Андре Бре­тон поссо­рился с леген­дар­ным худож­ни­ком Саль­ва­до­ром Дали, после того, как при­ду­мал анаграмму

Salvador Dali — avida dollars,

т. е. «Саль­ва­дор Дали — жаж­ду­щий долларов».

Загадка, спря­тан­ная в ана­грамме, все­гда при­вле­кала люби­те­лей голо­во­ло­мок. Они при­ду­мали много раз­ных игр и зада­чек на пере­ме­ши­ва­ние букв, среди кото­рых есть даже ана­грамм­ные кросс­ворды. Но я хочу рас­ска­зать только об одной из них, игре «в бирюльки». Зада­ются два слова, из букв кото­рых надо «сло­жить» одно новое слово. Напри­мер: чудак + вино = оду­ван­чик  или краса дам = мас­ка­рад.  Так что и в сло­вах есть своя таб­лица сло­же­ния! Попро­буй сам раз­га­дать несколько «бирю­лек»:

кот + лес =?

треть + ад =?

иней + лак =?

мел + каска =?

сто гра­ду­сов =?

три ответа =?

Нахо­дить ана­граммы не так-то про­сто, неда­ром кто-то одна­жды сказал:

Не на тонны, а на граммы

Изме­ряют анаграммы.

Но зато такие находки при­от­кры­вают нам вол­шеб­ную дверцу в зага­доч­ный мир слов, каж­дое из кото­рых — тайна. Ну а что может быть лучше раз­га­ды­ва­ния тайн!

БЕСКОНЕЧНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

Вот было бы здо­рово изоб­ре­сти веч­ный дви­га­тель! Вклю­чишь его, а он нико­гда не оста­нав­ли­ва­ется. Правда, уче­ные гово­рят, что такой дви­га­тель, кото­рый можно потро­гать руками, создать невоз­можно. Зато поэты такой веч­ный дви­га­тель при­ду­мали давно. Это — бес­ко­неч­ные сти­хо­тво­ре­ния. Нач­нешь читать такое сти­хо­тво­ре­ние, а оно не кон­ча­ется, потому что все время воз­вра­ща­ется к сво­ему началу. Одно из них ты навер­няка знаешь:

У попа была собака,

Он ее любил.

Она съела кусок мяса —

Он ее убил.

И в землю закопал,

И над­пись написал:

«У попа была собака,

Он ее любил…»

А вот еще один ста­рин­ный при­мер, на этот раз про ворону, кото­рая все никак не высохнет:

Шел я как-то через мост —

Глядь, ворона сохнет.

Взял ворону я за хвост,

Поло­жил ее под мост —

Пусть ворона мокнет.

Снова шел я через мост —

Глядь, ворона мокнет.

Снова взял ее за хвост,

Поло­жил ее на мост —

Пусть ворона сохнет.

И так далее…

Бес­ко­неч­ные сти­хо­тво­ре­ния любят и дети и взрос­лые — не уди­ви­тельно поэтому, что они запо­ми­на­ются почти сразу и на всю жизнь. Мне, напри­мер, очень нра­вится «тош­но­твор­ная» песенка Миха­ила Яснова из мульт­фильма про чучело-мяучело:

Чучело-мяу­чело

на трубе сидело,

Песенку запело.

Чучело-мяу­чело

с пастью красной-красной —

всех оно замучило

песен­кой ужасной.

Всем кру­гом от чучела

горестно и тошно,

потому что песенка

у него про то, что:

Чучело-мяу­чело

на трубе сидело…

Когда надо­ест или силы кон­чатся, эту песенку можно закон­чить сло­вами: «Чучело-мяу­чело, ты меня заму­чило!» Зато дру­гая бес­ко­неч­ная песенка, эфи­оп­ская, закон­чится при испол­не­нии сама собой, потому что ее надо петь все быст­рее и быст­рее. По моим наблю­де­ниям где-то к тре­тьему-чет­вер­тому кругу даже самые шуст­рые певцы выды­ха­ются. Так что это самое «корот­кое» бес­ко­неч­ное стихотворение:

А мы — э, а мы — э, а мы — эфиопы,

Мы в А, мы в А, мы в Африке живем.

Мы за, мы за, за проч­ный мир в Европе

И пе, и пе, и песенку поем:

«А мы — э, а мы — э, а мы — эфиопы…»

Но, конечно, «бес­ко­неч­ными» могут быть не только стихи. Про­чи­тай, к при­меру, вот эту смеш­ную укра­ин­скую небы­лицу, кото­рой больше ста лет:

«Взле­тела сорока на дерево, видит, что выбрался рак из воды и на дерево лезет. Лезет и лезет, лезет и лезет, а сорока смот­рит и смот­рит, смот­рит и смот­рит, а рак лезет и лезет. Вот лезет он лезет, лезет, а сорока смот­рит и смот­рит. Вот смот­рит она, смот­рит и смот­рит, а рак все лезет и лезет. Лезет он, лезет и лезет… и т. д.»

И все-таки самые инте­рес­ные «веч­ные дви­га­тели» полу­ча­ются у поэтов. Вот какой «куса­ю­щий себя за хвост» сти­шок при­ду­мал не так давно один из них, Гер­ман Лукомников:

ла.

Не надо

звать врача.

Начи­най

читать

снача —

Ну а закон­чить наш раз­го­вор про эти чудес­ные бес­ко­неч­ные сти­хо­тво­ре­ния я хочу самой «слад­кой», нико­гда не кон­ча­ю­щейся исто­рией, при­ду­ман­ной поэтом Иго­рем Жуковым:

Голод­ный черт

Купил себе торт,

В пять минут съел —

Очень рас­тол­стел.

Рас­тол­стел, ай-ай!

Не влез в трамвай.

Ни гру­дью, ни бочком —

Пошел пеш­ком.

До дома добрался —

Опять про­го­ло­дался…

(Начи­най сначала).

А может быть, тебе удастся при­ду­мать свое бес­ко­неч­ное стихотворение?

«ОБЛАКО ОТПЛЫЛО ОДИНОКО»

Тавтограммы

Держу пари, что ты не раз слы­шал этот забав­ный стишок:

Четыре чер­нень­ких чума­зень­ких чертенка

Чер­тили чер­ными чер­ни­лами чертеж.

Чер­тили чрез­вы­чайно чисто!

Буква ч , с кото­рой начи­на­ются все слова в этих трех строч­ках, пре­вра­щает весь стих в эта­кий малень­кий весе­лый пых­тя­щий паро­во­зик — чу-чу-чу, чу-чу-чу, чу-чу-чу…

А в этом задум­чи­вом сти­хо­тво­ре­нии Льва Яко­влева все слова откры­вает уже буква У, такая же длин­ная и тяну­ща­яся (У‑у-у…), как и нена­сыт­ный «герой», о кото­ром идет речь:

Устал удав —

уснул, устав.

Прямо не по себе ста­но­вится, как поду­ма­ешь, от чего это соб­ственно у стал у дав. У жас!..

Вот видишь, как много может всего только одна буква, осо­бенно если она стоит в начале слов! Ока­зы­ва­ется, такого рода стихи, рас­сказы или про­сто пред­ло­же­ния «на одну букву» давно известны в лите­ра­туре и назы­ва­ются тав­то­грам­мами,  что в пере­воде с гре­че­ского озна­чает «теже­бук­вицы».

Пер­вые, довольно роб­кие, тав­то­граммы были при­ду­маны две с лиш­ним тысячи лет назад, а уже через несколько сто­ле­тий появи­лись даже поэмы на одну букву. Напри­мер, в 1530 году некий монах напи­сал гран­ди­оз­ную поэму «Pugna porcorum»  (т. е. «Битва сви­ней»), все слова в кото­рой, как и в назва­нии, начи­на­лись на латин­скую букву p . Ну а в рус­ском языке буква п  — навер­ное, самая люби­мая у масте­ров тав­то­граммы. Именно она исполь­зу­ется в древ­ней тав­то­грамме «Петр Петрович»:

Петр Пет­ро­вич пошел погулять,

Пой­мал попу­гая — понес продавать.

Про­сил пол­тину — полу­чил половину.

А вот начало целого рас­сказа (я нашел его в жур­нале «Аба­жур») на букву п , при­ду­ман­ного таким же школь­ни­ком, как и ты:

ПЕЛЬМЕННЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ

Про­сто­ва­тый Петя, повар «Пель­мен­ной», при­го­то­вил пух­лые, при­ятно пах­ну­щие пель­мени. Подле пасся под­ха­лим­ный пес Пол­кан, посто­янно прося подачки.

При­жи­ми­стый Петя поло­жил псу пять пель­ме­ней, пере­жи­вая. Петя пони­мал: пель­мени под­ле­жат подаче посе­ти­те­лям «Пель­мен­ной».

Пес Пол­кан про­гло­тил пель­мени, повиз­ги­вая, потом подо­ждал, повор­чал, пока­зал Пете пустую плошку, пустую пасть, пыта­ясь понять, почему Петя пере­стал под­ки­ды­вать пельмени.

Петя при­крик­нул: «Под­лиза! Под­лец! Поди прочь! П‑п-п-шел!»

Погруст­нев­ший Пол­кан понял, попя­тился, при­та­ился, потом при­лег под пере­кла­ди­ной посуд­ной полки…

Впро­чем, писать тав­то­граммы «на п»  не так уж и сложно, ведь слов на эту букву больше всего. Гораздо инте­рес­нее при­ду­мать что-нибудь эда­кое с дру­гим нача­лом. Вот, напри­мер, груст­ная тав­то­грамма на под­пры­ги­ва­ю­щую, «б ура­тин­ную» б укву б :

Боль­ной без­зу­бый Буратино

Бро­дил, бед­няга, без ботинок…

Кстати, еще одну тав­то­грамму на эту букву ты, сам того не ведая, зна­ешь как пословицу:

Бере­же­ного бог бережет!

Ну а в этой «зве­ри­ной» тав­то­грамме А. Кон­дра­това буква з  только уси­ли­вает «нече­ло­ве­че­ское» з вуча­нье з оопарка:

ЗОО-ЗВУКИ

Зубр заре­вел.

Зали­ва­ется зяблик.

Зебра заржала.

А почему, соб­ственно, пер­вая буква в сло­вах должна быть оди­на­кова, поду­мал я, про­чи­тав эти и мно­гие дру­гие тав­то­граммы. Послед­ние буквы ничуть не хуже! И тут же мне при­шла в голову строчка, в кото­рой все слова кон­ча­ются на букву и :

Хиппи и панки ломали танки.

А поэт Гер­ман Луком­ни­ков, про­чи­тав эту кон­це­вую тав­то­грамму, решил при­ми­рить пер­вые и послед­ние буквы слов и при­ду­мал начально-кон­це­вую тав­то­грамму, в кото­рой все слова начи­на­ются на букву с, а кон­ча­ются на букву о  (дру­гая его строчка такого рода в заго­ловке этой заметки):

Слово сло­мало стекло.

Но что там одна и та же буква в начале или конце слов! Есть, ока­зы­ва­ется, тав­то­грамм­ные «мон­стры», в каж­дом слове кото­рых повто­ря­ются уже три или даже четыре буквы! Напри­мер, такая трой­ная супертавтограмма:

Стре­ми­тель­ные стран­ницы стрекозы…

В общем, стоит только увлечься тав­то­грам­мами, и они уже тебя не отпу­стят. Попро­буй сам! А для начала про­должи «жут­кий» рас­сказ про Винни-Пуха:

Винни-Пух вышел в восемь вечера. В воз­духе веяло весен­ней вкус­ня­ти­ной. Вдруг Винни вздрог­нул. Возле…

НИТИ-НИТИ НЕ ТЯНИТЕ!

Кругозвучия

Пред­ставь на минутку бело­снеж­ную чайку, лег­ким комоч­ком опу­стив­шу­юся на мор­скую волну и кача­ю­щу­юся на ней вверх-вниз, вверх-вниз … Так и хочется ска­зать волне: «Качай … Качай… Качайкачайка…»

Постой, постой! Ты заме­тил, что слово качай  при повто­ре­нии само собой пере­хо­дит в слово чайка ? Вот здорово!

А может быть, можно найти дру­гие похо­жие при­меры? Конечно можно! Попро­буй, к при­меру, повто­рять слово мышка :

МЫШ­КА­мыш­ка­мыш­КА­МЫШ­ка­мыш…

Раз, и мышка  «спря­та­лась» в камыш ! А теперь давай будем повто­рять слово банка :

БАН­КА­бан­ка­бан­КА­БАН­ка­бан…

Видишь, банка  чудес­ным обра­зом пре­вра­ти­лась в кабана ! И таких хит­рых слов, кото­рые при повто­ре­нии их вслух пре­вра­ща­ются в дру­гие слова, известно не так уж и мало. Именно про них поэт В. Шибаев как-то сказал:

Есть вол­шеб­ные слова —

Ска­жешь слово, слы­шишь два.

Назы­ва­ются эти вол­шеб­ные слова кру­го­зву­чи­ями.

Но, конечно, инте­рес­нее всего, когда новое слово, воз­ни­ка­ю­щее при повто­ре­нии кру­го­зву­чия, как-то с ним свя­зано по смыслу. Вот послу­шай, какие заме­ча­тель­ные при­меры кру­го­зву­чий при­ду­мал уже зна­ко­мый тебе Дмит­рий Авалиани:

ПСУп­суп­суп­СУП­суп…

ПЯТ­КИ­пят­ки­пят­КИ­ПЯТ

ГОВО­РЮ­го­во­рю­го­во­рю­го­ВО­РЮ­ГА­во­рюга…

ЛАКОМ­КУ­ла­ком­ку­ла­ком­ку­ла­ком­КУ­ЛА­КОМ­ку­ла­ком…

А дру­гой заме­ча­тель­ный поэт Все­во­лод Некра­сов построил на при­мере одной только пары слов-кру­го­зву­чий целое стихотворение:

Стихи про какие-нибудь нити

Нить и нить,

И нить, и нить,

И нити, нити, нити, нити,

нити-нити-нити-нити —

Нити-нити

Не тяните.

Обрати вни­ма­ние, в этом при­мере слово-кру­го­зву­чие нити  пре­вра­ща­ется в целых два слова не тяните . А бывает и наобо­рот — два или даже три слова пере­хо­дят в одно или два дру­гих слова. Посмотри на подоб­ные кру­го­зву­чия, кото­рые я при­ду­мал совсем недавно:

А У НАСаунасаунасаунаСАУНАсауна…

СУДА­РЫ­НЕ­су­да­ры­не­су­да­ры­НЕСУ ДАРЫнесудары…

В СКВЕ­РЕ­скве­ре­скВЕ­РЕ­СКве­реск

А ино­гда с помо­щью одних только кру­го­зву­чий можно даже вести раз­го­вор. Не веришь? Пожа­луй­ста! Быть может, ты пом­нишь, какая жут­кая жара была года три назад? Все вокруг бук­вально пла­ви­лось. Так вот, встре­чаю я тем летом Дмит­рия Ава­ли­ани, а он мне и гово­рит этак хитро:

Я ЛЕТОМ­ле­том­ле­том­ле­тОМ­ЛЕТ.

Я, конечно, согла­сился, а потом вспом­нил свои, прямо про­ти­во­по­лож­ные, ощу­ще­ния в конце осени и отве­чаю в том же духе:

ЗАТО В НОЯБ­РЕв­но­яб­рев­но­яб­рев­ноЯ БРЕВНО!

Теперь ты видишь, какая это инте­рес­ная игра — при­ду­мы­вать кру­го­зву­чия. Но, может быть, тебе удастся найти свои при­меры? Тогда обя­за­тельно поде­лись ими с нами и при­шли в редакцию.

СЫТОЕ БРЮХО И КОШКЕ ПРИЯТНО

Гибриды

Не знаю как дру­гим, а мне все­гда нра­ви­лись вся­че­ские гибриды. Так назы­ва­ются дико­вин­ные суще­ства, полу­чен­ные скре­щи­ва­нием совер­шенно необыч­ных, неесте­ствен­ных «роди­те­лей». Поэтому я так люблю читать исто­рии про диких и необуз­дан­ных кен­тав­ров (полу­лю­дей-полу­ко­ней), кро­во­жад­ного Мино­тавра (полу­че­ло­века-полу­быка), зло­вред­ных гар­пий и слад­ко­го­ло­сых сирен (полу­дев-полуп­тиц)…

Но еще больше мне нра­вятся гибриды сло­вес­ные. При­ду­мы­вать их можно раз­ными спо­со­бами. Можно «скле­и­вать» раз­ные слова, полу­чая новые, а можно кон­стру­и­ро­вать ори­ги­наль­ные сти­хо­тво­ре­ния из клас­си­че­ских стро­чек. Но, навер­ное, самое инте­рес­ное — сме­ши­вать всем извест­ные фразы (чаще всего берутся посло­вицы или пого­ворки) так, чтобы полу­чи­лось что-нибудь смеш­ное и неожи­дан­ное, а ино­гда и поучительное.

Вот, напри­мер, берем две посло­вицы: Не плюй в коло­дец — при­го­дится воды напиться  и Слово не воро­бей — выле­тит, не пой­ма­ешь.  Теперь соеди­няем вме­сте их поло­винки и полу­чаем забав­ный совет: Не плюй в коло­дец — выле­тит, не пой­ма­ешь.  Ино­гда от одной фразы берут поло­винку, а дру­гую исполь­зуют цели­ком. Именно так устро­ено сле­ду­ю­щее полез­ное наблю­де­ние: Чем дальше в лес, тем своя рубашка ближе к телу  («Чем дальше в лес, тем больше дров» + «Своя рубашка ближе к телу»). А этих «кен­тав­ров» я «вырас­тил» спе­ци­ально для тебя — попро­буй дога­даться, из чего они составлены:

Баба с возу неда­леко падает.

Сытое брюхо и кошке приятно.

От тру­дов пра­вед­ных дитя без глаза.

У семи нянек кобыле легче.

Пуга­ная ворона страш­нее пистолета.

Смот­ришь в книгу — ума не надо.

В гостях хорошо, коли делать нечего.

По одежке встре­чают, коли рожа крива.

При­шла беда — поле­зай в кузов.

На чужой кара­вай отво­ряй ворота.

Но вовсе не обя­за­тельно сме­ши­вать только посло­вицы и пого­ворки. Не менее инте­ресно гото­вить «вине­грет» из назва­ний, ска­жем, зна­ме­ни­тых кар­тин. Так, напри­мер, как это сде­лал поэт Михаил Векслер, вспом­нив кар­тины Сав­ра­сова «Грачи при­ле­тели» и Репина «Не ждали». В резуль­тате полу­чи­лось «эко­ло­ги­че­ское одно­сти­шие»: Грачи при­ле­тели… Не ждали.  А я, посе­тив Тре­тья­ков­скую гале­рею, понял, нако­нец, при­чину отцов­ского гнева Ивана Грозного:

Иван Гроз­ный уби­вает сво­его сына: опять двойка…

(име­ются в виду кар­тины Репина и Решетникова).

В заклю­че­ние еще несколько «мутан­тов» из Третьяковки:

Явле­ние Хри­ста народу — не ждали.

(кар­тины Ива­нова и Репина)

Фашист про­ле­тел. Грачи при­ле­тели. Весна…

(Пла­стов + Сав­ра­сов + Пластов)

Девушка с пер­си­ком у омута.

(Серов + Левитан)

Купа­ние крас­ного коня в голу­бом просторе.

(Пет­ров-Вод­кин + Рылов)

Нерав­ный брак княжны Таракановой.

(Пуки­рев + Флавицкий)

На этом «гибрид­ные» воз­мож­но­сти в лите­ра­туре не исчер­пы­ва­ются. Можно ведь пере­ме­ши­вать назва­ния попу­ляр­ных книг, мульт­филь­мов и так далее. Наде­юсь, ты обя­за­тельно попробуешь!

УЖА СНЫ УЖАСНЫ

Гетерограммы

Одна­жды Пуш­кин гостил у зна­ко­мого графа. Уютно устро­ив­шись в кресле, поэт читал какую-то книгу. Непо­да­леку, на диване, воз­ле­жал граф, а на полу около него рез­ви­лись его дети. Очень скоро хозяин заскучал.

— Саша, — обра­тился граф к Пуш­кину, — скажи что-нибудь экспромтом.

Пуш­кин тут же отло­жил книгу и, не заду­мы­ва­ясь, выпалил:

— Детина поло­ум­ный лежит на диване.

Граф не на шутку рассердился.

— Что вы себе поз­во­ля­ете, Алек­сандр Сер­ге­е­вич?! — строго про­из­нес он, чуть при­под­няв­шись на диване.

— Ничего осо­бен­ного, — луче­зарно улыб­нулся Пуш­кин. — Про­сто вы меня не поняли. Я ска­зал всего лишь: «Дети на полу, умный лежит на диване! »

Забыв обиду, граф рас­хо­хо­тался, а Пуш­кин, как ни в чем ни бывало, снова уткнулся в книгу…

Вот так, зна­чит, раз­вле­ка­лось солнце нашей поэ­зии в сво­бод­ное от напи­са­ния шедев­ров время. Хотя, если вду­маться, шутка Пуш­кина — тоже шедевр, только отно­ся­щийся уже не к поэ­зии, а к одной заме­ча­тель­ной сло­вес­ной игре. Суть этой забавы заклю­ча­ется в том, чтобы отыс­ки­вать такие пред­ло­же­ния, в кото­рых одна поло­винка отли­ча­ется от дру­гой лишь рас­ста­нов­кой про­бе­лов между сло­вами. Ну совсем как в выде­лен­ных фра­зах Пуш­кина про детину-графа. Такие сло­вес­ные дико­вины назы­ва­ются гете­ро­грам­мами  (дру­гое назва­ние рав­но­бук­вицы).

При­ду­мы­вать их не так уж и трудно. Ино­гда доста­точно при­стально вгля­деться в какое-нибудь зна­ко­мое слово и про­сто нуж­ным обра­зом рас­ста­вить про­белы между бук­вами. Напри­мер так, как это сде­лал поэт Гер­ман Луком­ни­ков со сло­вом «гали­ма­тья» (то есть чепуха):

Гали мать я.

А теперь при­гля­дись к назва­нию этой заметки — оно «устро­ено» так же.

Вот еще несколько гете­ро­грамм, «вырос­ших» из одного слова:

  1. Обед не ешь,

обед­не­ешь!

(Д. Ава­ли­ани)

  1. Спят или

спя­тили?

(Г. Луком­ни­ков)

  1. Бес полез, но…

бес­по­лезно.

(Г. Луком­ни­ков)

  1. Я с нею

яснею!

(С. Ф.)

  1. До ста точно

доста­точно?

(С. Ф.)

  1. Отвали

от Вали!

(С. Ф.)

  1. Спа­сибо,

спас ибо!

(С. Ф.)

  1. Замер зая,

замер­зая.

(С. Ф.)

  1. Осла­бел —

осла б ел!

(С. Ф.)

  1. Ползу… Ба!

Пол­зуба!

(С. Ф.)

  1. Това­рищу

товар ищу,

несу раз­ное,

несу­раз­ное.

(С. Ф.)

  1. О, бор! О, тень!..

Обо­ро­тень!

(С. Ф.)

Но, конечно, инте­рес­нее всего при­ду­мы­вать гете­ро­граммы из несколь­ких слов. Отыс­кать подоб­ную хит­ро­ум­ную фразу уже не так про­сто, зато какое удо­воль­ствие от такой находки! Что там гриб­ная охота или рыб­ная ловля! Погоня за гете­ро­грам­мами по азарту срав­нима разве что с поис­ком кла­дов. Впро­чем, каж­дая удач­ная рав­но­бук­вица и есть клад, до поры до вре­мени пря­чу­щийся от нас в таких обыч­ных на вид сло­вах. Надо только научиться вни­ма­тель­нее в них вглядываться…

Вот несколько забав­ных при­ме­ров раз­ных «рав­но­бу­ке­ров»:

  1. Под­ними-ка бачки —

под ними кабачки!

(Д. Ава­ли­ани)

  1. Раз ору — жить хочу!

Разору­жить хочу.

(В. Нико­лаев)

  1. Или на мушке терпи сто лет,

или на, муш­ке­тер, пистолет!

(Д. Ава­ли­ани)

  1.  В блин даже —

в блин­даже!

(Е. Беляев)

  1. Не гру­сти, Рая,

негру сти­рая!

(С. Ф.)

  1.  Богач, тут

Бога чтут!

(С. Ф.)

  1. Пока жива, Ленок,

покажи вале­нок!

(С. Ф.)

  1. Ты жела­ешь удачи?

Ты же лаешь у дачи!

(С. Ф.)

  1. То вру, кидаюсь,

то в руки даюсь.

(С. Ф.)

  1. Миру вле­че­ний —

мир увле­че­ний!

(С. Ф.)

  1. Не пой «МУ‑У» —

не пойму!

(С. Ф.)

  1. В «супере» диск, а

в супе редиска.

(С. Ф.)

  1. Ива новая,

Ива­нова я.

(С. Ф.)

  1. Мил ли он нам,

мил­ли­о­нам?

(С. Ф.)

Но осо­бенно мне нра­вится запи­сы­вать неко­то­рые гете­ро­граммы в одну строчку и без про­бе­лов. Тогда непо­нятно, какой из двух вари­ан­тов про­чте­ния выбрать.

Такие «сплош­ные» гете­ро­граммы можно пред­ла­гать своим дру­зьям и зна­ко­мым в каче­стве полу­шут­ли­вых тестов — что они про­чи­тают сна­чала, то им и ближе.

Напри­мер, если ты напи­шешь сво­ему другу на подарке такую надпись:

ДРУГУДАРПРИМИ —

а он вдруг оби­дится (если про­чи­тает сна­чала Друг, удар прими!) —  зна­чит, в вашей дружбе появи­лась тре­щинка. А если обра­ду­ется (это если про­чтет: Другу дар прими!),  то все у вас нормально.

Но это, конечно, шутка. А вообще попро­буй при­ду­мать какие-нибудь свои гете­ро­граммы — уве­рен, у тебя обя­за­тельно получится!

«ВОТ ОБОРОТНИ ВИНТОРОБОТОВ!»

Палиндромы

Ты, конечно, пом­нишь, как черес­чур стро­гая кукла Маль­вина из зна­ме­ни­той сказки Алек­сея Тол­стого «Золо­той клю­чик…» учила Буратино:

«— У Вас нет ника­ких спо­соб­но­стей к мате­ма­тике, — с огор­че­нием ска­зала девочка. — Зай­мемся дик­тан­том, — она под­няла к потолку хоро­шень­кие глазки. — Пишите: „А роза упала на лапу Азора“. Напи­сали? Теперь про­чтите эту вол­шеб­ную фразу наоборот».

Кто из нас не сочув­ство­вал в этот момент несчаст­ному Бура­тино, кото­рого раз­ные вред­ные дев­чонки отвле­кали вся­кой писа­ни­ной от более важ­ных дел. Но, с дру­гой сто­роны, если бы нам с вами в пер­вом классе почаще пред­ла­гали подоб­ные дик­танты, то мы, быть может, больше любили бы изу­чать Слово и всё, с ним свя­зан­ное. Ведь эта фраза — А роза упала на лапу Азора — при­ду­ман­ная в про­шлом веке извест­ным поэтом А. Фетом, и в самом деле вол­шеб­ная. Если про­чи­тать её в обрат­ном направ­ле­нии, т. е. с конца, то полу­чится то же самое.

Такие уди­ви­тель­ные слова или пред­ло­же­ния, кото­рые оди­на­ково чита­ются в обе сто­роны, назы­ва­ются палин­дро­мами (это гре­че­ское слово озна­чает «бегу­щий назад», «воз­вра­ща­ю­щийся»), или перевёртышами.

Палин­дромы были известны уже древним гре­кам, а от них это увле­че­ние пере­няли рим­ляне, счи­тав­шие обра­ти­мые тек­сты маги­че­скими. Один из них (пожа­луй, это самый извест­ный из латин­ских палин­дро­мов) они даже при­пи­сы­вали Сатане: Signa te signa, temere me tangis et angis Roma tibi subito motibus ibit  amor (т. е. Кре­стись, Рим, кре­стись, того не зная, ты затра­ги­ва­ешь меня и давишь и сво­ими жестами вдруг при­зы­ва­ешь к себе  любовь).

Но нам, конечно, инте­рес­нее всего палин­дромы на рус­ском языке. Нач­нем со слов-пере­вер­ты­шей. В рус­ском языке их доста­точно много: топот, казак, наган, шалаш, потоп, заказ, нежен и так далее. Самое длин­ное из них — наво­ро­ван. А сколько можно найти «пере­во­ра­чи­ва­ю­щихся» имен и даже фами­лий! Вот лишь несколько при­ме­ров: имена — Анна, Тит, Отто, Алла, Боб; фами­лии — Водо­ро­дов, Ани­кина, Шишлин, Нилин.

А теперь перей­дем к палин­дром­ным фра­зам. Эти забав­ные палин­дромы давно уже стали фольклорными:

  1. ЛАПОТЬ ТОПАЛ.
  2. МЫЛО — ГОЛЫМ!
  3. Я ЕМ ЗМЕЯ!
  4. Я НЕ СТАР, БРАТ СЕНЯ!
  5. О, НИНА И ПИАНИНО!
  6. ЛЁША НА ПОЛКЕ КЛОПА НАШЁЛ.
  7. МОЛОКО ДЕЛИЛИ ЛЕДОКОЛОМ.
  8. ЛИЛИПУТ СОМА НА МОСТУ ПИЛИЛ.
  9. МОКНЕТ ОКСАНА С КОТЕНКОМ.
  10. Я ЕЛ МЯСО ЛОСЯ, МЛЕЯ.
  11. ТУШИ РАНО ФОНАРИ, ШУТ!
  12. ИШАКУ КАЗАК СЕНО НЕС, КАЗАКУ КАШИ.
  13. ТОРТ И БАНАНЫ, СУП. У СЫНА НАБИТ РОТ.
  14. НАЖАЛ КАБАН НА БАКЛАЖАН.
  15. ЛЕЗУ НА САНУЗЕЛ.

Но палин­дрому доступны не только шутки. Известно немало вполне поэ­ти­че­ских фраз, оди­на­ково чита­е­мых в обе сто­роны: 1. Муза, ранясь шилом опыта, ты помо­лишься на разум. (Д. Ава­ли­ани; он же автор заго­ловка этой заметки) 2. Тут чудаки цикаду чтут. (Д. Ава­ли­ани) 3. Мир оза­рим и разо­рим! (В. Гер­шуни) 4. Но ты тонка как ноты тон… (Н. Лады­гин) 5. Я пел, сияя и слепя… (А. Хан­ма­го­ме­дов) 6. Моле­бен о коне белом. (И. Фоня­ков) 7. Лег на храм, и дивен и неви­дим архан­гел. (Фольк­лор) 8. Нам богом быть ты б мог, обман! (Б. Гольд­штейн) 9. Утро поползло по порту… (В. Рябинин)

Из подоб­ных палин­дром­ных стро­чек можно состав­лять целые рас­сказы и даже сти­хо­тво­ре­ния. При этом каж­дая строка в них чита­ется в обе сто­роны оди­на­ково. Проще всего, конечно, при­ду­мы­вать одно­строч­ные или дву­строч­ные палиндромы.

Этот палин­дром­ный раз­го­вор вполне мог про­изойти между мужем и женой:

— ТЫ СЫТ?

— А ТЫ СЫТА?

А этот пере­вер­тыш я при­ду­мал, опять вспом­нив про Бура­тино и его приключения:

КАРАБАСА-БАРАБАСА БАРАК

МАЛ КУКЛАМ.

Но можно при­ду­мы­вать и более слож­ные про­из­ве­де­ния — есть уже палин­дром­ные пьесы, рас­сказы и даже поэмы. Однако мне больше нра­вятся именно корот­кие сти­хо­тво­ре­ния, такие как, напри­мер, эти:

  1. Я стёрт.

Кот около

О локо­ток трётся.

(Б. Грин­берг)

 

  1. Я не моден — тут не до меня.

Тут чудом моду чтут,

а моден я не дома…

(Г. Луком­ни­ков)

 

  1. Режу фигурки —

конус и рыбка,

как бы рисунок —

и круг и фужер.

(Д. Ава­ли­ани)

При­ду­мать даже такие корот­кие тек­сты очень и очень непро­сто. Зато какое удо­воль­ствие! Неуди­ви­тельно, что в каж­дой стране есть мно­же­ство чуда­ков, с утра до ночи ищу­щих сим­мет­рич­ные перлы в «тон­нах сло­вес­ной руды». Быть может, одним из них ста­нешь и ты…

ЭЙ, ЁЖ, ПРЯЧЬ СВОИХ МЫШЕК ЗА ДУБ!

Разнобуквицы

Для люби­теля сло­вес­ных игр каж­дое слово — это уди­ви­тель­ная шка­тулка с чуде­сами. Надо только вни­ма­тель­ней при­гля­деться к нему, и его тайны раскроются…

Ну, вот, напри­мер, слово РАЗГИЛЬДЯЙСТВО.  Каза­лось бы, что в нем может быть инте­рес­ного? Ан, нет! Ока­зы­ва­ется, в этом слове все буквы раз­ные (а это в длин­ных сло­вах бывает крайне редко). Правда, чтобы заме­тить этот факт, надо быть совсем не разгильдяем.

Такие вот слова, в кото­рых ни одна буква не повто­ря­ется, назы­ва­ются раз­но­бук­ви­цами.  Найти доста­точно длин­ное (больше десяти букв) слово-раз­но­бук­вицу очень и очень непро­сто. Напри­мер, в слове раз­гиль­дяй­ство  14 раз­лич­ных букв, и это одна из самых длин­ных раз­но­бук­виц. Еще одна 14-бук­вица: ЗВУКОСНИМАТЕЛЬ  (есть такое устрой­ство в про­иг­ры­ва­те­лях грам­пла­сти­нок). Но это не пре­дел — с помо­щью ком­пью­тера уда­лось найти несколько пят­на­дца­ти­бук­вен­ных при­ме­ров: ЧЕТЫРЁХУГОЛЬНИК, ЧЕТЫРЁХДЮЙМОВКА, ЧЕТЫРЁХПОЛЮСНИК, ЭНЕРГОПУЛЬСАЦИЯ.  Впро­чем, на боль­шее ком­пью­тер не хва­тило. Зато люди, участ­ники кон­кур­сов раз­но­бук­виц, орга­ни­зо­ван­ных мной на стра­ни­цах газет «Ком­со­моль­ская правда» и «Кросс­ворд­ма­стер», сумели посра­мить умную машину и нашли сразу пять 16-бук­вен­ных при­ме­ров: ЗАБУЛДЫЖНИЧЕСТВО, ПРИГЛЯДЫВАЕМОСТЬ, ЗАМУХРЫШНИЧЕСТВО, ПРИХЛЁБЫВАЕМОСТЬ  и ГРИМОВЫПУСКАТЕЛЬ  (т. е. завод по выпуску грима). Можешь про­ве­рить, все буковки в этих дико­вин­ных сло­вах встре­ча­ются ровно один раз, так что ника­кой из них не обидно. Правда, мне не уда­лось отыс­кать эти слова в «Орфо­гра­фи­че­ском сло­варе», так что, ско­рее всего, эти «милые» сло­вечки при­ду­маны чита­те­лями. Но выгля­дят они вполне есте­ственно и понятны без объ­яс­не­ний. Но и 16 букв — не рекорд. Один уме­лец при­ду­мал раз­но­бук­вицу из 17 букв, а дру­гой — аж из 19! Вот эти два сло­вес­ных мон­стра: ЗРЯЧЕНЮХОСЛЫШАЩИЙ  и ГРЁЗОБЛАЖЕНСТВУЮЩИЙ.

Но что там слова из раз­ных букв! Можно при­ду­мы­вать фразы-раз­но­бук­вицы, что гораздо инте­рес­нее. Одна из них давно известна в фольк­лоре: МЫ — УЖАС, ЛЕТЯЩИЙ НОЧЬЮ!  В ней 18 букв. А вот более длин­ные при­меры дру­гих разнобукеров:

* * *

ЭХ, ВСЁ ЧУШЬ И БЫЛО НЕ РАЗ!

(19 букв, М. Андриянова)

* * *

ЭЙ, ПОГЛЯДИ — 19 РАЗНЫХ БУКВ!

(19 букв, как и было объ­яв­лено, С. Ф.)

* * *

ЭХ, УЗНАТЬ БЫ, ДЛЯ ЧЕГО ЖИВЁМ!

(22 буквы, А. Рисс)

* * *

ВСЮ ЖИЗНЬ Я РЫБУ ЕЛ — ЭТО КАЙФ!

(22 буквы, Е. Сопов)

* * *

ЭХ, БЫТЬ СЕГОДНЯ ЁЖИКУ В РАЮ!

(22 буквы, Н. Виденкина)

Если ты дума­ешь, что при­ду­мы­ва­ние таких фраз всего лишь забава, то ты сильно заблуж­да­ешься. Именно такие пред­ло­же­ния, все (или почти все) буквы в кото­рых раз­личны, исполь­зу­ются для про­верки работы прин­те­ров, а также для демон­стра­ции раз­лич­ных шриф­тов. Ведь во всех этих слу­чаях важно про­ве­рить, как пишутся или печа­та­ются те или иные буквы. Весь алфа­вит писать скучно, вот и при­ме­няют фразы-раз­но­бук­вицы — так и весе­лее и удоб­нее. Одна из самых извест­ных про­ве­роч­ных фраз в заго­ловке этой заметки — в ней 24 буквы. Ино­гда исполь­зуют дру­гую почти-раз­но­бук­вицу: СЪЕШЬ ЕЩЁ ЭТИХ МЯГКИХ ФРАНЦУЗСКИХ БУЛОК ДА ВЫПЕЙ ЧАЮ.  В ней заму­ро­ван прак­ти­че­ски весь рус­ский алфа­вит (кроме буквы «Ж»), но, увы, неко­то­рые буквы повторяются.

Но все-таки инте­рес­нее, когда ни одна буква не встре­ча­ется два­жды. Вот уж почти-пол­но­стью-алфа­вит­ные разнобуквицы:

* * *

УГРЮМЫЙ ЁЖ ПОДНЯЛ В ЧАЩЕ КИСТЬ.

(25 букв, С. Федорова)

* * *

ЭЙ, ХУДОЖНИК, ЗРЯ ТЫ ВСЁ МАЛЮЕШЬ!

(25 букв, Л. Пронькина)

* * *

ЖУТКО МРАЧЕН БЬЮЩИЙ ВЗГЛЯД ЭФЫ.

(26 букв, А. Кузнецов)

Сле­ду­ю­щие две поэ­ти­че­ские раз­но­бук­вицы попали даже на телевидение:

* * *

Я — ЦВЕТОЧНЫЙ ЭЛЬФ ДАМСКИХ ГРЁЗ.

(25 букв, В. Густяев)

* * *

КАЖДЫЙ ПОЭТ МЁРЗ, ЛЮБЯ ЧУШЬ И СНЕГ.

(27 букв, О. Федина)

Их пред­ло­жили зна­то­кам «Что? Где? Когда?» без объ­яс­не­ний — ска­зано было лишь, что эти фразы побе­дили на каком-то кон­курсе. Надо было за минуту дога­даться, что это был за кон­курс. И умуд­рен­ные зна­токи, увы, про­иг­рали. Жаль, что тебя не было на этой пере­даче, ты бы сразу сооб­ра­зил, что это был за конкурс.

Однако про­дол­жим парад раз­но­бук­виц, тем более, что «на помост выхо­дят» супер-чемпионы:

* * *

CЭМ! В ДЖУНГЛЯХ ЧАЙ ПЬЮТ БЕЗ КОРИЦЫ.

(28 букв, Р. Кадыров)

* * *

ЭХ! ОБРЮЗГШИЙ ПЬЯНЧУЖКА СМЁЛ ЦВЕТЫ.

(29 букв, А. Новиков)

* * *

ЭЙ! ЦЫПЛЁНОК, ХУДЮЩ, САМ БЕЖИТ В ГРЯЗЬ.

(29 букв, А. Кудрявцева)

* * *

ЭЙ, ФОКС! В ДЖУНГЛЯХ ШПИЦ, РЫЧА, БЬЁТ ЗМЕЮ.

(31 буква, Л. Абрамов)

* * *

ХМ, К ВЪЕЗДУ ШЁЛ ЮНЫЙ ГРАЧ, БОЯСЬ ЭФ, ПТИЦ.

(31 буква, С. Ф.)

* * *

ДРУГ МОЙ ЭЛЬФ! ЯШКЕ Б СВЁЗ ПТИЦ ЮЖНЫХ ЧАЩ!

(32 буквы, А. Воронцов)

Может быть, неко­то­рые из этих при­ме­ров пока­жутся тебе не слиш­ком изыс­кан­ными, но попро­буй втис­нуть почти весь алфа­вит в одну фразу — тогда они пока­жутся тебе шедев­рами. Ну и нако­нец, абсо­лют­ные побе­ди­тели — в каж­дой сле­ду­ю­щей фразе содер­жатся все 33 буквы нашего алфавита!

* * *

ЭКС-ГРАФ! ПЛЮШ ИЗЪЯТ. БЬЁМ ЧУЖДЫЙ ЦЕН ХВОЩ.

(В. Киби­рев)

* * *

ШЕФ ВЗЪЯРЁН ТЧК ЩИПЦЫ С ЭХОМ ГУДБАЙ ЖЮЛЬ

(Это прямо текст какой-то гроз­ной теле­граммы, В. Либо)

* * *

СЪЁМЩИЦЫ ЭФ В ДЖУНГЛЯХ ПЬЮТ ЧАЙ «ШОК ЗЕБР».

(И. Юртум­ба­ева)

* * *

— ЛЮБЯ, СЪЕШЬ ЩИПЦЫ, — ВЗДОХНЁТ МЭР, — КАЙФ ЖГУЧ.

(А. Ханян)

Но мне — только не смейся и не крути паль­цем у виска — уда­лось «соору­дить» раз­но­бук­вицу из 34 букв. Не веришь — про­верь: Я ПИСАЛ БУКВЫ: Г, Д, Е, Ё, Ж, З, Й, М, Н, О, Р, С, Т, У, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ, Ь, Ъ, Э, Ю, F…  Здесь дей­стви­тельно 34 раз­ных буквы, вклю­чая весь рус­ский алфа­вит и вдо­ба­вок англий­скую букву F  (никто ведь не гово­рил, что все буквы должны быть рус­скими). Добав­ляя дру­гие буквы все­воз­мож­ных (в том числе — несу­ще­ству­ю­щих) алфа­ви­тов, можно полу­чать сколь угодно длин­ные раз­но­бук­вицы. Но это, конечно, шутка. А вот то, что я при­ду­мал раз­но­бук­вицу из (только не падай в обмо­рок!) 35 букв и все буквы в ней рус­ские — это чистая правда. Вот этот перл:

Если при­гля­дишься, то уви­дишь, что все исполь­зу­е­мые в ней буквы «а» — раз­ные (отли­ча­ются или высо­той или напи­са­нием). Ну что, здо­рово я тебя разыг­рал! Теперь ход за тобой. Попро­буй при­ду­мать что-нибудь получше!

ШАРАДУГА СЛОВ

Наиг­рав­шись во все­воз­мож­ные ком­пью­тер­ные «стре­лялки» и «бро­дилки», ты, навер­ное, и пред­ста­вить себе не можешь, как это жили твои предки лет эдак сто или две­сти назад. Бед­ные люди! Ведь у них же не было ком­пью­тера! Во что они вообще могли играть дома? Тоска зеленая!

А вот тут ты как раз сильно оши­ба­ешься. Наши с тобой пра­ба­бушки и пра­де­душки еще как умели раз­вле­каться! В какие только игры они не играли, соби­ра­ясь весе­лой и друж­ной ком­па­нией! А что оста­ва­лось делать — ведь ком­пью­тера же у них не было…

Одной из самых люби­мых была игра в «живые шарады». При­сут­ству­ю­щие дели­лись на две команды, и одна из них сна­чала зага­ды­вала какое-нибудь слово, состав­лен­ное из несколь­ких дру­гих, ска­жем, пар-ад, стой-кость, гриф-ель, приз-рак  и т. д. Затем эта команда пока­зы­вала дру­гой команде части заду­ман­ного слова, а потом и само это слово (напри­мер, пар, ад  и парад)  в виде забав­ных немых сце­нок. По этой пан­то­миме и нужно отга­дать заду­ман­ное слово.

Для того, чтобы хорошо играть в шарады надо иметь не только арти­сти­че­ские спо­соб­но­сти, но и сооб­ра­зи­тель­ность, и чув­ство юмора. Вот почему «живые шарады» любили и взрос­лые и дети. В эту заме­ча­тель­ную весе­лую игру с пре­ве­ли­ким удо­воль­ствием играли Пуш­кин и Блок, Гоголь и Тур­ге­нев, Рах­ма­ни­нов и Шопен, а также мно­гие и мно­гие дру­гие выда­ю­щи­еся люди.

А один наш извест­ный ака­де­мик-физик как-то в шутку ска­зал, что луч­шим своим изоб­ре­те­нием счи­тает шараду, кото­рую он одна­жды изоб­ра­жал с дру­зьями. Зага­дано тогда было имя зна­ме­ни­того гол­ланд­ского уче­ного и писа­теля 16-го века Эразма Роттердамского.

А изоб­ра­жа­лось это так: сна­чала перед зри­те­лями появи­лись несколько ребят и хором (разом) ска­зали «Э!» (то есть «Э разом», а слы­шится «Эразм»), а потом один из них под­бе­жал к даме из дру­гой команды и шут­ливо потер ей рот (полу­чи­лось «Рот тер дам­ский»). Инте­ресно, что эту же шараду зага­ды­вал в юно­сти и зна­ме­ни­тый музы­кант Мсти­слав Ростропович.

Но в шарады можно играть и в оди­ночку, если зага­дан­ное слово опи­сать (сна­чала по частям, а затем и в целом) в крат­ком сти­хо­тво­ре­нии. Ну, напри­мер, слово стой­кость  можно опи­сать так:

Суро­вый оклик часового,

И то, что любят грызть собаки,

А в целом — доб­лесть рядового

Бойца в походе иль атаке.

А в этой ста­рой шараде зашиф­ро­вано слово борода  (бор-ода):

Начало слова — лес,

Конец — стихотворенье,

А целое растет,

Хотя и не растенье.

Шарады сти­хо­твор­ные появи­лись прак­ти­че­ски одно­вре­менно с живыми шара­дами, в конце 17-го века века во Фран­ции (кстати, само слово «шарада» про­ис­хо­дит от фран­цуз­ского charade — беседа, бол­товня),  откуда попали в Рос­сию и дру­гие страны. Вот только в «живые шарады» сей­час, увы, играют все реже, зато сти­хо­твор­ные про­дол­жают жить, укра­шая стра­ницы мно­же­ства газет, жур­на­лов и зани­ма­тель­ных книг. Отга­ды­ва­ние (и при­ду­мы­ва­ние) шарад по-преж­нему одна из луч­ших игр со словами.

Попро­буй теперь отга­дать несколько моих шарад:

1

Рож­ден­ный пол­зать изви­ва­ется вначале,

За ним пилот про­слав­лен­ный парит,

А кто меня испы­ты­вал, едва ли

Отныне по ночам спо­койно спит.

2

Корова вам под­ска­жет пер­вый слог,

Сме­ясь, легко оты­щете другой.

Ответ садится нагло на пирог

Иль чешет кры­лья зад­нею ногой.

3

Слог пер­вый ты оты­щешь в алфавите,

Вто­рой тебя средь кни­жек ждет давно,

А целое есть в пухе и в граните,

Хотя его уви­деть не дано.

4

Вот пер­вый слог, он раньше жил в Иране,

Вто­рой за ним вла­чился до заката,

А их союз на ручке милой пани

Пере­ли­вался и свер­кал когда-то.

[Ответы: 1. Уж-ас. 2. Му-ха. 3. А‑том. 4. Перс-тень.]

Хотя «живые шарады» со вре­ме­нем ста­но­вятся все менее «живыми», на смену им при­хо­дят новые раз­но­вид­но­сти шарад. Две из них — шаро­иды и куб­ра­ёчки — осо­бенно любимы игро­ками в «Что? Где? Когда?» и ими же, похоже, придуманы.

Пер­вые шаро­иды[1] — почти твои ровес­ники и появи­лись на свет совсем недавно, в 1994 году. В них также зага­ды­ва­ются слова, состав­лен­ные из несколь­ких дру­гих, но, в отли­чие от шарад, эти «внут­рен­ние» слова обра­зуют некое осмыс­лен­ное выра­же­ние, напри­мер: ТРУБА-ДУР, ШАР-АДА, ГОР-ДЫНЯ, КАРА-ПУЗ, ТОВАР-ИЩИ  и т. д.

Вся загадка заклю­ча­ется в одной фразе — в ней сна­чала опи­сы­ва­ется то самое выра­же­ние (шар ада, гор дыня, …),  а потом и все слово цели­ком. Как пра­вило, полу­ча­ется смеш­ная, но и непро­стая одно­вре­менно, голо­во­ломка. Ска­жем, слово ТРУБАДУР будет зашиф­ро­вано так: Духо­вой инстру­мент очень глу­пых жен­щин, или сред­не­ве­ко­вый певец.  Вот еще два шаро­ида: Уса­тое мле­ко­пи­та­ю­щее теп­лого вре­мени года, или зажа­рен­ный кусок мяса.  (Ответ: кот-лета). Мел­кий мусор древ­него индейца, или частичка отбро­сов.  (Ответ: сор-инка).

Инте­ресно, смо­жешь ли ты раз­га­дать эти шаро­иды: 1. Кон­спи­ра­тив­ная квар­тира самок домаш­него живот­ного, или букашка.  2. Гор­ный козел зна­ме­ни­того комика, или дви­га­тель.  3. Место сто­янки жаля­щих насе­ко­мых, или муш­ке­тер.  4. Корот­кое мыча­ние древ­не­еги­пет­ского бога, или чепуха.

[Ответы: 1. Коз-явка. 2. Тур-бина. 3. Порт-ос. 4. Му-ра.]

Еще одни дво­ю­род­ные род­ствен­ники шарад, куб­ра­ёчки, тоже роди­лись недавно, однако их изоб­ре­та­тель неиз­ве­стен. Как и в шаро­и­дах, в куб­ра­еч­ках зага­ды­ва­ются слова, в кото­рых спря­тано какое-нибудь сло­во­со­че­та­ние, но опи­сы­ва­ются они иначе — каж­дое из слов-сла­га­е­мых заме­ня­ется на противоположное.

Так, если мы берем, напри­мер, слово шарада  (т. е. «шар ада»), то после «пере­во­ра­чи­ва­ния» оно пре­вра­тится в куб рая,  — отсюда и пошло назва­ние игры. Вот по такому-то «пере­вер­ну­тому» выра­же­нию (неко­то­рые из них не все­гда можно найти в сло­ва­рях, но пусть тебя это не сму­щает) и надо раз­га­дать иско­мое слово. Еще несколько куб­ра­ёч­ков: Успех велик.  (Ответ: крах-мал ). Сво­бода глу­по­сти.  (Ответ: умо-заклю­че­ние).

Очень часто зада­ние в куб­ра­ёч­ках зада­ется в виде вопроса «Почему не гово­рят…». К при­меру: Почему не гово­рят «куб рая»?  Тогда ответ зву­чит так: Потому что гово­рят «шар-ада».  Такая сло­вес­ная игра так и назы­ва­ется «Почему не гово­рят…?». Полю­буйся на дру­гие поче­му­не­го­во­рилки: Почему не гово­рят «пёс зимы»?  (Потому что гово­рят «Кот-лета»). Почему не гово­рят «пяте­рок рай»?  (Потому что гово­рят «пар-ад»).

Ино­гда части из зага­дан­ного слова заме­ня­ются в поче­му­не­го­во­рил­ках не про­ти­во­по­лож­ными по смыслу (то есть анто­ни­мами), а, наобо­рот, близ­кими (то есть сино­ни­мами). Напри­мер: Почему не гово­рят «дубина об живот»?  (Потому что гово­рят «кол-о-бок»). Или: Почему не гово­рят «гра­би­тель севера»?  (Потому что гово­рят «вор-юга»). А в неко­то­рых слу­чаях одно слово заме­няют анто­ни­мом, а дру­гое — сино­ни­мом. Как в этой поче­му­не­го­во­рилке: Почему не гово­рят «стар ишак»?  (Потому что гово­рят «нов-осёл»).

Посмот­рим, как ты отга­да­ешь эти куб­ра­ёчки и поче­му­не­го­во­рилки: 1.Одно личико.  2. Про­тив тру­со­сти!  3.Зад­ница долин.  4. Над­кошка.  5. Почему не гово­рят «про­дай Волгу»?  6. Почему не гово­рят «после шашек»?  7. Почему не гово­рят «этот изме­няет»?  8. Почему не гово­рят «юбка-девка»?

[Ответы: 1. Сто-рож. 2. За-муже­ство. 3. Гор-лица. 4. Под-мышка. 5. Потому что гово­рят «купи-дон». 6. Потому что гово­рят «до-лото». 7. Потому что гово­рят «та-верна». 8. Потому что гово­рят «рубаха-парень».]

Вот видишь, какая сим­па­тич­ная тро­ица — шаро­иды, куб­ра­ёчки и поче­му­не­го­во­рилки — выросла из ста­рин­ной сло­вес­ной забавы под назва­нием «шарады». Я наде­юсь, ты обя­за­тельно попро­бу­ешь при­ду­мать свои при­меры. Ведь это такое удо­воль­ствие — вгля­ды­ваться, вслу­ши­ваться в слова, откры­вая в них новые смыслы. И может быть ты, как и я, захо­чешь поде­литься с кем-нибудь своей шара­до­стью от этих чудес­ных пре­вра­ще­ний слов…

ЕСТЬ ЛИ ДАЧА У НЕУДАЧНИКА?

Этимология

Как ты дума­ешь, что такое голо­ле­дица ? Слой льда на земле после отте­пели или дождя? Ну это слиш­ком скуч­ное (хотя и пра­виль­ное) опре­де­ле­ние. Мне больше нра­вится дру­гое объ­яс­не­ние: голо­ле­дица  — это жен­ская баня для ари­сто­кра­ток в Англии. И правда, из самого зву­ча­ния этого слова ясно, что речь идет о голых леди. Теперь уже понятно, что голо­во­тяп  — это на самом деле палач, курят­ник  — место для куре­ния, а изверг  — дей­ству­ю­щий (извер­га­ю­щийся) вулкан.

А что, это непло­хая игра — вслу­ши­ваться в слова и давать им новые, неожи­дан­ные и смеш­ные их опре­де­ле­ния. При­ду­мал ее лет трид­цать назад моло­дой фило­лог Арка­дий Спичка. С его лег­кой руки эта сло­вес­ная забава при­жи­лась на 16‑й стра­нице тогдаш­ней «Лите­ра­тур­ной газеты», а потом уже про­никла и в дру­гие издания.

Всем сразу понра­ви­лось пере­ина­чи­вать при­выч­ные слова, давая им совсем не те объ­яс­не­ния, что даются в тол­ко­вых сло­ва­рях. Именно поэтому в газете «Мос­ков­ский ком­со­мо­лец» раз­дел с такими необыч­ными опре­де­ле­ни­ями давно зна­ко­мых слов назвали «Бес­тол­ко­вый сло­варь». Посмотри как весело играют в слова «бес­тол­ко­вые» объ­яс­няль­щики из «Лите­ра­турки» и «МК»:

баранка  — овца;

буханка  — Анка упала;

при­врат­ник  — люби­тель приврать;

ново­бра­нец  — начи­на­ю­щий сквернослов;

само­крутка —  веч­ный двигатель;

неряха  — тон­кое, оду­хо­тво­рен­ное лицо;

замо­рыш —  совер­шив­ший кру­го­свет­ное путешествие;

сви­нец —  самец свиньи;

стриж —  парикмахер;

попа­дья —  женщина-снайпер;

неудач­ник  — чело­век, не име­ю­щий дачи;

чет­вер­то­вать  — выстав­лять оценки за четверть.

Конечно, не все слова так здо­рово пере­ви­ра­ются. Зато с неко­то­рыми это можно про­де­лы­вать даже раз­ными спо­со­бами. Напри­мер, для одного шут­ника парилка  — это дель­та­план (он же парит в небе), а для дру­гого — место, где заклю­ча­ются пари. Или, ска­жем, кому-то пока­жется, что под­ло­кот­ник  — это галант­ный кава­лер (ведет дам под локо­ток), а дру­гому, очень не любя­щему живот­ных, что это шкод­ли­вый кот.

Когда-то и меня так увлекло это радост­ное пере­ина­чи­ва­ние, пере­оде­ва­ние слов, что я при­ду­мал штук две­сти таких «бес­тол­ко­вых» объ­яс­не­ний. Неко­то­рыми из них мне не тер­пится с тобой поде­литься: пор­тянка  — работ­ница порта; туш­кан­чик  — юный пожар­ник; без­де­лушка  — жен­щина-лен­тяйка; оку­рок  — цыпленок;

интер­нет  — меж­ду­на­род­ная акция про­те­ста; рас­кла­душка  — люби­тель­ница пасьян­сов; смор­чок  — чело­век, стра­да­ю­щий насмор­ком; огры­зок  — строп­ти­вый чело­век; обло­мок —  чело­век, ушиб­лен­ный ломом; недо­трога  — рас­ка­лен­ный утюг; козявка  — малень­кая коза; кукиш  — самец кукушки; букашка  — малень­кая книга (почти на англ.); сыро­ежка  — люби­тель­ница сыра; пара­ли­тик  — уче­ник, полу­чив­ший двойку по лите­ра­туре и т. д.

В общем, стоит только увлечься этой игрой, и она уже тебя не отпу­стит. И тогда ты пой­мешь, как много самых раз­ных слов ждут не дождутся, когда ты нако­нец уви­дишь, как они лукаво под­ми­ги­вают тебе, и разу­кра­сишь их новыми зна­че­ни­ями. Ну а для начала попро­буй объ­яс­нить — но по-нашему, весело и необычно — такие сло­вечки: засте­нок, весель­чак, лягушка, сиделка, горилка, пол­зунки, тычинка, чело­би­тье, селе­зенка, лодырь.

СОННАЯ ЛУНАТА

Перепутаница

Нас с дет­ства все поучают: мой руки перед едой, учи таб­лицу умно­же­ния, не плюй в коло­дец и так далее. Ну, а когда речь захо­дит о языке, тут и вовсе сплош­ные ужасы: жи, ши  пиши через и , про­ве­ряй уда­ре­ния, загля­ды­вай в сло­вари, не путай окон­ча­ния и еще мил­лион правил.

А мне вот кажется, что, наобо­рот, от такого черес­чур ува­жи­тель­ного отно­ше­ния к сло­вам наша речь ста­но­вится слиш­ком скуч­ной и бес­цвет­ной. Поэтому ино­гда так хочется поху­ли­га­нить, поиг­рать с язы­ком, пока­зать ему язык J, что-нибудь нарочно пере­пу­тать. А уж за ним дело не ста­нет — ведь твор­че­ство, осо­бенно сло­вес­ное, это все­гда нару­ше­ние инструкций.

Вот и давай сего­дня поиг­раем в сме­ша­ло­сти, нарочно пере­пу­ты­вая слова, чтобы, напри­мер, вме­сто «бутер­брод с кол­ба­сой» полу­ча­лось кол­ба­сод с бутер­брой , а вме­сто «сорок копеек» — корок сопеек .

Смысл поня­тен, а зву­чит гораздо смеш­нее и инте­рес­нее. И, глав­ное, слова полу­ча­ются какие-то вкус­ные, неза­тер­тые. Такие пере­пу­та­ницы очень любят чут­кие к слову писа­тели и поэты. Один из самых извест­ных при­ме­ров ты, конечно, пом­нишь, — его при­ду­мал Самуил Мар­шак в зна­ме­ни­том «рас­се­ян­ном» стихотворении:

Глу­бо­ко­ува­жа­е­мый

Ваго­но­ува­жа­тый!

Ваго­но­ува­жа­е­мый

Во что бы то ни стало

Мне надо выходить —

Нельзя ли у трамвала

Вок­зай остановить.

А попу­ляр­ный писа­тель Макс Фрай вспо­ми­нал одна­жды, что в дет­стве часто вот так вот пере­пу­ты­вал слова и, напри­мер, про­сил роди­те­лей «сосить сва­ри­ску » (то есть сва­рить сосиску) или «калить нам­пот » (т. е. налить компот).

Да что там писа­тели! Не реже путают слова и созда­тели филь­мов. Ска­жем, в люби­мом мно­гими «ново­год­нем» фильме «Иро­ния судьбы или С лег­ким паром!» один из его героев, придя с мороза, запле­та­ю­щимся язы­ком как бы слу­чайно ого­ва­ри­ва­ется: «Нашлись доб­рые люди — подо­грели, обо­брали , то есть подо­брали, обогрели».

А вот в дру­гом заме­ча­тель­ном фильме, «Амели», малень­кая девочка, ста­ра­тельно повто­ряя по памяти напи­сан­ную на доске фразу «Несушки, в сущ­но­сти, пустые суще­ства», смешно оши­ба­ется: «Несушки, в сущ­но­сти, сущие пуще­ства».

Обрати вни­ма­ние, все эти пере­пу­та­ницы (кстати, их науч­ное назва­ние — мета­тезы)  устро­ены при­мерно оди­на­ково — два слова про­сто обме­ни­ва­ются сво­ими началь­ными частями. Ска­жем, берем слова «варе­ная сгу­щенка», пере­став­ляем им «головы» и полу­чаем «сгу­ще­ная варенка ».

Теперь ты и сам смо­жешь при­ду­мы­вать свои пере­пу­та­ницы, и, кто знает, может быть, неко­то­рые из них со вре­ме­нем ста­нут народ­ными. Я думаю, что именно дво­ро­вые ребята, такие же маль­чишки и дев­чонки как ты и твои дру­зья, при­ду­мали когда-то давно вот эту чудес­ную потешку:

Чело­дой моло­век! Не кам­няй­тесь бросами!

А то режи­ком заножу, будешь дрыж­ками ногать!

Но, навер­ное, самая древ­няя запле­тушка из извест­ных на рус­ском языке именно вот эта, кото­рой уже лет двести:

«Импе­ра­трина Ека­те­рица заклю­чила пере­ту­рие с мирками».

Неко­то­рые сим­па­тич­ные пере­пу­та­ницы полу­ча­ются слу­чайно, от уста­ло­сти, когда запле­тык язы­ка­ется , или в резуль­тате ого­ворки. Недавно я слы­шал исто­рию про одного моло­дого актера, кото­рый придя в антракте в общую гри­мерку (то есть гри­мер­ную ком­нату), не нашел на своем столе люби­мую жвачку, остав­лен­ную пол­часа назад.

«Здесь моя лежачка жевала! », жут­ким голо­сом закри­чал он, гневно ози­ра­ясь вокруг. У похи­ти­теля, кото­рый с невин­ным видом стоял непо­да­леку, от изум­ле­ния бук­вально отвисла челюсть и зло­по­луч­ная жвачка выва­ли­лась на пол, изоб­ли­чая злодея.

Я тоже «отли­чился» и одна­жды, дик­туя уче­нице домаш­нее зада­ние, заду­мался о чем-то посто­рон­нем и вме­сто «запиши на дом», бряк­нул: Напиши задом!  Хорошо, что она ничего не заме­тила. Навер­ное, тоже о чем-то задумалась…

Но такие счаст­ли­вые ого­ворки в жизни чело­века слу­ча­ются крайне редко. Но был, однако, такой чудак, кото­рого можно смело назвать чем­пи­о­ном по пере­пу­та­ни­цам. Я имею в виду Вильяма Спу­нера, жив­шего в Англии лет сто назад пре­по­да­ва­теля Окс­форд­ского университета.

Этот рас­се­ян­ный про­фес­сор бого­сло­вия часто путал слова, про­сла­вив­шись сво­ими ого­вор­ками (с той поры их часто назы­вают спу­не­риз­мами ) на весь мир. Напри­мер, слу­шая печаль­ную песню, он мог вме­сто «What a sad ballad!» (Какая груст­ная бал­лада!) задум­чиво про­бор­мо­тать «What a bad salad !» (Какой пло­хой салат!). А одна­жды, отчи­ты­вая сту­дента-про­гуль­щика, он вме­сто «You have wasted two terms!» (Вы про­пу­стили два семестра!), воз­му­щенно про­скри­пел «You have tasted two worm s!» (Вы попро­бо­вали двух червяков!).

Однако после всей этой сло­вес­ной нераз­бе­рихи у меня самого уже пуквы бута­ются . Пора и тебе пому­читься. Попро­буй-ка рас­пле­сти эти пере­пу­та­ницы и пере­ве­сти их на нор­маль­ный рус­ский язык: сар­дель­ная вкуська, в кузне тра­вел сиде­чик, пере­пон­ные бара­банки, кис­лая сер­нота, мыт и коши, голому повыть, сон­ная луната, лень Путина, так настра­дал Предсказамус.

Кстати, хоро­шая игра полу­ча­ется. Один при­ду­мы­вает такие убор­ные заботы, тьфу ты, я хотел ска­зать — забав­ные обо­роты, а дру­гой их раз­га­ды­вает. Попро­буй! А напо­сле­док реши-ка эту хит­рую задачку, герой кото­рой раз­го­ва­ри­вает — куда там пре­по­доб­ному Спу­неру! — с помо­щью одних только перепутаниц:

После того, как Соло­вей-раз­бой­ник упал с дуба, он слегка повре­дился в рас­судке, отчего его речь стала несколько туман­ной. Поэтому, встре­тив оче­ред­ного бога­тыря, про­ез­жа­ю­щего мимо, он попри­вет­ство­вал его такой зага­доч­ной фразой:

— Фу-фу, души­стым русом пах­нет… Ну, дер­жаль­ник, бога­ты­рись! При­шел твой часо­вой послед! Сей­час от тебя мест­ная мок­рота останется!

Не шибко сооб­ра­зи­тель­ный бога­тырь не разо­брался в смысле «при­вет­ствия» и на вся­кий слу­чай угро­бил зло­дея моло­дец­кой була­вою. Правда, потом всю жизнь мучился, не ошибся ли он. Может быть, Соло­вей-раз­бой­ник и не имел в виду ничего дурного?

А ты как думаешь?

Ответ:  Нет, бога­тырь не ошибся. Соло­вей-раз­бой­ник хотел сказать:

— Фу-фу, рус­ским духом пах­нет… Ну, бога­тырь, дер­жись! При­шел твой послед­ний час! Сей­час от тебя мокрое место останется

Сбор­ник С. Федина листала вме­сте с вами Вален­тина Киденко
Фото из откры­тых источников

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки