сайт для родителей

Татьяна Крутина об опыте приемной семьи

Print This Post

214


Татьяна Крутина об опыте приемной семьи
(2 голоса: 5 из 5)
«Причина – стандартная. Свои дети вырастают. Остаешься одна. Возникает чувство ненужности. А тут еще и понимаешь, что можешь реально кому-то помочь…». Так Татьяна Крутина решилась взять в свою семью первого ребенка.
Приемная семья — форма устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на основании договора о передаче ребенка (детей) на воспитание в семью между органом опеки и попечительства и приемными родителями (супругами или отдельными гражданами, желающими взять детей на воспитание в семью). Получается, что приемная семья совмещает черты детского учреждения, опеки и усыновления, а приемному родителю выплачивается «заработная плата».
Татьяна Крутина — социальный работник в Ступинском социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних «Альбатрос»(Московская область). В ее приемной семье сейчас живут четыре ребенка, троим – 14 лет и одному – 12. «Конечно, они знают, что живут в приемной семье, все понимают, но когда другие произносят это вслух, им не очень приятно». О своем решении создать приемную семью, о трудностях адаптации и о воспитании приемных детей Татьяна рассказала нашему порталу.
Татьяна, как Вы пришли к решению создать приемную семью? 
Я социальный педагог, работаю в центре со сложными подростками, и я прекрасно знаю жизненную ситуацию таких детей. До этого я три года работала в детском доме. И у меня было такое чувство, что я хожу по лезвию бритвы. Ужасное чувство. Когда я ушла оттуда, я пошла работать в Ступинский социально-реабилитационном центр для несовершеннолетних «Альбатрос». Там я подружилась с женщинами, которые уже взяли себе детей и именно они и уговорили меня создать приемную семью. К тому же были и личные обстоятельства. Свои дети выросли. Мы с мужем остались одни, и у меня возникло чувство ненужности. К тому же я тяжело заболела… И тут появилась эта девочка. Света. Муж сказал, если хочешь, давай возьмем ее, если тебе это поможет. В общем, такое стечение обстоятельств.
Как прошло знакомство со Светой? Вы же шли на встречу к ней, зная, что, скорее всего, возьмете ее к себе, а она-то этого не знала… 
Ей было 11 лет. Отец умер, мать давно была лишена родительских прав. Света попала в больницу. И моя подруга сказала: «Сходи, посмотри, она так на тебя похожа». Ну и все (улыбается). А потом так и пошло, второй, третий. Мы живем в деревне, у нас свое хозяйство. Как-то я пригласила Свету к нам, я еще тогда не говорила, что хочу ее взять. Помню, я даже не заметила того времени, что мы шли с автобусной остановки до дома. Мы проболтали всю дорогу… И второй раз, когда мы ее пригласили — тоже самое. А на третий раз она осталась.
Она потом мне рассказала, когда уже начала жить у меня: «Мне было так страшно. Пришла тетька, лохматая…» (смеется). «Но когда я увидела, что тетька пришла с пакетом продуктов и подарков, я поняла, что это мне и обрадовалась».
В один из первых дней я как-то уловила, что она в замешательстве, как меня называть. Тогда я начала разговор: «Света, у тебя есть мама, и она всегда будет. Ты можешь называть меня, как хочешь, сама выбирай, но мамы две не бывает». И она сказала: «Можно я буду называть вас Татьяна Васильевна, Вы не обидитесь». Я ответила: «Нет не обижусь», — но в телефон она меня забила «мама». И мне это было так приятно.
Если честно, я боялась того, чтобы она называла меня мамой. Боялась ответственности. Я поняла, что тогда я не смогу на нее адекватно реагировать, а ведь, я ее тогда совсем не знала и я не знала, что ожидать. Ведь одно дело, когда тебя свои называют мамой… И мы так и не переступили через это. Она до сих пор называет меня Татьяна Васильевна.
А Вы сейчас хотели бы, чтобы она Вас называла мамой? 
(улыбается) Это формальность. Для меня главное отношения.
— Скажите, пожалуйста, а ребята общаются со своими настоящими родителями? 
Мы не ограничиваем их общение. Но знаете, как показывает практика, ни к чему хорошему это не приводит. У нас была такая ситуация с мальчиком и девочкой, которых мы после Светы взяли. Их мама узнала наш телефон и начала нам названивать. Говорила им: «Вы мои хорошие, я вас очень люблю. Очень скучаю. Я вас обязательно заберу». А у детей, конечно, остается обида на родителей, но в тоже время они их очень любят. И они начинают колебаться, верить, переживать. И я решила с ними жестко поговорить. Я объяснила всю ситуацию, почему ее лишили прав, как она может их восстановить, если устроится на работу, докажет свою дееспособность и т.д. И я предложила им: «Давайте подождем полгода, не будем ничего загадывать и посмотрим, что будет».
И вот сейчас, когда прошло уже практически пять лет, они до сих пор у меня, а на их сберкнижке лежит всего 500 рублей, которые прислала им мама давно. Сейчас на сайте «Одноклассники» они нашли своих бабушек, которые собираются к нам приехать скоро. И бабушки им говорят: «Не будьте такими, как мама».
С какими трудностями столкнулись во время оформления документов? 
Когда первую девочку брали, оформление много времени заняло, месяца два, наверно. Потому что первый раз. Но это не в силу того, что какие-то серьезные проблемы были, а в силу сложности самого процесса. Мы брали ее в 2008 году. Тогда еще не было основного закона по усыновлению, опеке и попечительству. Помню, была проблема с медицинской справкой, не знали какого врача нужно первым пройти, анализ крови было сложно сдать, нужно было долго ждать, пока его сделают, а действителен он был совсем недолго. Сегодня с этим легче – пошел в платную клинику, тебе все быстро сделали.
Сейчас мы как раз оформляем еще одного ребенка, и все гораздо проще. Мы все знаем, нас хорошо знают. Какие-то справки опека уже не требует, потому что мы их сдавали, когда прошлый раз брали ребенка. Да и вообще, сбор документов упростили сильно.
Насколько эффективно работает опека, на Ваш взгляд? 
Опека постоянно помогает. Если что-то не получается или я чего-то не знаю, я бегу в орган опеки с любым вопросом. Они сами говорят: «Лучше подсказать сразу, чем потом решать последствия уже более серьезных проблем». Например, обращаюсь я в ЖКО и нужны мне согласия членов семьи, я бегу в опеку, говорю: «Мне нужно вот это и это». Они разбираются в моей ситуации, и подсказывают: «Вот это нужно, а вот это нет». Я много раз видела, как родители прибегают с сумасшедшими глазами и разными просьбами подбегают к первому встречному. И работники опеки не отказывают никогда, говорят им, к кому обратиться. У них есть приемные дни, кстати, и вы думаете, кто-нибудь соблюдает эти приемные дни? Родители прибегают, когда им удобно и когда что-нибудь случается, потому что опека воспринимается как орган, который опекает не только детей, но и нас, родителей.
Волшебная опека получается, как Вы думаете, в других городах также? 
Мне кажется, все зависит от людей, от коллектива. Как говорят в самой опеке: «У нас хороший коллектив. Настрой от руководства на работу и на помощь семьям. Мы сами родители, и мы все понимаем, поэтому и принимаем их в любое время». У них столько работы, сколько бумаг, такая ответственность. И ведь все сразу нужно держать в голове, все правильно оформлять… Я иногда удивляюсь, как они так работают. А знаете, какие родители приходят… требовательные (улыбается).
Как я поняла, проблемы подбора ребенка у Вас не было, расскажите тогда, как дети появлялись в Вашей семье?
Первую девочку, как я уже рассказала, мне посоветовала подруга. Потом как-то позвонила мне Лариса Анатольевна из опеки и говорит: «У нас двое ребят осталось, и их забирают в детский дом». Это был такой психологический ход (смеется). Она знала, что я работала в детском доме и сделаю все, чтобы дети туда не попали. Поэтому я сразу же взяла такси и поехала в детский дом, а их только привезли туда, они сидели у входа с вещами. Я их прямо с этими вещами схватила и увезла домой.

Вам разрешили так сделать? 
Во-первых, город маленький и меня знают. Во-вторых, предварительная опека оформляется быстро, и дети уже могут находиться в семье, пока идет обычное оформление. Так эти дети стали жить у меня. Никите на следующий день исполнилось 7 лет, а Ире было тогда 9 лет.
А почему Вы так, мягко говоря, скептически относитесь к детскому дому? 
Знаете, все время, что я там работала, я чувствовала свое бессилие. У нас семья была («семья» – группа в детском доме семейного типа, прим. ред.) 8 человек. Даже в этих условиях было невозможно оказывать полноценное внимание, завоевать их расположение. Дети начинают жить по своим правилам, не подпуская взрослого к себе слишком близко. Старшие начинают пытаться стать лидерами этой группы, как результат — издеваться над маленькими. Я сначала билась, пыталась защитить малышей, привлечь их к себе. Только ребенок потянется ко мне, а потом прихожу после другой смены — и он уже не подходит ко мне. Я сначала никак не могла понять, в чем дело, думала, со мной что-то не так. А потом поняла: они просто боятся. Ведь это армия, с настоящей дедовщиной. И я, взрослый человек, ничего не могу с этим сделать. Это система, которую очень трудно сломать.

Но нужно же что-то с этим делать? Ведь маленькие вырастают и начинают точно также обращаться с теми, кто младше их. 
Вы знаете, я сейчас встречаю тех малышей, которых пыталась тогда защитить и вижу, какими они выросли. Это ужасно. Их так перемололи, так сломали.

Вернемся к Вашей семье. С какими проблемами адаптации Вы столкнулись? 
Первые три-четыре месяца я боялась за Свету, боялась за нее, боялась, не дай бог, что-нибудь случится, отводила ее в школу, забирала из школы, постоянно контролировала. А потом поняла, что она ребенок ответственный, что она все понимает и сама может отвечать за себя. Тем более я увидела, что она всегда мне все честно рассказывает. И я успокоилась.
Других ребят я тоже контролировала. Может, даже и больше. У меня уже не было такой боязни, я просто для себя решила, что так мне будет спокойнее. Утром мы все вместе собираемся, едем в школу, потом они делают уроки, потом едут на кружки в центр, где я работаю. Но я понимаю, что все, конечно, должно быть в меру. Они не должны ощущать сильный контроль. Однако лучше, чтобы с утра до вечера ребенок был чем-то занят и не важно, чем. Ведь чуть появилось окно, они тут же что-нибудь натворят.
У нас, например, свое хозяйство, огород, домашние животные, рядом лес, речка. Поэтому мои ребята постоянно заняты. Готовят, убираются, в огороде помогают, грибы собирают, рыбу ловят, один мальчик трактор водит, да еще и на разные кружки успевают.
У меня две свои дочки. У них уже свои дети, причем один мой внук ровесник моим приемным ребятам. И все они вместе общаются, вместе растут, все праздники мы отмечаем вместе. Благоприятная атмосфера семейного уюта и совместного времяпрепровождения, конечно, упрощает процесс адаптации. К тому же все постоянно чем-то заняты.

Какой совет Вы можете дать начинающим приемным родителям? 
Когда ребенка забираешь в семью, не нужно навязывать свои устои и свой стиль жизни. Нужно дать ребенку присмотреться, обустроиться, чтобы он сам почувствовал, как вы живете. Он должен свободно себя чувствовать. А потом уже через некоторое время потихоньку приучать. Я своим сказала: «Ребят, я живу так. Я делаю это вот так, а это так. Если Вы хотите со мной жить, давайте вместе все это делать. Если вас что-то не устраивает, скажите мне, и мы вместе найдем решение». Рамки ставить не нужно, но правила должны быть. И самое главное – чувствовать ребенка. Может, ему что-то сложно дается или совсем не дано, тогда какой смысл давить? Нужно искать другие пути решения. И к каждому ребенку нужен индивидуальный подход.
Как научить ребенка ответственности и правильному восприятию жизни? Ведь когда дети выходят из детского дома, большинство из них не понимают истинную ценность вещей, не разбираются в элементарных жизненных правилах.Тысячи таких примеров, когда ребенок из детского дома меняет квартиру на какой-нибудь запорожец… 
Я стараюсь сама за них ничего не решать. Если есть какой-то вопрос, я сажусь вместе с ними и спрашиваю: «Что будем делать?». Так мы начинаем вместе обсуждать проблему, анализировать разные варианты ее решения. Они предлагают свои, я объясняю, как лучше сделать. Сначала мы каждого учили простым вещам: как мыть посуду, как убираться, как заправлять постель. Сейчас у каждого есть свои обязанности, своя ответственность. И у нас очень хорошая организация в семье. Главное, что мы обмениваемся опытом. Они принесли в мою семью свой опыт, и я очень надеюсь, что из нашей семьи они тоже вынесут опыт, который им пригодится дальше в жизни.
Екатерина Макаева

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus