Флавиан. Армагеддон. Часть IV — прот. Александр Торик

Флавиан. Армагеддон. Часть IV — прот. Александр Торик

(105 голосов4.0 из 5)

 

Книга 1. «Фла­виан»
Книга 2. «Фла­виан. Жизнь продолжается»
Книга 3. «Фла­виан. Восхождение»
«Фла­виан» в аудиоформате

Автор при­но­сит искрен­нюю сер­деч­ную благодарность
рабе Божьей Верочке Васи­льевне Тверетневой,
а также рабам Божьим Ольге, её дочке Анне и внучке Марусе
за неоце­ни­мую помощь, ока­зан­ную в про­цессе напи­са­ния этой книги!

Глава 1. Highlander

Гроб был про­стым, оби­тым дешё­вой чер­ной тка­нью, с при­ми­тив­ной отдел­кой хлоп­ча­то­бу­маж­ной плис­си­ро­ван­ной лен­той, при­шпи­лен­ной скреп­ками по верх­нему краю его сте­нок. Я хорошо его раз­гля­дел. Лицо лежа­щего в гробу свя­щен­ника было по обы­чаю закрыто рас­ши­тым золо­той нитью покры­ва­лом, назы­ва­е­мым в цер­ков­ном оби­ходе «воз­дух».

Руки усоп­шего есте­ственно, словно живые, сжи­мали неболь­шое Еван­ге­лие в потёр­том латун­ном окладе, какое часто носят с собой на «требы», и дере­вян­ный — тра­ди­ци­он­ный пода­рок из Свя­той Земли — олив­ко­вый Крест со вре­зан­ными в него пла­сти­ко­выми моще­вич­ками, запол­нен­ными, также тра­ди­ци­онно, водой из Иор­дана, мас­лом, зем­лёй и камушками.

Среди сто­яв­ших вокруг гроба нача­лось какое-то движение.

— Откройте лицо! — ска­зал жен­ский, почти дет­ский по чистоте голос.

— Не поло­жено, вроде… — бурк­нул неуве­ренно кто-то в ответ.

— Откройте, вам можно! — это было обра­щено уже прямо ко мне.

Я сде­лал шаг к изго­ло­вью, взялся паль­цами за два верх­них края покры­вала и отвер­нул ткань с лица чело­века, лежа­щего в гробу.

Передо мной откры­лось спо­кой­ное лицо с ясным, не тро­ну­тым мор­щи­нами лбом, гла­зами, уми­ро­тво­рённо при­кры­тыми рас­пра­вив­ши­мися веками и неожи­дан­ной дет­ски-радост­ной улыб­кой обрам­лён­ных седыми усами при­от­крыв­шихся губ. Это был Флавиан.

* * *

— Нет! Нет! Так нельзя! Так не должно быть! — вырвался из меня исте­ри­че­ский крик.

— Тише, Лёша, тише, милень­кий! Всё в порядке! Жив наш батюшка, жив! — проснув­ша­яся от моего крика Ирина одной рукой при­кры­вала мне рот, дру­гой успо­ка­и­ва­юще про­водя по воло­сам и заодно выти­рая высту­пив­шие на моих гла­зах слёзы. — Юлечку раз­бу­дишь, у неё только-только тем­пе­ра­тура спала! Всё в порядке, Лёшенька, это опять пло­хой сон!

— С ним что-то слу­чи­лось, Ира, я чув­ствую! — я под­нялся и сел на кро­вати. — Где мой мобиль­ник, ты не помнишь?

— В при­хо­жей на тум­бочке, Лёша, — Ира поло­жила мне руку на плечо. — Ты не звони ему сей­час. Три часа ночи, он же ещё спит, наверное!

— В три он уже полу­нощ­ницу читает, — отве­тил я, впо­пы­хах ища ногами тапочки, — если с ним всё в порядке, конечно…

* * *

— Алё! Да, Лёша, Бог тебя бла­го­сло­вит! Что стряс­лось? Опять этот сон про меня в гробу? Ну вот, я жив, ты меня слы­шишь, всё в порядке! — голос Фла­ви­ана был бодр и спо­коен, несмотря на то, что я явно пре­рвал его молитву.

— Точно в порядке? — недо­вер­чиво допро­сил его я. — Сердце не колет, в голове про­стре­лов нету, дав­ле­ние давно мерял?

— Да всё отлично, Лёха! — его доб­ро­душ­ную улыбку я почув­ство­вал даже мобиль­ной свя­зью. — Не дрейфь, прорвёмся!

— Ага! Про­рвёмся… — я начал ворч­ливо успо­ка­и­ваться. — Перед этим твоим инсуль­том мне такой же сон снился, и как мне при­ка­жешь на это реа­ги­ро­вать? Я же не про­зор­ли­вец, чтобы видеть — молишься ты там у себя или без созна­ния весь баг­ро­вый лежишь, с пере­ко­шен­ным лицом, как в про­шлый раз! Вот и звоню…

— Спаси тебя Гос­подь за любовь, Лёшенька! Всё, отбой, иди спать, небось, Иришку разбудил!

— Ладно! Дав­ле­ние всё же про­верь… В тоно­метре бата­рейки не сдохли? А то принесу!

— Не сдохли, ты мне запас­ных пол­ный ящик ната­щил, спо­кой­ной ночи!

— Да уж, спо­кой­ной… — я отклю­чил теле­фон и при­сел на кры­лечке, куда вышел зво­нить, чтобы не бес­по­ко­ить спя­щих в доме детей.

* * *

Фла­виа­нов инсульт тогда, пол­года назад, можно ска­зать, «выру­бил» не только меня, но и весь при­ход, вклю­чая пре­бы­ва­ю­щий «в рас­се­я­нии» ареал духов­ных чад батюшки. Шок от вне­запно реа­ли­зо­вав­шейся опас­но­сти навсе­гда поте­рять Фла­ви­ана — духов­ного отца, друга, учи­теля жизни во Хри­сте, источ­ника неис­чер­па­е­мой Хри­сто­вой любви и все­объ­ем­лю­щего тер­пе­ния (весьма потреб­ных при окорм­ле­нии нынеш­ней свое­нрав­ной паствы), уте­ши­теля и защит­ника от сокру­ши­тель­ной бесов­ской бом­бёжки по душе и моз­гам, слу­ша­теля и слы­ша­теля мно­го­ча­со­вых горест­ных (часто пустых и себя­лю­би­вых) сло­вес­ных изли­я­ний, вылав­ли­ва­ю­щего в них кру­пицы реаль­ных духов­ных про­блем и мудро под­би­ра­ю­щего под­ход к их реше­ниям, чело­века, сви­де­тель­ству­ю­щего своей жиз­нью — делом и сло­вом — воз­мож­ность жизни по Еван­ге­лию и тем вдох­нов­ля­ю­щего на под­ра­жа­ние сво­ему подвигу мно­же­ство своих духов­ных чад — этот шок был настолько силь­ным и пара­ли­зу­ю­щим, что мно­гие (и я в том числе) до сих пор вздра­ги­вали от вне­запно при­ле­та­ю­щих из непо­нятно откуда мыс­лей: «а вдруг батюшке плохо»?

Пере­жив, неза­долго до Фла­виа­нова инсульта, две трудно оце­ни­мых потери — всеми люби­мого «стар­чика» схи­мо­наха Миса­ила и дра­го­цен­ной «герон­диссы» матери Сера­фимы, успев­шей за три дня до упо­ко­е­ния при­нять Вели­кий Ангель­ский Образ — схиму, с остав­ле­нием ей имени всей душой люби­мого ею батюшки Сера­фима Саров­ского, — при­ход был про­сто пара­ли­зо­ван вне­зап­ной болез­нью настоятеля.

Осо­бенно жалко было смот­реть на моло­день­кого отца Сер­гия (помните нашего Серё­женьку — это он!), назна­чен­ного Вла­ды­кой к нам в при­ход «вто­рым батюш­кой» после смерти отца Миса­ила. Моло­дой свя­щен­ник несколько раз при чте­нии молитвы «о тяжко боля­щем» во время заздрав­ной екте­нии за литур­гией про­сто пре­ры­вал службу дет­ски-искрен­ним пла­чем в алтаре у пре­стола, после чего пла­кать начи­нал уже весь храм…

Три недели батюш­ки­ного лежа­ния в реани­ма­ции при­ба­вили седых волос и молит­вен­ного рве­ния всей его воз­му­жав­шей и спло­тив­шейся за это время пастве — и молитва «овец» о воз­вра­ще­нии им «доб­рого пас­тыря» была при­нята Чадо­лю­би­вым Отцом Небесным.

Фла­виану опре­де­лено было ещё потру­диться на ниве спа­се­ния чело­ве­че­ских душ, и он, выйдя, нако­нец, из боль­ницы, отде­лался лишь слегка при­спу­щен­ным веком левого глаза (что за его тол­стыми очками совсем и не видно) и необ­хо­ди­мо­стью куда-то рас­пи­хи­вать нево­об­ра­зи­мое коли­че­ство цве­тов и съест­ных при­па­сов, ната­щен­ных ему в боль­ницу любя­щими чадами.

Стр. 1 из 61 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

7 комментариев

  • Светлана, 05.04.2020

    Это пре­крас­ная худо­же­ствен­ная лите­ра­тура! Для тех лен­тяев, кото­рым лень стоя вычи­ты­вать Псал­тирь, Еван­ге­лие и Апо­стол еже­дневно (так необ­хо­ди­мые душе). Я такая лентяйка.😔.

    Мне очень понра­ви­лось всё!!! Спаси Гос­поди отца Александра!

    Ответить »
  • Алеся, 28.02.2019

    Про­чи­тала книгу, как-будто сама в Опти­ной побывала.

    Ответить »
  • Юрий, 21.02.2019

    Про­чи­тал 3 части, Очень понра­ви­лись, Остался Армагеддон.

    Ответить »
  • Сергей, 17.02.2019

    С удо­воль­ствие про­чи­тал пер­вый рас­сказ — “Фла­виан”, но к моему глу­бо­кому сожа­ле­нию, каж­дая после­ду­ю­щая часть — хуже преды­ду­щей, а послед­няя чет­вер­тая — про­сто вызы­вает недо­уме­ние, это про­сто что-то неудо­бо­ва­ри­мое, какая-то жут­кая агитка вроде лек­ций со ссыл­ками и пане­ги­рика Путину, что осо­бенно воз­му­тило. Не понравилось!

    Ответить »
    • Елена, 27.02.2019

      Юпи­тер, ты сер­дишься — зна­чит ты не прав!

      Ответить »
    • Динара, 09.06.2019

      Зна­ете, я когда пер­вый раз после пер­вой части про­чи­тала все осталь­ные, Арма­гед­дон мне тоже совсем не понра­вился. Это было 3 года назад. За это время я много читаю, пере­чи­ты­вала Фла­виа­нов, но эту часть все не хотела… Про­чи­тала сей­час и книга заиг­рала новыми крас­ками. Она глубже, чем преды­ду­щие, поэтому сразу ее можно не понять… Пере­чи­тайте позже ☺️

      Ответить »
    • Н, 03.03.2020

      если понра­вился 1й Фла­виан, то сове­тую “русак”. Еще “димон” и “белый корабль”. Ни в коем слу­чае не “аллеи любви” или “але­шан­дре”!!!

      Ответить »
Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки