Отшельник — Горшков А.К.

Отшельник — Горшков А.К.

(41 голос4.2 из 5)

Вся свя­щен­ни­че­ская жизнь отца Игоря — а слу­жил он здеш­ним насто­я­те­лем недолго, всего пять лет — была свя­зана с этим захо­лу­стьем и с его малень­ким при­хо­дом. Сразу после окон­ча­ния семи­на­рии с моло­дой матуш­кой он при­е­хал сюда, став пас­ты­рем кро­хот­ной цер­ков­ной общины, сбив­шейся вокруг сво­его покой­ного насто­я­теля, долго ски­тав­ше­гося «по людях» после того, как его род­ная оби­тель была разо­рена и закрыта. На склоне лет, по указу архи­ерея, он был направ­лен сюда, чтобы закон­чить свою мно­госкорб­ную жизнь сми­ренно, тихо и неза­метно. А уже за ним, по указу того же архи­ерея, сюда при­был отец Игорь.

Вскоре тут у него появился пер­ве­нец, назван­ный в кре­ще­нии Ильей — в честь небес­ного покро­ви­теля этих мест, через год — Андрюшка, а теперь ждали рож­де­ния дол­го­ждан­ной девочки, о зача­тии кото­рой Елена слезно моли­лась перед обра­зом Бого­ма­тери. По обо­юд­ному роди­тель­скому согла­сию буду­щую ново­рож­ден­ную решено было назвать Марией — в бла­го­дар­ность Царице Небес­ной за тако­вую милость.

Назна­че­ние отца Игоря в эту недо­ступ­ную глушь вызвало немало кри­во­тол­ков и шуток среди его дру­зей-семи­на­ри­стов. Он был гор­до­стью курса, ему про­ро­чили даль­ней­шую учебу в Ака­де­мии, пре­стиж­ный при­ход, даже пре­по­да­ва­тель­скую карьеру, однако вме­сто всего этого — Погост: деревня, кото­рая не была обо­зна­чена ни на одной мало-маль­ски доступ­ной карте.

Удив­лен был и сам архи­ерей, пред­ло­жив пер­спек­тив­ному выпуск­нику с бле­стя­щими реко­мен­да­ци­ями на выбор несколько при­хо­дов, в том числе стать вто­рым свя­щен­ни­ком в том же соборе, где насто­я­те­лем был сам бла­го­чин­ный. Но тот отка­зался. Услы­шав назва­ние деревни Погост, он сразу изъ­явил жела­ние ехать только туда. В глушь.

— Батю­шечка, — улыб­нулся архи­ерей, — я не буду пере­чить твоей воле. Но, как мне кажется, на Погост ты все­гда успе­ешь — в пря­мом и пере­нос­ном смысле. Твое сми­ре­ние и рве­ние, конечно, делают честь, однако мой долг пре­ду­пре­дить, что Погост — это край здеш­ней гео­гра­фии, где нет ничего: ни связи, ни газа, ни уюта, ни пол­но­цен­ной жизни. Там не живут, а дожи­вают. Суще­ствуют. Поэтому все хоро­шенько взвесь, обду­май. Не спеши.

Но отец Игорь сми­ренно опу­стился перед вла­ды­кой на колени, прося его благословения.

— Да будет воля Твоя, Гос­поди, — вла­дыка пере­кре­стился на свя­тые образа и велел сво­ему сек­ре­тарю под­го­то­вить соот­вет­ству­ю­щий указ.

Мно­гое из пове­де­ния отца Игоря не впи­сы­ва­лось в созна­ние ровес­ни­ков, дру­зей по семи­на­рии. Если его жиз­нен­ный выбор стать свя­щен­ни­ком нахо­дил объ­яс­не­ние — на вос­пи­та­ние буду­щего свя­щен­ника Игоря Ворон­цова имел боль­шое вли­я­ние род­ной дядя по матери, про­то­и­е­рей Сер­гий Зна­мен­ский, — то все осталь­ное: как он жил, к чему тянулся, чем запол­нял сво­бод­ное время — вызы­вало у близ­ких дру­зей недо­уме­ние. Он сто­ро­нился шум­ных вече­ри­нок, кото­рые соби­рали весе­лые ком­па­нии семи­на­ри­стов, избе­гал таких же шум­ных пово­дов поси­деть за бока­лом пива, посу­да­чить, «завис­нуть» до глу­бо­кой ночи в Интер­нете или же перед теле­ви­зо­ром, где шла транс­ля­ция оче­ред­ного фут­боль­ного матча или мод­ного теле­се­ри­ала. Даже если его едва не силой затас­ки­вали на такие пирушки, он неза­метно усколь­зал оттуда, стре­мясь к оди­но­че­ству и тишине. И в этой тишине он любил с голо­вой погру­зиться в чте­ние тво­ре­ний свя­тых отцов, а его настоль­ной кни­гой была «Моя жизнь во Хри­сте» Иоанна Крон­штадт­ского, откуда юноша не уста­вал чер­пать духов­ную муд­рость, готовя себя к пас­тыр­скому служению.

Каж­дое слово из этой сокро­вищ­ницы остав­ляло яркий след в душе юноши, но осо­бенно сильно запе­чат­ле­лись в ней слова: «Истин­ный пас­тырь и отец своих пасо­мых будет жить вечно в при­зна­тель­ной памяти и по смерти своей: они будут про­слав­лять его, и чем меньше он будет забо­титься о своем про­слав­ле­нии здесь, на земле, при своих усерд­ных тру­дах во спа­се­ние их, тем больше про­си­яет слава его по смерти: он и мерт­вый будет застав­лять их гово­рить о себе. Такова слава тру­дя­щимся на пользу общую!»

Уже в те годы учебы к Игорю Ворон­цову при­ле­пи­лась кличка «Отшель­ник» — в сущ­но­сти, незлоб­ная, но вполне отве­ча­ю­щая духу его харак­тера и умо­на­стро­е­ний. Пого­ва­ри­вали, что он соби­рался при­нять мона­ше­ство: ибо никто не мог при­пом­нить, что его когда-либо инте­ре­со­вало или влекло, как дру­гих, обще­ние со сво­ими ровес­ни­цами, учив­ши­мися на регент­ском отде­ле­нии. Однако именно «Отшель­нику» не отка­зала стать его спут­ни­цей жизни одна из самых при­вле­ка­тель­ных сту­ден­ток Леночка Поно­ма­рева — един­ствен­ная дочка весьма состо­я­тель­ных и вли­я­тель­ных роди­те­лей, конечно же, ожи­дав­ших от нее, как им хоте­лось, более достой­ного выбора.

Наве­стив дочь в Пого­сте, когда на свет появился пер­ве­нец, они при­шли в ужас, пред­ре­кая ско­рый рас­пад моло­дой семьи, ибо раз­ме­нять все, чем была окру­жена ее жизнь у роди­те­лей, на тот «рай», кото­рый ей пода­рил моло­дой зять, напро­сив­шись в эту глушь, мог лишь насто­я­щий безумец.

— Наши теле­фоны зна­ешь, — шеп­нул ей отец, остав­шись наедине. — Один зво­нок — и мы тебя забе­рем отсюда. Пусть сидит сам, коль так хочется отшель­ни­ком быть. А для нас ты все­гда была и оста­нешься люби­мой дочерью.

Дру­зья, близко знав­шие отца Игоря, тоже не про­ро­чили про­дол­жи­тель­ного семей­ного сча­стья. Они были уве­рены: этот брак — какая-то ошибка, недо­ра­зу­ме­ние, всплеск эмо­ций, но не след­ствие взве­шен­ного, обду­ман­ного, рас­чет­ли­вого решения.

— Один — отшель­ник, дру­гая — дура наби­тая, — посме­и­ва­лись неко­то­рые, при­сут­ствуя на их вен­ча­нии, — два сапога пара.

…Что же потя­нуло отца Игоря в этот мрач­ный, воис­тину зате­рян­ный мир с жут­ко­ва­тым назва­нием? Роман­тика? Жажда подвига под впе­чат­ле­нием про­чи­тан­ных житий и настав­ле­ний свя­тых отцов? Что? Об этом мог дога­ды­ваться дядя моло­дого батюшки — отец Сер­гий, много пови­дав­ший на своем дол­гом веку свя­щен­ства, умуд­рен­ный соб­ствен­ным опы­том, но именно по этой при­чине пред­по­чи­тав­ший мол­чать, а не делать ско­ро­па­ли­тель­ные выводы, тем более отго­ва­ри­вать пле­мян­ника, хода­тай­ство­вать за него перед архи­ереем, кото­рого знал очень близко, чтобы тот предо­ста­вил успеш­ному выпуск­нику семи­на­рии более достой­ное место. О чем же мол­чали седо­вла­сый отец Сер­гий и юный отец Игорь? Какая тайна объ­еди­нила их? Была ли она вообще? Была…

Игорь Ворон­цов, редко жало­вав­шийся на здо­ро­вье, одна­жды серьезно забо­лел. Слу­чи­лось это, когда он был уже семи­на­ри­стом и учился на вто­ром курсе. Пред­ва­ри­тель­ный диа­гноз, кото­рый ему поста­вили опыт­ные врачи, шоки­ро­вал всех: и род­ных, и дру­зей Игоря. Ему диа­гно­сти­ро­вали опу­холь в желудке, достав­ляв­шую нестер­пи­мые боли, тош­ноту, жже­ние внутри, отвра­ще­ние ко вся­кой еде. Решили не откла­ды­вать и делать опе­ра­цию. Пока врачи гото­вили паци­ента, отец Сер­гий и все, кого он про­сил, стали молиться о здра­вии юноши, дабы Гос­подь по Своей мило­сти про­длил ему лета жизни. Молился и сам Игорь: молился кротко, без ропота на судьбу, не хва­та­ясь за все, что ему пред­ла­гали дру­гие — необык­но­вен­ных цели­те­лей с их необык­но­вен­ными спо­соб­но­стями и сна­до­бьями, лече­ние в пре­стиж­ных загра­нич­ных клиниках.

— Пусть будет воля Гос­подня, — улы­бался он, не желая оби­жать тех, кто забо­тился о том, чтобы любой ценой спа­сти его жизнь.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

3 комментария

  • Наталья, 28.02.2020

    Чудес­ный рас­сказ! Про­стой, понят­ный, поучительный.

    Ответить »
  • Не отры­ва­ясь про­чи­тала. Душу тро­нула и надеж­дой напол­нила. Благодарю.

    Ответить »
  • Ирина, 28.12.2019

    Очень понра­ви­лась книга.

    Ответить »
Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки