Волшебник Изумрудного города — Волков А.М.

Волшебник Изумрудного города — Волков А.М.

(2 голоса5.0 из 5)

Ураган

Среди обшир­ной кан­зас­ской степи жила девочка Элли. Ее отец, фер­мер Джон, целый день рабо­тал в поле, а мать Анна хло­по­тала по хозяйству.

Жили они в неболь­шом фур­гоне, сня­том с колес и постав­лен­ном на землю.

Обста­новка домика была бедна: желез­ная печка, шкаф, стол, три стула и две кро­вати. Рядом с домом, у самой двери, был выко­пан «ура­ган­ный погреб». В погребе семья отси­жи­ва­лась во время бурь.

Степ­ные ура­ганы не раз опро­ки­ды­вали легонь­кое жилище фер­мера Джона. Но Джон не уны­вал: когда ути­хал ветер, он под­ни­мал домик, печка и кро­вати ста­но­ви­лись на места. Элли соби­рала с пола оло­вян­ные тарелки и кружки – и все было в порядке до нового урагана.

До самого гори­зонта рас­сти­ла­лась ров­ная, как ска­терть, степь. Кое-где вид­не­лись такие же бед­ные домики, как и домик Джона. Вокруг них были пашни, где фер­меры сеяли пше­ницу и кукурузу.

Элли хорошо знала всех сосе­дей на три мили кру­гом. На западе про­жи­вал дядя Роберт с сыно­вьями Бобом и Диком. В домике на севере жил ста­рый Рольф. Он делал детям чудес­ные вет­ря­ные мельницы.

Широ­кая степь не каза­лась Элли уны­лой: ведь это была ее родина. Элли не знала ника­ких дру­гих мест. Горы и леса она видела только на кар­тин­ках, и они не манили ее, быть может, потому, что в деше­вых Элли­ных книж­ках были нари­со­ваны плохо.

Когда Элли ста­но­ви­лось скучно, она звала весе­лого песика Тотошку и отправ­ля­лась наве­стить Дика и Боба или шла к дедушке Рольфу, от кото­рого нико­гда не воз­вра­ща­лась без само­дель­ной игрушки.

Тотошка с лаем пры­гал по степи, гонялся за воро­нами и был бес­ко­нечно дово­лен собой и своей малень­кой хозяй­кой. У Тотошки была чер­ная шерсть, ост­рень­кие ушки и малень­кие, забавно бле­стев­шие глазки. Тотошка нико­гда не ску­чал и мог играть с девоч­кой целый день.

У Элли было много забот. Она помо­гала матери по хозяй­ству, а отец учил ее читать, писать и счи­тать, потому что школа нахо­ди­лась далеко, а девочка была еще слиш­ком мала, чтобы ходить туда каж­дый день.

Одна­жды лет­ним вече­ром Элли сидела на крыльце и читала вслух сказку. Анна сти­рала белье.

– «И тогда силь­ный, могу­чий бога­тырь Арна­ульф уви­дел вол­шеб­ника ростом с башню, – нарас­пев читала Элли, водя паль­цем по стро­кам. – Изо рта и нозд­рей вол­шеб­ника выле­тал огонь…» Мамочка, – спро­сила Элли, отры­ва­ясь от книги, – а теперь вол­шеб­ники есть?

– Нет, моя доро­гая. Жили вол­шеб­ники в преж­ние вре­мена, а потом пере­ве­лись. Да и к чему они. И без них хло­пот довольно…

Элли смешно намор­щила нос:

– А все-таки без вол­шеб­ни­ков скучно. Если бы я вдруг сде­ла­лась коро­ле­вой, то обя­за­тельно при­ка­зала бы, чтобы в каж­дом городе и в каж­дой деревне был вол­шеб­ник. И чтобы он совер­шал для детей вся­кие чудеса.

– Какие же, напри­мер? – улы­ба­ясь, спро­сила мать.

– Ну, какие… Вот чтобы каж­дая девочка и каж­дый маль­чик, про­сы­па­ясь утром, нахо­дили под подуш­кой боль­шой слад­кий пря­ник… Или… – Элли грустно посмот­рела на свои гру­бые поно­шен­ные баш­маки. – Или чтобы у всех детей были хоро­шень­кие лег­кие туфельки.

– Туфельки ты и без вол­шеб­ника полу­чишь, – воз­ра­зила Анна. – Поедешь с папой на ярмарку, он и купит…

Пока девочка раз­го­ва­ри­вала с мате­рью, погода начала портиться.

* * *

Как раз в это самое время в дале­кой стране, за высо­кими горами кол­до­вала в угрю­мой глу­бо­кой пещере злая вол­шеб­ница Гингема.

Страшно было в пещере Гин­гемы. Там под потол­ком висело чучело огром­ного кро­ко­дила. На высо­ких шестах сидели боль­шие филины, с потолка све­ши­ва­лись связки суше­ных мышей, при­вя­зан­ных к вере­воч­кам за хво­стики, как луковки. Длин­ная тол­стая змея обви­лась вокруг столба и рав­но­мерно качала плос­кой голо­вой. И много еще вся­ких стран­ных и жут­ких вещей было в обшир­ной пещере Гингемы.

В боль­шом закоп­чен­ном котле Гин­гема варила вол­шеб­ное зелье. Она бро­сала в котел мышей, отры­вая одну за дру­гой от связки.

– Куда это поде­ва­лись зме­и­ные головы? – злобно вор­чала Гин­гема. – Не все же я съела за зав­тра­ком!.. А, вот они, в зеле­ном горшке! Ну, теперь зелье вый­дет на славу!.. Доста­нется же этим про­кля­тым людям! Нена­вижу я их! Рас­се­ли­лись по свету! Осу­шили болота! Выру­били чащи!.. Всех лягу­шек вывели!.. Змей уни­что­жают! Ничего вкус­ного на земле не оста­лось! Разве только чер­вяч­ком полакомишься!..

Гин­гема погро­зила в про­стран­ство кост­ля­вым иссох­шим кула­ком и стала бро­сать в котел зме­и­ные головы.

– Ух, нена­вист­ные люди! Вот и готово мое зелье на поги­бель вам! Окроплю леса и поля, и под­ни­мется буря, какой еще на свете не бывало!

Гин­гема под­хва­тила котел за «ушки» и с уси­лием выта­щила его из пещеры. Она опу­стила в котел боль­шое помело и стала рас­плес­ки­вать вокруг свое варево.

– Раз­ра­зись, ура­ган! Лети по свету, как беше­ный зверь! Рви, ломай, круши! Опро­ки­ды­вай дома, под­ни­май на воз­дух! Сусака, масака, лэма, рэма, гэма!.. Буридо, фуридо, сама, пэма, фэма!..

Она выкри­ки­вала вол­шеб­ные слова и брыз­гала вокруг рас­тре­пан­ным поме­лом, и небо омра­ча­лось, соби­ра­лись тучи, начи­нал сви­стеть ветер. Вдали бле­стели молнии…

– Круши, рви, ломай! – дико вопила кол­ду­нья. – Сусака, масака, буридо, фуридо! Уни­что­жай, ура­ган, людей, живот­ных, птиц! Только лягу­ше­чек, мышек, змеек, пауч­ков не тро­гай, ура­ган! Пусть они по всему свету раз­мно­жатся на радость мне, могу­чей вол­шеб­нице Гин­геме! Буридо, фуридо, сусака, масака!

И вихрь завы­вал все силь­ней и силь­ней, свер­кали мол­нии, оглу­ши­тельно гро­хо­тал гром.

Гин­гема в диком вос­торге кру­жи­лась на месте, и ветер раз­ве­вал полы ее длин­ной мантии…

* * *

Вызван­ный вол­шеб­ством Гин­гемы ура­ган донесся до Кан­заса и с каж­дой мину­той при­бли­жался к домику Джона. Вдали у гори­зонта сгу­ща­лись тучи, поблес­ки­вали молнии.

Тотошка бес­по­койно бегал, задрав голову, и задорно лаял на тучи, кото­рые быстро мча­лись по небу.

– Ой, Тотошка, какой ты смеш­ной, – ска­зала Элли. – Пуга­ешь тучи, а ведь сам трусишь!

Песик и в самом деле очень боялся гроз. Он их уже немало видел за свою недол­гую жизнь. Анна забеспокоилась.

– Забол­та­лась я с тобой, дочка, а ведь, смотри-ка, надви­га­ется самый насто­я­щий ураган…

Вот уже ясно стал слы­шен гроз­ный гул ветра. Пше­ница на поле при­легла к земле, и по ней, как по реке, пока­ти­лись волны. При­бе­жал с поля взвол­но­ван­ный фер­мер Джон.

Стр. 1 из 32 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки