Жены-мироносицы — Агафонов Н.В.

Жены-мироносицы — Агафонов Н.В.

(44 голоса4.3 из 5)

“Жены-миро­но­сицы” в аудиоформате.

Моей доро­гой жене Иоанне
с глу­бо­кой благодарностью
и неж­ной любо­вью посвящаю

От автора

Чело­ве­че­ский род достиг сво­его выс­шего духов­ного раз­ви­тия в Деве Марии. Под­няв­шись до неви­дан­ных ангель­ских высот, Она пре­взо­шла их, став «чест­ней­шей Херу­вим и слав­ней­шей без срав­не­ния Сера­фим». Явив­шись Вра­тами Небес­ными, через кото­рые в мир при­шел Спа­си­тель, Пре­свя­тая Дева на все вре­мена стала зна­ме­нем жен­ского есте­ства, освя­щен­ного Боже­ствен­ным вели­чием. И если Матерь Божию име­нуют «гла­виз­ной нашего спа­се­ния», то Ее надо при­знать и гла­виз­ной жен­ского слу­же­ния Хри­сту и Его Церкви.

На стра­ни­цах Еван­ге­лия Гос­подь часто обра­ща­ется к жен­щи­нам. И не только про­щая грехи, исце­ляя, но и бесе­дуя с ними о тай­нах Цар­ствия Божия. Достойно вни­ма­ния то, что впер­вые прямо и открыто Гос­подь ука­зал на Себя как Мес­сию, то есть Хри­ста, именно жен­щине (Ин. 4:25–26). Как и апо­столы, жен­щины, сле­до­вав­шие за Хри­стом, име­но­вали Его своим Учи­те­лем (Ин. 20:16). Правда, в отли­чие от апо­сто­лов, кото­рых Гос­подь Сам изби­рал и при­зы­вал на слу­же­ние, жен­щины сле­до­вали за Ним исклю­чи­тельно по зову сердца. Но разве зов сердца не от Бога? Это гово­рит лишь о том, что сердца жен­щин спо­собны слы­шать при­зыв Божий, не нуж­да­ясь в его сло­вес­ном подтверждении.

Когда при­шли дни испы­та­ния, Спа­си­тель гово­рил апо­сто­лам: «Да не сму­ща­ется сердце ваше. Веруйте в Бога и в Меня веруйте» (Ин. 14:1). Но даже они, любя­щие Хри­ста, испу­га­лись и раз­бе­жа­лись. С Гос­по­дом оста­лись лишь те, о ком почти ничего не повест­ву­ется в Еван­ге­лии до гол­гоф­ских собы­тий. Это были тихие, скром­ные жен­щины, всюду ходив­шие за Хри­стом и слу­жив­шие Ему сво­ими име­ни­ями (Лк. 8:1–3). Теперь же, когда уни­жен­ного и истер­зан­ного пыт­ками Хри­ста, как пре­ступ­ника, вели на рас­пя­тие, жен­щины были рядом. Среди бес­ну­ю­щейся толпы, истошно вопя­щей: «Рас­пни, рас­пни Его!», они не дрог­нули. Когда чита­ешь строки Еван­ге­лия, то перед мыс­лен­ным взо­ром встает тро­га­тель­ная кар­тина иду­щих за Хри­стом на Гол­гофу жен­щин. Рас­те­рян­ные и напу­ган­ные, еле сдер­жи­вая рыда­ния, они идут в мол­ча­ли­вой скорби. Почти не видя от слез дороги, под­дер­жи­вая друг друга, они сле­дуют за своим люби­мым Учи­те­лем, пору­ган­ным и осме­ян­ным. Только в любви эти сла­бые жен­щины чер­пают свои силы и идут до конца.

Когда же при­шло время и про­сла­вился Сын Чело­ве­че­ский, то пер­вым бла­гую весть о Своем вос­кре­се­нии Он даро­вал жен­щи­нам. «Радуй­тесь!», — гово­рил Он им, пове­ле­вая идти и рас­ска­зать апо­сто­лам о Его победе над смер­тью. А когда апо­столы не пове­рили, Хри­стос явился и «упре­кал их за неве­рие и жесто­ко­сер­дие, что видев­шим Его вос­крес­шего не пове­рили» (Мк. 16:14).

В подвиге жен-миро­но­сиц рас­кры­лась вся высота жен­ского слу­же­ния Богу и миру. Их жизнь, по сло­вам свя­щен­но­му­че­ника мит­ро­по­лита Сера­фима (Чича­гова), «мно­го­по­учи­тельна и теперь для совре­мен­ных хри­сти­а­нок». Под­ра­жа­ние миро­но­си­цам в жерт­вен­ной любви и на мис­си­о­нер­ском поприще нахо­дило себе место на про­тя­же­нии всей двух­ты­ся­че­лет­ней исто­рии хри­сти­ан­ской Церкви. Трудно пере­оце­нить роль жен­щины в сохра­не­нии пра­во­слав­ной веры и в нашем Оте­че­стве. Я бы даже дерз­нул ска­зать, что именно жен­щины в годы без­бож­ных лихо­ле­тий и сохра­нили эту веру. О чем хорошо ска­зано в заме­ча­тель­ном сти­хо­тво­ре­нии моего люби­мого поэта Алек­сандра Солодовникова :

Муж­чины больше философствуют
И сомне­ва­ются с Фомою,
А миро­но­сицы безмолвствуют,
Стопы Хри­ста кропя слезою.
Мужи напу­ганы солдатами,
Скры­ва­ются от ярой злобы,
А жены смело с ароматами
Чуть свет торо­пятся ко гробу.
Люд­ские муд­рецы великие
В атом­ный ад ведут народы,
А белые пла­точки тихие
Собой скреп­ляют церкви своды.

Мно­гие часы, дни и месяцы я про­вел в раз­мыш­ле­нии о женах-миро­но­си­цах. Вчи­ты­вался в еван­гель­ские строки и в те ску­пые све­де­ния, что оста­вило нам Цер­ков­ное Пре­да­ние. Пытался пред­ста­вить себе, как они жили, мыс­лили и дей­ство­вали в раз­ных жиз­нен­ных обсто­я­тель­ствах. И хотя я писал свою книгу с глу­бо­ким убеж­де­нием, что все так и должно было быть, однако прошу чита­теля пом­нить, что перед ним прежде всего худо­же­ствен­ная проза, где исто­ри­че­ские факты пере­пле­тены с домыс­лами и пред­по­ло­же­ни­ями автора.

Един­ствен­ное, где я не поз­во­лял себе домыс­ли­вать что-либо от себя, так это опи­са­ние еван­гель­ских собы­тий. В этом мое повест­во­ва­ние неукос­ни­тельно при­дер­жи­ва­ется духа и буквы Свя­щен­ного Писа­ния, а также свя­то­оте­че­ского тол­ко­ва­ния Евангелия.

Глава 1

Послед­ние лучи заката еще окра­ши­вали бледно-баг­ря­ным све­том пуши­стые облака, сонно застыв­шие над вод­ной гла­дью Гали­лей­ского моря . Рыбаки, весело под­тру­ни­вая друг над дру­гом и при­выч­ными дви­же­ни­ями укла­ды­вая сети в лодки, гото­ви­лись к ноч­ному лову.

— Что-то не видно Зеве­дея, — ска­зал один из рыба­ков, кивая в сто­рону трех лодок, сирот­ливо пока­чи­вав­шихся на при­вязи у берега.

— У него сего­дня дру­гой улов, — засме­ялся вто­рой рыбак, — в его сети уго­дила пре­крас­ная девица из Назарета.

— Да, сего­дня ему не до лова, — доба­вил тре­тий, — он женится.

Под рав­но­мер­ные взмахи весел лодки быстро уда­ля­лись от берега. В вечер­них сумер­ках заката рыбаки еще какое-то время видели силу­эты сво­его род­ного города Капер­на­ума, но вскоре про­пали и эти очер­та­ния, погру­зив­шись в ноч­ную тьму.

Капер­наум спал, когда его улицы неожи­данно огла­си­лись весе­лым бара­бан­ным боем и мело­дич­ными зву­ками флейты. Никто из жите­лей не оби­жался на этот, каза­лось, неуроч­ный шум. Начи­на­ется среда, а зна­чит, день сва­дьбы . Наобо­рот, люди стали выхо­дить из домов, чтобы погля­деть на празд­нич­ное шествие, мед­ленно про­дви­га­ю­ще­еся по улице в осве­ще­нии десятка факе­лов. Неве­ста, с головы до ног уку­тан­ная в широ­кое раз­ве­ва­ю­ще­еся покры­вало, шла в окру­же­нии своих подруг. Под музыку, песни и пляски ее вели к жениху на обру­че­ние. Голову неве­сты укра­шал венок из белых цве­тов, да и все покры­вало тоже было усы­пано цве­тами. Взяв­шись за руки и обра­зуя вокруг неве­сты живое кольцо, подруги пели:

«На ложе моем ночью я искала того, кото­рого любит душа моя, искала его и не нашла его. Встану же я, пойду по городу, по ули­цам и пло­ща­дям, и буду искать того, кото­рого любит душа моя; искала его и не нашла его» .

Стр. 1 из 39 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки