епископ Александр (Милеант)

Новый Завет

Евангелия

Предварительные сведения

Слово Евангелие значит «доброе известие», или – «приятная, радостная, благая весть». Этим именем называются первые четыре книги Нового Завета, которые повествуют о жизни и учении воплотившегося Сына Божия, Господа Иисуса Христа, – обо всем том, что Он сделал для установления праведной жизни на земле и спасения нас, грешных людей. До пришествия на землю Сына Божия люди представляли Бога как всемогущего Творца, грозного Судью, пребывающего в неприступной славе. Иисус Христос дал нам новое понятие о Боге как о близком нам, милосердном и любящем Отце. «Видевший Меня видел Отца» (Ин. 14, 9) – говорил Иисус Христос Своим современникам. Действительно, весь облик Христа, каждое Его слово и жест были проникнуты бесконечным состраданием к падшему человеку. Он был как Врач среди больных. Люди чувствовали Его любовь и тысячами тянулись к нему. Никто не слышал отказа – Христос всем помогал: очищал совесть грешников, исцелял расслабленных и слепых, утешал отчаявшихся, освобождал одержимых дьяволом. Его всемогущему слову подчинялась природа и сама смерть. В этой главе мы хотим познакомить читателя с временем и обстоятельствами написания Евангелий. В конце приведем избранные наставления Спасителя. Хочется, чтобы все глубже вникнули в жизнь и учение нашего Спасителя. Ведь чем больше мы читаем Евангелие, тем прочнее мы усваиваем правильный образ мыслей. Приобретая же личный духовный опыт, мы начинаем убеждаться в реальной близости нашего Спасителя. Мы чувствуем, что Он – наш Добрый Пастырь, Который ежедневно избавляет нас от бедствий и руководит нашей жизнью. В наш век, когда люди слышат и читают столько противоречивых и необоснованных суждений, следовало бы Евангелие сделать своей настольной книгой. Ведь в то время как все остальные книги содержат мнения обыкновенных людей, в Евангелии мы слышим бессмертные слова Господа Бога.

История евангельского текста

Все новозаветные священные книги написаны на греческом языке, но не на классическом греческом языке, а на народном александрийском наречии греческого языка, так называемом «койне», на котором говорило или, во всяком случае, который понимало все культурное население Восточной и Западной Римской империи. Это был язык всех образованных людей того времени. Евангелисты потому и писали на этом языке, чтобы сделать новозаветные священные книги доступными для чтения и понимания всех образованных граждан. Для письма употреблялись только большие буквы греческого алфавита, без знаков препинания и даже без отделения одного слова от другого. Малые буквы стали употребляться только с IX века, равно как и раздельное писание слов. Знаки же препинания введены только после изобретения книгопечатания в XV веке. Нынешнее разделение на главы было произведено на Западе кардиналом Гугом в XIII веке, а разделение на стихи – парижским типографщиком Робертом Стефаном в XVI веке. В лице своих ученых епископов и пресвитеров Церковь всегда заботилась о сохранении текста священных книг от всяких искажений, всегда возможных, особенно до изобретения книгопечатания, когда книги переписывались от руки. Есть сведения, что над исправлением текста в неисправных списках много трудились такие ученые мужи христианской древности, как Ориген, Исихий епископ Египетский, и Антиохийский пресвитер Лукиан (они жили во второй половине III века после Р.Х.). С изобретением книгопечатания стали следить за тем, чтобы новозаветные священные книги печатались только по лучшим древнейшим рукописям. В первой четверти XVII века появилось почти одновременно два печатных издания новозаветного греческого текста: Комплютенская Полиглотта в Испании и издание Эразма Роттердамского в Базеле. В XIX столетии необходимо отметить, как образцовые, труды Тишендорфа – издание, явившееся в результате сравнения до 900 Рукописей Нового Завета. Как эти добросовестные критические труды, так в особенности, конечно, неусыпная забота Церкви, в которой живет и которой руководит Святой Дух, служат нам вполне достаточной порукой за то, что мы обладаем в настоящее время чистым, неповрежденным греческим текстом новозаветных священных книг. Во второй половине IX столетия новозаветные священные книги были переведены просветителями славян равноапостольными братьями Кириллом и Мефодием на «язык словеньск», до некоторой степени общий и более или менее понятный для всех славянских племен болгаро-македонский диалект, на котором говорили в окрестностях города Солуни, родины святых братьев. Древнейший памятник этого славянского перевода сохранился у нас в России под названием «Остромирова Евангелия», называемого так потому, что оно было написано для новгородского посадника Остромира диаконом Григорием в 1056–1057 годах. С течением времени первоначальный славянский текст подвергался некоторой незначительной русификации. Современный русский перевод сделан в первой половине XIX века.

Время написания Евангелий

Время написания каждой из священных книг Нового Завета не может быть определено с безусловной точностью, но совершенно несомненно, что все они были написаны во второй половине I века. Это видно из того, что целый ряд таких писателей второго века, как святой мученик Иустин Философ в своей апологии, написанной около 150 года, языческий писатель Цельс в своем сочинении, тоже написанном в середине II века, и особенно священномученик Игнатий Богоносец, в своих посланиях, относящихся к 107 году, – все делают множество ссылок на новозаветные священные книги и приводят из них дословные выдержки. Первыми из новозаветных книг были написаны послания святых апостолов, вызванные необходимостью утверждения в вере недавно основанных христианских общин; но скоро явилась потребность и в систематическом изложении земной жизни Господа Иисуса Христа и Его учения. Как ни пыталась так называемая «отрицательная критика» подорвать веру в историческую достоверность и подлинность наших Евангелий и других священных книг, относя их появление в свет к значительно более позднему времени (напр., Бауэр и его школа), новейшие открытия в патристической области (творениях святых отцов Церкви) литературы со всей убедительностью свидетельствуют, что все они написаны в I веке. По целому ряду соображений можно заключить, что Евангелие от Матфея написано раньше всех и никак не позже 50–60 гг. по Р.Х. Евангелия от Марка и Луки написаны несколько позже, но во всяком случае раньше, чем разрушение Иерусалима, то есть до 70 года по Р.Х., а евангелист Иоанн Богослов написал свое Евангелие позже всех, в конце первого века, будучи уже в глубокой старости, как некоторые предполагают, около 96 года. Несколько раньше был написан им Апокалипсис. Книга Деяний написана вскоре после Евангелия от Луки, потому что, как видно из предисловия к ней, она служит его продолжением.

Значение четырех Евангелий

Все четыре Евангелия согласно повествуют о жизни и учении Христа Спасителя, о Его чудесах, Крестных страданиях, смерти и погребении, Его славном Воскресении из мертвых и вознесении на небо. Взаимно дополняя и разъясняя друг друга, они представляют собой единую целую книгу, не имеющую никаких противоречий и несогласий в самом главном и основном. Обычным символом для четырех Евангелий служит таинственная колесница, которую видел пророк Иезекииль при реке Ховар (Иез. 1, 1–28) и которая состояла из четырех существ, напоминавших своим видом человека, льва, тельца и орла. Эти существа, взятые в отдельности, сделались эмблемами для евангелистов. Христианское искусство, начиная с V века, изображает Матфея с человеком или Ангелом, Марка со львом, Луку с тельцом, Иоанна с орлом. Кроме наших четырех Евангелий, в первые века известно было до 50 других писаний, называвших себя также «евангелиями» и приписывавших себе апостольское происхождение. Церковь отнесла их к списку «апокрифических» – то есть недостоверных, отвергнутых книг. Эти книги содержат в себе искаженные и сомнительные повествования. К таким апокрифическим Евангелиям относятся «Первоевангелие Иакова», «История Иосифа плотника», «Евангелие Фомы», «Евангелие Никодима» и другие. В них, между прочим, впервые записаны легенды, относящиеся к детству Господа Иисуса Христа.

Взаимоотношение Евангелий

Из четырех Евангелий содержание первых трех – от Матфея, Марка и Луки – во многом совпадает, близко друг к другу как по самому повествовательному материалу, так и по форме изложения. Четвертое же Евангелие – от Иоанна в этом отношении стоит особняком, значительно отличаясь от первых трех, как излагаемым в нем материалом, так и самим стилем и формой изложения. В связи с этим первые три Евангелия принято называть синоптическими, от греческого слова «синопсис», что значит «изложение в одном общем образе». Но хотя первые три Евангелия весьма близки между собой и по плану, и по содержанию, в каждом из них есть, однако, и свои особенности. Синоптические Евангелия повествуют почти исключительно о деятельности Господа Иисуса Христа в Галилее, а евангелист Иоанн – в Иудее. Синоптики рассказывают, главным образом, о чудесах, притчах и внешних событиях в жизни Господа, евангелист Иоанн ведет рассуждения о глубочайшем ее смысле, приводит речи Господа о возвышенных предметах веры. При всем различии между Евангелиями, в них нет внутренних противоречий. При внимательном чтении легко найти ясные признаки согласия между синоптиками и евангелистом Иоанном. Так, Иоанн мало рассказывает о галилейском служении Господа, но он, несомненно, знает о неоднократном продолжительном пребывании Его в Галилее. Синоптики ничего не передают о ранней деятельности Господа в Иудее и самом Иерусалиме, но намеки на эту деятельность у них часто встречаются. Так, по их свидетельству, у Господа были в Иерусалиме друзья, ученики и приверженцы, как, например, владелец горницы, где происходила Тайная вечеря, и Иосиф Аримафейский. Особенно важны в этом отношении слова, приводимые синоптиками: «Иерусалим! Иерусалим! Как часто хотел Я собрать твоих детей», – выражение явно предполагающее многократное пребывание Господа в Иерусалиме. Основная разница между синоптиками и евангелистом Иоанном заключается в беседах Господа. У синоптиков эти беседы весьма просты, легко доступны пониманию, у евангелиста Иоанна – они глубоки, таинственны, часто трудны для понимания, как будто предназначены не для толпы, а для какого-то более тесного круга слушателей. Но это так и есть: синоптики приводят речи Господа, обращенные к галилеянам, людям простым и невежественным, Иоанн передает, главным образом, речи Господа, обращенные к иудеям, книжникам и фарисеям – людям, искушенным в знании Закона Моисеева, более-менее высоко стоявшим на ступенях тогдашней образованности. Кроме того, у Иоанна, как мы увидим дальше, особая цель – возможно полнее и глубже раскрыть учение об Иисусе Христе, как о Сыне Божием, а эта тема, конечно, гораздо более трудная для понимания, чем столь понятные, легко доступные пониманию притчи синоптиков. Но и тут нет между синоптиками и евангелистом Иоанном большого расхождения. Если синоптики выставляют более человеческую сторону Христа, а Иоанн по преимуществу – Божественную, то это еще не значит, что у синоптиков совсем отсутствует Божественная сторона Христа или у Иоанна – человеческая. Сын человеческий у синоптиков есть также и Сын Божий, которому дана всякая власть на небе и на земле. Равным образом Сын Божий у Иоанна есть также и истинный человек, Который принимает приглашение на брачный пир, дружески беседует с Марфой и Марией и плачет над гробом Своего друга Лазаря.

Таким образом, синоптики и Иоанн взаимно друг друга дополняют и только в своей совокупности дают цельный образ Христа, каким он воспринят и проповедуется Церковью.

Характер каждого из четырех Евангелий

Православное учение о боговдохновенности книг Священного Писания всегда держалось взгляда, что, вдохновляя священных писателей, сообщая им и мысль, и слово, Дух Святой не стеснял их собственного ума и характера. Наитие Святого Духа не подавляло собой духа человеческого, а только очищало и возвышало его над своими обыкновенными границами. Поэтому, представляя собой единое целое в изложении Божественной истины, Евангелия различаются между собой в зависимости от личных свойств характера каждого из евангелистов, различаются построением речи, слогом, некоторыми особенными выражениями, различаются они между собой и вследствие обстоятельств и условий, при которых были написаны, и в зависимости от цели, которую ставил себе каждый из четырех евангелистов. Поэтому для лучшего истолкования и понимания Евангелия нам необходимо ближе познакомиться с личностью, характером и жизнью каждого из четырех евангелистов и обстоятельствами, при которых каждое из четырех Евангелий было написано.

Евангелие от Матфея

Евангелист Матфей, носивший также имя Левия, состоял в числе 12 апостолов Христовых. До своего призвания к апостольскому служению он был мытарем, то есть сборщиком налогов, и, как таковой, конечно, нелюбим своими соотечественниками – евреями, презиравшими и ненавидевшими мытарей за то, что они служили неверным поработителям их народа и притесняли свой народ взиманием податей, причем в своем стремлении к наживе часто брали намного больше, чем следует. О своем призвании Матфей рассказывает в 9 главе своего Евангелия (Мф. 9, 9–13), называя себя именем Матфея, в то время как евангелисты Марк и Лука, повествуя о том же, именуют его Левием. У евреев было в обычае иметь несколько имен. Тронутый до глубины души милостью Господа, не гнушавшегося им, несмотря на общее презрение к нему евреев и особенно духовных вождей еврейского народа, книжников и фарисеев, Матфей всем сердцем воспринял учение Христово и особенно глубоко уразумел его превосходство над фарисейскими преданиями и воззрениями, носившими печать внешней праведности, самомнения и презрения к грешникам. Вот почему он так подробно приводит сильную обличительную речь Господа против книжников и фарисеев – лицемеров, которую мы находим в 23 главе его Евангелия (Мф. 23). Надо полагать, что по той же причине он особенно близко принял к сердцу дело спасения именно своего родного еврейского народа, столь пропитавшегося к тому времени ложными понятиями и фарисейскими взглядами, а потому его Евангелие написано преимущественно для евреев. Есть основание предполагать, что оно первоначально и было написано на еврейском языке и только несколько позже, может быть, самим же Матфеем, переведено на греческий язык.

Написав свое Евангелие для евреев, Матфей ставит своей главной целью доказать им, что Иисус Христос и есть именно тот Мессия, о Котором предсказывали ветхозаветные пророки, что ветхозаветное откровение, затемненное книжниками и фарисеями, только в христианстве уясняется и воспринимает свой совершенный смысл. Поэтому он и начинает свое Евангелие родословием Иисуса Христа, желая показать евреям Его происхождение от Давида и Авраама, и делает громадное количество ссылок на Ветхий Завет, чтобы доказать исполнение на Нем ветхозаветных пророчеств. Назначение первого Евангелия для евреев видно из того, что Матфей, упоминая об иудейских обычаях, не считает нужным объяснить их смысл и значение, как это делают другие евангелисты. Равным образом оставляет без объяснения и некоторые арамейские слова, употреблявшиеся в Палестине. Матфей долгое время и проповедовал в Палестине. Потом удалился для проповеди в другие страны и окончил свою жизнь мученической смертью в Эфиопии.

Евангелие от Марка

Евангелист Марк носил еще имя Иоанна. По происхождению он тоже был иудеем, но не состоял в числе 12 апостолов. Поэтому он и не мог быть постоянным спутником и слушателем Господа, каким был Матфей. Свое Евангелие он написал со слов и под руководством апостола Петра. Сам он, по всей вероятности, был очевидцем лишь последних дней земной жизни Господа. Только в одном Евангелии от Марка рассказывается о каком-то юноше, который, когда Господь был взят под стражу в Гефсиманском саду, следовал за Ним, завернувшись по нагому телу в покрывало, и воины схватили его, но он, оставив покрывало, нагой убежал от них (Мк. 14, 51–52). В этом юноше древнее предание видит самого автора второго Евангелия – Марка. Его мать Мария упоминается в Книге Деяний как одна из жен, наиболее преданных вере Христовой. В ее доме в Иерусалиме верующие собирались для молитвы. Марк впоследствии участвует в первом путешествии апостола Павла вместе с другим его спутником Варнавой, которому он приходился племянником по матери. Он находился при апостоле Павле в Риме, откуда написано Послание к Колоссянам. Далее, как видно, Марк стал спутником и сотрудником апостола Петра, что подтверждается словами самого апостола Петра в его первом Соборном послании, где он пишет: «Приветствует вас избранная, подобно вам, церковь в Вавилоне и Марк, сын мой» (1Пет. 5, 13, здесь Вавилон, наверно, иносказательное наименование Рима). Перед своим отходом его вновь призывает к себе апостол Павел, который пишет Тимофею: «Марка возьми... с собою, ибо он мне нужен для служения» (2Тим. 4, 11). По преданию, апостол Петр поставил Марка первым епископом Александрийской Церкви, и Марк мученически окончил свою жизнь в Александрии. По свидетельству Папия, епископа Иерапольского, а также Иустина Философа и Иринея Лионского , Марк написал свое Евангелие со слов апостола Петра. Иустин даже прямо называет его «памятными записями Петра». Климент Александрийский утверждает, что Евангелие от Марка представляет собой в сущности запись устной проповеди апостола Петра, которую Марк сделал по просьбе христиан, живших в Риме. Само содержание Евангелия от Марка свидетельствует о том, что оно предназначено для христиан из язычников. В нем очень мало говорится об отношении учения Господа Иисуса Христа к Ветхому Завету и совсем немного приводится ссылок на ветхозаветные священные книги. Вместе с тем мы встречаем в нем латинские слова, как, например, speculator и другие. Даже Нагорная проповедь, как объясняющая превосходство новозаветного Закона перед ветхозаветным, пропускается. Зато главное внимание Марк обращает на то, чтобы дать в своем Евангелии сильное яркое повествование о чудесах Христовых, подчеркивая этим Царское величие и всемогущество Господа. В его Евангелии Иисус не «сын Давидов», как у Матфея, а Сын Божий, Владыка и Повелитель, Царь Вселенной.

Евангелие от Луки

Древний историк Евсевий Кесарийский говорит, что Лука происходил из Антиохии, и потому принято считать, что Лука был, по своему происхождению, язычник или так называемый «прозелит», то есть язычник, принявший иудейство. По роду своих занятий он был врачом, что видно из Послания апостола Павла к Колоссянам. Церковное Предание присовокупляет к этому и то, что он был также живописцем. Из того, что в его Евангелии содержатся наставления Господа 70 ученикам, изложенные со всей подробностью, делают заключение, что он принадлежал к числу 70 учеников Христовых. Необыкновенная живость его повествования о явлении Господа двум ученикам на пути в Эммаус – причем по имени называется только один из них, Клеопа, – а также и древнее предание свидетельствуют, что он был одним из этих двух учеников, удостоившихся явления Господа (см. Лк. 24, 13–35). Затем из Книги Деяний апостольских видно, что, начиная со второго путешествия апостола Павла, евангелист Лука делается его постоянным сотрудником и почти неразлучным спутником. Он был при апостоле Павле, как во время первых его уз, из которых написано послание к Колоссянам и Филиппийцам, так и во время вторых его уз, когда написано Второе послание к Тимофею. Есть сведения, что после смерти апостола Павла евангелист Лука проповедовал и принял мученическую смерть в Ахаии. Святые мощи его при императоре Констанции (в середине IV века) были перенесены оттуда в Константинополь вместе с мощами апостола Андрея Первозванного. Как видно из самого предисловия третьего Евангелия, Лука написал его по просьбе одного знатного мужа, «достопочтенного» Феофила, жившего в Антиохии, для которого он написал затем и Книгу Деяний Апостольских, служащую как бы продолжением евангельского повествования (см. Лк. 1, 1–4; Деян. 1, 1–2). При этом он пользовался не только повествованиями очевидцев служения Господа, но и некоторыми уже существовавшими тогда письменными записями о жизни и учении Господа. По его собственным словам эти письменные записи были подвергнуты им самому тщательному исследованию, и потому его Евангелие отличается особенной точностью в определении времени и места событий и строгой хронологической последовательностью. «Державный Феофил», для которого написано третье Евангелие, не был жителем Иудеи и не бывал в Иерусалиме, иначе евангелисту Луке не нужно было бы делать ему различные географические пояснения, вроде того, что Елеон находится близ Иерусалима, на расстоянии субботнего пути и т.п. С другой стороны, ему, видимо, известнее были Сиракузы, Ригия, Путеол в Италии, Аппиева площадь и Три Гостиницы в Риме, упоминая о которых в Книге Деяний, евангелист Лука не делает никаких пояснений. По утверждению Климента Александрийского (начало III столетия), Феофил был богатым и знатным жителем Антиохии (Сирия), исповедовал веру Христову, и дом его служил храмом для антиохийских христиан. На Евангелии от Луки явно сказалось влияние апостола Павла, спутником и сотрудником которого был евангелист Лука. Как «апостол язычников» Павел старался более всего раскрывать ту великую истину, что Мессия – Христос – пришел на землю не для иудеев только, но и для язычников и что Он есть Спаситель всего мира, всех людей. В связи с этой основной мыслью, которую явно проводит на протяжении всего своего повествования третье Евангелие, родословие Иисуса Христа доведено до родоначальника всего человечества Адама и до Самого Бога, чтобы подчеркнуть Его значение для всего человеческого рода (см. Лк. 3, 23–38). Такие места, как посольство пророка Илии к вдове в Сарепту Сидонскую, исцеление от проказы пророком Елисеем Неемана Сириянина, притчи о блудном сыне, о мытаре и фарисее, находятся в тесной внутренней связи с обстоятельно развиваемым учением апостола Павла о спасении не одних только иудеев, но и язычников и об оправдании человека перед Богом не делами Закона, а благодатью Божией, даруемой единственно по беспредельному милосердию и человеколюбию Божию. Никто так ярко не изобразил любви Божией к кающимся грешникам, как это сделал евангелист Лука, приведший в своем Евангелии целый ряд притч и действительных событий на эту тему. Достаточно вспомнить, кроме упомянутых уже притч о блудном сыне и о мытаре и фарисее, еще притчу о заблудшей овце, о потерянной драхме, о милосердном самарянине, повесть о покаянии начальника мытарей Закхее и другие места, как и знаменательные слова о том, «что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» (Лк. 15, 7).

Время и место написания Евангелия от Луки можно определить, руководствуясь соображением, что оно написано ранее Книги Деяний апостольских, составляющей как бы его продолжение (см. Деян. 1, 1). Книга же Деяний оканчивается описанием двухлетнего пребывания апостола Павла в Риме (см. Деян. 28, 30). Это было около 63 года по Р.Х. Следовательно, Евангелие от Луки написано не позже этого времени и, надо полагать, в Риме.

Евангелие от Иоанна

Евангелист Иоанн Богослов был возлюбленным учеником Христовым. Он был сыном галилейского рыбака Заведея и Соломии. Заведей был, по-видимому, состоятельным человеком, так как имел работников, был, видимо, не малозначительным членом иудейского общества, ибо его сын Иоанн имел знакомство с первосвященником. Его мать Соломия упоминается в числе жен, служивших Господу своим имуществом. Она сопутствовала Господу в Галилее, последовала за Ним в Иерусалим на последнюю Пасху и участвовала в приобретении ароматов для помазания Его тела вместе с другими женами-мироносицами. Предание считает ее дочерью Иосифа-обручника. Евангелист Иоанн сначала был учеником Иоанна Крестителя. Услышав его свидетельство о Христе, как об Агнце Божием, берущем на Себя грехи мира, он тотчас же вместе с Андреем последовал за Христом (см. Ин. 1, 35–40). Постоянным учеником Господа он сделался, однако, несколько позже, после чудесного улова рыб на Геннисаретском (Галилейском) озере, когда Господь Сам призвал его вместе с его братом Иаковом. Вместе с Петром и своим братом Иаковом он удостоился особенной близости к Господу, находясь при Нем в самые важные и торжественные минуты Его земной жизни. Так, он удостоился присутствовать при воскрешении дочери Иаира, видеть преображение Господа на горе, слышать беседу о знамениях Его второго пришествия, был свидетелем Его Гефсиманской молитвы. А на Тайной вечере был так близок к Господу, что, по его собственным словам, «возлежал у груди Иисуса» (Ин. 13, 23–25), откуда и произошло его наименование «наперсника», ставшее потом нарицательным для обозначения человека, особенно кому-либо близкого. По смирению не называя себя по имени, он, тем не менее, говоря о себе в своем Евангелии, именует себя учеником, которого любил Иисус. Эта любовь Господа к нему сказалась и в том, что Господь, вися на Кресте, поручил ему Свою Пречистую Матерь, сказав ему: «Се Матерь твоя!» (см. Ин. 19, 27). Пламенно любя Господа, Иоанн был полон негодования против тех, кто был враждебен Господу или чуждался Его. Поэтому он возбранял человеку, не ходившему со Христом, изгонять бесов именем Иисуса Христа (Лк. 9, 49; Мк. 9:38) и просил у Господа позволения низвести огонь на жителей одного самарянского селения за то, что они не приняли Его, когда Он путешествовал в Иерусалим через Самарию (см. Лк. 9, 54). За это он и его брат Иаков получили от Господа прозвание «Воанергес», что значит «сыны Громовы». Чувствуя к себе любовь Христову, но еще не просвещенный благодатью Святого Духа в день Пятидесятницы, он решается просить себе вместе с братом Иаковом ближайшего места к Господу в Его грядущем Царстве, в ответ на что получает предсказание об ожидающей их обоих чаше страданий (см. Мф. 20, 20–23). После Вознесения Господня мы часто видим Иоанна вместе с апостолом Петром. Наряду с ним он считается столпом Церкви и имеет свое пребывание в Иерусалиме (см. Гал. 2, 9). Со времени разрушения Иерусалима местом жизни и деятельности Иоанна делается город Ефес в Малой Азии. В царствование императора Домициана он был отправлен в ссылку на остров Патмос, где им был написан Апокалипсис (см. Откр. 1, 9). Возвращенный из этой ссылки в Ефес, он написал там свое Евангелие и скончался своею смертью (единственный из апостолов), по преданию, весьма загадочной, в глубокой старости, будучи около 105 лет, в царствование императора Траяна. Как гласит предание, четвертое Евангелие написано Иоанном по просьбе ефесских христиан. Они принесли ему три первых Евангелия и попросили его дополнить их речами Господа, которые он от Него слышал. Евангелист Иоанн подтвердил истинность всего написанного в этих трех Евангелиях, но нашел, что многое необходимо добавить к их повествованию и в особенности изложить пространнее и ярче учение о Божестве Господа Иисуса Христа, чтобы люди с течением времени не стали думать о Нем, только как о «Сыне человеческом». Это тем более было необходимо, что к этому времени уже стали появляться ереси, отрицавшие Божество Христово – евиониты, ересь Керинфа и гностики. Об этих обстоятельствах упоминает Ириней Лионский (середина III столетия). Из всего сказанного ясно, что целью написания четвертого Евангелия было желание дополнить повествование трех евангелистов. Отличительная черта Евангелия от Иоанна ярко выражена и в том наименовании, которое давалось ему в древности. В отличие от первых трех Евангелий, оно по преимуществу именовалось Евангелием духовным. Евангелие от Иоанна начинается изложением учения о Божестве Иисуса Христа, и далее содержит в себе целый ряд самых возвышенных речей Господа, в которых раскрывается Его Божественное достоинство и глубочайшие таинства веры, каковы, например, беседа с Никодимом о рождении свыше водою и духом и о таинстве искупления (Ин. 3, 1–21), беседа с самарянкой о воде живой и о поклонении Богу в духе и истине (Ин. 4, 6–42), беседа о хлебе, сошедшем с небес и о таинстве причащения (Ин. 6, 22–58), беседа о пастыре добром (Ин. 10, 11–30) и особенно замечательная по своему содержанию прощальная беседа с учениками на Тайной вечери (Ин. 13–16) с заключительной дивной, так называемой «первосвященнической молитвой» Господа (Ин. 17). Тут мы находим и целый ряд собственных свидетельств Господа о Себе Самом, как о Сыне Божием. За учение о Боге Слове и за раскрытие всех этих глубоких и возвышенных истин и тайн нашей веры евангелист Иоанн и получил наименование Богослова. Чистый сердцем девственник, всецело всей душой предавший себя Господу и любимый Им за это особой любовью. Иоанн глубоко проник и в возвышенную тайну христианской любви – и никто, как он в своем Евангелии и в трех своих Соборных посланиях, не раскрыл так полно, глубоко и убедительно, христианское учение о двух основных заповедях Закона Божия – о любви к Богу и о любви к ближнему. Поэтому его еще называют апостолом любви. Важной особенностью Евангелия от Иоанна является еще и то, что, в то время как первые три евангелиста повествуют, главным образом о проповеди Господа Иисуса Христа в Галилее, Иоанн излагает события и речи, имевшие место в Иудее. Благодаря этому мы можем посчитать, какова была продолжительность общественного служения Господа и вместе с тем продолжительность Его земной жизни. Проповедуя большей частью в Галилее, Господь путешествовал в Иерусалим на все главнейшие праздники. Таких путешествий в Иерусалим на праздник Пасхи, как видно из Евангелия от Иоанна, было всего три, а перед четвертой Пасхой Своего общественного служения Господь принял Крестную смерть. Из этого следует, что общественное служение Господа продолжалось около трех с половиной лет, а прожил Он на земле всего тридцать три с половиной года (ибо вышел на общественное служение, как свидетельствует Лука (см. Лк. 3, 23), около 30 лет отроду).

Избранные наставления Спасителя

Вера:

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3, 16);

«блаженны не видевшие и уверовавшие» (Ин. 20, 29).

Смотри также Мф. 16, 17–18; Лк. 17, 5–10; Мк. 16, 16.

Воля Божия, следовать ей:

«Да будет воля Твоя и на земле, как на небе» (Мф. 6, 10);

«Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7, 21).

Благодарность Богу:

«Идя в Иерусалим, Он проходил между Самариею и Галилеею. И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин. Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника? И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя» (Лк. 17, 11–19).

Благодать, Дух Святой:

«Рожденное от Духа есть дух» (Ин. 3, 6);

«Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ин. 4, 13–14);

«Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святаго просящим у Него» (Лк. 11, 13);

«Дух Истины... Он наставит вас на всякую истину» (Ин. 16, 13).

Смотри также Ин. 7, 37–39; Ин. 14, 15–21; Ин. 16, 13; Мк. 4, 26–29 – притча о невидимо растущем семени; Мф. 13, 31–32 – притча о зерне горчичном; Мф. 25, 1–13 – притча о десяти девах.

Бодрствование:

«Итак бодрствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома: вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру; чтобы, придя внезапно, не нашел вас спящими» (Мк. 13, 35–36).

Смотри также: Лк. 11, 24–26; Лк. 21, 34–36; Мф. 13, 24–30 – притча о плевелах.

Делать добро:

«Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Мф. 7, 12);

«Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5, 16);

«И кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды, во имя ученика, истинно говорю вам, не потеряет награды своей» (Мф. 10, 42).

Смотри также: Лк. 19, 11–27; Мф. 25, 31–46; Лк. 10, 25–37 – притча о милосердном самарянине; Лк. 13, 6–9 – притча о бесплодной смоковнице.

О развитии в себе добрых качеств:

Заповеди Блаженства, в которых начертан путь к совершенству – Мф. 5, 3–12. Нагорная проповедь – Мф. 5–7 гл.

В притче о сеятеле (см. Мф. 13, 3–23) и в особенности в притче о талантах (см. Мф. 25, 14–30) говорится о необходимости развития в себе и тех естественных способностей, которые Бог нам дал. Сочетание благодатных дарований с развитыми способностями (талантами) составляет, подлинное богатство человека; поэтому сказано что «Царство Божие внутри вас есть» (Лк. 17, 21).

Единство, стремление к нему:

«Будет одно стадо и один Пастырь» (Ин. 10, 16);

«Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня» (Ин. 17, 21);

«Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20).

Истина, любовь к ней:

«Пилат сказал Ему: итак Ты Царь? Иисус отвечал: ты говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин. 18, 37).

Смотри также: Мф. 13, 44–46 – притча о сокровище в поле.

Крест, его несение, узкий путь:

«Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф. 7, 13–14);

«Царство Небесное силой берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11, 12);

«Кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф. 10, 38).

Смотри также: Лк. 13, 22–30; Мк. 8, 34–38; Лк. 14, 25–27; Ин. 12, 25–26.

Любовь к Богу и людям:

«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем помышлением твоим, и всею крепостью твоею... возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мк. 12, 30–31);

«Милости хочу, а не жертвы» (Мф. 9, 13); (Ин. 14, 21–23);

«По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35);

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13).

Смотри также: Мф. 5, 42–48; Ин. 13, 34–35.

Молитва:

«Просите, и дано будет вам, ищите, и найдете, стучите, и отворят вам» (Мф. 7, 7);

«Все, чего ни попросите в молитве с верою, получите» (Мф. 21, 22);

«Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Ин. 4, 24).

Смотри также: Мф. 6, 5–15; Лк. 18, 1–8; Мф. 18, 19–20; Мк. 11, 23; Ин. 16, 23–27; Мк. 14, 38; Лк. 11, 5–8; Лк. 18, 1–8 – притча о судье неправедном.

Милостыня:

«Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф. 7, 13–14).

Смотри также: (Мф. 6, 1–4; Лк. 14, 12–15; Лк. 21, 1–4).

Неосуждение:

«Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы» (Мф. 7, 1–2).

Надежда на Бога:

«Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак не бойтесь: вы дороже многих малых птиц» (Лк. 12, 6–7);

«Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы» (Мф. 6, 25–34);

«Да не смущается сердце ваше, веруйте в Бога и в Меня веруйте» (Ин. 14, 1);

«Невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18, 27);

«Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (Лк. 19, 10).

Нестяжательность, житейские заботы:

«Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мф. 16, 26);

«Как трудно надеющимся на богатство войти в Царствие Божие» (Мк. 10, 24).

Смотри также: Лк. 10, 41–42; Мк. 10, 17–27; Лк. 12, 13–21 – притча о безрассудном богаче.

Покаяние:

«Покайтесь, ибо приблизилось Царств Небесное» (Мф. 3, 2);

«Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф. 9, 13);

«Всякий делающий грех, есть раб греха... если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин. 8, 34, 36);

«Если не покаетесь, все так же погибнете» (как задавленные башней в Иерусалиме, Лк. 13, 3).

Смотри также: (Мф. 4, 17; Ин. 5, 14; Лк. 7, 47; Лк. 13, 1–5; Мф. 18, 11–14 – притча о пропавшей овце; Лк. 15, 11–32 – притча о блудном сыне; Лк. 18, 4–14 – притча о мытаре и фарисее).

Пост:

«Сей же род изгоняется только молитвой и постом» (Мф. 17, 21).

Смотри также: (Мк. 2, 19–22; Мф. 6, 16–18; Мк. 9, 29).

Праведность, стремление к ней:

«Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Мф. 5, 6);

«Тогда праведники воссияют, как солнце, в царстве Отца их» (Мф. 13, 43);

«Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48).

Примирение с ближними, прощение обид:

Прощай «до седмижды семидесяти раз» (Мф. 18, 22; Мф. 6, 12–14).

Смотри также: Мф. 5, 23–26; Лк. 23, 34; Мф. 18, 13–35 – притча о злом должнике.

Причащение, его необходимость:

«Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6, 53–54).

Смотри также: (Лк. 22, 15–20).

Радость в Боге:

«Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Мф. 5, 12);

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас... иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11, 28, 30);

«Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей» (Ин. 10, 28);

«Радости вашей никто не отнимет у вас» (Ин. 16, 22).

Рассудительность:

«Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас» (Мф. 24, 4).

Смотри также: Лк. 14, 28–33; Лк. 16, 1–13 – притча о неверном домоправителе.

Смирение, скромность:

«Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5, 3);

«Всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 14, 11);

«Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф. 11, 29);

«Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою» (Мф. 20, 26).

Смотри также: Лк. 10, 21; Лк. 18, 9–14; Мк. 10, 42–45; Ин. 13, 4–17; Мф. 20, 1–16 – о работниках, получивших равную плату.

Соблазны, борьба с ними:

«Если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну» (Мк. 9, 43);

«Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18, 7).

Смотри также Лк. 17, 1–2.

Терпение:

«Терпением вашим спасайте души ваши» (Лк. 21, 19);

«Претерпевший же до конца спасется» (Мф. 10, 22);

«Приносить плод в терпении» (Лк. 8, 15);

«Вспомни, что ты» (богатый) «получил уже доброе... в жизни твоей, а Лазарь – злое; ныне же он здесь» (в раю) «утешается, а ты страдаешь» (Лк. 16, 25 – притча о богатом и Лазаре).

Целомудрие, супружеская верность:

Мф. 5, 27–32; Мф. 19, 3–12.

Чистота сердца:

«Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8);

«Из сердца исходят злые помыслы... это оскверняет человека» (Мф. 15, 19–20);

«Хранить слово» (Божие) «в чистом сердце» (Лк. 8, 15);

«Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Мк. 10, 15);

«Вы уже очищены через слово, которое проповедал вам» (Ин. 15, 3).

Смотри также: (Мк. 7, 15–23).

Язык, следить за ним:

«Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 34–37).

Смотри также: Мф. 5, 22.

Заключение

Господь Иисус Христос пришел для того, чтобы создать Царство Божие среди людей – праведный образ жизни. Он учил и нас постоянно об этом заботиться и просить: «Да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли»23 (Мф. 6, 10). Но Он не хотел это Царство насаждать искусственными, принудительными средствами. Поэтому Он уклонялся от всякого вмешательства в политическую жизнь страны, но призывал людей к исправлению своих сердец – к духовному возрождению. А это в свою очередь должно было привести к улучшению всех сторон общественной жизни. Читая историю распространения христианства, мы видим, что по мере того, как люди усваивали учение Спасителя, в человеческом обществе происходили благоприятные социальные и экономические изменения. Действительно, христианство содействовало уничтожению рабства, возвысило положение женщины, укрепило семью, создавало благотворительные организации, принесло человечеству самые высокие моральные и гуманные принципы. Совсем иное мы видим в тех странах, где насаждаются нехристианские идеи вроде фашизма или «научного» материализма. Там вместо обещанного земного Рая возникает нечто вроде ада, вместо почитания Бога создается культ вождя. Только Бог знает все недостатки и слабости человеческой природы, поврежденной грехом. Только Он может помочь человеку преодолеть свои плохие наклонности и решить личные, семейные и общественные проблемы. Поэтому в учении Христовом надо искать руководство, к чему стремиться и что делать. Оно же в основу жизни кладет веру в Бога и любовь к людям. Оно учит милосердию, состраданию, смирению и кротости. Оно призывает делать добро, творчески развивать в себе все те способности, которые нам даны Богом. Учение Христово приносит мир и радость душе. Оно учит, что человек создан для вечного блаженства в Царстве Небесном, и помогает человеку его достигнуть. Вот почему христианину надо постоянно вдумчиво и с молитвенным настроением читать Евангелие, черпая из него небесную Мудрость.

Книга Деяний и Соборные послания

Предварительные сведения

По мере распространения и увеличения состава христианских общин в разных частях обширной Римской империи, естественно, у христиан возникали вопросы религиозно-нравственного и практического порядка. Апостолы, не всегда имея возможность лично разбирать эти вопросы на месте, откликались на них в своих письмах-посланиях. Поэтому, в то время как Евангелия содержат в себе основы христианской веры, апостольские послания раскрывают некоторые стороны учения Христова более подробно и показывают его практическое применение. Благодаря апостольским посланиям мы имеем живое свидетельство о том, как учили апостолы и как формировались и жили первые христианские общины. Церковь всегда смотрела на апостольские послания, как на слова Духа Святого и чистый источник Истины (см. Лк. 12, 12; Ин. 16, 13; Ин. 17, 17–19). Хотя жизненные условия постоянно меняются и с каждым годом выдвигают новые проблемы, суть этих проблем та же, что и в апостольское время и во все века существования человечества. Поэтому в апостольских посланиях христианин найдет верное руководство для решения своих личных проблем и неветшающее сокровище христианского учения о вере и жизни. В этой главе мы познакомим читателя с авторами и обстоятельствами написания Книги Деяний и Соборных апостольских посланий. В конце приведем избранные наставления из этих священных книг.

Книга Деяний святых апостолов

Книга Деяний является прямым продолжением Евангелия. Цель ее автора – описать события, происшедшие вслед за вознесением Господа Иисуса Христа и дать очерк первоначального устройства Церкви Христовой. Особенно подробно эта книга повествует о миссионерских трудах апостолов Петра и Павла. Святитель Иоанн Златоуст в своей беседе о Книге Деяний разъясняет ее великое значение для христианства, подтверждая фактами из жизни апостолов истину евангельского учения: «Настоящая книга содержит в себе по преимуществу доказательства воскресения». Вот почему в пасхальную ночь перед началом прославления воскресения Христова в православных храмах читаются главы из Книги Деяний. По этой же причине эта книга прочитывается целиком в период от Пасхи до Пятидесятницы за ежедневными литургиями. По указанию самого писателя Книги Деяний (см. Деян. 1, 1–3), это его вторая книга, написанная для Феофила, жившего в Антиохии. Из этого следует заключить, что книга Деяний написана в качестве продолжения третьего Евангелия и автором ее является евангелист Лука, спутник и сотрудник апостола Павла. Между Евангелием от Луки и Книгой Деяний существует и стилистическое сходство. Ссылки на Книгу Деяний мы находим у ранних писателей, как, например, У Игнатия Богоносца, у Поликарпа Смирнского, у Иустина Философа. О принадлежности Книги Деяний к творчеству Луки мы находим сведения у писателей II века – Иринея Лионского , Климента Александрийского, Тертуллиана, Оригена, а также в древнем сирийском переводе Библии (Пешито).

Книга Деяний повествует о событиях от Вознесения Господа Иисуса Христа до прибытия апостола Павла в Рим и охватывает период времени около 30 лет. 1–12 главы повествуют о деятельности апостола Петра среди иудеев Палестины; 13–28 главы – о деятельности апостола Павла среди язычников и распространении учения Христова уже за пределами Палестины. Повествование книги заканчивается указанием на то, что апостол Павел прожил в Риме два года и невозбранно проповедовал там учение Христово (Деян. 28, 30–31). О мученической смерти апостола, которая последовала в Риме при императоре Нероне около 67 года по Р.Х., здесь не упоминается. Из церковного Предания известно, что апостол Павел, оправданный на суде кесаря, вновь возвратился в Иерусалим и совершил еще одно, четвертое, миссионерское путешествие. Из этого можно заключить, что Книга Деяний закончена около 63 или 64 года по Р.Х. в городе Риме. Апостол Павел в посланиях к Колоссянам и к Филимону упоминает о Луке как находящемся с ним в Риме. Таким образом, Книга Деяний рисует нам картину, как Церковь Христова, утвердившись среди иудеев в Палестине, согласно предсказаниям Самого Господа, при упорном неверии главной массы иудейского народа перешла в языческий мир и постепенно распространилась в Малой Азии и Южной Европе. В Книге Деяний мы видим исполнение пророчеств Спасителя относительно чудес, которые апостолы будут совершать Его именем, и о торжестве веры Христовой над миром. Мы видим, как, несмотря на человеческую слабость апостолов, не обладавших никакими внешними материальными средствами и данными для распространения евангельского учения, они после сошествия на них Духа Святого сделались словно другими людьми, безбоязненно, с великим мужеством и самоотверженностью, несмотря на все преследования, проповедовали учение Христово по всем концам тогдашнего культурного греко-римского мира и в короткий срок основали множество христианских общин. Книга Деяний ярко свидетельствует о том, что проповедь апостолов это – дело не человеческое, но дело Божие24. Особенно поучительно описание жизни первых христиан, имевших «одно сердце и одну душу» (Деян. 4, 32), что было полной противоположностью жизни всего остального мира, утопавшего в эгоизме и всевозможных грехах и пороках. Для пастырей Христовой Церкви Книга Деяний важна тем, что дает им образец церковной жизни и управления Церковью на основе принципа Соборности (Деян. 15 гл.). В ней в повествованиях и прямых наставлениях изложено, каким должен быть служитель Церкви (см. Деян. 20, 18–35).

Но самое важное в этой книге то, что она, как никакая другая книга, свидетельствует о величайшей истине христианства – Воскресении Христовом. Действительно, наилучшим доказательством истины Воскресения Христова служат чудеса, совершенные именем Христа, а книга Деяний преимущественно повествует о чудесах апостолов.

Соборные послания

Именем «Соборных» называются семь посланий, написанных апостолами: одно – Иаковом, два – Петром, три – Иоанном Богословом и одно Иудой (не Искариотом). В составе книг Нового Завета православного издания они помещаются непосредственно после Книги Деяний. Соборными они названы Церковью еще в ранние времена. «Соборный» – это «окружной» в том смысле, что они обращены не к частным лицам, а ко всем христианским общинам вообще. Весь состав Соборных посланий назван этим именем в первый раз у историка Евсевия (начало IV века по Р.Х.). От посланий апостола Павла Соборные послания отличаются тем, что носят более общие основные вероучительные наставления, а у апостола Павла содержание приноровлено к обстоятельствам тех местных Церквей, к которым он обращается, и имеет более специальный характер. У апостола Павла выделяется личность самого апостола и обстоятельства в его апостольской деятельности, а в Соборных посланиях излагаются общеобязательные для всех христиан правила веры и благочестия и почти нет биографических сведений.

Послание апостола Иакова

Писатель называет себя «Иаковом, рабом Бога и Господа Иисуса Христа» (Иак. 1, 1). В евангельской истории известны три лица с именем Иакова: 1) Иаков, сын Заведеев, один из 12 апостолов и брат Иоанна Богослова; 2) Иаков Алфеев, брат евангелиста Матфея, тоже один из двенадцати, и 3) Иаков, называемый «брат Господень», бывший одним из 70 учеников Христовых и имевший братьями Иосию, Иуду и Симона (см. Мф. 13, 55), ставший потом первым Иерусалимским епископом и получивший у иудеев прозвание «праведного». В отличие от двух других, принадлежавших к числу 12, он назывался еще «меньшим». Святой Иаков Заведеев очень рано окончил свою жизнь мученической смертью (около 44 года в Иерусалиме, Деян. 12, 2). Святой Иаков Алфеев проповедовал среди язычников. Между тем Соборное послание Иакова обращено к иудеям, находящимся в рассеянии (Иак. 1, 1), и церковное Предание приписывает его третьему Иакову – брату Господню, первому епископу Иерусалимскому. За свою праведность он пользовался авторитетом у всех иудеев (даже не уверовавших) и в качестве Иерусалимского епископа мог считать под своим иерархическим ведением всех христиан из иудеев, где бы они не находились. О Иакове, брате Господнем, известно, что он вел строго подвижническую жизнь, был девственником, не пил вина и других спиртных напитков, не ел мяса, носил только льняную одежду, строго соблюдал Закон Моисеев и часто уединялся для молитвы в иерусалимский храм. Он был старшим сыном Иосифа Обручника от первой жены. По преданию, он сопровождал Иосифа и Марию с младенцем Иисусом во время их бегства в Египет. Вначале он, как и его братья, не вполне уверовал в Господа Иисуса Христа как в Мессию. Но потом уверовал всем сердцем, и Господь после Своего воскресения удостоил его особенного Своего явления (см. 1Кор. 15, 7). Пользуясь высоким уважением среди апостолов, он председательствовал на первом апостольском Соборе в Иерусалиме (Деян. 15 гл.). Надо полагать, что вся его деятельность сосредоточивалась в Палестине. Свою жизнь он окончил мученически, будучи сброшен приблизительно в 64 году иудейскими начальниками с портика Иерусалимского храма. Иудейский историк Иосиф Флавий, перечисляя причины падения Иерусалима в результате войны с римлянами, говорит, что Господь наказал евреев также за убиение Иакова Праведного. Предание приписывает Иакову составление древнего Чина Божественной литургии, который совершается до сего времени в Иерусалиме и в других храмах в день его памяти 23 октября. Послание апостола Иакова было предназначено евреям: «двенадцати коленам, находящимся в рассеянии», что не исключало и евреев, живших в Палестине. Время и место послания не указаны. По-видимому, послание написано им незадолго до кончины, вероятно, в 55–60 годах. Местом написания, вероятно, Иерусалим, где апостол пребывал постоянно. Поводом к написанию были те скорби, которые переносили иудеи рассеяния от язычников и, в особенности, от своих неверующих братьев. Испытания были столь велики, что многие стали падать духом и колебаться в вере. Некоторые роптали на внешние бедствия и на Самого Бога, но по-прежнему видели свое спасение в происхождении от Авраама. Они неправильно смотрели на молитву, не дооценивали значение добрых дел, но охотно делались учителями других. При этом богатые превозносились над бедными, и братская любовь охладевала. Все это побудило Иакова дать им необходимое нравственное врачевание в виде послания. Во 2 главе Послания Иакова есть ценнейшее наставление о сущности веры, которая должна состоять не в отвлеченном признании христианских истин, но и в живом ее проявлении в делах милосердия. В 5 главе (Иак. 5,14) говорится о назначении и силе Таинства Елеосвящения.

Послания апостола Петра

Апостол Петр, называвшийся прежде Симоном, был сыном рыбака Ионы из Вифсаиды Галилейской (см. Ин. 1, 42–45) и братом апостола Андрея Первозванного, который и привел его к Христу. Апостол Петр был женат и имел дом в Капернауме (см. Мф. 8, 14). Призванный Христом Спасителем за рыбной ловлей на Генисаретском озере (см. Лк. 5, 8), он всегда выражал особенную преданность и решительность, за что и был удостоен особенного приближения к Господу вместе с сынами Заведеевыми (см. Лк. 9, 28). Сильный и пламенный духом, он, естественно, занял влиятельное место в числе Христовых апостолов. Он первый решительно исповедал Господа – Христом, то есть Мессией (см. Мф. 16, 16), и за это удостоился наименования – Камень (Петрос). На этом камне Петровой веры Господь обещал создать Свою Церковь, которую не одолеют врата адовы (см. Мф. 16, 18). Свое троекратное отречение от Господа (накануне распятия Спасителя) апостол Петр омыл горькими слезами раскаяния, вследствие чего после Своего воскресения Господь вновь восстановил его в апостольском достоинстве, троекратно, по числу отречений, поручив ему пасти агнцев и овец Своих (см. Ин. 21, 15–17). Апостол Петр первый содействовал распространению и утверждению Церкви Христовой после сошествия Святого Духа, произнеся сильную речь перед народом в день Пятидесятницы и обратив 3000 душ ко Христу. Спустя некоторое время, исцелив хромого, он второй проповедью обратил к вере еще 5000 иудеев (см. Деян. 2–4 гл.). Книга Деяний, с 1 по 12 главы, рассказывает об его апостольской деятельности. Однако после его чудесного освобождения Ангелом из темницы, когда Петр вынужден был скрыться от Ирода (см. Деян. 12, 1–17), о нем упоминается только еще раз при рассказе об Апостольском Соборе (Деян. 15 гл.). Другие сведения о нем сохранились только в церковных Преданиях. Известно, что он проповедовал Евангелие по берегам Средиземного моря, в Антиохии (где рукоположил епископа Еводия). Апостол Петр проповедовал в Малой Азии иудеям и прозелитам (язычникам, обращенным в иудейство), потом – в Египте, где рукоположил Марка25 в первого епископа Александрийской Церкви. Отсюда он перешел в Грецию (Ахаию) и проповедовал в Коринфе (см. 1Кор. 1, 12), потом проповедовал в Риме, Испании, Карфагене и Британии. К концу жизни Петр снова прибыл в Рим, где и принял мученическую кончину около 67 года по Р.Х., будучи распят на кресте вниз головой. Первое Соборное послание апостола Петра обращено к «пришельцам, рассеянным в Понте, Галатии, Каппадокии, Асии и Вифинии» – провинциях Малой Азии. Под «пришельцами» надо понимать, главным образом, уверовавших иудеев, а также язычников, входивших в состав христианских общин. Эти общины были основаны апостолом Павлом. Причиной написания послания было желание апостола Петра «утвердить братьев своих» (см. Лк. 22, 32) при возникновении нестроений в этих общинах и гонениях, постигших их со стороны врагов Креста Христова. Появились среди христиан и внутренние враги в лице лжеучителей. Пользуясь отсутствием апостола Павла, они начали искажать его учение о христианской свободе и покровительствовать всякой нравственной распущенности (см. 1Пет. 2, 16; Пет. 1, 9; 2, 1). Цель этого послания Петра – ободрить, утешить и утвердить в вере малоазииских христиан, на что указывал сам апостол Петр: «Сие кратко написал я вам чрез Силуана, верного, как думаю, вашего брата, чтобы уверить вас, утешая и свидетельствуя, что это истинная благодать Божия, в которой вы стоите» (1Пет. 5, 12). Местом первого послания указывается Вавилон (см. 1Пет. 5, 13). В истории христианской Церкви известна Церковь Вавилонская в Египте, где, вероятно, Петр и написал свое послание (также существует распространенное толкование, что под Вавилоном подразумевается Рим). В это время с ним находились Силуан и Марк, оставившие апостола Павла после его отправления на суд в Рим. Поэтому дата первого послания определяется между 62 и 64 годами по Р.Х.

Второе Соборное послание написано к тем же малоазийским христианам. В этом послании апостол Петр с особой силой предостерегает верующих от развратных лжеучителей. Эти лжеучения сходны с теми, которые обличает апостол Павел в посланиях к Тимофею и Титу, а также апостол Иуда – в своем Соборном послании. Лжеучения еретиков угрожали вере и нравственности христиан. В то время стали быстро распространяться гностические ереси, впитавшие в себя элементы иудейства, христианства и различных языческих учений. В жизни приверженцы этих ересей отличались безнравственностью и кичились своими знаниями «тайн». Второе послание написано незадолго до мученической кончины апостола Петра: «зная, что скоро должен оставить храмину мою, как и Господь наш Иисус Христос открыл мне» (2Пет. 1, 14). Его написание можно отнести к 65–66 годам. Последние годы жизни апостол Петр провел в Риме, благодаря чему можно заключить, что второе послание написано в Риме в качестве его предсмертного завещания.

Послания апостола Иоанна Богослова

Стиль послания и отдельные выражения напоминают нам Евангелие от Иоанна, и уже древнее предание считало его принадлежащим возлюбленному ученику Христову. Иоанн Богослов был сыном галилейского рыбака Заведея и жены его Саломии, по преданию, дочери Иосифа Обручника от первого брака. Таким образом, он приходился, по представлениям окружающих, племянником Господа. Старший брат его Иаков был тоже в числе 12 апостолов. Обоих братьев за силу их духа Господь прозвал «сыны громовы» – Воанергес (Мк. 3, 17). Повинуясь призыву Господа (см. Мф. 4, 21; Лк. 5, 10), Иоанн оставил родительский дом, став одним из приближенных Его учеников вместе с Петром и Иаковом (см. Мк. 5, 37; Мф. 17, 1; Мф. 26, 37). Господь удостоил Иоанна особенной любви: Иоанн возлежал на персях Господа на Тайной вечере, а при Кресте Спаситель усыновил Иоанна Своей Пречистой Матери (см. Ин. 13, 23–25; Ин. 19, 26). Сам Иоанн, не называя себя, говорит о себе, как об ученике которого любил Иисус (см. Ин. 19, 26). Из всех учеников только Иоанн не оставил своего Учителя и стоял на Голгофе у самого Креста. По преданию, после Вознесения Господня и Сошествия Святого Духа евангелист Иоанн в течение 15 лет не оставлял Иерусалима до блаженного успения Божией Матери. Он с Петром и Иаковом принимал деятельное участие в устройстве Иерусалимской Церкви и вместе с ними считался одним из ее столпов (см. Гал. 2, 9). Для низведения на крещенных самарян Святого Духа Иоанн отправился к ним вместе с Петром (см. Деян. 8, 14). Позже он направился с проповедью в провинции Малой Азии и обосновался в Ефесе, откуда управлял всеми Церквами Малой Азии. Из Ефеса он был сослан на остров Патмос, при императоре Домициане, после того как чудесно сохранил жизнь, будучи ввергнут в котел с кипящим маслом. В ссылке он написал свой Апокалипсис – Откровение. Позже он возвратился в Ефес и в конце I века написал свое Евангелие и три Соборных послания. Он оставался девственником и умер несколько загадочной смертью в начале II века в городе Ефесе. Не называя себя в послании, Иоанн говорит о себе, как об очевидце и самовидце событий земной жизни Господа Иисуса Христа (см. 1Ин. 1, 1–4).

Первое Соборное послание написано после Евангелия от Иоанна: «О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, – ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам, – о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение – с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом» (1Ин. 1, 1–3) и, вероятно, – в Ефесе в конце I столетия. Оно было написано для христиан Малоазийских Церквей, давно основанных и состоявших по преимуществу из бывших язычников (см. 1Ин. 5, 21). К тому времени в Малой Азии умножились гностические учения, сменившие обрядовое иудейство и грубое язычество, против которых боролись апостолы Иуда, Петр и Павел. Лжеучителя-гностики отвергали Божество Иисуса Христа и Его достоинство как Спасителя мира, отвергали действительность Его воплощения. Они потакали порокам, утверждая, что знание дает человеку право на полную свободу и нравственный разгул. Соответственно этому, характер послания увещательный и обличительный. Цель послания – утвердить веру в Иисуса Христа как Сына Божия, чтобы все получили чрез Него вечную жизнь и пребывали в истине и любви.

О назначении Второго Соборного послания достоверных сведений, кроме тех, которые содержатся в самом послании, нет. Кто были по имени «избранная госпожа» и дети ее – неизвестно. Ясно только, что они были христиане (существует толкование, что «Госпожа» – это Церковь, а «дети» – это христиане). Что касается времени и места написания этого послания, можно думать, что оно написано тогда же, когда было написано первое, и в том же Ефесе. Второе послание Иоанна имеет только одну главу. В нем апостол выражает свою радость, что дети избранной госпожи ходят в истине, обещает посетить ее и с настойчивостью увещевает не иметь никакого общения с лжеучителями.

Третье Соборное послание: обращено к Гайю или Каю. Кто это был, в точности неизвестно. Из апостольских писаний и из церковного Предания известно, что это имя носили несколько лиц (см. Деян. 19, 29; Деян. 20, 4; Рим. 16, 23; 1Кор. 1, 14 и др.), но к кому из них или к кому иному написано это послание, определить нет возможности. По-видимому, этот Гай не занимал никакой иерархической должности, а был просто благочестивым христианином, странноприимцем. О времени и месте написания третьего послания можно предположить, что: оба эти послания написаны приблизительно в одно и то же время, все в том же городе Ефесе, где апостол Иоанн проводил последние годы своей земной жизни. Состоит это послание также только из одной главы. В нем апостол хвалит Гайя за его добродетельную жизнь, твердость в вере и «хождение в истине», а особенно – за его добродетель принятия странников в отношении к проповедникам Слова Божия, порицает властолюбивого Диотрефа, сообщает некоторые известия и посылает приветствия.

Послание апостола Иуды

Писатель этого послания сам называет себя «Иудой, рабом Иисуса Христа, братом Иакова». Из этого можно заключить, что это одно лицо с апостолом Иудой из числа двенадцати, который назывался Иаковлевым, а также Леввеем (не путать с Левием) и Фаддеем (см. Мф. 10, 3; Мк. 3, 18; Лк. 6, 16; Деян. 1, 13; Ин. 14, 22). Он был сыном Иосифа Обручника от первой его жены и братом детей Иосифа – Иакова, впоследствии епископа Иерусалимского, по прозвищу Праведный, Иосии и Симона, впоследствии также епископа Иерусалимского. По преданию, первое его имя было Иуда, имя Фаддея он получил, приняв крещение от Иоанна Крестителя, а имя Леввея получил, вступив в лик 12-ти апостолов, может быть, для отличия от соименного ему Иуды Искариотского, ставшего предателем. Об апостольском служении Иуды по Вознесении Господнем предание говорит, что он проповедовал сначала в Иудее, Галилее, Самарии и Идущее, а затем – в Аравии, Сирии и Месопотамии, Персии и Армении, в которой мученически скончался, распятый на кресте и пронзенный стрелами. Поводами к написанию послания, как видно из 3 стиха, были забота Иуды «об общем спасении душ» и тревога по поводу усиления лжеучений (Иуд. 1, 3). Святой Иуда прямо говорит, что он пишет потому, что в общество христиан вкрались нечестивые люди, обращающие христианскую свободу в повод к распутству. Это, несомненно, – лжеучители-гностики, поощрявшие разврат под видом «умерщвления» греховной плоти и считавшие мир не творением Бога, а произведением низших сил, враждебных Ему. Это те же симониане и николаиты, которых обличает евангелист Иоанн во 2 и 3 главах Апокалипсиса. Цель послания – предостеречь христиан от увлечения этими лжеучениями, льстившими чувственности. Послание назначено всем христианам вообще, но по содержанию его видно, что оно предназначалось для известного круга лиц, в который нашли себе доступ лжеучителя. С достоверностью можно предполагать, что это послание первоначально было обращено к тем же Малоазийским Церквам, к которым писал потом и апостол Петр. Несомненно, что это послание написано до разрушения Иерусалима, которое произошло в 70 году, ибо Иуда, упомянувший в своем послании почти о всех замечательных явлениях Божественного Суда, не преминул бы упомянуть и об этом поразительном событии. Сходство этого послания с посланием апостола Петра наводит на мысль, что оно написано после Петрова, и Иуда использовал характеристику лжеучителей, данную Петром, почти в тех же словах и выражениях. Соборное послание апостола Иуды состоит всего из одной главы и представляет собой от начала до конца одну непрерывную речь, направленную против лжеучителей.

Избранные наставления из Соборных посланий

Здесь мы приводим избранные наставления апостолов, распределенные по темам в алфавитном порядке.

Благочестие:

«Чистое и непорочное благочестие пред Богом и Отцем есть то, чтобы призирать» (кормить, защищать) «сирот и вдов в их скорбях и хранить себя неоскверненным от мира» (Иак. 1, 27).

Бог, надежда на Него и Его любовь:

«Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время. Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас» (1Пет. 5, 6–7);

«Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2Пет. 3, 9);

«Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими. Мир потому не знает нас, что не познал Его» (1Ин. 3, 1).

Болезни:

«Злостраждет ли кто из вас, пусть молится. Весел ли кто, пусть поет псалмы. Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5, 13–15).

Вера:

«А заповедь Его та, чтобы мы веровали во имя Сына Его Иисуса Христа и любили друг друга, как Он заповедал нам» (1Ин. 3, 23);

«Верующий в Сына Божия имеет свидетельство в себе самом; не верующий Богу представляет Его лживым, потому что не верует в свидетельство, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем. Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его» (1Ин. 5, 10–11);

«Но да просит с верою, нимало не сомневаясь, потому что сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой. Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа» (Иак. 1,6–7);

«Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его? Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для тела: что пользы? Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе. Но скажет кто-нибудь: «ты имеешь веру, а я имею дела»: покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих. Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут. Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва? Не делами ли оправдался Авраам, отец наш, возложив на жертвенник Исаака, сына своего? Видишь ли, что вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства? И исполнилось слово Писания: «веровал Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность, и он наречен другом Божиим». Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только? Подобно и Раав блудница не делами ли оправдалась, приняв соглядатаев и отпустив их другим путем? Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2, 14–26).

Гнев:

«Гнев человека не творит правды Божией» (Иак. 1, 20).

Грех:

«Похоть зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1, 15).

«Если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха. Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды. Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас» (1Ин. 1, 7–10);

«Дети мои! сие пишу вам, чтобы вы не согрешали; а если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцем, Иисуса Христа, праведника; Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира. А что мы познали Его, узнаем из того, что соблюдаем Его заповеди» (1Ин. 2, 1–3);

«И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он чист. Всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие. И вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи наши, и что в Нем нет греха. Всякий, пребывающий в Нем, не согрешает; всякий согрешающий не видел Его и не познал Его» (1Ин. 3, 3–6);

«Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола. Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога» (1Ин. 3, 8–9);

«Если кто видит брата своего согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится, и Бог даст ему жизнь, то есть согрешающему грехом не к смерти. Есть грех к смерти: не о том говорю, чтобы он молился. Всякая неправда есть грех; но есть грех не к смерти. Мы знаем, что всякий, рожденный от Бога, не грешит; порожденный от Бога хранит себя, и лукавый не прикасается к нему» (1Ин. 5, 16–18).

Добрые дела и праведность:

«Будьте же исполнители слова, а не слушатели только, обманывающие самих себя» (Иак. 1, 22);

«Братия! если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов» (Иак. 5, 19–20);

«Благодать и мир вам да умножится в познании Бога и Христа Иисуса, Господа нашего. Как от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия, через познание Призвавшего нас славою и благостию, которыми дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью: то вы, прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь. Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без успеха и плода в познании Господа нашего Иисуса Христа. А в ком нет сего, тот слеп, закрыл глаза, забыл об очищении прежних грехов своих» (2Пет. 1, 2–9);

«Если вы знаете, что Он праведник, знайте и то, что всякий, делающий правду, рожден от Него» (1Ин. 2, 29);

«Возлюбленный! не подражай злу, но добру. Кто делает добро, тот от Бога; а делающий зло не видел Бога» (3Ин. 1, 11).

Жизнь:

«Ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам» (1Ин. 1, 2);

«Обетование же, которое Он обещал нам, есть жизнь вечная» (1Ин. 2, 25);

«Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти» (1Ин. 3, 14).

Искушения и скорби:

«С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка... Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его. В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью» (Иак. 1, 2–4, 12 –14);

«О сем радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа» (1Пет. 1, 6–7);

«Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу. Ибо вы к тому призваны, потому что и Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1Пет. 2, 20–21);

«Итак, как Христос пострадал за нас плотию, то и вы вооружитесь тою же мыслью; ибо страдающий плотию перестает грешить, чтобы остальное во плоти время жить уже не по человеческим похотям, но по воле Божией» (1Пет. 4, 1–2);

«Возлюбленные! огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете. Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух Славы, Дух Божий почивает на вас. Теми Он хулится, а вами прославляется. Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое; а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь» (1Пет. 4, 12–16).

Истина:

«Я весьма обрадовался, что нашел из детей твоих, ходящих в истине, как мы получили заповедь от Отца» (2Ин. 1, 4);

«Всякий, преступающий учение Христово и не пребывающий в нем, не имеет Бога; пребывающий в учении Христовом имеет и Отца и Сына. Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. Ибо приветствующий его участвует в злых делах его» (2Ин. 1, 9–11);

«Для меня нет большей радости, как слышать, что дети мои ходят в истине» (3Ин. 1, 4).

Конец мира, Суд:

«Знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания» (2Пет. 2, 9);

«Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2Пет. 3, 10);

«Впрочем мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2Пет. 3, 13).

Любовь:

«Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов» (1Пет. 4, 8);

«А кто соблюдает слово Его, в том истинно любовь Божия совершилась: из сего узнаем, что мы в Нем» (1Ин. 2, 5);

«Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев. А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, – как пребывает в том любовь Божия? Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною» (1Ин. 3, 16–18);

«Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (1Ин. 4, 7–8);

«Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он. В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви. Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас. Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1Ин. 4, 17–21);

«Что мы любим детей Божиих, узнаем из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его. Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его нетяжки» (1Ин. 5, 2–3);

«Любовь же состоит в том, чтобы мы поступали по заповедям Его. Это та заповедь, которую вы слышали от начала, чтобы поступали по ней» (2Ин. 1, 6).

Молитва:

«Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного» (Иак. 5, 16);

«Возлюбленные! если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу, и, чего ни попросим, получим от Него, потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное пред Ним» (1Ин. 3, 21–22);

Милость:

«И вот какое дерзновение мы имеем к Нему, что, когда просим чего по воле Его, Он слушает нас. А когда мы знаем, что Он слушает нас во всем, чего бы мы ни просили, – знаем и то, что получаем просимое от Него» (1Ин. 5, 14–15).

Мир, во зле лежащий:

«Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак. 4, 4);

«Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек» (1Ин. 2, 15–17);

«Дети! вы от Бога, и победили их; ибо Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире» (1Ин. 4, 4);

«Ибо всякий, рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир, вера наша. Кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть Сын Божий?» (1Ин. 5, 4–5);

«Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (1Ин. 5, 19).

Мудрость:

«Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, – и дастся ему» (Иак. 1, 5);

«Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью» (Иак. 3, 13);

«Но мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна» (Иак. 3, 17).

Покаяние:

«Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам; очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные» (Иак. 4, 8).

Познание Бога:

«А что мы познали Его, узнаем из того, что соблюдаем Его заповеди. Кто говорит: «я познал Его», но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины» (1Ин. 2, 3–4);

«Впрочем, вы имеете помазание от Святаго и знаете все» (1Ин. 2, 20).

Послушание (служение):

«Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией. Говорит ли кто, говори как слова Божии; служит ли кто, служи по силе, какую дает Бог, дабы во всем прославлялся Бог через Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь» (1Пет. 4, 10–11).

Пребывание в Боге:

«Кто говорит, что пребывает в Нем, тот должен поступать так, как Он поступал» (1Ин. 2, 6);

«Итак, дети, пребывайте в Нем, чтобы, когда Он явится, иметь нам дерзновение и не постыдиться пред Ним в пришествие Его» (1Ин. 2, 28);

«Бога никто никогда не видел. Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас. Что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаем из того, что Он дал нам от Духа Своего» (1Ин. 4, 12–13).

Рождение свыше:

«Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден, и всякий, любящий Родившего, любит и Рожденного от Него» (1Ин. 5, 1).

Свет духовный:

«И вот благовестие, которое мы слышали от Него и возвещаем вам: Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1Ин. 1, 5);

«Если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха» (1Ин. 1, 7);

«Кто говорит, что он во свете, а ненавидит брата своего, тот еще во тьме. Кто любит брата своего, тот пребывает во свете, и нет в нем соблазна. А кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза» (1Ин. 2, 9–11).

Семья:

«Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие. Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом. Так некогда и святые жены, уповавшие на Бога, украшали себя, повинуясь своим мужьям. Так Сарра повиновалась Аврааму, называя его господином. Вы – дети ее, если делаете добро и не смущаетесь ни от какого страха. Также и вы, мужья, обращайтесь благоразумно с женами, как с немощнейшим сосудом, оказывая им честь, как сонаследницам благодатной жизни, дабы не было вам препятствия в молитвах» (1Пет. 3, 1–7).

Совесть:

«И вот по чему узнаем, что мы от истины, и успокаиваем пред Ним сердца наши; ибо если сердце наше осуждает нас, то кольми паче Бог, потому что Бог больше сердца нашего и знает все. Возлюбленные! если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу» (1Ин. 3, 19–21).

Спасение:

«Зная, что не тленным серебром или золотом искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца» (1Пет. 1, 18–19);

«Но вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда непомилованные, а ныне помилованы» (1Пет. 2, 9–10);

«Если праведник едва спасается, то нечестивый и грешный где явится?» (1Пет. 4, 18).

Страсти:

«Возлюбленные! прошу вас, как пришельцев и странников, удаляться от плотских похотей, восстающих на душу» (1Пет. 2, 11);

«Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб. Ибо если, избегнув скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди. Но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и: вымытая свинья идет валяться в грязи» (2Пет. 2, 19–22).

Язык:

«Если кто из вас думает, что он благочестив, и не обуздывает своего языка, но обольщает свое сердце, у того пустое благочестие» (Иак. 1, 26);

«Ибо все мы много согрешаем. Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело. Вот, мы влагаем удила в рот коням, чтобы они повиновались нам, и управляем всем телом их. Вот, и корабли, как ни велики они и как ни сильными ветрами носятся, небольшим рулем направляются, куда хочет кормчий; так и язык – небольшой член, но много делает. Посмотри, небольшой огонь как много вещества зажигает!» (Иак. 3, 2–5);

«Ибо, кто любит жизнь и хочет видеть добрые дни, тот удерживай язык свой от зла и уста свои от лукавых речей» (1Пет. 3, 10).

Послания Апостола Павла

Значение посланий святого апостола Павла

Из всех новозаветных священных писателей более всего в изложении христианского учения потрудился апостол Павел, написавший 14 посланий. По важности своего содержания они справедливо называются «вторым Евангелием» и всегда привлекали к себе внимание как мыслителей-философов, так и простых верующих. Сами апостолы не оставляли без внимания этих назидательных творений своего «возлюбленного собрата», младшего по времени обращения ко Христу, но равного им по духу учения и благодатным дарам (см. 2Пет. 3, 15–16). Составляя необходимое и важное дополнение к евангельскому учению, послания апостола Павла должны быть предметом самого внимательного и усердного изучения каждого человека, стремящегося глубже познать христианскую веру. Эти послания отличаются особой высотой религиозной мысли, отражающей обширную ученость и знание ветхозаветного Писания апостола Павла, а равно и его глубокое понимание новозаветного Христова учения. Не находя иногда в современном греческом языке необходимые слова, апостол Павел вынужден был иногда для выражения своих мыслей создавать собственные словесные сочетания, которые потом вошли в широкое употребление среди христианских писателей. К таким словосочетаниям относятся: «совоскреснуть», «спогребстись Христу», «облечься во Христа», «совлечься ветхого человека», «спастись банею пакибытия», «закон духа жизни» и т.п.

Связь учения апостола Павла с его жизнью

Послания апостола Павла – это плоды его апостольского усердия в раскрытии учения Христова. Они замечательны тем, что апостол раскрывает в них христианское учение не отвлеченно, но в тесной связи с развитием основанных им Церквей, своими апостольскими трудами и личными переживаниями. Так как учение, изложенное в посланиях апостола Павла, тесно переплетается с его личностью, то знакомство с его жизнью и личностью содействует их пониманию. Поэтому мы познакомим читателя с теми фактами жизни апостола Павла, которые, по указанию самого апостола, служили для него источником решения вопросов христианского учения о вере и нравственности. «Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию. Но благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною» (1Кор. 15, 9–10) – так характеризует себя великий «апостол языков» (язычников). Под этим именем апостол Павел вошел в историю Христианской Церкви. Наделенный от природы богатыми умственными способностями, он был воспитан и обучен в строгих фарисейских правилах и, по его собственным словам, преуспевал в иудействе более многих своих сверстников, будучи в молодости неумеренным приверженцем отеческих своих преданий (см. Гал. 1, 14). Когда же Господь, избравший его от чрева матери, призвал его к апостольскому служению, он всю энергию, все силы своего великого духа посвятил проповеди имени Христова среди язычников. Делая это, он претерпел много скорбей от своих ослепленных неверием и ожесточенных против Христа единоплеменников. Изучая жизнь и труды Павла по Книге Деяний апостолов, поистине нельзя не прийти в изумление от необычной, несокрушимой энергии этого великого «апостола языков». Трудно представить себе, как этот человек, не обладавший крепким здоровьем и мощными физическими силами (см. Гал. 4, 13–14), мог перенести столько невероятных трудностей и опасностей, сколько пришлось перенести их апостолу Павлу ради славы имени Христова. И что особенно замечательно: по мере умножения этих трудностей и опасностей его пламенная ревность и энергия не только не ослабевали, а еще больше возгорались и крепли. Вынужденный вспомнить для назидания коринфян о своих подвигах, он так о них пишет: «Христовы служители? (в безумии говорю я больше. Я гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе» (2Кор. 11, 23–27). Сравнивая себя с прочими апостолами и по смирению называя себя «меньшим» из них, Павел тем не менее со всей справедливостью мог заявить: «но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною» (1Кор. 15, 10). И действительно, без благодати Божией обыкновенный человек не смог бы поднять таких трудов и совершить столько подвигов. Насколько мужественным, прямым и непоколебимым в своих убеждениях являл себя апостол Павел перед царями и владыками, настолько же решителен и искренен был он и в отношениях со своими собратьями апостолами. Так однажды он не остановился даже перед обличением самого апостола Петра, когда этот апостол дал повод к нареканию в малоазийской столице язычества Антиохии (см. Гал. 2, 11–14). Этот факт важен, между прочим, тем, что ясно говорит против ложного утверждения римо-католиков, будто апостол Петр был поставлен Господом «князем над прочими апостолами» и как бы заместителем Самого Господа (от чего Римские папы присваивают себе титул «наместников Сына Божия»). Разве посмел бы Павел, бывший гонитель Церкви Христовой и позже других пришедший к апостольскому служению, обличать «заместителя» Господа Иисуса Христа? Это совершенно невероятно. Апостол Павел обличил Петра, как равный равного, как брат брата.

Жизнь и труды апостола Павла

Апостол Павел, первоначально носивший еврейское имя Савл, принадлежал к колену Вениаминову и родился в киликийском городе Тарсе (в Малой Азии), который тогда славился своей греческой академией и образованностью своих жителей. Как уроженец этого города и как происходивший от иудеев, вышедших из рабства от римских граждан, Павел имел права римского гражданина. В Тарсе Павел получил свое первое воспитание и, вероятно, там же познакомился с языческой культурой, ибо в его речах и посланиях ясно проглядывают следы знакомства с языческими писателями (см. Деян. 17, 28; 1Кор. 15, 33; Тит. 1, 12). Свое окончательное образование он получил в Иерусалиме в славившейся тогда раввинской академии у знаменитого учителя Гамалиила (см. Деян. 22, 3), который считался знатоком Закона и, несмотря на принадлежность к партии фарисеев, был человеком свободомыслящим (см. Деян. 5, 34–39) и любителем греческой мудрости. Здесь же, по принятому у евреев обычаю, молодой Савл изучил искусство делать палатки, которое потом помогло ему зарабатывать средства на пропитание собственным трудом (см. Деян. 18, 3; 2Кор. 11, 8; 2Фес. 3, 8). Молодой Савл, видимо, готовился к должности раввина, а потому сразу же по окончании своего воспитания и образования он проявил себя сильным ревнителем фарисейских преданий и гонителем веры Христовой. Может быть, по назначению синедриона он был свидетелем смерти первомученика Стефана (см. Деян. 7, 58; Деян. 8, 1), а затем получил власть официально преследовать христиан даже за пределами Палестины в Дамаске (см. Деян. 9, 1–2). Господь, усмотревший в нем «сосуд избранный», на пути в Дамаск чудесным образом призвал его к апостольскому служению. Во время путешествия Савла осветил ярчайший свет, от которого он слепым упал на землю. Из света раздался голос: «Савл, Савл, почему ты гонишь Меня?» На вопрос Савла: "Кто Ты?" – Господь ответил: «Я Иисус, Которого ты гонишь». Господь повелел Савлу идти в Дамаск, с тем, что ему будет указано, что делать дальше. Спутники Савла слышали голос Христа, но свет не видели. Приведенный под руки в Дамаск, ослепший Савл был научен вере и на третий день крещен Ананией. В момент погружения в воду Савл прозрел. С этого времени он сделался ревностным проповедником прежде гонимого им учения. На время он отправился в Аравию, а затем снова вернулся в Дамаск для проповеди о Христе. Ярость иудеев, возмущенных его обращением ко Христу, заставила его бежать в Иерусалим (см. Деян. 9, 23) в 38 году по Р.Х., где он присоединился к обществу верующих и познакомился с апостолами. Из-за покушения эллинистов убить его он отправился в свой родной город Таре. Отсюда около 43 года он был вызван Варнавой в Антиохию для проповеди и потом путешествовал вместе с ним в Иерусалим, куда привез помощь нуждающимся (см. Деян. 11, 30). Вскоре после возвращения из Иерусалима – по повелению Духа Святого – Савл вместе с Варнавой отправился в свое первое апостольское путешествие, продолжавшееся с 45 по 51 год. Апостолы прошли весь остров Кипр, и с этого времени Савл, обративший к вере проконсула Сергия Павла, именуется уже Павлом. За время этого миссионерского путешествия Павла и Варнавы были основаны христианские общины в малоазийских городах Антиохии Писидийской, Иконии, Листре и Дервии (малоазийские города). В 51 году апостол Павел принял участие в апостольском Соборе в Иерусалиме, где горячо восставал против необходимости для христиан из язычников соблюдения обрядов Моисеева Закона. Вернувшись в Антиохию, Павел в сопровождении апостола Силы предпринял второе апостольское путешествие. Сначала он посетил ранее основанные им Церкви в Малой Азии, а затем перешел в Македонию, где основал общины в Филиппах, Солуни и Верии. В Листре Павел приобрел любимого ученика своего Тимофея, а от Троады продолжал путешествие с присоединившимся к ним апостолом Лукой. Из Македонии Павел перешел в Грецию, где проповедовал в Афинах и Коринфе, задержавшись в последнем полтора года. Отсюда он послал два послания к Фессалоникийцам. Второе путешествие длилось с 51 по 54 год. В 55 году Павел отправился во Иерусалим, посетив по пути Ефес и Кесарию, а из Иерусалима прибыл в Антиохию (см. Деян. 17 и 18 гл.). После недолгого пребывания в Антиохии Павел предпринял третье апостольское путешествие (56–58 гг.), посетив сначала, по своему обычаю, ранее основанные Малоазийские Церкви, а затем остановился в Ефесе, где в продолжении двух лет ежедневно занимался проповедью в училище некоего Тиранна. Отсюда он написал свое послание к Галатам (по поводу усиления партии иудействующих) и Первое Послание к Коринфянам (по поводу возникших беспорядков и в ответ на письмо Коринфян). Народное восстание, поднятое против Павла серебряных дел мастером Димитрием, заставило апостола оставить Ефес, и он отправился в Македонию (см. Деян. 19 гл.). На пути он получил от Тита известие о состоянии Коринфской Церкви и о благоприятном действии его послания. Поэтому он послал с Титом из Македонии Второе Послание к Коринфянам. Вскоре он и сам прибыл в Коринф, откуда написал Послание к Римлянам, намереваясь после Иерусалима отправиться в Рим и дальше на запад. Попрощавшись в Мелите с ефесскими пресвитерами, он прибыл в Иерусалим, где из-за возникшего против него народного мятежа был взят под стражу римскими властями и оказался в заточении сначала при проконсуле Феликсе, а потом при сменившем его проконсуле Фесте. Это случилось в 59 году, а в 61 году Павел, как римский гражданин, по его желанию был отправлен в Рим на суд кесаря. Потерпев кораблекрушение у о. Мальты, апостол только летом 62 года достиг Рима, где пользовался большим снисхождением римских властей и свободно проповедовал. Этим и оканчивается повествование о его жизни, имеющееся в Книге Деяний Апостольских (Деян. 27–28 гл.). Из Рима Павел написал свои Послания к Филиппийцам (с благодарностью за присланное ему с Епафродитом денежное пособие), к Колоссянам, к Ефесянам и к Филимону, жителю Колосс (по поводу бежавшего от него раба Онисима). Все эти три послания были написаны в 63 году и отправлены с Тихиком. Из Рима же в 64 году написано и послание к палестинским Евреям. Дальнейшая судьба апостола Павла в точности неизвестна. Некоторые считают, что он оставался в Риме и по повелению Нерона был предан мученической смерти в 64 году. Но есть основания предполагать, что после двухлетнего заключения Павлу была дана свобода и он предпринял четвертое миссионерское путешествие, на которое указывают его так называемые «пастырские послания» – к Тимофею и Титу. После защиты своего дела перед сенатом и императором Павел был освобожден от уз и снова путешествовал на Востоке. Пробыв долгое время на острове Крите, он оставил там своего ученика Тита для рукоположения пресвитеров по всем городам (см. Тит. 1, 5), что свидетельствует о рукоположении им Тита во епископа Критской Церкви. Позже в своем послании к Титу апостол Павел наставляет его, как проходить обязанности епископа. Из этого же послания видно, что он предполагал провести зиму 64 года в Никополе (см. Тит. 3, 12), вблизи родного Тарса. Весной 65 года он посетил остальные Малоазийские Церкви и в Милете оставил больного Трофима, из-за которого произошло возмущение против апостола в Иерусалиме, повлекшее за собой его первые узы (см. 2Тим. 4, 20). Проходил ли Павел через Ефес, неизвестно, так как он говорил, что пресвитеры ефесские уже не увидят его лица (см. Деян. 20, 25), но он, по-видимому, в это время рукоположил Тимофея во епископа для Ефеса. Далее апостол проходил через Троаду, где у некоего Карпа оставил свою фелонь (богослужебная верхняя одежда) и книги (вероятно, тоже богослужебные, см. 2Тим. 4, 13), и потом отправился в Македонию. Там он услышал об усилении лжеучений в Ефесе и написал свое Первое Послание к Тимофею. Пробыв некоторое время в Коринфе (см. 2Тим. 4, 20) и встретившись на пути с апостолом Петром, Павел вместе с ним продолжал путь через Далматию (см. 2Тим. 4, 10) и Италию, дошел до Рима, где оставил апостола Петра, а сам уже в 66 году отправился далее на запад, дойдя, вероятно, до Испании. После возвращения в Рим он был снова заключен в узы (второй раз), в которых и находился до смерти. Есть предание, что по возвращении в Рим он проповедовал даже при дворе императора Нерона и обратил к вере во Христа его любимую наложницу. За это он был предан суду. И хотя милостью Божией избавлен был, по собственному выражению, от львиных челюстей, то есть от съедения зверями в цирке (см. 2Тим. 4, 16–17), однако был заключен в узы. Из этих вторых уз он написал в Ефес Второе Послание к Тимофею, приглашая его в Рим, в предчувствии своей близкой смерти на последнее свидание. Предание не говорит, успел ли Тимофей застать в живых своего учителя, но оно рассказывает, что сам апостол уже недолго ждал своего мученического венца. После девятимесячного заключения он был усечен мечом, как римский гражданин, недалеко от Рима. Это было в 67 году по Р.Х., в 12 год царствования Нерона.

При общем взгляде на жизнь апостола Павла видно, что она резко делится на две половины. До своего обращения ко Христу Павел, тогда Савл, был строгим фарисеем, исполнителем Закона Моисеева и отеческих преданий, думавшим оправдаться делами Закона и ревностью к вере отцов, доходившей до фанатизма. После своего обращения он стал апостолом Христовым, всецело преданным делу евангельского благовестил, счастливым в своем призвании, но сознающим свое собственное бессилие при исполнении этого высокого служения и приписывающим все свои дела и заслуги благодати Божией. Вся жизнь апостола до обращения, по глубокому его убеждению, была заблуждением, грехом и вела его не к оправданию, а к осуждению, и только благодать Божия извлекла его из этого губительного заблуждения. С этого времени Павел старается лишь быть достойным этой благодати Божией и не уклоняться от своего призвания. Поэтому нет и не может быть речи о каких бы то ни было заслугах – все дело Божие. Будучи полным отражением жизни апостола, все учение Павла, раскрытое в его посланиях, проводит именно эту основную мысль: «человек оправдывается верою, независимо от дел закона» (Рим. 3, 28). Но отсюда нельзя вывести заключение, будто апостол Павел отрицает всякое значение добрых дел (см., напр., Гал. 6, 4; Еф. 2, 10; 1Тим. 2, 10 и др.). Под «делами закона» в его посланиях разумеются не «добрые дела» вообще, а обрядовые дела Закона Моисеева. Надо помнить, что апостолу Павлу во время его миссионерской деятельности пришлось вынести упорную борьбу с противодействием иудеев и иудействующих христиан. Многие из иудеев и по принятии христианства держались взгляда, что и для христиан необходимо тщательное исполнение всех обрядовых предписаний Моисеева Закона. Они обольщали себя гордой мыслью, что Христос пришел на землю для спасения только иудеев, а потому язычники, желающие спастись, должны принять обрезание и исполнять все иудейские обряды. Это заблуждение так сильно мешало распространению христианства среди язычников, что апостолы должны были созвать в 51 году в Иерусалиме Собор, который отменил обязательность обрядовых постановлений Закона Моисеева для христиан. Но и после этого Собора многие иудействующие христиане продолжали упорно держаться своего прежнего взгляда и впоследствии совсем отделились от Церкви, составив свое еретическое общество. Эти еретики, противодействуя лично апостолу Павлу, вносили смуту в церковную жизнь, пользуясь отсутствием Павла в той или другой Церкви. Поэтому Павел в своих посланиях и принужден был постоянно подчеркивать, что Христос – Спаситель всего человечества, – как иудеев, так и язычников, и что спасается человек не выполнением обрядовых дел закона, а только верою во Христа. К сожалению, эта мысль апостола Павла была извращена Лютером и его последователями протестантами в том смысле, будто апостол Павел вообще отрицает значение всяких добрых дел для спасения. Если это было бы так, тогда не говорил бы Павел в Первом послании к Коринфянам в 13 главе, что если я имею всю веру, так что могу и горы переставлять, а любви не имею, то я – ничто, ибо любовь как раз и проявляет себя в добрых делах.

Перечень посланий апостола Павла

На основании достоверных свидетельств общий голос Церкви присваивает апостолу Павлу авторство четырнадцати посланий, которые помещаются в Библии в следующем порядке:

1. Послание к Римлянам.

2. Первое Послание к Коринфянам.

3. Второе Послание к Коринфянам.

4. Послание к Галатам.

5. Послание к Ефесянам.

6. Послание к Филиппийцам.

7. Послание к Колоссянам.

8. Первое Послание к Фессалоникийцам (к Солунянам).

9. Второе Послание к Фессалоникийцам (к Солунянам).

10. Первое Послание к Тимофею.

11. Второе Послание к Тимофею.

12. Послание к Титу.

13.Послание к Филимону.

14. Послание к Евреям.

Порядок этот не хронологический. Это размещение сделано, как легко приметить, по важности и обширности самих посланий и по сравнительному значению Церквей и лиц, к которым послания адресованы. За посланиями к семи Церквам следует послание к трем лицам, а послание к Евреям поставлено позади всех, потому что подлинность его признана позже всего. Послания апостола Павла обыкновенно делятся на две неравные группы: 1) Послания общехристианские и 2) Послания пастырские. К этим последним относятся два Послания к Тимофею и Послание к Титу, потому что в них указываются основы и правила доброго пастырствования. Некоторые места в посланиях Павла, как, например, 1Кор. 5, 9; Кол. 4, 16, – давали повод думать, что существовали еще другие Павловы послания, до нас не дошедшие. Приписываемая апостолу Павлу переписка с неизвестным философом Сенекой, братом упоминаемого в Деяниях проконсула Галлиона (см. Деян. 18, 12), не заслужила признания своей подлинности.

Обзор учения апостола Павла

Послания Павла имеют в составе Нового Завета великое значение, ибо в них мы находим глубокое и всестороннее раскрытие и разъяснение истин евангельского учения. Кроме отдельных, особо любимых апостолом Павлом, истин Христовой веры, как, например: о значении ветхозаветного Закона по отношению к Новому Завету, о растлении и порче человеческой природы и о единственном средстве оправдания пред Богом через веру во Иисуса Христа, – нет, можно сказать, ни одного частного пункта во всей христианской догматике, который бы не находил своего обоснования и подкрепления в Павловых посланиях. Большая часть посланий построена по одному и тому же плану. Начинаются они приветствием к читателям и благодарностью Богу за Его промыслительные действия о том месте, куда адресовано послание. Далее послание обыкновенно делится на две части – догматическую (вероучительную) и нравственную. В заключение апостол касается частных дел, делает поручения, говорит о своем личном положении, выражает свои добрые пожелания и посылает приветствия мира и любви. Его язык живой и яркий, напоминает язык ветхозаветных пророков и свидетельствует о глубоком знании ветхозаветного Писания.

Избранные тексты из посланий апостола Павла

Не имея возможности более обстоятельно осветить разные стороны христианского учения апостола Павла, мы ограничимся цитатами из его посланий, имеющими преимущественно нравственный характер. В них, как увидим, апостол разъясняет, в чем заключается подлинная духовная жизнь и к чему должен стремиться христианин. Для удобства мы приводим эти цитаты в алфавитном порядке по темам, чтобы читатель мог легко найти нужное ему наставление апостола Павла.

О благодати Божией и дарах духовных:

«Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии. Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии» (Рим. 8, 14–16);

«Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех. Но каждому дается проявление Духа на пользу. Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (1Кор. 12, 4–11);

«Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа» (Тит. 2, 11–13);

Смотри также: Рим. 5, 2; 1Кор. 12, 1–11; 2Кор. 3, 5; 2Кор. 4, 7; 2Кор. 6, 1–2; 2Кор. 8, 9; Гал. 3, 5; Еф. 4, 7–12; Флп. 2, 13; Евр. 4, 16; Евр. 12, 15.

Об отношении к богатству:

«Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть. Ибо Сам сказал: не оставлю тебя и не покину тебя» (Евр. 13, 5);

Смотри также: 1Тим. 6, 9–11.

Жизнь – война духовная:

«Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять. Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие» (Еф. 6, 11–17);

Смотри также: 1Фес. 5, 4–8; 2Кор. 10, 3–5; Кол. 2, 14–15.

Вера и ее значение:

«Через Которого» (Христа) «верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией» (Рим. 5, 2);

«Потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим. 10, 10);

«Ибо мы ходим верою, а не видением» (2Кор. 5, 7);

«Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью» (Гал. 5, 6);

«Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар» (Еф. 2, 8);

«Без веры угодить Богу невозможно» (Евр. 11, 6);

Смотри также: Рим. 3, 28–30; Рим. 14, 23; 2Кор. 13, 5; Гал. 2, 16; Гал. 3, 26; Еф. 6, 16; Евр. 11, 1.

О воскресении мертвых:

1Кор. 15, 12–57; 2Кор. 5, 1–10; 1Фес. 4, 13–18; Флп. 3, 10–11; Флп. 3, 20–21; Евр. 2, 14–15; Евр. 4, 1–11.

О втором пришествии Христа:

1Фес. 5, 1–3; 2Фес. 1, 6–10.

О девстве и браке:

1Кор. 7, 1–17.

О добрых делах:

«Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем. Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере» (Гал. 6, 9–10);

«Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию» (1Кор. 10, 31);

«Ибо мы – Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (Еф. 2, 10);

«Не забывайте также благотворения и общительности, ибо таковые жертвы благоугодны Богу» (Евр. 13, 16);

Смотри также: Еф. 6, 8; Флп. 2, 4; Кол. 3, 23; Кол. 4, 17; 1Фес. 5, 15; Тит. 3, 14; Евр. 13, 1–3.

О благодарении Богу:

«Великое приобретение – быть благочестивым и довольным. Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем. А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям» (1Тим. 6, 6–10);

Смотри также 1Тим. 6, 17–19.

О духовном обновлении и христианской жизни:

«Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали о себе и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам все обильно для наслаждения; чтобы они благодетельствовали, богатели добрыми делами, были щедры, и общительны, собирая себе сокровище, доброе основание для будущего, чтобы достигнуть вечной жизни» (1Тим. 6, 17–19);

«Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского; ибо все вы одно во Христе Иисусе. Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» (Гал. 3, 27–29);

«Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном. Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге. Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе. Итак, умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение, за которые гнев Божий грядет на сынов противления, в которых и вы некогда обращались, когда жили между ними. А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших; не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос. Итак облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. И да владычествует в сердцах ваших мир Божий, к которому вы и призваны в одном теле, и будьте дружелюбны. Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу. И все, что вы делаете, словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца» (Кол. 3, 1–17);

«Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь. Кротость ваша да будет известна всем человекам. Господь близко. Не заботьтесь ни о чем, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом, и мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе. Наконец, братия мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте. Чему вы научились, что приняли и слышали и видели во мне, то исполняйте, – и Бог мира будет с вами» (Флп. 4, 4–9);

«Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем. Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем. Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе. Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте. Все испытывайте, хорошего держитесь. Удерживайтесь от всякого рода зла» (1Фес. 5, 14–22).

В крещении христианин умирает для греха:

«Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу, потому что закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти» (Рим. 8, 1–2);

«Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу – о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные – жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. Посему живущие по плоти Богу угодить не могут. Но вы не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий живет в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его. А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности» (Рим. 8, 5–10);

Смотри также: 1Кор. 5, 7–8; 2Кор. 5, 17; Гал. 3, 27–29; Гал. 5, 16–26; Гал. 6, 8; Гал. 6, 15; Еф. 2, 1–6; Еф. 2, 14–15; Еф. 3, 16–17; Еф. 4:22–5:11; Еф. 5, 14; Кол. 3, 1–17; Кол. 3, 23–24; Флп. 2, 14–15; Флп. 3, 8–15; Флп. 3:17,3:20–21; Флп. 4, 4–9; Флп. 4, 11–13; 1Фес. 5, 14–22.

О смерти для греха и крещении смотри также: Рим. 6, 1–7; Рим. 8, 1–17, 32–34, Гал. 2:19–20,3:27; Кол. 2, 11–14; 2Тим. 2, 11–13.

О единстве всех верующих:

«Павел, волею Божиею призванный Апостол Иисуса Христа, и Сосфен брат, церкви Божией, находящейся в Коринфе, освященным во Христе Иисусе, призванным святым, со всеми призывающими имя Господа нашего Иисуса Христа, во всяком месте, у них и у нас: благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа. Непрестанно благодарю Бога моего за вас, ради благодати Божией, дарованной вам во Христе Иисусе, потому что в Нем вы обогатились всем, всяким словом и всяким познанием, – ибо свидетельство Христово утвердилось в вас, – так что вы не имеете недостатка ни в каком даровании, ожидая явления Господа нашего Иисуса Христа, Который и утвердит вас до конца, чтобы вам быть неповинными в день Господа нашего Иисуса Христа. Верен Бог, Которым вы призваны в общение Сына Его Иисуса Христа, Господа нашего. Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях» (1Кор. 1, 1–10);

«Итак, если есть какое утешение во Христе, если есть какая отрада любви, если есть какое общение духа, если есть какое милосердие и сострадательность, то дополните мою радость: имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны; ничего не делайте по любопрению или по тщеславию, но по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя. Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других. Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Флп. 2, 1–5);

«Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом» (Гал. 5, 15);

«Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми» (Рим. 12, 18);

Смотри также: Еф. 4, 1–5; Еф. 4, 13; Флп. 1, 27.

Дела закона не оправдывают человека:

Рим. 3, 19 и послание к Галатам.

Об отношении к жизни и смерти:

Флп. 1, 21–24.

Искупление Христом и о Кресте:

1Кор. 1, 18–24; 1Кор. 2, 2; Гал. 6, 14; Флп. 3, 18–19; Рим. 5, 10; Кол. 1, 20–23; Евр. 5, 1–9; 2Кор. 5, 19–21; Гал. 3, 13–14; Еф. 1, 7; Еф. 2, 16; Тит. 2, 14; Евр. 9, 11–28; Евр. 10, 5; Евр. 10, 14–22.

Качества и обязанности служителей Божиих:

епископа (1Тим. 3, 1–7), пресвитера (Тит. 1, 5–9) и дьякона (1Тим. 3, 8–13).

О кротости и прощении:

«Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь. Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напои его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12, 19–21);

«Кротость ваша да будет известна всем человекам. Господь близко» (Флп. 4, 5);

Смотри также: Гал. 6, 1; Кол. 3, 12; 2Тим. 2, 25.

О любви к Богу:

«Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание. Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 35–39).

О любви к ближним:

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1Кор. 13, 1–8);

«Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя» (Гал. 5, 14);

Смотри также: 1Фес. 4, 9; 1Тим. 5–6.

О молитве:

«Будьте постоянны в молитве, бодрствуя в ней с благодарением» (Кол. 4, 2);

Смотри также: Рим. 8, 26–27; Еф. 5, 19–20; Еф. 6, 18; 1Тим. 2:1–3,2:8; Евр. 13, 15.

О мудрости Божией в спасении человека:

1Кор. 4–16; 1Кор. 3, 18–21; Еф. 1, 17–19; Еф. 3, 18–19; Еф. 1, 15–17; Кол. 1, 9; Кол. 2, 3; Кол. 3, 16.

О мужестве:

«И не страшитесь ни в чем противников: это для них есть предзнаменование погибели, а для вас – спасения. И сие от Бога» (Флп. 1, 28);

Смотри также: 1Кор. 16, 13.

О негодности тех, которые живут лениво:

Евр. 6, 4–8; Евр. 10, 26–31.

О награде за добродетель:

Рим. 2, 6–17.

Об оправдании верой и благодатью:

Гал. 2, 16–21; Гал. 3, 18–26; Тит. 3, 4–7.

Об ответственности:

Рим. 2, 6–17.

О Христе и Его двух природах:

Кол. 1, 15–20; Кол. 2, 9; Флп. 2, 5–11; Евр. 1, 1–4; Евр. 2, 7–11.

О последних временах и об антихристе:

2Фес. 2, 1–12; 1Тим. 4, 1–2; 2Тим. 3, 1–5.

О значении подвига, о посте и умерщвлении греховной плоти:

«Итак умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего, и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12, 1–2);

«Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить. Все подвижники воздерживаются от всего: те для получения венца тленного, а мы – нетленного. И потому я бегу не так, как на неверное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух; но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным» (1Кор. 9, 24–27);

«Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 5, 24).

Священное Писание боговдохновенно:

(2Тим. 3, 15–16; Евр. 4, 12).

О познании Бога в природе:

(Рим. 1, 19–32).

О помощи нуждающимся:

«При сем скажу: кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет. Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог. Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело, как написано: расточил, раздал нищим; правда его пребывает в век. Дающий же семя сеющему и хлеб в пищу подаст обилие посеянному вами и умножит плоды правды вашей, так чтобы вы всем богаты были на всякую щедрость, которая через нас производит благодарение Богу. Ибо дело служения сего не только восполняет скудость святых, но и производит во многих обильные благодарения Богу» (2Кор. 9, 6–12);

Смотри также: 1Кор. 16, 1–4; 2Кор. 8, 11–15.

Примеры веры прежних праведников:

Евр. 11:1–12:3.

О Причащении Тела и Крови Христовых:

1Кор. 10, 16–17; 1Кор. 11, 23–32.

О радости:

«Царство Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14, 17);

«Плод же Духа: любовь, радость, мир» (Гал. 5, 22);

«Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь» (Флп. 4, 4).

О христианской свободе:

«Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства» (Гал. 5, 1);

«К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу» (Гал. 5, 13);

«Берегитесь однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных. Ибо если кто-нибудь увидит, что ты, имея знание, сидишь за столом в капище, то совесть его, как немощного, не расположит ли и его есть идоложертвенное? И от знания твоего погибнет немощный брат, за которого умер Христос. А согрешая таким образом против братьев и уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против Христа. И потому, если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего» (1Кор. 8, 9–13);

Смотри также: Рим 14, 13.

О святости, к которой надо стремиться:

«Какая совместность храма Божия с идолами? Ибо вы храм Бога живаго, как сказал Бог: вселюсь в них и буду ходить в них: и буду их Богом, и они будут Моим народом... Итак, возлюбленные, имея такие обетования, очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием» (2Кор. 6:16,7:1);

«Ибо воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда; чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести» (1Фес. 4, 3–4);

Смотри также: 1Кор. 6, 15–20; Еф. 1, 4; Кол. 1, 22–23; Евр. 10, 10; Евр. 10, 14; Евр. 12, 14–15.

О семье и об обязанностях ее членов:

Еф. 5, 22–33; Еф. 6, 1–4; Кол. 3, 18–21; 1Тим. 2, 9–15.

О значении скорбей и искушений:

«Через Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией. И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда» (Рим. 5, 2–4);

«Помыслите о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими. Вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха, и забыли утешение, которое предлагается вам, как сынам: сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны. Притом, если мы, будучи наказываемы плотскими родителями нашими, боялись их, то не гораздо ли более должны покориться Отцу духов, чтобы жить? Те наказывали нас по своему произволу для немногих дней; а Сей – для пользы, чтобы нам иметь участие в святости Его. Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью; но после наученным через него доставляет мирный плод праведности. Итак укрепите опустившиеся руки и ослабевшие колени и ходите прямо ногами вашими, дабы хромлющее не совратилось, а лучше исправилось» (Евр. 12, 3–13);

Смотри также: Рим. 5, 2–4; 2Кор. 4, 8–18; 2Кор. 1, 3–6; 2Кор. 7, 10; 2Кор. 12, 10; 1Фес. 3, 3–4; 2Фес. 1, 6–7; 2Тим. 3, 12; Евр. 2, 18; Евр. 4, 15; Евр. 13, 12–14.

О смирении:

«Ничего не делайте по любопрению или по тщеславию, но по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя» (Флп. 2, 3);

Смотри также: Рим. 12, 16; 1Кор. 1, 26–31, Кол. 3, 12.

О снисхождении и помощи друг другу:

«Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6, 1–2).

О сохранении чистой совести:

«Преподаю тебе, сын мой Тимофей, сообразно с бывшими о тебе пророчествами, такое завещание, чтобы ты воинствовал согласно с ними, как добрый воин, имея веру и добрую совесть, которую некоторые отвергнув, потерпели кораблекрушение в вере» (1Тим. 1, 18–19);

Смотри также: Евр. 9, 14; Евр. 10, 22.

Нельзя судиться и ссориться:

1Кор. 6, 1–7.

Христиане – сыны Божии:

Гал. 4, 7; Еф. 2, 18.

О терпении:

«Вы же, братия, не унывайте, делая добро» (2Фес. 3, 13);

Смотри также: 1Тим. 6, 11;

«Терпение нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное» (Евр. 10, 36);

Смотри также: Евр. 12, 1; Рим. 5, 3.

О трудолюбии:

«Кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2Фес. 3, 10);

Смотри также: 1Фес. 4, 10–12; 1Тим. 5, 8.

Итак, послания апостола Павла являются богатейшим источником духовной мудрости и вдохновения. Нет, кажется, такой религиозной истины, которая бы не была освещена и разъяснена в его творениях. Причем эти истины изложены апостолом не как отвлеченные богословские понятия, но как факты веры, воодушевляющие человека к праведной жизни. Откликаясь на конкретные проблемы, с которыми сталкивались христиане I века, послания апостола Павла служат ценным дополнением к Евангелиям. Они разъясняют, как на деле преодолевать неизбежные в жизни испытания, как осуществлять высокие христианские идеалы, в чем состоит суть христианского подвига. Они живым языком описывают быт и подвиги первых христиан, становление христианских общин, дают цельный облик Церкви Христовой апостольского времени. Послания апостола Павла не менее ценны и своими автобиографическими заметками. Из них видно, как применял апостол в своей личной жизни высокие христианские принципы, которые проповедовал, что содействовало его духовному росту, что помогало его миссионерской деятельности, где он черпал духовные силы. Успеху миссионерской деятельности апостола способствовало его умение все свои великие таланты, душевные и физические силы сконцентрировать на одной цели – на служении Христу – и полное предание себя водительству благодати Христовой, которая давала ему воодушевление и силы для преодоления всех внешних препятствий и собственных немощей. Благодать Божия помогла ему обратить ко Христу значительную часть Римской империи. По молитвам апостола Павла да вразумит и помилует нас Господь!

Суммируя содержание Книги Деяний и апостольских посланий, как Соборных, так и апостола Павла, надо сказать, что все они настойчиво убеждают христиан пребывать в духовном единстве с благодатным обществом, основанным Спасителем и именуемым Церковью. Путь к спасению открыт для всех верующих воплотившимся Сыном Божиим, Господом Иисусом Христом, пролившим Свою пречистую кровь для искупления людских грехов и давшим Церкви Духа Утешителя. Человеку, чтобы спастись, необходимо идти по пути, указанному Христом. При этом он идет не в одиночку, но совместно с другими спасающимися и пользуется помощью благодатного общества, получая нужное руководство от его пастырей. Главными свойствами общества спасаемых являются: а) новая жизнь, получаемая ими в общении с Богом, через Господа Иисуса Христа; б) пребывание в духовном свете – т.е. в чистоте евангельской истины и во взаимной любви. Вне Церкви – мрак заблуждения, греха и ненависти. Это область, в которой господствует дьявол, князь мира сего. Живя благодатной жизнью Церкви, христианин духовно растет, совершенствуется и за свои подвиги веры, терпения, за свои добрые дела удостаивается вечной жизни.

Книга Откровения, или Апокалипсис

Значение Апокалипсиса и интерес к нему

Апокалипсис (или в переводе с греческого – Откровение) Иоанна Богослова – это единственная пророческая книга Нового Завета. Она предсказывает о грядущих судьбах человечества, о конце мира и о начале новой вечной жизни и поэтому, естественно, помещается в конце Священного Писания. Апокалипсис – книга таинственная и трудная для понимания, но вместе с тем именно таинственный характер этой книги и привлекает к себе взоры как верующих христиан, так и просто пытливых мыслителей, старающихся разгадать смысл и значение описанных в ней видений. Об Апокалипсисе существует громадное количество книг, среди которых имеется и немало вздорных произведений, в особенности это относится к современной сектантской литературе. Несмотря на трудность понимания этой книги, духовно просвещенные отцы и учители Церкви всегда относились к ней с великим благоговением как к вдохновенной Богом. Так, Дионисий Александрийский пишет: «Темнота сей книги не препятствует удивляться ей. И если я не все в ней понимаю, то лишь по моей неспособности. Я не могу быть судьей истин, в ней заключающихся, и измерять их скудостью моего ума; руководствуясь более верою, чем разумом, нахожу их только превосходящими мое понимание». В таком же роде высказывается об Апокалипсисе блаженный Иероним: «В нем столько же тайн, сколько слов. Но что я говорю? Всякая похвала сей книге будет ниже ее достоинства». За богослужением Апокалипсис не читается потому, что в древности чтение Священного Писания за богослужением всегда сопровождалось его объяснением, а Апокалипсис весьма труден для объяснения (однако в Типиконе есть указание на чтение Апокалипсиса, как назидательного чтения в определенный период года).

Об авторе Апокалипсиса

Автор Апокалипсиса называет себя Иоанном (см. Откр. 1, 1–9; Откр. 22, 8). По общему мнению святых отцов Церкви, это был апостол Иоанн, возлюбленный ученик Христов, получивший за высоту своего учения о Боге Слове отличительное имя «Богослов». Его авторство подтверждается как данными в самом Апокалипсисе, так и многими другими внутренними и внешними признаками. Вдохновенному перу апостола Иоанна Богослова принадлежит еще Евангелие и три Соборных послания. Автор Апокалипсиса говорит, что он был на острове Патмос за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа (Откр. 1, 9). Из церковной истории известно, что из апостолов только Иоанн Богослов подвергся заточению на этом острове. Доказательством авторства Апокалипсиса апостола Иоанна Богослова служит сходство этой книги с его Евангелием и посланиями не только по духу, но и по слогу, а особенно по некоторым характерным выражениям. Так, например, апостольская проповедь называется здесь «свидетельством» (см. Откр. 1:2–9,20:4; см.: Ин. 1:7,3:11,21:24; 1Ин. 5,9–11). Господь Иисус Христос называется «Словом» (Откр. 19, 13; см.: Ин. 1, 1–14; 1Ин. 1, 1) и «Агнцем» (Откр. 5:6,17:14; см.: Ин. 1, 36). Пророческие слова Захарии: «и они воззрят на Него, Которого пронзили» (Зах. 12, 10) и в Евангелии, и в Апокалипсисе приводятся одинаково по греческому переводу «Семидесяти толковников» (см. Откр. 1, 7; Ин. 19, 37). Некоторые различия между языком Апокалипсиса и других книгах апостола Иоанна объясняются как разностью содержания, так и обстоятельствами происхождения писаний апостола. Апостол и евангелист Иоанн Богослов, как иудей по рождению, хотя и владел греческим языком, но, находясь в заточении вдали от живого разговорного греческого языка, естественно, наложил на Апокалипсис печать влияния своего родного языка. Для непредубежденного читателя Апокалипсиса очевидно, что на всем содержании его лежит печать великого духа апостола любви. Все древние и более поздние святоотеческие свидетельства признают автором Апокалипсиса Иоанна Богослова. Его ученик Папий Иеропольский называет писателем Апокалипсиса «старца Иоанна», как называет себя и сам апостол в своих посланиях (см. 2Ин. 1, 1; 3Ин. 1, 1). Важно также свидетельство Иустина Философа, жившего в Ефесе еще до своего обращения в христианство, где до него долгое время жил апостол Иоанн. Многие святые отцы II и III веков приводят места из Апокалипсиса, как из боговдохновенной книги, принадлежащей перу Иоанна Богослова. Один из них был Ипполит, папа Римский, написавший апологию на Апокалипсис, ученик Иринея Лионского Климент Александрийский, Тертуллиан и Ориген также признают апостола Иоанна автором Апокалипсиса. Равным образом убеждены в этом и более поздние отцы Церкви: преподобный Ефрем Сирин, Епифаний, Василий Великий, Иларий, Афанасий Великий, Григорий Богослов, Дидим, Амвросий Медиоланский, блаженный Августин и блаженный Иероним. 33 правило Карфагенского Собора, приписывая Апокалипсис Иоанну Богослову, ставит его в ряд других канонических книг Священного Писания. Особенно ценно свидетельство Иринея Лионского относительно авторской принадлежности Апокалипсиса Иоанну Богослову, так как Ириней был учеником Поликарпа Смирнского, который в свою очередь был учеником Иоанна Богослова, возглавляя под его апостольским руководством Смирнскую Церковь.

Время, место и цель написания Апокалипсиса

Древнее предание относит написание Апокалипсиса к концу I века. Так, например, Ириней пишет: «Апокалипсис появился незадолго пред сим и почти в наше время, в конце царствования Домициана». Историк Евсевий (начало IV века) сообщает, что современные ему языческие писатели упоминают о ссылке апостола Иоанна на остров Патмос за свидетельство о Божественном Слове, относя это событие к 15 году царствования Домициана (царствовал в 81–96 гг. по Р.Х.). Таким образом, Апокалипсис написан в конце первого столетия, когда каждая из семи Малоазийских Церквей, к которым обращается Иоанн, имела уже свою историю и так или иначе определившееся направление религиозной жизни. Христианство у них было уже не в первой стадии чистоты и истины, и ложное христианство пытается соперничать с истинным. Очевидно и деятельность апостола Павла, долго проповедовавшего в Ефесе, была делом уже давнего прошлого. Патмос находится в Эгейском море, на юге от города Ефеса и в древности был местом ссылки. В первых строках Апокалипсиса Иоанн указывает цель написания откровения: предсказать судьбы Церкви Христовой и всего мира. Задачей Церкви было возродить мир христианской проповедью, насадить в душах людей истинную веру в Бога, научить их праведно жить, указать им путь в Царство Небесное. Но не все люди приняли благосклонно христианскую проповедь. Уже в первые дни после Пятидесятницы Церковь столкнулась с враждой и сознательным сопротивлением христианству – сначала со стороны иудейских священников и книжников, потом – со стороны неверующих иудеев и язычников. Уже в первый год христианства началось кровавое преследование проповедников Евангелия. Постепенно эти преследования стали принимать организованную и систематическую форму. Первым центром борьбы с христианством оказался Иерусалим. Начиная с середины первого столетия к враждебному лагерю присоединился Рим во главе с императором Нероном (царствовал в 54–68 гг. по Р.Х.). Гонения начались в Риме, где пролили свою кровь многие христиане, включая первоверховных апостолов Петра и Павла. С конца первого столетия гонения на христиан становятся более интенсивными. Император Домициан повелевает систематически преследовать христиан сначала в Малой Азии, а потом и других частях Римской империи. Апостол Иоанн Богослов, вызванный в Рим и брошенный в котел с кипящим маслом, остался невредим. Домициан ссылает апостола Иоанна на остров Патмос, где апостол получает откровение о судьбах Церкви и всего мира. С небольшими перерывами кровавые гонения на Церковь продолжаются и до 313 года, когда император Константин Великий издает Миланский эдикт о свободе вероисповедания. Ввиду начинающихся гонений апостол Иоанн пишет христианам Апокалипсис, чтобы их утешить, наставить и укрепить. Он вскрывает тайные намерения врагов Церкви, которых он олицетворяет в звере, вышедшем из моря (как представителе враждебной светской власти), и в звере, вышедшем из земли, – ложном пророке (как представителе враждебной псевдорелигиозной власти). Он обнаруживает и главного руководителя борьбы против Церкви – дьявола, этого древнего дракона, который группирует богоборческие силы человечества и направляет их против Церкви. Но страдания верующих не напрасны: через верность Христу и терпение они получают заслуженную награду на Небе. В определенное Богом время враждебные Церкви силы будут преданы суду и наказаны. После Страшного Суда и наказания нечестивых начнется вечная блаженная жизнь.

Цель написания Апокалипсиса – изобразить предстоящую борьбу Церкви с силами зла; показать методы, какими дьявол при содействии своих слуг воюет против добра и истины; дать руководство верующим, как преодолевать искушения; изобразить гибель врагов Церкви и конечную победу Христа над злом.

Содержание, план и символика Апокалипсиса

Апокалипсис всегда привлекал к себе внимание христиан, а особенно в то время, когда различные бедствия и соблазны с особенной силой начинали волновать общественную и церковную жизнь. Между тем образность и таинственность этой книги делает ее весьма трудной для понимания, а потому для неосторожных толкователей всегда есть риск ухода за границы истины к несбыточным надеждам и верованиям. Так, например, буквальное понимание образов этой книги давало повод – и теперь еще продолжает давать – к ложному учению о «хилиазме» – тысячелетнем Царстве Христовом на земле. Ужасы гонений, переживавшиеся христианами в веке и толкуемые в свете Апокалипсиса, некоторым давали повод верить, что наступили «последние времена» и близко Второе пришествие Христа. Такое мнение возникло уже в I веке. За истекшие двадцать веков появилось множество толкований Апокалипсиса самого разнообразного характера. Всех этих толкователей можно разделить на четыре разряда. Одни из них относят видения и символы Апокалипсиса к «последним временам» – кончине мира, явлению антихриста и Второму пришествию Христову. Другие придают Апокалипсису чисто историческое значение и ограничивают его видения историческими событиями I века: гонениями на христиан со стороны языческих императоров. Третьи стараются найти осуществление апокалипсических предсказаний в исторических событиях своего времени. По их мнению, например, папа Римский есть антихрист, и все апокалипсические бедствия возвещаются, собственно, для Римской Церкви и т.п. Четвертые, наконец, видят в Апокалипсисе только аллегорию, считая, что описываемые в нем видения имеют не столько пророческий, сколько нравственный смысл. Как увидим, эти точки зрения на Апокалипсис не исключают, но дополняют друг друга. Апокалипсис можно правильно понять только в контексте всего Священного Писания. Особенностью многих пророческих видений – как ветхозаветных, так и новозаветных – является принцип соединения нескольких исторических событий в одном видении. Иными словами, духовно родственные события, отстоящие одно от другого на много столетий и даже тысячелетий, сливаются в одну пророческую картину, объединяющую в себе элементы различных исторических эпох. В качестве примера подобного синтеза событий можно привести пророческую беседу Спасителя о конце мира. В ней Господь говорит одновременно о разрушении Иерусалима, которое произошло 35 лет спустя, и о времени перед Его вторым пришествием (см. Мф. 24 гл.; Мк. 13 гл.; Лк. 21 гл.). Причина такого объединения событий состоит в том, что первое иллюстрирует и поясняет второе. Нередко ветхозаветные предсказания говорят одновременно о благотворном изменении человеческого общества в новозаветное время и о новой жизни в Царстве Небесном. В данном случае первое служит началом второго (см. Ис. 4, 2–6; Ис. 11, 1–10; Ис. 26; Ис. 60; Ис. 65 гл.; Иер. 23, 5–6; Иер. 33, 6–11; Авв. 2, 14; Соф. 3, 9–20). Ветхозаветные пророчества о разрушении халдейского Вавилона говорят одновременно и об уничтожении царства антихриста (см. Ис. 13–14 и Ис. 21 гл.; Иер. 50–51 гл.). Подобных примеров слияния событий в одном предсказании существует немало. Такой метод объединения событий по признаку их внутреннего единства употребляется, чтобы помочь верующему человеку понять сущность событий, на основе того, что ему уже известно, оставляя в стороне второстепенные и ничего не объясняющие исторические подробности. Как увидим, Апокалипсис состоит из ряда многослойных композиционных видений. Тайнозритель показывает будущее в перспективе прошлого и настоящего. Так, например, многоглавый зверь в 13–19 главах – это и сам антихрист, и его предшественники: Антиох Епифан, так ярко описанный у пророка Даниила и в первых двух Маккавейских книгах, – это и римские императоры Нерон и Домициан, преследовавшие апостолов Христовых, а также последующие враги Церкви. Два свидетеля Христовых в 11 главе – это обличители антихриста (Енох и Илия), а также апостолы Петр и Павел и все проповедники Евангелия, совершающие свою миссию в мире, враждебном христианству. Лжепророк в 13 главе – это олицетворение всех насадителей ложных религий (гностицизма, ересей, материализма, нехристианских ложных религий и т.д.), среди которых самым ярким представителем будет лжепророк времен антихриста. Чтобы понять, почему апостол Иоанн объединял разные события и различных людей в одном образе, надо учесть, что он писал Апокалипсис не только для своих современников, но для христиан всех времен, которым предстояло терпеть аналогичные преследования и скорби. Апостол Иоанн раскрывает общие методы обольщения, а также показывает верный способ их избежать, чтобы быть верным Христу до смерти. Подобным образом и Суд Божий, о котором неоднократно говорит Апокалипсис, – это и Страшный Суд Божий, и все частные суды Божии над отдельными странами и людьми. Сюда входит и суд над всем человечеством при Ное, и суд над древними городами Содомом и Гоморрой при Аврааме, и суд над Египтом при Моисее, и двукратный суд над Иудеей (за шесть столетий до Рождества Христова и снова в семидесятых годах нашей эры), и суд над древней Ниневией, Вавилоном, над Римской империей, над Византией и уже сравнительно недавно – над Россией). Причины, вызвавшие праведное наказание Божие, всегда были одни и те же: неверие людей и беззакония. В Апокалипсисе заметна определенная надвременность или вневременность. Вытекает она из того, что апостол Иоанн созерцал судьбы человечества не с земной, а с небесной перспективы, куда его возвел Дух Божий. В идеальном мире у Престола Всевышнего останавливается поток времени и перед духовным взором предстает одновременно настоящее, прошедшее и будущее. Очевидно, поэтому автор Апокалипсиса некоторые события будущего описывает как прошедшие, а прошедшие – как настоящие. Например, война Ангелов на Небе и низвержение оттуда дьявола – события, случившиеся еще до создания мира, описываются апостолом Иоанном, как случившиеся на заре христианства (Откр.12 гл.). Воскресение же мучеников и их царствование на Небе, что охватывает всю новозаветную эпоху, помещается им после суда над антихристом и лжепророком (Откр.20 гл.). Таким образом, тайнозритель не повествует о хронологической последовательности событий, а раскрывает сущность той великой войны зла с добром, которая идет одновременно на нескольких фронтах и захватывает как вещественный, так и ангельский мир. Несомненно, что некоторые предсказания Апокалипсиса уже исполнились (например, относительно судьбы семи Малоазийских Церквей). Исполнившиеся предсказания должны помочь нам понять оставшиеся, которым еще предстоит исполниться. Однако, применяя видения Апокалипсиса к тем или иным конкретным событиям, надо учитывать, что такие видения содержат в себе элементы разных эпох. Только с завершением судеб мира и наказанием последних врагов Божиих все подробности апокалипсических видений получат свое осуществление. Апокалипсис написан по вдохновению Духа Святого. Правильному пониманию его больше всего мешает отход людей от веры и истинно христианской жизни, что всегда ведет к притуплению, а то и полной утрате духовного зрения. Всецелая преданность современного человека греховным страстям служит причиной того, что некоторые современные толкователи Апокалипсиса хотят видеть в нем лишь одну аллегорию и даже само Второе пришествие Христово учат понимать иносказательно. Исторические события и лица нашего времени убеждают нас в том, что видеть в Апокалипсисе одну только аллегорию – значит, быть духовно слепым, настолько многое теперь происходящее напоминает страшные образы и видения Апокалипсиса.

Апостол Иоанн Богослов раскрывает перед читателем одновременно несколько сфер бытия. К высшей сфере принадлежит ангельский мир, Церковь торжествующая, на Небе, и Церковь преследуемая – на земле. Возглавляет эту сферу добра и руководит ею Господь Иисус Христос – Сын Божий и Спаситель людей. Внизу находится сфера зла: неверующий мир, грешники, лжеучители, сознательные богоборцы и бесы. Руководит ими дракон – падший ангел. На протяжении всего существования человечества эти сферы воюют друг с другом. Апостол Иоанн в своих видениях постепенно раскрывает перед читателем разные стороны войны между добром и злом и раскрывает процесс духовного самоопределения в людях, в результате которого одни из них становятся на сторону добра, другие – на сторону зла. В течение мирового конфликта Суд Божий постоянно совершается над отдельными людьми и народами. Перед концом мира зло чрезмерно усилится, а Церковь земная крайне ослабеет и уменьшится. Тогда Господь Иисус Христос придет на землю, все люди воскреснут, и совершится над миром Страшный Суд Божий. Дьявол и его сторонники будут осуждены на вечные мучения, для праведников же начнется вечная, блаженная жизнь в раю.

При последовательном чтении Апокалипсис можно разделить на следующие части:

1. Вступительная картина явившегося Господа Иисуса Христа, повелевающего Иоанну записать Откровение семи Малоазийским Церквам (Откр. 1 гл.).

2. Письма семи Малоазийским Церквам (Откр. 2–3 гл.), в которых одновременно с наставлениями этим Церквам начертаны судьбы Церкви Христовой – от апостольского века и до конца мира.

3. Видение Бога, сидящего на Престоле, Агнца и небесное богослужение (Откр. 4–5 гл.). Это богослужение дополняется видениями в последующих главах.

4. С 6 главы (Откр. 6) начинается раскрытие судеб человечества. Вскрытие Агнцем Христом семи печатей таинственной книги служит началом описания разных фаз войны между добром и злом, между Церковью и дьяволом. Эта война, которая начинается в душе человека, распространяется на все стороны человеческой жизни, усиливается и делается все более страшной (до Откр. 20 гл.).

5. Гласы семи ангельских труб (Откр. 7–10 гл.) возвещают начальные бедствия, которые должны постигнуть людей за их неверие и грехи. Описывается повреждение природы и появление в мире злых сил. Перед началом бедствий верующие получают на чело (на лоб) благодатную печать, сохраняющую их от нравственного зла и от участи нечестивых.

6. Видение семи знамений (Откр. 11–14 гл.) показывает человечество, разделившееся на два противоположных и непримиримых лагеря добра и зла. Добрые силы сосредоточивается в Церкви Христовой, представленной здесь в образе Жены, облаченной в солнце (Откр. 12 гл.), а злые – в царстве зверя-антихриста. Зверь, вышедший из моря, – символ злой светской власти, а зверь, вышедший из земли, – символ разложившейся религиозной власти. В этой части Апокалипсиса впервые отчетливо выявляется сознательное внемирное злое существо – дракон-дьявол, который организует и руководит войной против Церкви. Два свидетеля Христовых символизируют здесь проповедников Евангелия, которые сражаются со зверем.

7. Видения семи чаш (Откр. 15–17 гл.) рисуют мрачную картину всемирного нравственного разложения. Война против Церкви становится крайне напряженной (Откр. 16, 16), испытания – невыносимо тяжкими. В образе Вавилона-блудницы изображается отступившее от Бога человечество, сосредоточенное в столице царства зверя-антихриста. Злая сила распространяет свое влияние на все области жизни грешного человечества, после чего начинается Божий Суд над силами зла (здесь суд Божий над Вавилоном описывается в общих чертах, в качестве введения).

8. В следующих главах (Откр. 18–19 гл.) суд над Вавилоном описывается подробно. Здесь же показывается гибель виновников зла среди людей – антихриста и лжепророка – представителей как гражданской, так и еретической антихристианской власти.

9. 20 глава подводит итог духовной войне и мировой истории. Она говорит о двукратном поражении дьявола и о царствовании мучеников. Пострадав физически, они победили духовно и уже блаженствуют на Небе. Здесь охватывается весь период существования Церкви, начиная с апостольских времен. Гог и Магог олицетворяют совокупность всех богоборческих сил, земных и преисподних, которые на протяжении христианской истории воевали против Церкви (Иерусалима). Они истребляются Вторым пришествием Христовым. Наконец, подвергается вечному наказанию и дьявол, этот древний змий, который положил начало всем беззакониям, неправдам и страданиям во вселенной. Конец 20 главы повествует о всеобщем воскресении мертвых, о Страшном Суде и о наказании нечестивых. Это краткое описание суммирует Страшный Суд над человечеством и падшими ангелами и подводит итог драме вселенской войны между добром и злом (Откр. 20 гл.).

10. Заключительные две главы (Откр. 21–22 гл.) описывают новое Небо, новую Землю и блаженную жизнь спасенных. Это самые светлые и радостные главы в Библии.

Каждый новый раздел Апокалипсиса обычно начинается словами: «И увидел я..». – и заканчивается описанием Суда Божия. Это описание обозначает конец предыдущей темы и начало новой. Между главными отделами Апокалипсиса тайнозритель иногда вставляет промежуточные картины, которые служат связующим звеном между ними.

Символы и аллегории дают возможность тайнозрителю говорить о сути мировых событий на высоком уровне обобщения, поэтому он широко ими пользуется. Так, например, глаза символизируют ведение, много глаз – совершенное ведение. Рог – символ власти, могущества. Длинная одежда означает священство; венец – царственное достоинство; белизна – чистоту, непорочность; город Иерусалим, храм и Израиль – символизируют Церковь. Числа тоже имеют символическое значение: три символизирует Троицу, четыре – символ мира и мирового порядка; семь означает законченность и совершенство; двенадцать – народ Божий, полноту Церкви (то же значение имеют числа, производные от 12, как 24 и 144000). Одна треть означает какую-то сравнительно небольшую часть. Три с половиной года – время гонений. О числе 666 особо будет сказано ниже. Новозаветные события часто изображаются на фоне однородных ветхозаветных событий. Так, например, бедствия Церкви описываются на фоне страданий израильтян в Египте, искушения при пророке Валааме, гонения со стороны царицы Иезавели и разрушения Иерусалима халдеями; спасение верующих от дьявола изображается на фоне спасения израильтян от фараона при пророке Моисее; богоборческая власть представлена в образе Вавилона и Египта; наказание богоборческих сил изображается языком 10-ти египетских казней; дьявол отождествляется со змеем, соблазнившим Адама и Еву; будущее райское блаженство изображается в образе райского сада и древа жизни. Главная задача автора Апокалипсиса – показать, как действуют злые силы, кто их организует и направляет в борьбе с Церковью; наставить и укрепить верующих в верности Христу; показать полное поражение дьявола и его слуг и начало райского блаженства. При всей символичности и таинственности Апокалипсиса религиозные истины раскрыты в нем предельно ясно. Так, например, Апокалипсис указывает на дьявола как виновника всех искушений и бедствий человечества. Орудия, которыми он старается погубить людей, всегда одни и те же: неверие, непослушание Богу, гордость, греховные желания, ложь, страх, сомнения и т.д. Несмотря на всю свою хитрость и опытность, дьявол не в состоянии погубить людей, всем сердцем преданных Богу, потому что Бог оберегает их Своей благодатью. Богоотступников же и грешников дьявол все больше и больше порабощает себе и толкает их на всякие мерзости и преступления. Он направляет их против Церкви и ими производит все насилия и войны в мире. Апокалипсис ясно показывает, что в конце концов дьявол и его слуги будут побеждены и наказаны, правда Христова восторжествует, и в обновленном мире наступит блаженная жизнь, которой не будет конца.

Сделав, таким образом, беглый обзор содержания и символики Апокалипсиса, остановимся теперь на некоторых главнейших его частях.

Письма семи Церквам (Откр. 2–3 гл.)

Семь Церквей – Ефесская, Смирнская, Пергамская, Фиатирская, Сардийская, Филадельфийская и Лаодикийская – находились в юго-западной части Малой Азии (теперь Турции). Их основал апостол Павел в 40 годах I века. После его мученической смерти в Риме около 67 года заботу над этими Церквами взял на себя апостол Иоанн Богослов, который их окормлял примерно сорок лет. Попав в заточение на остров Патмос, апостол Иоанн писал оттуда этим Церквам послания, чтобы подготовить христиан к предстоящим гонениям. Письма обращены к «ангелам» этих Церквей, т.е. епископам. Внимательное изучение посланий семи Малоазийским Церквам наводит на мысль, что в них начертаны судьбы Церкви Христовой, начиная с апостольского века и до времени конца мира. При этом предстоящий путь новозаветной Церкви, «Нового Израиля», изображен на фоне важнейших событий в жизни ветхозаветного Израиля, начиная с грехопадения в раю и кончая временем фарисеев и саддукеев при Господе Иисусе Христе. Апостол Иоанн использует ветхозаветные события в качестве прообразов судеб новозаветной Церкви. Таким образом, в письмах к семи Церквам переплетаются три элемента: а) современное автору состояние и будущее каждой Малоазийской Церкви; б) новая, более глубокая интерпретация ветхозаветной истории и в) грядущие судьбы Церкви.

Примечания: Ефесская Церковь была самой многолюдной и имела статус митрополии в отношении соседних Малоазийских Церквей. В 431 году в Ефесе состоялся III Вселенский Собор. Постепенно светильник христианства Ефесской Церкви угас, как и предсказал апостол Иоанн. Пергам был политическим центром западной части Малой Азии. В нем доминировало язычество с пышным культом обоготворенных языческих императоров. На горе вблизи Пергама величественно возвышался языческий памятник-жертвенник, упоминаемый в Апокалипсисе как «престол сатаны» (Откр. 2, 13). Николаиты – древние еретики-гностики. Гностицизм явился опасным искушением для Церкви первых веков христианства. Благоприятной почвой для развития гностических идей явилась синкретическая культура, возникшая в империи Александра Македонского, объединившая Восток и Запад. Религиозное мироощущение Востока с его верой в вечную борьбу между добрым и злым началом, духом и материей, телом и душой, светом и тьмой в сочетании со спекулятивным методом греческой философии породило различные гностические системы, для которых было характерно представление об эманационном происхождении мира из Абсолюта и о множестве посредствующих ступеней творения, соединяющих мир с Абсолютом. Естественно, что с распространением христианства в эллинистической среде возникла опасность его изложения в гностических терминах и превращения христианского благочестия в одну из религиозно-философских гностических систем. Иисус Христос воспринимался гностиками как один из посредников (эонов) между Абсолютом и миром. Одним из первых распространителей гностицизма среди христиан был некто по имени Николай – отсюда название «николаиты» в Апокалипсисе. Предполагают, что это был Николай, который в числе других шести избранных мужей был рукоположен апостолами в дьяконскую степень (см. Деян. 6, 5). Искажая христианскую веру, гностики поощряли нравственную распущенность. Начиная с середины первого столетия, в Малой Азии процветало несколько гностических сект. Апостолы Петр, Павел и Иуда предупреждали христиан не впадать в сети этих еретиков-развратников. Видными представителями гностицизма были еретики Валентин, Маркион и Василид, против которых выступили апостольские мужи и ранние отцы Церкви. Древние гностические секты давно исчезли, но гностицизм как слияние разнородных философско-религиозных школ существует и в наше время в теософии, каббале, масонстве, современном индуизме, йоге и в других культах.

Видение Небесного богослужения (Откр. 4–5 гл.)

Апостол Иоанн получил откровение в «День Господень», т.е. в воскресенье. Следует предполагать, что по апостольскому обычаю, в этот день он совершил «преломление хлеба», т.е. божественную Литургию, и причастился, поэтому он «был в Духе», т.е. испытывал особое вдохновенное состояние (Откр. 1, 10). И вот, первое, что он удостаивается увидеть, – это как бы продолжение совершенного им богослужения – Небесную Литургию. Это богослужение апостол Иоанн описывает в 4 и 5 главах Апокалипсиса (Откр.4–5). Православный человек узнает здесь знакомые черты воскресной литургии и важнейшие принадлежности алтаря: престол, семисвечник, кадильницу с курящимся фимиамом, золотую чашу и т.д.26 Увиденный апостолом закланный Агнец посреди престола напоминает верующему человеку Святое Причастие, под видом хлеба лежащее на престоле; души убиенных за Слово Божие под небесным престолом – антиминс с вшитыми в него частицами мощей святых мучеников; старцы в светлых одеждах и с золотыми венцами на головах – сонм священнослужителей, соборно совершающих Божественную Литургию. Примечательно, что здесь даже сами возгласы и молитвы, слышанные апостолом на Небе, выражают суть молитв, которые священнослужители и певчие произносят во время главной части литургии – Евхаристического канона. Убеление праведными своих одежд «Кровью Агнца» напоминает Таинство Причащения, через которое верующие освящают свои души. Таким образом, апостол начинает раскрытие судеб человечества с описания Небесной Литургии, чем подчеркивает духовное значение этого Богослужения и необходимость молитв святых о нас.

Примечания: Слова «Лев из колена Иудина» относятся к Господу Иисусу Христу и напоминают пророчество патриарха Иакова о Мессии (см. Быт. 49, 9–10). «Семь Духов Божиих» – полнота благодатных даров Духа Святого (см. Ис. 11, 2; Зах. 4 гл.). Множество очей символизируют всеведение. Двадцать четыре старца соответствуют двадцати четырем священническим чредам, установленным царем Давидом для служения в храме – по два ходатая на каждое колено Нового Израиля (см. 1Пар. 24, 1–18). Четыре таинственных животных, окружающих Престол, подобны животным, виденным пророком Иезекиилем (Иез. 1, 5–19). Они, по-видимому, являются существами, наиболее близкими к Богу. Лица эти – человека, льва, тельца и орла – взяты Церковью в качестве эмблем четырех евангелистов. В дальнейшем описании горнего мира встречается многое нам непонятное. Из Апокалипсиса мы узнаем, что ангельский мир необъятно велик. Бестелесные духи – Ангелы – подобно людям, наделены Творцом разумом и свободной волей, но их духовные способности во много раз превосходят наши. Ангелы всецело преданы Богу и служат Ему молитвой и исполнением Его воли. Так, например, они возносят к Престолу Божию молитвы святых (см. Откр. 8, 3), содействуют праведникам в достижении спасения (см. Откр. 7:2, 19:9), сочувствуют страждущим и гонимым (см. Откр. 8:13, 12:12), по повелению Божию наказывают грешников (см. Откр. 8:7, 9:15, 15:6–16:1). Они облечены могуществом и имеют власть над природой и ее стихиями (см. Откр. 10:1, 18:1). Они ведут войну с дьяволом и его бесами (см. Откр. 12:7–10, 19:9, 20:2–3), принимают участие в суде над врагами Божиими (см. Откр. 19, 4). Учение Апокалипсиса об ангельском мире в корне ниспровергает учение древних гностиков, признававших промежуточные существа (эоны) между Абсолютом и вещественным миром, будто совершенно самостоятельно и независимо от Него управляющие миром. Среди святых, которых апостол Иоанн видит на Небе, выделяются две группы, или «лика»: это – мученики и девственники. Исторически мученичество есть первый род святости, и поэтому апостол с мучеников и начинает (см. Откр. 6, 9–11). Он видит их души под небесным жертвенником, что символизирует искупительное значение их страданий и смерти, которыми они участвуют в страданиях Христовых и как бы дополняют их. Кровь мучеников уподобляется крови ветхозаветных жертв, которая стекала под жертвенник Иерусалимского храма. История христианства свидетельствует, что страдания древних мучеников послужили к нравственному обновлению дряхлого языческого мира. Древний писатель Тертуллиан писал, что кровь мучеников служит семенем для новых христиан. Гонения на верующих будут то утихать, то усиливаться в течение дальнейшего существования Церкви, и поэтому тайнозрителю было открыто, что новым мученикам предстоит дополнить число первых. Позже апостол Иоанн видит на Небе огромное количество людей, которых никто не мог перечесть, – из всех племен и колен, и народов, и языков; стояли они в белых одеждах с пальмовыми ветвями в своих руках (см. Откр. 7, 9–17). Общее у этого неисчислимого сонма праведников то, что «они пришли от великой скорби» (Откр. 7, 14). Для всех людей путь в Рай один – через скорби. Христос – первый Страдалец, взявший на Себя как Агнец Божий грехи мира. Пальмовые ветви – символ победы над дьяволом. В особом видении тайнозритель описывает девственников, т.е. людей, отказавшихся от утех брачной жизни ради всецелого служения Христу27. Тайнозритель видит на челах (лбу) девственников написанное «имя Отца», что указывает на их нравственную красоту, отображающую совершенство Творца. «Новая песнь», которую они поют и которую никто не мог повторить, выражает духовную высоту, которой они достигли через подвиг поста, молитвы и целомудрия. Эта чистота недосягаема для людей мирского образа жизни. Песнь Моисея, которую поют праведники в следующем видении (см. Откр. 15, 2–8), напоминает благодарственный гимн, который пели израильтяне, когда, перейдя через Красное море, спаслись от египетского рабства (см. Исх. 15 гл.). Подобным образом и Новозаветный Израиль спасается от власти и влияния дьявола, перейдя в благодатную жизнь посредством Таинства Крещения. В последующих видениях тайнозритель еще несколько раз описывает святых. «Виссон» (драгоценная льняная одежда), в который они облечены, – символ их праведности. В 19 главе Апокалипсиса брачная песнь спасенных говорит о приближении «брака» между Агнцом и святыми, т.е. о наступлении самого близкого общения между Богом и праведниками (см. Откр. 19:1–9, 21:3–4). Заканчивается книга Откровения описанием блаженной жизни спасенных народов (см. Откр. 21:24–27, 22:12–14, 22:17). Это самые светлые и радостные страницы Библии, показывающие торжествующую Церковь в Царстве Славы.

Таким образом, по мере раскрытия судеб мира в Апокалипсисе апостол Иоанн Богослов постепенно направляет духовный взор верующих к Царству Небесному – к конечной цели земного странствования. Он как бы по принуждению и неохотно говорит о мрачных событиях в грешном мире.

Снятие семи печатей. Видение четырех всадников (Откр. 6 гл.)

Видение семи печатей является вводным к последующим откровениям Апокалипсиса. Снятие первых четырех печатей показывает четырех всадников, которые символизируют четыре фактора, характеризующие всю историю человечества. Первые два фактора являются причиной, вторые два – следствием. Увенчанный всадник на белом коне вышел, чтобы победить. Он олицетворяет те добрые начала, естественные и благодатные, которые Творец вложил в человека: образ Божий, нравственную чистоту и невинность, стремление к добру и совершенству, способность верить и любить и индивидуальные «таланты», с которыми рождается человек, а также благодатные Дары Святого Духа, которые он получает в Церкви. По замыслу Творца, эти добрые начала должны были «победить», т.е. определить счастливое будущее человечества. Но человек уже в Эдеме поддался соблазну искусителя. Его поврежденная грехом природа перешла к его потомкам, поэтому люди уже с раннего возраста склонны грешить. От повторных грехов в них еще больше усиливаются дурные наклонности. Так, человек, вместо того чтобы духовно расти и совершенствоваться, подпадает под разрушительное действие собственных страстей, предается многоразличным греховным пожеланиям, начинает завидовать и враждовать. От внутреннего разлада в человеке возникают все преступления в мире (насилия, войны и связанные с ними бедствия). Разрушительное действие страстей символизировано рыжим конем и всадником, отнявшим мир у людей. Поддаваясь своим беспорядочным греховным желаниям, человек растрачивает данные ему Богом таланты, беднеет физически и духовно. В общественной же жизни вражда и войны ведут к ослаблению и разложению общества, к утрате его духовных и материальных ресурсов. Это внутреннее и внешнее обеднение человечества символизировано вороным конем с всадником, держащим меру (или весы) в своей руке. Наконец, полная утрата Божиих дарований ведет к духовной смерти, и конечным последствием вражды и войн является смерть людей и распад общества. Эта печальная участь людей символизирована бледным конем. В четырех апокалипсических всадниках в самых общих чертах изображена история человечества. Сначала – блаженная жизнь в Эдеме наших прародителей, призванных «царствовать» над природой (белый конь), потом – их грехопадение (рыжий конь), после которого жизнь их потомков наполнилась различными бедствиями и взаимным уничтожением (вороной и бледные кони). Апокалипсические кони также символизируют жизнь отдельных государств с их периодами расцвета и упадка. Здесь и жизненный путь каждого человека – с его детской чистотой, наивностью, большими потенциальными возможностями, которые омрачаются бурной молодостью, когда человек растрачивает свои силы, здоровье и в конце концов умирает. Здесь – и история Церкви: духовное горение христиан в апостольское время и усилия Церкви обновить человеческое общество; но возникают в самой Церкви ереси и расколы, а языческое общество воздвигает на нее гонения. Церковь слабеет, уходит в катакомбы, а некоторые поместные Церкви вовсе исчезают. Таким образом, видение четырех всадников суммирует факторы, которые характеризуют жизнь грешного человечества. Дальнейшие главы Апокалипсиса будут развивать глубже эту тему. Но снятием пятой печати тайнозритель показывает и светлую сторону человеческих бедствий. Христиане, пострадав физически, победили духовно; теперь они в Раю (см. Откр. 6, 9–11)! Их подвиг приносит им вечную награду, и они царствуют со Христом, как это описано в 20 главе (см. Откр. 20). Переход к более подробному описанию бедствий Церкви и усилению богоборческих сил знаменуется снятием седьмой печати.

Семь труб. Запечатление избранных. Начало бедствий и поражение природы (Откр. 7–11 гл.)

Ангельские трубы предвозвещают человечеству бедствия – физические и духовные. Но до начала бедствий апостол Иоанн видит Ангела, возлагающего печать на чело сынов Нового Израиля (см. Откр. 7, 1–8). «Израиль» – это новозаветная Церковь. Запечатление символизирует избранничество и благодатное покровительство. Напоминает это видение Таинство Миропомазания, во время которого на чело новокрещенного возлагается «печать дара Духа Святаго». Напоминает оно и крестное знамение, ограждаемые которым «врагу противляются». Люди, не защищенные благодатной печатью, терпят вред от «саранчи», вышедшей из бездны, т.е. от дьявольской силы (см. Откр. 9, 4). Пророк Иезекииль описывает подобное запечатление праведных граждан древнего Иерусалима перед его взятием халдейскими полчищами. Тогда, так же как и теперь, таинственная печать возлагалась с целью сохранить праведных от участи нечестивых (см. Иез. 9, 4). При поименном перечислении 12 колен (племен) Израилевых нарочито пропущено колено Даново. Некоторые видят в этом указание на происхождение антихриста из этого племени. Основанием к этому мнению служат загадочные слова патриарха Иакова относительно будущего потомков Дана: «змей на дороге, аспид на пути» (Быт. 49, 17). Таким образом, данное видение служит введением к последующему описанию гонений на Церковь. Измерение храма Божия в 11 главе имеет то же значение, что и запечатление сынов Израилевых: сохранение чад Церкви от зла. Храм Божий, как и Жена, облаченная в солнце, и город Иерусалим – это разные символы Церкви Христовой. Основная мысль этих видений та, что Церковь свята и дорога Богу. Бог попускает гонения ради нравственного совершенствования верующих, но оберегает их от порабощения злу и от одной участи с богоборцами. Перед снятием седьмой печати наступает безмолвие «как бы на полчаса» (Откр. 8, 1). Это – тишина перед бурей, которая всколыхнет мир во время антихриста. Перед наступлением бедствий апостол Иоанн видит святых, усердно молящихся о помиловании людей (Откр. 8, 3–5). Бедствия в природе. Вслед за этим раздаются трубные звуки каждого из семи Ангелов, после чего начинаются различные бедствия. Сначала погибает третья часть растительности, потом – третья часть рыб и других морских существ, затем следует отравление рек и источников вод. Падение на землю града и огня, пылающей горы и светящейся звезды, по-видимому, иносказательно указывает на огромные размеры этих бедствий. Не является ли это предсказанием о глобальном засорении и уничтожении природы, которое наблюдается в наши дни? Если так, то экологическая катастрофа предвещает пришествие антихриста. Все более оскверняя в себе образ Божий, люди перестают ценить и любить Его прекрасный мир. Своими отбросами они загрязняют озера, реки и моря; разлитой нефтью поражают огромные прибрежные пространства; уничтожают леса и джунгли, истребляют многие виды зверей, рыб и птиц. От отравления природы заболевают и гибнут как сами виновные, так и невинные жертвы их жестокой алчности. Но что означает поражение третьей части солнца и звезд и затмение их (см. Откр. 8, 12)? Очевидно, здесь идет речь о загрязнении воздуха до такого состояния, когда солнечный и звездный свет, достигая земли, кажется менее ярким. Так, например, по причине загрязнения воздуха небо над Лос-Анджелесом обычно выглядит грязно-коричневым по цвету, ночью же звезд над городом почти не видно, за исключением самых ярких. Повествование о саранче (пятая труба, Откр. 9, 1–11), вышедшей из бездны, говорит об усилении бесовской силы среди людей. Возглавляет ее «Аполлион», что значит «губитель» – дьявол. По мере того как люди своим неверием и грехами утрачивают благодать Божию, образующуюся в них духовную пустоту все больше заполняет бесовская сила, которая мучает их сомнениями и различными страстями.

Апокалипсические войны. Труба шестого Ангела приводит в движение огромное войско за рекой Евфрат, от которой погибает третья часть людей (см. Откр. 9, 13–21). В библейском представлении река Евфрат обозначает рубеж, за которым сосредоточены враждебные Богу народы, угрожающие Иерусалиму войной и истреблением. Для Римской империи река Евфрат служила оплотом от нападения восточных народов. Девятая глава Апокалипсиса написана на фоне жестокой и кровопролитной иудео-римской войны 66–70 годов по Р.Х., еще свежей в памяти апостола Иоанна. Эта война имела три фазы (см. Откр. 8, 13). Первая фаза войны, в которой Гессий Флор возглавлял римские войска, длилась пять месяцев, с мая по сентябрь 66 года (пять месяцев саранчи, Откр. 9, 5). Вскоре началась вторая фаза войны, с октября по ноябрь 66 года, в которой сирийский губернатор Цестий Галл возглавлял четыре римских легиона (четыре Ангела у реки Евфрат, Откр. 9, 14). Эта фаза войны была особенно сокрушительной для евреев. Третья фаза войны, под предводительством Флавия Веспасиана, длилась три с половиной года – апреля 67 по сентябрь 70 года – и закончилась уничтожением Иерусалима, сожжением храма и рассеянием пленных иудеев по Римской империи. Эта кровопролитная иудео-римская война стала прообразом ужасных войн последних времен, на которые указывал Спаситель в Своей беседе на Елеонской горе (см. Мф. 24, 7). В атрибутах адской саранчи и евфратского полчища можно узнать современное оружие массового уничтожения – танки, пушки, бомбардировщики и ядерные ракеты. Дальнейшие главы Апокалипсиса описывают все усиливающиеся войны последнего времени (см. Откр. 11:7, 16:12–16, 17:14, 19:11–19, 20:7–8). Слова: «Шестой Ангел вылил чашу свою в великую реку Евфрат: и высохла в ней вода, чтобы готов был путь царям от восхода солнечного» (Откр. 16, 12) могут указывать на «желтую опасность». При этом надо учитывать, что описание апокалипсических войн имеет черты действительных войн, но в конечном итоге относится к духовной войне, а собственные имена и числа имеют аллегорическое значение. Так, апостол Павел объясняет: «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Еф. 6, 12). Название «Армагеддон» сложено из двух слов: «Ар» (на еврейском – равнина) и «Мегиддо» (местность на севере Святой Земли, около горы Кармил, где в древности Варак поразил войско Сисары, а пророк Илия истребил более пятисот жрецов Вааловых (см. Откр. 16:16, 17:14; Суд. 4, 2–16; 3Цар. 18, 40). В свете этих библейских событий Армагеддон символизирует поражение Христом богоборческих сил. Имена Гог и Магог в 20 главе напоминают пророчество Иезекииля о нашествии на Иерусалим несметных полчищ под предводительством Гога из земли Магог, расположенной на юге Каспийского моря (Иез. 38–39 гл.; Откр. 20, 7–8). Иезекииль относит это пророчество к мессианским временам. В Апокалипсисе осаждение полчищами Гога и Магога «стана святых и города возлюбленного» (т.е. Церкви) и истребление этих полчищ небесным огнем надо понимать в смысле полного поражения богоборческих сил, людских и бесовских, Вторым пришествием Христовым.

Что же касается физических бедствий и наказаний грешников, часто упоминаемых в Апокалипсисе, то тайнозритель сам объясняет, что Бог попускает их для вразумления, чтобы привести грешников к покаянию (см. Откр. 9, 21). Но апостол со скорбью отмечает, что люди не внемлют зову Божию, продолжают грешить и служить бесам. Они, как бы «закусив удила», несутся к собственной гибели.

Видение двух свидетелей (Откр. 11, 2–12).

10 и 11 главы занимают промежуточное место между видениями семи труб и семи знамений. В двух свидетелях Божиих некоторые святые отцы видят ветхозаветных праведников Еноха и Илию28, которые перед концом мира придут на землю, чтобы обличить лживость антихриста и призвать людей к верности Богу. Казни, которые эти свидетели наведут на людей, напоминают чудеса, совершенные пророками Моисеем и Илией (см. Исх. 7–12 гл.; 3Цар. 17, 1; 4Цар. 1, 10). Для апостола Иоанна прообразами двух апокалипсических свидетелей могли быть апостолы Петр и Павел, незадолго перед этим пострадавшие в Риме от Нерона. По всей видимости, два свидетеля в Апокалипсисе символизируют и других свидетелей Христовых, распространяющих Евангелие во враждебном языческом мире и нередко запечатлевающих свою проповедь мученической смертью. Слова «Содом и Египет, где и Господь наш распят», указывают на город Иерусалим, в котором пострадал Господь Иисус Христос, многие пророки и первые христиане29.

Семь знамений. Церковь и царство зверя. (Откр. 12–14 гл.)

Чем дальше, тем отчетливее тайнозритель выявляет перед читателями разделение человечества на два противоположных лагеря – Церковь и царство зверя. В предыдущих главах апостол Иоанн начал знакомить читателей с Церковью, говоря о запечатленных, об Иерусалимском храме и о двух свидетелях, и в 12 главе он показывает Церковь во всей ее небесной славе. Одновременно с этим он выявляет и ее главного врага – дьявола-дракона. Видение Жены, облаченной в солнце, и дракона делает очевидным, что война между добром и злом выходит за пределы вещественного мира и простирается на мир ангелов. Апостол показывает, что в мире бесплотных духов существует сознательное злое существо, которое с отчаянным упорством ведет войну против преданных Богу Ангелов и людей. Эта война зла с добром, пронизывающая все существование человечества, началась еще в ангельском мире до создания материального видимого мира. Как мы уже говорили, тайнозритель описывает эту войну в разных частях Апокалипсиса не в ее хронологической последовательности, а в разных фрагментах, или фазах.

Видение Жены напоминает читателю Божие обещание Адаму и Еве о Мессии (о Семени Жены), Который сотрет главу змея (см. Быт. 3, 15). Можно было бы подумать, что в 12 главе под Женой подразумевается Дева Мария. Однако из дальнейшего повествования, в котором говорится о прочих потомках Жены (христианах), видно, что здесь под Женой надо подразумевать Церковь. Солнечное сияние Жены символизирует нравственное совершенство святых и благодатное озарение Церкви дарами Духа Святого. Двенадцать звезд символизируют двенадцать племен нового Израиля – т.е. совокупность христианских народов. Муки Жены при родах символизируют подвиги, лишения и страдания служителей Церкви (пророков, апостолов и их преемников), понесенных ими при распространении Евангелия в мире и при утверждении христианских добродетелей среди своих духовных чад30.

Первенец Жены, Которому надлежало пасти все народы железным жезлом, – это Господь Иисус Христос (см. Пс. 2, 9; Откр. 12:5, 19:15). Он – новый Адам, ставший Главою Церкви. «Восхищение» Младенца, очевидно, указывает на вознесение Христа на Небо, где Он сел «одесную Отца» и с тех пор управляет судьбами мира.

«И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим. Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю» (Откр. 12, 3–4). Под этими звездами толкователи понимают ангелов, которых гордый Денница-дьявол взбунтовал против Бога, в результате чего на Небе произошла война31. Во главе добрых Ангелов выступил Архангел Михаил. Возмутившиеся против Бога ангелы потерпели поражение и не смогли удержаться на Небе. Отпав от Бога, они из добрых ангелов стали бесами (демонами). Их преисподнее царство, названное бездной или адом, стало местом мрака и страданий. Согласно мнению святых отцов, война, описанная здесь апостолом Иоанном, произошла в ангельском мире еще до сотворения вещественного мира. Приводится она здесь с целью объяснить читателю, что дракон, который будет преследовать Церковь в дальнейших видениях Апокалипсиса, есть падший Денница – исконный враг Бога.

Итак, потерпев поражение на Небе, дракон со всей яростью ополчается на Жену-Церковь. Его оружие – многоразличные искушения, которые он устремляет на Жену подобно бурной реке. Но она спасается от искушений бегством в пустыню, то есть добровольным отказом от жизненных благ и удобств, которыми дракон старается ее пленить. Два крыла Жены – это молитва и пост, которыми христиане одухотворяются и делаются недосягаемыми для дракона, ползающего по земле, как змей32.

Примечание: Выражение «времени, времен и полувремени» – 1260 дней и 42 месяца (см. Откр. 12, 6–15) – соответствует трем с половиной годам и символически обозначает период гонений. Три с половиной года продолжалось общественное служение Спасителя. Приблизительно столько же времени продолжались гонения на верующих при царе Антиохе Епифане, императорах Нероне и Домициане. Вместе с тем, числа в Апокалипсисе следует понимать иносказательно (см. выше).

Зверь, вышедший из моря, и зверь, вышедший из земли (Откр. 13–14 главы). Большинство святых отцов под «зверем из моря» понимают антихриста, а под «зверем из земли» – лжепророка. Море символизирует неверующую людскую массу, вечно волнующуюся и обуреваемую страстями. Из дальнейшего повествования о звере и из параллельного повествования пророка Даниила (Дан. 7–8 гл.) следует заключить, что «зверь» – это вся богоборческая империя антихриста. По внешнему виду дракон-дьявол и зверь, вышедший из моря, которому дракон передал свою власть, похожи друг на друга. Их внешние атрибуты говорят об их ловкости, жестокости и нравственном безобразии. Головы и рога зверя символизируют богоборческие государства, составляющие антихристианскую империю, а также их правителей («царей»). Сообщение о смертельном ранении одной из голов зверя и об ее исцелении – загадочно. В свое время сами события прольют свет на значение этих слов. Историческим основанием для этого иносказания могло послужить убеждение многих современников апостола Иоанна, что убитый Нерон ожил и что он вскоре вернется с парфскими войсками, находившимися за Евфратской рекой (см. Откр. 9:14, 16:12), чтобы отомстить своим врагам. Может быть, здесь указание на частичное поражение богоборческого язычества христианской верой и на возрождение язычества в период всеобщего отступления от христианства. Некоторые здесь видят указание на поражение богоборческого иудаизма в 70 годах нашей эры. "Они не" иудеи, «но сборище сатанинское», – сказал Господь Иоанну (см. Откр. 2, 9; 3, 9).

Примечание: Есть общие черты между зверем Апокалипсиса и четырьмя зверями пророка Даниила, олицетворявших четыре древние языческие империи (Дан. 7 гл.). Четвертый зверь относился к Римской империи, а десятый рог последнего зверя означал сирийского царя Антиоха Епифана – прообраза грядущего антихриста, которого Архангел Гавриил назвал «презренным» (см. Дан. 11, 21). Характеристика и деяния апокалипсического зверя имеют много общего с десятым рогом у пророка Даниила (см. Дан. 7:8–12, 20–25, 8:10–26, 11:21–45). Первые две Маккавейские книги служат яркой иллюстрацией времен перед концом мира. Затем тайнозритель описывает зверя, вышедшего из земли, которого он позже именует лжепророком. Земля здесь символизирует полное отсутствие духовности в учении ложного пророка: все оно пропитано материализмом и угождением греховной плоти. Лжепророк обольщает людей ложными чудесами и заставляет их поклоняться первому зверю. «Он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон» (Откр. 13, 11), – т.е. он выглядел кротким и миролюбивым, но речи его были исполнены лести и лжи. Как в 11 главе два свидетеля символизируют всех служителей Христовых, так, очевидно, и два зверя 13 главы символизируют совокупность всех ненавистников христианства. Зверь из моря – символ гражданской богоборческой власти, а зверь из земли – совокупность лжеучителей и всякой извращенной церковной власти. Как во времена земной жизни Спасителя обе эти власти, гражданская и религиозная, в лице Пилата и иудейских первосвященников объединились в осуждении Христа на распятие, так и во всей истории человечества эти две власти нередко объединяются в борьбе с верой и для преследования верующих. Примеры: пророк Валаам и моавитский царь; царица Иезавель и ее жрецы; лжепророки и князья перед разрушением Израиля и позже Иудеи, «отступники от святого завета», и царь Антиох Епифан (Дан. 8, 23; 1 Мак. и 2Мак. 9 гл.), приверженцы Моисеева Закона и римские правители в апостольское время. В новозаветное время еретики-лжеучители ослабляли Церковь своими расколами и этим содействовали завоевательным успехам арабов и турок, наводнивших и разоривших православный Восток. Русские вольнодумцы и народники подготовили почву для революции; современные лжеучители совращают нестойких христиан в различные секты и культы. Все они являются лжепророками, содействующими успеху богоборческих сил. Апокалипсис ярко обнаруживает взаимную поддержку между драконом-дьяволом и обоими зверями. Здесь у каждого из них свои корыстные расчеты: дьявол жаждет себе поклонения, антихрист добивается власти, а лжепророк ищет своей материальной выгоды. Церковь, призывая людей к вере в Бога и к укреплению добродетелей, служит им помехой, и они совместно воюют против нее.

Начертание зверя (Откр. 13, 16–17; 14, 9–11; 15, 2; 16, 20; 20, 4).

На языке Священного Писания носить на себе печать (или начертание) означает принадлежность или подчинение кому-либо. Мы уже говорили, что печать (или имя Божие) на челе верующих означает их Божие избранничество и, следовательно, Божие покровительство над ними (см. Откр. 3:12, 7:2–3, 9:4, 14:1, 22:4). Деятельность лжепророка, описанная в 13 главе Апокалипсиса, убеждает, что царство зверя будет носить религиозно-политический характер. Создавая союз разных государств, оно одновременно будет насаждать новую религию вместо христианской веры. Поэтому покориться антихристу (аллегорически – принять на свое чело или на правую руку печать зверя) будет равносильно отречению от Христа, что повлечет за собой лишение Царства Небесного. Символика печати почерпнута от обычая древности, когда воины выжигали на своих руках или на лбу имена своих предводителей, а рабы – добровольно или насильственно – принимали печать имени своего господина. Язычники, преданные какому-нибудь божеству, нередко носили на себе татуировку этого божества. Не исключена возможность, что во времена антихриста будет заведена усовершенствованная компьютерная регистрация, наподобие современных банковских карточек. Усовершенствование будет состоять в том, что невидимый глазу компьютерный код будет печататься не на пластиковой карточке, как сейчас, но прямо на теле человека. Этот код, читаемый электронным или магнитным «глазом», будет передаваться в центральный компьютер, в котором будет храниться вся информация о данном человеке, личная и финансовая. Таким образом, установление личных кодов прямо на людях заменит собой надобность в деньгах, паспортах, визах, билетах, чеках, кредитных карточках и других личных документах. Благодаря индивидуальной кодировке все денежные операции – получение жалованья и уплата долгов – могут быть проведены прямо в компьютере. При отсутствии денег грабителю забирать у человека будет нечего. Государство, в принципе, сможет легче контролировать преступность, так как передвижение людей ему будет известно благодаря центральному компьютеру. Думается, что в таком положительном аспекте будет предложена эта система личной кодировки. На практике же она будет использована и для религиозно-политического контроля над людьми, когда «никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание» (Откр. 13, 17).

Конечно, высказанная здесь мысль о штамповке кодов на людях – предположение. Суть не в электромагнитных знаках, но в верности или в измене Христу! На протяжении истории христианства давление на верующих со стороны антихристианской власти принимало самые различные формы: принесение формальной жертвы идолу, принятие магометанства, вступление в безбожную или противохристианскую организацию. На языке Апокалипсиса – это принятие «начертания зверя»: приобретение временных преимуществ ценой отречения от Христа.

Число зверя – 666 (Откр. 13, 18).

Значение этого числа до сих пор остается загадкой. Очевидно, что оно поддастся расшифровке, когда сами обстоятельства будут способствовать этому. Некоторые толкователи в числе 666 видят уменьшение числа 777, которое в свою очередь означает троекратное совершенство, полноту. При таком понимании символики этого числа антихрист, стремящийся во всем показать свое превосходство над Христом, на деле во всем окажется несовершенным. В древности исчисление имени основывалось на том, что буквы алфавитов имели цифровое значение. Например, в греческом языке (и в церковно-славянском) «А» равнялось 1, В­2, Г­3 и т.д. Подобное цифровое значение букв существует в латинском и в еврейском языках. Каждое имя можно было арифметически подсчитать путем сложения цифрового значения букв. Например, имя Иисус, написанное по-гречески, равняется 888 (возможно, обозначающее высшее совершенство). Есть огромное количество собственных имен, которые суммой своих букв, переведенных в цифры, дают 666. Например, имя Нерон Кесарь, написанное еврейскими буквами. В таком случае, если бы собственное имя антихриста было известно, то подсчитать его числовое значение не требовало бы особой мудрости. Может быть, здесь надо искать решение загадки в принципиальной плоскости, но не ясно, в каком направлении. Зверь Апокалипсиса – это и антихрист, и его государство. Может быть, во времена антихриста будут введены инициалы, обозначающие новое всемирное движение. По воле Божией личное имя антихриста до времени скрыто от праздного любопытства. Когда время придет, те, кому следует, расшифруют его.

Говорящий образ зверя

Трудно понять значение слов о лжепророке: «И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя» (Откр. 13, 15). Поводом к этой аллегории могло послужить требование Антиоха Епифана, чтобы иудеи кланялись статуе Юпитера, воздвигнутой им в Иерусалимском храме. Позже император Домициан требовал, чтобы все жители Римской империи кланялись его изображению. Домициан был первым императором, потребовавшим себе божеского почитания еще при своей жизни и того, чтобы его величали «наш господь и бог». Иногда для большего впечатления за статуями императора скрывались жрецы, которые оттуда вещали от его имени. Христиан, не кланяющихся изображению Домициана, было велено казнить, а кланяющихся одаривать. Может быть, в пророчестве Апокалипсиса речь идет о каком-нибудь аппарате вроде телевизора, который будет передавать образ антихриста и одновременно следить, как люди на него реагируют. Во всяком случае в наше время кинофильмы и телевидение широко используются для насаждения антихристианских идей, для приучения людей к жестокости и пошлости. Ежедневное неразборчивое смотрение телевизора убивает в человеке доброе и святое. Не есть ли телевизор предтеча говорящего образа зверя?

Семь чаш. Усиление богоборческой власти. Суд над грешниками (Откр. 15–17 гл.)

В этой части Апокалипсиса тайнозритель описывает царство зверя, достигшего своего апогея силы и контроля над жизнью людей. Отступление от истинной веры охватывает почти все человечество, и Церковь доходит до крайнего истощения: «И дано было ему вести брань со святыми и победить их» (Откр. 13, 7). Чтобы ободрить верующих, оставшихся верными Христу, апостол Иоанн возводит их взор к горнему миру и показывает великий сонм праведников, которые, подобно израильтянам, спасшимся от фараона при Моисее, поют победную песнь (Исх. 14–15 гл.). Но как пришел конец власти фараонов, так и дни антихристианской власти сочтены. Следующие главы (Откр. 16–20 гл.) в ярких штрихах рисуют Божий Суд над богоборцами. Поражение природы в 16 главе подобно описанию в 8 главе, но здесь оно достигает всемирных размеров и производит ужасающее впечатление. Как и раньше, очевидно, истребление природы производится самими людьми – войнами и промышленными отходами. Усилившийся солнечный зной, от которого страдают люди, может быть связан с уничтожением озона в стратосфере и увеличением углекислого газа в атмосфере. Согласно предсказанию Спасителя, в последний год перед концом мира жизненные условия станут настолько невыносимыми, что, «если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть» (Мф. 24, 22). Описание суда и наказания в 16–20 главах Апокалипсиса следует порядку возрастающей виновности врагов Божиих: сначала подвергаются наказанию люди, принявшие начертание зверя, и столица антихристианской империи – «Вавилон», потом – антихрист и лжепророк, наконец – дьявол. Повествование о поражении Вавилона приводится дважды: сначала в общих чертах в конце 16 главы, и более обстоятельно в – 18–19 главах. Вавилон изображается блудницей, сидящей на звере. Наименование «Вавилон» напоминает халдейский Вавилон, в котором в ветхозаветное время сосредоточивалась богоборческая власть (халдейские войска разрушили Древний Иерусалим в 586 году до Р.Х.). Описывая роскошь «блудницы», апостол Иоанн имел перед глазами богатый Рим с его портовым городом. Но многие черты апокалипсического Вавилона неприменимы к Древнему Риму и, очевидно, относятся к столице антихриста. Равным образом загадочно и объяснение Ангела в конце 17 главы о «тайне Вавилона» в подробностях, относящихся к антихристу и его царству (Откр. 17, 7–18). Вероятно, эти детали будут поняты в будущем, когда придет время. Некоторые иносказания взяты из описания Рима, стоявшего на семи холмах, и его богоборческих императоров. «Пять царей (голов зверя) пали» – это первые пять римских императоров – от Юлия Цезаря до Клавдия. Шестая глава – это Нерон, седьмая – Веспасиан. «И зверь, который был и которого нет, есть восьмой, и (он же) из числа семи» – это Домициан, оживший Нерон в народном представлении. Он есть антихрист I века. Но, вероятно, символика 17 главы получит новое объяснение во времена последнего антихриста.

Суд над Вавилоном, антихристом и лжепророком (Откр. 18–19 гл.)

Тайнозритель в живых и ярких красках рисует картину падения столицы богоборческого государства, которую он именует Вавилоном. Это описание имеет сходство с предсказаниями пророков Исаии и Иеремии о гибели халдейского Вавилона в 539 году до Р.Х. (см. Ис. 13–14 гл.; Ис. 21, 9; Иер. 50–51 гл.). Есть много общего между прошлым и будущим центрами мирового зла. Особо описывается наказание антихриста (зверя) и лжепророка. Как мы уже говорили, «зверь» – это и определенная личность последнего богоборца, и, одновременно, олицетворение всякой вообще богоборческой власти. Лжепророк – это последний лжепророк (помощник антихриста), а также олицетворение всякой псевдорелигиозной и извращенной церковной власти. Важно понять, что в повествовании о наказании Вавилона, антихриста, лжепророка (Откр. 17–19 гл.) и дьявола (Откр. 20 гл.) апостол Иоанн следует не хронологическому, но принципиальному методу изложения, который мы сейчас объясним. В своей совокупности Священное Писание учит, что богоборческое царство закончит свое существование во время Второго пришествия Христа, тогда же погибнут антихрист и лжепророк. Страшный Суд Божий над миром будет происходить в порядке возрастающей виновности подсудимых. «Ибо время начаться суду с дома Божия; если же прежде с нас начнется, то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию?» (1Пет. 4, 17). Сначала будут судиться верующие, потом – неверующие и грешники, затем – сознательные враги Божии и наконец – главные виновники всякого беззакония в мире – бесы и дьявол. В таком порядке повествует и апостол Иоанн о суде над врагами Божиими в 17–20 главах. При этом суд над каждой категорией виновных (богоотступниками, антихристом, лжепророком и, наконец, дьяволом) апостол предваряет описанием их вины. Поэтому возникает впечатление, что сначала будет разрушен Вавилон, какое-то время спустя будут наказаны антихрист и лжепророк, после чего на земле наступит Царство святых, и уже после очень продолжительного времени дьявол выйдет, чтобы обольщать народы и тогда он будет наказан Богом. В действительности же в Апокалипсисе речь идет о параллельных событиях. Этот метод изложения апостола Иоанна следует учитывать для правильной интерпретации 20 главы Апокалипсиса.

1000-летнее Царство святых. Воскрешение мертвых и Страшный Суд. Суд над дьяволом (Откр. 20 гл.)

Двадцатая глава, повествуя о Царстве святых и о двукратном поражении дьявола, охватывает весь период существования христианства. Она подводит итог драме 12 главы о преследовании драконом Жены-Церкви. Первый раз дьявол был поражен Крестной смертью Спасителя. Тогда он был лишен власти над миром, «скован» и «заключен в бездну» на 1000 лет, т.е. на очень продолжительное время (Откр. 20, 3). «Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон» (Ин. 12, 31), – говорил Господь перед Своими страданиями. Как мы знаем из 12 главы Апокалипсиса и из других мест Священного Писания, дьявол и после Крестной смерти Спасителя имел возможность искушать верующих и творить им козни, однако власти над ними уже не имел. Господь сказал Своим ученикам: «Се, даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражью» (Лк. 10, 19). Только перед самым концом мира, когда вследствие массового отступления людей от веры удерживающий будет взят от среды (см. 2Фес. 2, 7), дьявол снова возобладает над грешным человечеством, но на короткое время. Тогда он возглавит последнюю отчаянную борьбу против Церкви (Иерусалима), направив против нее полчища «Гога и Магога», но будет поражен Христом вторично и окончательно. «Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 18). Полчища Гога и Магога символизируют совокупность всех богоборческих сил, человеческих и преисподних, которые дьявол объединит в своей безумной войне против Христа. Таким образом, все усиливающаяся на протяжении истории борьба с Церковью заканчивается в 20 главе Апокалипсиса полным поражением дьявола и его слуг. 20 глава суммирует духовную сторону этой борьбы и показывает ее конец. Светлой стороной гонений на верующих является то, что они, пострадав физически, духовно победили дьявола, потому что они остались верными Христу. С момента своей мученической смерти они царствуют со Христом и «судят» мир, принимая участие в судьбах Церкви и всего человечества. Поэтому мы обращаемся к ним за помощью, и отсюда вытекает православное почитание святых (см. Откр. 20, 4). О славной участи страдальцев за веру Господь предсказал: «Верующий в меня, если и умрет, оживет» (Ин. 11, 25). «Воскресение первое» в Апокалипсисе – это духовное возрождение, которое начинается с момента крещения верующего человека, усиливается его христианскими подвигами и достигает своего высшего состояния в момент мученической смерти ради Христа. К духовно возрожденным относится обещание: «Наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут» (Ин. 5, 25). Слова 10 стиха 20 главы являются заключительными: дьявол, прельщавший людей, «ввержен в озеро огненное». Так заканчивается повествование об осуждении богоотступников, лжепророка, антихриста и дьявола.

Заканчивается 20 глава описанием Страшного Суда. До него должно произойти всеобщее воскресение мертвых – физическое, которое апостол называет «вторым» воскресением. Физически воскреснут все люди – и праведники, и грешники. После всеобщего воскресения «книги раскрыты были... и судимы были мертвые по написанному в книгах» (Откр. 20, 12). Очевидно, тогда перед Престолом Судьи выявится духовное состояние каждого человека. Все темные поступки, злые слова, тайные мысли и желания – все, тщательно скрываемое и даже позабытое, – вдруг всплывет на поверхность и станет очевидным для всех. Ужасное то будет зрелище! Как есть два воскресения, так есть и две смерти. «Смерть первая» – это состояние неверия и греха, в котором пребывали люди, не принявшие Евангелия. «Смерть вторая» – это обречение на вечное отчуждение от Бога. Это описание очень сжато, так как о Суде апостол уже говорил раньше несколько раз (см. Откр. 6:12–17, 10:7, 11:15, 14:14–20, 16:17–21, 19:19–21, 20:11–15). Здесь апостол подводит итог Страшному Суду (сжато об этом повествует пророк Даниил в начале 12 главы). Этим кратким описанием апостол Иоанн завершает историю человечества и переходит к изображению вечной жизни праведников.

Новое Небо и новая Земля. Вечное блаженство (Откр. 21–22 гл.)

Последние две главы Книги Апокалипсиса являются самыми светлыми и радостными страницами Библии. Они описывают блаженство праведников на обновленной Земле, где Бог отрет всякую слезу с очей страдальцев, где не будет уже ни смерти, ни плача, ни вопля, ни болезни. Начнется Жизнь, которой не будет конца. Итак, Книга Апокалипсис написана во время усилившихся гонений на Церковь. Ее цель – укрепить и утешить верующих ввиду предстоящих испытаний. Она раскрывает способы и ухищрения, которыми дьявол и его слуги пытаются погубить верующих; она учит, как преодолевать соблазны. Книга Апокалипсис призывает верующих быть внимательным к своему духовному состоянию, не бояться страданий и смерти ради Христа. Она показывает радостную жизнь святых на небе и зовет соединиться с ними. Верующие, хотя иногда имеют много врагов, но еще больше имеют защитников в лице Ангелов, святых и, в особенности, Христа Победителя.

Книга Апокалипсис ярче и нагляднее других книг Священного Писания раскрывает драму борьбы зла с добром в истории человечества и показывает полное торжество Добра и Жизни.

* * *

23

В синодальном переводе: «и на земле, как на небе».

24

Вспомним слова мудрого Гамалиила, давшего совет иудеям не преследовать учеников Христовых (Деян. 5, 38–39).

25

Написавшего со слов Петра Евангелие, называемое «от Марка». Марк не состоял в числе 12-ти апостолов.

26

Эти предметы, показанные Моисею на Синайской горе, употреблялись также и в ветхозаветном храме.

27

Добровольные «скопцы» ради Царства Небесного, см. об этом: Мф. 19, 12; Откр. 14, 1–5. В Церкви этот подвиг нередко осуществлялся в монашестве.

28

Или Моисея и Илию. Известно, что Енох и Илия были взяты на Небо живыми (см. Быт. 5, 24; 4Цар. 2, 11).

29

Некоторые предполагают, что во времена антихриста Иерусалим станет столицей всемирного государства. При этом приводят экономическое обоснование такого мнения.

30

«Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!» (Гал. 4, 19) – говорил апостол Павел галатским христианам.

31

Это была первая революция во вселенной!

32

(Быт. 3, 14; Мк. 9, 29). Следует вспомнить, что многие усердные христиане уже с первых веков переселялись в пустыню в буквальном смысле, покидая шумные города, полные соблазнов. В отдаленных пещерах, скитах и лаврах они все свое время отдавали молитве и богомыслию и достигали такой духовной высоты, о которой современные христиане и представления не имеют. Монашество расцвело на Востоке в IV-VII веках, когда в пустынных местах Египта, Палестины, Сирии и Малой Азии образовалось множество обителей, насчитывающих сотни и тысячи монахов и монахинь. С Ближнего Востока монашество перекинулось на Афон, а оттуда – в Россию, где в дореволюционное время насчитывалось более тысячи монастырей и скитов.


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс