протоиерей Иоанн Яхонтов

Катехизические беседы

Содержание

Отдел первый. О шестидневном творении мира и человека, и о Боге, Творце их и Промыслителе 1. Вступительная 2. О первом дне творения 3. О втором дне творения 4. О третьем дне творения 5. О четвертом дне творения 6. О пятом дне творения 7. О шестом дне творения 8. О сотворении человека 9. О Боге 10. О Промысле Божьем Отдел второй. О пребывании в Раю и падении прародителей, и обетовании Искупителя 11. О рае 12. Об Ангелах 13. О грехопадении прародителей 14. О следствиях грехопадений прародителей 15. О Божием обетовании Искупителя Отдел Третий. Об обетованиях, прообразованиях и пророчествах Ветхого Завета 16. О сынах Адама и потомках его до Авраама 17. О ветхозаветных патриархах 18. О святом пророке Моисее 19. О законе Моисеевом 20. О судьях и царях израильских 21. О святых пророках 22. О временах пленения вавилонского и седмицах Данииловых 23. О приготовлении рода человеческого к принятию Искупителя Отдел четвертый. О земной жизни Господа Иисуса Христа 24. О рождестве Иисуса Христа 25. О младенчестве и отрочестве Иисуса Христа 26. О крещении Иисуса Христа 27. О учении и учениках Иисуса Христа 28. О чудесах Иисуса Христа и неверии иудеев 29. О тайной вечере, предательстве Иуды и страданиях Иисуса Христа 30. О распятии, смерти и погребении Господа 31. О воскресении Господа Иисуса Христа 32. О вознесении Господа на небо Отдел Пятый. О сошествии Святого Духа, об устройстве и назначении св. Церкви 33. О сошествии Святого Духа на Апостолов 34. О проповеди святых Апостолов и преемниках их 35. О Церкви 36. О Церкви. Беседа вторая 37. О Церкви. Беседа третья 38. О Церкви. Беседа четвертая 39. О Церкви. Беседа пятая

 

 

Сия же есть жизнь вечная, да знают тебя, единого истинного бога, и посланного тобою Иисуса Христа. Ин.17:3.

Невидимые Его вечная сила и Божество от создания мира через рассмотрение творений видимы. Рим. 1:20.

 

«Для меня кажется не простым и немалого духа требующим делом – каждому даяти во время житомирия слова, и с рассуждением вести домостроительство истины наших догматов, то есть, нашего любомудрого учения о мирах или мире, о веществе, о душе, об уме и умных существах, как, добрых так и злых, о Промысле, всё связующем и распоряжающемся всеми событиями; также о первоначальном нашем устроении и о последнем воссоздании, о преобразованиях и истине, ими преобразуемой, о заветах, о первом и втором Христовом пришествии, о воплощении, страданиях и смерти Христовой, о воскресении, о кончине мира, о суде и воздаянии; а главное, чему должно веровать, – о начальной, царственной и блаженной Троице». Св. Григорий Богослов.

Отдел первый. О шестидневном творении мира и человека, и о Боге, Творце их и Промыслителе

1. Вступительная

Возлюбленные братья! Когда вижу, как вы каждый воскресный и праздничный день собираетесь в храм Божий, не смотря ни на какую погоду и на различные житейские занятия, вижу ваше многолюдство, благоговейное стояние и усердные молитвы, то невольно воспоминаю время, когда жил на земле и учил Господь наш Иисус Христос. В то время, где ни являлся Господь, народ толпами собирался к Нему или послушать Его учение, или получить исцеление от недуга, или только взглянуть на Его Божественный лик; целые тысячи народа шли за Ним в горы и пустыни, чтобы только не разлучаться с Ним и подольше насладиться беседою Его. Что же Господь наш? О, Его благое сердце наполнялось любовью и состраданием к этим простым и добрым людям. Он отверзал тогда Божественные уста Свои и учил народ, как говорит Евангелист, много и долго. Иисус увидел множество народа и сжалился над ними, потому что они были как овцы, не имеющие пастыря; и начал учить их много. (Мк. 6:34). Ах, братья, как счастливы были эти люди, которые внимали учению из уст самого Господа! С ними говорил Сам Бог, они слышали то, чего желали бы послушать Авраам и все праведники, о чем не только не слыхали, но чего даже и в уме не представляли величайшие мудрецы древности.

Но подумайте, христиане, не так ли блаженна и наша участь? Не то же ли видим и слышим теперь мы, что видели и слышали они? Иисус Христос, вознесшись на небо, не разлучился с землею. Он основал на земле Церковь, которая хранит и распространяет Его учение и раздает дары благодати, Им для нас приобретённые. Мало того, Господь Иисус Христос присутствует не только таинственно в Церкви и душах верующих, но даже видимо, осязательно для чувств наших – в святых храмах. Посмотрите, – здесь вы видите Божественный лик Его и Пречистой Его Матери, Его избранных учеников и служителей – святых Апостолов и Угодников. Здесь, из уст служителей алтаря, вы слышите Его Божественный глас, Его спасительное учение, заключающееся в св. Евангелии. Здесь, в священных действиях, молитвах и песнопениях изображается вся жизнь Господа, от Его рождества до вознесения на небо. Каждый день мы можем, так сказать, видеть, слышать Иисуса Христа, мало того – даже вкушать тело и кровь Господа в таинстве Причащения.

Впрочем, для чего вам это я говорю? К чему еще объяснять вам, что вы ко Христу и для Христа собрались сюда? Ваше усердное хождение в храм Божий, ваши молитвы и коленопреклонения, эти во множестве возженные светильники – дар вашего усердия, – все доказывает, что вы любите Господа и ищете Его. Благодарение Богу! На всем пространстве Российской земли возвышаются многочисленные храмы Божие, и эти храмы часто бывают до того наполнены молящимися, что не могут вместить всех, приходящих к Божественной службе. Потому-то я и сказал в начале, что, видя ваше многочисленное собрание в сем храме, я припоминаю время земной жизни Господа.

Но недаром часто приходит мне на ум мысль сия. В ней заключается с одной стороны – похвала для вас, и с другой – урок для меня самого, как служителя Христова.

Братья! Священник во время священнодействия принимает на себя образ Иисуса Христа; он своими действиями изображает жизнь Христову; он молится за народ, он приносит бескровную жертву, как молился и принес Самого Себя в жертву Иисус Христос. Он же должен и учить вверенный ему народ всему тому, чему учил Господь. Он, по примеру Небесного Учителя, должен учить много и долго; он, подобно Св. Апостолу Павлу, не упуская должен возвестить людям всю волю Божию (Деян. 20:27), т. е. раскрыть, изъяснить все то, что Богу угодно было открыть нам, во что мы должны веровать и чего надеяться, что исполнять и чего удаляться. Для того-то Иисус Христос и доставил в своей Церкви непрерывный чин Пастырей и Учителей, чтобы все и всегда исповедовали одинаково св. Веру и постепенно возрастали в добродетели (Ефес. 4:21–13). В лице св. Апостолов, Он сказал всем пастырям Церкви, чтобы они научили все народы истинной Вере, и чтобы заповедали им соблюдать все то, что Он заповедал им (Мф. 28:19, 20).

И так будем все вместе учиться Вере православной, Училищем нашим будет св. храм, учителем – слово Божие и св. Церковь, а я буду только толкователем их учения, посредником между вами. Бог открыл нам непреложные истины своего учения в св. Писании, а св. Церковь изъяснила и определила их навсегда в Символе Веры, в писаниях св. Отцов и во всем церковном Богослужении. Чем начинается и чем оканчивается св. Писание? Начинается повествованием о сотворении Мира и оканчивается пророчеством о том времени, когда Мир этот изменится и будет небо ново и земля нова. Первая книга в Библии Книга Бытия, повествующая о начале Мира и рода человеческого, а последняя – Апокалипсис, изображающая будущую кончину мира. Так и мы начнем свои беседы о том, что открыто нам о происхождении мира и человека, о нашей природе и назначении, потом рассмотрим постепенно весь ряд дел и откровений Божьих, как-то: заповедь, данную нашим прародителям в раю, обетование об Искупителе, откровенное им после их падения, пророчества, преобразования и различные судьбы промысла, которыми Бог приготовлял род человеческий к принятию Искупителя; потом: рождество, крещение, чудеса, учение, страдания, смерть и воскресение Господа нашего Иисуса Христа, сошествие Святого Духа на Божественных Его Учеников и устроение Святой, Соборной и Апостольской Церкви; далее рассмотрим принятые сею Церковью и преподаваемые ею всем её чадам, в руководство и пособие их веры и нравственности: Символ Веры, Десять заповедей, Молитву Господнюю, Девять Блаженств и Семь Святых Таинств. Наконец, заключим наши беседы беседою о будущей вечной жизни о том, что нас в ней ожидает.

Во всех наших беседах мы будем иметь в виду две главные мысли, следить две главные цели: узнать, во-первых, то, что сделал и делает для нас Бог, и, во-вторых, что мы должны делать для Бога. Но прежде и больше всего будем помнить, что не слышатели, как говорит св. Апостол, но творцы закона будут оправданы и блаженны (Иак. 1:22–26), что для истинно православного христианина мало того, чтобы только знать Православную Веру, но что надобно еще исполнять то, что она предписывает, что раб, знавший волю своего господина и не исполнивший её, по слову Господню, биен будет много (Лук. 12:47).

Но, как ваше усердия и успехи в преподаваемом учении, так и мои силы и труды в преподавании зависят от подателя всех благ – Бога. И так к нему обратимся с молитвою. Господи Боже наш! Ты познал и возлюбил нас, приняв нас в свое священное стадо, в недра святой Православной Церкви, когда мы не могли ни разуметь, ни любить Тебя. Даруй же нам, Господи, чтобы и мы познали и возлюбили Тебя всем сердцем, всею мыслью и всеми помышлениями нашими. Просвети очи наши светом закона Твоего, скажи нам путь, по которому мы должны идти, ибо мы Твое создание. Дух Твой благой да наставит нас на всякую истину. Аминь.

2. О первом дне творения

В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. Быт. 1:1,2.

 

Так великий Моисей (или лучше – Сам Бог устами Моисея) повествует о начале Мира. «Какой слух, говорит св. Василий Великий, достоин великости повествуемого? С каким приготовлением надобно приступать душе к слышанию таких предметов? Ей должно быть чистою от плотских страстей, не омраченною житейскими заботами, трудолюбивою, изыскательною, вникающею во все, из чего только можно получить понятие о Боге достойное Бога?» (Шестод.).

Слышите ли, братья, что говорит великий светильник Церкви? Последуем же его совету, и с полным вниманием, с благоговейным страхом приступим к повествованию о сотворении мира. Хотя нас ожидает впереди еще множество истин, не менее важных и необходимых, однако ж мы остановимся несколько долее на размышлении о сотворении мира, – для чего? для того, чтобы продолжительным рассматриванием простых, понятных предметов приуготовить наши необученные духовные чувства к разумению других, более высоких истин, и чрез то положить прочное основание зданию Веры в душах наших.

В начале сотворил Бог небо и землю. В этом кратком изречении что слово, то новая мысль, или лучше – множество мыслей. В начале... Всякая вещь в Мире имеет свое начало, – люди, звери, птицы, растения – все имеет начало своего происхождения. Но и самый Мир имеет свое начало. Было время, когда не было ни неба, ни земли, ни солнца, ни звёзд, ни гор, ни морей, ни человека, ни животного, – не было ничего, кроме вечного Бога. Откуда же произошло это величественное и огромное здание, со всеми его украшениями и существами, его наполняющими?..

Сотворил Бог, отвечает Моисей. Сотворил, а не устроил только; не из готового произвел вещества, как производит человек дела свои, и как думали некоторые язычники; по сотворил из ничего. Падем, братья, ниц в смиренном благоговении перед Великим Создателем, Который из ничего сотворил эту необъятную для ума человеческого вселенную. Если уже вселенная перед Ним ничто, потому что из ничего произведена и в ничто может обратиться по Его воле, то что перед Ним мы, т, е., я или ты, слушатель?..

Сотворил Бог небо и землю. Когда художник хочет писать картину, то он сначала набрасывает общий очерк всех предметов, которые намерен изобразить, а потом уже переходит к рисованию каждого предмета отдельно. Так и великий Художник вселенной сначала очертил, так сказать, крайние пределы видимого нами Мира – небо и землю, создал вещество вселенной, а потом уже приступил к постепенному устроению её. Отчего же, спросит кто-нибудь, всемогущий Бог не вдруг, не в одно мгновение создал Мир, но постепенно, в шесть дней? На это мы могли бы отвечать любопытному словами, которые Бог сказал праведному Иову: где был еси, егда основах землю? возвести Ми, егда веси разум (Иов. 38:4); зачем нас не было, когда Бог творил землю? Зачем мы не присоветовали Ему сотворить ее иначе, нежели как она создана?.. Не все, братья, Бог открывает и объясняет человеку, но многое предоставляет вере, или его собственному размышлению; не обо всем может знать и вопрошать человек; иногда и излишнее любопытство бываете преступлением. Бог, по толкование некоторых святых Отцов, потому сотворил Мир не вдруг, а постепенно, чтобы показать, что Он творит свободно, по предначертанному от Него плану, а не по нужде; что мир произведен Его волею, а не исторгнут у Него необходимостью. Можно бы представить и другую причину, но о ней скажем после, в другом месте...

Мир в первые минуты своего бытия еще менее походил на то, как мы теперь его видим, чем очерк картины походит на саму картину. Земля, сказано, была невидима и неустроена. Что же значите слово невидима? "Невидимою, говорить св. Василий Великий, земля названа по двум причинам: или потому, что не было зрителя земли, – человека, или потому, что земля была погружена в глубине и, но причине разливавшейся на поверхности ее воды, не могла быть видимою.» Не устроенною же земля названа потому, что не было в ней и на ней того порядка и красоты, которые видим теперь, не было ни травы, ни дерев, ни обитателей; – все это произошло, по повелению Бога, в следующие дни. И так заметим здесь, братья, что земля не сама в себе заключаете силу плодородия, но получила и получаете ее от Бога. Посему вверивши ей семена и труды свои, человек больше и прежде всего должен молиться Богу, чтобы Он благословил труды его, потому что земли ничего не дает человеку без повеления Божия.

И тьма верху бездны. Тьма была над землею потому, что свет еще не был создан и что вода во множестве покрывала поверхность ее, как сказано. Это-то множество воды и названо – бездною. Не так ли погружена во мрак неведения и в бездну порока душа того человека, в котором еще не воссиял свет благодати Божией?.. Не так ли волны житейских забот и сластей заливают иногда нашу душу, наш ум, волю и совесть и водворяют в нас мрак и хлад? – Мрак душ наших, скажем словами св. Церкви, разжени, Светоче Христе Боже, началородную тьму изгнавый бездны, и даруй Нам свет повелений Твоих, Слове, да утреня славословим Тя (Ирм. глас 8, песнь 5).

И Дух Божий ношашеся верху воды. Дух Святой, везде сый и вся исполняяй, носился над первообразною бездною вселенной и вливал в нее теплоту и жизнь. Таким образом, Мир как бы рождается из воды, действием Святого Духа. Но не так ли рождается и каждый из нас, христиане, вторым рождением, как говорит Спаситель, в таинстве св. Крещения? Аще что не родится водою и Духом, не может внити в царствие Божие (Ин.3:5).

Если бы кто-нибудь из людей мог, – представим невозможное, – мог видеть мир в первый день творения, то, конечно, он пришел бы в смятение и ужас от этого беспорядка разнородных, борющихся сил, от этого непроницаемого мрака бездны. Но вот от всемогущего Творца исходит всемогущее слово: да будет свет, – и бысть свет, присовокупляет св. бытописатель. «Слово Божие сотворило природу света, разогнало тьму, рассеяло уныние, обвеселило Мир, всему дало вдруг привлекательный и приятный вид, говорит св. Василий Великий. Но что ж такое свет? Если мы спросим об этом ученых естествоиспытателей, то одни из них скажут нам, что свет есть вещество тонкое и жидкое, разливающееся в воздухе; другие ответят, что свет есть колебание эфира; иные уверяют, что свет есть какая-то особенная сила, а самые добросовестные скажут, что природа света непостижима и что никто не может сказать, что такое свет. А мы, братья, не мудрствуя много, скажем, что свет есть чудное творение Божие, созданное на пользу человека. И точно, – чудное творение! Свет, например, распространяется с такою быстротою, какой мы даже и вообразить не можем; в одну минуту он пробегает миллионы верст; в одно мгновение он распространяется во все стороны на неизмеримые пространства. Так, например, расстояние земли от солнца ученые полагают 144 млн. верст, и это расстояние свет пробегает только в 8 минут! Дивна дела Твои, Господи, скажем со св. Давидом! А есть такие звезды, что свет их доходит до нас в 10 даже 100 и 1000 лет.

И виде Бог свет, яко добро. Свет нужен, конечно, не для Бога, не имеющего ни в чем нужды, но для человека. Чудное дело! Мы не можем постигнут сущности света, между тем как каждый из нас им пользуется, между тем как свет животворит и украшает всю видимую природу. Без света для нас не существовала бы красота Мира, без света мы не могли бы различать предметов и ими пользоваться, без света природа была бы безжизненна и вечно однообразна. Но что свет для мира видимого, то Иисус Христос для Мира нравственного, для души нашей. Он есть – свет, просвещающий всякого человека, грядущего в мир (Ин. 1:9), Он для нас путь, истина и живот (14:6). Без Него человечество и теперь блуждало бы непроницаемом мраке неведения о Боге и назначении человека; без Него, т. е., без веры в Иисуса Христа, душа наша мертва, бессильна на дела добрые. И однако ж род Его кто исповестъ? (Ис. 53:8). Никто же знает Сына, токмо Отец (Мф. 11:27), Да, свет есть самое выразительное подобие Сына Божия – Иисуса Христа, Которого потому св. Церковь и называет Светом от Света.

И разделил Бог между светом и между тьмою; и нарек Бог свет – день, а тьму нарек ночь, т. е. Бог определил порядок и последовательность света и тьмы, ночи и дня, так чтобы они никогда не мешались и не уклонялись от назначенного им предела времени. Но от чего же происходила тогда последовательность дня и ночи, когда не было еще солнца, которое появлением или удалением своим производит ныне на земле суточные перемены? «Тогда, говорит, Василий Великий, происходил день, и следовала ночь не по солнечному движению, но потому, что первобытный оный свет, в определенной Богом мере, то разливался, то опять сжимался».

И был вечер и было утро, день един. Отчего первый день творения не назван в св. Писании – первым, так же как следующие за ним названы – вторым, третьим и проч., но единым, т. е. единственным? Для того, чтобы показать его важность и превосходство пред другими; потому что он есть «глава времени, начаток дней, современный свету», как говорит св. Василий Великий. Какому же дню соответствует этот день в нашей седмице? Дню, в который мы с вами беседуем, – дню Воскресения Христова. По чудному устроению Божию, день, в который мир начал бытие свое, сделался днем нашего обновления и воссоздания в Иисусе Христе....

Но нам мало было бы не только дня, но и целой седмицы, чтобы высказать все, что можно сказать о первом дне творения. А время уже, кажется, положит конец сегодняшней беседе нашей, чтобы излишнею продолжительности ее не лишить некоторых охоты слушать следующие беседы. В следующий воскресный день будем беседовать об общем устройстве Мира и о воздушном пространстве.

Теперь присовокуплю еще одно желание, чтобы вы по выходе из храма, припомнили все то, что было говорено сегодня, собственным размышлением дополнили то, что опущено, и помолились Создателю света, чтобы Он послал нам свет Свой и просветил сердца наши к познанию истины.

Света Подателю и веков Творче, Господи, в свете Твоих повелений настави нас, иного бо, разве Тебе, бога не знаем. Аминь.

3. О втором дне творения

И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И стало так. И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал Бог твердь небом. И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день второй. Быт. 1:6–9.

 

И в первый день было создано небо, вместе с землею, и во второй день опять говорится о творении другого неба, или тверди. Какое же между ними различие? Неужели у нас два неба? Не два только неба, слушатели, открывает нам св. Писание, но и три. Знаю человека, говорит Апостол Павел, который восхищен был до третьего неба. (2Кор. 12:2). Твердь есть низшее, пли первое небо; под этим именем можно разуметь все воздушное пространство, окружающее землю. Второе, высшее небо – это есть беспредельное пространство, представляющееся нам в виде свода, на котором как бы утверждены неподвижные звезды. А что такое третье небо? Это жилище Ангелов и блаженных душ, на земле угодивших Богу, это наше отечество, куда все мы должны стремиться и куда праведники, еще живя на земле, возносятся духом и слышат там неизреченные глаголы. О, если бы и нам, рассуждающим о небесах, достичь некогда третьего неба! Но об этом третьем невидимом небе будем говорить после; теперь рассмотрим первые два видимые. Начнем с высшего, или второго неба.

Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук его вещает твердь. (Псал. 18:1), говорит св. Давид. И действительно, что может яснее и убедительнее говорить нам о всемогуществе, премудрости и бесконечности Бога, как не это неизмеримое, чудное небо? Шар земной, на котором мы живем, кажется нам весьма обширным и даже неизмеримым, так что солнце и звезды не могут даже идти в сравнение с ним, по величине. Но вот что доказали глубокие и неопровержимые исследования людей ученых. Одна поверхность солнца в несколько тысяч раз более поверхности земли, а из целой толщи солнца можно было бы сделать больше миллиона таких же шаров, как наш земной. Вокруг солнца вращаются, кроме нашей земли, еще несколько таких же шаров, из коих иные несравненно больше. И при всем том, солнце с его планетами составляет только часть вселенной, и часть весьма незначительную. Знаете ли, что такое эти бесчисленные звезды, кажущиеся нам малыми точками? Это такие же, а может быть, и большие светила, как солнце! Они кажутся нам малыми только по чрезвычайной отдаленности от нас, Без сомнения, если бы солнце было на таком же расстоянии от земли, то оно казалось бы еще менее, чем звезды, или совсем не было бы приметно на небе. И этих-то великих светил, этих как бы отдельных миров – бесчисленное множество! Замечали ли и вы в ясную, безоблачную ночь эту длинную и широкую полосу, протянутую на небесном своде и названную, по ее белизне, млечным путем? Что это такое? Воображение теряется и ум цепенеет, когда представим, что этот млечный путь, как несомненно доказали ученые, состоит из бесчисленных миллионов звезд, отдаленных от земли на невообразимое расстояние, и притом не меньших, чем ваше солнце и другие звезды.

Сообразив все это, подумайте, слушатели, что значит наша земля в кругу бесчисленных миров вселенной? Что значат наши великие царства? Что значит все человечество и каждый человеке отдельно, пред этими неизмеримыми громадами? О, как после этого ничтожна наша земная гордость! Как безрассудны и жалки наши честолюбивые замыслы и предприятия!.. Где же наше истинное достоинство и величие? В Боге и душе богоподобной. Обширность и величие неба приводит нас в изумление и невольный трепет. Но это небо, со всеми его бесчисленными светилами и мирами, пред величием и бесконечностью Творца – менее, чем капля в океане. Как бы ни была обширна вселенная, но все-таки должна иметь где-нибудь пределы, а Творец беспределен; небеса небес не могут вместить всей Его силы и величия. Но внимай и благоговей, человек! Эти огромные миры созданы для тебя, или по крайней мере мы не знаем наверное другого для них назначения; только ты можешь проникать мыслью в творения Творца, читать эту великую книгу и прославлять Всевышнего. Ни солнцу, ни звездам, не смотря на их огромность, не дано силы разумения. И все это еще не так важно в сравнении с тем, что сделал для тебя Иисус Христос. Беспредельный и для целой вселенной невместимый Сын Божий, Им же вся быша, чтоб спасти тебя, благоволил воплотиться от Пресвятой Девы и несколько лет в смиренном уничижении жить для тебя на той ничтожной песчинке, которую ты называешь земным миром. Бог Вседержитель, Творец неба и земли, предал за тебя на смерть Единородного Своего Сына. Вот какой чести ты удостоился! Вот как велик ты пред очами Божьими! Ты важнее, ты, так сказать, дороже стоишь Богу, чем все возможные миры. Итак хочешь ли славы и величия, – смирись пред Богом, повинуйся Ему и будь достоин той любви, которою Он возлюбил тебя.

Может быть, впрочем, кто-нибудь, любящий мудрствовать, а всего вероятнее, – тревожимый не совсем чистою совестью, скажет, или подумает теперь: да стоит ли человек – это малейшее, почти ничтожное существо, – стоит ли того, чтобы Бог так любил его и так много о нем заботился? Но давно уже сказано: солга неправда себе (Пс. 26:12) – ложь сама себя обличает во лжи. Если Бог бесконечно велик, в чем нельзя сомневаться, то разве в видимой, созданной Им, природе может быть для Него различие между великим и малым, между важным и не важным – в таком же смысле, как разумеем что мы – люди? Для Него создать мир или муравья стоило одинакового труда, т. е. никакого; перед Ним солнце и малейшая былинка одинаково важны и неважны. Не человек сам по себе, как житель земли, важен для Бога, но бессмертный дух человека, созданный по образу и по подобию Божию, – вот что важно и драгоценно пред очами Всевышнего.

Но возвратимся к своему предмету. До сих пор мы рассматривали высшее, или звездное небо; теперь обратим внимание на ближайшее к нам – небо воздушное.

Когда мы смотрим на ясное небо, тогда оно представляется нам в виде голубого или лазоревого свода. От чего же этот цвет происходит и для чего Творец именно этим цветом украсил великолепный чертог Мира? Ответ на первый вопрос заключается в повествовании Моисея: и разделил Бог между водою, которая под твердью, и водою, которая над твердью. Огромное количество воды, покрывавшее землю, по повелению Творца, разделилось на две части: одна часть осталась внизу, и из нее в третий день образовались моря и реки; другая, в виде тонких и легких частиц, поднялась вверх и как бы утвердилась в воздушном пространстве. Лучи солнца, проходя чрез эти улетевшие в воздух капли воды, делают их прозрачными и чрез то придают им их природный голубой или синий цвет. Здесь, в этой лазури небес, мы видим, с какою любовью к человеку Бог устроил жилище его. Только этот цвет, приятный для зрения и сам по себе, дает человеку возможность видеть и восхищаться красотою звездного неба; никакой другой цвет здесь не был бы у места: ни белый, ни красный, ни желтый, как цвета, мало отличающиеся от света солнца и звезд, ни зеленый, как однообразный с летним убранством земли, ни черный, как приличный унынию и печали. О, как мы неблагодарны к нашему Создателю, если за такую любовь Его к нам, не стараемся платить любовью к Нему!

Не забудем притом, слушатели, что в этой, теперь прекрасной, лазури небес Бог имеет самое верное и могущественное средство наказать и погубить нас и весь род человеческий, когда грехи наши превысит меру долготерпения Его. Вода, отделившаяся от земли, по слову Творца, воздушною твердью, может, по Его же мановению, снова занять свое место и погрузить нас в бездну. Так и было во время потопа, когда, как говорит св. Писание, разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились (Быт. 8:11). Но вы скажете, что Бог Сам уже обещал Ною не наводить более на землю потопа (Быт. 9:11); стало быть, нам нечего бояться. Ах, братья, много у Бога и других способов наказать нас. Знаете ли, что каждый из нас, в каждую минуту бытия своего – менее, чем на волос от погибели? Как так? Откуда такая опасность? К удивлению, мы даже не видим и не чувствуем ее. Каждый из нас носит на голове своей тяжесть в несколько тысяч фунтов. И эта тяжесть есть- не что иное, как воздух, – это незримое и тонкое вещество. От чего же такая огромная тяжесть не раздавит нас? От того, что Творец все устроил мерою и весом. Воздух, который в нас и вокруг нас, противодействует тому, который над нами, и держите его в равновесии. Не будь этого внутреннего воздуха, или потеряй он на минуту равновесие с внешним, – и мы не могли бы двинуться с места.

Зачем же Бог создал воздух? Затем, что ни люди, ни животные, ни даже растения не могут жить без воздуха. Из всего, что питает и поддерживает жизнь нашу целую половину составляет воздух. Но это еще не все. Воздух столько густ, или плотен, что ослабляет действие лучей солнечных, которые иначе ослепили бы нас, но вместе столько тонок и прозрачен, что не препятствует нам видеть предметы, освещенные солнцем. Он столько легок, что пропускаете чрез себя водяные частицы, извлекаемые из моря действием солнечного жара и потом в виде дождя ниспадающего на землю, и вместе столько тяжел, что не пропускает этих частиц более, чем нужно для плодородия земли, и до известного времени носит их как бы в своих объятиях. Воздух есть самый необходимый, самый верный и скорый вестник, данный небесным Домовладыкою Мира на служение человеку. Угрожаете ли человеку опасность от вредных испарений, от испорченной пищи, воздух доносит до обоняния запах от нее, – и человек принимаете меры предосторожности. Разрушается ли что-нибудь с треском над головою, или под ногами человека, воздух доносите до слуха звук от этого треска, – и человек спасен. Но что много говорить о пользе воздуха? Мы видим, ощущаем эту пользу и теперь, в сию минуту. Воздух донес к вам на своих быстрых крыльях звуки священной меди, – и вы собрались в храм Божий; чрез посредство воздуха вы слышите чтение и пение, умиляющие ваши сердца. Воздух передает вам и нашу беседу о пользе воздуха и о прочих чудных делах Божьих. Дивны дела Твои, Господи; все премудрости сотворил еси (Пс. 103:24)!

Сими словами пророка Давида заключим сегодняшнюю нашу беседу, хотя о многом еще нужно было бы говорить с вами. Да начертаются эти слова неизгладимо на сердцах ваших, да возбуждают они нас к благоговейному смирению, всегдашней покорности и любви к всевышнему Создателю. Тому слава и держава во веки. Аминь.

4. О третьем дне творения

И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и явится суша. И стало так. И собралась вода, которая под небом в свои места, и явилась суша, И назвал Бог сушу землею, а собрания вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо. Быт. 1:9–11.

 

До сих пор мы, следуя повествованию св. бытописателя, рассуждали о мире вообще, о небе и воздушном пространстве. Теперь будем говорить о том что ближе к нам – о населяемой нами земле, ее устроении и убранстве. Но прежде всего решим вопрос: на чем держится земля? Чем подкрепил Творец эту безмерную тяжесть? Замечу здесь мимоходом, что кто часто бывает в церкви и внимательно слушает чтение и пение, тот, и не учась наукам, многому может научиться. Так, и предложенный вопрос решает нам Церковь в следующей песни: водрузивший на ничем Землю повелением Твоим и повесивший ее неодержимо тяготеющую и проч. Так, слушатели, огромный земной шар держится – чудное дело! – ни на чем; по велению Божию, он, так сказать, повис в беспредельном пространстве, не имея для себя другой опоры, кроме вечновсесильного слова, единожды изреченного Творцом: «да будет!» – И – новое чудо! – с самого того времени, как земля услышала это всемогущее слово, – и до сих пор она ни на одну минуту не знает покоя, но с быстротою, почти непостижимою, летит вокруг солнца, всегда неуклонно следуя предписанным ей законам. Христианин! встаешь ли ты от сна, приступаешь ли к работе, идешь ли в церковь, – всегда помни, что в мире Божьем все живет и движется, все стремится к своей цели, что земля не имеете даже и того отдыха, который тебе дан; пока ты спишь спокойно, она пробегает тысячи верст, производит и питает тысячи существ; – помни, что и тебя Бог создал не для праздности, а для трудов и деятельности, что ты должен постоянно стремиться к небесному отечеству; – помни все это, – и гони прочь от себя всякую леность и нерадение, но с бодростью и полным усердием приступай ко всякому полезному делу, ходи в мире, и делай в правде заповеди Божие.

В первый день творения, земля, как сказано, была невидима и неустроена. Теперь премудрый Творец начинает приводить все части ее в порядок и благолепное устройство. Завеса, до сих пор покрывавшая землю, упала; вода заняла назначенные ей вместилища, а земля как бы поднялась из-под воды, отвердела, и явилась суша. В размещении воды и земли представляется нам, на первый раз, как бы несообразность, неуместная в премудро устроенном мире Божьем. Собрание вод, или океан с морями, реками и озерами занимает на земном шаре вдвое более места, чем земля или суша; тогда как, казалось бы, нужно было предоставить места более твердой земле как обиталищу человеческого рода. Но здесь-то и открывается премудрость Создателя, когда мы внимательно рассмотрим это явление. Он сотворил именно такое количество воды, какое нужно для земли и ее обитателей. Известно, что земля получает свое плодородие главным образом от тех водяных частиц, которые, действием солнечной теплоты, извлекаются из моря и потом в виде дождя падают на землю; отсюда же берут свою воду и все реки и источники, доставлявшие человеку необходимейшую потребность – питье. Если бы на земном шаре было меньше воды, чем теперь, то земля не получала бы достаточно орошения, часть ее превратилась бы в сухую, голую степь. Равным образом, если бы океан занимал еще большее пространство, тогда от излишества дождя многие долины превратились бы в болота и места непроходимые. Так все премудро устроено и предусмотрено в мире Божьем! Понятно теперь и то, почему океан, принимая в себя множество рек, не увеличивается, но всегда одинаков в своем объеме; потому что все, что получает он от земли, снова с избытком отдает ей в виде дождя или испарений. О, если бы и люди таким же образом пользовались дарами Божьими: воздавали Богу то, что получили от Него!

Кроме того, океан служит самым лучшим путем, по которому сообщаются между собою самые отдаленные страны, по которому торговля, просвещение, а что всего важнее, Вера христианская распространяется во все концы света. В его глубинах находятся бесчисленные роды рыб, служащих приятной, а в некоторых странах почти единственной пищей человеку. Сам вид моря или океана поучителен: спокойный, – он внушает нам мысль о всемогуществе Творца, полагающего рыхлый песок неодолимой преградой для этой страшной стихии:, бурный, – он ясно и громко говорит о ничтожестве человека, которого одна волна может повергнуть в бездну и погубить со всеми его замыслами и богатством. Последуем теперь далее за нашим руководителем, св. Моисеем.

И сказал Бог: да произрастит земля былье травное, сеющую семя по роду и по подобию ее, и дерево плодовитое, творящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так... И увидел Бог, что это добро. И был вечер, и было утро – день третий (11–13). «Представь себе, говорит св. Василий Великий, что по краткому изречению Божию, холодная и бесплодная земля вдруг оплодотворяется, рождает и, как бы сбросив с себя печальную одежду, облекается в светлую ризу, веселится своим убранством, производит тысячи растений». Одно слово Божие в одно и то же время и создало семена, и произвело растения, и дало им силу размножаться и продолжать свой род на будущее время. И не видим ли мы каждую весну самое точное исполнение сего творческого слова? Не видим ли, как из семени посеянного, можно сказать, рукою Божию, вырастает былье или трава, зреет и приносит плод, служащий, в свою очередь, зародышем нового растения? Иные из этих растений служат в пищу животным, другие самому человеку, некоторые приносят пользу своими целебными свойствами, а некоторые назначены увеселять взор и обоняние человека своей неподражаемой красотой и благовонием. Так, еще до появления на свет человека, Творец уже приготовил и пищу и великолепный ковер для будущего царя земли.

Но не одним травным злаком угодно было Богу украсить жилище человека, но и различными деревьями и кустарниками. И здесь Творец оставил яснейшие следы Своей премудрости и величайшей благости к человеку; везде – необозримое разнообразие, чудное устройство, красота и полезное назначение. Плодовитые деревья и кустарники доставляют нам разнообразную, здоровую и приятную пищу, неплодовитые – свою тень в жаркие дни, дрова во время холода и вещества для построения домов, кораблей и бесчисленных вещей, необходимых для удобства жизни.

Но для чего все это создано и дано человеку? Для того, чтобы он, рассматривая чудные творения Божие или пользуясь ими, познавал, любил и благодарил Создателя. Горе тому человеку, который, прилепившись сердцем к творению, забудет Творца и свое небесное отечество, среди богатства будет нечувствителен к нуждам и страданиям ближних! С ним поступят так же, как поступают с рабом непослушным и неблагодарным, или должником, не платившим долгов своих.

Братья! не в одних только храмах проповедуется слово Божие; вся природа есть неумолкающая проповедь (кто же виноват, если многие не внимают этой громогласной проповеди, как не внемлют и нашему слабому слову?). Обновляющаяся земля, зеленеющие луга и деревья невольно вызывают всякого на важные размышления, дают нам полезные уроки. В наших беседах мы, по краткости времени, можем указать только главные черты природы, предложить только общие мысли о творениях Божьих, а вы старайтесь это развить и дополнить собственным опытом, наблюдениями и размышлениями. Для этого не требуется ни обширных познаний в науках, ни тяжелых трудов, ни нарочитого времени, а нужно только иметь благочестивую душу, внимательность и ум, обращенный к Богу. И на пути, и за работою, и среди обыкновенных занятий можно предаваться благочестивым размышлениям, всякий предмет в мире может наводить христианина на мысль о Боге и о наших к Нему обязанностях. Если мы приобретем к этому навык, то и настоящая, земная наша жизнь больше будет иметь, так сказать, твердости, спокойствия и даже приятности, а главное – тогда, конечно, мы гораздо более будем иметь надежды на получение жизни вечной и блаженной, которой и да сподобит всех нас Бог Своею благодатью. Аминь.

5. О четвертом дне творения

И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для освещения земли и для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов...; И стало так. И был вечер, и было утро, день четвертый. Быт. 1:14–19.

Уже созданы небо и земли, разделены между собою свет и тьма, ночь и день, явилась твердь, суша отделилась от воды, земля покрылась травою и деревьями, – прошло уже три дня творения, а все еще не было солнца, которое мы теперь считаем источником света, виновником дня, причиною земной растительности. От чего же оно не явилось прежде? Для чего Творец не создал солнца в первый день, когда создал свет? «Для того, говорит св. Василий Великий, чтобы неведущие (истинного Бога) не считали солнце начальником и отцом света и не почитали его зиждителем земных произведений». И однако ж были целые народы, которые поклонялись солнцу и луне вместо Бога; были нередко даже между избранным народом Божьим – евреями такие, которые, удалившись от истинного Богопочтения, поклонились светилам небесным. Конечно, это было жалкое заблуждение; но похвально ли и наше холодное равнодушие, с которым смотрим на великие создания Божьи, – без удивления и благодарности к Создателю? Не боготворя светил небесных, не поклоняемся ли раболепно пред светилами земными – богатством и знатностью, забывая, что все в руке Божьей и всякий дар совершен исходит свыше от Отца светов?

Сказал Бог: да будут светила на тверди небесной освещать землю. По единому сему творческому глаголу заблистали на своде небесном бесчисленные светила, явились солнце, луна, звезды; тогда сонм Ангелов, в изумлении от этого нового зрелища, воспел славу Творцу всемогущему. Когда сотворены были звезды, восхвалили Меня гласом великим все Ангелы Мои, говорит Бог Иову (38:7). Но опять спросит кто-нибудь: для чего же солнцу освещать землю, когда на ней и без того было светло, ибо свет был уже прежде солнца? «Тогда, как объясняете св. Василий Великий, произведено было само естество света, а теперь приуготовляется это солнечное тело, что бы оно служило как бы колесницей тому первобытному свету. Иное есть огонь, а иное светильник; один имеет силу издавать свет, а другой устроен светить кому нужно. Так и оному чистейшему, ясному свету создается теперь колесница, то есть, светила.» Итак солнце не по природе своей имеет свет, но потому, что первозданный свет преимущественно с ним соединился, для того, чтобы отсюда разливаться на землю и прочими планетами, в определенной от Бога мере и в назначенное время. Так и все у Бога устроено в чудном порядке, все тесно соединено между собою. Солнцу назначено светить, а земле – принимать от него свет. Тот же порядок мы видим между людьми: одни начальствуют, другие повинуются; одним назначено учить, а другие должны следовать их учению; – так повелел Бог, Творец мира и человека.

И сотворил Бог два великих светила: великое в начале дня и светило меньшее в начале ночи, и звезды. В одной из прежних бесед мы говорили уже о величине светил небесных, об их расстоянии от земли, об их числе, или лучше бесчисленности. Теперь посмотрим, какую пользу доставляют они земле и нам – ее обитателям. Главное их назначение состоит в том, чтобы они освещали землю: солнце – днем, а луна и звезды – ночью. Но кроме того, им дано и другое назначение. Да будут, сказано, в знамения, и во времена, и во дни, и в лета. Каким же образом светила служат для нас знамениями, т. е., признаками? Были люди, которые по звездам гадали о будущем, думая, что от стечения звезд зависит счастье и несчастье, даже добродетели и пороки человека. Но мы, слава Богу, веруем, что миром управляет Промысл Божий а не звезды; что человек свободен делать добро или зло, и никакие звезды не принудят его решиться на то или другое. И так, если что можно предузнавать по естественному состоянию и виду небесных тел, то разве только воздушные перемены: дождь, или засуху, вёдро, или ненастье, ветер и бурю.

Да будут в знамения и во времена. Под временами здесь разумеются времена года: весна, лето, осень, зима. От чего же происходят эти перемены? От чего у нас бываете летом – жара, зимою – холод и среднее между тем и другим – весною и осенью? От чего солнце не всегда приветливо смотрит на землю? Но не солнце причиною тому, – оно всегда одинаково и светит и греет, а сама земли то удаляется от солнца, то приближается к нему, то обращается к нему одной стороной, то другой; то лучи солнца прямо падают на землю и оттого и светят и греют, то косвенно, как бы вскользь, и потому светят только, но не греют, как это бывает зимой. Так точно и солнце правды – Христос Бог наш всех зовет к свету истинной Веры, всех готов согреть своей благодатью и любовью; но люди сами иные отвращаются от истинного учения, любят более тьму, нежели свет, другие хоти и веруют, но не имеют искренней любви к Богу и ближнему, холодны сердцем к добродетели, и потому нет в них духовной жизни, нет от них плода – добрых дел. Но земля, не как люди, не добровольно приближается пли удаляется от солнца, а оттого, что так повелел ей Господь; и потому все времена года сами по себе равно полезны и необходимы. Весною, например, земля как бы пробуждается от зимнего сна, обновленная в своих силах, покрывается зеленью, как бы праздничным убранством, благовоние цветов и пение птиц наполняют воздух. Летом то, что посеяно и произросло весною, приходит в зрелость, приносит плод, земля трудится без усталости, и как будто спешит кончить дела свои на пользу человека. Осень есть время сбора плодов, когда земледелец наполняет свои житницы, виноградарь веселится плодами трудов своих. Наконец, земля, исполнив свое дело, успокаивается от трудов, как бы засыпает под покровом снега, чтобы весною воскреснуть для новой жизни и деятельности. Братья! Не есть ли это живое подобие жизни человеческой? Не те же ли самые перемены происходят в жизни каждого из нас, какие совершаются в видимой природе? Весна изображает собою наше детство и юность, которые, к сожалению, так же скоро проходят со своими мечтами и радостями, как и весна со своими цветами и песнями пернатых. Лето напоминает нам, что человек в зрелых летах должен трудиться всеми силами, умножать данные Богом таланты и совершить все то, чего требует от него его звание и способности. Но и это проходит незаметно; придет старость, как суровая осень, – и тогда человек начинает пожинать то, что посеял весною, что возрастил летом. Блажен тот, в ком на весне жизни посеяны семена добродетели, кто и в зрелых летах не даром тяготил землю, но подвизался, как св. Павел, добрым подвигом! Тогда не страшна будет и неизбежная зима – смерть, потому что семена добрых дел, посеянные здесь – на земле, прозябнут и дадут трудившемуся плод к будущей жизни.

Да будут в знамения, и во времена и во дни. От обращении земли вокруг солнца происходят времена года, а от ее собственного, колесоподобного обращения – суточные перемены, дни и ночи. Если бы земля стояла неподвижно, или если бы одна сторона ее постоянно обращена была к солнцу, то свет и теплота достались бы только в удел одной половине земного шара, а на другой царствовал бы вечный холод и мрак. Но Творец устроил так, что когда на нашей половине земли день, тогда на другой ночь, и наоборот – когда у нас ночь, там день; когда мы видим закат солнца, тогда жители другого полушария встречают восход его. Мы так привыкли к этим переменам, так равнодушно встречаем восход и закат солнца, что не видим в том ни чудной премудрости, ни величайшей благости Божией. А между тем, как громко вещает это солнце славу Творцу своему! Как сильно обличает нашу неблагодарность к Господу! День дню предает речь, и ночь ночи открывает знание. (Пс. 18:3). Для нас, братья, Творец возжег этот светильник, который чрез целые тысячи лет не тускнеет, не уменьшается и ни на одну минуту не отступил от пути и законов, ему предписанных. С его появлением все оживает и радуется: люди, звери, птицы, – вся тварь начинаете свои обычные труды и действия. И нет на земной поверхности места, куда бы не проникал свет его, нет живого существа, которое не было бы согрето его лучами. И, посмотрите, с каким отеческим вниманием к человеку Бог начертал путь солнца. Не вдруг оно появляется во всем своем блеске, не вдруг и скрывается от нас, но постепенно; восходу предшествует заря утренняя, а при закате видим – вечернюю. Для чего это? Для того, чтобы постепенно приготовит зрение человека к переходу от света к тьме и обратно; иначе быстрая перемена света и тьмы вредила бы нашим глазам; путник, вдруг застигнутый ночью вдали от жилища, мог бы заблудиться и погибнуть.

А для чего ночь? Какую пользу приносите она человеку? Творец ничего не создал без цели; все дела Его имеют полезное назначение. Ночью природа и человек успокаиваются от трудов и напряжения, возобновляют свои силы, благодетельный сон нисходит на все живущее на земле. Люди, животные и даже растения, без этого отдыха, без ночного успокоения, скоро истощились бы в своих силах и увяли прежде времени. Только дикие звери ночью выходят из логовищ своих и ищут добычи. И это по Божию устроению, как воспевает св. Давид: Ты простираешь тьму и бывает ночь: во время нее бродят все лесные звери; львы рыкают и просят у бога пищу себе. Но – восходит солнце – и, собираются и ложатся в свои логовища. И тогда уже безопасно выходит человек на свое дело и на работу свою до вечера (Пс. 103:20–23).

Да будут в знамения, и во времена, и во дни, и в лета. Земля, совершив свое течение вокруг солнца, возвращается на прежнее место и снова стремится в свой путь; время, которое она употребляет на совершение этого пути, составляет наш год, называемый солнечным, а двенадцатикратное обращение луны вокруг земли образует год, называемый лунным. И вот уже восьмая тысяча лет, как земля и луна, вместе с другими планетами, совершают свое течение, – а наш мир всегда цел и прекрасен. Сколько знаменитых людей, поколений, царств и народов являлись друга за другом на позорище мира! Ни их самих, ни их знаменитых дел не осталось почти и следа на земле, а творение Божие всегда ново и неизменно-прекрасно. Род проходит и род приходит, а земля вовек стоит, говорить премудрый Соломон (Эккл. 1:4). Но не подумайте, братья, что земля, которая стоит вовек, т. е. существует постоянно, никогда не будет иметь конца своему существованию. Нет, один Бог вечен; а все, что имело начало, будет иметь и конец, кроме души человеческой и духов бесплотных; земля может назваться вечною только в отношении к кратковременной земной жизни человеческой. В начале Ты, Господи, землю основали и небес дело Твоих рук. Они погибнут, а ты пребудешь; и все они как риза обветшают, и как одежду ты переменишь их, и изменятся; но Ты тот же, и лета твои не кончатся. (Пс. 101:26–28).

Мы не сказали еще и пятой доли того, что можно бы сказать об устроении и пользе светил небесных, а уже время положить конец сегодняшней беседе. Впрочем и цель наших бесед состоит не в том, чтобы подробно изъяснить силы и законы вселенной, а в том, чтобы из обыкновенных явлений видимого мира извлечь для себя назидание. И так, когда видишь солнце, помышляй, христианин, о Том, Кто поставил его на тверди небесной, Кто открыл тебе свет истинной Веры, в Ком заключается источник духовной жизни, – помышляй о Боге, Который повелел солнцу своему светить на праведных и неправедных, научая чрез то и тебя любить не только благодетелей, но и врагов своих. Видя луну, как она изменяется в своем свете, то убывает, то прибывает, помысли о изменяемости всего земного, о бренности твоей плоти; не подражай луне в своих поступках и чувствах, но будь тверд и постоянен в добродетели, ибо только безумный яко луна изменяется (Сир. 27:11). Особенно ночью, когда смолкнет суета житейская и все, что обольщало и привлекало тебя днем, покроется мраком, подумай о той тьме, которая была при создании мира и о той последней земной ночи, когда солнце померкнет и луна не даст света своего; представляй себе трубу Архангела, воскресение мертвых, страшный суд; потом обозри всю свою жизнь, рассмотри все свои дела и рассуди, что тебя ожидает в будущей жизни, как предстанешь на суд, как дашь отчет пред Всеведущим.. О, тогда ты невольно падешь пред Богом с теплою молитвою, и из глубины сердца воззовешь: помилуй, мя, Боже, по велицей Твоей милости! – Аминь.

6. О пятом дне творения

И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землей, по тверди небесной: и стало так...И увидел Бог, что это хорошо. И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле. И был вечер, и было утро: день пятый. Быт. 1:20–23.

 

Итак в пятый день Бог создал рыб и птиц. Прежде нежели приступим к рассматриванию этих новых творений Божиих, обозрим все, прежде нами рассмотренное.

Заметили ли вы, , слушатели, мудрую постепенность в устроении мира вообще и в частности нашего жилища – земного шара? Сначала Бог творит вещество мира – жидкое, мрачное, неустроенное. Потом эта пучина мрака и смешения освещается первозданным светом.

Из смешанного вещества, десницею всемогущего Творца, образуются огромные шары, разделенные один от другого беспредельным пространством, – является твердь; земля облачается как бы прозрачною одеждою – воздухом. Далее, в третий день, смешанное, необразованное вещество земли принимает правильный вид и устройство: одна часть ее твердеет, делается сушею; другая, оставаясь в жидком состоянии, делается неиссякаемым источником плодородия для первой. На твердой, сухой части земного шара Творец насадил великолепный луг и разнообразный сад – произвел траву и деревья. Наконец, на тверди небесной Бог поставил солнце, дал ему свет и теплоту, чтобы оно освещало и согревало землю – в определенной мере, в известное время. В помощь солнцу даны луна и звезды, исполняющие в некоторой степени должность солнца в его отсутствие, т. е. ночью. Так устроен великолепный чертог Мира, пред которым ничтожны чертоги владык земных, все богатство Соломона.

Теперь, кто ж будет обитать в этом чертоге? Кто будет наслаждаться благами, в нем приготовленными? Вот являются первые обитатели, первые живые существа – рыбы и птицы; но это только передовая, младшая, так сказать, свита царя земли – человека, который уже скоро должен явиться в свое царство... Таким образом, в творении Мира мы видим постепенный переход от нестроения к устройству, от несовершенного к более совершенному, от менее важного к более важному. Для чего ж такой порядок и постепенность? От чего Творец не создал мира вдруг, в одно мгновение, со всем его устройством и красотою? Конечно, как всемогущий, Он мог бы сделать это, но благоволил лучше соблюсти постепенность в делах Своих, – для того, между прочим, чтобы нас научить соблюдать порядок и постепенность, как в духовных, так и житейских делах наших, чтобы мы не коснели в бездействии и неподвижности душевных и телесных сил, но возрастали от силы в силу....

И сказал Бог: да произведут воды пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землей. Два рода существ, почти совершенно различных и видом, и устройством, и образом жизни, т. е. рыбы и птицы, рождаются из одного и того же вещества – из воды. И новое чудо: воды океана, наполненные бесчисленным множеством живых тварей, по своей грубости, горечи и солоноватости, казалось бы, неспособны производить даже растения, не только что рождать и питать несметные породы рыб. Но что же есть невозможного для Бога, когда Он и из камня может воздвигнуть чад Аврааму (Мф. 3:9), если бы то было нужно? Это один из тех уроков, которыми Творец вразумляет нас, чтобы мы не слишком полагались на свой разум, но безусловно веровали Откровению, зная, что иногда кажущееся нам невозможным! – возможно у Бога. Впрочем и теперь еще мы можем отчасти догадываться о первоначальном единстве происхождения рыб и птиц. Что такое яйцо, из которого рождается всякая птица, как не водянистое вещество, заключенное в скорлупе? Не видим ли мы, что многие из летающих насекомых и теперь рождаются из воды? С другой стороны, есть из водных тварей такие, которые кладут яйца, по подобию птиц, (напр. крокодилы). Кроме того, воздух, по которому летают птицы, и самое их летание много имеют сходства с водою и плаванием рыб. Только образ жизни их различен совершенно: птицы парят в высоту, – как бы любят более небо, а рыбы стремятся в глубину вод, как бы приверженные более к земле. Так и люди: все имеют одинаковую природу и происхождение; но одни, как будто назначенные для земли, постоянно стремятся во глубину житейских страстей и пороков, а другие всей душой парят к Богу и небесному отечеству.

И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее.

Бог сотворил начатки различных пород рыб и птиц, а необъятное их размножение произошло от данного им благословения Божия. Но и одних этих различных пород бесчисленное множество. Сколько в них разнообразия и по виду, и по величине, и по устройству тела, и по естественным их склонностям (инстинктам) и действиям! Несколько веков уже ученые занимаются изучением различных пород рыб и птиц, и тысячи их узнаны и описаны, но все еще открываются новые, до сих пор невиданные породы. «Описать их все, как говорит Василий Великий, значит то же, что счесть морские волны, или попытаться ладонью вымерять воду в море». И все это, великое и малое, и то, что видим и знаем, и то, что скрывается еще во глубине морей и лесов, – все это произведено (в начатках своей породы) вдруг, в одно время, одним словом Божьим! И как точно исполняется это слово до сих пор! Каждая порода рыб продолжает свой род неизменно, не смешиваясь с другими породами; равным образом всякая птица рождается от известной породы и производит других себе подобных, но не рождаются напр. от домашних птиц – хищные, от хищных – поющие. Что ж этим доказывается? То, что мир создан и управляется Богом по вечным и неизменным законам, а не случайно, сам собою, как думали некоторые безумные умники.

И сотворил Бог рыб больших. А как велики рыбы? Так велики, что самое большое земное животное, напр. слон, в сравнении с китом, меньше, чем напр. овца пред слоном. Его ребра подобны толстым бревнам; во внутренности его могут поместиться более двадцати человек, одним ударом он может взметнуть на воздух большую лодку с людьми и поклажей, одним жиром его наполняют до сорока бочек. Вот каков царь морей – кит! Но и этот царь морей покорен Царем небесным царю земли – человеку. Смело вонзает искусный китолов острое железо в тело чудовища, – и напрасно оно пенит волны, как буря; напрасно мчится в безднах океана быстрее птицы, – оно уже поймано, убито.

Теперь, от великого перейдем к малому, – и здесь не менее увидим чудес премудрости Божией. Творец, создавший миры, необъятные для нашего ума, – так они обширны, создал и тварей, почти не приметных для человеческого глаза, – так они малы. Посредством особенных стекол ученые открыли, что в воде есть животные меньше малейшей приметной пылинки. В одном стакане чистой речной воды их можно насчитать миллионы. Знаете ли, что даже в нашем теле, в нашей крови плавают бесчисленные животные, бесчисленно – различного вида и величины?.. Как многочисленны дела Твои, Господи, скажем со св. Давидом, Все сделал Ты премудро; земля полна произведений Твоих. (Пс. 103:24).

И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле. В первый раз Творец изрекает благословение на Свое творение – и на кого же? на рыб и птиц! Значит, и о них заботится Создатель, как о человеке и о целом Мире; значит, и на них простирает любовь Свою и благоволение. Промысл Божий об этих тварях виден в их устройстве, сохранении и размножении. Тот и другой род их (т. е. рыбы и птицы) получил устройство тела, совершенно приспособленное к той стихии, в которой он живет. Мало того, каждая порода рыб и птиц наделена особенными орудиями питания и защиты, применительно к месту, к климату и роду их пищи. Многие из пород рыб и птиц живут за счет своих ближних (что, к стыду нашему, бывает и между людьми), питаются плотью других слабейших пород. Каким же образом не истребится род этих беззащитных существ? В предотвращение этого, Творец даровал иным скорое плавание или полет, других снабдил орудиями защиты, против которых иногда бесполезна сила врага, и наконец большей части дал чрезвычайную плодовитость. Но есть нечто, еще более удивительное в жизни рыб и птиц. Некоторые породы тех и других каждый год два раза меняют место своего жительства, так что из одной страны света переселяются в другую: с севера на юг, и опять – с юга на север. Кто их научил этому? Кто им повелевает предпринимать дальнее странствование? Зачем несметные тысячи рыб весною плывут из Ледовитого океана в моря южные? Зачем целые стаи птиц перелетают из стран теплых в наши холодные края? Как пролетают они тысячи верст и достигают места своего назначения, без проводника, без проложенных дорог, без всякого запаса пищи? Все это устроил премудрый Творец неба и земли. Для чего? Для того частью, чтобы сами рыбы и птицы могли удобнее размножаться в климате умеренном, какой бывает у нас летом, а частью для того, чтобы и мы, отдаленные от главного их местопребывания, могли ими пользоваться; они, так сказать, сами предлагают нам себя, сами приносят дань царю своему!..

Братья! Если так премудро устроены бессловесные твари, если Создатель так заботился об их временном существовании, то как премудры должны быть пути Его в устроении нашей жизни? Не более ли Он печется о нас, для которых все это создано?

Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены; не бойтесь же: вы лучше многих малых птиц. (Мф. 10:30,31). Итак не будем малодушны в трудных обстоятельствах жизни, не будем бояться ни бедности, ни несчастий, ни болезней, ни даже самой смерти (если все эти бедствия постигнут нас при всей нашей предосторожности, при соблюдении всех, зависящих от нас, мер благоразумия, и если мы сами нисколько не заслужили их своими пороками). Господ, Отец небесный любит нас, заботится о нас и различными путями ведет к великой цели нашего бытия. Для нас создал Он Мир и все блага Мира. Итак будем благодарны к Создателю и Подателю благ земных; только не будем искать, домогаться их с жадностью и неправдами. Ищите прежде царствия Божия и правды его (Мф. 6:33), – вот что прежде и чаще всего мы должны иметь в уме и сердце нашем. Мир создан для нас, а мы – для Бога; итак будем исполнять волю Божию а не свои похоти. Посмотрите, с какою точностью бессловесная тварь исполняет веления Творца своего. Рыбы и птицы сами как бы предлагают нам свои услуги, жертвуют нам собою. Не стыдно ли же людям, одаренным разумом, имеющим откровенный Божий закон, если они оказываются иногда хуже бессловесных, нарушают заповеди Божьи и внушения собственной совести, не хотят жертвовать Богу своими ничтожными удовольствиями и благами?..

Будем внимательны к видимой природе и великим делам Божьим; тогда будем, без сомнения, внимательнее и к самим себе. Многому можно научиться и от бессловесных; иному в них можно подражать, другого отвращаться, как несообразного с достоинством человека

«Не презирай рыб, говорит Василий Великий, потому что они безгласны и неразумны; но бойся, чтобы тебе не сделаться неразумнее и рыб, чрез противление законам Творца». Только будем смотреть на природу всегда с мыслью о Боге-Творце и Промыслителе, а не глазами хладнокровных наблюдателей. Тогда мал по малу сердце наше наполнится благоговейным удивлением, благодарностью и любовью к Всевышнему. Тогда-то от глубины сердца мы будем повторять слова Псалмопевца: благослови, душа моя, Господа, и не забывай всех воздаяний Его; благословен есть, Господи! Аминь.

7. О шестом дне творения

И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так. И создал Бог зверей земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо. Быт. 1:24, 25.

 

Много уже мы рассмотрели творений и дел Божьих, много видели доказательств всемогущества и премудрости Творца; но то, на что теперь мы должны обратить свое внимание, – еще важнее, еще удивительнее. Все больше и больше открывается благость и премудрость Божия, все яснее и яснее становится, что мир создан для славы Божией (Прит. 16, 4), что человеке есть венец и владыка всего земного создания.

И сказал Бог: да произведет земля душу живую. Что означают эти слова? То ли, что в земле была сокрыта сила производить животных, а теперь эта сила должна обнаружиться вне? Нет, земля, сама по себе, ничего не заключает в себе, кроме мертвого, грубого вещества; но Творец повелением Своим дал ей силу как бы родить из себя живых тварей, – и они явились. Для чего это сказано? Для того, чтобы подтвердить ту истину, что все происходит от Бога и Им держится, что, так называемые силы природы суть только Его орудие, и что, стало быть, всего, в чем нуждаемся, должно просить у Него, и за все, что имеем, благодарить Его же, Создателя.

Да произведет земля душу живую.. На основании этих слов, легко решить вопрос, над которым много трудились древние и новые мудрецы: что такое душа животных? Душа всякой плоти, говорить св. Писание, кровь ее есть (Лев. 17:11). Но «сгустившаяся кровь обращается в плоть, а плоть истлевшая разлагается в землю, говорить св. Василий; итак, по всей справедливости, душа скотов есть нечто земное». Что ж из этого следует? То, что на земле только душа человеческая бессмертна, а все, созданное из земли, должно в землю обратиться, и что человек, следовательно, должен более заботиться о своей душе, которая дороже всего мира, чем об утучнении своего тела и приобретении благ земных.

Да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так. Три рода живых тварей в начале шестого дня созданы Богом: животные четвероногие домашние, или ручные, дикие звери и гады. Рассмотрим их отдельно. Из всех животных самые полезные и необходимые для человека – животные домашние, как то: лошади, коровы, овцы и другие. Мы так привыкли видеть этих животных, так часто пользуемся их услугами, что не чувствуем всей цены их. Но подумаем только, слушатели, что было бы на земле с человеком, если бы не было домашних животных? Жизнь человека, особенно бедного, была бы не только мучительна, тяжка и многотрудна, но даже едва ли возможна: он скоро изнурился бы от трудов, голода и непогоды. Но теперь животные разделяют с нами наши труды и даже избавляют нас от многих, самых тяжких; мало того, они, можно сказать, нас поят и кормят, одевают и обувают. Одна лошадь составляет нередко единственный источник богатства и содержания для бедняка, одна корова пропитывает иногда целое малолетнее семейство крестьянина. Одним словом: каждый день и каждый час, на каждом шагу мы видим и сами получаем пользу от животных; все силы их, вся жизнь посвящена служению человеку. Вспомним при том, что за все свои бесчисленные услуги они требуют от нас пищи и заботы весьма мало, по сравнению с их величиной и пользой. Припомним их послушание человеку, покорность даже малолетнему дитяти, приверженность к своему хозяину, признательность даже за малейшие ласки и понимание, их всегдашнюю готовность и удивительную способность к известного рода услугам, их безмерное терпение в трудах. Кто это, братья, все так чудно устроил? Кто покорил животных человеку, – животных, из которых иные в несколько раз сильнее и быстрее его? Кто дал им такие удивительные силы, свойства и наклонности? Конечно, каждый из нас, даже ребенок скажет, что все это создал Бог. По чувствуем ли мы сердцем эту истину? Благодарим ли Господа за Его благодеяния? Стараемся ли заплатить Ему любовью и послушанием? Ах, братья, из всех животных самое неблагодарное на земле – человек. Не мы первые говорим это, но еще пророк Исайя вот что сказал о евреях: Вол знает владетеля своего, и осел – ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет. (1:3). Но человек бывает иногда не только неблагодарным, но даже злым животным. Обидно и прискорбно такое название, но нельзя не сказать этого, когда видишь нередко, как тирански поступает человек с невинными домашними животными; как за все их труды и услуги мучит их голодом, самыми безжалостными и безрассудными побоями, изнуряет непомерными трудами, а иногда, – какое безумие! – осыпает их отвратительнейшею бранью. Скажите: чем лучше, или как многим хуже бессловесных такие люди! Но пусть знают они, что жестокое обращение с животными не только вредно для самого хозяина их, потому что животное от такого обращения мало по малу лишается сил, а иногда и самой жизни, – не только постыдно для человека разумного, но и – грешно пред Богом. Праведник, сказано в Писании, милует души скотов своих, а только утробы нечестивых немилостивы (Притч. Сол. 12:10).

Но за такую неблагодарность к Богу и жестокосердие к беззащитным скотам как бы мстят человеку дикие звери. В самом деле, для чего вместе с кроткими, полезными животными существуют на земле волки, медведи, львы, тигры и другие, которые не только не приносят пользы человеку, но еще похищают его достояние, а нередко покушаются и на саму жизнь его? Что нам сказать на это? Заметим сначала, что теперь отношения между человеком и животными во многом не таковы, какими они быть должны и какими были до его грехопадения. Тогда и хищные звери были послушны и безвредны человеку. Когда же царь земных тварей возмутился против своего небесного Царя, тогда и из его подданных некоторые отказали ему в повиновении, сделались врагами его. Но Творец даже из человеческого зла делает возможное добро для самого же человека. Как воспитатели непослушных детей наказывают или устрашают их чем-нибудь страшным, так и Господь употребляет диких зверей орудием для наказания одних, для вразумления и исправления других и для научения всех осторожности и благоразумию. Кроме того, дикие звери полезны тем, что пожирают трупы других лесных животных, которые иначе своим гниением заражали бы воздух; так же препятствуют излишнему размножению некоторых слабейших, но не менее вредных человеку животных, употребляя их в пищу. Почти все тоже, что сказано о диких зверях, можно сказать и о ядовитых пресмыкающихся – змеях, скорпионах и других подобных. Они напоминают человеку о его падении, виновности и смерти, и заставляют трепетать перед всемогущим и правосудным Богом. Утверждают некоторые, что змеи полезны в природе тем, что поглощают в себя ядовитые испарения, или, так называемые, газы, которые, оставаясь в воздухе, вредили бы человеку; они суть как бы живые каналы, в которые стекает воздушная нечистота. Наконец, дикие звери и ядовитые гады содействуют нередко славе избранных Божьих. Человек, имеющей живую веру и упование, может, по слову св. Писания, безвредно наступать на аспида и василиска, попирать льва и змия (Пс. 90:13); примером тому служит пророк Даниил, заградивший уста голодных львов, и Апостол Павел, не потерпевший никакого вреда от уязвления ядовитой ехидны.

Таким образом, Творец ничего не создал без цели, понапрасну, но все создания Его требуют благое и премудрое назначение или для Мира видимого, или для нравственности человека. «Одно, говорит Василий Великий, создано на службу человека, другое для того, чтобы он созерцал чудеса творения, иное же для нас страшно, чтобы вразумлять нашу нерадивость». Мир есть как бы великая книга, в которой не только каждая страница, но даже каждое слово, каждая буква имеет свое значение. Блажен тот, кто может и хочет понимать эту книгу! Что, например, может быть, по-видимому, ничтожнее малейших насекомых, кружащихся в воздухе или червяка, пресмыкающегося по земле? Но и от них многому можно научиться. Сам мудрейший из мудрых – царь Соломон посылает людей учиться мудрости у муравьев и пчел. (Притч. 6:6–8). Посмотрите, как всякое, насекомое наделено от Бога особенным устройством тела, орудиями питания и защиты от врагов и непогоды; одни вооружены как бы копьями, мечами, другие шлемом и кольчугой; многие из них одарены удивительным искусством строить себе жилища, добывать пищу, как напр. муравьи, пауки и другие; некоторые разукрашены разноцветными, красивыми узорами, как бы драгоценной насечкой (от чего и весь род этих тварей получил название насекомых). Смотри на все это, человек, и дивись премудрости Божией; верь Промыслу, который и малейшего животного не оставил без внимания; учись повиноваться уставам Творца. Муравьи, напр., подают тебе удивительный пример трудолюбия, усердия к общему благу, предусмотрительности и мужества во время опасности от врагов. А что сказать о пчелах? Это образец бескорыстного труда и беспрекословного повиновения высшей власти. Сколько изумительного, почти непостижимого в их искусстве добывать мед, составлять соты, и во всем их образе жизни! Кто их научил этому? В какой ремесленной школе обучались они своему искусству? В каком высшем училище слушали науку о правах и обязанностях!? Один у них учитель – Бог, одно училище – природа. Но ведь и нам Бог открыл искусство различать добро и зло, и нам внушено понятие о наших обязанностях: от чего же мы не всегда следуем внушению духовной нашей природы, даже ясным, определенным заповедям Божьим? От чего так много между нами ленивых, тунеядцев, непокорных, бесчинных, каких даже нет между бессловесными? Пчелы собирают мед для услаждения уст наших, по повелению Творца, а из этих самых уст исходят слова лжи, укоризны, кощунства, клятвопреступления: от чего такая злоба и неблагодарность?.. Пусть каждый для себя размыслит об этих вопросах, а мы обратимся к другому насекомому, не менее удивительному. Знаете ли, братья, откуда люди берут вещество для этих драгоценных и великолепных тканей, которыми украшаются и чертоги царей и храмы Божьи? Кто доставляет нам шелк – эту роскошь богатого и богатство бедного? Ничтожное, некрасивое существо – червь. Это одно маленькое насекомое выпускает из себя несколько сот сажень драгоценной нити, собственно для устроения себе гроба, в котором и засыпает смертным сном. Но для чего? Для того только, чтобы из безобразного, тяжелого и грубого червяка переродиться в легкое, воздушное, красивое насекомое. А своему хозяину этот червячок оставляет свой гроб, из которого тот делает предмет своего украшения и обогащения! Труженик земли – человек! Как бы ни было низко и тяжко твое звание и состояние, – трудись без ропота, трудись для Бога и ближних; знай свое дело, исполняй в тишине свои обязанности, жди спокойно своей смерти, или лучше возрождения, подобно шелковичному червю: за гробом ожидает тебя жизнь лучшая, совершеннейшая!

И увидел Бог, что это хорошо. После сотворения каждого нового рода существ, в заключение каждого дня творения, Бог одобряет дела свои, видит, что они таковы, каковыми должны быть по Его планам, что они соответствуют Его целям и намерениям. Мы уже видели отчасти достоинство и назначение созданий Божьих, хотя о многом сказано слишком коротко, а еще больше опущено нами. А сколько, кроме того, можно бы сказать о целом составе мира, о взаимном отношении частей его! Не только каждая вещь в Мире имеет свое назначите и пользу, но и все части его тесно соединены между собою, одна другую дополняют и поддерживают; а все вместе взятые составляют одно стройное, неразрывное здание, – один прекрасный мир Божий. Но довольно уже об этом внешнем Мире: нас ждет еще важнейшей предмет для познания, это сам человек, – мы сами.

Присовокупим только одно замечание, что, если много остается нам непонятного в устроении мира, то причиною тому наш ограниченный разум. Многое, что кажется непонятным теперь, будет объяснено, может быть, после нас, а иное совершенно сокрыто от нашего разумения по особенным целям Промысла. Всему будет разгадка в вечности, когда мы узрим лицом к лицу самую Истину – Бога. И так, оставив неумеренную пытливость и неуместные сомнения, будем веровать и молиться, чтобы Господь удостоил нас сего лицезрения, чтобы Он, как молится св. Церковь, дал нам и в настоящем веке познание Своей истины, сколько вместить можем, и в будущем живот вечный. Аминь.

8. О сотворении человека

И сказал Бог: сотворим человека по образу нашему и по подобию нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека, по образу Своему сотворил его. Быт. 1:26–27.

 

Когда Бог творил небо и землю, водружал огромные шары на тверди небесной, как-то: солнце и звезды, повелевал земле произвести бесчисленные роды живых тварей, тогда все это являлось по одному краткому слову: да будет! Но теперь, когда, по видимому, все главное в мироздании кончено, когда мы видели яснейшие доказательства, что всемогуществу Божию нет пределов, Творец как бы останавливает Свою десницу, удерживает Свое всесильное слово, и уже в троичном Своем единстве, как бы совещается о том, чтобы создать новое творение. Сотворим... Из этого уже видно, что будущее новое творение заключает в себе какую-то особенную важность и преимущество пред всем, что было создано прежде него в видимом Мире. Какое же это новое творение, это превосходное существо? Человек! – Сотворим человека по образу Нашему и по подобию. Вот какую честь оказывает Создатель человеку при самом создании, или еще до создания его! Мысль об этом высоком достоинстве человека должна бы теперь внушать нам чувство высочайшей радости и удовольствия, но невольно приходит на ум другая мысль: тем ли доселе остаешься ты, человек, чем был прежде, когда вышел из рук Создателя? Где та слава и честь, которою ты окружен был?.,. Ах, куда тебя низринули твои грехи и неразумие....

Давно уже сказано, что важнейший предмет познания для человека есть сам человек. В самом деле, не важно ли, не необходимо ли нам знать, кто мы, из чего и как созданы, как устроены, к чему предназначены? Все это как нельзя яснее открывает нам слово Божие. При свете его, рассматривая создание и устройство человека, мы увидим, как премудр и благ наш Создатель, как высоко и прекрасно назначение человека, чем он был, чем он стал теперь и чем должен быть.

И создал Бог человека из праха земного, и вдунул в лицо его дыхание жизни (Быт. 2:7). Так повествует св. Моисей о создании человека! Итак человек состоит из души и тела: тело взято из земли, а душа создана Богом, по образу и по подобию Самого Создателя. Заметим, братья, и будем всегда помнить эту истину: в ней заключается много весьма важных для нас уроков. Тело наше создано из земли, и в землю должно возвратиться, по разлучении его с душою; что ж ты, человек, гордишься красотою и силою своего тела, которое – земля и пепел? Для чего слишком заботишься о нуждах и удовольствиях плоти, которая некогда должна сделаться добычею червей, а забываешь существенные нужды и потребности бессмертной души своей? Зачем рабски следуешь плотским страстям и земным пожеланиям, а не покоряешь их разуму и закону Божию? Впрочем, не будем и презирать нашего тела, или изнурять его без пользы для души; не оно причиною наших страстей и пороков, а наша слабая воля, мы сами. Тело наше, само по себе, есть чудное творение Божие и дано на служение душе, с которою соединено самыми тесными узами. Красотою и премудрым устройством своим человеческое тело превосходит все, что есть прекрасного и удивительного на земле, так что один еще древний, языческий мудрец сказал, что рассмотреть и описать устройство человеческого тела значило бы воспеть самую лучшую похвальную песнь всемогуществу, благости и премудрости Творца. Но в очах христианина тело наше еще драгоценнее тем, что оно есть храм живущего в нас Духа, что оно омыто таинственною водою Крещения, что с телом нашим мы должны предстать на страшный суд и получить воздаяние по заслугам. Должно также беречь и поддерживать тело, как орудие души: при расстройстве и ослаблении тела, и душа не может, как должно, отправлять свои действия, подобно тому, как даже самый искусный музыкант не может хорошо играть на испорченном инструменте. Заметим, впрочем, что самое лучшее средство сохранить здоровье тела есть умеренность и спокойствие духа, что силы телесные гораздо более истощаются от порывов страстей' и неумеренности всякого рода, чем от трудов, поста и благочестивых занятий. Говорю это для тех, которые заботятся о сохранении тела со вредом для души. Помните, что сказал Спаситель: не душа ли больше пищи и тело одежды? (Мф. 6:25) и – какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей навредит (16:26)?

Но что такое душа? Чем она отличается от тела? Какие ее свойства и действия? Всякому должно быть известно, что душа человеческая одарена разумом и свободою, которых не имеет ни одно животное на земле. Посредством разума человек познает мир, и самого себя и своего Создателя, обозревает прошедшее, достигает настоящее, отчасти прозревает и в будущее, возносится в небесные пространства, исследует законы вселенной, покоряет своей воле силы природы. Но разум тогда только имеет истинную, полную цену, когда он соединен с добродетелью. Для этого дана человеку свобода. Свободою вообще называется способность человека располагать своими действиями по своей воле, делать то, или другое, желать и любить то, что ему угодно. Если бы не было в человеке свободы, то не было бы и добродетели; его поступки не заслуживали бы ни похвалы, ни осуждения, подобно действиям животных, которыми управляет естественная необходимость, врожденное влечение. Но истинная свобода есть такое состояние души, когда она любит и избирает одно доброе, не связана плотскими похотями, не рабствует телу, но, как птица, свободно парит над миром и его соблазнами, и стремится в горние обители, к источнику света и добра – Богу. Эту-то свободу обещает Спаситель, когда говорит: познаете истину и истина сделает вас свободными (Ин. 8:32); эту-то свободу св. Павел называет свободою чад Божьих (Рим. 8, 21). Теперь, братья, понятно для нас, чем душа отличается от тела? Разум и свобода – это такие способности, которые никак не могут принадлежать телу. Всякое тело может быть ощущаемо внешними чувствами, имеет наружный вид, тяжесть и плотность, а действия души – мысли, чувства и желания нельзя ни видеть, ни подслушать, ни осязать; их примечает одна душа, которая есть существо невещественное, духовное. Что же означает это название – существо духовное? То, что душа не состоит, подобно телу, из различных частей, а потому не может делиться, разрушаться, уничтожаться. Отсюда само собою вытекает та вечная, несомненная истина, которую единодушно признавали и признают все народы в мире, истина утешительная и вместе грозная, – истина, что душа наша бессмертна, что за гробом ожидает человека другая жизнь, где он будет или вечно блаженствовать, или мучиться, смотря по достоинству дел, совершенных здесь, на земле. Итак, если бы кто спросит нас: что такое человек? – мы могли бы отвечать кратко: человек есть создание Божие, состоящее из земного, благолепно устроенного тела и души разумной, свободной и бессмертной.

И сказал Бог: сотворим человека по образу нашему и по подобию. Человек создан по образу и подобию Божию. В чем состоит образ Божий? Бог есть дух бесплотный, следовательно образ Божий надобно искать не в теле человека, но в душе его. Мы уже видели, какими свойствами одарена наша душа; эти-то свойства и суть – отражение в нас Божества, образ Божий. Бог есть дух: и душа наша – дух, хотя и соединенный с плотью. Бог имеет разум: и человек имеет разум, хотя и несведущий. Бог любит одно добро, свободен и независим в своих действиях: и душа человека имеет врожденную любовь к добру, свободна и ни от кого не зависит, кроме Бога. Но, может быть, кто-нибудь из вас спросит: если образ Божий состоит в одной душе, а не в теле, то как же в одной песне церковной, сложенной св. Дамаскином, сказано: вижу во гробе лежащую, по образу Божию созданную нашу красоту? Действительно, и в теле есть следы образа Божия, но только потому, что душа выражается в нем, как в своей внешней оболочке, особенно же в глазах, которые не даром названы зеркалом души. Кроме того, тело наше может быть названо образом Божьим потому, что Бог Сын принял оное на Себя, обожил Его и вознес с Собою на небо, как было, без сомнения, определено в совете Пресвятой Троицы еще до создания человека. Теперь мы знаем, в чем состоит образ Божий. Но человек сотворен не только по образу, но и по подобию Божию. В чем состоит подобие Божие? Человек делается подобным Богу чрез надлежащее употребление тех способностей, в которых отпечатлен образ Божий, т. е., когда ум его стремится к познанию Бога и Божественных истин, когда воля или свобода его направлена к добру, любит только то, что угодно Богу. Послушаем, как об этом учит наш святой соотечественник, святитель Димитрий. «Образ Божий, говорит он, приемлет душа во время своего от Бога создания; подобие же в ней совершается во время крещения; образ в разуме, подобие в произволении; образ в самовластии (свободе), подобие же в добродетелях, яко же и Христос в Евангелии глаголет: будите подобны Отцу вашему, иже есть на небесах (Мф. 5:48)».

И сказал Бог: сотворим человека по образу нашему и по подобию нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. (1:26). Какая могущественная власть, какое обширное царство вручается человеку! Он владыка суши и моря, повелитель всего живущего на земле, он видимый представитель, или как бы наместник Самого Бога. Потому-то, без сомнения, он и создан после всех видимых тварей, после того, как земной шар получил полное устройство и украшение. Он вводится в Мир, как царь в готовое царство, как домовладыка – в обитель, для него устроенную! И действительно, все на земле служит этому царю и домовладыке, все покоряет он себе своим разумом, со всего берет дань; земля и вода, огонь и воздух, как послушные рабы, удовлетворяют его нуждам и удовольствиям. Но вы мне укажете на землетрясения, бури, пожары, моровые язвы, где, точно, вполне обнаруживается бессилие и ничтожество человека пред силами природы. Ах, братья, кто же виноват, что человек не умел вполне сохранить данной ему власти? Кто причиною, что он нарушил заповедь, оскорбил и постоянно своими беззакониями оскорбляет Господа? Однако ж, при всем том, он еще не совсем лишен своих прав и преимуществ, еще и теперь можно узнать в человеке Богопоставленного царя земли: так велики любовь к нам и милосердие Господа! Удивляясь сему, Псалмопевец воскликнул: Господи, что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его перед Ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его: овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских. (Пс. 8:5–8). Когда вы вкушаете пищу, то думаете ли, что для произведения даже куска хлеба нужно было содействие всех сил природы? Чтобы испечь хлеб, нужно иметь муку, воду, дрова, огонь. Мука была прежде зерном, а чтобы сделаться мукою, нужен был мельник, жерновой камень, вода, или ветер. Зерно предполагает землю, в которую было посажено то зерно, из которого оно выросло. Для возделывания земли требуются: земледелец, вол, или конь, соха и борона; для сохи железо, для бороны – дерево; а для земледельца? Спокойное обладание собственностью, значит – гражданская власть, законы, войско, города. Чтобы посеянное зерно выросло, нужны были: теплота солнца, дождевая влага и все четыре времени года; для дождя нужны: моря, реки, солнце, воздух, облака; для реки: океан, горы, леса; для облаков нужен ветер, который дал бы им направление к известному месту; одним словом: для произведения этого куска хлеба непременно требовалось, чтобы мир был создан и устроен Богом точно так, как он есть на самом деле. Посему прекрасно и глубокомысленно название, которое народ наш дает хлебу – дар Божий! Справедливо простолюдин после своей скромной трапезы говорит: слава Богу, да царю!

В чем же собственно состоит назначение человека в этом мире? Для чего покоряются и служат ему все земные создания? Неужели только для того, чтобы он спокойно наслаждался и блаженствовал на земле, безотчетно и бессмысленно пользовался данным от Бога достоянием? Нет, не таково назначение человека; иначе он был бы ниже всякого животного, которое знает и своими трудами благодарит того, кто его кормит. Имея богоподобную душу и земное тело, человек поставлен как бы между землею и небом, между Богом и Его земными созданиями. Всякое создание Божие должно славословить и поклониться своему Создателю (Пс. 146), к Нему стремиться, в Нем иметь цель своего бытия. Но видимая, вещественная природа не может сама исполнять эту обязанность: у нее нет ни разума, чтобы познавать своего Творца, ни сердца, чтобы любить, ни уст, чтобы прославлять Его. Все это должен исполнять за нее царь и владыка ее – человек! для того она и покорена ему, для того и даны ему и разум, и сердце, и уста. Мир есть храм славы Божией, человек как бы жрец или священник в этом храме, а все прочие твари – его народ, его паства. Что ж обыкновенно священник делает в храме? Благодарит Господа и молится за народ, ему вверенный. Так и человек – жрец видимой природы должен и самого себя и все, что дано ему, приносить в жертву Богу, т. е. за все благодарить и молить Господа и чрез то больше и больше привлекать на себя и на всю тварь благословение Божие....

Но что говорит св. Павел? Суете тварь покорилась не добровольно, но по воле, покорившей его ...Ибо знаем, что вся тварь стенает и мучится до ныне (Рим. 8:20–22). Да, не долго человек был истинным священником в храме природы. Что же? Он, как после увидим, захотел на место Бога поставить самого себя, восстал против своего Благодетеля. Прекрасные дары Его, чудные дела рук Божьих сделались для человека поводом не к благодарности, а к гордости, сластолюбию и тщеславию, орудием греха и беззакония. Вот о чем должен плакать человек!..

Но, братья, за всю вину человека уже заплатил Сын Божий, – и какою дорогою ценою! Он примирил Бога с человеком и указал нам путь, путь веры и любви, по которому востекающе, обрящем, если захотим, прежнюю славу! Аминь

9. О Боге

 

Невидимая его вечная сила и Божество от создания мира через рассматривание творений видимы. Рим. 1:20.

 

Для чего создан и для чего живет человек? – Для того, чтобы знать и любить Бога. К чему больше всего должен он стремиться, чем чаще всего должна быть занята душа его? Тем, что бы познавать и любить Бога. Что составляет величайшее блаженство, истинную славу (Иер. 9:28) и жизнь человека на земле? Познание Бога и исполнение воли Его. Сия есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа, говорит Спаситель (Ин. 17:3).

Но, если так важно дли нас познание Бога, то для чего прежде всего, в самом начале катехизических бесед, не изложили мы учения о Боге? Для чего рассуждали прежде о тварях, о мире и человеке, чем о Творце? Почему так поздно приступаем к тому, что должно составлять главнейший предмет катехизического учения? Вот почему: Бог невидим и непостижим в существе Своем; самые Ангелы не смеют взирать на лице Его и даже великий Моисей на молитву о том, чтобы Бог явил ему славу Свою, получил ответ: лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых (Исх. 33:20). Бог, пишет св. Апостол Павел, обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может (1Тим. 6:16). Каким же образом мы можем, хотя отчасти, постигать Непостижимого, приступать к Неприступному, познавать Того, Кто выше всякого познания и разума? – Рассматривая дела Его, изучая Его чудные творения – Мир и человека. «Невидимые свойства Божие, вечная сила и Божество Творца, видимы от самого создания Мира чрез рассматривание тварей», учит св. Апостол Павел (Рим. 1:20). Все прежние наши беседы клонились к тому, чтобы, посредством рассматривания тварей, их происхождения, устройства и назначения, облегчить и уяснить для себя познание о Боге – Творце Мира и человека. Теперь нам остается только собрать в одно те мысли о свойствах Божиих, которые были высказаны в прежних беседах, отчасти сделать выводы и заключения из того, что мы уже знаем о мире и человеке. Но не подумайте, братья, что эти выводы будут плодом нашего собственного разума; нет, как в повествовании о сотворении Мира мы руководствовались словом Божьим, так и в учении о Боге тоже слово Божие будет нашим светильником.

Мы знаем уже, что мир начал существовать с определенного времени, что до этого времени не было ни неба, ни земли; а все, что видим, произведено из ничего, волею Творца. Только Бог вечен, братья; один Он не имеет ни начала ни конца; один Он ни от кого не произошел и ни от кого не зависит. Он был, есть и будет, или лучше – Он всегда есть. Он сам дает себе название в св. Писании – Сущий (Исх. 3:14), то есть, вечносущий. Замечу здесь, мимоходом, что это название Сущий, или вечно-сущий выражается и надписью (О Ω N) в сиянии вокруг главы Спасителя, на иконе Его, – надписью для многих непонятною, потому что слово и буквы – греческие. Были безрассудно любопытные, которые желали знать: что Бог делал до сотворения Мира! «Готовил ад для тех, которые бесполезно желают знать об этом», отвечал им церковный учитель (бл. Августин). А мы, братья, лучше обратим внимание на следующий вопрос: Бог вечен, а все видимое временно, тленно, преходяще; какой же отсюда вытекает урок для нас, созданных по образу Божию? Мы должны оставить неумеренное пристрастие к временным удовольствиям и тленным сокровищам, а стремиться всеми силами души к вечному Богу и бесконечному блаженству.

Далее: мы видим, что все, как одушевленные, так и неодушевленные, твари, начав жить, терпят во время своей жизни различные перемены: растут, увеличиваются, стареют, разрушаются, меняют свой вид и образ бытия своего. Но Бог вечно неизменен, в нем нет даже и тени изменения. Он всегда один и тот же – и в Своем существе, и в Своих действиях и в Своих обетованиях. Бог не человек, чтобы ему лгать , и не сын человеческий, чтоб ему изменяться. Он ли скажет и не сделает? будет говорить и не исполнит? (Числ. 23:19). Вот почему мы твердо должны надеяться на Господа и несомненно верить исполнению Его обетований!

Знаем уже мы, как безмерно обширен Мир, созданный Богом, какие великие и бесчисленные светила вращаются в необъятном пространстве вселенной. Но все это пространство ничтожно пред бесконечностью Создателя. Он, Творец вселенной, не имеет никаких пределов, не ограничен никаким пространством: Он – бесконечный. Одна эта мысль должна смирять гордость нашего ума и приводит нас в трепет пред величием Божьим.

Будучи необъятным и беспредельным, Бог Сам все объемлет, везде присутствует; нет места, где бы Его не было, – Он вездесущий. Куда пойду от духа твоего, и от лица Твоего куда убегу? Зайду ли на небо – Ты там; сойду ли в преисподнюю – и там ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя. (Пс. 138:7). Впрочем, хотя Бог присутствует везде и на всяком месте владычество Его, но преимущественно являет Он силу и славу Свою св. Ангелам и блаженным праведникам – на небесах. Хотя везде и на всех достойных изливается милость Его, однако ж особенно раздает Он дары благодати Своей верующим – в краях христианских. Вот почему говорится, что Бог живет на небесах; вот почему храм называется домом Божьим.

Присутствуя везде, на всяком месте и во всякое время, Бог, без сомнения, все знает; для него нет ничего сокровенного во вселенной, ничего неизвестного в целой вечности – Он всеведущий. Он знает не только то, что есть и что было – все настоящее и прошедшее, но и то, что будет; Он видит все изгибы нашего сердца, все мысли и чувства, намерения и действия наши. Более есть Господь сердца нашего и знает вся, пишет св. Иоанн Богослов (1Ин. 3:20). Ах, братья!, если бы мы чаще размышляли об этом, если бы всегда имели в уме эту истину, что Бог всегда с нами присутствует, все видит и все знает, то на сколько уменьшилось бы число грехов наших, как были бы мы осторожны в своих поступках, умеренны в своих земных желаниях, и вместе непоколебимо тверды в добрых делах и благих намерениях!

Бог всеведущ, следовательно и премудр. Премудрость обнаруживается в совершенстве дел, а в делах Всеведущего не может быть ошибок! Или каких-нибудь недостатков! Как это бывает, например, в делах человеческих. Мы видели уже, что и небо, и земля, и человек, вся природа громогласно вещают о премудрости Создателя. Премудр Он и в создании вселенной, и в устроении всех частей ее, и в назначении каждому созданию сообразной с его природой цели и деятельности. Правда, много есть еще тайного и непостижимого в мире; но то, что мы знаем о премудрых делах Создателя, уверяет нас, что и в непостижимом для нас заключается премудрая цель и назначение. О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути его! (Рим. 11:33).

И что могло воспрепятствовать Творцу создать и устроить Мир так, как предначертала вечная Его премудрость? Чем могла быть ограничена воля Создателя? Ничем, ибо Он всемогущий, Он одним словом своим создал вещество Мира, произвел свет, одним же словом образовал бесчисленные светила, украсил землю произрастениями и населил одушевленными тварями. Он сказал,– и сделалось; Он повелел, – и явилось (Пс. 32:9). Если же Творец одним словом создал мир, то уже ли бессилен будет Он создать геену, образовать огонь неугасимый и червь неусыпающий для наказания грешных? Ах, нет, братья, Бог всемогущ, и потому – будем всегда помнить это – у Него много средств наказать нас в настоящей, или будущей жизни. И ничто нас не исхитит из руки Его, не спасет от Его гнева, если мы не обратимся и не исправимся.

А если раскаемся и исправим жизнь нашу, то Он простит нас, ибо Он благ: вот где наша отрада и надежда! Щедр и милостив Господ, долготерпелив и многомилостив (Пс. 102:8). Так, братья, Бог столько же благ , сколько премудр и всемогущ. Для чего же и создан мир, для чего и существуем мы, как не для того, чтобы быть орудиями и причастниками благости Божией? Бог Сам по Себе не имел никакой нужды ни в Мире, ни в человеке. Он блажен Сам по Себе, Он обладает всеми совершенствами, и никакая тварь ничего не может прибавить к ним, или от них убавить что-нибудь. Но Бог благ, – и потому захотел, чтобы и другие существа чувствовали Его благость, участвовали в дарах Его – и явился Мир, явился в Мире человек. Для чего? Для того, чтобы, наслаждаясь благами и красотою мира, человек познавал, любил и прославлял своего Создателя и Отца Небесного, и находил бы в этом свое собственное блаженство. Каким же образом может человек прославлять Своего Создателя? – Подражая Его свойствам, исполняя Его волю.

Свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель (Апок. 4:8). Свят Господь и праведен, и потому любит в разумных созданиях Своих святость и праведность. Вот в чем человек должен подражать Творцу своему! Мы должны стараться быть святыми и праведными в наших делах, чувствах и намерениях; будьте совершены, как Отец ваш небесный совершен есть (Мф. 5:48), заповедал нам Спаситель.

Но если Господь любит святость и праведность, то само собою разумеется, что Он ненавидит грехи и неправду. Да, братья, Бог создал нас для того, чтобы мы делали добро и наслаждались им, а мы делаем зло, грешим, – и что же? Терпим наказание за это: болезни, бедствия, смерть. Иначе и быть не может, потому что Бог правосуден; за добродетель Он дает награду – не на земле, так на небе; за порок – наказание, не временное, так вечное, – что еще ужаснее. Поспешим же, братья, отклонить от нас меч правосудия Божия и привлечь на себя Его благость; постараемся заслужить вечное блаженство, а не вечное мучение.

Теперь мы знаем главные свойства Божие; знаем, что Бог вечен, беспределен, вездесущ, премудр, всемогущ, благ, правосуден. Можем ли мы по этим чертам составить в своем воображении общий образ Бога? Можем ли представить Бога в каком – либо хотя умственном очертании? Нет, потому что Бог есть Дух бесплотный, невидимый, не имеющий никакого телесного образа, невместимый в нашем воображении, непостижимый для разума. Дух есть Бог, говорит Спаситель (Ин. 4:24). Правда, и душа наша есть дух, но она ограничена и соединена с телом; и Ангелы – духи, но и они ограничены определенным пространством, местом, а потому должны иметь какое-нибудь, так сказать, духовное тело. Но Бог есть Дух чистейший, неограниченный, беспредельный; иначе Он не мог бы быть и вездесущим. Но и Бога, скажете вы, изображают на иконах в видимом образе, и само св. Писание приписывает Богу очи, уши, руки и тому подобное? Так, братья, но на иконах Бог изображается не в существе Своем, каков Он есть на самом деле: это невозможно, а в том виде, в каком угодно было Ему являться людям в известное время. Так, напр. Аврааму Он является в виде трех странников, Исайи пророку – в виде царя, Даниилу – в виде старца, ветхого денми. Дух Святой являлся в виде голубя над Иорданом; а Спаситель принял нашу плоть, жил между людьми, как человек, и в этом виде Он справедливо изображается на иконах. Св. Писание говорит о Боге иногда применительно к нашему языку, к нашим понятиям; но понимать эти человекообразные выражения о Боге надобно духовно: очи Его напр. означают всеведение, сердце – благость, руки – всемогущество.

Если же Бог есть Дух бесконечный, вездесущий и всесовершенный, то отсюда следует, что он един и что нет и не может быть многих богов; потому что бесконечным и вездесущим может быть только один, другим уже нет места ни в Мире ни вне мира. Так, христиане, мы веруем во единого Бога. Нет иного Бога, кроме Единого, учит св. Писание (1Кор. 8:4).

Но припомним, братья, что мы сказали в начале нашей беседы: Бог непостижим, Он бесконечно выше нас и нашего разумения. Все, что мы сказали о Боге, конечно, вполне согласно с разумом; но человек собственными силами не дошел бы до истинных понятий о Боге, разум и природа не научили бы нас совершенному богопознанию, если бы Сам Бог через св. Писание не открыл нам в полном свете свойств существа Своего. Целые тысячи лет, до Рождества Христова, разум блуждал в неведении истинного Бога; целые царства и народы, кроме народа Иудейского, поклонялись, а иные и до сих пор поклоняются богам ложным. Возблагодарим же Господа, просветившего нас светом богоразумия, падем ниц со смирением пред Его неисповедимою премудростью. А потому примем от Него с благоговением и несомненною верою даже и то, что для нас непостижимо, что выше нашего разумения, но что непреложно-истинно, потому что возвещено Самою Истиною.

Сын Божий, Иисус Христос, явившись в Мир для просвещения и спасения вашего, открыл нам великую тайну существа Божия. что Бог, единый в существе Своем, троичен в Лицах; что истинный Бог есть Святая Троица: Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой; что эти три Лица равны и нераздельны по Божеству и Божественным свойствам, но различаются личными свойствами, или тем, что Отец не рождается и не исходит, Сын Божий рождается от Отца, Дух Святой исходит от Отца. Заметили ли вы, братья, из прежних наших бесед, что и в В. Завете было сокровенное учение о Триипостасном Боге, что и великий Моисей исповедовал Пресвятую Троицу? Повествуя о сотворении Мира, Он говорит, что Бог все создал Словом Своим, что Дух Божий носился над водами творения. Какое же это Слово, как не То, о Котором благовествует св. Евангелист Иоанн: в начале было Слово, и Слово было к Богу, и Бог был Слово (1:1)? О каком Духе говорит св. Моисей, как не о Духе Святом, третьем Лице Святой Троицы, носившемся и над водами Иордана, при крещении Спасителя?..

Впрочем, положив правилом – познавать Бога из дел Его, мы откладываем более полное изложение учения о Пресвятой Троице до того времени, когда подробно узнаем, что сделал для нас Бог Отец, что Бог Сын и что Дух Святой. А теперь довольно с нас знать, что мы, следуя Божественному Откровению и непреложному учению св. Церкви, веруем в Бога вечного, беспредельного, вездесущего, всеведущего, премудрого, всемогущего, благого и правосудного, невидимого и непостижимого, Бога единого в трех Лицах: Отца, Сына и Святого Духа, Троицу единосущную и нераздельную!

Иже от не сущих вся приведый, Словом созидаемая, совершаемая же Духом, Вседержителю вышний, в любви Твоей утверди нас, Аминь.

10. О Промысле Божьем

 

Отец Мой доныне делает, и Я делаю. Ин. 5:17.

 

Окончив повествование о шестидневном творении мира и человека, богодухновенный бытописатель присовокупляет: и совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал. (Быт. 2:2). Итак шестым днем Творец заключил ряд творений Своих, и почил от всех дел, то есть, перестал более творить из ничего; ибо сотворил уже все, что было Им предназначено. Но это не значит, что он, после шестого дня, оставил всякое делание по отношению к созданиям Своим, предоставил их самим себе. Отец Мой доселе делает, и Я делаю, говорит Иисус Христос. Какое же в этих словах разумеется делание? «Спаситель говорить здесь,» по толкованию св. Златоуста, «о повседневном промысле; потому что Бог не только создал тварь, но и созданную сохраняет.» Веруя, что Мир создан Богом, мы несомненно веруем и тому, что Миром управляет Промысел Божий. Св. Церковь наша торжественно отвергает от себя тех, которые утверждают, яко мир сей самобытен, и вся в нем без Промысла Божья и по случаю бывают (См. послед, в Нед. Правосл.)

Как творец, Бог даровал тварям бытие и жизнь, наделил их известными силами, или способностями и назначил каждому творению определенную цель. Как промыслитель мира, Бог сохраняет жизнь созданных Им тварей, поддерживает их силы и направляет к назначенной им цели. Что же составляем предмет попечения, или промысла Божия? Промысл Божий простирается на все создания. От дождевой капли до неизмеримых светил небесных, от комара до человека, от малейшей былинки до величественного кедра, – все держится, живет и сохраняется Промыслом Божьим. Будучи всемогущим, Бог управляем миром полновластно, как царь своим царством; благий и премудрый, Он о всем печется, как отец о своем семействе. Ты любишь, восклицает благочестивый мудрец, все существующее, и ничем не гнушаешься, что сотворил, ибо не создал бы, если бы что ненавидел. И как могло бы пребывать что , если бы Ты не восхотел? Или как сохранилось бы то, что не было признано Тобою? Но Ты все щадишь, потому что все твое, душелюбивый Господи! (Прем. Сол. 11:25–27).

Впрочем, так как два рода существ создал Господь: одни одарены разумом и свободою, как напр. человек, другие не имеют ни того ни другого, как напр. неодушевленные предметы и бессловесные твари; то отсюда происходим в частности некоторое различие в действиях Промысла: иначе Бог управляет миром вещественным, иначе миром духовным, разумным. В первом, т. е.в мире вещественном и в отношении к тварям бессловесным, Бог поставил законы таким образом, что самим тварям не дал никакой свободы уклоняться от исполнения этих законов; солнце, например, не может по своей воле светить или не светить, земля не имеет свободы двигаться, или нет, вращаться так, или иначе; животные не могут но произволу изменять свои природные наклонности и образ жизни. Но существа разумные Бог почтил даром великим для того, кто благоразумно им пользуется, но вместе опасным для неосторожного, – свободою. Дав им нравственный закон, Бог не отнял у них свободы действий, не связал их воли так, чтобы они никаким образом не могли отступать от предписанных им правил; как существа свободные, они сами добровольно должны покорять свой ум, волю и сердце повелениям Создателя. Со своей стороны, Бог только вразумляет их, или предостерегает, ободряет, поддерживает, поощряет наградами, или удерживает страхом наказания. Рассмотрим отдельно эти два образа действий Божественного Промысла.

Нужно ли для кого-нибудь много объяснять и доказывать, что Промысл Божий управляет миром видимым и существами, его населяющими? Для всякого, имеющего здоровые душевные и телесные очи, эта истина ясна, как свет солнечный. Как мог бы мир существовать целые тысячи лет, ни мало не отступая от чудных законов стройности и порядка, если бы десница Творца не хранила его и не управляла им? Бесчисленные и неизмеримые громады небесных тел движутся с быстротою, почти невообразимою, в пространстве вселенной, – и эти движения так точны, так правильны, что приводят в изумление всякого наблюдателя; каждый день в определенное время восходит и заходит солнце, каждый год неизменно следуют друга за другом: весна, лето, осень и зима. Если же ни в каком доме не может быть порядка без домоправителя, если ни в одном царстве не может быть спокойствия и правосудия без царственной власти: то как же в таком огромном и многосложном Мире мог бы сохраниться порядок и стройное течение без Промысла Божия? «Мир, говорить св. Григорий Богослов, не простоял бы так долго, если бы в нем было безначалие; и лик певцов расстроится, если никто им не правит. Вселенной же несвойственно иметь иного правителя, кроме Того, Кто устроил ее». Посмотрите также на бесчисленные породы растений, рыб, птиц и четвероногих животных. Как каждая из них продолжает свой род чрез целые тысячи лет, размножается, находит себе и пищу и жилище! Кто же хранит и о них заботится, как не Тот же, Кто создал их и устроил? Все они от тебя ожидают, чтобы ты дал им пищу их в свое время. Даешь им – принимают, отнимаешь руку твою – насыщаются благом; Отнимешь дух их – умирают и в персть свою возвращаются; пошлешь дух Твой – созидаются, и Ты обновляешь лице земли. (Пс. 103:27–30). Так воспевает славу Промыслу Божию св. Давид. Сам Спаситель, укрепляя в учениках Своих веру и упование на Бога, указывал им то на птиц воздушных, которых питает Отец небесный, без их труда и заботы, то на цветы полевые, которые Он же одевает каждый год великолепнее, чем одевался Соломон в славе своей (Мф. 6:26–30). Заметим впрочем, братья, что Бог, как всемогущий, иногда действуете вопреки законам природы, допускаете в мире временный беспорядок и исстроение, сопряженное с вредом для существ одушевленных; но для чего? Иногда для прославления Своих избранных, иногда для вразумления и наказания непокорных. Так, Он провел народ израильский по дну моря, как но суше; остановил солнце по молитве Иисуса Навина; обратил пламень горящей печи в прохладную росу для трех еврейских отроков; для наказания египтян обратил воду в кровь; содомлян истребил огнем небесным, – и эти примеры бесчисленны. Когда хочет бог, отменяются законы природы. Отчего же в подобных случаях нередко страждут невинные бессловесные твари? От того, что они существуют не для самих себя, но для человека. Для того и создал и хранит их Господь, чтобы употреблять их или как орудие своего милосердия к человеку, или как орудие для его же наказания и вразумления.

Но если Господь промышляет о том, что создано для человека, то ни более ли промышляет о самом человеке? Если Он блюдет и хранит существа бессловесные и неразумные, то не гораздо ли с большей любовью печется Он о существах, созданных по образу и по подобно Его, наделенных разумом и свободою? Да, человек составляет важнейший и драгоценнейший предмет любви и попечения для его Создателя. Мы знаем уже, что еще до создания человека все было для него приготовлено в Мире, для его потребностей, как духовных, так и телесных, и даже для удовольствия. После увидим, сколько любви и попечения оказал Господь человеку по его созданию; как милосерд был к нему после его грехопадения; как постепенно приготовлял Он род человеческий к принятию Искупителя; сколько сделал милости и чудес для Своего избранного народа, как возвышал Он и низвергал царства и народы; как, наконец, Сам Сын Божий,, приняв на Себя человеческое естество, обтекал грады и веси с проповедью истины и благотворными чудесами, наконец, пострадал за грехи всего человеческого рода, и Своею смертно примирил его с Богом. Кто же после сего усомнится в той истине, что Бог печется, или промышляет о человеке? Да, Промысел Божий правит судьбою всего человеческого рода и ведет его в предположенной цели. Промысел Божий устрояет, или разрушает царства, возвышает или смиряет народы; Промыслом Божьим возводятся цари на царство и пишут людям законы и суд праведный; Промысел Божий хранил и хранит святую апостольскую православную Церковь среди всех гонений, наветов и бедствий, которыми преследовали ее язычники, еретики, ложные мудрецы и люди порочные. Даже и над каждым из нас, от колыбели до гроба, бдит недремлющее око Провидения, вразумляет нас на благое, руководит на путь покаяния и добродетели, хранит от опасностей, предостерегает от погрешностей, награждает за дела добрые, посылает наказания за грехи и пороки. Возвожу очи мои к горам, откуда придет помощь моя. Помощь моя от Господа, сотворившего небо и землю. Не даст он поколебаться ноге твоей, не вздремлет хранящий тебя (Пс. 120:1–3). Блажен, кому помощник Бог Иаковлев, у кого надежда на Господа Бога его, вечно хранящего верность. Творящего суд обиженным, дающего хлеб алчущим. Господь разрешает узников, Господь отверзает очи слепым, Господь восставляет согбенных, Господь любит праведных, Господь хранит пришельцев, поддерживает сироту и вдову, а путь нечестивых погубит (Пс. 145, 5 – 9). Правда, иногда и невинный, праведный человек страдает в этом Мире от болезней, от бедности, от горьких потерь и от злых людей; а напротив того, грешники наслаждаются богатством, здоровьем, почестями. Но что же? Можем ли мы своим разумом испытывать и поверять действия Божьи? Имеем ли мы право требовать, чтобы Бог управлял миром всегда так, как нам хочется? Пути Промысла неисповедимы, бесконечно разнообразны, но, без сомнения, всегда клонятся к цели благой и премудрой. Иногда Бог и здесь, на земле, награждает праведника за его добрые дела, чтобы других возбудить в подражание ему; а иногда, напротив, посылает на него тяжкие несчастья и огорчения, для испытания его веры и укрепления надежды и для большого прославления его на земле и на небе. Иногда Господь наказывает грешника в этой жизни, чтобы исправить его и устрашить других; а иногда терпит его, наделяет земными благами, чтобы сею милостью и долготерпением обратить его на путь истины, или за упорство уготовать ему тем большее осуждение в будущей жизни. Св. Григорий Богослов говорит; «мы должны веровать, что наш Творец особенным образом печется о нашей участи, хотя жизнь наша и проводится между различных противностей, коих причины для того, может быть, и остаются неизвестными, чтобы мы, не постигая их, тем более удивлялись Высочайшему Уму.... В настоящей жизни все направлено к будущей и, что кажется нам неравным, без сомнения, уравнивается у Бога. И кто же может во всем исследовать глубину премудрости Бога, которою Он и сотворил все и управляете всем так, как хочет и как знает? Довольно для нас, по примеру Апостола, удивляться только ей, и почтить молчанием непостижимую и неудобозримую глубину ее» (См. Слово о любви к бедным).

Спросим же теперь, братья, самих себя: веруем ли мы Промыслу Божию? Веруем ли, что миром и всею нашей жизнью управляет благой, премудрый и всемогущий Творец наш? Конечно, скажете вы, веруем: мы христиане. Но если бы какой язычник, придя к нам, посмотрел на наш образ жизни, на наши дела и послушал наших речей, то думаете ли, что он заметил бы у нас веру в Промысел Божий? Ах, братья, едва ли, по крайней мере, не везде и не у всех , называющихся христианами. Потому что мы большею частью живем не так, как повелевает нам наша Вера, делаем и говорим не то, что должно. В счастье и богатстве мы бываем не благодарны к Подателю всех благ, горды, самонадеянны, презираем бедных и несчастных. В несчастье и бедности мы малодушны, завистливы, низки. У нас даже не достает иногда мужества для исполнения доброго намерения; мы боимся при этом и трудов, и препятствий, и необходимых пожертвований, и людского мнения, – боимся всего, кроме разве Того, Которого одного и надобно бы бояться. Не таков должен быть человек, верующий в Промысел Божий и уповающий на Господа. Он, как гора Огонь, по слову св. Давида, не колеблется в своих мыслях, чувствах и намерениях никакими житейскими обстоятельствами. Счастлив ли он, богат ли, он благодарит Бога и творит волю Его; беден ли и несчастлив, в угнетении ли от людей, – он не унывает, не отчаивается, но всю надежду свою возлагает на Господа и ничего так не страшится, как того, чтобы не оскорбить чем-нибудь Создателя. От чего же рождается и укрепляется в человеке такая твердость, такая преданность воле Божией? От истинной, полной любви к Богу, – любви, которая так соединяет человека с Богом, что пребывая в любви в Боге пребывает и Бог в нем пребывает (1Ин. 4:16). Возлюбим же, братья, нашего Господа такою любовью, чтобы ничего не любить нам выше Его, чтобы быть готовыми всем пожертвовать Ему, чего бы ни потребовал Он от нас, чтобы всегда и во всем исполнять волю Его. Тогда-то от полноты сердца мы будем петь Давидову песнь: Возлюблю Тебя, Господи, крепость моя! Господь утверждение и прибежище мое и избавитель мой, Бог мой, помощник мой, и уповаю на Него, защититель мой и рог спасения моего и заступник мой. (Пс. 17:1–3).

Теперь, братья, мы закончили первое отделение Катизихических Бесед, изъяснили православно-христианское учение, или догмат о сотворении мира и человека, и о Боге, Творце их и Промыслителе. Помолимся же Господу Богу, чтобы Он укрепил и возрастил в нас посеянные уже семена христианского учения, и вместе, чтобы благословил и благопоспешил дальнейшие труды наши в познании и изъяснении истин Веры, чтобы труды эти послужили во спасение душ наших и во славу Его святого имени. Аминь.

Отдел второй. О пребывании в Раю и падении прародителей, и обетовании Искупителя

Как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание в жизни. Рим. 5:18.

Как Адам для своих, потомков, хотя они и не ели древесного плода, соделался причиною смерти, введеной в мир Адамовым ядением: так Христос для уверовавших в него, хотя они и не имели праведных дел, соделался виновником праведности, которую даровал всем нам через крест. Св. Златоуст.

11. О рае

И насадил Господь рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал. Быт. 2:8.

Когда при начале Всенощного Бдения отворяются царские врата, и священник, предшествуемый дьяконом, обходит весь храм с каждением фемиама, между тем как лик поет псалом Давида, изображаюший величие и благость Божию, видимую в творениях, тогда представляете ли себе, братья, что этим священнодействием св. Церковь напоминает нам о шестидневном сотворении мира и человека, о начале и первобытном состоянии рода человеческого? Дым фемиама, носящийся в храме, изображает собою Духа Божия, носившегося над водами творения; открытые царские врата напоминают нам о том времени, когда человек, еще невинный, чистый душой и телом, свободно и бестрепетно приступал к престолу благодати Божией, непосредственно беседовал с Богом, как сын с отцом, когда наши прародители жили в раю и наслаждались ангельским блаженством.

Да, братья, не таков был в начале человек, не такова была его жизнь, его участь, какими видим мы их ныне. Теперь каждый человек на земле подобен воину, окруженному со всех сторон множеством врагов, отовсюду угрожают ему опасности, как для тела, так и для души. Тело свое человек должен защищать от болезней, от холода, от голода, и наконец от преждевременной смерти, которая однако ж приходит иногда внезапно, быстро, от причин, по-видимому, незначительных. Душа человека должна теперь вести непрерывную войну и с соблазнами мира и своими собственными заблуждениями, предрассудками, сомнениями, страстями и незаконными требованиями плоти; иначе, при малейшей неосторожности, или лености, он впадает в грех, беззаконие; а за грехом неизбежно следует наказание; укоры совести, болезни, или смерть, временная и вечная. Но было время, когда ничего этого не знал человек даже по имени, когда он не испытывал ни болезней тела, ни угрызений совести, не знал никаких забот и огорчений. Первый человек, наш праотец Адам, вышел из рук Творца совершеннейшим созданием как по душе, так и по телу. Не слабое, болезненное тело неразвитого младенца дано было ему, но тело мужа совершенного, тело благолепное, твердое, не подверженное никаким болезням и переменам воздушным. Душа человека была чиста, возвышенна, спокойна и имела все совершенства, какие можно иметь существу сотворенному. Ум его не знал заблуждений, лжи и обмана; потому что почерпал познание истины из самого источника истины – от Бога; весь мир, вся природа была для него книгой открытой и понятной. Сердце человека еще не было испорчено порочными наклонностями, но вмещало в себе чувства святые и возвышенные; любовь и благоговенье к Богу, духовную радость и блаженство. Воля его не была еще своеволием, но свободно покорялась воле Божьей. Сам Бог был непосредственным попечителем и наставником человека; в неоднократных явлениях и беседах сообщал ему познание, внушал мысли и слова для выражения их. Жилищем Адама был Рай, или прекрасный сад. Хотя вся земля была тогда как бы одним раем, однако Бог избрал особенное место для человеческого жилища, украсил его всею роскошью растительности, прекрасными и плодоносными деревьями, населил всякого рода животными. Посредине рая протекала величественная река, разделявшаяся потом на четыре обширных потока и напоившая водами своими райские растения; всегда – ясное небо и благорастворенный воздух дополняли благолепие райского жилища. Здесь все было приготовлено для человека; все нужное для себя он получал без труда и заботы, все ему служило, все повиновалось. Сам Бог торжественно воцарил его над всеми земными одушевленными тварями. Все птицы и четвероногие животные были приведены к человеку, как подданные к царю своему, и Адам по врожденной ему мудрости нарек им имена, сообразно с природными свойствами и назначением каждого животного (Быт. 2:19).

При всем том, чего-то еще не доставало человеку для полного блаженства в райском жилище; Адам был одиноким обитателем Рая; во всем видимом мире он встречал только бессловесных подданных, но не находил друга, равного или подобного себе. Не с кем ему было разделить радость и восторг свой при виде чудных созданий Божьих, некому было передать свои мысли и чувства, наполнявшие его светлую, возвышенную душу. И Господь не замедлил увенчать Свою любовь к Адаму созданием существа, подобного ему. Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему. (Быт. 2:18). Дли сего Бог наводит на Адама необыкновенный сон, берет у него одно из ребер его, – и из этого ребра творит Адаму жену, матерь всех живущих – Еву. Во всем этом есть таинственное значение, о котором скажем после. Для чего же, спросит кто-нибудь, Бог не создал жены из земли, подобно тому, как создал он Адама? Для того, чтобы муж и жена, а потом и весь род человеческий, происходил от одного корня, от одной плоты и крови, тем больше, чем естественнее любили друг друга, чтобы ненависть и измена супружеским обязанностям казались ужасными человеку, как нарушение не только заповеди Божьей, но и закона самой природы. Мужья, любите своих жен, как свое тело,.. никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее (Еф. 5:25–29). Жена сотворена после мужа и притом из ребра его, которое составляет не более, как одну, меньшую, хотя и благородную, близкую к сердцу часть целого тела. Нет ли здесь ясного указания на обязанность жены слушаться и уважать своего мужа, как главу и покровителя, а не домогаться незаконной над ним власти? Но с другой стороны здесь же указывается и на обязанность мужа любить и беречь жену свою, как часть самого себя, смотреть на нее не как на рабу, но как на помощницу в жизни, в исполнении общих духовных и житейских обязанностей; уважать и охранять ее, как созданную из более благородного и нежного вещества, чем он сам. Видите ли, братья, как при самом создании, в самой природе человека Бог неизгладимо начертал взаимные права и обязанности супругов? Горе тому семейству, горе тому обществу, где своеволие страстей и лжемудрование людей мнимо образованных, или полузверская грубость необразованных дерзают нарушать уставы божеские и естественные!

По сотворении жены Бог привел ее к Адаму, чтобы он видел, что и Ева есть создание того же Создателя, что это новое благодеяние должно внушать человеку тем большую благодарность и послушание Господу. Адам, пробудившись от сна, и исполненный духа премудрости, узнает в Еве собственную плоть и кровь свою, видит в ней достойную себе помощницу и дает обет любви и верности жене не только за себя, но и за своих потомков, за тех мужей, которые произойдут от него. Отныне это кость от костей моих и плоть от плоти моей... Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть (Быт. 2:24), т. е. муж и жена так должны любить друг друга, так быть единодушными, как будто бы они составляли одну душу и одно тело. Сам Бог благословил их союз, освятил начало рода человеческого. И благословил Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю (Быт. 1:28). Итак, вот где, когда и кем установлено святое таинство Брака! Первый брак благословлен, предварительно, в раю Самим Богом.

Адам и Ева жили в раю, не зная никаких забот и огорчений, имели все нужное в изобилии, пользовались законно и невозбранно дарами благости Божией, обладали светлым умом, чистым сердцем, спокойной совестью, одним словом – блаженствовали. Но надобно вспомнить, что Адам и Ева имели над собой верховного Владыку-Бога, от Которого они получили все, что имели, чем пользовались. Само собою разумеется, что за все это они обязаны были Богу благодарностью, любовью и послушанием. В исполнении этих добродетелей заключалось их назначение, их должность и занятие, их радость и блаженство. Но каким образом эти добродетели мог человек доказать на деле? Чем мог человек возблагодарить Создателя, обнаружить свою любовь к Нему и послушание? Бог Сам избирает для этого самое простое и легкое средство. В Раю находилось одно дерево, называемое древом познания добра и зла (после мы узнаем, почему оно так названо). Бог сказал Адаму: от всякого древа, растущего в раю, вкушайте. От древа же познания добра и зла не ешьте. Довольно, кажется, было одного этого повеления, столь ясного и удобоисполнимого, чтобы заставить Адама и Еву страшиться даже мысли о вкушении плодов запретного дерева. Но благой и премудрый Бог, сверх этого, заключает с Адамом некоторого рода завет или договор. Вот какая честь делается человеку! Вот какое высокое достоинство имеет свобода человеческая! Сам Бог не хочет сделать ей малейшего насилия, или принуждения! Посреди рая насадил Бог другое таинственное древо, – древо жизни. В плодах его заключалась необычайная сила – сообщать вкушающему их неоскудевающую жизнь, бессмертие тела. Оно было преобразованием Таинства Плоти и Крови Господней, в котором сообщается верующему духовная, благодатная жизнь, источник истинного бессмертия. Если бы человек сохранил со своей стороны условия завета, не нарушил заповеди Божией, то, питаясь плодами древа жизни, он не только сохранил бы дарованные ему блага, но, постепенно восходя от славы в славу, от совершенства к совершенству, он никогда не испытал бы смерти телесной, но был бы наконец подобен Ангелам. Вот, какую награду предложил Бог человеку за соблюдение заповеди! А за нарушение условий завета, за вкушение от древа познания добра и зла Бог угрожал ему не только лишением всех дарованных благ, но и страшной казнью: в тот же день, когда съедите плод его, смертью умрете, сказал Господь. Итак, и жизнь и смерть человека теперь в его собственных руках, он полный господин своей участи, решитель всей своей будущности. Что ж он изберет из двух противоположностей? Все зависит от того, исполнит ли он или нарушит заповедь Божью. Не трудно бы, кажется, решить этот вопрос. Бог так много оказал любви и милостей человеку, что воспротивиться Его воле, нарушить Его заповедь – было бы со стороны Адама и Евы крайнею неблагодарностью. С другой стороны, блаженство человека в Раю было так велико, а впереди было обещано так много великих даров, что страшно было, кажется, и подумать лишиться всего этого из пустого своевольства, не обещавшего ни выгоды, ни удовольствия, а напротив, угрожавшего страшной казнью...

Но вот собирается над главою человека страшная туча, ему угрожает ужаснейшее испытание, приближается лукавый искуситель. Кто он? Некогда светлый Ангел, а теперь темный, злобный дух, сверженный с неба, отлученный от общества добрых, чистых Ангелов. Но что такое Ангелы? До сих пор мы ничего о них не говорили по той причине, что до этого времени не было о них ясного упоминания в бытописании Моисея. В следующей беседе мы изложим учение православной Церкви об Ангелах, как добрых, так и злых. А теперь приведем себе на память все, сказанное в нынешней беседе, и вздохнем из глубины сердца, вспомнив, что в лице прародителей и мы блаженствовали в Эдеме, и нам обещаны были плоды древа жизни. Что же нам осталось теперь от первобытного одеяния чистоты, славы и блаженства? Одно рубище, почти одно воспоминание. Где искать теперь нам на земле райского жилища? Не осталось уже и следов его на земном шаре. Правда, нам снова открывают вход в райские обители, еще лучше прежних; нам обещано высочайшее, вечное блаженство. Но этот рай не дается уже даром, а приобретается великими усилиями и трудами; притом он уже не на земле, а на небе. Там наше сокровище, наша родина и отечество, туда устремим и мысли и сердца наши! Аминь.

12. Об Ангелах

Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли (Кол. 1:16).

 

Мы знаем уже, что Бог создал два рода существ: к первому, низшему роду относятся создания вещественные, не имеющие ни разума, ни свободы, каковы все неодушевленные предметы и бессловесные твари. Другой, высший род составляют существа, одаренные разумом и свободой, имеющие бессмертную душу, но соединенные с бренным, вещественным телом, – существа, состоящие из духа и плоти; таков человек. Но есть еще третий, высший род существ чисто духовных, бесплотных; есть иной невидимый мир, созданный из ничего всемогущим словом того же Триединого Бога, – мир разумно-свободных духов, называемых Ангелами. Мы не видим теперь Ангелов телесными очами, как не видим и своей собственной души, но они нас видят, с нами присутствуют; они принимают участие в нашей судьбе, имеют влияние на дела наши. Будет время, когда мы увидим этих бесплотных духов лицом к лицу, будем жить с ними в вечных обителях. И так постараемся в нынешней беседе нашей предварительно познакомиться с нашими невидимыми земными спутниками, с нашими небесными согражданами.

Когда сотворены Ангелы? Прежде или после вещественного Мира получили они бытие? Святые отцы Церкви объясняют, что Ангелы созданы прежде видимого нами мира, и что св. Моисей, говоря: в начале сотворил Бог небо и землю, под словом небо разумеет Мир Ангельский. И св. Церковь воспевает, что Бог сотворением Ангелов положил тварям начаток, (Канон Арханг. Песнь I, ст. 2). Да и «прилично было, говорит св. Дамаскин, сперва сотворить духовную природу, а потом вещественную, и после уже из соединения той и другой- человека» (О Вере Кн. 2, гл. 3). И так Ангелы видели, как вещественный мир возник из ничтожества к бытию, как он постепенно приходил в порядок и устройство. О, как должны были они изумляться и благоговеть пред премудростью и всемогуществом Создателя! Они же, вечно юные, бесплотные духи, будут свидетелями другого, страшного зрелища, когда наш видимый мир, со всеми его светилами и неизмеримыми громадами, разрушится, растает и преобразится. Беспредельная благость Божья к праведным и неумолимое правосудие к грешным, – вот что будет тогда предметом ангельских песнопений.

Какими свойствами наделил Господь Ангелов при их создании? Все Ангелы сотворены добрыми, чистыми, святыми, наделены разумом и свободою. Ангелы подобны нашей душе, но они выше, совершеннее и могущественнее ее уже и потому одному, что не соединены с плотью, не подвержены нашим телесным немощам. Дух плоти костей не имеет, говорит Сам Господь (Лк. 24:39). Их разум гораздо светлее, их познания несравненно обширнее и яснее, чем наши; но и от них скрыто многое; есть тайны, в которые и Ангелы желали бы проникнуть. Один Бог всеведущ. Их воля гораздо тверже и постояннее нашей воли; но и они могут (или, по крайней мере, могли) измениться в своих действиях и расположениях, могут свободно пребывать и преуспевать в добре, или уклониться к злу (св. Дамаск, о Вере кн. 2, гл, 3)- Один Бог вечно неизменен. Ангелы бесплотны и бессмертны, а потому не имеют нужды ни в пище, ни в одеянии, ни в браке и тому подобном. Ангелы не вездесущи, но и не так ограничены вещественными пределами, как мы; они быстро переносятся с одного места на другое, не удерживаются ни нашими стенами, ни затворами, могут проникнуть даже в нас самих, непосредственно беседовать с нашей душой, неприметным, почти непостижим для нас образом. По причине величайшей быстроты их движений, Ангелов обыкновенно изображают с крыльями, в которых они как духи, на самом деле не имеют нужды. Впрочем они и на самом деле могут принимать видимый образ, но только на время, для особенных целей и не без соизволения Божия.

Для чего созданы Ангелы? – Для того же, для чего создан человек, т. е, для того, чтобы они были причастниками благости Божией, прославляли своего Создателя любовью и повиновением Ему. Св. Григорий Богослов говорит: «так как для благости Божией не довольно было упражняться в созерцании Самой Себя, а надлежало, чтобы благо разливалось, шло далее и далее, чтобы число облагодетельствованных было как можно более, то Бог измышляет сначала Ангельские небесные Силы. И мысль (Бога Отца) стала делом, которое исполнено Словом и совершено Духом Святым» (Слово 38). И так цель, для которой созданы Ангелы, есть их блаженство. В чем же они могут и должны находить свое блаженство? В том, чтобы непрестанно созерцать Господа, прославлять Его, любить Его, исполнять Его волю. Для достижения этой цели даны им от Создателя все потребные силы и способности

С таким назначением, с такими способностями созданы все бесплотные духи. Но все ли они исполнили свое назначение? Все ли сохранили дары, данные им при создании? Нет, не все. И для Ангелов, так же, как и для человека, было время испытания, время, когда они, как существа свободные, должны были сами добровольно решиться: или остаться верными Богу, послушными Его воле, или уклониться в противную сторону, отказаться от повиновения Богу и свою собственную волю поставить для себя законом вместо воли Божьей. Большая часть Ангелов вышли из этого испытания с честью и победой, остались верными и послушными Создателю, и через то еще более укрепились в добре, получили от Бога еще высшее блаженство. В этом состоянии они остались навсегда, так что не могут уже подвергнуться падению, потому что, вспомоществуемые благодатью Божию, никогда не захотят согрешить. Но один из высших Ангелов, наделенный от Господа особенными совершенствами, не устоял в испытании, впал в гордость. Вместо того, чтобы постоянно взирать на Господа и воспламеняться к Нему большею и большею любовью, он засмотрелся на самого себя, на свои собственные совершенства, и захотел еще большего – захотел быть равным Богу. Вместе с другими Ангелами, которых он успел заразить этой безумной и дерзкой мыслью, он восстал против Господа, не захотел повиноваться и служить Ему. Вот, где начало и источник всякой гордости, буйства и непослушания! Если, братья, вы заметите в себе подобные этим расположения, то знайте, что они не от Бога; – берегитесь; враг успел уже, значит, посеять в вас злое семя! Но Бог славы Своей никому не отдаст (Ис. 42:8), как Сам Он говорит через пророка Исаию; никому Он не уступит прав Своих! Преступный возмутитель был изгнан из жилища светлых духов, вместе со своими сообщниками, низвержен в бездну, лишился блаженства, которым наслаждался, потерял свет и благодать Божию, погрузился во тьму и отчаяние. При нем остался его обширный ум, но омраченный злобою; осталась его могучая воля, но направленная ко греху; он любит грех, услаждается беззаконием. Этот падший Ангел, по прежним своим совершенствам, называется денницею, светоносцем; а по своим действиям после падения получил название сатаны или противника Божья, дьявола или клеветника; потому что он, как увидим после , клевещет Богу на человека и человеку на Бога. Дьявол пал совершенно и безвозвратно. По ожесточению его во зле и нераскаянности для него теперь спасение невозможно. Постоянным желанием и занятием дьявола сделалось то, чтобы всеми возможными мерами противиться благим намерениям Создателя, хотя знает он свое бессилие пред Всемогущим, знает, что его ожидает вечное мучение. Не имея возможности прямо вредить Творцу, дьявол всеми силами старается вредить возлюбленному Его творению – человеку, старается развратить и погубить его. Впрочем он не может вредить человеку без попущения Божия, не может никого принудить ко греху без согласия самого человека. Поэтому-то Апостол и говорить нам: трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш дьявол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1Петр. 5:8).

Но грустно и тяжело говорить о дьяволе, хотя мы и любим исполнять его внушения. Обратимся лучше к светлой части ангельского мира, побеседуем об Ангелах добрых, оставшихся в повиновении Создателю. Хотя значительное число Ангелов Божьих увлечено сатаною в бездну падения, однако гораздо большая часть их осталась в первобытном состоянии невинности и блаженства (Апок. 12:4). Верно, Ангелов не так легко было сатане совратить с пути истинного, как людей, которые – увы! отдаются ему иногда без сопротивления! Тысячи тысяч и тьмы тем предстояь пред престолом Всевышнего и непрестанно славословят Его (Дан. 7:10). При таком бесчисленном множестве нет между Ангелами ни беспорядка, ни вражды, ни смятения. Все они наслаждаются блаженством, но один более, другие менее. Все они предстоят Всевышнему, но одни ближе, другие далее, смотря по степени данных им сил и достоинств. Высшие, ближайшие к Богу уделяют данный им свет и сообщают волю Божию низшим, а низшие добровольно внимают и повинуются высшим, без зависти, без вражды, без прекословия. Если, братья, уже на небе нужен такой порядок, то как необходим он на земле! Если между святыми Ангелами Господь Сам установил начальство и власти, то можно ли сомневаться в том, что Он же, вездесущий, всеблагой и всеведущий, учредил сущие между нами власти – церковные и гражданские?

Святые Ангелы разделяются на девять ликов, а эти девять на три чина. В первом чине находятся те, которые ближе к Богу, как то: Престолы, Херувимы и Серафимы. Во втором чине: Власти, Господства и Силы. В третьем: Ангелы, Архангелы и Начала (Пр. Иоп. ч. I. вопр. 20). По обыкновению все они называются одним общим именем – Ангел, сообразно с их должностью. Ангел значить – вестник. Ангелы возвещают людям волю Божию, в особенных, важных случаях, и руководят нас к царствию небесному. Ангелы приносят пред величество Божие наши молитвы и милостыни, ходатайствуют, молятся за нас. Кроме того, особенные Ангелы даются для сохранения городов, царств, областей, монастырей и церквей (Прав. Не. ч. I. вопр. 19). Ангелы невидимо присутствуют при наших молитвах и церковном служении, замечают внимательных и беспечных, усердных и ленивых между нами. Ангелы сопровождают Царя славы Иисуса Христа, приходящего заклатися и датися в снедь верным на Божественной Литургии.

Мало того: каждому из нас при самом крещении, дается Богом Ангел Хранитель, который следит за нами от колыбели до гроба, предохраняет от бед и грехопадений, внушает благие мысли, отгоняет врага нашего спасения. Но если мы не слушаемся внушений доброго Ангела, а склоняемся сами на сторону нашего губителя – дьявола, то он, хранитель наш, с прискорбием удаляется от нас, а враг приобретает над нами большую и большую силу, пока совершенно не погубит своей жертвы. Усердною молитвою, покаянием и исправлением образа жизни мы можем снова привлечь к себе Ангела-Хранителя и отогнать духа-губителя. Ангел Господень ополчается вокруг боящихся его и избавляет их (Пс. 33:8). Будем же с особенным усердием просить у Господа Ангела мирна, верна наставника, хранителя душе и телес наших как молит св. Церковь.

Но мы еще будем иметь случай беседовать об Ангелах, об их действиях в отношении к нам и наших обязанностях к ним. Теперь, припомнив все, связанное прежде, сделаем общий мысленный взгляд на мир вещественный, мир человеческий и мир ангельский. Когда мы говорили о шестидневном творении мира и человека, тогда удивлялись чудному разнообразию и вместе стройности и порядку творений Божьих, как низшее имеет связь и соотношение с высшим, меньшее служит большему, важнейшему; земля, например, питает растения, растения питают животных, а животные, равно как и все земные твари, служат человеку, как главе и царю своему. Но теперь мы видим, что человеком еще не оканчивается лестница творений Божьих, что стоя на высшей, конечной ступени пред земными созданиями, он занимает низшую, начальную ступень пред существами духовными. Там, за пределами видимого мира, лествица творений Божьих восходит все выше и выше и, наконец, оканчивается ближайшими к престолу Божию Херувимами и Серафимами. Нас удивляет чрезвычайное разнообразие и вместе согласие и порядок видимого мира; но что почувствовали бы мы, если бы могли видеть всю необозримую, неразрывную цепь как вещественных, так и духовных творений Божьих, видеть Самого Творца, окруженного сонмом Ангелов, управляющего вселенной?.. Человеку не дано испытать это блаженство на земле: оно уготовано любящим Бога на небесах.

На земле, особенно в роде человеческом, мы видим иную, совершенно противоположную картину. Дьявол разрушил (конечно, не совсем и не навсегда) единство и согласие творений Божьих, произвел везде борьбу и смятение. Человек находится в этом Мире между двух противоположных борющихся сил. С одной стороны легионы невидимых злых духов стараются всеми силами склонить человека к греху, вооружить против Господа, развратить и погубить. С другой стороны, лики святых Ангелов воинствуют за спасение человека, поддерживают, укрепляют его в добродетели и послушании Богу, стараются привести к назначенной цели – к царству небесному. Сам Бог принимает участие в этой духовной борьбе: укрепляет человека в подвигах благочестия Своею благодатью, вразумляет его на благое всеми мерами. Невольно подумаешь: как велик человек! Как важен врожденный ему дар – свобода! Куда он устремится, на чью сторону склонится его свобода, – там и победа: если на добро, то ликуют Ангелы Божьи, если на зло, торжествуют демоны.

Но, Боже, как неблагодарен и виновен человек пред Тобою! Он не устоял в самом первом сражении с врагом Твоим, положил пред ним оружие почти без битвы, поверил лукавым словам дьявола и нарушил твою заповедь. Таков человек и доныне, таковы, с немногими прекрасными исключениями все потомки Адамовы; таковы почти все мы!

В следующей беседе мы рассмотрим печальную историю нашего падения, узнаем, от чего так страждет род человеческий под тяжестью грехов, болезней и печалей. А теперь, призвав на помощь предстательство св. Бесплотных Сил и особенно наших Ангелов-Хранителей, помолимся Господу Богу, чтобы Он простил нам согрешения наши, очистил наши мысли и чувства, избавил нас от скорбей, зол, болезней и от козней лукавого врага нашего, оградил нас святыми Своими Ангелами да ополчением их соблюдаемым и наставляемым, достигнем совершенства в вере и любви и сподобимся неприступной Его славы. Аминь.

13. О грехопадении прародителей

Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего. Но завистью дьявола вошла в мир смерть. Премуд. Сол. 2, 23 и 24.

 

Велико было блаженство наших прародителей в раю, вожделенна их участь! Вокруг них был прекрасный, новозданный Божий Мир с своими чудными красотами, с бесчисленно-разнообразными тварями, созданными на пользу человека. Впереди их ожидало невозмущаемое блаженство в раю и целая вечность в обществе чистых Ангелов. Над ними бдел небесный Отец, любящий их и пекущийся о них. Лики Ангелов сходили и восходили на прекрасных, царственных первенцев земли...

Но, увы! в то же время, злое, завистливое око дьявола было устремлено па Адама и Еву. Падший Ангел не мог равнодушно смотреть на блаженство и величие человека, и решился погубить возлюбленное творение Вседержителя, увлечь его в ту бездну, в которую сам был низринут. Вникнем, братья, с полным вниманием в простое и вместе исполненное глубочайшего смысла повествование св. Моисея о грехопадении наших прародителей – Адама и Евы. Здесь разгадка всей нашей жизни и жизни всего рода человеческого, – жизни, исполненной борьбы, тревог, противоположностей; здесь открывается начало всех зол, тяготеющих над нашим грешным миром; здесь мы увидим образчик того, как и ныне действует враг нашего спасения, узнаем, как и от чего мы нарушаем заповеди Божьи, какие печальные следствия влечет за собою грех, и где нам надобно искать надежды спасения.

Мы уже знаем, что в раю находилось древо познания добра и зла. Оно было назначено пробным камнем для испытания послушания наших прародителей. Бог запретил им вкушать от плодов этого древа, угрожая за нарушение заповеди смертью. Древо познания добра и зла весьма прилично названо этим именем: не вкушая плодов его, Адам и Ева, через послушание Богу, возрастали бы в познании и наслаждении добра, а вкусив, опытно познали и ощутили зло, которое преслушанием навлекли на себя. Господь, по своей премудрости, дал нашим прародителям заповедь самую ясную, избрал предмет самый простой, осязательный; а, по Своей благости, дал заповедь самую легкую для исполнения. Таким образом, в случае нарушения заповеди, Адаму и Еве не могло быть никакого извинения, никакой отговорки. Но справедливо ли, основательно ли и мы иногда стараемся извинить свои слабости и проступки? Ах, нет, братья, не примет наших извинений Господь па страшном суде Своем. Лучше сами, заблаговременно, обвиним себя пред судом совести и скажем: Тебе, Господи, слава; нам же стыдные лица!

Змей же был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог. (Быт. 3:1) Подобный подобного ищет: коварный и злобный дух избирает приличное орудие для исполнения своих замыслов, вселяется в животное хитрое.

И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю? Заметьте, братья коварную хитрость дьявола. Он приступает с искусительным предложением не к Адаму, а к Еве, которая заповедь Божью о невкушении плода получила посредством мужа своего и менее его была способна открыть обман искусителя, И как искусно начинает с нею разговор! «Что это Бог запретил вам вкушать от всех плодов райских?» Видите ли, дьявол показывает себя сострадательным другом Адама и Евы, а Бога хочет представить каким-то жестоким господином, который без всякой причины лишает подчиненных невинного удовольствия. Не тоже ли самое говорит дьявол и ныне каждому грешнику? Не тем ли же путем прокрадывается он в душу человека нетвердого в вере? И какую наглую ложь, какую дерзкую клевету на Бога сказал он Еве: будто Бог запретил им вкушать от всех плодов с древ райских! Отец лжи, конечно, знал, что говорит ложь, – преувеличивает; но эта ложь нужна была ему для его цели, и он лгал. Думают ли лжецы и обманщики, что они уподобляются дьяволу и творят волю его, употребляя ложь для приобретения незаконной прибыли, и эту ложь подтверждая иногда – страшно сказать! – именем Бога? Этого уже не смел сделать даже и дьявол!

Что же Ева? Казалось бы, ей, как царице рая, не следовало и вступать в бесполезный разговор с дерзким лжецом о предмете, его не касающемся; казалось бы, она, услышав явную ложь и клевету на Бога, должна была отойти от гнусного клеветника. Но самая необыкновенность разговора с змеем подстрекнула любопытство Евы. Берегитесь неуместного любопытства: опасно играть с огнем, как раз ожечь неосторожного.

И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть, только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.. Как прилипчив грех! Еще дьявол ни к чему прямо не склонял Еву, а она отчасти уже заразилась дыханием искусителя. Ложь дьявола, вместо того, чтобы возбудить в Еве отвращение, произвела в ней новую ложь. Она говорит, что Бог запретил им не только вкушать от древа познания добра и зла, но даже прикасаться к нему, чего не было сказано в заповеди. Не бывает ли подобное сему и ныне, в неблагоразумных разговорах и бесполезных спорах о предметах Веры? Неприготовленные и непризнанные защитники истины не вредят ли иногда самой истине? А потому лучше делает тот, кто благоразумно уклоняется от этих споров, а твердо, в простоте сердца, держится учения, проповедуемого св. Церковью.

И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло. – Трудно бы, кажется, поверить такой бесстыдной клевете, увлечься таким безумным обещанием. Будто всесовершенный Бог может питать в Себе низкое чувство зависти? И к кому же? К Своему созданию! Что может быть очевиднее нелепости такой мысли? Будто человек может сделаться равным Богу? И чрез что же? Чрез вкушение древесных плодов! Есть ли здесь какая-нибудь сообразность со здравым рассудком? Но не будем, братья, чрезмерно удивляться тому, что Ева поверила словам дьявола; не будем много и винить ее за это. Вспомним, что она не имела понятия об обмане, и к тому же, будучи по природе доверчива, легко могла подчиниться чужому убежденно.

И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание. «Без сомнения, плоды запрещенного древа показались Еве так привлекательны от того, что в ней родилось уже сильное желание вкусить их; сами по себе, они, конечно, были ни чем не лучше прочих плодов. Известно, что, когда человеком овладеет какая-нибудь страсть, тогда предмет этой страсти кажется ему прекрасным во всех отношениях и имеющим все совершенства, хотя бы не имел и одного из них. Что же надобно делать, когда страсть увлекает человека к запрещенному предмету? Закрыть от него глаза, отойти от него, забыть его. Но не так поступила Ева.

И взяла плодов его и ела. Несчастная решимость! Гибельное вкушение! Ах, зачем какой – нибудь добрый Ангел не остановил, преступной руки, не вырвал смертоносного плода? Но нельзя остановить стрелы, пущенной из лука, нельзя связать духовной свободы человека. Все кончено! Заповедь Божия нарушена! Ужасное преступление совершилось!

Дьявол не приступал к Адаму с коварным предложением. Но увлеченный примером жены, Адам взял от нее плод запрещенный и вкусил. И дала также мужу своему, и он ел. Дорого Адам заплатил за эту неуместную угодливость жене; но гораздо дороже стоила Еве эта минутная власть над мужем. Не ищите и теперь порядка, довольства и счастья в том доме, где жена полновластно управляет мужем, а муж рабски исполняет все прихоти жены своей.

Итак преступление совершено; за ним неизбежно должен последовать суд над преступниками:, закон нарушен, и Законодатель непременно потребует удовлетворения. Но преступники, еще до явления Судьи, сами осудили себя, еще до слушания приговора, почувствовали его в собственной совести. И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги. Итак, вот какое знание обещал дьявол Еве! Точно, она узнала добро и зло; но это ли знание, ровняющее человека с Богом? Ах, лучше бы никогда не иметь этого знания! До сих пор невинность и благодать Божия были единственным, нерукотворным покровом, одеждою Адама и Евы; а теперь, лишившись и невинности душевной, и спокойствия совести, и освящающей благодати Божией, они почувствовали нужду в вещественной одежде для прикрытия наготы тела; к тому же и стихии вступили во вражду с человеком; он стал уже чувствовать необходимость защищаться от зноя и непогоды. И сшили смоковные листья, и сделали опоясания. Вот первые человеческие одежды! А мы еще иногда гордимся, стараемся отличиться своими одеждами, тогда как они должны быть для нас всегдашним памятником нашего стыда, нашей греховности.

Но вот идет праведный Судья. Что же несет Он преступникам? Упреки, угрозы, громы и молнии? Нет, это скорее нежный отец, ищущий своих потерянных детей, чем разгневанный Судья. Кротким гласом зовет Он преступника: Адам, Адам, где ты? Господь, конечно, знал, где Адам; но хотел, чтобы он сам пришел к Нему с раскаянием. Но грех уже так ужасно помрачил умы преступников, что они думали укрыться от Всеведущего! И скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая.

Адам, Адам, где ты? Сколько в этих кратких словах выражается любви и милосердия к падшему! Можно ли было не умилиться сердцем от такого кроткого и нежного вопроса? Но верно, и сердце Адама так же испортилось, как и он. Он чувствовал в присутствии Божием уже не радость и любовь, а страх раба преступного. Голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся. Однако ж и тут Господь не обнаруживает ни гнева, ни негодования, не упрекает, не грозит, а старается привести Адама к раскаянию, к добровольному сознанию вины своей, чтобы чрез то, хотя отчасти, уменьшилась тяжесть его преступления. И сказал Бог: кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты с дерева, с которого я запретил тебе есть? Но как камень, пущенный в воду, Адам все глубже погружался на дно греха и погибели. Он не может уже отпереться от преступления, но и не хочет добровольно повиниться в нем, возлагает всю вину на свою помощницу и дай в как бы делает упрек Самому Богу за то, что дал ему ее. Адам сказал: жена, которую ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел. Легко видеть неосновательность этой отговорки и потому Бог, оставив Адама, обратился с тем же вопросом к Еве. Ева, как и следовало ожидать, судя но ответу Адама, всю вину приписала змею: змей обольстил меня, и я ела. Таким образом грех непослушания умножился еще грехом нераскаянности, упорства, нечистосердия!

Не для чего уже было допрашивать змея, или – дьявола: он сам хорошо знал, что делал, сколько виновен и чего заслуживал. А потому над ним первым разразились самые сильные громы правосудия небесного. И сказал Бог змею: за то, что ты сделал это, проклят ты перед всеми скотами и пред всеми зверями земными; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей. Чтобы навсегда сделать для Адама и Евы памятным и ужасным их грехопадение и показать пример строгости правосудия, Бог наказывает самое орудие дьявола, т. е. змея, который с этого времени сделался для человека предметом ужаса, ненависти и отвращения. Таким образом, по видимому, наказано только орудие убийства, а тайный убийца как бы укрылся за своим орудием. Но он не ушел от правосудия Всемогущего Судьи. После мы увидим, как наказан дьявол, а теперь посмотрим, какое наказание постигло наших прародителей.

Жена, как первая нарушительница заповеди, первая терпит и наказание. Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рожать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобой. Итак болезни деторождения, подчиненность мужу более строгая, нежели какая могла быть в невинном состоянии, всякого рода печали и огорчения – вот наказание, доставшееся на долю жены. И нужно ли доказывать, как точно исполнился и до сих пор исполняется приговоре суда Божия над женскою половиною рода человеческого? Кто не знает, каких трудов и болезней стоить матери рождение младенца? Кому не известно, в каком унижении находятся женщины у всех языческих народов? Только Вера Христианская, примиряющая человека с Богом и проповедующая одну из дщерей Евы честнейшею Херувимов и славнейшею Серафимов, улучшила и облагородила участь женщины в семействе и в обществе.

Не остался без наказания и Адам за свою неуместную угодливость жене и нарушение данной ему от Бога заповеди. Тяжкие труды и печали, утомительное возделывание земли, потерявшей часть своего плодородия, добывание насущного хлеба, соединенное с изнурительными трудами, и, наконец, неизбежная смерть – вот участь, постигшая Адама и его потомков! Из земли ты сделан, и в землю уйдешь: этими грозными словами, еще и до сих пор раздающимися в ушах всех потомков Адама, Господь заключил свой суд над согрешившими прародителями!

Но всеблагой Господь не перестал заботиться о несчастных грешниках. Вместо ненадежного лиственного препоясания Он сделал Адаму и жене его одежды кожаные и одел их.

Итак, братья, не стараясь щеголять одеждою, не будем и пренебрегать ею; но станем заботиться о ней столько, сколько нужно для сохранения здоровья и приличий. Бог Сам приготовил потребную одежду Адаму и Еве. Это был для них вместе напутственный подарок в печальный путь. Они не могли оставаться более в Раю, оскверненном их непослушанием, и Господь изгнал их из райского жилища, приставил Херувима с пламенным оружием, чтобы Адам или его потомки, проникнув в первобытное свое жилище, не вкусили от плодов древа жизни и не сделались бессмертными телом, что теперь в их бедственном состоянии было бы для них истинным несчастьем. Так совершилось падение и наказание наших прародителей! В следующей беседе мы подробнее изложим гибельные следствия их грехопадения.

Что теперь скажем мы, в заключении нашей беседы? Будем ли допытываться, зачем Бог давал Адаму заповедь, зачем попустил дьяволу искушать Еву, зачем допустил падение того и другого, и тому подобное? Хотя не трудно решить эти вопросы, но мало будет нам пользы и от вопросов и от их решения. Лучше возблагодарим Господа, потому что не по беззакониям нашим сотворил есть нам, ниже по грехом нашим воздал есть нам, что не до конца отверг и погубил нас, но с судом соединил и милость дал нам, как увидим, надежду помилования и избавления.

Когда на Всенощном Бдении, после первого каждения храма, затворяются царские врата, тогда, при виде этого священнодействия, будем всегда вспоминать о грехопадении наших прародителей, об изгнании их из рая, о Херувиме с пламенным оружием, равно как и о собственных наших грехах и подобающем за них наказании. Будем всегда с сокрушенным сердцем внимать и устами повторять церковную песнь: Господи, я воззвал к тебе, услышь меня, Господи! Это песнь Адама, кающегося и оплакивающего свое падение. Аминь.

14. О следствиях грехопадений прародителей

Как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили. Рим. 5:12

Когда Бог давал Адаму заповедь не вкушать от древа познания добра и зла, то угрожал ему за неисполнение ее смертью: когда съедите его плод, в тот же день смертью умрете. Но вот заповедь Божия нарушена, а Адам не умер; преступники, конечно, наказаны, во все же остались живы. Что же это значит? Ужели Бог не мог исполнить своей угрозы во всей ее силе? Ужели справедливы были слова искусителя: не смертью умрете? Нет, братья, не изнеможет у Бога всяк глагол, все Ему возможно, и скорее прейдет небо и земля, чем нарушится не исполнится хотя одно слово, или обетование Создателя. Припомните, что мы сказали, когда беседовали о сотворении человека. Человек состоит из тела и души. Тело и душа хотя тесно соединены между собою и действуют друг на друга, однако имеют свои особенный силы, свою различную жизнь и деятельность. Тело живет вещественною жизнью, которая поддерживается, питается земными веществами, управляется земными, вещественными законами. А душа, напротив, живет жизнью духовной, которая состоит в связи с миром духовным, или точнее – с Богом, благодатью Божию, и действует по своим духовным законам. Тело слабеет, расстраивается и наконец умирает, когда не достает ему приличного питания, или каким бы то ни было образом превращается правильная деятельность его сил. Душа не может разрушаться, умирать, подобно телу, но приходит в состояние, весьма подобное смерти, когда прекращается внутренняя, таинственная связь ее с Богом, когда удаляется от нее благодать Божия. В состоянии невинности, душа человека постоянно имела благодатное общение с Богом, источником жизни, а потому жила истинною, так сказать, здравою жизнью, была свята, чиста, свободна и блаженна. Находясь в таком состоянии, душа сообщала и телу совершенную, правильную жизнь, здоровье, крепость сил, красоту, неповредимость и независимость от внешних стихий. Но Адам и Ева, своим непослушанием воле Божией, преградили для себя источник духовной жизни, и умерли сначала духовно, а потом и телесно. Что бывает с засеянною нивою, когда Бог долго не дает дождя? Она вянет, иссыхает и не приносит никакого плода трудившемуся земледельцу. Что бывает на земле, когда зайдет солнце? Ночь, темнота. Тоже самое случилось и с человеком, после грехопадения: благодать Божия отступила от человека, и тогда душа его, предоставленная самой себе, завяла, иссохла, умерла, как умирает тело без пищи. Адам удалился от духовного Солнца, Которое освещало и согревало его душу, – и тогда в ней воцарился мрак и холод; святые благородные чувства как бы оцепенели, способность на дела добрые, богоугодные ослабела. А что сделалось с телом человеческим? Правда, оно не умерло, не разрушилось вдруг, в туже минуту, но как бы поражено смертельным ударом, отравлено убийственным ядом. Еще остался в нем некоторый остаток жизни, как бы свет вечерней зари после заката солнечного, но этот скудный остаток не поддерживаемый спасительными плодами древа жизни, мало помалу, от действия внешних стихий, от болезней, душевных страстей и самого времени, должен был наконец иссякнут, а тело умереть, разрушиться, возвратиться в землю, из которой взято. Вот в чем состояла двоякая смерть, постигшая человека за нарушение заповеди Божией! Вот как исполнилась страшная угроза Божия! Вы видите, впрочем, братья, что смерть есть не столько наказание, посланное от Бога, сколько естественное, неизбежное следствие греха. Бог смерти не сотворил, а мы сами родили ее из себя, беззаконно приняв в себя семя греха. Одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть.

Но смерть не есть единственное зло, какое произошло от греха. Смерть есть только общее название и высшая степень тех зол, которые появились за грехопадением Адама; это, так сказать, только цвет горького растения, которое имеет свои многочисленные ветви и корни. Вы знаете притчу Спасителя о блудном сыне, который самовольно ушел из дома родительского, расточил отцовское имение и едва не умер с голоду. Эта притча, как нельзя лучше, объясняете состояние первого человека, после его грехопадения. Адам также оставил небесного Отца своего – Бога, и удалился на страну далече, к врагу Божьему – дьяволу. Первым несчастьем блудного сына было то, что он разлучился с отцом, лишился в нем опоры и руководителя, и навлек на себя его справедливое негодование. Тоже самое случилось и с нашим прародителем. Он лишился благодатного общения с Богом, сделался недостойным любви Его и навлек на себя праведный гнев и проклятие Создателя. Да, братья, проклятье! Перейдя на сторону врага Божия – дьявола, человек и Сам сделался врагом Божьим, изменником своему Господу. А что делают с врагами и изменниками отечества? Их наказывают смертью, или лишают прав гражданских, предают проклятью. Далее: блудный сын, хотя и получил свою часть из отцовского имения, но скоро расточил ее беззаконным образом. И Адаму оставлены его врожденные силы и способности, в которых запечатлен образ Божий, как то: разум, воля и чувство. Но какое стал он теперь делать из них употребление? И как много потеряли он прежней чистоты и достоинства! Разум Адама и Евы, как мы видели, тотчас по падении, помрачился до такой степени, что они думали укрыться от Всеведущего и Вездесущего, неосновательным оправданием старались извинить свое непростительное преступление. Воля их, раз выйдя из послушания воле Божией, пошла дальше и дальше по ложному направлению, получила наклонность к злу и порокам. Сердце, бывшее вместилищем святых чувств и чистых радостей, сделалось теперь вместилищем греховных страстей: гордости, плотоугодия, сладострастия, зависти, злобы и тому подобного. Одним словом: вся душа человека пришла в расстройство, бессилие и смятение. Тело, бывшее до сих пор верным, послушным слугою и орудием души, теперь вступило во вражду с нею (как она с Богом), стало требовать от нее незаконного и наконец почти совершенно покорило себе, т, е. своим страстям и пожеланиям, прежнюю свою законную повелительницу. Природа и бессловесные твари, в свою очередь, вступили во вражду с человеческим телом: оно начало чувствовать неприятное действие холода и зноя, подвергаться болезням и заразам. Дикие звери и гады ядовитые стали угрожать ему ранами и даже смертью. Все в природе, как и в человеке, расстроилось, разъединилось, вооружилось друг против друга. И все это от того, что Адам и Ева не послушались воли Божией, нарушили Его заповедь! Все это следствие греха прародительского!

Но на одних ли прародителей пала вся тяжесть их грехопадения? Умер ли грех с смертью Адама и Евы? Ах, нет, братья, грех прародителей, со всеми его гибельными следствиями, перешел на всех потомков их. С этим грехом мы рождаемся, живем и умираем. Этот грех называется первородным. О нем-то говорит Апостол Павел: одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть. Так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили. (Рим. 5:12). Даже язычники сохранили предание о первобытном блаженном состоянии людей, об их первом грехе, имевшем гибельные последствия для всего рода человеческого. И языческие мудрецы замечали в человеке какую-то врожденную, неодолимую наклонность к злу, неизъяснимую слабость на дела добрые, сознавались, что человеческими силами этого переменить и исправить невозможно, что какое-то страшное наказание Свыше тяготеет над всем родом человеческим. Действительно, несомненное слово Божие уверяет нас, что мы все по природе чада гнева (Ефес. 2:2), проданы греху (Рим. 7:14), в беззакониях зачинаемся и во грехах рождаемся (Пс. 50:7). Тяжело иго на сынах Адама, со дня исхода из чрева матери их до дня возвращения к матери всех (землю). Это бывает со всякою плотью, от человека до скота, но у грешников в семь крат более сего: смерть, убийство, ссора, меч, бедствия, голод, сокрушения и удары (Сир. 40:1, 8).

Зачем же Бог допустил распространение первородного греха? Справедливо ли было наказывать детей и отдаленнейших потомков за грех их отца и родоначальника? Вот вопросы, которые может предложить и предлагал уже блуждающей в сумраке недоумений человеческий разум. Но давно уже святые Отцы и духовные писатели решили эти вопросы. Грех прародителей, со всеми его следствиями, должен был неизбежно перейти ко всем их потомкам, во первых, по непреложным законам природы. Каков корень, таковы и ветви; каково дерево, таковы и плоды. Все мы происходим от Адама и Евы, подвергшихся греху, проклятию и смерти, а потому необходимо должны были наследовать от них греховную, испорченную природу, ,проклятие и смерть. Во – вторых, этого требовала даже обыкновенная человеческая справедливость и святость договора, заключенная между Богом и первым человеком. В лице Адама, Бог делал договор со всем родом человеческим, который должен был произойти от него. Если бы Адам и Ева остались всегда верными Богу; то награда, их ожидавшая, была бы вместе и нашей наградой, хотя бы мы лично ничем и не заслужили ее. Но если они согрешили, нарушили священный завет, то сами виновны в том, что и себя и свое потомство подвергли греху, проклятию и смерти. Присовокупите к этому бесконечное правосудие Божие. Адам и Ева оскорбили вечного Бога, потому их наказание не могло быть временным. Соответственно Лицу оскорбленному, оно должно было быть вечным, а по важности проступка, самым строгим, самым чувствительным для преступников. А что может быть чувствительнее для преступного отца, как видеть, что он сам погубил вместе с собою своих детей, все свое потомство? Пусть подумают об этом особенно те родители, которые с жадностью и не разбирая средств собирают богатство и извиняют себя темь, что это для детей. Да, для детей; только богатство ваше они скоро могут истратить и потерять безвозвратно, а грехи-то ваши, погубив вас самих, перейдут, подобно наследственной болезни, на них и детей их. Старайтесь лучше оставить им наследство более прочное: добрый пример собственной вашей жизни и благочестивое воспитание.

Не. подумайте, братья, что Бог наказывает нас единственно за грех прародителей, без всякой нашей вины, нет. Он наказывает нас за наши же собственные грехи. Семя греха прародительского заглохло бы и не принесло бы своих горьких плодов, если бы мы сами не поливали его, не растили, не умножали. Пример тому – Пресвятая Дева и целый лик святых угодников. Грех первородный омыт с нас водою Крещения, даже собственные грехи наши всегда могут быть очищены таинствами Покаяния и Причащения. Зачем же после всего этого мы снова грешим? От чего не страшимся каждый день, каждый почти час делать то же самое, за что Адам и Ева осуждены на целую вечность? Да, братья, мы делаем тоже самое, что сделали, за что наказаны Адам и Ева, и стало быть, также, или еще более, виновны, чем они. В чем состояло преступление прародителей? Не в том, собственно, что они вкусили от древесного плода, но в том, что нарушили заповедь Божию. А мы что делаем? Бог открыл нам Свою святую волю, указал нам, что мы должны делать и чего желать; мы знаем, чего требует от нас закон Божий: и однако ж делаем то, чего не должно, что запрещено, и нарушаем уже не одну, но многие заповеди Божии. А от чего? От того, что не имеем твердой веры и твердой воли, а не имеем их от того, что не хотим, не стараемся иметь.

Грех входит в нас тем же путем и под таким же видом, как вошел он в наших прародителей. Дьявол ослепляет наш ум ложными, приятными для чувственности и самолюбия, мнениями, возбуждает похоть заманчивыми обещаниями, – и мы, забывая и Бога и свою совесть, слушаемся дьявола, охотно принимаем в себя подаваемый нам яд грешим. Иногда и сами видим, что грехами своими мы губим самих себя, и свою душу и тело; но дьявол успевает так запутать нас в свои сети, что у нас не достает уже решимости выпутаться из них. Он поселяет в грешника то безрассудную надежду на будущее время, когда покаяться и исправиться будет легче и удобнее, то излишнее упование на милость Божью, то упорную нераскаянность и наконец отчаяние. Итак прежде и больше всего страшитесь делать первый шаг к преступлению, храните чистоту сердца дороже глаза, избегайте повода ко греху; иначе трудно будет остановиться, отстать от греха. Трудно, но не невозможно при помощи Божией. Надобно иметь только твердую решимость не грешить, стараться избегать случаев ко греху, отвращаться от соблазнительных предметов, носить в душе своей страх Божий и отвращение к пороку. И как не иметь отвращения, даже ужаса к этому злейшему врагу нашему?

Действия греха и пороков столько же гибельны для каждого из нас, сколько они были гибельны для Адама и Евы. Грех помрачает наш разум, рождает и поддерживает в нас вредные заблуждения, сомнения, неверие. Он развращает наше сердце, поселяя в нем гнусные страсти, рождая уныние, беспокойства и всякого рода внутренние мучения. Грех унижает пашу свободную волю, делая ее презренною рабою плотских пожеланий и низких пороков. Грехами своими мы помрачаем в себе ту чистоту и святость, которую получили в Крещении, теряем благодать и любовь Божию, заслуживаем гнев и наказание от Господа. Грех губит даже наше тело, подвергая его различным болезням и нередко даже преждевременной смерти. Но смертью телесною еще не оканчиваются гибельные действия греха; он переходит с нами в другую жизнь, где вполне соберем мы плоды грехов своих и будем вкушать их целую вечность. Идите от меня проклятые в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его (Мат. 25, 41), скажет Господь на страшном суде Своем всем грешникам.

А кто из нас не грешник? Кто может сказать о себе, что он во всю жизнь ни разу не нарушил ни одной заповеди Божией? Трепещу страшного дне судного, – горе мне грешнику, – говорили даже великие праведники, размышляя о страшном суде Христовом. А мы что скажем тогда, христиане? Что сказали бы мы, если бы Бог теперь же потребовал от нас отчета во всех наших делах, во всей нашей жизни?.. Подумайте... Скажем ли, что мы были увлечены ко грехам стечением различных обстоятельств, слабостью своей природы, коварством злых людей, обольщением дьявола, и тому подобное? Нет, братья, все эти извинения только увеличат нашу виновность, усугубят нам наказание. Падем ниц пред правосудием Божьим, осудим самих себя, как недостойных помилования, с сокрушенным сердцем и чистым раскаянием исповедаем пред Ним грехи ваши. Но как бы ни были мы грешны, никогда не должны приходить в отчаяние.

Есть у нас одна верная надежда, одно утешение и прибежище. Какое? Тоже самое, которое, как увидим в следующей беседе, оставлено милосердым Богом еще для наших прародителей. Эта надежда и прибежище – Господь наш Иисус Христос, обетованный Мессия, будущий Искупитель для ветхозаветных праотцов, а для нас – наш Спаситель и Избавитель, пострадавший за грехи всего мира. Потому-то и воспевает Его св. Церковь:

Господи Боже, Агнче Божий, Сыне Отечь, вземляй грех мира, помилуй нас: вземляй грехи мира, прими молитву нашу: Седяй одесную Отца, помилуй нас. Яко Ты еси Един Свят, Ты еси Един Господь, Иисус Христос, во славу Бога Отца. Аминь.

15. О Божием обетовании Искупителя

И сказал Господь Бог змею: вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить ее в пяту. Быт 3:15.

В предыдущей беседе мы видели, в какую бездну ниспал человек после нарушения заповеди Божией, какие гибельные следствия повлекло за собою грехопадение прародителей, не только для них самих, но и для их всего потомства. Дерзкое предприятие дьявола, по-видимому, удалось ему вполне; он торжествовал, казалось, совершенную, решительную победу. Прекрасное, любимое создание Божие было поругано, как бы исторгнуто из объятий Отца небесного; человек погиб, по-видимому, навсегда и безвозвратно. Сам он восстать от своего падения и умолить прогневанного Господа был уже не в силах, а подучить незаслуженное прощенье не мог, по законам вечного правосудия Божия. Что же оставалось делать человеку? Где искать отрады и спасенья? По обыкновенным человеческим соображениям всякая надежда для наших прародителей была потеряна. Но где человек видит только мрак и погибель, там Господь указует свет и новую жизнь. Блажен тот, кто не отвращается от этого света, кто следует указанию Божию и идет путем новой жизни! Как в первый день творения, Создатель одним словом Своим осветил мрачную, безобразную бездну вселенной: так и теперь из уст Божьих исходит слово, разогнавшее мрак погибели и смятения, в котором находились наши прародители после падения, и осиявшее их лучом спасительной надежды.

И сказал Господь Бог змею: вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить ее в пяту. Здесь весьма прилично повторить воззвание, так часто слышимое в церкви во время Богослужения: Вонмем, Премудрость! Так, братья, будем внимательны: здесь, в этих немногих словах, заключается величайшая премудрость, открываются многие высочайшие тайны. Здесь объясняется тайна сочетания двух, по-видимому, противоположных свойств Божьих: благости и правосудия; здесь открывается важность таинственного ученья о Пресвятой Троице; здесь начало единой истинной Христианской Веры и св. Христианской Церкви (в обширном смысле), этими немногими словами объясняется печальная история всего падшего рода человеческого и судьба каждого человека в частности. «В обетовании о семени жены, как прекрасно выразился наш отечественный знаменитый духовный писатель, заключается семя всего Евангелия». (См. Записки на кн. Бытья). Все это мы увидим при внимательном рассматривании слышанного нами изречения Божия.

Тяжко, по-видимому, было наказание, которому правосудие Божие подвергло наших прародителей; однако ж, ближе вникнув в дело, невольно удивимся милосердно Господа. В самом деле, Бог, Всевышний Творец неба и земли, благоволил заключить со Своим созданием – Адамом завет, или договор, обещая за исполнение его продолжение и умножение благ временных и вечных, а за нарушение угрожая смертью душевною и телесною. И при всем том, человек нарушил условия этого договора, безумно преступил заповедь Божью, неблагодарно оскорбил своего Благодетеля и Господа. Надлежало бы ожидать, что нарушитель договора первый примет на себя все упреки и наказание от Бога. Но что же? Вся тяжесть суда и отмщения пала на обольстителя прародителей – дьявола, а на их долю достался суд, уже смягченный милостью, и такие наказания, которые могли обратиться даже в награду. Например, жена наказана болезнями деторождения; но эта болезнь скоро сменяется радостью, потому что родился человек в мир, как сказал Сам Спаситель (Ин. 16:21). Жена спасется через чадородие, говорит св. Апостол Павел (1Тим. 2:15). Муж обречен на тяжкие труды, но эти труды, доставляя ему удобства в жизни временной, в тоже время приготовляют ему награду в жизни вечной. Господь любит и награждает праведные труды. Придите ко мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас (Мф. 11:28). Как муж, так и жена осуждены со всем своим потомством на неизбежную телесную смерть. Но что значит смерть тела, если душа в человеке праведна и чиста? Не что иное, как награда, милость Божия. Ибо для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение (Филин. 1:21), говорить Апостол Павел. Бог не только не отверг от Себя преступных прародителей, как требовало бы того строгое правосудие, не только не поразил их проклятием, как проклял дьявола, но еще берет их под Свое покровительство и защиту, вооружает их против дьявола и обещает им совершенную над ним победу. Вражду положу между тобою (змеем) и между женою. Где ж здесь, скажете вы, справедливость? Каким образом правосудие, требовавшее строжайшего наказания виновным, могло уступить место милосердию, по которому это наказание не только облегчено, но вменяется даже в заслугу, если виновные благодушно будут переносить его? Каким образом поражение, нанесенное им дьяволом, по их же неблагоразумию, сделано случаем к славной над ним победе, и в самом падении приготовлена им ступень к возвышению.

Тайна сего беспредельного милосердия Божия к человеку заключается в тайне самого существа Божия. Да, братья, если бы мы не веровали в Бога истинного, если бы нам не было открыто, что истинный Бог есть Пресвятая Троица: Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой: то мы никогда не могли бы объяснить, каким образом правосудие Божие могло соединиться с милосердием, каким образом грешный человек может получить прощение от Господа и прийти в прежнее, или еще лучшее состояние чистоты и блаженства. Эта тайна, долго бывшая сокрытою от премудрых и разумных, открыта теперь даже младенцам. Слово Божие и св. Церковь учат нас, что Бог, от века предвидя добровольное падение человека, от века же определил спасти его чрез Единородного Сына Своего. Бог-Сын, единосущное Слово Отца, благоволил принять на Себя должность искупителя и примирителя рода человеческого, благоволил в предназначенное время сделаться семенем жены, родиться от св. Девы Марии, действием Святого Духа, принять на себя плоть человеческую, со всеми ее немощами и скорбями, кроме греха, и с этою плотью претерпеть все те наказания, которых заслуживали грех прародителей и грехи всего рода человеческого, претерпеть поругания, истязания и наконец самую мучительную смерть. Этими-то неповинными страданиями и смертью Господь наш Иисус Христос загладил вину прародителей, искупил или заплатил долги, т. е. грехи всего рода человеческого, удовлетворил правосудию Божию, возвратил виновным любовь и милость их Создателя, посрамил дьявола, лишив его прежнего владычества над людьми, и указал верующим путь к покаянию, прощению и царствию небесному. Посему-то св. Церковь и влагает в уста каждому верующему следующую прекрасную песнь: «Пришел еси от Девы, не ходатай, ни Ангел, но Сам, Господи, воплощься, и спасл еси всего мя человека; тем зову Ти: слава силе Твоей, Господи!»

Вражду положу между тобою и между женою, между семенем твоим и между семенем ее. Оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить ее в пяту. Хотя слова эти обращены к змею, но они столько же, или еще более, относятся, по силе и важности своей, к Адаму и Еве. Сими словами как бы обновляется завет, заключенный между Богом и человеком прежде падения Адамова. Милосердый Господь Сам подает человеку руку примирения и начертывает условия, с которыми должно совершиться это примирение. Со своей стороны, Бог дает человеку утешительное обетование послать Избавителя, который победит дьявола, загладить вину человека и снова откроет ему вход в райские обители. Вот первое Божественное Обетование спасенья, данное падшему роду человеческому! Вот начало и как бы зародыш св. православной, христианской Веры, которую мы исповедуем! Ибо Адам и Ева, равно как и все ветхозаветные праведники, веровали в того же самого Искупителя, Господа Иисуса Христа, Которого исповедуем теперь и мы, чада св. православной Церкви. Вот как давно исповедуется на земле святая православная Вера! Вот в какую отдаленную древность восходит начало св. христианкой Церкви! И так справедливо наша православная Церковь свидетельствуете о себе, что Бог, промышляя и утверждая возлюбленное Свое достояние – святую Церковь, праотцов, преступлением отпадших, утешая неложным Своим словом, еще в Рае основание ей положи, (См. Послед, в Нед. Правосл.). –

Какие же условия должен был исполнить человек со своей стороны? Что требовалось от него по этому новому договору с Богом? От него требовалось только, чтобы он с готовностью, благодарностью и несомненною верою принял откровение Божие об Искупителе, постоянно хранил его в уме и сердце своем, и чтобы таким образом впредь новым послушанием воли Божьей загладил прежнее свое непослушание. Вот что значит, братья, слово – вера! Вера, как говорит св. Апостол Павел, есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом (Евр. 11:1), т. е. твердая уверенность в непременном исполнении Божьих обетований, что Бог, например, наградит праведных и накажет злых в будущей жизни, и живая уверенность в истине того, чего мы хотя не видим, но что мы знаем из Откровения, что Бог, например, вездесущ, всемогущ, и тому подобное. Короче можно сказать: вера есть послушание Богу, – послушание, которое человек должен оказывать своим умом, сердцем, волею и всею жизнью.

Дли чего же требуется от человека вера? Какие плоды могло принести Адаму и Еве точное исполнение условий предложенного им Богом договора? Ах, братья, не для Себя собственно Бог требует от нас веры и послушания, но для нас же самих, для нашего спасения и блаженства. Что могло утешить несчастных прародителей наших, после того как они лишились райского жилища и осуждены на труды и горести? Одна вера в будущего Избавителя. Чем они могли теперь доказать Богу свое раскаяние, свою любовь к Нему и послушание? Верою в обетованного Искупителя. Какое орудие они могли употребить против новых козней хитрого обольстителя – дьявола? Веру в Божественного Посланника, Который сотрет главу змея. На чем могли они основывать свою надежду, что наказание, ими заслуженное, не вечно, что рай снова откроется пред ними, что снова вкусят они спокойствие и блаженство? Эта спасительная надежда могла быть основана единственно на вере в грядущего Мессию, Которого мы теперь называем Господом нашим Иисусом Христом. Все эти блага могла доставить и действительно доставила прародителям нашим вера в обетованного Избавителя. Этою верою они заслужили прощение от Господа и удостоились войти в рай, еще лучший и безопаснейший, чем был прежний. Вера в Божественного Искупителя, не обетованного только, но уже действительно пришедшего, может доставить все эти блага и нам, христиане! Вера в Господа Иисуса Христа доставляет нам утешение в наших лишениях, скорбях и страданиях; вера подает нам надежду на милосердие Божье, на прощение грехов наших; живая и твердая вера составляет нашу добродетель, нашу заслугу пред Богом; вера есть надежнейший щит против разженных стрел дьявола, против соблазнов плоти и Мира; вера есть ключ к царствию небесному; иже веру иметь и крестится, спасен будет, говорит Спаситель (Мар. 16:16). Адам и Ева с совершенною готовностью и несомненною верою приняли откровение Божье об Искупителе, хранили его в продолжение всей своей земной жизни и передавили его детям и внукам своим. О, если бы мы, так часто подражающие их прежнему ослушанию, также свято и также твердо, как они в последствии, соблюдали нашу св. Беру!

Вражду положу между тобою и между женою, между семенем твоим и между семенем ее. Из этих слов видно, что Адам и Ева так глубоко пали, так ослабели духом, что сами собою не могли даже противостоять дьяволу, начать с ним борьбу, а тем менее победить его. Но Господь, дав им оружие против дьявола – откровение об Искупителе, дает им и силу и искусство действовать этим оружием, укрепляет в них веру в Искупителя, влагает в них мужество и твердую решимость бороться с врагом их спасения. Да, братья, человек сам по себе не может успешно бороться с дьяволом, равно как и со своими собственными худыми наклонностями, не может преодолеть свое собственное ослепление и неверие. Верую, Господи, помоги моему неверию, молил Иисуса Христа отец беснующегося отрока (Мар. 9:24). Вера и добродетель – так же не вполне принадлежат нам, как и все доброе, что имеем: они суть дары Божьи. Живую, твердую веру производит в нас благодать Божья, немощное врачующая и оскудевающее восполняющая. Благодать есть внутреннее, таинственное наитие Духа Святого на нашу душу, в следствие которого человек чувствует в себе священную теплоту веры и любви, свое усыновление Богу, сознает в себе готовность и силы на дела добрые. От чего же не все приемлют эту благодать, не все имеют живую веру, не все оказывают желанье и силы творить добрые дела? Господь готов, братья, всех людей просветить своей благодатью; Он есть свет, просвещающий всякого человека, грядущего в мир; Он всем хочет спастись и в разум истины прийти; но не все люди достойны, даже не все желают этого дара, не все внемлют таинственному внушению Духа Святого; иные сами закрывают очи, чтобы не видеть света, затыкают уши, чтобы не слышать гласа Божья, зовущего их ко спасению. Благодать Божья приобретается теплою молитвою, смирением и сокрушением о грехах; она, как драгоценное миро, хранится в сосуде истинной Христовой Церкви и наливается обильно на достойных сынов ее. Господь от века предвидел, что между людьми будут, – одни чадами благодати и спасенья, другие – сынами противления и погибели. Вражду положу между тобою и между женою, между семенем твоим и между семенем ее. Кого же Бог называет семенем жены и семенем дьявола? Семенем жены, в тесном смысле, называется, как мы видели, Господь наш Иисус Христос, рожденный не от семени мужеского, но от Пресвятой, Пречистой Девы Марии, действием Святого Духа. Но, в более обширном смысле, под этим же именем должно разуметь и всех истинно верующих в Иисуса Христа, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились (Ин. 1:13); всех достойных сынов св. Церкви, которая составляет единое тело с главою Иисусом Христом. А семенем дьявола, очевидно, называются те люди, которые не веруют в Спасителя, не приемлют Его ученья, враждуют против Него и Его последователей. Ваш отец дьявол говорил Иисус Христос неверующим иудеям (Ин. 8:44). Итак, с самого падения прародителей, род человеческий разделился на две половины: семя жены и семя дьявола, на верующих и неверующих, общество избранных и общество отверженных, на Церковь Божью, – Христову, и церковь лукавствующих, к которой принадлежат язычники, еретики, безбожники и отчаянные грешники. Вражда между тою и другою половиною, начавшаяся в самом семействе Адама, продолжалась постоянно в течение нескольких тысяч лет, продолжается до сих пор и кончится только с кончиною мира. В Церкви истинной, Господь поставил пастырей и учителей; этой Церкви Он поручил хранить и распространять истинное, откровенное ученье; в ней учредил Он таинственные обряды и священнодействия, посредством которых изливается благодать и милость Божья на всех сынов ее. Церковь лукавствующих, напротив того, избирает себе учителей по своему вкусу, следует ученью, изобретенному умом, или безумием человеческим. Все члены этой церкви, при всем своем несогласии в мнениях, согласны однако ж в том одном, чтобы ненавидеть и преследовать всеми возможными мерами: то мечом, то пером, то тайными кознями, как ученье, постановления и обряды, так и всех последователей истинной Церкви. Но как бы ни были сильны и ожесточенны эти преследователи, как бы ни было мало число членов истинной Христовой Церкви, мы несомненно веруем, что последняя, решительная победа будет на стороне Господа Иисуса и всех истинно в него верующих, что семя жены сотрет главу змея. Не бойся, говорите Спаситель, не бойся, малое стадо, потому что захотел Отец ваш дать вам царство (Лук. 12:32). В следующих беседах мы увидим, как Бог хранил и руководил Своих избранных в Ветхом Завете, устроил Свою, возлюбленную Церковь, посылал ей святых мужей и пророков, и как постепенно, различными путями, приготовлял Он весь род человеческий к Принятью обетованного Избавителя.

Возблагодарим, братья, Господа Бога, что Он, с самого нашего рожденья, принял нас в число избранных Своих, членов святой православной Церкви. Употребим же все наши силы и старание, чтобы сделаться достойными этого избрания, чтобы не напрасно носить нам святое имя христиан. Будем остерегаться, чтобы змей-дьявол не уязвил нас в пяту, т. е. не увлек в сеть порока приманкою низких, чувственных страстей и житейских, земных выгод, что бы яд греха не заразил всего нашего тела и не погубил душ наших. Мало будет для нас пользы в том, что мы родились в недрах святой Церкви, если сами не стараемся быть святыми, не исполняем того, чего требует от нас наша вера. В св. Крещении мы отреклись от дьявола, со всеми его делами и соблазнами, и сочетались Христу-Спасителю, дали обещание веровать, поклоняться и служить Ему во всю нашу жизнь. Смотрите же, чтобы на деле не вышло противное тому, чтобы дьявол не соблазнил нас, как соблазнил он Адама и Еву. Итак для того, чтобы избежать сетей и уязвления змея-дьявола, будем возноситься на крыльях поста, смирения и молитвы в горные обители, куда уже нет доступа дьяволу. Будем чаще упражняться в богомыслии, в познании Закона Божия, отрешаться постепенно от привязанности к земным благам и наслаждениям, и прилепляться любовью к благам небесным, вечным, которых и да сподобит нас Бог, благодатью Господа нашего Иисуса Христа и Святого Духа, предстательством Девы Богородицы и всех святых и теплыми молитвами св. Церкви. Аминь.

Отдел Третий. Об обетованиях, прообразованиях и пророчествах Ветхого Завета

 

Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам о пророках, и в последние дни сии говорил нам в Сыне. Евр. 1:1–2.

«Так как имело произойти событие великое, и Бог имел принять на Себя плоть; так как земли имела сделаться небом и наше естество возвыситься до благородства Ангелов, так как проповедь о будущих благах, превышала надежду и ожидание: то, чтобы новое и необычайное, явившись внезапно, не смутило тех, которые будут тогда оное видеть и слышать, – Бог заранее предызобразил все это посредством дела и слова, и таким образом приучал наш слух и зрение и приготовлял будущее». Св. Златоуст. (О покаянии Беседа 6).

16. О сынах Адама и потомках его до Авраама

И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о нем во всем писании. Лук. 24:27.

 

«Мир и человек созданы для славы Божьей; в созерцании и прославлении бесконечных совершенств Создателя, в законном наслаждении дарами Его благости, в сыновнем повиновении Ему человек мог и должен был находить свое блаженство. Но первый человек сделался недостойным блаженства, за свое непослушание воле Божьей и подвергся заслуженному наказанию – изгнанию из рая, проклятие и смерти. Однако милосердый Бог не отверг навсегда падших прародителей наших, но дал им надежду спасенья в обетованном Семени Жены, в будущем Избавителе». – Вот что было предметом предыдущих бесед наших, братья!

Теперь, если бы мы были на месте наших праотцов, то, конечно, спросили бы: скоро ли придет Избавитель? Скоро ли Семя жены сотрет главу змея? В самом обетовании ничего не было сказано о времени его исполнения. Адам и Ева с такою верою приняли обетование об Избавителе, что уже в первом своем сыне хотели видеть залог исполнения сего утешительного обетования. Но не скоро оно исполнилось. Слишком пятьдесят пять столетий прошло до того времени, пока наконец пришел на землю Надежда народов, Избавитель мира – Иисус Христос!

Почему так поздно? Отчего не тотчас по падении человека Бог послал ему Избавителя? Оттого, что человек тогда еще не в силах был оценить и достойно принять сей величайший дар благости Божией, а употребив его во зло, он не мог бы уже ожидать себе нового еще большего милосердия. Для того так долго не приходил Избавитель, чтобы человек собственным, многолетним и тяжким опытом узнал, как лживы слова дьявола: будете как боги; надлежало, чтобы человек сам, ясно увидев свое бессилие и ничтожество, смиренно повергся к подножию престола Всевышнего и просил Его помощи и помилования. С другой стороны, святость Божья требовала, чтобы человечество, в лучшей части своей, очищаясь тысячелетними опытами, подвигами добродетели и содействием благодати Божией, могло наконец приготовить чистейший сосуд, достойный принять в себя Божество, могло принести от себя в дар Сыну Божию Матерь-Деву, Пресвятую Богородицу.

Замечайте, братья, и здесь, как при создании мира, великую и дивную премудрость Божию, действующую по закону постепенности. Пять с половиною дней творения прошло до того времени, как создан первый человек Адам. Так точно пять с половиною тысяч лет прошло от падения Адамова до того времени, как родился на земле Богочеловек, второй Адам, для искупления Адама первого. Как тогда, в течение пяти дней Бог уготовил все нужное для будущего царя земли, так и теперь в течение пяти с половиною тысяч лет все дела и попечения Божьи направлены были к тому, чтобы постепенно приготовить род человеческий к принятию Спасителя. Обетование об Искупителе, еще как бы прикровенно сказанное Адаму, яснее повторено Аврааму, Исааку и Якову, еще яснее наконец подтверждено Давиду и его потомству.

Мало того: чтобы люди постоянно имели пред глазами обетование об Искупителе и верою в Него приобретали себе спасенье, Бог в различные времена избирал и указывал людям видимые предметы, лица и вещи, в которых ясно изображались черты жизни и действия будущего Избавителя. Например, заклание животных в жертву Богу изображало собою спасительную смерть Иисуса Христа; Иосиф, проданный братьями иноплеменникам, предызображал Мессию-Господа, преданного единоплеменными иудеями на поругание язычникам, – и тому подобное.

Наконец, чтобы не оставить неизвестным ни одного признака, по которому люди впоследствии могли бы узнать пришедшего Избавителя, Бог посылал Пророков, которые предвозвестили и время и место Его рожденья, Его земную жизнь и ученье, Его страдания, смерть, воскресенье и славу. Самый ход дел и событий в человечестве, различная судьбы царств и народов направляемы были Промыслом к тому, чтобы приготовить род человеческий к Принятию Искупителя. Таким образом Бог сделал все, что нужно было для того, чтобы люди узнали и уверовали в Господа Иисуса Христа, когда Он явился на земле: к Нему явно относились древние обетования и прообразы, над Ним исполнились все пророчества о Мессии, Его ожидали все народы. Однако большая часть современников и соотечественников явившегося в Мир Иисуса Христа не узнали в Нем обетованного Мессию и Избавителя; самые ученики Его недоумевали иногда, как понимать все, совершавшееся пред ними. От чего это? От того, что они – не знали из Писания, как свидетельствует само Писание (Иоан. 20, 9). Может быть, и ныне, братья, от того мало истинных христиан, что люди мало знают св. Писание, мало стараются изучить истины св. Веры – во всей их полноте, совокупности и силе. Извинительно ли такое незнание? Нет. Самые Апостолы, до сошествия на них Святого Духа, заслужили за это упрек от своего Учителя и Господа. О, несмысленные и медлительные сердцем, чтобы веровать всему, что предсказывали пророки. Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И, начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании (Лук. 24:27).

Св. Апостолы и Отцы в своих писаниях и св. Церковь в некоторых богослужебных песнях и обрядах указывают нам точное исполнение пророчеств в событиях земной жизни Господа, и чрез это утверждают нашу веру и любовь к Иисусу Христу. Последуем, братья, сему указанию и с благоговейным вниманием обозрим длинный ряд обетований, прообразов, пророчеств и судеб Промысла, которыми премудрость Божия приготовляла людей в Ветхом Завете к вере во Христа Спасителя.

В одной из прежних наших бесед мы, говоря о создании Евы из ребра Адамова, обещались сказать о таинственном значении этого события в другом месте. Св. Димитрий Ростовский говорит: «спит Адам, да будет Ева: умирает Христос, да будет Церковь. Спящему Адаму бысть Ева от ребра: умершу Христу, копием прободаются ребра, да истекут Таинства, ими же украшается Церковь». – Итак Адам, первый праотец рода человеческого, был прообразом Иисуса Христа, отца всех истинно верующих; Ева, мать всех живущих, предызображала собою святую Церковь, мать всех христиан. При этом однако ж в сходстве Адама первого и Адама второго, т. е., Иисуса Христа, находится между ними и неизмеримая разность. Адам за свой собственный грех изгоняется из рая, осуждается на труды и смерть. Иисус Христос также нисходит с небес, терпит на земле труды, страдания и смерть; но не за свои грехи, а за грех Адама и грехи всего рода человеческого. Взирая на св. кресг, будег помнить, братья, что по происхождению от Адама, мы все достойны гнева Божия, осуждения и смерти, а верою в Спасителя и исполнением воли Его делаемся сынами Божьими, наследниками жизни вечной. И потому, по наставлению св. Апостола, как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного (1Кор. 15:49).

В семействе Адама скоро обнаружилась предвозвещенная Богом борьба между семенем жены и семенем змия, между сынами благодати и сынами дьявола. Каин, старший сын Адама и Евы, сделался первым человекоубийцей и родоначальником гонителей Церкви Божией. Напротив того, Авель, младший сын Адама, угодил Богу своею верою и чистотою, – и жертва, принесенная им, была несравненно приятнее Господу, нежели жертва Каина. Невинный Авель был убит, из зависти, братом своим; кровь его без слов вопиет к Богу об отмщении, как сказал Сам Бог преступному Каину. Так и Господь Иисус Христос был предан на смерть своими братьями (по человечеству) иудеями ,и кровь Его, по их же словам, лежит на них и на чадах их! Но кровь Спасителя вопиет не об одном мщении иудеям, – мщение, продолжающемся до сих пор над презираемым и рассеянным по земле народом иудейским; но она еще громче вопиет к Богу о милосердии к роду человеческому.

Вместо Авеля, Бог даровал Адаму третьего сына – Сифа, во всем подобного праведному Авелю. От Сифа произошел целый ряд святых патриархов, или отценачальников, истинных представителей св. Церкви. Из них особенно приснопамятны: Енох, взятый живым на небо, за свои добродетели, всегдашнее памятование о Боге и старание угодить Ему, и Мафусал, знаменитый своим долголетием: он жил 969 лет. Благочестивое потомство Сифа называется в св. Писании сынами Божьими, в отличие от потомства Каинова, получившего название сынов человеческих и ознаменовавшего себя изобретением некоторых искусств, полезных и приятных только в настоящей, земной жизни человека.

С течением времени, потомство Сифа начало забывать свое благочестие, вступая в знакомство и брачные союзы с развращенными потомками Каина: сообщество людей добрых с худыми, и в наше время, всегда скорее испортит добрых, чем исправит худых; порок приманчив для чувственности, умеет окружить себя внешним блеском; а добродетель требует от человека самоотвержения и строгого исполнения долга. Неверие и разврат усилились на земле наконец до того, что люди недостойны были милосердия и даров Божьих. И потому первобытный род человеческий был истреблен почти весь всемирным потопом, покрывшим водою даже высочайшие на земле горы. Один праведный Ной, потомок Сифа, со своим семейством, чудно сохранен был от всеобщей погибели в ковчеге или корабле, устроенном им по повелению Божию. Здесь открываются для нас новые тайны, новые уроки. Потоп, омывший беззакония древнего Мира, прообразовал собою св. Крещение, омывающее нас от скверны греха. Ковчега, в котором одном только могли спастись и люди и животные от всеобщей погибели, служит образом св. Церкви, в которой только одной спасаются верующие от гнева Божия и осуждения. Подобно ковчегу, воинствующая Церковь Божия плавает по волнам житейского моря, всегда обуреваемая, но никогда непотопляемая. Ной, единственный тогда праведник в Мире, строитель ковчега, родоначальник нового мира, удостоился быть прообразом Иисуса Христа, единого безгрешного, устроившего на земле св. Церковь, отца всех рожденных от Духа. Научимся из этого, братья, быть верными сынами св. Церкви и всегда готовыми предстать пред страшным судом Божьим, ибо день страшного суда наступит для нас также нечаянно, как день потопа нечаянно застиг людей первобытного мира.

В семействе Ноя, точно также как и в семействе Адама, ясно обнаружилось разделение между сынами благодати и сынами погибели. Хам, за непочтение к отцу своему Ною, был проклят со всем своим потомством и осужден на вечное рабство. Напротив того, Иафету, в благословенье и награду за благочестие, обещано исполнением пророческого Духа Ноем многочисленное и могущественное потомство. Симу, третьему сыну Ноя, дано преимущество сохранить в своем потомстве истинное Богопочтение. От Сима происходит народ еврейский, который один в целом мире исповедовал истинную Веру, до рождества Христова. От Иафета происходят европейские народы, самые сильные и образованные во всех частях света. От Хама, как говорят, происходят африканские и американские негры, самое несчастное и угнетенное племя. Видите ли, братья, как благословение, равно как и проклятие родительское переходит от отцов к отдаленнейшему потомству! Мысль об этом должна внушать детям – любовь и почтение к родителям, а в родителях, усиливать заботу о благочестивом воспитании детей своих.

Страшный урок, данный людям всемирным потопом, не вразумил потомков Ноевых, не научил их беспрекословно повиноваться воле Вседержителя. Сделавшись многочисленными и сильными, составляя один народ, говоря одним языком, они чрез меру возмечтали о своем могуществе и возымели безбожную и безумную мысль – построить город и башню, которая бы достигала небес, передала славное имя ее строителей отдаленному потомству и наконец спасла бы их от нового потопа, если бы Богу угодно было когда-нибудь наказать в этом мире их беззакония. Но всемогущий Бог уничтожил и посрамил гордое предприятие дерзких строителей. Он смешал в уме их понятия и названия предметов, так что, не понимая друг друга, они должны были разойтись в разные стороны, не кончив своего безумного дела. Рассеявшись по лицу всей земли, потомки Ноя составили разные народы, долго бывшие почти совершенно чуждыми и враждебными друг другу, пока наконец Апостолы Христовы снова призвали все народы к единогласному прославлению Святой Троицы. Егда снизшед языки слия, разделяше языки Вышний, егда же огненныя языки раздаяше, в соединение вся призва, и согласно славим Всесвятаго Духа. ( Конд. Праздн. Св. Троицы)

В следующей беседе мы увидим, кого и как избрал Бог для сохранения истинной Веры и Церкви на земле, а теперь уже время положить конец нашей беседе. Заключим ее молитвой к Богу, чтобы он подкрепил и благословил наши труды и наше усердие. А вас прошу, чтобы вы с возможно-прилежным вниманием слушали посильно проповедуемое нами слово Божие и не утомлялись, если когда беседа наша продолжится долее надлежащего времени. Аминь.

17. О ветхозаветных патриархах

Воспринял Израиля, отрока своего, воспомянув милость, как говорил отцам нашим, к Аврааму и семени его до века. – Лук. 1:54–55.

 

Не напрасно земная жизнь паша сравнивается с путешествием: мы все идем к общему концу – к вечности, но только разными путями. Бог предложил человеку путь веры и добродетели, путь святости и правды; этот путь прямой, верный и безопасный, хотя и трудный. Идя этим путем, человек достигает царствия небесного, на этом пути его руководит Сам Бог и охраняют св. Ангелы. Но Бог не лишил нас свободы: человек может и не ходить по указанному Богом пути, а избрать свой собственный. Какой же? Разумеется, тот, который укажут ему самолюбие и чувственность. Чувственностью омрачается совесть; с помрачением совести человек впадает в пороки, а пороки ведут его во власть дьявола и на совершенную погибель, – на вечные мучения. Каких средств не употреблял Бог для того, чтобы вразумить людей и направить их на путь истины и добродетели! Но все напрасно. Потоп не вразумил их, смешение языков не исправило. Вместо того, чтобы, увидев такое доказательство всемогущества Божия, раскаяться и смириться, люди отдались совершенно влечению страстей своих. И Бог оставил их, наконец, идти путем, ими избранным; преда их превратному уму – делать непотребства (Рим. 1:28). Что же вышло? Рассеявшись по всей земле, потомки Ноя мало помалу начали забывать познание об истинном Боге. Но так как человек, как бы ни был он развращен, но может жить без веры в Бога; – этой веры требует незаглушимый голос совести и разума: то люди изобрели себе сами богов, по своему вкусу. Вместо Бога, всемогущего Творца, всевидящего Судьи добрых и злых дел, они стали боготворить бездушное творение: солнце, луну и звезды; потом начали обожать подобных себе людей, и притом уже умерших, заслуживших при жизни какое-нибудь уважение: царей, победителей, мудрецов, собственных своих предков. Наконец, мало помалу нисходя ниже и ниже, падая глубже и глубже, люди дошли до того, что стали кланяться, как божеству, земным тварям: бессловесным животным, растениям, каменным, металлическим и деревянным истуканам. Служа таким богам, люди, конечно, не могли служить добродетели; самые гнусные и отвратительные пороки сделались между ними обыкновенными. В этом-то состоянии находилась большая часть рода человеческого, почти все народы Мира в течение целых тысяч лет, до самого пришествия в Мир Спасителя Иисуса Христа.

Где же в это время находилась Церковь Божия? Где сохранялась истинная Вера? Мир недостоин был бы существования, если бы на земле не было истинной Веры и истинной Церкви. Истинное Богопочтение долго сохранялось в потомстве Сима. Однако ж всеобщий разврат и идолопоклонство, как страшная зараза, или наводнение, проникли наконец и в это благочестивое племя; так что, казалось, скоро вся земля, весь род человеческий оставит истинного Бога. Но где умножается грех, там избыточествует благодать. Во время почти всеобщего развращения и неверия, Бог избрал и освятил Себе величайшего праведника, который сделался не только образцом по и отцом всех верующих всех веков и народов. Это был Аврам, переименованный потом от Бога Аврамом (отец народов). Бог повелел Аврааму оставить отечество, дом, родных и друзей и идти туда, куда Он ему укажет. Авраам повинуется и идет с женою Саррой и племянником Лотом в неизвестную землю. Так, первый шаг в благочестивой жизни состоит в отречении от собственной воли и совершенной покорности воле Божией. Сделан ли этот первый шаг нами, братья?

По указанию Божью, Авраам водворился в земле Ханаанской, которую Бог обещал дать ему в собственность его потомков. Праведный пришлец скоро оказал услугу стране, его принявшей. Враждебные князья соединенными силами напали на жителей равнины Иорданской, где поселился Лот, племянник Авраама, отняли их имущество и самих взяли в плен. Авраам, сильный не воинством, но верою, собрал триста восемнадцать своих домочадцев, погнался в след за победителями, нагнал, поразил, рассеял их и возвратил пленных с их имуществом. На возвратном пути встретил чудного Авраама еще более чудный Мельхиседек, царь Салимский, первосвященник Бога вышнего. Великий святостью и возвеличенный победою, Авраам смиренно преклоняется пред таинственным Мельхиседеком, приносит ему десятину т. е. десятую часть из полученной победою добычи, а от него получает благословение и в дар хлеб и вино. Авраам видел и почтил в Мельхиседеке прообраз Инсуеа Христа, первосвященника во век по чину Мельхиседекову, как объясняет св. Апостол Павел. Ибо Мельхиседек, царь Салима, священник Бога Всевышнего,– во-первых, по знаменованию имени царь правды, потом же царь Салима, без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни, уподобляясь сыну Божию, пребывает священником навсегда. (Евр. 7:1–3).

Авраам был уже стар и бездетен; а не иметь детей, не оставить после себя потомства, считалось тогда величайшим несчастьем и стыдом. Но Авраам не унывает, не ропщет; он всего себя отдал Богу, – и Бог утешил его. Господь явился Аврааму в виде трех странников, (почему и ныне на иконах Святой Троицы изображаются иногда и три Ангела, угощаемые Авраамом), и обещал ему сына от Сарры. Авраам верит слову Божию, но девяностолетняя жена его выражает сомненье в этом улыбкою. Через год Сарра родила Исаака (усмешка). Так невозможное для людей возможно у Бога! Но Аврааму готовилось новое, тягчайшее испытание. Исааку было уже тридцать лет; он был величайшим утешением престарелых родителей, единственным сыном и наследником их земного имущества и обетований Божьих. И в одно время Бог потребовал, чтобы Авраам принес Исаака в жертву всесожжения! И что же? Авраам ни на минуту не колебался исполнить волю Божью. Он берет огонь и нож, а сыну велит взять дрова и идти за собою. «Отче! где же овча, которое мы принесем в жертву?» спрашиваете дорогою Исаак. «Бог Сам укажет нам жертву, чадо», отвечаете Авраам. Придя на место, – именно на гору Морью, где после был воздвигнут храм Соломонов, Авраам сделал жертвенник, разложил дрова, и на них возложил Исаака. Уж нож отца готов был обагриться кровью сына, как Бог остановил руку Авраама, и – вместо сына, повелел ему принести в жертву овна, запутавшегося в терновнике. Кто постигнете, говорить св. Златоуст (Толков, на 2 Кор. М. 1843. стр. 85) и изъяснит высоту любомудрия этого отца, который решился заклать – и собственными руками – и сына – и непорочного – и единственного и притом Исаака,» то есть, сына обетованного, кроткого, благочестивого и горячо любимого? Вот, что, братья, может произвести твердая вера в Бога! Для чего же Бог требовал такой необычайной и драгоценной жертвы от Авраама? Для того, чтобы всему Миру показать в нем образец веры и послушания, а в Исааке предызобразить тайну искупления мира. Исаак, покорно идущий на жертву, готовую совершиться рукою отца, ясно предызобразил собою Иисуса Христа, предавшего Себя в жертву на кресте, по воле Отца небесного. В награду за такую веру и послушание, Бог обещал Аврааму, что потомство его будет многочисленно, как песок морской (кроме народа еврейского, – все верующие суть дети Авраама), что о Семени его благословятся все племена земные, то есть, что из потомства его произойдет Мессия, Избавитель рода человеческого. В знак непреложности своего обетования, в память вечного завета с Авраамом, Бог заповедал ему и его потомству – обрезание, которое теперь заменено таинством св. Крещения!

Благословение и обетования, данные Богом Аврааму, подтверждены Исааку (Быт. 26:3), а от него перешли к сыну его – Иакову.

Иаков был младший из двух сыновей Исаака. Но старший – Исав был лишен своего высокого преимущества – права первородства, за свой злой нрав и пренебрежение благ духовных. Первородному, или старшему сыну давалось право не только владеть большею частью родительского имущества, но и право ожидать в своем потомстве будущего Мессию. И это-то право зверонравный Исав считал за ничто; голодный, он продал его своему брату за вареную чечевицу. Не так ли ныне христиане продают иногда драгоценнейшее право на наследие царства небесного за ничтожные земные блага и удовольствия? Кроткий и благочестивый Иаков, ненавидимый и гонимый братом своим, удалился из дома родительского к родственникам своим в Месопотамию, откуда взята была Ребекка, мать его. Внук великого Авраама, сын праведного Исаака, невинный Иаков не имел во время долгого, утомительного странствования, где главу преклонить. Однажды он преклонил ее на голом камне и уснул. И сон его был священный, пророческий сон (о нем читается всегда в навечерие праздников Богородичных). Иаков видел в пророческом сне своем лестницу, касающуюся земли и достигающую неба, и над нею Самого Вседержителя, возвещающего ему, что земля эта дана будет потомству его, и что о семени его благословятся все народы земные. Что означает лестница, виденная Иаковом? Она изображает нисхождение Сына Божия на землю через воплощение Его во чреве Пресвятой Девы. Радуйся, лествице высокая, которую Иаков видел, взывает св. Церковь к Богородице.

После тяжких трудов и огорчений в Месопотамии, Иаков наделен был земными благами, сочетался с двумя супругами и получил от них двенадцать сынов. Все эти обстоятельства в жизни Иакова были прообразом будущего. Так Господь наш, оставив обители Отца своего небесного, пришел на землю, – страну трудов и страданий; будучи царем неба и земли, Он не имел на земле места, где главу преклонить; Он гоним был братьями-иудеями; Он имел двенадцать Апостолов; Он собрал свое семейство, то есть, св. Церковь из двух народов: иудеев и язычников.

Через несколько лет пребывания в Месопотамии, Иаков возвратился в страну отцов своих. На этом возвратном пути он удостоился видеть Самого Господа в виде Ангела, и до тех пор не отступал от Него, боролся с Ним, пока не получил от Него благословения. В память этого Иаков получил имя Израиль, т. е. Богоборец; почему и его потомки называются Израильтянами.

Между сынами Иакова благодать Божья избрала особенным орудием и жилищем Себе смиренного, благочестивого, прекрасного душою и телом, Иосифа. Еще в детстве он видел пророческие сны, которыми предвещалось его будущее величие. Братья Иосифа питали к Нему злобную зависть и, при удобном случае, когда они пасли стада вдали от родительского жилища, продали его иноплеменным купцам, в то время, как он принес им от отца благословение и пищу. В Египте, куда привели его иноплеменники, Иосиф, невинно оклеветанный, был посажен в темницу. Здесь он показал свой пророческий дар: одному из заключенных с ним вельмож предсказал скорое прощение, а другому казнь. Наконец, после долгих, но безропотных страданий, Иосиф возведен был на первое место по царе Египетском. Иосиф объяснил два виденные царем Египетским сна, которыми предвещался семилетний голод, имеющий последовать после семилетнего изобилия. По его совету и под его распоряжением собраны были огромные запасы хлеба и, по наступлению голода, этим хлебом пропитались не только египтяне, но и соседние народы. В это время Иосифу поклонились язычники-египтяне, как своему благодетелю и избавителю от голодной смерти, а потом пришли за хлебом в Египет и поклонились и собственные его братья, как своему господину и покровителю. Иосиф все простил им и даже, одарив щедро, переселил в Египет вместе с престарелым отцом своим Иаковом. Нужно ли, братья, объяснять и доказывать, что в праведном Иосифе перст Божий начертал образ Мессии – Иисуса Христа? Ненавидимый, зависти ради, и наконец преданный язычникам единоплеменными иудеями, которым принес нетленную пищу слова Божия и благословение Отца небесного, Господь наш пригвожден был ко кресту между двумя разбойниками, из которых одному предсказал скорое прощение, – рай, а другой получил заслуженную казнь. За страдания свои в смиренной плоти человека, Господь наш увенчан славою и честью, вознесся на небо и воссел одесную Бога – Отца. Ему поклонились, в Него уверовали языческие народы, а потом, томимые духовным гладом, конечно, придут в дом Его, то есть, в святую Церковь и все Его братья по плоти – израильтяне, и тогда-то будет едино стадо и един Пастырь!

Удостоенный в жизни пророческих видений, св. патриарх Иаков пред смертью изрек пророческие откровения. Ясно и точно предсказав судьбу потомства каждого из сынов своих, Иаков предрек между прочим, что колено Иудино будет царственным коленом до тех пор, пока из него произойдете обетованный Примиритель, Надежда народов, то есть, Иисус Христос (Быт. 49:10).

Итак мы рассмотрели важнейшие события из жизни святых патриархов: Авраама, Исаака и Иакова. Что мы скажем о них вообще? Что представляют нам времена, так называемые, патриархальные? Великую простоту в жизни внешней, домашней и общественной, и великую святость в жизни внутренней, духовной. Святые патриархи не имели пребывающего града, но искали грядущего, небесного, как говорить Апостол Павел (Евр. 11, 10). Они твердо соблюдали веру в истинного Бога, умеренность в желаниях; были трудолюбивы, смиренны, терпеливы, гостеприимны. Посему-то Бог нередко называете Себя Богом Авраама, Исаака и Иакова. Посему-то и ныне св. Церковь, молясь о чадах своих, отошедших из временной жизни, в вечную, просит у Господа, чтобы упокоил их в недрах Авраама, Исаака и Иакова.

Да сподобит Бог и всех нас небесных Своих обителей, милостью и щедротами Единородного Сына Своего и благодатью Святого Духа, – Аминь

18. О святом пророке Моисее

Верою Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном дочери фараоновой, и лучше захотел страдать с народом Божьим, нежели иметь временное греховное наслаждений, и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища, ибо он взирал на воздаяние,. Евр. 11:24–26.

 

В прошедшей беседе мы видели, что Бог, для сохранена истинной веры и благочестия на земле, избрал Авраама, а потом сына его Исаака и внука Иакова. Теперь нам открывается новый вид домостроительства Божия для той же священной цели Бог назначает уже не одного человека, не одно семейство, а целый народ, – народ Израильский. Не достанет нам времени исчислить все благодеяния и чудеса, сотворенные Богом для сего народа, все пророчества и прообразования, ему или через него открытых. История народа Божия есть целый ряд знамений и откровений, прообразов и дивных судеб Божьих.

Потомство двенадцати сынов Иакова, переселившихся в Египет, так быстро умножилось здесь, что, через два столетия составляло уже многочисленный народ. Новый Фараон, или царь египетский, забыв добро, некогда оказанное Иосифом, одним из сынов Иакова, стране Египетской, стал притеснять израильтян и, чтобы остановить через меру возраставшее размножение их, приказал изнурять их тяжкими работами; когда это средство не помогло, тогда он бесчеловечно приказал умерщвлять еврейских младенцев мужеского пола. В это-то время родился Моисей, великий угодник Божий, законодатель, вождь, чудотворец и пророк. Промысл Божий, всегда разрушающий нечестивые замыслы людей, как ничтожную паутину, устроил так, что сам же гонитель евреев воспитал при дворе своем будущего освободителя их. Чтобы спасти от неизбежной смерти прекрасного младенца, мать Моисея положила его в корзине у берега реки Нила и здесь-то он найден был и взят ко двору царскою дочерью. Принятый и воспитанный, как сын дочерью Фараона, наученный всей египетской мудрости, Моисей не хотел один пользоваться богатством и почестями, его окружавшими, в то время, как его соотечественники страдали под тяжким игом идолопоклонников. Он удалился в пустыню Мадиамскую, вступил в брак с иноплеменницею Сепфорою, дочерью жреца Иоеора, но тайно страдал и молился за народ Божий. И молитва его была услышана. Однажды Моисей, пася овец у подошвы горы Хорива, видит куст, который горит и не сгорает; в изумлении, Моисей хочет приблизиться к чудному кусту, но слышит голос, повелевающий ему сначала разуть сапоги, потому что место это освящено особенными присутствием Самого Бога. Видите ли, братья, приступать к Богу, или, например, входить в храм Божий надобно не только с душевным расположением, в чистоте душевной, но и телесной, если не в новом, то, по возможности, в чистом и опрятном платье, в приличной одежде, а не в замаранной и неблагопристойной. Моисей, исполнив волю Божию, приближается к видению и слышит от Бога поведете идти в Египет и сказать Фараону, чтобы он отпустил народ Божий – Израильтяне, в землю, обетованную их праотцам. Моисей смиренно отказывается от этого славного и трудного поручения, но потом, как верный раб, повинуется воле Божией. Здесь нельзя пройти молчанием вопрос: что означал чудный куст, или куща, виденная Моисеем? Некоторые говорят, что этот несгораемый куст изображал собою состояние в Египте народа Израильского, который как бы горел в огне страданий и гонений, но не сгорал, то есть, не истреблялся и даже не уменьшался в числе своем. Не отвергая сего толкования, мы вместе с тем должны придать более высокое значение, данное купине Моисея св. Церковью, которая видит в ней прообраз Божией Матери: как не сгорал терновый куст, объятый пламенем, так ты дева, родила и девою осталась. (Богородичен 2-го гласа).

Вооруженный силою чудотворений, Моисей вместе с братом Аароном, явился пред Фараоном египетским и от лица Самого Бога потребовал, чтобы он отпустил народ Еврейский в землю обетованную. Но ожесточилось сердце Фараона- он жалел расстаться с рабствовавшим и полезным ему народом и не хотел повиноваться Богу, в Которого не веровал. Целый ряд чудес сотворил Моисей пред Фараоном, девятью тяжкими казнями поразил Господь землю Египетскую, – Фараон все упорствовал. Наконец, последняя, десятая казнь – истребление в одну ночь Ангелом смерти всех первенцев египетских, (т. е. перворожденных, от человека до скота), в том числе и царского старшего сына, поранила упорную душу Фараона, так что он сам просил Моисея как можно скорее вывести народ израильский из земли египетской. Моисей уже наперед знал об этом по откровению Божьею, и дал нужные приказания. И вот, пред исходом из Египта, празднуется народом Божьим первая ветхозаветная Пасха, которая с тех пор каждый год нерушимо праздновалась в течение с лишком полуторы тысячи лет, – до тех пор, пока не отменена была новою истинною пасхою, Пасхою Христианскою. Бог повелел чрез Моисея, чтобы в каждом доме израильском члены семейства избрали однолетнего, чистого агнца – и заклали его; потом кровью этого закланного агнца окропили пороги и двери жилищ своих, а самого агнца испекли на огне, не сокрушая костей его, вкушали с горькими травами и опресноками в положении странников, готовых в путь, то есть, с посохом в руках, поясом на чреслах и сапогами на ногах. Здесь в праздновании еврейской пасхи все таинственно, все прообразовательно. Пасха значить прехождение; это название произошло от того, что Ангел смерти, истребившей в одну ночь первенцев египетских, прешел, миновал жилища еврейские, на которых видел знак крови закланного агнца. Нужен ли был такой знак для бесплотного духа, а тем менее для всеведущего Бога, если бы в этом не заключалось указание на будущее таинство? Христос – новая пасха, жертва живая, агнец Божий, вземляй грехи мира: вот значение пасхи ветхозаветной! Не кровь агнца, по кровь Иисуса Христа спасла и спасает людей от вечной смерти и гнева Божия. Плоть Иисуса Христа питает нас во время земного странствования; ее вкушаем мы, готовясь в путь безвозвратный – в страну вечности. Но плоть и кровь Господа только тогда спасительны и животворны, когда мы вкушаем их как должно, – по заповеди Божией. Как евреи вкушали свою пасху с горькими травами и в положении странников: так и мы должны вкушать свою пасху с сокрушением о грехах, с отрешением от всего земного, с готовностью идти всюду, по указанию Божию. Впрочем предоставляю вашей благочестивой любознательности размыслить об этом подробнее, а теперь пойдем мысленно вслед за народом Божиим.

Разделив народ на полки, по коленам, Моисей повел Израильтян в землю обетованную. Едва достигли они до Чермного моря, как притеснитель их Фараон, опамятовавшись от ужаса, снова раскаялся, что отпустил народ трудолюбивый. Сильное воинство Фараона настигало уже евреев, стоявших на берегу непроходимого моря. Малодушные пришли в ужас, стали роптать на Моисея.

Тогда Бог явил всемогущую силу Свою, – сотворил величайшее чудо рукою раба своего Моисея. Крест начертав Моисей, прямо жезлом Чермное пресек, – и море раступилось, как две стены стала вода, и по дну морскому, как по суше, прошел весь народ еврейский. Фараон погнался было вслед за ними, по Моисей снова ударил жезлом по морю, и вода заняла свое место, поглотив в волнах своих Фараона со всем его воинством, конями и колесницами. Моисей, вместе с мужами и женами еврейскими, воспел благодарственную песнь Господу, – и эта песнь до сих пор слышится в церкви; чудный переход чрез Чермное (Красное) море составляет почти всегда предмет первой песни, так называемых, ирмосов церковных. Чем же важен этот переход для нас, христиан? Он напоминает нам о таинственной воде святого Крещения, пройдя чрез которую, мы спасаемся от работы греху, от власти Фараона мысленного, то есть, дьявола. Чудо ветхозаветное было прообразом и другого величайшего чуда новозаветного. В Чермном море образ невесты, брака не познавшей, был написан некогда. Там Моисей, разделитель воды, здесь же Гавриил, служитель чуда. Тогда морскую глубину, не омочив ног, прошел Израиль, ныне же Христа без семени родила Дева. Море после прохода Израиля осталось непроходимым. Непорочная по рождении Эммануила осталась неповрежденной. (Богородичен 5 гласа)

После чудесного перехода чрез Чермное море начинаются для евреев новые чудеса, открываются для нас новые таинства. Евреи шли по безлюдной и бесплодной пустыне. Когда истощился запас пищи, взятый из Египта, Бог послал израильтянам манну. Однажды, встав по утру, они видят, что вся земля покрыта мелкими, белыми зернами, и, в удивлении, спрашивают: что это? Вопрос этот и послужил названием для чудного хлеба, который с тех пор каждый день (кроме субботы) сходил с неба, до самого вступления евреев в землю обетованную; он был питателен и вкусом походил на печенье из муки, смешанной с медом. Что это за манна? Что она означала? Она предызображала таинственный хлеб, сходящий с небес в таинстве св. Причащения, – тело и кровь Иисуса Христа, которыми, во время земного странствования, питаются души верующих и будут питаться до самого вступления их в землю обетованную, т. е. Царствие небесное. Я есмь хлеб жизни. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли; хлеб же , сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который я дам, есть Плоть моя, которую я отдам за жизнь мира. (Ин. 6:48–51).

Идя по песчаной пустыне, евреи часто терпели нужду в воде. Однажды они нашли воду, но столь горькую, что ее нельзя было пить. Моисей положил в нее некое древо, Богом ему указанное, – и она стала как самая лучшая чистая вода. Могло ли простое дерево совершить такое чудо, если бы оно не предызображало древо Креста, услаждающего горести земной жизни нашей! Ах, братья, мы почти на каждом шагу встречаем горькие воды Мерры: болезни, лишения, тяжкие потери родных и ближних, обиды, несправедливости, – все это часто отравляет горечью жизнь нашу! Где искать отрады и утешения? Неверующий недоумевает и приходит в отчаяние; а верующий взирает на Крест Христов, и в молитве к распятому за нас Господу находит себе успокоение.

В другой раз у евреев совсем не было воды; утомленные путем и зноем, они почты умирали от жажды. Тогда Моисей, по повелению Божию, ударил жезлом по камню, и из него потекла обильною струею вода, утолившая жажду всего народа. Чудотворный камень был прообразом Иисуса Христа, напояющего души верующих спасительными струями учения и благодати: камень же был Христос (1Кор. 10:4).

Кроме голода и жажды, евреям угрожала в пустыне опасность от враждебных языческих народов, но и они побеждены рукою тайною Господа. Страшные полчища Амаликитян напали на утомленных израильтян. Какую же силу противопоставляет Моисей силе врагов? Силу Креста, которую издалече провидел Боговидец. Послав против амалкитян Иисуса Навина с избранными воинами, сам Моисей взошел на гору – и воздвиг крестообразно руки свои. Когда руки Моисея были распростерты, тогда Израиль одолевал врагов своих; когда же, утомленный, они опускались к земле, тогда одолевал Амалик Израиля. Наконец, вера Моисея восторжествовала: Амалик со всем воинством своим предан был мечу. И нас, братья, окружают амаликитяне, тем более опасные, что мы их не видим; – это злые демоны; они стараются заградить нам путь в обетованное царствие. Нам дано против них оружие – Крест Христов. Сотвори с верою крестное знамение – и враг потеряет силу вредить тебе; только не ослабевай, не развлекайся, – иначе он снова одолеет тебя. Крест врагов губитель и верных держава, благочестивых хранитель и бесам отгонитель (Канон Кресту).

Выступив из Египта в 15-й день первого весеннего месяца (марта), евреи в начале третьего месяца, под конец 50-тидневнаго пути, остановились у подошвы гор Синая и Хорива. Здесь-то Божественным покровен, медленноязычный (Моисей), мраком, извитийствовал Богописанный закон.

Здесь остановимся на время и мы, братья, и размыслим о сказанном нами. Мы видели, какие тяжкие несчастья претерпевали евреи в Египте, и как эти несчастья послужили к их пользе и к славе имени Божия. Если бы евреи продолжали наслаждаться спокойствием и довольством в земле египетской, то, конечно, не пожелали бы выйти из нее и не наследовали бы земли обетованной. Оставаясь в согласии и дружбе с язычниками, евреи и сами легко могли бы сделаться язычниками, забыть истинного Бога. Но гонения и бедствия заставили их обратиться с воплем и мольбою к Богу отцов их, – и вот израильтяне сделались людьми избранными, царским священием, языком святым (Исх. 19:5). Так, братья, Бог посылает в этой жизни несчастье на людей или для их исправления, или для большего их освящения и совершенства, или для славы имени Своего. Истину эту разительно подтверждает священное сказание о человеке, жившем около времен Моисея. Человек этот был Иов, муж праведный и благочестивый, наделенный обильно земными благами: богатством, здоровьем, славою, семейством. Дьявол клеветал на Иова, что он служит Богу за то, что наделен от Него богатством и счастьем. Бог отдал во власть дьявола все, принадлежащее Иову; – и вот Иов лишается и стада, и рабов, и детей, но не лишается веры и преданности к Богу. Господь дал, Господь и взял: как угодно было Господу, так и сделалось; да будет имя Господне благословенно! (Иов. 1:21), говорил Иов. Дьявол не удовольствовался этим; он просил у Бога власти над самым телом Иова, – и она дана ему. Пораженный проказою, Иов лежал на гноище, вдали от жилищ человеческих и очищал черепом гной со своего тела; никто не хотел помочь ему: дети погибли, а жена его же укоряла в несчастии; друзья, пришедшие утешать его, подозревали его в каких-нибудь тяжких преступлениях, навлекших на него гнев Божий. Но при всем том, Иов ничем не согрешил пред Богом и не сказал ни одного безумного, ропотного слова. Что же укрепляло сего праведного и по истине чудного мужа-страдальца? Вера в Бога, Искупителя и Судью рода человеческого. А я знаю, говорил Иов, Искупитель мой жив, и он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою (19:25). Слова Иова показывают, что тайна об Искупителе мира была известна не одним евреям. Наконец, когда Иов готов был уже изнемочь под тяжестью страданий, Бог Сам явился и вещал ему среди бури и облаков, кротко упрекнул его за желанье постичь непостижимые пути премудрого Промысла и строго обличил друзей его за несправедливое мнение об Иове. Испытание кончилось, и праведный Иов мирно провел остальные дни земной жизни своей, наделенный еще больше, чем прежде, богатством, детьми, всеобщим уважением.

Нам, христианам, указан в лице нашего Спасители, которого прообразом был страдалец Иов, еще высший пример терпения в страданиях. Но подражаем ли мы хотя праведному Иову, во время постигающих нас бедствий? Благословляем ли наказующего нас Господа? Не забываем ли мы Его в счастье и не ропщем ли на Него в несчастье? Стыдно и грешно нам, братья. Убедимся по крайней мере в той истине, что несчастья посылаются на нас Богом для нашего вразумления и спасения, что пути Промысла премудры, хотя и непостижимы, что в будущей жизни все объяснится и все мы получим справедливое воздаяние. Аминь.

19. О законе Моисеевом

Закон дан через Моисея; благодать же и истина произошли через Иисуса Христа. Ин. 1:17.

 

В прошедшей беседе мы остановились мысленно с народом Божьим у горы Синайской. Здесь совершилось одно из важнейших событий в истории Церкви Божьей и всего мира. До сих пор учение об истинном Боге и обетованном Искупителе, о благодеяниях Божьих к человеку и обязанностях человека к Богу сообщаемо было Богом через непосредственное откровение избранным Его и сохранялось чрез предание или устное наставление, – рассказ отца детям и внукам. Так передавались истины веры от Адама до Ноя, от Ноя до Авраама, от Авраама до Моисея. На горе Синай дан был Богом чрез Моисея закон писанный.

В пятидесятый день по исшествии израильтян из Египта, Бог торжественно явил свое присутствие на горе Синайской. Народ израильский, после трехдневного приготовления постом и очищением души и тела, стал вокруг горы; один Моисей взошел на верх ее, Гора Синайская сотряслась от грома, молнии, различных чудных голосов; страшный мрак и дым окружил ее. Среди этих грозных и величественных явлений Бог изрекал вслух всего народа Свою волю – Свои заповеди. Устрашенный народ просил Моисея, чтобы он один беседовал с Богом и потом передавал Его повеления: Но чтобы не говорил с нами Бог, дабы нам не умереть (Исх. 20:19). Моисей вписал слова Божьи в книгу и, собрав весь народ, прочитал ему ее. Все израильтяне в один голос отвечали: все, что сказал Господь, сделаем и будем послушны. (Исх. 24:7). Потом Моисей устроил жертвенник из двенадцати камней, принес жертву и жертвенною кровью окропил весь народ и сказал: вот кровь завета, который Господь заключил с вами о всех словах сих. (8). Чрез полторы тысячи лет после Моисея, Господь Иисус Христос, истинный законодатель Синайский, и Творец нового, лучшего завета, подавая двенадцати ученикам своим, под видом вина, собственную кровь Свою, сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета (Мф. 26:27)

Моисей снова взошел на гору, пробыл здесь сорок дней в посте, молитве и беседовал с Богом. В это время он получил от Бога две скрижали, или каменные доски, на которых перстом Божьим начертаны были Десять Заповедей, содержащих в себе сущность всего закона Божия (о них мы после будем говорить пространнее). В это же время Бог изрек Моисею подробные законы церковные, гражданские и богослужебные: об устройстве скинии или походного храма, о времени и порядке Богослужения, о священных лицах, облачениях и других церковных принадлежностях. Что же сделали в это время евреи, которые так недавно клялись верно исполнять заповеди Божьи? Не видя долго Моисея и не слыша гласа Божия, они забыли и Бога и Моисея, заставили Аарона слить золотого тельца, и этому бездушному идолу поклонились, как Богу, изведшему их из Египта. Еще на горе Бог объявил Моисею об измене израильтян и во гневе хотел истребить весь этот непокорный народ; только ходатайство, усердная молитва Моисея отвратила казнь Божью от евреев. Сходя с горы, Моисей сам увидел нечестивое празднество в честь языческого идола, и в негодовании разбил скрижали завета. Моисей строго наказал главных нарушителей завета, виновников идолопоклонства. Сам первосвященник Аарон лишен был за свою уступчивость, утешения видеть землю обетованную; три тысячи евреев пали от меча левитов, а некоторые поражены от Бога внезапною смертью. После того, Моисей снова взошел на гору, провел там еще сорок дней и ночей без пищи и пития и получил от Бога новые скрижали завета, взамен первых. В это же время Моисей удостоился видеть отблеск славы Божьей, задняя Божия. От этой близости к Богу и частых бесед с Ним лицо Моисея так просветилось, что, по сошествии с горы, народ не мог смотреть на него открытыми глазами, и Моисей, являясь пред собранием народным, должен был закрывать лицо свое покрывалом. Если такой славы удостоился еще на земле служитель Ветхого завета; то в какой славе будут верные служители завета Нового на небесах? Праведницы просветятся как солнце во царствии Отца их, говорит Спаситель (Мф. 13:48). – Закон Моисеев дан был на время и служил только приготовлением к закону Христову. В пятидесятый день по воскресении Господа из гроба, на горе Синай, при шумном дыхании бури и явлении огненных языков, дан был роду человеческому новый закон, написанный не на каменных скрижалях, но на сердцах Духом Святым, закон благодати и истины.

Каким же образом закон Моисеев был приготовлением к закону Христову, был детоводителем ко Христу (Гал. 3:24), как говорит св. Апостол Павел. Закон Моисеев строго обязывал человека к исполнению заповедей Божьих и грозил страшною казнью, проклятием и смертью за нарушение хотя одной из них. Кто же в состоянии исполнить весь закон? Кто может быть чист пред Богом? Никто, следовательно по закону никто не изъят был от осуждения и проклятья. Это самое заставляло людей надеяться не на свои заслуги и добрый дела, но смиренно уповать на грядущего Искупителя и в Нем искать спасенья. Делами Закона не оправдается пред Богом никакая плоть; ибо законом познается грех. Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствует закон и пророки. Правда Божия через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих. (Рим. 3:20–22). Закон давал повеления, но не знал помилования; Иисус Христос, напротив того, пришел грешников спасти и загладить беззакония всего мира. Закон давал повеления, но не давал сил исполнять их; благодать Нового Завета немощное врачует, оскудевающее восполняет. Ветхий Завет делал людей рабами закона, действовал на них страхом, угрозами: Новый Завет дает область чадам Божьим быть всем верующим во имя Иисуса Христа, Который привлекает к себе любовью и благодеяниями. Новый Завет имеет основание в ветхом, а ветхий завет заимствует свою силу и значение от нового. Могла ли кровь телячья и козлиная очищать грехи людей, если бы она не была прообразом бесценной крови Христовой? Все Богослужение Ветхого завета наполнено прообразами завета Нового: Все это происходило с нами, как образы; а описано в наставление нам (1Кор. 10:11). Не вдаваясь в частные объяснения прообразовательного значения ветхозаветных обрядов, о чем не нужно теперь говорить подробно (Евр. 9:5), скажем вообще, что в Ветхом завете только обетование и тень будущих благ – оправдания и спасения, а в Новом действительные блага, самая истина. Вот почему последний выше, совершеннее первого, и почему первый отменен, а последний будет существовать вечно. Впрочем мы яснее поймем Ветхий Завет, когда подробнее узнаем Новый. А теперь возвратимся к горе Синайской.

Устроив скинию и все, что касалось Богослужений и порядка общественного, Моисей повел израильтян далее от горы Синайской к пределам земли обетованной. Впрочем мы не сказали, что не столько Моисей руководил израильтян, сколько Сам Бог, или Ангел Божий. Чудное облако, темное днем, светлое ночью, постоянно носилось над станом израильтян. Днем оно защищало их от жара солнечного, ночью освещало путь; оно показывало, где и когда надлежало остановиться, когда собираться в путь и куда идти. После нескольких остановок, израильтяне пришли к самым пределам земли обетованной, послали двенадцать соглядатаев, которые прошли ее всю от южного предела до северного и, возвратившись, с восторгом рассказали о необыкновенном плодородии земли; но десять из них с таким ужасом описали могущество народов, ее населяющих, что евреи, забыв о поборяющем им Боге, испугались язычников, не хотели идти далее и роптали на Бога и Моисея. И вот за Сие то малодушие и недоверие к Богу, равно как и за прежние измены и неблагодарность, евреи осуждены были целых сорок лет странствовать по пустыне. Почти все, выйдя взрослыми из Египта, умерли в пустыне и уже новое поколение наследовало обетованную землю. Только Иисус Навин и Халев, за свою неизменную веру и надежду на Бога, исключены из общей участи и удостоились видеть и населить страну вожделенную.

Но ни казни, ни милости Божьи не исправляли евреев. При недостатке воды, они с такою дерзостью стали роптать на Бога, что даже праведный вождь их усомнился, наконец, неужели Бог еще послушает народ строптивый, неверный и неблагодарный? Разве нам их этой скалы извести для вас воду? сказал Моисей евреям и, как бы в недоумении, ударил чудотворным жезлом своим о камень – дважды. Чудо совершилось, вода обильно истекла из камня, но Моисей и Аарон, усомнившиеся в милосердии Божьем, наказаны за это лишением радости и чести – ввести Израиля в землю обетованную (Числа 20:10–12). Так, оба праведные брата, проведя почти всю жизнь богоугодно, сотворив множество добрых дел, за один признак маловерия, лишены были на земле того утешения, к которому стремились всю жизнь, для которого оставили дом, родину, все удобства жизни! Так неумолимо и нелицеприятно правосудие Божье! А мы, братья, проводя всю жизнь в мирских занятиях и грехах, думаем угодить Богу каким-нибудь одним добрым делом, продолжаем грешить – в надежде покаяться на старости, под самый конец жизни. Но какова будет наша кончина? Мы не знаем этого, но видим и слышим, что честна пред Господом смерть преподобных Его, а смерть грешников люта. Господь хотя лишил Моисея и Аарона радости войти в землю обетованную, однако не лишил их Своей любви и радости высшей, небесной. Вскоре после описанного события, Аарон мирно скончался, передав первосвященство своему сыну Елеазару, а Моисей получил приказание готовиться к смерти.

За новый ропот евреев, уже недалеко от пределов земли обетованной, Бог послал на них ядовитых змей, угрызение которых было смертельно. Евреи раскаялись, и Моисей, по повелению Божию, поставил на возвышенном знамени медное изображение змея; всякий, укушенный змеею, от одного воззрения на медного змея получал немедленно исцеление. Что это за новое таинство? И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену (на кресте) быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в него не погиб, но имел жизнь вечную говорит Спаситель (Ин. 3:14–15). Змий древний уязвил Адама в раю, уязвляет и всех потомков его. Сего-то змия Господь попрал Крестом Своим, на котором Он пригвоздил дерзновенный Адамов грех, как поет Церковь. И потому только взирающие на крест Христов, имеющие веру и любовь к Распятому получают исцеление от греховной язвы, спасаются от духовной смерти, освобождаются от греха, проклятия и власти дьявола.

Сто двадцать лет было Моисею от роду, когда он привел израильтян к самым пределам земли обетованной, к берегу Иордана. Здесь он собрал весь народ, повторил ему заповеди, данные на Синае, дал новые наставления и изрек проклятие на тех, кто нарушить торжественно заключенный завет с Богом. Впрочем св. пророк присовокупил к этому, что Бог воздвигнет некогда другого Пророка и что Его-то все должны слушать. Пророка от братий твоих, так говорил Моисей израилю, Пророка, которого изберет Господь, Бог твой.– Того послушайте (Втор. 18:15). Кто же этот Пророк, во всем подобный Моисею? Мессия, Господь Иисус Хритос; ибо из всех ветхозаветных пророков не было равного и во всем подобнаго Моисею. Какое же сходство между Моисеем и Мессией? Моисей освободил народ израильский от иноплеменного рабства: Господь освободил нас от работы греху, от власти дьявола. Моисей был вождь, законодатель, чудотворец, пророк: Иисус Христос есть, несравненно в высшей степени, вождь, царь, законодатель, чудотворец, пророк и первосвященник вечный. Но Иисус Христос ввел верующих в Него в царствие небесное, а Моисей не ввел израиля и сам не вошел в землю обетованную. Эта слава предоставлена была другому прообразу Мессии – Иисусу Навину, избранному и освященному Богом еще при жизни Моисея.

Господь не скрыл от Моисея, что евреи, несмотря на неоднократные обещания и клятвы никогда не нарушать закон Божий, отступать от истинного Бога к богам ложным, и что за это Он отнимет от них милость свою, отдаст их во власть язычников. Все это Моисей, по повелению Божью, изобразил в песне, исполненной трогательных упреков, наставлений и страшных угроз, и эту песнь велел выучить всем евреям на память. Сия чудная песнь начинается словами: вонми небо, и возглаголю (5 Моис. 32:1–43). Св. Церковь наша, употребляя при Богослужении и эту вторую песнь Моисея, не заповедала в обыкновенное время петь ее, чтобы не огорчать христиан, чад Божьих, горькими укоризнами, обращенными к евреям. Вот почему во всех канонах нет второй песни, но после первой прямо поется третья. Только во время св. Четыредесятницы, в дни покаяния и поста, раздается в храмах христианских отголосок плачевной и грозной песни Моисеевой, возбуждая христиан к раскаянию и сокрушению о грехах. Взойдя на высокую гору и оттуда взглянув на обетованную землю, Моисей почил смертью праведника; Ангелы скрыли тело его; потому что из людей никто не был при смерти его и никто не знает могилы его.

Приняв начальство, Иисус Навин двинулся с народом Божьим к Иордану; воды Иордана расступились пред священным Кивотом (в котором хранились скрижали закона), внесенным священниками на средину реки, – и весь народ прошел по дну ее, как по суше. За Иорданом возвышались грозные твердыни Иерихона, города хананейского. Не от оружия евреев, но от семикратного обхождения с Кивотом вокруг города, пали во прах стены Иернхонские. Все народы земли Ханаанской, или обетованной, отдельно и совокупными силами, нападали на израильтян, но все были побеждены. Однажды, для окончательной победы над врагом, Иисусу Навину нужно было, чтобы вечеревший день продлился несколькими часами, – и, по молитве его, солнце стало против Гаваона и послушно освещало Навину путь к победе. Чего не может сделать вера? Она и горы переставляет и солнцем повелевает! Разделив всю покоренную землю между народом на двенадцать частей, по числу колен израильских, устроив порядок общественный и взяв с евреев новую клятву быть верными закону Божию, Иисус Навин мирно отошел ко отцам своим.

Таким образом исполнилось в точности обетование Божие, данное за несколько сот лет Аврааму и Иакову. Земля обетованная сделалась землею святою, землею народа Божия. Утомительное странствование по пустыне кончилось, – и евреи стали наслаждаться изобилием в стране, кипящей молоком и медом. Вспомним при этом, брат, что и наша земная жизнь есть не что иное, как странствование, состояние переходное; не будем развлекаться предметами, встречающимися на этом пути; но туда всеми силами души нашей будем стремиться, куда указывает и зовет нас Бог, – в наше небесное отечество, в царствие, уготованное от сложения мира. Вместо столпа огненного и облачного, водившего израильтян, нам светит Солнце правды, – Божественное ученье Иисуса Христа. Вместо прообразовательной скинии у нас истинная Церковь, питающая нас не манною, но телом и кровью Господа. Не будем строптивы и непослушны вождям нашим, как евреи; не будем отступать от ученья святых Отцов и пастырей Церкви, иначе не войдем в землю обетованную. Будем бдительны, осторожны против врагов наших – плоти и дьявола, бодры в трудах, терпеливы в искушениях, всегда внимательны к закону Божью. Тогда Господь Сам введет нас в неприступную радость, единым приступну, им же Бог примирися. Аминь.

20. О судьях и царях израильских

Не достанет мне времени, чтобы повествовать о Гедеоне, о Вараке, о Самсоне и Иеффае, о Давиде, Самуиле и других пророках, которые верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня. Евр. 2:32–34.

С одним посохом перешел этот Иордан, говорил в молитве праведный Иаков, нареченный Израиль (Быт. 32, 10). И вот потомки этого праведника – израильтяне перешли тот же Иордан, в числе около миллиона людей, победили многих сильных царей, покорили многочисленные народы, поселились в стране плодоносящей. Какая причина произвела это чудное событие? Что сделало евреев народом сильным, многочисленным, знаменитым? Вера в истинного Бога. Эта вера была основанием их бытия, могущества, славы. Не смотря на то, неразумные евреи нередко изменяли Богу и вере отцов своих и через свое неверие теряли то, что было приобретено верою. Будем, братья, твердо соблюдать Веру нашу, – Веру святую, православную; Вера – основание нашего спасенья, нашего истинного счастья и блаженства на земле и на небе.

Поселившись в стране благословенной, евреи, среди изобилия и спокойствия, нередко забывали своего Благодетеля – истинного Бога; вступая, вопреки заповеди Божьей, в дружественные и родственные связи с идолопоклонническими народами, они и сами делались идолопоклонниками, темь более, что ложная идольская вера льстила, потворствовала их страстям и грубой чувственности. Тогда праведный и премудрый Господь наказывал евреев чрез тех самых людей, с которыми они беззаконно дружились и которым подражали. Соседние народы языческие делались владыками и притеснителями евреев, когда ослабевала вера последних. Вразумленные горьким опытом, евреи обращались с молитвою к Богу, раскаивались, просили помилования, – и Бог посылал им избавителей, которые были их военачальниками и судьями. Так, однажды за беззакония евреев, целых двадцать лет угнетал их царь Асорский. Видя их раскаяние, Бог вдохновил силою и мудростью пророчицу Деввору, и она, вместе с Вараком, предводительствуя израильтянами, разбила страшное воинство язычников, а сам предводитель их пал от руки другой мужественной женщины – Иаили. После нескольких лет покоя, евреи опять согрешили пред Богом, – и мадианитяне начали страшно опустошать их землю. Когда почти все отчаивались в спасении, Ангел Господень явился к Гедеону и повелел ему принять начальство над израилем и сокрушить иго язычников. Гедеон просил от Бога чуда, и Бог сотворил два. На положенное Гедеоном руно ночью ниспала обильная роса, тогда как вся земля была суха; на другую ночь земля покрылась влажностью, а руно Гедеоново было сухо. Как тихо и чудно сошла роса на руно Гедеоново, так тайно для Мира и чудно сошел Господь с небес и воплотился во утробе Пресвятой Девы: радуйся, руно одушевленное, еже Гедеон, Дево, предвидел (Акафист Б, М. песнь 6, ст. 2.), поет св. Церковь.

С тремястами почти безоружных воинов, снабженных горящими светильниками, Гедеон ночью напал на мадианитян в их крепком и многолюднейшем стане, привел их в ужас, рассеял, поразил более их же собственными руками и возвратил свободу и спокойствие Израилю. Такое чудо не надолго образумило евреев, точно так же, как и до сих пор не может вразумить их другое, гораздо важнейшее чудо: посредством двенадцати бедных, неученых, смиренных рыбаков, вооруженных светильником слова Божия, Господь покорил Мир Евангелию, рассеял языческие заблуждения, поразил дьявола и даровал свободу роду человеческому. И однако ж немногие из евреев обратились и обращаются ко Христу Спасителю!

Новые грехи привлекли на евреев новые бедствия. С одной стороны, аммонитяне, с другой филистимляне многократно нападали на них и подвергали угнетению. От аммонитян избавил Израиля судья Иефеай, а против филистимлян Бог послал защитника евреям в лице Самсона. Самсон родился по молитве родителей, от матери, бывшей бесплодною; Ангел Божий предвозвестил его рождение; еще во утробе матери он обещан Богу и должен был принять обет Назореев, то есть, людей, посвятивших всю жизнь свою на служение Богу. Придя в возраст, Самсон показал в себе присутствие Духа Божия и силы необычайной. Идя на брак с иноплеменницей, он растерзал напавшего на него льва; возбудил против себя ненависть и гонение врагов отечества – филистимлян, которых нередко поражал тысячами. Запертый и стерегомый врагами в одном городе, он вышел из него ночью и на плечах своих вынес городские ворота с вереями. За свою слабость и пристрастие к недостойным женщинам Самсон лишился вместе с волосами благодатной силы, зрения, а ,наконец, и самой жизни. Но умирая, раскаявшийся Самсон истребил гораздо большее число врагов, нежели во всю свою жизнь. Он разрушил здание, в котором язычники праздновали идолу. Слабости и недостатки принадлежат человеку, – испорченной природе человеческой, а добродетели и чудные подвиги – помогающей человеку благодати Божией. Оставив в стороне пороки Самсона, мы можем видеть в нем довольно ясно прообразовательные черты миссии Иисуса Христа. Господь наш также родился по благовествованию Ангела, посвящен Богу с детства, назывался назореем (Мф. 2:23), имел силу творить чудеса, сочетался таинственным союзом с Церковью из иноплеменников язычников, растерзал духовного льва, поразил дьявола, разрушил врата адовы, был гоним врагами своими, но по смерти, воскресении и вознесении Своем всех привлек в себе, покорил истинной вере бесчисленные народы, бывшие до тех пор чуждыми и враждебными ей. Заметим в Самсоне еще то, что он сохранял в себе благодатную силу, несмотря на свои непохвальные дела, до тех пор, пока не лишился внешнего признака назореев – длинных, никогда нестриженых волос своих. Может ли кто сомневаться поэтому, что благодать Божия действуете и сообщается даже через недостойный, по- видимому, священнослужителей, пока они не лишены своего сана законною властью?

За своевольство, кощунство и другие беззакония двух сыновей судьи и первосвященника Илия, равно как и за грехи всего народа, Бог снова допустил филистимлянам угнетает народ еврейский. В гибельной для евреев битве пали оба сына Илии и даже священный кивот Завета, которым евреи надеялись как бы исторгнуть милосердие и помощь от Бога, сделался добычею врагов. Добрый, но чрезмерно слабый Илий, выслушав весть об этом, упал с седалища и умер. Он составил поучительный урок слабым и небрежным в воспитании детей своих родителям. Тогда-то великий святостью и заслугами Самуил, избранный Богом от детских лет и обещанный Богу матерью еще до рождения его, явился избавителем Израиля. Возбудив народ к раскаянию и очистив его постом и молитвою, Самуил победил филистимлян, отнял взятые ими города и надолго сделал славным и страшным между соседями имя народа израильского. В тоже время кивот Завета возвращен был чудным образом. Бог наказал народ избранный лишением святыни его, но не потерпел, чтобы враги его надругались над нею. Филистимляне поставили священный Кивот в капище идола Дагона, как знак победный. Но в ту же ночь идол был повержен к подножию Кивота; когда язычники поставили снова на место бездушное божество свое, то нашли его без головы и рук. Они поспешили отослать Кивот в другой город; но куда ни привозили его, всюду земля была опустошена гадами, а жители заразою. Тогда, наконец, филистимляне поставили Кивот на колесницу, запряженную двумя молодыми коровами, никогда не бывшими под ярмом, и никем не управляемые животные прямо привезли драгоценную святыню в землю израильскую.

Великий Самуил не имел надежды оставить после себя достойного преемника; дети его предавались лихоимству и другим порокам. Между тем, языческие народы ждали только случая, когда ослабеет правительственная власть, прекратится взаимное единодушие евреев, чтобы напасть на них; к тому же эти народы имели над евреями то внешнее преимущество, что под управлением самовластных и наследственных царей они представляли из себя довольно благоустроенные, и потому, по человеческим средствам, более сильные общества. Видя все это, евреи пожелали иметь над собою царя. Самуил, по воле Бога и народа, помазал на царство Саула, мужа сильного, величественного. Получив святое помазание, Саул исполнился Духом Божьим, пророчествовал и побеждал со славою враждебные народы. Но за гордость и непослушание воле Божьей, он лишился благодатной силы, а затем и царства и самой жизни. Он вместе с тремя сыновьями и многочисленным войском погиб в битве против филистимлян.

Вместо Саула, еще при жизни его, Бог избрал на царство мужа по сердцу Своему, – кроткого и праведного Давида, который до этого времени пас стада отца своего Иессея, происходившего из колена Иудина. Будучи еще юношею, но уже помазанный Богом через Самуила, Давид поразил и обезглавил Голиаоа, сильного исполина – единоборца филистимского. Эта победа возбудила зависть в Сауле. После долгих и жестоких гонений Саула, Давид, за свое терпение и великодушие, сделался, наконец, царем над всем Израилем. Он победил и честно покорил враждебных соседей, отнял у язычников крепость Сион и город Иерусалим, поселился в нем, перенес сюда Скинию и Кивот Завета, и сделал свою столицу городом священным, сильным и великолепным. Благословен Господь от Сиона, живый во Иерусалиме, воспевал в радости Давид, – и его песнь до сих пор слышится в православных храмах. Так и Господь наш, кроткий пастырь душ верующих, победив мысленного Голиаеа – дьявола, посрамив всех врагов своих, сделался царем вечным в новом духовном Иерусалиме, – св. Церкви Своей.

Св. Давиду подтверждено обетование Бога, данное Аврааму, Исааку и Иакову, – обетование, что именно из его потомства произойдет Мессия. Бог возвестил Давиду через пророка Наеана, что от семени его родится Царь, царству которого не будет конца (2Цар. 7:12–14). Вот почему Иисуса Христа, как Мессию, называли иудеи сыном Давидовым и почему Архангел Гавриил, посланный к Пресвятой Деве благовествовать о Его зачатии, сказал: Он будет велик и наречется сыном всевышнего, и даст ему Господь Бог престол Давида, отца его, и будет царствовать над домом Иакова вовеки (Лук. 1:32 и 33).

Праотец и прообраз Иисуса Христа, св. Давид, исполненный Духом пророчества, многое предсказал о своем Божественном Потомке в своих псалмах. Надлежит, говорил Сам Спаситель, исполниться всему, написанному о мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах (Лук. 24:44). Так, св. Давид предсказал, что Мессия есть Господь, Сын Божий, рожденный от Бога Отца прежде всех веков (Пс. 2:7; 109:1–3); что престол Его в век века, что Он возлюбит правду и возненавидит беззаконие, что Бог помажет Его елеем радости паче причастников Его (Пс. 44:7 и 8); что против Него восстанут князи народа, но что замыслы их будут тщетны (Пс. 2:2–4); что Он будет ненавидим врагами своими туне, понапрасну (Пс. 34, 19; 68, 5), предан одним из близких учеников Своих (Пс. 98:10; 108:1–8), оставлен всеми, напоен желчью и оцтом (Пс. 86:31 и 22), что руки и ноги Его будут пронзены, ризы разделены, а об одежде Его будут метать жребий (Пс. 21:17–19). Однако ж св. пророк с радостно предвидел, что Мессия воскреснет и расточит врагов Своих, что душа Его не останется во аде, а тело не испытает тления (Пс. 15:10), что Он сядет одесную Бога (109:1), будет Царь и Первосвященник вечный, что будет имя Его благословенно во веки и благословятся в Нем вся колена земная, вся язы́цы ублажат Его (Пс. 71:17), Можно ли яснее и подробнее предсказать события, слишком через тысячу лет случившиеся? Мы однако ж не привели еще многих пророчеств святого Давида.

Только Бог без греха, братья; а всякий человек, более или менее, грешен пред Богом. Самые праведники, на земле, если только даже немного ослабеют в духовной бдительности над собою, если хотя не надолго отступить от них всесильная благодать Божья, – падают, да не похвалится всяка плоть пред Богом. Но и сами падения праведников служат для нас уроком, а для них нередко побуждениями к возвышению, к большему совершенству. И праведный Давид впал однажды в тяжкое преступление; он прельстился женою подданного своего, взял ее к себе, а ее мужа велел подвергнуть смерти. Когда пророк Наоан смело обличил беззаконие его, Давид смиренно повергся пред Богом с горьким воплем и мольбою. Памятником его глубокого раскаяния остался трогательный псалом, начинающийся словами: помилуй мя, Боже, и так часто читаемый в церкви. Милосердый Господь простил согрешение раба Своего, но за нарушение им семейной добродетели и счастья ближнего, попустил Давиду испытать несчастье в собственном его семействе. Любимый сын Давида Авессалом восстал против своего родителя, изгнал его из столицы и объявил себя царем. Давид с покорностью и терпением перенес это несчастье, зная, что оно послано от Бога за грех его. Преступный сын погиб несчастною смертно, а Давид возвратился в свое царство и столицу.

Исполненный милостей и даров Божьих, св. Давид не получил на земле только одного утешения: воздвигнуть великолепный храм истинному Богу, хотя почти всю жизнь заботился об этом и приготовил все, нужное для совершения святого дела. Это величайшее счастье предоставлено было сыну Давида – Соломону. Св. Давид предызобразил собою и своим царствованием Мессию – более в состоянии уничижения и Церковь его воинствующую, а Соломон – Мессию прославленного и Церковь Его торжествующую. Царствование премудрого Соломона было мирное, благополучное, славное и весьма продолжительное. Храм, воздвигнутый Соломоном, был предметом удивления для целого мира, местом явления славы Божьей, домом молитвы не только для евреев, но и для язычников.

Построение и освещение храма Иерусалимского было величайшим торжеством Веры и государства; царствование Соломона представляется блистательнейшим временем в истории ветхозаветной Церкви и царства израильского. Так тесно соединялась у евреев Вера с гражданским устройством, Церковь с государством. Вера возвеличила государство, содействовала ему к достижению высшей степени благоденствия и славы; а государство, в свою очередь, окружало благолепием и славою Веру и Церковь! Явление прекрасное и единственное в древнем мире! Но от времени древних обратимся к настоящему. Не видим ли мы в наше время государство Российское подобным богоучрежденному и Богом возвеличенному царству Соломонову? И наше отечество также некогда страдало от раздробления и междоусобий, было угнетаемо неверными целых двести лет, но наконец, под единодержавною властью царей православных, окрепло, возвысилось и теперь представляет собою могущественнейшее царство, единственное в мире. Среди всех перемен судьбы Россия сохранила, как драгоценнейшую святыню, – истинную, православную Веру. Вера спасла Россию. Св. Церковь была всегда хранительницею единства, силы и могущества России. Но и сама Церковь Российская красуется величием Российской Державы; опираясь на него, она подает руку помощи единоверным страждущим под игом иноплеменников братьям своим и простирает готовые, дружеские объятья всем народам.

Впрочем мы скажем об этом подробнее в последствии. А теперь из глубины души возблагодарим Господа Бога за то, что Он даровал нам счастье быть и Православными и Русским. Аминь.

21. О святых пророках

Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о мне. Ин. 5:39.

 

Чем важнее и чем многочисленные дары Божьи человеку, тем строже взыщется с него, если он будет злоупотреблять ими и будет неблагодарен к Подателю их. Тот же закон мы видим и в истории целых народов. Блистательное царствование Соломона послужило к упадку и бессилию народа израильского. Почему? Потому, что, как прежде, так и теперь, евреи оказались неблагодарными к Богу, благодеявшему им; прежняя наклонность к идолопоклонству не оставляла их. Сам мудрый Соломон под старость начал покровительствовать нечестию, построил в окрестностях Иерусалима несколько идольских капищ для своих жен иноплеменниц. Только великие добродетели отца его св. Давида отклонили от Соломона чашу гнева Божия; она досталась сыну его Ровоаму и наследникам его. Десять колен народа израильского отпали от наследника Соломонова и избрали себе другого царя; только два колена, Иудино и Вениаминово, остались верными законному царю своему. Цари десяти колен израильских, избрав себе столицею Самарию, всеми мерами старались разорвать союз своих подданных с Иерусалимом, а через то и с истинным Богом. Храм истинному Богу долженствовал быть один, именно в Иерусалиме. Владетели самарийские боялись, чтобы подданные их, ходя в Иерусалим на поклонение истинному Богу, не пожелали возвратиться под законное владычество царей иудейских. Чтобы предотвратить это, они начали строить в своих владениях идольские капища, и сюда приглашали народ легкомысленный и вероломный. Нечестие и разврат воцарились в царстве израильском, а отсюда, подобно заразе, сообщались и верному царству Иудейскому.

Милосердый Господь долго терпел беззакония неблагодарного народа; казалось даже, что чем более удалялись от Него эти непокорные дети, тем больше употреблял чадолюбивый Отец попечения и средств, чтобы возвратить, снова привлечь их к Себе. Он посылал к ним вестников Своей воли, святых мужей, называемых пророками. Бог исполнял этих избранных мужей благодатью Святого Духа, давал им силу слова и чудес, – и они, от лица Божия, строго обличали беззакония народа и владык его, возвещали гнев Божий на всех беззаконников, предсказывали будущее, даже самые отдаленные события, проповедовали веру в истинного Бога и обетованного Искупителя.

Св. пророки являлись, как в царстве Иудейском, так и в самарском, как до пленения Вавилонского, (о котором будет сказано в следующей беседе), так и после него. Одни из них, проповедуя устно, не оставили после себя писаний; их дела и учение описаны и переданы уже другими праведными мужами. К числу таких пророков принадлежишь св. Илья, великий праведник, пророк, чудотворец, ревностный обличитель нечестия, грозный враг идолослужителей, неустрашимый проповедник истинного Бога, живым взятый на небо на колеснице огненной. Таков был и ученик его св. Елисей – пророк, наследовавший, вместе с милотию, т. е. мантиею своего учителя, сугубую (двойную) благодать пророчества и силу чудотворений. Другие пророки, по внушена Божию, изложили свои проповеди в письменах, и передали их потомству. Одни из них написали более, другие менее; почему первые называются большими пророками, каковы (кроме св. Давида), Исаия, Иеремия, Иёзекииль и Даниил; другие меньшими пророками, которых числом двенадцать: Осия, Иоиль, Амос, Авдий, Иона, Михей, Наум, Аввакум, Софония, Аггей, Захария и Малахия. Призвание, должность пророков состояла в том, чтобы, как мы сказали, открывать людям волю Господа, возвещать им суд и милость Его, обличать пороки и заблуждения, проповедовать истинную Веру, предсказывать будущее. Но главным предметом проповеди пророков был Мессия, будущий Избавитель рода человеческого. И действительно, читая их пророчества и сличая с Евангелием, не можем не видеть, что главный предмет как пророчеств, так и Евангелия один и тот же – Мессия – Иисус Христос. К сему-то спасению относились изыскания и исследования пророков, которые предсказывали о назначенной вам благодати, исследуя, на которое и на какое время указывал сущий в них Дух Христов, когда он предвозвещал Христовы страдания и последующую за ними славу. Так говорит о св. пророках св. Апостол Петр (1Пет. 1:10–11).

Величайшим из великих пророков был пророк Исаия. Он (за 700 лет до Р. X.) с такою ясностью, точностью и подробностью говорит об Инсусе Христе, что некоторые св. Отцы называли его ветхозаветным Евангелистом. Он видел образно на престоле превознесенного Бога, от Ангела славы дориносима, был послан от Него пророчествовать иудеям, предвидел их ослепление во время пришествия Мессии и отвержение их Богом до определенного времени (Ис. 1:12; Ин. 12:40). Св. Исаия предвозвестил рождество Спасителя от пречистой Девы: се Дева во чреве зачнет и родит Сына, и наречеши имя Ему Еммануил. Далее пророк говорить, что Сын, рожденный от Девы, есть и называется: великого совета Ангел, чуден, советник, Бог крепкий, Властелин, Князь мира, Отец будущего века (9:6). Предсказав с такою ясностью о чудном рождестве Спасителя, Исаия еще с большею поразительностью описывает Его страданья, смерть и воскресенье. Он изображаете Мессию, ведомого на смерть, как агнца незлобивого, безответного; видит Его поруганного, умученного, изъязвленного, умершего и погребенного; но присовокупляет: Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было в Нем и ранами нашими мы исцелились. (53:5). Потом св. пророк, в восторге радости, описывает прославление Мессии, обширность, великолепие и блаженство Его царства, т. е. св. Церкви вселенской (54:1–15; 11:1–10). Но слишком продолжительна была бы беседа наша, если бы даже всю ее мы посвятили исчислению пророчеств Исаии об Иисусе Христе, о лицах и событиях новозаветных. А нам надобно ныне сказать еще и о других пророках.

Св. Иеремия предсказал об избиении младенцев Вифлеемских (31:15; Мф. 2:19), об отмене ветхого и установлении нового завета. Вот наступают дни, говорит Господь, когда я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их. Но вот завет, которые я заключу с домом Израилевым после тех дней: вложу закон мой во внутренность их на сердцах их напишу его, и буду им Богом а они будут моим народом. (31:31–34; Евр. 8:9).

Св. Иезекииль называет Мессию Пастырем единым, Давидом, князем людей, царем вечным (37:22–28). Этот пророк видел Господа, проходящего вратами храма, через который никто не проходил ни прежде, ни после сего (44:2). Это видение означало, что Пресвятая Мария Матерь Божия и до рождества Иисуса Христа и по рождестве Его пребудет девою.

Св. Даниил не только пророчествовал о явлении Мессии и Его всемирном царстве, но и с величайшей точностью предсказал время страданий и смерти Спасителя, время упразднения Ветхого завета, разрушения Иерусалимского храма и рассеяния народа израильского (9:24–27). Об этом пророке мы скажем подробнее в следующей беседе.

Св. пророк Осия (около 800 лет до Р. X.) предсказал о принятии язычников в царство Мессии и произвольном отпадении Израиля, о победе Иисуса Христа над смертью и адом. И помилую, говорит Господь устами сего пророка, непомилованную, и скажу не Моему народу: «ты Мой народ», а он скажет «Ты мой Бог!» (2:23). От власти я ада искуплю их. Смерть! Где твое жало? Ад! Где твоя победа? (13:14).

Св. Иоиль, современник Осии, пророчествовал о сошествии Святого Духа на Апостолов и всех верующих, также о втором славном и страшном пришествии Иисуса Христа на землю. Изолью от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши. И также на рабов и на рабынь в те дни изолью от духа Моего. И покажу знамения на небе и на земле: кровь и огонь и столпы дыма. Солнце обратится во тьму, и луна в кровь, прежде нежели наступит день Господень, великий и страшный. (2:28–32; 3:11–16).

Св. Амос, предсказав о рассеянии народа израильского по всей земле, присовокупляет от лица Божия: в тот день Я восстановлю скинию Давидову падшую, заделаю трещины в ней и разрушенное восстановлю, и устрою ее как в дни древние. (9:11)

Св. Иона пророчествовал об Иисусе Христе не столько словами, сколько некоторыми событиями жизни своей. Бог послал Иону проповедовать сначала евреям, а потом язычникам, жителям Ниневеи, – с угрозою, что если они не покаются и не исправятся, то город их будет через три дня разрушен, уничтожен. Не понимая планов и целей Промысла, Иона хотел уклониться от и исполнения воли Божей; как человек, он боялся, что пророчество его о погибели Ниневеи не исполнится, по причине беспредельного милосердия Божия; и потому Иона бежал в Иоппию (Яффу) и сел на корабль, плывший в отдаленные страны. Взволновавшееся море обличило его преступление; Иона был брошен корабельщиками в воду, по его собственному признанию в вине пред Богом, и был поглощен китом. Три дня и три ночи пробыл Иона во внутренностях морского чудовища, раскаялся в своем непослушании, вознес теплую молитву к Богу – и Бог спас его; кит изрыгнул Иону на берег целым и невредимым. Проповедь Ионы сильно подействовала на язычников, спасла Ниневею от истребления, а жителей ее от верной смерти. Что означает это чудное событие? Св. Церковь отвечает нам: Водного зверя во утробе, длани Иона крестовидно распростер, спасительную страсть преображаще яве. Тем тридневен исшед, премирное Воскресение прописаше, плотию пригвожденного Христа Бога, и тридневным Воскресением мир просвещающего. (Канон* Воздвиж. песнь 6). Иисус Христос также сначала проповедовал евреям, – и они не внимали Ему, предали Его на смерть и запечатали гроб Его. Через три дня Господь воскрес, послал учеников Своих к язычникам, и язычники уверовали в Иисуса Христа, получили спасение и жизнь вечную. Вот что означает случившееся с Ионою! Ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и сын человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи. (Мф. 12:40), говорить Спаситель.

Св. Михей предсказал, что Иисус Христос родится в городе Давидовом Вифлееме и будет царствовать вечно. И ты, Вифлеем – Ефрафа, мал ли ты между тысячами иудиными? Из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение от начала, от дней вечных. (5:2). От Сиона выйдет закон и слово Господне – из Иерусалима, говорит Пророк о всемирной проповеди св. Апостолов, получивших Святого Духа на Сионе (4:2).

Св. Аввакум, проповедуя о чудном пришествии Мессии на землю и распятии Его между двумя разбойниками, говорить: Господи, услышал и слух Твой и убоялся. Господи! Господи, разумны дела Твои и ужасны. Будешь узнан посреди двух при приближении лета. Бог придет с юга и Святой с горы, покрытой чащей. (3:1–3). Для пояснения последних слов пророчества нужно прибавить разве только то, что Вифлеем, где родился наш Спаситель, лежит к югу от Иерусалима, на гористой местности и еще около времен св. Кирилла Иерусалимского окружен был частым, тенистым лесом.

Св. Захария предвозвестил, что Мессия придет на землю царем кротким и спасающим, вступит в Иерусалим на ослице и осленке, не знавшем ярма; что Спаситель продан будет за тридцать серебренников, распят, прободен, а ученики Его разойдутся, как овцы не имущие пастыря. Ликуй от радости, говорить боговдохновенный пророк, дщерь Сиона: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной. И владычество его будет от моря до моря и от реки до концов земли. А что до тебя, ради крови завета твоего Я освобожу узников твоих изо рва, в котором нет воды. (9:9– 11). В другом месте Господь говорит через святого пророка: плата Мне тридцать серебренников (11:12); порази Пастыря, и рассеются овцы стада (13:7).

Св. Малахия, последний по времени из ветхозаветных пророков, за 400 с лишком лет до Р. X. ясно предсказал что скоро явится обетованный Мессия, что Он пошлет сначала вестника, предтечу, который приготовит для Него путь, расположит людей к принятию давно ожидаемого Избавителя. Вот, я посылаю Ангела моего, и он приготовит путь предо мною, и внезапно придет в храм Свой Господь, Которого вы ищите, и Ангел завета, Которого вы желаете. Вот, Он идет, говорит Господь Вседержитель( 3, 1). В другом месте Бог через пророка называет этого предтечу Ильею. Вот, Я пошлю к вам Илью пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил землю проклятием. (4, 5 и 6; Мф. 11:14). Эти слова – последняя в книге пророка Малахеи и в книге всех ветхозаветных пророчеств. Последний из пророков Ветхого завета заключил свою проповедь пророчеством о первом пророке завета Нового – св. Иоанне Предтече. После Малахеи Бог уже не посылал на землю ни одного пророка, и не только евреи, но и все народы древнего мира с этого времени с особенным вниманием стали ожидать обетованного Примирителя, Просветителя и Спасителя рода человеческого,

Вы видите, братья, что Бог устами святых пророков предвозвестил в Ветхом завете все, что нужно было знать людям о будущем Искупителе Иисусе Христе. Св. пророки доказывали свое божественное посланничество, истину возвещаемого ими учения и своею добродетельною жизнью, и силою слова, и силою чудес и некоторыми пророчествами о близких событиях, оправдавшимися при их жизни, или пред глазами их современников. Пророчества их о Мессии исполнились с такою точностью в жизни Иисуса Христа, что, кажется, все видевшие Его должны были бы уверовать в Него. Но дьявол ослепил умы евреев; безумная гордость и грубая чувственность притупили их духовные чувства, – и Израиль не познал Господа своего, отвергся от Создавшего его, не внимал проповеди пророков, не верил обетованиям, или понимал их по своему, – и оттого не принял Мессию, как Избавителя, но предал Его ни поругание и смерть. Однако истинно слово Господне, сказанное через пророка: Как дождь или снег нисходит с неба и туда не возвращается , но напояет землю и делает ее способною рождать и произращать, чтобы она давала семя тому, кто сеет, и хлеб тому, кто ест, так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, – оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно. (Ис. 55:10–11). Для кого же проповедовали св. пророки? Кому принесли особенную пользу, кому были благотворны и спасительны их пророчества? Не им самим, т. е. не евреям и даже не самим пророкам, но нам, христианам, служило то, говорит Апостол Петр (Петр. 1:12). Видя исполнение пророчеств, сказанных за несколько сот лет до самих событий, можем ли мы не убедиться, что Сам Бог основал, насадил, сохранил, распространил и прославил нашу святую Христианскую Веру и нашу Православную Церковь? Да, братья, чем больше будем мы изучать истины св. Веры нашей, тем яснее и тверже будем убеждаться, что на земном шаре одна она, наша православно-христианская Вера есть истинно древняя, истинно Божественная, истинно спасительная. Аминь.

22. О временах пленения вавилонского и седмицах Данииловых

Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Мф. 23:37.

 

Ни кроткие увещания, ни грозные обличения пророков, ни благодеяния, ни наказания Божие не могли исправить евреев. Они по-прежнему предавались идолопоклонству и самым грубым порокам, а ревностных учителей своих, посланников Божьих, ненавидели, гнали, предавали смерти. Мера долготерпения Божия исполнилась. Царство израильское, или самарийское, как более беззаконное, первое испытало на себе карающую руку правосудия Божия. Десять колен израильских отведены в плен ассириянами, рассеяны по разным странам света и царство их навсегда пало; на место их поселены язычники, которые, смешавшись с остатками евреев, составили народ, получившей название самарян, а их вероучение – смесь истины с языческими заблуждениями, названо расколом, или ересью самарянской. Царство иудейское, поддержанное добродетелями некоторых царей своих, каковы были: Асса, Иосафат, Езекия и Иосия, было сохранено Промыслом от участи, постигшей царство израильское, – от совершенного разрушения; ибо в земле Иудейской, из колена Иудина надлежало, по пророчествам, родиться будущему Избавителю-Мессии. Но когда Иудеи до того сделались наклонными к идолопоклонству, что, казалось, готовы были забыть истинную веру, тогда Бог употребил горькое, но действительное средство к излечению избранного народа от застарелой болезни. Этим средством было пленение вавилонское. По указанно и попущению Божию, вавилоняне, под предводительством Навуходоносора, устремились на Иудеев, как на верную, готовую добычу. Иерусалим был взят, опустошен, храм сожжен и разрушен, а народ Иудейский, вместе с царем, отведены в Вавилон пленными. В плену вавилонском, в тяжких работах и рабском унижении, евреи обратились всем сердцем к Богу отцов своих, искренне возлюбили святую Веру, которая теперь одна была их утешением и надеждою; возненавидели идолопоклонство, которое в столице идолослужителей предстало пред ними во всем своем безобразии и гнусности; раздружились с язычниками, так жестоко с ними поступившими. Там-то, в плену вавилонском, евреи пели ту прекрасную и трогательную песнь, которую св. Церковь заповедала петь пред началом Великого Поста: на реках вавилонских, тамо седохом и плакахом. Для нас, христиан, Вавилон есть Мир со всеми его соблазнами и пороками, наш Иерусалим – царство небесное; враги, пленившие нас: дьявол, злые страсти, порочные привычки, излишние мирские заботы. О, если бы мы чувствовали такое же сокрушение о нашем духовном пленении и такое же стремление к нашему небесному отечеству, какое евреи имели к своему земному отечеству и городу! Видя их раскаяние, милосердый Господь посылал им пророков, которые утешали их надеждою скорого избавителя от рабства и поддерживали в них веру в грядущего всемирного Избавителя. Для утверждения сей веры, Бог сотворил в Вавилоне многие чудеса, изумления язычников и отчасти послужившие новыми прообразами Мессии-Иисуса Христа.

В числе пленных евреев, приведенных Навуходоносором в Вавилон, были три отрока: Анания, Азария и Мисаил. Прекрасные по наружности, кроткие и благочестивые по душе, одаренные отличными способностями ума, они были взяты ко двору для служения самому царю вавилонскому. Но служа усердно и верно царю земному, они тем с большею ревностью служили Царю небесному – истинному Богу, свято соблюдали заповеди и постановления святой Веры; они не хотели даже вкушать пищи от стола царского, из опасения, чтобы не нарушить иногда поста и не оскверниться идоложертвенным, то есть, остатками мяса, принесенных в жертву идолам. Дьявол, льстецы и собственная гордость внушили Навуходоносору поставить среди обширного поля золотого идола и повелеть своим подданным поклоняться ему под страхом жесточайшей смерти в раскаленной печи, в случае противления сему повелению. Все бесчисленные рабы царя вавилонского, все племена и народы, покоренные им, преклонились перед бездушным идолом. Когда дошла очередь до трех отроков еврейских, тогда они, помня заповедь Божию, кротко, но твердо отказались поклониться истукану. Приведенные пред лицом грозного царя, они сказали ему: да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся (Дан. 3:18). Навуходоносор приказал семь раз раскалить большую печь и бросить туда непреклонных исповедников истинного Бога. Но что же увидели язычники? В пещь огненную ввержены преподобнные отроцы, огнь в росу преложиша; Ангел Божий сошел к ним, обратил огонь раскаленной печи как бы в прохладную росу и вместе с ними воспел ту величественную песнь Богу всемогущему, которая и теперь составляет содержание седьмой и восьмой песней канона. Это чудо было прообразом еще большего чуда: рождества Господа от Пречистой Девы; как огонь не опалил святых отроков, так рождество Господа не нарушило девства Пресвятой Марш. Чуда преестественного росодательная изобрази пещь образ: не бо яже прiят палит юныя, яко ниже от Божества Девы, в Нюже вниде утробу, поет св. Церковь. – С ужасом увидел царь и вильможи вавилонские, что огонь не только не истребил святых отроков, но не коснулся даже волос и одежды их; только узы, которыми были они связаны, сделались добычею огня. Воздав славу Богу истинному, Навуходоносор почтил и исповедников Его важными должностями в своем царстве.

Еще более прославился и возвысился в Вавилоне пророк Даниил, бывший также из числа пленных иудеев и также, как три отрока, взятый ко двору царскому. Подобно как Иосифа в Египте, Бог возвел Даниила на одну из высших степеней государственных в Вавилоне; это было следующим образом: Навуходоносор видел сон, который чрезвычайно встревожил его, но которого он, встав от сна, не мог вспомнить. Грозный повелитель созвал всех своих мудрецов, гадателей и волхвов и приказал им рассказать виденный, но забытый им сон и объяснить его значение. Человеческая мудрость, разумеется, безмолвствовала пред такою задачею, и разгневанный царь дал приказание – умертвить всех мудрецов и волхвов как обманщиков и людей бесполезных. В числе осужденных был и Даниил, как принадлежавший сословию ученых или мудрецов халдейских. Узнав о приговоре царя, Даниил повергся пред Богом в пламенной молитве, – и Господь открыл ему сновидение царя. Ты видел, сказал Даниил Навуходоносору, огромное и страшное тело, у которого голова золотая, руки и плечи серебряные, стан медный, ноги частью железные, частью глиняные; потом невидимою силою отторгся от горы камень, ударил в скудельные ноги великана, сокрушил его в прах, а сам возрос в великую гору и покрыл всю землю. Твое видите означает четыре великие царства, которые последуют одно за другим. Золотая голова великана изображает собою твое славное и могущественное царствование. После тебя будет царство меньшее и слабейшее, – это и означают серебряный руки и плечи, а после этого будет царство медное и наконец четвертое – железное, могущественное, но и не прочное, потому что вполовину глиняное. Потом воздвигнет Бог небесный царство, которое вовеки не разрушится, и царство это не будет передано другому народу (Дан. 2:44). Какие же это царства, о которых пророчествует св. Даниил? События последующих веков показали, что за вавилонским царством последовало царство персидское, а его сменило царство греко-македонское, в свою очередь уничтоженное четвертым царством – римским. Какой же это камень, от горы, без помощи рук человеческих, отделившийся, и какое это царство вечное? Камень – это Иисус Христос, а царство Его – св. Церковь вселенская. Камень нерукотворный от несекомой горы – Тебе, Дево, краеугольный отсечется, – Христос, совокупивый расстающиеся естества.

Св. Даниил сделался после этого одним из ближайших к царю вельмож вавилонских. Он сохранил эту высокую степень и при преемниках Навуходоносора. По проискам врагов своих и завистников, Даниил два раза был брошен в ров, или пещеру, наполненную голодными львами, – и оба раза Бог сохранил его чудным образом, а враги его подверглись участи, ему приготовленной. Два раза он обличил заблуждение идолопоклонников, разрушил капище идола Вила и умертвил змея, боготворимого язычниками. Мудростью своею он спас от смерти невинную Сусанну, жену одного еврея, оклеветанную двумя сластолюбивыми старцами. Несколько раз св. Даниил удостоен был пророческих видений, в которых Бог открыл ему самые отдаленные события, с изумительною точностью и подробностью. Чтобы не продлить через меру нашей беседы, опускаем исчисление и объяснение пророчеств Даниила, о которых мы кратко сказали в предыдущей беседе.

Были между евреями и другие благочестивые люди, прославившиеся в странах языческих своими добродетелями и особенным чудесным покровительством Промысла. Таковы были: Товит, Мардохей и Эсеир. Товит из числа пленных израильтян, отведенных в Ниневию царем ассирийским, был ревностный исполнитель закона Божия, покровитель и утешитель несчастных своих соотечественников. Но его же любит Господь – наказует. Товит подвергся тяжкому испытанию: он лишился сначала всего имущества, а потом и драгоценнейшего дара – зрения; но не роптал и не отчаивался праведный Товит. Был у него старый долг на одном соотечественнике, жившем в другом весьма отдаленном городе. Туда-то посылает Товит последнее сокровище свое на земле – единственного сына Товию. Юноша не знает ни пути, ни местности, куда надобно идти; но Бог посылает ему Ангела Рафаила, который в виде человека сопутствует Товии до назначенная места и возвращает его родителям не только целым и здоровым, но и с великим богатством, добродетельною супругою Саррою и чудным лекарством, возвратившим зрение престарелому Товиту.

Эсфирь, племянница добродетельная Мардохея, была возведена Промыслом из пленниц в сан царицы и ходатайством пред царем, супругом своим, спасла целый народ еврейский от истребления, на которое он осужден был царским указом, по навету злобного царедворца Акана. Мардохей возведен был на высшую должность при царе, а злоумышленник Акан казнен позорною смертью, которую готовил было Мардохею и всемъ евреямъ.

Такие подвиги благочестия и чудеса Промысла должны были не только утвердить истинную Веру в народе Божьем, но и обратить на нее внимание самих язычников, сообщить им понятие об истинном Боге и некоторые сведения о будущем Избавителе рода человеческого.

Семьдесят лет томились евреи в плену вавилонском и не переставали молить Бога отцов о своем помиловании и возвращении в отечество. Бог услышал их молитву. Царство вавилонское, как бренное орудие в руках Провидения, совершив чреду своего служения, разрушено Киром, царем персидским. Изумленный предсказанием пророка Исаии, который за 200 лет назвал его даже по имени, Кир дал повеление отпустить евреев в их отечество, со всем их имуществом и священными сосудами Иерусалимского храма. Таким образом земля обетованная снова населена народом избранным. Новыми указами царей персидских Дария (Истаспа) и Артаксеркса (Лонгимана)1, повелевалось возобновить храм и стены Иерусалимские (1 Эздр. 6 и 7, 12; Неем. 2, 1–8). Не смотря на многочисленные препятствия, то и другое совершено усердием народа, особенно же старанием священника Эздры и вельможи Неемии Пророки: Аггей, Захария и Малахия поддерживали ревность народа обещанием помощи и благословения от Бога, предсказывали славу нового храма и Иерусалима, потому что в этот второй храм вступит некогда Господь – Мессия, и обновленный Иерусалим увидит в стенах своих Царя кроткого и спасающего, то есть, Иисуса Христа. Хотя евреи, по возвращении из плена, не имели своего царя, однако, под покровительством Персии, жили свободно, по своим законам, управляемые первосвященниками; жезл первенства и власти не был еще совершенно отнять от колена Иудина. Исполнив свое назначение, царство персидское быстро приближалось к своему падению. Грозный завоеватель Александр Македонский явился новым орудием Промысла. Покорив себе почти все образованные народы на западе, Александр, как всесокрушающая буря, устремился на восток и, после двух славных побед, покорил себе все царство персидское. Но и сам победитель, побежденный собственными слабостями, скоро умер среди победных торжеств своих, не назначив после себя законного преемника. Для кого же трудился Александр? К чему послужили все его победы и завоевания? Македонский завоеватель познакомил и сблизил между собою народы восточные и западные, которые до сих пор были или чужды, или враждебны друг другу. Это сближение послужило удобным путем, по которому впоследствии проповедь Евангелия распространилась во все концы Мира, не останавливаемая взаимным отчуждением и ненавистью народов. Особенно же этому распространению Евангелия послужило всюду распространившееся после Александра знание греческого языка, на который вскоре переведены священные книги ветхозаветные; на нем же написаны впоследствии книги новозаветные. По смерти Александра монархия его разделилась на несколько царств, из коих то одно, то другое объявляло свои притязания на обладание народом Божьим. Победители Иудеев, бывшие нередко жестокими притеснителями их, волею или неволею, знакомились с истинною верою и чрез то незаметно принимали в себя семена Евангелия. Сами Иудеи иногда добровольно удалялись из своего отечества, или по делам торговым, или по сношениям гражданским, или для приобретения мирского просвещения в странах языческих. Везде, куда ни приходили, иудеи говорили язычникам о своей вере, об истинном Боге, обетованном Искупителе и чрез то приготовляли их к принятию христианства. В это же время евреи показывали нередко величайшее усердие к вере отцов своих и Господь посылал им чудесную помощь и избавление. Старец Елеазар и семь братьев Маккавеев (вместе с их матерью Соломониею) решились скорее пожертвовать жизнью своею, нежели изменить святой вере; они были замучены по приказанию сирийского царя за то, что не хотели принести жертву идолу. Благочестивый Маттафия воспламенил ревность и мужество иудеев. Сыновья его, из коих прославился особенно Иуда Маккавей, изгнали язычников из Иерусалима, очистили храм, восстановили служение истинному Богу.

Но все это было только последним проблеском благочестия и силы народа еврейского. От тесного сближения и частого общения с язычниками евреи сами незаметно напитывались суевериями и суемудрием языческим; иные явно отрекались от веры, другие извращали богооткровенное учение разными толками, разделились на многие враждебные друг другу секты. Споры за обладание престолом первосвященническим возбуждали междоусобную войну и нередко были причиною вмешательства язычников в дела иудеев. Все это показывало ослабление веры и упадок могущества иудеев. Все предвещало, что скоро наступит последний конец царству иудейскому.

И он наступил; судьбы Божие совершились. Землею обетованною завладели всемирные завоеватели – Римляне; царем иудейским поставлен был иноплеменник, идумеянин. Мы увидим в следующей беседе, в чем состояло назначение римлян в отношении к Вере; а теперь скажем только, что в царствование римского императора Августа родился в Вифлееме иудейском Господь наш Иисус Христос. Тому слава и держава со Отцем и Святым Духом во веки веков. Аминь.

23. О приготовлении рода человеческого к принятию Искупителя

О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! Рим. 11:33.

 

До сих пор мы в беседах наших обозревали события ветхозаветные, проходили как бы страною сеней, образов, обетований. Теперь мы готовимся вступить в область света, благодати и истины, рассматривать историю Нового Завета. Но прежде чем вступим в эту область, не бесполезно будет нам еще раз оглянуться назад и снова кратко обозреть пройденное нами поприще, подвести под один взгляд все, сказанное нами о Ветхом Завете. Человек пал, согрешил пред Богом, и своим грехопадением расторг благодатный союз свой с Богом, лишился первобытного блаженства, изгнан из рая. Чтобы восстановить этот союз и возвратить человеку потерянное блаженство, милосердый Господь открыл ему тайну об Искупителе, обещал благодать, с помощью которой он мог усвоить себе это откровение, уверовать в будущего Искупителя и чрез то заслужить милосердие и прощение от Господа. С премудрою и благою целью Бог сначала не вполне, не в полном свете, но прикровенно возвещал людям тайну об Искупителе. Ветхозаветное учение об Иисусе Христе было сначала как бы малым зерном, из которого с течением веков должно развиться великое древо. И мы видели, как постепенно Бог раскрывал эту тайну, как яснее и яснее делалось обетование об Искупителе, как мало по малу род человеческий был веден Помыслом к принятию Избавителя, к вере в Иисуса Христа. Так, Адаму было сказано только, что придет Избавитель, что Семя жены сотрет главу змея, но кто этот Избавитель, когда и где Он родится, – об этом было умолчано. Неясность, или прикровенность первого обетования увеличилась еще более, когда род человеческий размножился, когда образовались многочисленные народы, – и люди могли недоумевать, из которого народа произойдет Мессия? Обетование, данное Аврааму, рассеяло это недоумение: о Семени Авраама, сказано, благословятся все народы. Но у Авраама два сына: Измаил и Исаак. Который из них будет праотцем Мессии? Новым откровением это высокое право утверждено за Исааком. Но Исаак имел так же двоих сыновей: Исава и Иакова. Кто из них будет наследником обетования? Промысл Божий передал и подтвердил первенство Иакову. Таким образом все народы, происшедшие от Измаила и Исава, лишаются права ожидать происхождения Мессии-Избавителя от своего потомства. От Иакова произошли двенадцать сынов и двенадцать колен народа Израильского. Кому передаст праведный Иаков свое драгоценнейшее наследие? Старшему – Рувиму? Или добродетельному и знаменитому Иосифу? Нет, Бог указывает праведнику на четвертого сына его – Иуду, – и умирающий Иаков говорит, что от Иуды произойдет Примиритель, Надежда народов. Колено Иудино с течением времени разделилось на множество родов и семейств; но св. Давиду окончательно обещано Богом, что именно из дому и отечества его произойдет Царь вечный, Избавитель мира.

Итак не оставалось теперь никакого сомнения о том, из какого народа, колена и дома произойдет Искупитель. Но этого мало. Надлежало указать людям некоторые более частные и подробные признаки Мессии, по которым впоследствии они могли бы узнать Его. И вот, – Бог воздвигает целый ряд людей, событий и предметов, в которых прообразовательно отразились черты жизни, свойств и деяний Искупителя. Мы уже видели большую часть ветхозаветных прообразов. Адам, Авель, Ной, Мельхиседек, Исаак, Иаковъ, Иосиф, Моисей, Иисус Навин, Гедеон, Самсон, Давид, Соломон, Иона, – все были в разных отношениях прообразами Мессии; каждый отразил в себе одну, или несколько черт Его. Ветхозаветные жертвы, скиния, храм, первосвященник, манна, медный змей, кивот завета, купина, Чермное море, пещь вавилонская, – все было образом грядущего, тенью благодати новозаветной.

Так как все эти прообразования сами по себе были для многих невразумительны, то Бог послал св. пророков, которые в писаниях своих ясно и точно предсказали почти всю жизнь, все свойства и дела Мессии. Они предсказали, что Мессия придет на землю, когда кончится независимость Иудеев (Быт. 49:10) и когда исполнится предназначенное число лет (Дан, 9, 4); что Он родится от Пречистой Девы (Ис. 7:14), в земле Иудейской, в городе Вифлееме (Мих. 5:2). Пророки предвозвестили поклонение Иисусу Христу царей восточных (Пс. 71:10), избиение младенцев (Иерем. 31:15), пребывание Сына Божия в Египте и возвращение Его в Иудею (Ос. 11:1), проповедь Предтечи в пустыне (Ис. 40:1), помазание Иисуса Христа Духом Святым (Ис. 11:1), Его проповедь в Галилеи, в пределах Нефеалима и Завулона (Ис. 9:1 и 2). Пророки предсказали, что Мессия будет тих и кроток (Ис. 42:1), что Он сотворит великие чудеса, будет давать зрение слепым, слух глухим, жизнь мертвым, здравие болящим (Ис. 35, 3 – С), что Он много будет говорить в притчах (Пс. 77:2). Пророки предвидели и то, что Иудеи не узнают, не примут Мессию (Ис. 6, 9), что он будет гоним, ненавидим ими, что собственный ученик Его продаст Его за тридцать серебренников (Пс. 40:10; Зах. 11:12), что Он будет мучен, поруган, осужден с беззаконными (Пс. 51, 12), напоен желчью и оцтом (Пс. 68:22), прободен (Зах. 12:10), предан смерти как агнец незлобивый (Ис. 53); но что Он пострадает так за беззакония целого Мира, что язвами Его мы исцелимся; что душа Его не останется во аде, а тело не увидит тления (Пс. 15, 10), что Он воскреснет (Пс. 70:20) и именно в третей день (Ос. 6:2), вознесется на небо, сядет одесную Бога (Псал. 67:19; 109:1) и пошлет на учеников Своих Святого Духа (Иоил. 2:28). Св. пророки не утаили и таких откровений Духа Святого, которые были чрезвычайно горьки для иудеев. Они открыто проповедовали и писали, что Мессия отменит Ветхий Завет и даст новый, гораздо лучший Синайскаго, завет духовный и вечный (Ерем. 31:31–34), что бесчисленные языческие народы обратятся к Нему и составят Его царство (Ос. 2:23), а Иудеи, за свое неверие и убиение Мессии, будут отвержены Богом, храм и Иерусалим запустеют (Дан. 9:27), а сыны Израиля будут рассеяны по разным странам и долго будут без своего царя, без жертвенника, без жертвы и без священства (Ос. 3:4).

Таким образом чем ближе наступало время явления Мессии, тем яснее, полнее и определеннее становилось ученье о Нем в Ветхом завете; точно так же как пред восходом солнца, ночной мрак мало по малу проходит и светлее и светлее делается заря утренняя. Обетование об Искупителе, данное в раю и подтвержденное патриархом (равно как и все первоначальное ученье о вере и нравственности) дополнено и утверждено законом Моисеевым и, наконец, еще в большем свете изображено в писаниях св. пророков. Между тем, сущность веры (ученье о Боге едином и обетованном Искупителе) – оставалась одна и та же – неизменно в течение пяти с половиною тысяч лет. Итак Бог возвестил людям все, что нужно было им знать о будущем Избавителе, чтобы они могли веровать в Него, ожидать Его; указал все признаки, по которым можно было бы узнать Его, когда Он придет в Мир. Но это еще не все, что сделал Господь для приготовления рода человеческого к Принятью Искупителя. Целый ряд событий, совершившихся до Рождества Христова, направлены были к той же цели. Различные царства и народы древнего мира были орудиями Промысла к сохранению и распространению истинной веры, ученья о Спасителе мира. Из всех народов древности самая высокая и святая доля досталась народу израильскому. Он имел назначение быть хранителем великих обетований об Искупителе, блюстителем истинной веры среди языческого заблуждения других народов. Мы видели, какие многочисленные и многоразличные средства употреблял Господь к тому, чтобы избранный народ познал и сохранил истинную веру и исполнил свое высокое назначение. Для этой цели Он неоднократно подтверждал обетование об Искупителе святым родоначальникам еврейского народа; для этой цели дал чрез Моисея закон, бывший для иудеев пестуном во Христа, установил богослужебные обряды, заключавшие в себе таинственные прообразования; для этой цели послал целый сонм пророков, постоянно напоминавших евреям о грядущем Мессии-Избавителе. Для утверждения израильтян в истинной вере и для отвращения их от языческих заблуждений, Господь употреблял, смотря по надобности, то награды, то наказания, то гнев, то милость. Добродетели св. Давида возвели царство израильское на высшую степень благоденствия и славы; а пороки и идолопоклонство Ахава и подобных ему царей израильских были причиною падения их царства. Для вразумления и исправления иудеев Бог попустил вавилонянам опустошить их землю и отвести их в плен. Но когда цари вавилонские, вместо исправления, хотели совершенно истребить народ еврейский, тогда Бог воздвиг против них царство персидское (Ис. 46:6– 9). Кир, царь персидский, был орудием милосердия Божия к иудеям; он возвратил их из плена в землю обетованную и чрез это содействовал к исполнению пророчеств о лице Мессии, имевших исполниться в земле иудейской.

Со времени пленения вавилонского, делается более ясным попечение Промысла Божия о приготовлении к принятию Мессией не только иудеев, но и язычников. – Рассеяние израильтян во всех обширных владениях царства ассирийского, великие чудеса Божьи, сотворенный в Вавилоне для избранного народа, должны были познакомить язычников с учением истинной Веры – вообще и в особенности с учением о будущем Искупителе всего рода человеческого. Этим обстоятельством отчасти объясняется прибытие мудрецов восточных для поклонения родившемуся Спасителю и быстрое распространение христианской Веры между язычниками.

Для приготовления удобного пути к сему распространению послужила в особенности монархия Александра Македонского. Евреи, до сих пор чуждавшееся других народов, после Александра вошли в постоянные сношения с ними, добровольно селились в разных местах Азии, Африки и Европы. Вместе с евреями распространялись между язычниками понятия об истинной Вере и ожидании Мессии. К этому послужило особенно всеобщее распространение греческого языка и перевод на этот язык священных книг еврейских. Перевод сей сделан по желанию египетского царя, избранными из мудрейших евреев семьюдесятью двумя толковниками, при содействии Духа Божия. Посредством этого перевода языческие народы узнали ученье об истинном Боге и многочисленных обетованиях и пророчества о Мессии, Кроме того, этим переводом отнята у самих евреев возможность впоследствии исказить или перетолковать иначе пророчества об Иисусе Христе; потому что писания св. пророков переведены были на ясный, точный язык греческий самими евреями, и при том задолго до Рождества Христов.

Начатое Александром сближение народов всего мира между собою довершено римлянами. Римская монархия, четвертая и последняя из предсказанных Даниилом, сокрушила последние преграды, отделявшие один народ от другого, и чрез то открыла широкие пути св. Апостолам, пронесшим слово истины во все концы вселенной. Прекращение многоначалия народов служило приготовлением к прекращению многобожия. Меч римский уничтожил последний призрак свободы и независимости еврейского народа и чрез то содействовал к исполнению пророчества св. Иакова о том, что Мессия придет тогда, когда иудеи не будут иметь своего природного вождя и начальника. Римский император, обладатель вселенной, был орудием, как увидим, к исполнению пророчества, что Мессия родится именно в городе Давида – Вифлееме иудейском, а не в другом каком-либо городе или месте.

Наконец, к числу средств, которыми Промысл приготовлял род человеческий к принятию веры в Иисуса Христа, надобно отнести то всеобщее ожидание Избавителя и Просветителя Мира, которое незадолго пред пришествием в Мир Спасителя распространилось между всеми народами, как иудеями, так и язычниками. Подобного ожидания мы не видим ни прежде, ни после того, во всемирной истории. Какая была тому причина? Иудеи ожидали скорого пришествия Мессии потому, что исполнились уже пророчества, которыми означались признаки Его пришествия: пророчество об оскудении князя от Иуды и седмины Данииловы. Нетерпеливое ожидание Избавителя между иудеями усиливалось бедственным состоянием народа как в гражданском, так и нравственном отношении.. Жестокие притеснения, испытанные идеями под владычеством сириян, египтян и римлян, были причиною, что евреи с величайшим нетерпением ожидали предсказанного пророками Избавителя, думая, что Он освободит их от ига язычников, иноплеменников. Состояние веры между иудеями было едва ли лучше состояния гражданского. Фарисеи и книжники, произвольными толкованиями и прибавками, затемняли и даже искажали смысл св. Писания; взяв ключ разумения, они и сами не входили и других, желавших войти, не впускали в храм истины. Простой народ блуждал во тьме неведения, был подобен овцам без пастыря (Мат. 9, 36). Однако ж и простой народ знал, что когда придет Мессия, то будет возвещать истину всем без изъятия и лицеприятия. Знаю, говорила самарянка Спасителю, что придет Миссия, то есть Христос; когда он придет, то возвестит нам все (Ин. 4:25). Вот почему простой народ любил Спасителя и с жадностью слушал Его Божественное слово!

По свидетельству самих языческих писателей, живших около времени Рождества Христова, ожидание Избавителя и Просветителя, долженствующего родиться в земле Иудейской, было в это время распространено всюду – на Востоке и на Западе. Причиною этого, кроме знакомства с иудеями, было отчасти сохранившееся в языческих верованиях первоначальное предание о невинном состоянии человека, о потере этого состояния и обещанном Избавителе, который возвратит золотой век Миру. С другой стороны, нелепость язычества, или идолопоклонства, дошедшая с течением времени до высочайшей степени, была, наконец, восчувствована многими язычниками и заставляла их желать лучших верований. Языческие мудрецы, подкопавшие здание идолопоклонства, обличившие всю ложность его, сами ничего не создали, не сказали ничего определенного и удовлетворительного о Боге и наших отношениях к Богу, и потому сами, вслед за непросвещенною чернью, поклонялись идолам. Лучшие из язычников сознавались, что только Бог, сойдя на землю, может научить людей истинной вере. Таким образом и евреи и язычники чувствовали нужду в Божественном Искупителе, Просветителе и Спасителе мира. Бог, как учит Ап. Павел, затворил всех в противлении, попустил быть рабами греха и осуждения – всех, и иудеев с их мнимою праведностью, и язычников с их ложною мудростью, но для чего? Для того, чтобы всех помиловать чрез веру во Иисуса Христа. Ибо всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать. О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы его и неисследимы пути его! (Рим. 11:32)!

Итак во всем Ветхом Завете, во всем древнем Мире, все направлено было Промыслом к тому, чтобы приготовить род человеческий к принятию Искупителя.

Следующий отдел бесед наших будет посвящен истории Нового Завета, повествование о земной жизни, учении о чудесах нашего Спасителя. Ему помолимся, да откроет нам тайны Богопознания, да научит нас покланяться Богу в духе и истине, да вложит в нас страх Божественных заповедей Своих и спасет души наши, яко благ и человеколюбец. Аминь.

Отдел четвертый. О земной жизни Господа Иисуса Христа

 

Когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего единородного, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. Гал. 4:4–5.

Веруй и в Сына Божия, единого и единственного, Господа нашего Иисуса Христа, в Бога, от Бога рожденного...Веруй, что сей единородный Сын Божий, ради грехов наших, нисшел с небес на землю, принял на себя человечество и родился от Святой Девы и Святого Духа… Он истинно распят за грехи наши. Он положен в каменном гробе, истинно как человек… Но нисшедший в подземные места вышел оттуда, и погребенный Иисус истинно восстал в третий день… Совершив подвиг терпения и искупив людей от грехов, Иисус восшел снова небеса.

Св. Кирилл Иерусалимский.

24. О рождестве Иисуса Христа

Я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь. Лук. 2:10–11.

 

То, что было обещано нашим прародителям в раю, чего ожидали все ветхозаветные праведники, о чем задолго предсказали пророки, наконец, исполнилось. Избавитель мира, Спаситель рода человеческого, Иисус Христос родился на земле. Се благовествую вам радость велию. Что может быть радостнее этого события? «Что может сравниться, говорит св. Иоанн Златоуст, с сим благовестием? Бог на земле, человек на небе: все в соединении; Ангелы составили один лик с человеками и прочими вышними силами. Древняя брань прекращена, Божество примирилось с нашим естеством, дьявол посрамлен, злые духи прогнаны, смерть связана, рай отверзт, проклятие уничтожено, грех истреблен, заблуждение удалено, истина возвратилась, слово благочестия всюду сеется и растет, жизнь небесная насаждена на земле, вышние силы дружественно беседуют с нами, Ангелы непрестанно сходят на землю и великая надежда на будущее воскресла. Если евреи, готовясь выслушать Божественный закон на Синае, целые три дня проводили в посте, воздержании и чистоте телесной, были в молчании и страхе: то тем больше мы, когда намереваемся слышать таковые слова (т. е. благовестие о Спасителе) и не издали предстоять дымящейся горе (как евреи), но войти в самое небо, должны показать высшее любомудрие, не только измыть свои одежды, но убелить одеяние души, освободиться от всякой житейской примеси» (Беседы на Ев. Мат. т. 1 стр. 4 М. 1843 г.). После сих слов великого святителя и вселенского учителя, не считаю нужным более побуждать вас, братья, к прилежному слушанию бесед наших, предметом которых будет земная жизнь Спасителя. Итак начнем с благословением Божьим.

Пред восходом солнца всегда является денница, или заря утренняя, радостная предвестница дня. Так и пред пришествием в Мир Солнца правды, Спасителя нашего, послан был и явился Предтеча, св. Иоанн. В земле Иудейской жил священник, именем Захария, и у него была жена Елисавета, оба были люди праведные, благочестивые, усердные исполнители закона Божия, но, подобно праведным Аврааму и Сарре, они состарились бездетными: это одно было их несчастьем. Однажды праведный Захария вошел в храм, чтобы, по закону, воскурить фемиам Господу, – и вдруг видит Ангела, стоящего по правую сторону алтаря кадильного. Смутился духом Захария, но Ангел, успокоив его, сказал, что бывшая до сих пор неплодной жена Захарии Елисавета родит сына, что имя ему будет Иоанн (это имя значит: благодать Божия) и что он будет великий праведник и предтеча самого Господа. Захария усомнился в этом, зная престарелые лета свои и жены своей. За это сомнение, особенно неизвинительное в священнике, Захария наказан был немотою, которая должна была продолжаться до тех пор, пока он сам увидит исполнение слов Ангела. Вскоре после этого Елисавета зачала сына. Так, кажущееся для людей невозможным, возможно у Бога. Через шесть месяцев после этого необыкновенного события, совершилось величайшее чудо, событие всемирное, послужившее началом нашего спасения, открылась непостижимая, предвечная тайна. Архангел Гавриил, по повелению Божию, сошел с небесных кругов в незначительный город палестинский Назарет и, представ смиренной Деве, обрученной скромному древоделу Иосифу, – возвестил Ей, что от Нее родится Мессия, воплотится Спаситель Мира, Сын Божий. Пресвятая Дева Мария была отрасль царственного дома Давидова, – дщерь праведных Иоакима и Анны. Испрошенная у Бога молитвами престарелых родителей, она была еще в младенчестве (трех лет) приведена в храм Божий, и здесь, при храме, воспитана была в величайшей чистоте, благочестии и страхе Божием. По внушению Божию первосвященник ввел Пресвятую Деву даже во Святая Святых, в ту важнейшую часть Иерусалимского храма, куда не могли вступать даже священники. Пламенея любовно к Богу и уже нередко удостоенная видения Ангелов, Пренепорочная Дева Мария определила в душе своей навсегда остаться девою; но но совету первосвященника и по особенному действию Промысла Божия, благоволившая до времени скрыть от людей тайну безмужного знчаия и воплощения Иисуса Христа, Она была поручена и обручена престарелому родственнику, праведному Иосифу, также как и Она, происходившему из славного дома царя-пророка. Представ, как сказали мы, пред честнейшею Херувимов Девою, Архангел возгласил; радуйся благодатная, Господь с Тобою; благословенна ты в женах! Смутилась Пресвятая Дева, но не от явления Ангела, что для нее, как мы сказали, не было необычайностью; а от слов его, от его необыкновенного приветствия, значение которого она не понимала, или, по смирению, страшилась понять: смутися, говорит Евангелист, о словеси его, и помышляше, каково будет целование сие? Не бойся, Мариам, сказал ей Архангел, обрела бо еси благодать у Бога: И се зачнеши во чреве и родиши сына и наречеши имя ему Иисус. Но слова эти привели Деву Марию еще в большее недоумение и смущение. Как это может быть, когда Я дева, никогда не имела и никогда не буду иметь мужа? Дух Святый найдет на Тя и сила Вышняго осенит Тя, отвечал Архангел. И больше ничего не спрашивала Пресвятая Мария от Ангела: ни чудес, ни объяснений; Она уже веровала и повиновалась воле Божьей. Се раба Господня, смиренно сказала она, буди мне по глаголу твоему. После всемогущего слова: да будет, сказанного Творцом при создании мира, ни из чьих уст не исходило столь важного, столь обильного последствиями слова, как смиренное слово Марии: буди. Оно соединило небо с землею, Бога с человеком; после этого слова, Сын Божий вселяется во утробу Пресвятой Марии, и отныне делается Сыном Девы; древняя Ева, за преслушание изгнанная из рая, радуется послушанию Марии, низводящей рай с неба на землю. Но нам не достанет ни сил, ни времени, чтобы наследовать всю широту и глубину одного слова Пренепорочной Девы: буди. Мы только можем и должны подражать, по мере наших сил, Ее смирению и послушанию.

С радостною вестью о чудном благовестии Архангела Пресвятая Дева поспешила к родственнице своей, праведной Елисавете. Как скоро услышала приветственный голос Богоотроковицы, Елисавета исполнилась Духа Святого; младенец ее, будущий Предтеча, радостно взыграл во утробе матери. Благословенна Ты в женах и благословен плод чрева Твоего, воскликнула мать Предтечи, исполненная радостью и благоговением от присутствия Матери Господа. И откуда мне сие, за что удостоилась я этой великой благодати и счастья, – да прииде Мати Господа моего ко мне? говорила Елисавета. Мария в ответ ей только славила Господа, призревшего на ее смирение. Се бо отныне, пророчески вещала Она, ублажат мя все роды. Исполнилось пророчество! Кто Тебе не ублажит, Пресвятая Дева? – Пробыв в доме Захарии около трех месяцев, Пресвятая Мария возвратилась в дом свой, в Назарет; а праведная Елисавета вскоре после того родила сына и пожелала назвать его Иоанном. Когда родственники советовали дать младенцу другое имя, то праведный Захария, еще немотствующий, написал на дщице: Иоанн будет имя ему. Тотчас после этого, иерей Захария получил разрешение от немоты, исполнился Духа Святого, воспел благодарственную песнь Богу и пророчествовал о будущем служении своего благодатного сына: и ты, отроча, пророк Вышнего наречешься; предъидеши бо пред лицем Господним, уготовати пути Его (Лук. 1:76).

Наступило наконец время, когда должны были исполниться слова Архангела, сказанные в Назарете, городе галилейском. Но не в Назарете надлежало, по пророчеству, родиться Спасителю мира, а в городе Давида Вифлееме. Для исполнения этого пророчества Промысл употребил орудием Августа, обладавшего в это время Римом и народами почти всей вселенной. Римский император издал, около этого времени, повеление сделать перепись всем народам, находившимся под его властью. Тогда, между прочим, было доведено, чтобы все иудеи, как подданные Рима, явились каждый в свой город, откуда кто происходил, для записания имен их в книги. Праведный Иосиф, как потомок Давида, был гражданин города Вифлеема, где была родина его царственного предка. И потому он отправился в Вифлеем вместе с Пресвятою Мариею, сущею непраздною. Здесь-то, в Вифлееме, родился, как предсказано пророками, Господь наш Иисус Христос. Не великолепные палаты были местом рождения Спасителя, а уединенный вертеп или пещера, куда жители Вифлеема загоняли во время непогоды домашних животных. Предвечный Младенец был положен в яслях; потому что потомок Давида не нашел себе другого пристанища в отечественном городе. Так, для нашего спасения и славы, смирил себя Сын Божий, Царь земли и неба!

Однако ж Спаситель наш явился в Мир не без славы, свойственной Царю вселенной. Лики Ангелов, множество вой небесных, как говорит Евангелист, воспели Его чудное пришествие в Мир. Кто же из людей внимал этому небесному пению? Кто прежде всех воздал поклонение Божественному младенцу? Не книжники, не вельможи, не первосвященники Иерусалимские, но простые пастыри вифлеемские. В ночь, когда родился Господь, они пасли стада близ Вифлеема. Вдруг они видят чудный небесный свет и Ангела, возвещающего им радость велию о рождестве Спасителя Мира. Едва лишь Ангел удалился от изумленных пастырей, как явился целый сонм Ангелов, хвалящих Бога и глаголящих: Слава в вышних Богу и на земли мире, в человецех благоволение. По указанию Ангела, пастыри поспешно пришли в Вифлеем и поклонились Новорожденному, не смотря на окружавшее Его убожество. Так простота и смирение нашли воплотившегося Мессию там, где гордость и высокоумие не подозревали Его. Какой урок для многих из нас, братья! Научимся же из примера пастырей веровать и поклоняться Господу, в простоте сердца и смирении ума.

Но, что и мудрость земная, соединенная с благочестием, может искать и обретать Господа, что не богатство, мудрость, слава, или власть, но гордость, злоупотребление этими благами удаляет человека от Бога, это доказали волхвы или мудрецы стран восточных. Они издалека пришли в Вифлеем поклониться родившемуся Господу. Руководимые чудною звездою, восточные мудрецы пришли сначала в Иерусалим и спрашивали: «где родился Царь Иудейский? Мы видели звезду Его – и пришли поклониться Ему». Иерусалимляне поняли, что мудрецы говорят именно о рождении Царя-Мессии, предсказанного пророками, и потому отвечали, что Он должен родиться в Вифлееме Иудейском, как возвещено о сем Богом чрез пророка. Что же? Обрадовались ли жители Иерусалима, услышав такую великую и радостную весть? Поспешили ли вместе с волхвами в Вифлеем поклониться Божественному Младенцу? К удивлению, – нет: слышав же Ирод смутися и весь Иерусалим с ним, говорить Евангелист. Понятно смущение Ирода: он был не природный царь, а идумеянин, и потому, конечно, боялся, что потомок царя Давида, возмужав, завладеет престолом иудейским. Но от чего смутились Иерусалимляне, особенно первосвященники и книжники людские? От того, что они худо знали писания пророчеств, или, зная их, понимали превратно. Они ожидали, что Мессия придет к ним со славою, покорить все народы и поставить над ними иудеев судями и повелителями. И потому иерусалимляне смутились, услышав, что Мессия пришел в мир без шума, без блеска, без их ведома, без поразительных явлений и чудес.

Коварный Ирод скрыл свой страх пред мудрецами и даже просил их, чтобы они, поклонившись новорожденному Царю, пришли сказать ему о месте Его рождения, потому что, будто, и он, Ирод, желает поклониться Царю-младенцу. Выйдя из Иерусалима, волхвы снова увидели чудную звезду, которая шла пред ними, пока привела их к месту,идѣже бѣ Отроча. Придя в храмину, они увидели младенца Иисуса Христа с Пресвятою Мариею и, поклонившись Ему до земли, принесли дары, прекрасные не столько по цене, сколько по их значению: злато – как Царю, фимиам – как Богу, смирну как человеку, имеющему умереть; потому что смирною обыкновенно намащали тела умерших. Подражая премудрым волхвам, принесем, братья, и мы нашему Господу вместо злата чистую веру, вместо фемиама – усердную молитву, вместо смирны – сердечную любовь к нашему Спасителю.

Совершив свое дело, мудрецы хотели возвратиться в Иерусалим, исполнить поручение Ирода; но Ангел, явившись им во сне, запретил им это, – и они другим путем возвратились в страну свою. Бесчеловечный Ирод имел намерение, узнав место рождения Иисуса Христа, умертвить невинного Младенца, мнимого своего соперника, и тем как бы нарушить определение Божие, за несколько веков предсказанное. Но что значит вся тонкость коварства и хитрость человеческая пред вечными, неизменными путями Промысла Божия? Легкий прах, ничтожная паутина.

Но оставим пока Ирода, мучимого гневом, недоумением и страхом. Размыслим о сказанном нами сегодня. Обетованный Избавитель родился на земле, Сын Божий принял плоть сынов человеческих, Бог сделался Бого-человеком. Не испытывай, каким образом вечный Творец родился во времени, Сын Божий сделался Сыном Марии, каким образом Бог принял человеческую плоть, пребывая Богом, явился па земле, не разлучаясь с небом, невместимый для целой вселенной возлег во яслех. Только веруй, что Господь Иисус Христос истинно принял человеческую плоть, с ее немощами, но без греховных наклонностей, родился от Пречистой Девы, родился для того, чтобы спасти нас от греха и проклятия, примирить нас с Богом Отцом, научить истине, освятить благодатью и прославить в царствии небесном.

Странно Бога вочеловечшася видяще, устранимся суетного мира, и ум на Божественная возложим. Сего бо ради Бог на землю сниде, да нас на небеса возведет. Аминь.

25. О младенчестве и отрочестве Иисуса Христа

Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Иисусе Христе: Он, будучи образом Божьим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек. Филипп. 2:5–7.

 

В прошедшей беседе мы говорили о рождестве нашего Спасителя, о славословии Ангелов, о поклонении пастырей и восточных мудрецов. Теперь, прежде чем продолжим повествование о земной жизни воплотившегося Господа, почитаем нужным изложить учение св. Церкви о Иисусе Христе, как Богочеловеке, почитаем нужным это для того, чтобы понятнее для вас были события, о которых будем говорить. Иисус Христос, как мы сказали прежде, есть истинный Бог, единородный Сын Божий, равный по естеству Богу-Отцу и Святому Духу. Чтобы спасти людей от греха и власти дьявола, Сын Божий принял плот человеческую от Пресвятой Девы, содействием Святого Духа, «соделался истинным, совершенным человеком, со всеми членами человеческими и разумною душою, соединившеюся с Божеством, и в одном и том же лице стал истинный Бог и истинный человек. В Иисусе Христе ни Божественное естество не изменилось в человеческое, ни человеческое в божественное естество, но и то и другое пребыло совершенным», неслияно, но и нераздельно (Прав. Исп. ч. 1. вопр. 38). Как Бог, Иисус Христос, и по соединении с человеческою природою, пребыл бесконечным, всемогущим, нераздельным с Богом-Отцом; как человек, во всем подобный нам, кроме греха, Он прошел естественные возрасты человеческой жизни: младенчество, юность, возмужалость, имел нужду в пище и питье, чувствовал иногда голод и жажду, утомлялся, спал, скорбел духом, плакал. Силою Божества своего Господь творил чудеса, знал все помышления сердец человеческих, повелевал Ангелами; как человек, подчинялся всем требованиям обрядового закона, был гоним, унижаем, терпел укоризны и поругания от людей. Вот что, братья, надобно постоянно иметь в виду при чтении или слушании евангельского повествования об Иисусе Христе, чтобы не приписать иногда Божеству того, что Ему несвойственно, и не предположить в природе человеческой того, чего ей не дано. Слыша о чудесах Иисуса Христа, почтим и прославим Божество Его; видя его уничижение, труды, скорби и страдания, возлюбим Его, так много возлюбившего нас, и последуем стопам Его.

На восьмой день после рождества, Божественный Младенец был обрезан, по закону Иудейскому, и при этом дано было Ему имя Иисус, нареченное Ангелом еще прежде зачатия Его во чреве Приснодевы. Имя Иисус значит: Спаситель; – и мы видим, что вся жизнь Господа была исполнением значения этого имени; своим учением, делами, страданиями и смертью Он спас людей от грехов их. О, если бы и мы также верно и точно оправдывали значение наших христианских имен и подражали тем святым, имена которых носим! Пример Господа, благоволившего исполнить на Себе кровавый обряд обрезания, да научит нас той истине, что постановления св. Церкви надобно исполнять строго и точно, хотя бы это было и тяжело для немощного естества нашего.

Через несколько дней после обрезания, исполнено было над Божественным Младенцем Иисусом другое постановление закона Моисеева. По закону ветхозаветной Церкви, сохраненному и в новозаветной, мать новорожденного младенца должна была, через сорок дней после его рождения, приходить с ним в храм – и здесь приносима была жертва и молитва за новорожденного и родившую. Если же новорожденный был первенец мужеского пола, то он должен был быт посвящен Богу на служение при храме, или иначе – родители должны были дать за нее выкуп, Пречистая Матерь Божия, не имевшая никакой нужды в очищении, смиренно приходит в храм Иерусалимский с Божественным младенцем и приносит требуемую законом жертву. Владыка и Искупитель Мира выкупается ничтожною ценою обыкновенного младенца.

Какое глубокое смирение! Какая благопокорливость закону Божию!

В храме Иерусалимском встретил Младенца-Господа старец Симеон. Это был великий праведник, пламенно ожидавший пришествия в Мир Мессии-Просветителя народов. Ему было открыто Духом Свитым, что он не умрет, пока не увидит на земле Христа-Спасителя. Долго маститый старец ждал Обетованного; земная жизнь казалась ему уже бременем; а смерть и за нею жизнь вечно покойная величайшим благом. Наконец, по внушению Божию, он приходит в храм в то время, как пречистая Мария с Божественным младенцем вошли туда для исполнения узаконенного обряда, видит Того, Кого ожидал так пламенно и так долго, берет Его в свои объятия и, в восторге радости, исполненный Святого Духа, говорит: Ныне отпускаешь раба твоего, Владыко, по слову твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля. (Лук. 2:29–32). Да, братья, кто видел Иисуса Христа, кто носил Его на своих объятьях, тому чего еще желать на земле?

Чего страшиться за гробом? Так точно, если кто из нас пред исходом из сего мира, с верою причащается Тела и Крови Господней, тому о чем мирском сокрушаться и сетовать? Чего бояться смерти? Не вполне ли прилична умирающему христианину песнь Симеона: Ныне отпускаешь раба твоего, Владыко, по слову твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое? Часто эта священная песнь возглашается и в наших православных храмах: ею св. Церковь желает напомнить нам о необходимости готовиться к христианской, праведной и мирной кончине живота нашего. Вместе с праведным Симеоном проповедовала во храме и пророчествовала о Спасителе святая Анна, престарелая вдовица, проведшая большую половину жизни своей неотступно при храме, в посте и молитве. В воспоминание чудной встречи Младенца-Спасителя со старцем Симеоном св. Церковь установила праздник Сретения Господня.

Между тем, как Спаситель так явно и торжественно был проповедан всем чающим избавления в Иерусалиме, Ирод нетерпеливо ожидал возвращения волхвов из Вифлеема, чтобы, узнав о месте рожденья Царя- Младенца, умертвить мнимого своего соперника. Видя, наконец, что волхвы наругались над ним, Ирод, в неистовом гневе, дал ужаснейшее приказание – умертвить всех младенцев, не старше двухлетнего возраста, в Вифлееме и его окрестностях; он был уверен, что в числе их погибнет и Тот, Которого он так страшился. Невинные младенцы, избиенные Иродом, сделались первыми мучениками за Христа, и потому св. Церковь празднует их память в пятый день праздника Рождества Христова. Однако ж бесчеловечный убийца и здесь обманулся в своих предположениях; – злодеяние его не достигло своей цели. Ангел Господень во сне явился Иосифу и сказал ему: встань, возьми Младенца и Матерь его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе (Мф. 2:13). Праведный Иосиф повиновался беспрекословно воле Божьей: ни дальность пути, ни бедность, ни старость лет его не остановили его; в ту же ночь он тайно удалился из пределов земли израильской с превечным Младенцем и Его Матерью. Хотя Господь, конечно, мог избрать другой, более могущественный способ избавиться от гонителей, но Он благоволил показать нам Собою пример смирения и благоразумного терпения в бедствиях. И не чудное ли дело? Так долго ожидаемый иудеями Избавитель, неузнанный ими, бежит от них в Египет, откуда Он некогда с такою славою освободил неблагодарный народ иудейский! Здесь, в Египте, по свидетельству предания, с прибытием Иисуса Христа пали, разбились идолы египетские. Да сокрушатся, да исчезнут так наши душевные идолы – страсти греховные, когда приемлем в себя Господа в таинстве Причащения.

Погубив множество людей (а всего более свою собственную душу) для сохранения земной власти, Ирод скоро лишился ее вместе с самою жизнью; он испустил дух в ужаснейших муках, заслужив ненависть и проклятья современников и отвращение потомков. После смерти Ирода, Ангел Господень повелел святому Семейству возвратиться из Египта в отечественную землю. Не видя себя безопасным в Иудее, где воцарился Архелай, сын Ирода, праведный Иосиф удалился в Галилею и поселился в прежнем городе Назарете. Слышанные нами события в земной жизни Иисуса Христа: избиение младенцев, бегство в Египет, пребывание Иисуса Христа в Назарете, – события, по видимому, обыкновенные, были за долго предсказаны св. пророками. Все это должно не только укрепить нашу веру в Божественность христианского ученья, но и научить нас преданности и послушанию воле Божьей, потому что как в целом мире, так и в судьбе каждого из нас все происходит по премудрому назначению Промысла, что без воли Божией и волос с головы нашей не погибнет и что все наши труды и заботы, если они не угодны Богу, то бесполезны и напрасны.

Итак святое Семейство поселилось в Галилеи, области, населенной в половину язычниками, погрязшими в заблуждениях и пороках. А вы, братья, живя среди христиан, видя и слыша много хороших примеров и наставлений, – достойны ли быть членами святого семейства Христова, общества святых Божих? Иисус Христос избрал местом пребывания своего Назарет, не смотря на то, что этот город был в презрении у всех, так что название Назарянином вменялось в бесчестие; однако ж именем Иисуса Назарянина Апостолы изгоняли бесов, исцеляли больных. Не порода, не происхождение составляют истинное достоинство и славу человека, но заслуги и добродетели; не место делает людей знаменитыми, но добродетельные люди делают знаменитым место своего рождения, или пребывания.

О пребывании Иисуса Христа в Назарете св. Евангелист Лука говорить: Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости, и благодать Божия была на нем. (2 40). Родители и дети! Воспитанники и воспитатели! Научитесь из примера Иисуса Христа, что с детства человек должен расти не только телом, но и духом, исполняться премудрости, благочестия и Духа Божия.

Каким образом, скажете, надобно достигать этого? Пример Господа показывает нам и это. И хождаста родителя Его на всяко лето во Иерусалим в праздник Пасхи, говорит Евангелист. Назарет отстоял от Иерусалима на два или на три дня пути; в Иерусалиме царствовал сын Ирода, гонителя святого семейства. Однако ж ни труды, ни опасности не удерживали Иосифа и Марию от исполнения священной обязанности. Каждый год они ходили в Иерусалим на праздник Пасхи, с возлюбленным Сыном. Пример благочестивых родителей, частое пребывание и молитвы в храме Божием всего лучше развивают в детях страх Божий, благочестие и духовную мудрость. Божественный Младенец, конечно, не имел для этого нужды в чьих-либо наставлениях, но Он хотел показать примерь для нас, христиане! Здесь, в христианском храме, каждый день празднуется истинная Пасха Христова, приносится бескровная жертва. Родители и дети! Чаще приходите на этот духовный праздник. Здесь и теперь присутствует невидимо Христос-Спаситель и с благоволением внемлет молитвам нашим.

Однажды, когда отроку Иисусу было около двенадцати лет, Иосиф и Мария, по обыкновению, отправились с Ним на праздник Пасхи в Иерусалим. По окончании праздника, возвращаясь в свой город, Иосиф и Мария заметили, что с ними не было Иисуса. Думая, что Он идет с кем – нибудь из родных или знакомых, они продолжали путь. Прошел день, а Его нет. Тогда они поспешно возвращаются в Иерусалим, два дня ищут Его в знакомых домах – и не находят. Иисус Христос был в дому Отца Своего небесного. При храме были устроены места, в которых, особенно во время праздников, старцы и ученые беседовали о законе Божьем и поучали народ. Здесь-то провел Божественный Отрок три дня в мудрой беседе со старцами и книжниками. Его ответы и вопросы приводили в изумление и ужас самых опытных знатоков Писания. Когда Пречистая Матерь с кротким упреком объяснила Ему, как много беспокоилась Она, иская Его так долго; то Иисус Христос сказал: что яко искасте Мене? Не весте ли, яко в тех, яже Отца моего, достоит быти Ми? Разве вы не знаете, что Я должен заниматься тем, для чего послан Отцом Моим? Однако ж, показав Собою пример усердия к храму и повиновения воле Божьей, Иисус Христос показал и пример послушания воле родительской; Он беспрекословно оставил Иерусалим и возвратился в бедный Назарет, в бедное жилище Иосифа, чтобы разделять с ним труды его, до вступления в великое всемирное свое служение.

Вот все, что открыто нам в Евангелии о земной жизни Иисуса Христа до тридцатилетнего возраста Его. Может быть, этого мало для любопытства, но довольно для нашего назидания. Чтобы уничтожить грех, произошедший от гордости и непослушания прародителей, Господь показал в Себе высочайший образец смирения и послушания. Вот почему детство и юность свою Он проводит в неизвестности, в ничтожном городе, повинуется мнимому отцу своему, и помогает ему в его скромных занятиях.

Заключим беседу нашу тем же, чем начали, – увещанием св. Апостола: сие да мудрствуется в вас, еже и во Христе Иисусе. Будем чувствовать, мыслить и поступать так, как поучает нас Иисус Христос; будем подражать Его смиренно, послушанию, терпению, усердию к закону Божию.

Слава и благодарение смирившему Себя для нашего спасения Господу во веки веков. Аминь.

26. О крещении Иисуса Христа

Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в грядущего по нем, то есть во Иисуса Христа. Деян. 19:4.

 

Когда царь имеет намерение посетить какой-нибудь отдаленный город или село в своем царстве, то посылает сначала вестника, который сделал бы удобный путь царский и приготовил людей к принятию их владыки. Так, еще за несколько сот лет до пришествия в мир Иисуса Христа, царя неба и земли, Бог устами святых пророков возвестил, что он пошлет вестника, который приготовить путь Мессии в душах человеческих. Вот, Я посылаю Ангела Моего перед лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою. Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Бога Вашего; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся; И явится слава Господня, и узрит всякая плоть спасение Божие. (Мк. 1:2, 3; Мал. 3:1; Ис. 40:3–5). Этим ангелом-превозвестником Мессии, этим гласом, вопиющим в пустыне, был благодатный сын Захарии и Елисаветы, св. Иоанн.

В то время, как Иисус Христос, до наступления тридцатилетнего возраста своего, пребывал в Назарете, св. Иоанн с юных лет, жил в пустыне иорданской. Здесь, в совершенном уединении, вдали от людей и жилищ человеческих, подвигами сурового поста и непрестанной молитвы, он готовился быть достойным провозвестником и предтечею Спасителя. Когда настало время явления Его миру, Иоанн, по особенному повелению Божию, оставил свое уединение, предстал пред народом. привлеченным в пустыню его необычайною святостью, и так начал свою проповедь: покайтесь, приблизилось царствие небесное (Мф. 3:2)! Чтобы приготовить путь Господу в сердцах людей, надлежало смягчить эти загрубелые сердца покаянием, надлежало привести людей в сознание их греховности, чтобы они увидели погибель, неизбежно им угрожающую, и потому просили от Бога помилования и спасения. Уже и секира, говорит Предтеча, при корени древа лежит; всяко убо древо, еже не творите плода добра, посекаемо бывает и во огнь вметаемо. Но с угрозою Иоанн соединяет и надежду помилования, указывает средство к спасению – веру в грядущего, уже приближающегося Господа. Покайтесь, приблизилось царствие небесное. Царствием небесным называет Иоанн все то, что Иисус Христос готовился совершить для нашего спасения: Его учение, жизнь, страдания, смерть и воскресение, все благодатные дары, для нас им приобретенные: искупление, помилование, усыновление, освящение, вечное блаженство.

И не тщетно раздавался голос Предтечи в пустыне Иорданской. Множество народа разных сословий из всех окрестных селений и городов, вся Иудея и вся страна Иорданская приходили к нему на Иордан, с благоговением слушали его обличения и наставления, исповедовали пред ним грехи свои, и потом крестились от него в Иордане в знак искреннего раскаяния и решимости исправиться. Даже гордые своею мнимою праведностью фарисеи и надменные ложною мудростью саддукеи приходили к Иоанну и безмолвно внимали грозным словам его. Порождения ехиднова! говорил им Предтеча, кто сказал вам бежать от будущего гнева? Сотворите убо плод достоин покаяния (3:7). Приходили к Иоанну и погрязшие в грехах и житейских заботах мытари, то есть сборщики податей (который римское правительство отдавало на откуп), и суровые воины. Все получали приличное наставление от Иоанна, все чувствовали спасительный страх и побуждались к раскаянию от его проповеди. Так исполнились слова пророка: всяка дебрь исполнится, то есть низкие духом возвысятся в своих мыслях и чувствованиях, и всяка гора и холм смирится, то есть гордые и надменные устыдятся и раскаются.

И крещахуся во Ирдане от него, исповедающе грехи своя. Крещение Иоанново не имело силы омывать грехи, сообщать дары Святого Духа, как имеет крещение христианское- православное; но оно только приготовляло, располагало людей к принятию благодати и прощения грехов через веру в Иисусу Христа. «Тогда, говорит св. Златоуст, (Беседы на Еванг. Матф. Т. I, стр. 177.) еще ни жертва не была принесена, ни Дух Святой не сходил, ни грехи не были заглажены, ни вражда не пресеклась, ни проклятие не уничтожилось». Иоанн был послан от Бога проповедовать и крестить для того, чтобы возбуждать людей к покаянию, чтобы свидетельствовать об Иисусе Христе, что он есть истинный Мессия, Агнец Божий, вземлющий грехи Мира. Сам Иоанн смиренно говорил о себе, что он не Христос, не Илья или другой кто-либо из древних пророков, что он не своею волею, не от своего имени пришел крестить людей, но послан от Бога, чтобы указать им Избавителя, Который уже пришел и скоро явит себя Миру. Я крещу вас в воде в покояние, но идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем (Мф. 3:11). Огнем здесь означает Предтеча силу благодати Божией, которая, подобно огню освящает наш ум познанием истины, подобно огню согревает наше сердце любовью к Богу и ближним, подобно огню очищает нас от всякой скверны плоти и духа. Мы, христиане, действительно получили эту благодать в святом Крещении; она дана нам без наших заслуг и усилий. Но сохранили ли мы этот дар целым доселе? Уразумели ли мы истину христианского ученья или по крайней мере стремимся ли к уразумению ее? Пламенеем ли любовью к Богу и человечеству? Ах, братья, эти и им подобные вопросы редко приходят нам на мысль, к величайшему стыду нашему и несчастью. А между тем грозный голос Предтечи и к нам вопиет: покайтесь; сотворите плоды достойные покаяния; всяко древо, не творящее плода добра, посекаемо бываете и во огонь вметаемо!

Когда множество людей было приготовлено проповедью и крещением Иоанна к вере в Христа-Спасителя, тогда наконец и сам Он, Господь наш, приходит на Иордан и просит крещения от руки Предтечи. Смутился сын Захарии, увидев Сына Божья смиренно просящим у него крещения. Аз требую Тобою креститься, и Ты ли грядешь ко мне?, сказал ему Иоанн. «Како просветить светильник света? Како положить руку раб на Владыку? Освяти мене и воды, Спасе!» Но смиренный Владыка повелел рабу своему не прекословить и исполнить то, к чему призван: остави ныне, тако бо подобает нам исполнити всяку правду. Иисус Христос, как безгрешный и пречистый, не имел нужды в крещении и покаянии: но Он пришел исполнить за нас и для нас всяку правду, всю волю Божью. Он требовал от Иоанна крещения для того, чтобы примером своим научить нас уважать и исполнять всякое учреждение божественное, каким было и крещение Иоанново. Он благоволил креститься во Иордане для того, чтобы пречистою плотью Своею освятить все естество водное, чтобы положить начало и показать важность христианского таинства Крещения. Святой Иоанн, как верный и послушный раб, не противоречил более Владыке, возложил на главу Иисуса Христа руку свою, как на обыкновенного человека, и крестил Его в водах Иорданских! Смирение Господа, благоволившего принять крещение от раба и вместе с рабами, должно быть разительным примером для нас, христиане!

Выйдя из воды, Иисус Христос молился (Лук. 3:21); почему и св. Церковь молитвою начинает, совершает и заключает всякое таинство. В то время, как Господь молился, вдруг отверзлось небо, Дух Святой явился телесным образов в виде голубя, и слышан был глас Бога Отца: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих! Великое событие совершилось, великое таинство открылось на берегу священного Иордана! Невидимый и неприступный, единый, во Святой Троице поклоняемый Бог теперь благоволил явить Себя людям, чувственным, доступным для них и поразительным образом. Бог-Отец гласом Своим свидетельствует о Сыне, Бог-Сын в виде человека приемлет Крещение, Бог-Дух Святой нисходит в виде голубя. Так ясно и очевидно открылась теперь тайна троичности существа Божья, – тайна, лишь прикровенно известная величайшим праведникам Ветхого Завета! Вот почему и праздник Крещения Господня св. Церковь называет праздником Богоявления! Крещением Господа Иисуса Христа предуготованно для нас спасительное таинство Крещения во имя Святой Троицы. Всем, приемлющим св. Крещение и нераздельно совершаемое с ним святое Миропомазание, отверзаются небеса, открывается вход в царствие небесное, сообщаются дары Святого Духа; все крестившиеся делаются братьями друг друга, членами Иисуса Христа, усыновляются Богу Отцу. Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся. Так, братья, при крещении каждого из нас таинственно повторяется великое событие, совершившееся на Ирдане; крещение Спасителя есть первообраз нашего крещения!

Может быть, кто-нибудь желает знать: почему Дух Святой явился в виде голубя? На это святые Отцы: Иоанн Златоуст и Кирилл Иерусалимский (Беседа на Матф. Т. I, стр. 223. Огласит. Поуч. стр. 379) дают следующее объяснение: голубь есть пернатое чистое, кроткое, любящее. Дух Святой есть Дух кротости, чистоты и любви; поэтому Он и явился в виде голубя. Кроме того, образ голубя напоминает о древней преобразовательной голубице. Когда грешный род человеческий почты весь погиб в всемирном потопе, а праведный Ной спасал в своем ковчеге родоначальников нового рода человеческого; тогда голубица, выпущенная Ноем и возвратившаяся к нему с масличного ветвью, была вестником спасенья для находившихся в ковчеге людей и животных. Посему и Дух Святой сошел в виде голубя на Иисуса Христа, истинного Ноя, виновника иного бытия, соединяющего во едино всех людей, сошел для того, чтобы показать, что это Тот самый, Который чрез древо Креста спасет всех верующих. Эта Божественная Голубица не одно только семейство выводит из ковчега, но всю вселенную возводит на небо, и вместо масличной ветви приносит усыновление всему роду человеческому!

Тогда Иисус возведет был Духом в пустыню для искушения от дьявола (Мф. 4:1). После видимого сошествия Святого Духа и торжественного свидетельства от Бога-Отца, при крещении, Господь наш Иисус Христос идет, или возводится Духом Святым – в пустыню. Для чего? Для того, чтобы победить и посрамить дьявола, а через то и нас научить, как мы должны бороться с коварными внушениями сего врага нашего и побеждать его. Сорок дней и сорок ночей провел Господь в пустыни, без всякой пищи, без всякого сообщества с людьми. Наконец, уступая требованиям человеческой природы Своей, Господь взалкал. В это время дьявол, погубивший первого Адама, хотел искусить и второго, то есть Иисуса Христа. Аще сын еси Божий, говорил дьявол Спасителю, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами», но получил в ответ от Него: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих (Мф. 4:3, 4). Если бы и мы, братья, чаще и внимательнее с верою читали и слушали слово Божье, то и для нас оно было бы пищею, питием для души нашей и сильнейшим орудием против дьявола. Не искусив Иисуса Христа телесным побуждением к принятию пищи, дьявол хотел поколебать Его смирение, склонить к гордости. Для сего он возводит Его на кровлю построенного на высокой скале храма Иерусалимского, и говорит: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою твоею. Но Господь отвечал дьяволу словами же Писания, которому дьявол давал такой ложный смысл: писано есть: не искушай Господа Бога твоего. Дьявол и после сего не оставил своего дерзкого замысла и решился еще искусить Иисуса Христа приманкою любостяжания. С высокой горы он показал Спасителю обширнейшие окрестности и даже отдаленные царства и народы и сказал: все то дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. Но Господь препобедил и это искушение оружием слова Божия, повелев дьяволу удалиться: иди за Мною сатана, сказал Господь; писано бо есть: Господу Богу одному поклоняйся и ему одному служи. (Мф. 4:8–10). Искушение кончилось, дьявол удалился, и ангелы Божии явились для служения Иисусу Христу.

Таким образом Иисус Христос попустил поставить Себя в борьбу с дьяволом, который вооружился против Него теми же искушениями, которыми склоняет всякого человека к греху, к нарушению заповедей Божьих. Три могущественных орудия имеет враг рода человеческого к устроению погибели человека: это похоть плотская, похоть очес или любостяжание и гордость житейская. Посредством этих орудий дьявол погубил наших прародителей и до сих пор губит всех, кто не противится его внушениям. Примером Своим Господь научает нас, что искушения возможны и необходимы даже для тех, которые в св. Крещении получили освящение и дары Святого Духа, что человек может и должен противиться обольщениям дьявола и имеет средства победить его. Строгий пост, смирение, усердная молитва, слово Божье – вот орудия против дьявола, указанные нам примером Спасителя! Если мы постоянно и надлежащим образом будем пользоваться этими орудиями, то ничтожны будут все хитрости и усилия дьявола: он не нанесет нам никакого вреда, но еще доставить нам случай стяжать новые и лучшие венцы добродетели, как видим это из примера благочестивого страдальца Иова. Не дерзнем однако ж надеяться на свои собственные силы, но будем всегда смиренно молить Господа, чтобы Он Сам был при постигающих нас искушениях нашим вождем и споборником, чтобы укрепил нашу немощь, оградил нас святыми Ангелами своими, чтобы Духом Святым утвердил нас в вере, надежде и любви, и сподобил всех нас небесного своего царствия. Аминь.

27. О учении и учениках Иисуса Христа

С того времени Иисус начал проповедовать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось царство небесное. Мф. 4:17.

 

От времени крещения и исхода из пустыни до самой смерти на кресте и вознесения на небо, – вся земная жизнь Спасителя есть как бы одна неумолкающая проповедь и ряд чудес изумительных. Много потребовалось бы времени, чтобы хотя кратко пересказать все, чему учил и что творил Господь наш. И потому мы, по необходимости, должны только в общих чертах изобразить учение Спасителя и только упомянуть о важнейших, поразительнейших из чудес Его. Впрочем краткость и недостаточность наших бесед всякий из нас удобно может восполнить прилежным слушанием хотя только праздничных чтений из св. Евангелия! Св. Церковь каждый воскресный и праздничный день предлагаем, нам в св. Евангелии или важнейшее событие из жизни Спасителя, или поучительнейшую из бесед Его.

Когда восходит солнце во всем своем блеске, тогда утренняя заря, предвестница его, исчезает, делается невидимою. Когда Господь Сам явился на проповедь, тогда умолк проповедник покаяния св. Иоанн. Пророк и Предтеча был заключен в темницу, а после и обезглавлен по приказанию правителя Галилеи Ирода за то, что не боялся говорить ему и его беззаконной жене истину. О чем же начал проповедовать Спаситель? О царствии небесном- Покайтесь, ибо приблизилось царствие небесное: вот первые слова проповеди Господа! Какое же это царствие небесное? Это все те небесные, духовные блага, которые принес с Собою на землю Господь, обетованный избавитель и просветитель рода человеческого. «Покайтесь», как бы так говорил Он людям,« одумайтесь, размыслите о грехах ваших, позаботьтесь о своем спасении. Покайтесь, ибо приблизилось царствие небесное . Наступило удобнейшее время для покаяния и исправления; вы блуждали во тьме неведенья: Я озарю вас светом истины; вы были под гневом и проклятьем: Я примирю вас с Богом и вашею совестью, очищу грехи ваши; вы погибали; Я дам вам все средства к спасенью. Только одного требую от вас: покайтесь и веруйте во Евангелие (Мк. 1:15)».

Что значить слово Евангелие? Евангелие значит благую, радостную весть. И точно, учение Спасителя есть радостная весть. Он открыл нам тайны, сокровенные от всех мудрецов мира, тайны, в которые желают приникнуть Ангелы Божьи; Он возвестил нам истины, которые ведут нас к блаженству как в настоящей, так и в будущей нашей жизни; Он указал нам вернейший путь к достижению главнейшей цели нашего бытья, – соединение с Богом. Он научил нас, что Бог есть Дух совершенный, что Он есть не только наш Творец и Судья, но и Отец, который любит нас бесконечной любовью, так что не пощадил для нас Сына Своего Единородного; что Он всегда печется о нас, так что без воли Его и волос с головы нашей не погибнет. Он говорил о Самом Себе, что Он есть Мессия, предсказанный Моисеем и пророками, что Он сошел с небес для исполнения воли Отца, для спасения мира, что Он един с Отцом, есть Бог и имеет Божескую власть, что Он, искупив мир кровью Своею, пошлет Духа Святого уверовавшим в Него, Духа истины, который от Отца исходит, Духа Утешителя, который усвоит каждому из нас совершенное Мессиею дело оправдания, освещения и спасения рода человеческого. Он возвестил нам, что Бог призывает всех к спасению; но спасаются только те, которые веруют Его учению и крестятся во имя Триединого Бога: Отца и Сына и Святого Духа. Он возвестил нам, что истинно верующие или праведники наследуют царство небесное, просветятся яко солнце, а нераскаянные грешники, злонамеренно противящиеся истине, пойдут во тьму кромешную и подвергнутся вечным мучениям вместе с дьяволом; что пред кончиною мира Сын Божий придет на землю во славе, окруженный Ангелами, будет судить живых и мертвых и воздаст каждому по делам его.

Господь требует от нас не одной веры, но и добрых дел, требует, чтобы мы любили Бога более всего, любили Его всеми силами души, готовы были пожертвовать для Него всем, что имеем, – самою жизнью; чтобы мы отверглись самих себя, отказались от своих мудрований и похотей, и во всем последовали воле Божией, чтобы не имели пристрастия к земным благам, а искали небесных и вечных. Он научает нас, что царство небесное наследуют те, которые нищи духом, которые смиряют себя пред Богом и людьми и сознают свою духовную бедность и бессилие; что те утешатся, которые на земле плачут о грехах своих, что кроткие наследуют новую, блаженную землю, что алчущие правды в этом неправедном мире насытятся ею на небесах, что милостивые помилованы будут, чистые сердцем узрят Бога, миротворцы нарекутся сынами Божьими, что изгнанные за правду, за исповедание истинной веры и за добродетели свои, будут награждены в царствии небесном; что тем, которых поносят, гонят, злословят за Иисуса Христа, уготована великая награда (Мф. 5:3–12). Господь требует от нас, чтобы мы были праведными не только пред людьми, но всего более пред Богом, чтобы молились Ему без лицемерия, подавали бедным милостыню без тщеславия, говорили всегда истину – без клятвы, удалялись не только от нечистых дел, но и нечистых мыслей и желаний, чтобы любили всех людей, как любим самих себя, и не только ближних, – родственников и друзей, но и врагов наших; чтобы никого не оскорбляли, не осуждали и не злословили, а всегда охотно прощали нанесенные нам обиды, помогали всем нуждающимся, за всех молились, всем делали добро, со всеми жили в мире и согласии. Путь добродетели Господь называет трудным, узким, но вводящим в жизнь вечную, путь порока – легким и широким, но ведущим в погибель. От нас зависит идти тем или другим путем. Средней дороги между этими двумя путями нет и быть не может. Кто не за Господа Христа, тот против Него. Пока мы живем на земле, до тех пор не можем отчаиваться в спасении. Как бы ни было велико наше заблуждение, как бы ни были тяжки грехи наши, – милосердый Господь простит нас, если мы искренно раскаемся и твердо решимся исправиться; обращение грешника на путь истинный радуются Ангелы на небесах. Но если умрем нераскаянно во грехах наших, то в будущей жизни заключены будут для нас двери царствия небесного. Хотя бы мы носили имя христиан, но если жили не по-христиански, Господь скажет тогда нам: не знал вас, отойдите от Мене делающие беззаконие (Мф. 7:23; Лук. 13:26). Время смерти нашей и суда Божия над нами неизвестно. И потому мы всегда должны бодрствовать, молиться, заботиться о своем спасении, чтобы всегда быть готовыми предстать пред лицом Господа, когда Он воззовет нас к Себе, или Сам придет судить живых и мертвых.

Все, чему учил, что заповедал нам Иисус Христос, – все это Он сам исполнил на Себе и примером Своим указал нам путь, по которому мы должны следовать. Он учил благочестию, послушанию воле Божьей, – и вся Его жизнь была исполнением воли Отца Небесная. Ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца (Ин. 6:38). Он учил кротости и смирению – и Сам был кроток и смирен сердцем, был доступен для всех, никого не гнушался, не только не искал, но даже избегал славы от людей. Он учил самоотвержению, беспристрастию к благам земным, терпению в бедствиях; – и Сам не имел где главы преклонить, был гоним, переносил обиды и злословие, наконец, пострадал и умер мучительною смертью. Он учил любви к ближним, прощенью обид, любви к врагам – и Сам показал в Себе совершеннейший образец любви ко всему роду человеческому. Эта любовь побудила Его принять зрак раба, сокрыт величие Божества Своего, перенести тяжкие труды, лишения, уничижение, смерть. Он и на кресте молился за своих врагов и распинателей. Будучи подобным нам человеком, Он греха не сотворил и не обретеся лесть во устах Его. Самые враги Его не могли ничего сказать основательного в укоризну Ему. Кто из вас обличит Меня в о неправде? говорил Он Иудеям (Ин. 8:46).

Спасительное ученье и святая жизнь Иисуса Христа привлекали к Нему сердца многих людей, искавших спасения. Целые тысячи народа иногда шли за Ним в горы и пустыни, чтобы насладиться Его беседою. И Господь всех всюду поучал истине, всех принимал с любовью, всем оказывал знаки своего благосердия. Но между множеством последователей Иисуса Христа были особенные избранные, которых Он преимущественно пред всеми приблизил к Себе, был почиы неразлучно с ними и преимущественно пред другими открывал им тайны царствия небесного. Сии избранники суть святые Апостолы. Их было двенадцать: Петр и Андрей брат его, Иаков Зеведеев и Иоанн брат его, Филипп, Варфоломей, Фома, Матвей, бывший мытарь, Иаков Алфеев, Иуда Иаковлев, Симон Зилот и Иуда Искариотский. Они оставили все, что было дорого для них в этом мире, и последовали за Иисусом Христом, разделяя с Ним все труды и лишения. Так, однажды Господь, ходя на берегу моря или озера Тивеиадского увидел двух братьев: Симона, названного после Петром, и Андрея, закидывавших в воду рыболовные сети. Спаситель свазал им: «идите за Мною, и Я сотворю вас ловцами человеков», т. е. вы будете уловлять людей в спасительные сети Евангелия, – и они, оставив сети и лодку и дом и родителей, пошли вслед за Иисусом Христом. Какое послушание! Какая вера! Таким же образом были призваны к апостольскому служение св. Иоанн и Иаков, сыны Заведея. Кроме сих двенадцати, избраны были Господом еще семьдесят Апостолов. Всех их Господь, еще пребывая на земле, посылал (самое имя Апостол значит посланный) проповедовать Евангелие в пределах земли Иудейской. Спаситель даровал им силу слова и чудес, но не позволил брать на дорогу ни пищи, ни денег, ни лишней одежды; не обещал им за труды ни наград, ни почестей земных, ни благодарности, ни славы от людей; но предсказал, что на земле их ожидают беды, скорби, гонения, мученическая смерть. И Апостолы исполнили волю Божественного Учителя, пребыли Ему верными до смерти (кроме одного предателя). По вознесении Иисуса Христа они обтекли весь Мир с проповедью Евангелия. Ни труды, ни лишения, ни моря, ни горы, ни дикость отдаленных народов, ни гнев владык земных, – ничто не могло остановить и даже ослабить их ревности о славе имени Божия, о распространении учения Христова. Все сокровища и радости мира, равно как и все страдания земные они вменяли ни во что; самая смерть за Иисуса Христа не только не страшила, но еще радовала их. Вот, что может сделать человек, любящий Господа и вспомоществуемый Его благодатью! Вот, на какую высоту добродетели и вечной славы возводят человека вера и послушание воле Божьей!

И мы, братья, призваны нашим Спасителем к той же славе и тому же блаженству, которыми наслаждаются теперь Апостолы. И мы слышим то же учение, какое слышали и проповедовали они. И нам дана при крещении та же благодатная сила, которою были облечены первые ученики Христовы. Но стремимся ли мы к указанной нам цели – к царствию небесному? Стараемся ли о получении венцов небесных? Исполняем ли мы все заповеди нашего Спасителя? Достойно ли носим имя христиан? Сохранили ли мы в себе все благодатные дары, полученные нами при отрождении водою и Духом? Заботимся ли даже о своем спасении так, как Апостолы заботились о спасении всего Мира? Ах, братья, мы, т. е. большая часть из нас, любим более тьму, нежели свет, добровольно удаляемся от источника жизни и стремимся во мрак погибели!.. Одумаемся, покаемся и исправимся, пока есть время, пока светит для нас солнце, пока не наступила вечная ночь... Чего требует от нас Господь, для нашего же спасения и блаженства? Любви в Богу и ближним, послушания, терпения, милосердия, смирения, воздержания! Ужели Господь требует от нас невозможного? Нет, заповеди Божьи чрезмерно тяжкими, неудобоисполнимыми кажутся нам потому, что мы не решились еще исполнять их, что не хотим еще расстаться с земными наслаждениями, с телесными удовольствиями, постоянно заняты мирскими выгодами и преимуществами, что мы не вкусили еще сладости добродетели и не сознаем все гнусности и пагубности порока. Если же мы твердо и неизменно решимся оставить навсегда греховные привычки и последовать за Господом, то скоро, при помощи Божьей, убедимся и почувствуем, что иго Христово благо и бремя Его легко. Аминь.

28. О чудесах Иисуса Христа и неверии иудеев

Иисус отвечал им: Я сказал вам, и не верите; дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне. Ин. 10:25.

 

Небесное учение Иисуса Христа соединяло в себе глубочайшую премудрость с величайшею простотою; каждое слово уст Его имело необыкновенную силу и трогательность, и потому изумляло и привлекало к Нему слушателей. Те, которые слушали Его внимательно и без предубеждения, невольно уверялись, что так не может говорить человек, как говорил Иисус Христос, что Он есть истинный Мессия, Сын Божий, что слова Его суть глаголы живота вечного. Однажды посланы были от синагоги или судилища иудейского воины, чтобы взять Господа; послушав Его учение, эти воины отказались исполнить волю врагов Его; возвратившись, они донесли, что никогда никакой человек не говорил, не учил так, как говорить Иисус. Но не одними словами, не одним учением доказывал Иисус Христос, что Он есть истинный, предсказанный пророками, Мессия, избавитель мира. Божество нашего Спасителя, Его небесное посланничество разительным, для всех очевидным образом доказывалось Его бесчисленными чудесами, всегда благотворными для людей и клонящимися к славе Божьей.

Чудеса Иисуса Христа возбуждали в людях не трепет и ужас, как, например, многие из чудес ветхозаветных, но благоговейную любовь к Нему и благодарность; в них изображалось не грозное величие разгневанного Божества, но кроткая любовь и снисходительность Отца небесного. Чудесами своими Господь подавал людям то, что считается драгоценнейшим в этом мире, – жизнь и здоровье; ближайшим следствием их было временное благо людей, а главною целью – вера в Спасителя и чрез веру блаженство вечное. Так, Он в Кане галилейской, претворил воду в вино, и с этого времени вполне уверовали в Него ученики Его. Однажды пятью хлебами и двумя рыбами Он напитал пять тысяч человек, а в другой раз семью хлебами – четыре тысячи. Видя эти чудеса, народ говорил: Сей есть воистину Пророк, грядущий в мир (Ин. 6:14). Многое множество людей, как повествует св. Евангелист, приходило к Иисусу Христу из разных стран и городов для исцеления от различных болезней, и Господь всем подавал просимое. От одного Его Божественного слова, от одного даже прикосновения к одежде Его исцелялись кровоточивые и расслабленные, изгонялись демоны, очищались прокаженные, восставали хромые. Он одним словом Своим возвращал зрение слепым и однажды дал зрение слепорожденному, помазав очи его бреньем. Он возвращал слух глухим, язык немым, исцелил в одно мгновенье расслабленного, тридцать восемь лет лежавшего при купели овчей, в напрасном ожидании чудесного исцеления в водах ее. Иногда видели Иисуса Христа ходящим по морю, как по суше, укрощающим страшную бурю одним словом, одним мановением. Он знал тайные мысли, чувства и намерения людей. Он не только знал все сокровенное, как настоящее, так и давно совершившееся, но и будущее, и при том самое отдаленное. Так, например, Он предсказал Апостолу Петру отречение его и потом покаяние, разрушение Иерусалима, всемирное распространение евангельской проповеди, последнюю судьбу рода человеческого и всего мира. Благотворнейшая сила чудес Иисуса Христа простиралась не только на живых, но и на мертвых, которых Он воскрешал. Так, Он воскресил умершую дочь Иаира, сына вдовы наинской, несенного уже на погребение, друга своего Лазаря, уже четыре дня лежавшего во грабе и подвергшаяся тлению. И все эти чудеса Иисус Христос творил собственною Своею силой, как Бог и Владыка вселенной. Он не только Сам творил чудеса, но давал власть творить их и Апостолам и всем верующим в Него и с верою призывающим имя Его. Свидетелями чудес Христовых были не только жители земли обетованной, но и пришельцы из стран отдаленных. Иерусалим, Капернаум, Назарет, вся Иудея, Самария, Галилея и страна заиорданская видели такие дивные знамения, что если бы видели их жители Тира и Сидона, самые развращенные язычники, и те, конечно, уверовали бы в Господа и раскаялись в грехах своих.

Что же иудеи? Какое действие произвели на них чудеса Иисуса Христа? Уверовали ли они в Него, как в обетованного Мессию и Господа? Весьма не многие! Большая часть народа не узнали в смиренном сыне Марии Сына Божья, не смотря на божественный чудеса Его. К своим пришел и свои Его не приняли , говорит св. Иоанн Богослов (1:11). Ослепленные ложными мыслями и предрассудками, иудеи, видя чудеса и слыша божественное учение Иисуса Христа, с недоверчивостью говорили: «не сей ли есть сын тектонов, его же мы знаем отца и матерь?» «Како сей книги весть не учився» «От Назарета может ли что добро быти?» «От Галилеи пророк не приходит».

И еще не так удивительно, что простой народ не имел надлежащего понятия об Иисусе Христе. Простолюдины не знали вполне пророчеств, не читали св. Писания. Гораздо непонятнее и преступнее ослепление учителей и начальников народа еврейского. Они читали Писание, знали пророчества, видели их исполнение на Иисусе Христе, – и при всем том были злейшими врагами Его. Чудеса Иисуса Христа они приписывали силе князя бесовского, учение Его называли словами неистового, Его поступки противозаконными. Они всеми коварными мерами старались оклеветать Его пред народом и римским правительством. Народу говорили, что Он нарушает закон Моисеевы и обычаи старцев, например, исцеляет недужных в субботу, позволяет вкушать пищу с немытыми руками. Правительству они клеветали, что Он возмущает народ против царя римского. За что же такая ненависть к Божественному Учителю и Чудотворцу? От чего такое ослепление в высшем образованнейшем сословии народа израильского? Как можно было не видеть света при солнце? Но такова, братья, всегда сила самолюбия и страстей человеческих; они омрачают рассудок, развращают волю и сердце человека и незаметно доводят его иногда до ужаснейших преступлений. Книжники, фарисеи и начальники народа иудейского возненавидели Господа за то, что Он своим небесным учением и святою жизнью затмевал собственную их славу, привлекал к себе любовь и благоговение народа; за то, что обличал иногда их лицемерие, честолюбие и другие пороки; за то, что говорил ясно и пряло неопровержимую истину. Несколько раз враги Иисуса Христа намеревались умертвить Его: покушались свергнуть Его с высокой горы, побить камнями, схватить как преступника и предать смерти. Но пока не пришел час Его, Он пребывал невредим от всех их козней и преступных намерений

Но Господь наш для того и пришел в мир, чтобы пострадать и умереть для спасения рода человеческого. Не один раз говорил Он ученикам Своим: потому что следует Ему идти в Иерусалим, и много пострадать от старцев, архиереев и книжников и быть убитому (Мф. 14:21). Но Апостолы не понимали ясно этих слов, или не хотели верить такому печальному пророчеству возлюбленного Учителя. И потому Господь заблаговременно внушал им мысль о необходимости Его страдания и о том, что Он претерпит их добровольно. Однажды, взяв Апостолов Петра, Иакова и Иоанна, Иисус Христос взошел с ними на гору Оавор помолиться. Здесь во время молитвы чудный света озарил Спасителя, лице Его преобразилось, сияло как солнце, самая одежда блистала как снег; древние великие пророки Моисей и Илья явились пред Ним во славе и беседовали с Ним – о чем? – о тех страданиях, которые ожидают Его в Иерусалиме. Светлое облако осенило беседующих и из облака был слышан глас Бога Отца: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволю: Его послушайте (Мф. 17:5). Сходя с горы, Он повелел ученикам никому не сказывать о виденном ими, до тех пор, пока Сын человеческий из мертвых воскреснет. Господь преобразился пред учениками для того, чтобы они, видя Его впоследствии распинаемым – страдание уразумели вольное, – как поет св. Церковь, – чтобы поняли они, что Он добровольно отдал Себя на поругание, мучения и смерть за спасение Мира, что Он есть воистину Отчее Сияние, Сын Божий.

Злоба врагов Христовых возросла до величайшей степени особенно после такого события, которое, по видимому, должно было бы заставить их повергнуться к стопам Спасителя и умолять Его о помиловании и забвении их несправедливой ненависти к Нему. Исполняя древнее пророчество, Спаситель имел торжественный вход в Иерусалим, на ослице подъяремной и осленке, неносившем еще ярма (в ознаменование того, что Иисус Христос призовет в благодатное царство Свое как евреев, бывших под ярмом закона Моисеева, так язычников, не имевших богооткровенного закона). Жители Иерусалима, равно как и всей земли иудейской, пришедшие в святой город к празднику Пасхи, встретили Господа торжественным образом, близ горы Елеонской. Недавно совершеннное Им чудо – воскрешение Лазаря, казалось, открыло иудеям глаза; они, казалось, уверовали, наконец, что пришел обетованный Мессия, что Он, как Сын Давида, Царь кроткий и спасающий, идет теперь в свой царственный город. Множество народа постилали одежды свои на пути, по которому Спаситель шествовал на осляти, другие резали пальмовые ветви, бросали их на дорогу, и приветствовали мирного царя Своего. Сами дети евреев, наученные от колыбели ожидать славного Царя израильского, встретили Господа громкими возгласами: осанна Сыну Давидову: Благословен грядый во имя Господне! Едва лишь Господь вступил в Иерусалим, как весь город потрясся от радостных кликов восторженного народа.

При виде этих изъявлений радости и благоговейного восторга, при виде ликовавшего народа, Господь наш плакал (Лук. 19:41). Ибо знал Он, что этот самый народ, взывающий теперь: осанна Сыну Давидову, скоро так же громко будет кричать: возьми, возьми, распни Его! Знал Господь наш, что в Иерусалиме ожидают Его не царский престол и венец победный, как думали в это время иудеи, но крест и венец терновый. Знал Господь наш, что за убийство Мессии отвержен будет Богом народ неблагодарный, что скоро Иерусалим будет опустошен и разрушен язычниками, что святыне храма угрожает поругание, а жителям смерть или плен позорный. Вот о чем плакал Иисус Христос на пути к Иерусалиму! Он плакал о врагах своих. .

Войдя в храм Иерусалимский, Господь изгнал оттуда всех торговцев, нарушавших должное уважение к святыне, сотворил несколько чудес, исцелил многих недужных, слепых и хромых. Но ничто не вразумляло врагов Христовых: не величие Его, ни кротость, ни чудеса, ни обличения, ни пророчества; они с завистью и злобою смотрели на восторг и благоговение народа к Иисусу Христу. Приступив к Господу, они просили Его остановить восторженные клики Его учеников, но Спаситель сказал: «если они умолкнут, то камни возопиют». Но иудеи были бесчувственнее камней. И не только земля, но и самое небо свидетельствовало о Божестве Иисуса Христа. Видя совершенное ослепление иудеев и неизбежность страданий, Иисус Христос, воззрев на небо, сказал: Отче, избавь меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел. Отче, прославь имя Твое! (Ин. 12:27). В это время раздался с неба глас, подобный грому: и прославил, и еще прославлю! И при всем том иудеи не оставили намерения своего – умертвить Иисуса Христа каким бы то ни было способом, – и не только Его, но и недавно воскрешенного Им Лазаря; потому что многие уверовали в Иисуса Христа вследствие совершенного Им над Лазарем чуда. Вот до какого ужасного ослепления и жестокости доводят человека зависть и злоба!..

Многие из нас, братья, вероятно, хотели бы собственными своими глазами видеть чудеса Христовы, для укрепления веры и любви к Христу Спасителю. Но пример иудеев показывает, что и сами чудеса не могут исправить и вразумить человека, если у него развращено сердце пороками и страстями. Будем стараться очистить свое сердце от всякой греховной нечистоты и исполнять заповеди нашего Спасителя. Тогда мы не будем иметь нужду в чудесах; мы увидим нашего Спасителя духовными очами, почувствуем Его в сердце нашем; Он Сам придет к нам и вселится в нас, по Своему непреложному слову: любящий Меня возлюблен будет Отцом Моим;...и к нему придем и обитель у него сотворим» (Ин. 16:21–23). Итак истинно блаженны чистые сердцем, яко они Бога узрят. Аминь.

29. О тайной вечере, предательстве Иуды и страданиях Иисуса Христа

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в него не погиб, но имел жизнь вечную. Ин. 3:16.

 

«Да молчит всякая плоть человеча и да стоит со страхом! и трепетом!, и ничтоже земное в себе да помышляет», – Этим воззванием св. Церкви прилично начать нынешнюю беседу нашу, братья. Мы будем беседовать о страданиях и смерти Иисуса Христа, – спасительных страданиях и животворной смерти Сына Божия, которыми Он искупил грехи всего Мира, удовлетворил правосудию Божию, восстановил благодатный союз человека с Богом, поразил дьявола, попрал смерть, уничтожил проклятие, разрушил ад, отверз двери рая, даровал верующим свободу, спасение и жизнь вечную. Итак, отложив все земные мысли и житейские попечения, со страхом Божьим и верою приступим к повествованию о страданиях Христовых, последуем мысленно за нашим Спасителем, от Сионской горницы до Гефсимании и от Гефсимании до Голгофы.

Мы оказали в прошедшей беседе, что учители и начальники Иудейского народа решились непременно умертвить Иисуса Христа. Первосвященник Каиафа в собрании книжников и старцев предсказал, сам не зная того, тайну спасения: лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб (Ин. 11:50). Но враги Иисуса Христа боялись напасть на Него открыто, при народе, потому что многие из народа питали к Нему благоговение и любовь как великому пророку и чудотворцу. И потому чрезмерна была злобная радость врагов Христовых, когда один из ближайших учеников Его, Иуда Искариотский, предложил им за тридцать серебренников предать своего учителя тайно, без народа. Иуда сначала был достоин апостольского звания, но жадность к деньгам развратила его, мало по малу заглушала в нем все добрые чувства и желания; точно также, как некогда гордость погубила первейшего из Ангелов. Господь знал коварство Иуды, но не отверг его от Себя; знал замыслы врагов Своих, но теперь уже не избегал их, предоставляя дьяволу и злобе людей делать свое дело, в тоже время, как Он делал Свое, – дело спасения мира.

Наступал величайший праздник иудейский – Пасха. Господь благоволил в последний раз совершить ветхозаветную, преобразовательную Пасху, чтобы потом, отменив ее, установить новую Пасху – истинную и спасительную. В одном из домов на Сионе, в убранной, приготовленной горнице, в первый раз совершена была Тайная Вечеря, новая Христианская Пасха. Исполнив обряд ветхозаветной пасхи, Иисус Христос взял хлеб, благословил его, преломил и подавая ученикам, сказал: приимите, ядите, – сие есть тело Мое; потом взял чашу с виноградным вином, воздал хвалу Богу и, подавая чашу ученикам, сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов (Мф. 26:26–28). Вот каким образом установлено святейшее таинство Евхаристии, в котором мы причащаемся истинного Тела и Крови Иисуса Христа! На Тайной Вечери Господь омыл ноги ученикам Своим, чтобы показать им собою пример смирения, сказал им, что один из них предаст Его и даже указал на предателя, чтобы вразумить его. Но Иуда не вразумился. Взяв хлеб из рук Господа, он встал из-за трапезы и пошел прямо к врагам Его, чтобы назначить им место, где они могут взять Его, и чтоб получить от них условленную цену за свое гнусное предательство. Страшно сказать, – однако ж это справедливо, – что и мы поступаем иногда как Иуда, когда причастившись Тайн Христовых, оскверняем себя смертными грехами и чрез это предаемся на сторону врага Христова – дьявола!.

По удалении Иуды Спаситель как бы делает предсмертное завещание ученикам Своим, в последней, умилительнейшей беседе с ними. Он прямо и ясно говорит им о предстоящих Ему страданиях и смерти, видит их тяжкую скорбь и утешает надеждою близкой победы над смертью, миром и дьяволом; обещает им послать Святого Духа Утешителя, который наставит их на всякую истину; заповедует им любить друг друга, быть верными Ему до смерти, не страшиться врагов и гонителей; наконец, поручает избранных Своих покровительству Отца небесного, молит Его сохранить их в мире от всех искушений, поддержать между ними единение и любовь, чтобы никто из них не погиб, но чтобы все удостоились разделять с Ним вечное блаженство и славу на небесах. Но не об одних Апостолах молился Спаситель; Его молитва простирается на всех христианах всех веков и народов. Не о них же только молю, но и о верующих в меня по слову по слову их, да будет все едино, как Ты, Отче, во Мне, и я в Тебе, так и они будут а нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня. (Ин. 17:20).

Окончив беседу, Иисус Христос удалился вместе с учениками на гору Елеонскую, в Гефсиманский сад, где часто пребывал Он в уединенной молитве. Здесь, отойдя на некоторое расстояние от учеников, Спаситель повергается на землю в пламенной молитве; от мысли о предстоящих страданиях страждет, скорбит до смерти душа Его, тяжесть грехов всего рода человеческого отяготела над Ним и все возможные страдания человеческие как бы соединились мучить Его. Он страждет как человек, во всем подобный нам, страждет несравненно более, чем можешь страдать обыкновенный человек, потому что страждет за беззакония всех людей, без всякой собственной вины; кровавый пот каплями падает на землю с чела Его. Но с усилением мучительной тоски, усиливается молитва Богочеловека. Отче Мой, если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля твоя (Мф. 26:38–43). Так молился Спаситель наш! Так должен молиться и каждый христианин, когда постигнет его какое-нибудь тяжкое бедствии: Отче мой! буди воля Твоя. Ангел небесный явился Иисусу Христу и укреплял Его в подвиге страданий. И нам пошлет Господь утешение и силу переносить страдания, если мы возверзем на Него печаль свою!

В то время, как Иисус Христос скорбел и молился, ученики Его отягчены были сном. Сам Петр, недавно обещавший положить душу свою за возлюбленного Учителя, не мог преодолеть сна своего даже на один час. Бодрствуйте и молитесь, кротко сказал Господь ученикам Своим, чтобы не впасть в искушение; дух бодр, плоть же немощна (Мф. 26:41). Наконец, в третий раз придя к ним после молитвы и найдя их все еще спящими, Господь сказал им: встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня. (Мф. 26:46). И действительно, в эту минуту, среди ночного мрака, показался в саду Иуда, сопровождаемый старейшинами еврейскими, толпою воинов и слуг архиерейских, с факелами, дреколием и разным оружием. «Радуйся (здравствуй), Учитель», сказал Иуда и облобызал Божественного Учителя: это было знаком, по которому воины могли узнать Иисуса Христа. И Господь не отвратил уст Своих от предательского лобзания. Иудо, лобзанием ли предаешь Сына человеческого? сказал Господь. Приблизившись к следовавшей за Иудою толпе воинов, Он спросил их: кого ищете? Воины отвечали: Иисуса Назарянина. Иисус Христос сказал им: Аз есмь! И от одного этого слова вся толпа народа отступила назад и упала на землю. Снова спрашивает Господь: кого ищете? И потом добровольно отдает им Себя во власть их, позволяет связать Себя и вести на суд, как преступника. В это время Апостол Петр, в порыве гнева, извлек нож и отсек ухо одному из слуг архиерейских. Но Господь исцелил ухо раба и остановил неуместную ревность ученика Своего словами: возврати нож твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут; или думаешь, Я теперь не могу умолить Отца Моего, и он представит е более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся Писания, что так должно быть? (Мф. 26:52). Таким образом, чтобы искупить, загладить преслушание Адама, совершившееся в саду Едемском, Иисус Христос показал совершеннейшее послушание воле Божией в саду Гефсиманском!

Связав Иисуса Христа, воины повели Его сначала к Анне, тестю первосвященника, а потом к Каиафе – первосвященнику, у которого собрались фарисеи, книжники и старейшины народа. Каиафа спросил Иисуса Христа о учении и учениках Его. Спаситель отвечай, что учение Его известно многим из предстоявших пред ним, что Он не скрывал его, но проповедовал открыто, и что потому лучше было бы спросить посторонних свидетелей. Такой мудрый и кроткий ответ показался слишком смелым одному из льстивых рабов архиерея. Ничтожный раб дерзнул ударить Господа вселенной. Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня? (Ин. 18:23) Вот что сказал Господ рабу, которого одним словом мог повергнуть в геенну огненную! «Скажи нам», снова начал спрашивать первосвященник, «скажи нам, заклинаю Тебя Богом живым: Ты ли Христос, Сын Божий?» Иисус Христос сказал: «ты рекл еси», т. е. да, ты истину сказал, что я Мессия, Сын Божий. Для чего же спрашивал Господа судья лицемерный? Для того, чтобы найди хотя какой-нибудь предлог к обвинению Его; потому что из множества лжесвидетелей ни один не объявил на Иисуса Христа достаточной вины, за которую можно было бы осудить Его на смерть. Услышав такое ясное и прямое сознание Иисуса Христа, первосвященник пришел в притворный ужас, разорвал на себе одежду и сказал: «для чего еще призывать свидетелей? Мы сами слышали: Он богохульствует; как вы думаете?» Все отвечали: «Он достоин смерти». Совершив такой богопротивный суд, члены Иудейского совета разошлись, в ожидании рассвета, а Иисуса Христа отдали во власть грубых рабов и воинов, которые издевались над Ним. плевали, били Его и потом спрашивали: прореки нам, кто тебя ударил? Что будут чувствовать эти дерзкие и безжалостные, когда увидят Господа во славе судьею пира? Ах, братья, будем кротки и снисходительны к ближним нашим и научимся спокойно переносить наносимые нам обиды и оскорбления, помня, что претерпел Сам Господь наш!

Между тем, как все это происходило, ученики Иисуса Христа в страхе разбежались, как овцы без пастыря. Только Апостол Петр вошел во двор первосвященника, чтобы узнать, чем кончится суд над Иисусом Христом. «И ты был с Иисусом; ты тоже Галилеянин; самое наречие твое показывает это», говорили Петру слуги и служанки архиерея. «Нет, отвечал испуганный Петр, я даже не знаю этого Человека». Когда он в третий раз с клятвою подтвердил свое отречение, вдруг петель возгласил. И вспомнил тогда Петр слова Иисуса Христа: прежде даже петель не возгласит троекратно, отречешься от Меня (Мф. 16:75). А между тем Апостол Петр недавно сказал, что хотя бы все оставили Божественного Учителя, он один пойдет за Ним даже на смерть. Так слаб человек, так близок к падению, когда более надеется на себя, чем на помощь Божию! И выйдя вон, плакал горько, говорить Евангелист о св. Петре. И так Петр раскаялся и получил прощение. А Иуда, видя, что Иудеи осудили Иисуса Христа на смерть, хотя и раскаялся, что предал и продал кроткого, благого и невинного Учителя, но погиб, потому что отчаялся в милосердии Божием. Согрешил, предав кровь неповинную, сказал он старейшинам и бросил во храме деньги, за которые решился на ужасное предательство. «Нам какое дело?» отвечали Иудеи, взяли деньги и купили на них поле для погребения странников. Иуда впал в страшную тоску и отчаяние: не надеясь получить прощение, он пошел – и удавился. Так всегда поступает дьявол со своими жертвами – грешниками: сначала обольщает их земными благами, чувственными удовольствиями, заглушает в них стремление к небесному, а потом, овладев своими пленниками, вдруг отнимает у них все – и земное и небесное.

Так кончилась страшная ночь, в которую предан на смерть Господь и Спаситель наш! Ученик, бывший Апостол предал своего Божественного Учителя и Благодетеля; иудеи отвергли, осудили на смерть обетованного Мессию Избавителя. Остановимся здесь, прекратим нашу беседу. Нет сомненья, что многие из вас, братья, желали бы сегодня слышать всю историю страданий Христовых до конца; но есть и такие, которые не только не хотят побдеть единого часа, но и половину этого времени не охотно посвящают слушанию церковных поучений. Впрочем и в том, что слышали мы сегодня, заключается много поучительных уроков. О, если бы только мы хотели пользоваться этими уроками! Да устрашится сребролюбец, видя, к каким злодеяниям приводит человека сребролюбие! Да устыдится сластолюбец, воспоминая тяжкие страданья Спасителя за грехи мира! Да смирится гордый честолюбец, представляя себе, какие уничижения претерпел от людей Сам Владыка и Судья мира! Да утешится гонимая добродетель, бедность, болезнь и незаслуженное страданье, созерцая мысленно чашу страданий, от которой содрогался, но которую испил за нас Спаситель. Да научимся все мы истинной, совершенной любви к Богу, Который так возлюбил нас, что и Сына Своего единородного не пощадил, но за нас отдал Его на мученье и смерть, да всяк верующий в Него не погибнет, но наследует живот вечный. Аминь

30. О распятии, смерти и погребении Господа

Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами его мы исцелились. Как овца веден был Он на заклание, и как агнец перед стригущим его безгласен. Ис. 53:5 и 7.

 

Сегодня мы продолжим повествование о страданиях Спасителя, начатое в предыдущей беседе. Снова прошу вас, чтобы вы с полным вниманием и благоговением слушали ученье о страданиях и смерти Иисуса Христа. Здесь, в этих страданиях и смерти Богочеловека, заключается источник нашего спасения и основание нашей надежды на будущую блаженную жизнь; здесь открывается глубочайшая тайна Богопознания, тайна любви и милосердия Божия к человеку, здесь средоточие, главный предмет всего вероучения христианского. Св. Кирилл Иерусалимский учит: «Крест есть главнейшее и незыблемое основание, на котором должно созидать все прочее учение христианской веры» (Огл. Поу. стр. 274.).

В предыдущей беседе нашей о страданиях Господа и Спасителя нашего мы остановились, братья, на том обстоятельстве, что враги Его, осудив Его на смерть, разошлись в ожидании рассвета. Наступило утро. Первосвященники и старейшины иудейские снова собрались, составили совета и, по общему согласию, повели Иисуса Христа к Понтию Пилату, римскому правителю Иудеев. В это время евреи уже не имели собственного царя: ими владели римляне; смертные приговоры исполнялись не иначе, как с согласия римского начальника области. Лицемеры не вошли в языческое судилище, считая это осквернением, после которого они были бы недостойны вкушать пасхального агнца. А осудить на смерть невинного казалось им делом хорошим, даже святым! Пилат вышел к ним и спросил их: «в чем обвиняете вы этого Человека?» Не зная, что сказать, они отвечали: «если бы Он не был злодей, то мы не привели бы Его к тебе; по нашим законам Он достоин смерти». «Итак возьмите Его и судите сами по вашим законам», сказал Пилат. «Нам не дано власти наказывать человека смертью», возразили иудеи. Тогда Пилат пригласил Иисуса Христа в претор, или судилище и спросил Его: «точно ли Ты царь иудейский?» «Да, Я Царь», отвечал Спаситель, «но царство Мое не от мира сего; иначе подданные Мои защитили бы Меня и не дали во власть иудеям». Пилат вышел к старейшинам еврейским и сказал им: «я не нахожу никакой вины в этом человеке». Но обвинители возразили: «Он достоин смерти: Он называете Себя Сыном Божьим, считает себя равным Богу; Он возмущает народ наш.» – «Что Ты скажешь в свое оправдание»? спросил Пилат Иисуса Христа. Но Господь молчал, потому что все было сказано; Пилат сам видел невинность Иисуса Христа и знал, что только зависти ради предаша Его. Слабодушный начальник не знал, что ему делать. Узнав, что Иисус Христос жил долго в Галилеи, Пилат послал Его на суд к Ироду, царю пли тетрарху галилейскому, прибывшему во Иерусалим на праздник Пасхи. Но и тот, допросив Иисуса Христа, не получил от Него ответа, и потому признав Его невинным, отослал к Пилату в белой одежде. Пилат был в величайшем затруднении. К большему смущению его, в тоже время жена его присылаете сказать ему, чтобы он не брал на себя ответственности в деле судимого Праведника, потому что она много пострадала за Него во сне в эту ночь. «Вы привели ко мне Человека», сказал Пилат иудеям, – «и обвиняете Его в возмущении народа. Но вот я перед вами допрашивал Его и не нахожу никакой вины; Ирод – тоже нашел его невинным. Итак наказав Его отпущу (Лук. 23:16)». Пилат тем более надеялся склонить иудеев к освобождению Иисуса Христа от смерти, что у них был обычай, по которому правитель римский каждый год на праздник Пасхи отпускал на свободу по одному узнику. Поэтому Пилат сказал: «хотите ли – я для праздника отпущу вам Иисуса, называемого Христа?» Народ, подущаемый ариереямн и старцами, закричал: «нет, не Его, но Варавву отпусти нам. А Варавва был бунтовщик, разбойник, человекоубийца. «Что же мне делать с Христом?» спросил Пилат. «Да пропят будет», отвечали иудеи. «Но какое зло Он сделал вам?» Неистовые еще громче закричали; распни, распни Его. «Как можно распять вашего царя?» – «У нас нет царя, кроме римского кесаря; если ты отпустишь Иисуса, то будешь враг кесарю». Какая ужасная, поразительная картина ослепления и злости сердца человеческого!

Сознавая вполне невинность Иисуса Христа и вместе с тем боясь раздражить народ, Пилат взял воды, омыл свои руки и сказал: «я чист от крови этого Праведника; смотрите!» «Кровь Его на нас и на детях наших», отвечали иступленные иудеи. Ужасные слова! Ими наложена страшная печать гнева Божия на весь народ богоотступный. Восемнадцать веков повсеместного рассеяния и бедствий сего народа служат ясным тому свидетельством. Пилат приказал воинам мучить Иисуса Христа в угождение иудеям. Воины сняли с Него одежду Его, облекли Его в пурпурную мантию, дали в руки трость вместо скипетра, на главу Его возложили венец терновый и, насмешливо преклоняясь пред Ним, говорили: радуйся Царь Иудейский! Другие били Его по ланитам, плевали в лицо, били тростью по голове, изъязвленной тернами. И ни одного слова в защиту Свою, никакого ропота не слышно было из уст Божественного Страдальца. Думая, что насытилась уже злоба иудеев, Пилат снова попытался освободить Иисуса Христа. В этом страдальческом и униженном виде он вывел Его к народу и сказал: се Человек! «Посмотрите», хотел этим выразить Пилат, «посмотрите, как Он уничижен, изъязвлен, умучен. Неужели вы и теперь не сжалитесь над Ним и не дадите Ему свободы?» Но злоба иудеев не знала сытости и меры. Распни, распни Его!, кричали они. Видя, что все старания и убеждения его напрасны, Пилат отдал Иисуса Христа во власть иудеев и приказал воинам вести Его на распятие, – мучительнейшую и позорную казнь, назначавшуюся только для величайших злодеев – и то не из свободного, а из рабского состояния. Слабодушие, человекоугодие Пилата было не только преступно, но и бесполезно для него самого; чего он боялся, то и случилось: он впал в немилость у римского кесаря, лишен должности и в изгнании кончил жизнь свою самоубийством.

Едва лишь Пилит произнес свой приговор, как воины взяли Иисуса Христа, облекли Его в одежду Его, возложили на Него крест, на котором хотели распять Его, и повели на место казни, бывшее тогда за чертою города. Проведя всю ночь в душевных муках и бдении, изъязвленный, умученный, Иисус Христос скоро изнемог под тяжестью креста, и эта тяжесть возложена была на одного, шедшего с поля, человека, по имени Симона Киринейского. Некоторые еврейские женщины при виде таких тяжких страданий Иисуса Христа, плакали от жалости. Но Господь, обратившись к ним, сказал: дщери иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о детях ваших; ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие и сосцы не питавшие! Тогда начнут говорить горам: падите на нас! И холмам: покройте нас! Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет? То есть: если Я, безгрешный и невинный, так страдаю за грешников: то какого наказания будут достойны грешники, неверующие и не принесшие плодов покаяния! (Лук. 23:28–30).

На горе или холме Голгофе, которая назначена была местом казни, воины сняли с Иисуса Христа верхнюю одежду и разделили ее на части, а о хитоне, который был нешвейный, но цельный, бросили жребий, как задолго еще предсказал царепророк Давид (Пс. 21:19). Трудно вообразить себе ужасные мучения распятого человека, когда руки и ноги его, пронзенные гвоздями, раздираются от тяжести тела! Для облегчен страданий распятым давали иногда вино, смешанное со смирною и производившее некоторого рода беспамятство, но Иисус Христос не принял этого средства, ибо хотел с полным сознанием претерпеть все муки до конца. Враги Его желали присоединить к страданиям Его разного рода поругания, которые однако ж обратились к славе Его и к стыду убийц. Над главою Иисуса Христа прибита была надпись, означавшая мнимую вину Его: Иисус Назарянин, Царь Иудейский. Иудеи просили Пилата прибавить, что только Сам Иисус Христос называл себя Царем Иудейским. Но язычник на этот раз показал удивительную настойчивость: еже писах – писах, сказал он иудеям. Скоро и в самом деле язычники исповедали Иисуса Христа Царем своим и Избавителем, а иудеи, распявшие Христа, лишились и царя и царства, не только земного, но и небесного!

Вместе с Иисусом Христом распяты были дна разбойника: один по правую сторону, другой по левую. Иудеи хотели сделать этим большее поругание Господу, но они только исполнили пророческое слово: и со беззаконными вменися. Один из разбойников с упреком говорил Господу: «если Ты Сын Божий, то спаси Себя и нас». Но другой, истинно благоразумный, как называет его св. Церковь, говорил вопреки ему: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал. Потом сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! Не много слов, но много силы веры было в словах благоразумного разбойника. Эти слова отверзли ему двери рая, бывшие до того времени заключенными даже для праведников. Сам Владыка Рая сказал ему: ныне же будешь со мною в раю.

Между тем, как разбойник приобретал спасение, первосвященники и книжники доканчивали свою погибель. С злобным торжеством смотрели они на свою жертву, – «Царь Израильский! Сын Божий», говорили они, кивая головами, «сойди теперь с креста, – и мы уверуем в Тебя! Ты уповал на Бога, говорил, что он благоволит к Тебе; посмотрим, спасет ли Тебя Бог»! Что же Господь? Он в это время молился за врагов своих и распинателей: Отче! отпусти им, не ведают ибо, что творят. Да, иудеи не знали, или не хотели знать, что все, что они сделали с Иисусом Христом, задолго было предсказано пророками, что Пастырь добрый своею властью положил душу Свою за овец Своих!, чтобы собрать расточенных, привести заблудших, спасти погибших!

Пресвятая Дева Мария, Мать Иисуса, стояла у креста вместе с возлюбленным учеником Господа, Иоанном. Вообразите чувства Матери при виде распятого Сына! Вообразите чувства Сына, при виде плачущей Матери!... Готовясь отойти к Отцу небесному, Он заботится об остающейся на земле Матери. Жено, сказал Он Пресвятой Деве, се сын твой! Потом ученику: се Мати твоя! Христиане! в лице св. Иоанна Господь и всех нас усыновил Пречистой Матери Своей; Она всем нам Мать, Царица и Заступница!

Был шестой час дня, или около полудня по нашему, когда распяли Иисуса Христа. От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого, – ясный день превратился в мрачную ночь. Приближался конец страданиям Богочеловека. Жажду, сказал Он. Один из воинов напитал губку уксусом и поднес к устам Спасителя. Видя, что все уже совершено для искупления рода человеческого, Господь сказал: свершилось! и потом со словами: Отче! в руки Твои предаю дух Мой, испустил душу Свою. В тоже мгновение земля потряслась, завеса храма, отделявшая Святое от Святого Святых раздралась надвое, камни распались, гробы открылись и многие из прежде почивших праведников воскресли. Ужас объял всех, бывших на Голгофе. «Во истину человек сей был Праведник», говорили некоторые, и в том числе Лонгин, сотник римской стражи.

Вслед за прекращением чудесной темноты, скоро и естественная темнота покрыла землю, наступила ночь, все разошлись по домам, в недоумении и страхе ударяя в грудь свою. Находились у креста только некоторые из жен, учениц Христовых, и оставались там до самого погребения возлюбленного своего Учителя и Господа. Один из тайных учеников Спасителя, Иоиф Аримафейский, человек богатый и знатный, пришел в ту же ночь к Пилату и просил у него позволения взять тело Иисуса Христа и погрести его. Пилат позволил, но приказал прежде узнать, точно ли Он умер. Воины, еще раньше, найдя в распятых с Господом разбойниках остаток жизни, перебили им голени, чтобы ускорить их смерть. Но видя, что Иисус Христос действительно умер, не преломили костей Его; только один из воинов копьем пронзил Его в бок, и из ребер Спасителя истекла кровь и вода. Так исполнились олова Писания: кость не сокрушится от Него (Исх. 12:46), и другое пророчество: воззрят на Него, которого пронзили (Зах. 12:10)! Иосиф, вместе с Никодимом, тоже тайным учеником Иисуса Христа, взяли тело Господа, омыли его благовониями, обвили чистою плащаницею и положили его в новой погребальной пещере, близ Голгофы, в саду, принадлежавшем Иосифу, и вход в эту пещеру заградили большим камнем.

И все затихло, все смолкло; наступил священный день покоя – суббота. Но не утихла злоба иудеев. Они пришли к Пилату и сказали ему: «мы вспомнили, что льстец оный, при жизни, говорил: в третий день воскресну. Итак прикажи поставить стражу ко гробу, чтобы ученики Его не украли ночью тело Его и не сказали после, что Он воскрес». Пилат отвечал им: «возьмите стражу и делайте, как знаете». Первосвященники взяли отряд воинов, приказали им неусыпно стеречь пещеру, где был погребен Спаситель, и вход в нее запечатали своею печатью!

Этим оканчивается длинный ряд уничижений, трудов и страданий, которые Господь претерпел на земле, от колыбели в яслях до гроба под иудейскою печатью. Христиане! От чего и для чего все это претерпел Сын Божий? Он претерпел от нас, потому что страдал и умер за наши прегрешения, Он взял на себя грехи всего Мира, – вместо нас, потому что претерпел казнь, нами заслуженную, для нас, для нашего спасения. Чем же мы можем и должны возблагодарить за это нашего Спасителя? Любовью, послушанием, терпением, святою жизнью. Мы не должны считать себя своими, потому что мы куплены бесконечною ценою – кровью Его; мы должны умереть для греха и мира и жить для Бога. Но таковы ли мы на самом деле? Так ли мы живем, мыслим и чувствуем, как заповедует Спаситель наш?.. Ах, мы можем только плакать и молиться: Иисусе сладчайший! спаси нас! Аминь.

31. О воскресении Господа Иисуса Христа

Если же мы умрем со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над ним власти. Рим. 6:8–9.

 

Прежде всего возблагодарим, братья, Господа Бога, что Он сподобил нас, наконец, беседовать и о преславном всерадостном воскресении нашего Спасителя.

Принеся Себя в жертву за грехи мира, удовлетворив правосудию Божью смертью Своею, Господ наш почил от всех дел своих на земле; пречистое тело Его покоилось во гробе, как бы храня покой субботы. Но мог ли, хотя на минуту, приснотекущий Источник жизни и спасения? Мог ли вечно живой Делатель оставить свое делание? Почивая плотью на земле, Спаситель пресвятой душой своей, нераздельно соединенной с Божеством, сходил во ад. Для чего? Для того, чтобы поразить дьявола, как бы в самых его владениях, разрушить его темное царство и освободить его узников. Все потомки Адама были до пришествия Спасителя под властью князя тьмы, имеющего державу смерти, – дьявола: после смерти тела, души их нисходили в ад, жилище мрака и печали. Самые праведники ветхозаветные, от Адама и Авеляи до Иоанна Предтечи, не избавлялись от общей участи; только вера в грядущего Мессию-Избавителя утешала их надеждою избавления и будущего блаженства. К ним-то и для них-то сошел Господь в ад, чтобы даровать им свободу и возвести с собою в небесные обители! Так исполнилось древнее обетование Божие: от власти ада я искуплю их, от смерти избавлю их. Смерть! Где твое жало? Ад! Где твоя победа? (Ос. 13:14).

Но вот миновала суббота, наступил третей день после погребения Иисуса Христа; это был первый день недельный, в который некогда первозданный свет в первый раз озарил землю, еще неустроенную. Господь, силою Божества Своего, оживил пречистое тело Свое, снова соединился с ним душой Своей и воскрес во славе, восстал из гроба с тою же плотью, с которою родился от Приснодевы, но уже прославленною, одухотворенною. Так написано, и надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день. (Лук. 24:46).

В тоже время Ангел сошел с небес, отвалил камень от входа в пещеру, земля потряслась, светлый и грозный вид Небожителя привел в трепет римских стражей, которые от страха были как мертвые.

Теперь враги Иисуса Христа с трепетом узнали о воскресении Его; но друзья, или как Он Сам называл, братья Его, ученики и ученицы ничего еще не знали о совершившемся. Едва лишь минул день покоя, как первой заботой учениц Христовых было воздать последний долг возлюбленному Учителю, помазать тело Его благовонными составами, или миром, по обычаю евреев. С этой целью они рано утром отправились ко гробу Спасителя. Благочестивых Мироносиц печалила на пути мысль, что они не в силах будут отвалить тяжелый камень от входа в пещеру; но приблизившись, они увидели, что камень уже отвален и пещера пуста. Мысль, что тело Иисуса Христа унесено из гроба, поразила их ужасом. Мария Магдалина поспешно идет к Апостолам и говорить им: «взяли Господа от гроба и не знаю, где положили Его». Апостолы Петр и Иоанн тотчас бегут ко гробу: св. Петр решается войти в пещеру гроба, за ним следует и Иоанн. Оба видят погребальные пелены целыми и полотно, которым была покрыта глава Спасителя, сложенным на особом месте, видят и веруют, что совершилось что-то необычайное, и в смущении возвращаются в дом свой. Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых, говорить сам св. Иоанн (20:9). Св. Мария Магдалина не пошла за ними в дом свой; любовь и горесть приковали ее ко гробу Господа. Печально стояла она у входа в пещеру; потом снова, как бы не зная, что делать, заглянула туда, и вот видит двух Ангелов: одного у главы, а другого у ног, где лежало тело Иисуса. Но и самые Ангелы не только не ужаснули, но даже, казалось, и не удивили Марию; она думала об одном, желала одного – увидать Господа; все прочее для нее как бы не существовало. Жено, что плачешь? спрашивают ее Ангелы. «Взяли Господа моего и не знаю, где положили Его», печально отвечает Мария; не дождавшись их ответа, она оглядывается назад, – и видит Иисуса, который говорит ей: жено, что плачешь? Кого ищешь? Плачущая Мария не узнает говорящего с ней и, считая Его за садовника, отвечает! Ему: «Господин мой! если ты взял Его, скажи мне, где ты положил Его, – и я возьму Его». Но вместо ответа она вдруг слышит голос сладчайший, давно знакомый голос, который исцелял больных, воскрешал мертвых, проникал в сердца самых закоренелых грешников, голос самого Спасители. Мария! говорит ей Господь, – и Мария повергается к ногам Его, и в волнении чувств ничего не может сказать, как только: Учитель мой! Господь повелевает ей не медлить на месте, но идти к ученикам Его и сказать им, что Учитель их воскрес и что Он недолго будет с ними на земле. Иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему к Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему (Ин. 20:17).

Мы сказали, что, кроме Марии Магдалины, пришли ко гробу и прочие жены-Мироносицы: другая Мария, Иоанна и Саломия. Они также видели Ангелов и слышали от них радостную весть о воскресении Иисуса Христа, и уже возвращались в дом свой, как Сам Иисус Христос встретил их на пути и сказал им: радуйтесь!

Мироносицы немедленно возвестили о всем виденном и слышанном ими Апостолам; но от чрезмерной радости и смущения они как бы не смели верить такому чудному событию и считали виденное Мироносицами призраком. Любвеобильный Господь однако ж недолго оставил учеников Своих в томительном состоянии недоумения и борьбы между страхом и надеждою. В тот же день Он явился двоим из них – Луке и Клеопе, шедшим в Еммаус. Иисус Христос присоединился к ним на пути в виде спутника, укорял их в маловерии, незнании Писания, объяснял им ветхозаветные пророчества, по которым Мессии подобало пострадать, воскреснуть и внити в славу свою. Сердца учеников горели радостью и умилением во время беседы Божественного Учителя, но очи (их) были удержаны, так что они не узнали Его (Лук. 24:16). Только в Еммаусе, на вечери, когда Иисус Христос, благословив и преломив хлеб, подавал ученикам, только тогда отверзлись очи их, и в чудном собеседнике они узнали воскресшего Господа. Но в туже минуту Он сделался невидимым. Лука и Клеопа в тот же час возвратились в Иерусалим, чтобы сообщить радостную весть прочим Апостолам. Но здесь уже почти все знали о воскресении Господа, Который явился не только Мироносицам, но и Апостолу Петру (Лук. 24:13–34).

Поздно вечером того же дня ученики Иисуса Христа собрались вместе и заперли двери храмины, боясь нападения озлобленных Иудеев. Предметом их мыслей, чувств и разговоров было, разумеется, воскресение Спасителя. Вдруг, дверем затворенным, Сам Господь является пред изумленными учениками и говорит им: мир вам! Возрадовались и смутились ученики, увидев Господа; но все еще боялись принять призрак за действительность. Господь показал им руки и ноги Свои, на которых оставались следы язв от гвоздей; потом спросил их, не имеют ли они чего снедного. Они подали Ему часть печеной рыбы и сотоваго меда. Прославленное тело Инсуса Христа не имело уже нужды в пище; но чтобы уверить учеников, что они видят не призрак, Он вкусил от поданных снедей. Тогда радость учеников была неописанна; они не сомневались более, что Иисус Христос воистину воскрес, что Он теперь точно присутствует с ними, исполненный небесного величия и любви. При уходе же от них, Господь снова говорит им: мир, вам; яко же посла Мя Отец, и Аз посылаю вы: проповедовать истинную веру, покаяние и отпущение грехов всем народам, во всех странах мира, начиная от Иерусалима (Ин. 20; 21; Лук. 24:40–48). Вместе с тем Спаситель облек их силою благодати Святого Духа – отпускать людям грехи, установил новозаветное таинство Покаяния. Дунув на них, Он сказал: примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся. (Ин. 20:23). Дух Святой, сообщенный Апостолам, до сих пор преемственно передаваемый, не оскудевает в святой, православной Церкви; силою Его пастыри стада Христова имеют власть вязать и решить грехи человеков!

Только Апостол Фома теперь не был еще уверен в воскресении Господа: его не было в то время, как Иисус Христос явился собранным Апостолам. Когда они сказали ему: «мы видели Господа»,Фома с горячностью отвечал: «пока не увижу сам, пока не вложу перста моего в язвы гвоздинные и руки моей в ребра Его, – не поверю». Так трудно человеку естественному, не приявшему еще благодати Святого Духа, верить предметам сверхестественным! Так далеки были Апостолы от легковерия! Так много нужно было доказательств для уверения их в воскресении Спасителя! Но тем с большею уверенностью мы можем принимать их свидетельство! Через восемь дней Иисус Христос явился, как и прежде, дверем затворенньм, пред собравшимися учениками и приветствовал их словами: мир вам! Потом, обратившись к Фоме, сказал: подай перст свой сюда и посмотри руки Мои; и не будь неверующим , но верующим. В восторге радости Фома воскликнул: Господь мой и Бог мой! Но Господь кротко заметил недоверчивому Фоме: «ты уверовал, потому что увидел Меня. Но блаженны те, которые уверуют, не увидев Меня (очами телесными)». Это блаженство предоставлено нам, братья! Мы веруем в Господа, не увидев Его. Но мы истинно будем блаженны, если вера наша будет такая же деятельная и живая, какую имели св. Апостолы

Когда кончилась пасха иудейская, Апостолы, по повелению Иисуса Христа, удалились из Иерусалима в Галилею, которая была их родиною. Здесь они имели радость еще несколько раз видеть воскресшего Спасителя. Так, однажды Он явился им на море Тивериадском, когда они занимались ловлею рыбы. Трудившись целую ночь понапрасну, они, по слову явившегося им Господа, бросили сети но правую сторону лодки и поймали сто пятьдесят три больших рыбы. При этом случае Апостол Петр троекратным уверением Господа в любви своей заглаживает троекратное свое отречение от Него. Три раза спрашивает Господь: Симон Ионин, любишь ли Мя? Три раза св. Петр отвечает: да, Господи, Ты знаешь, как люблю Тебя. Паси овец моих, говорит Спаситель, и этими словами как бы восстанавливает Петра в апостольском звании, от которого он некогда, устрашенный иудеями, отрекся.

В другой раз Иисус Христос явился одиннадцати Апостолам и с ними более, чем пятистам братьям на одной из гор галилейских (Мф. 28:10; 1Кор. 15:6), Увидев Его, они поклонились Ему до земли, а другие, еще не видевшие Его по воскресении, усомнились. Приблизившись к ним, Господь сказал: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы , крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелевал вам; Кто будет веровать и креститься, спасен будет. Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы и се, Я с вами во все дни до скончания века. (Мф. 28:17–20; Мк. 16:16–18).

Таким образом в продолжение сорока дней по воскресении Иисус Христос несколько раз являлся ученикам Своим, открывал им тайны царствия небесного, научал их тем спасительным истинам, которым они в последствии должны были научать все народы, приготовлял их к предстоящим им подвигам. Он не пребывал с ними постоянно, как прежде, но то являлся им, то удалялся от них за одно мгновение. Пречистое тело Его было теперь уже выше всего человеческого, выше всего земного; оно получило способность мгновенно переноситься с одного места на другое, проходить сквозь затворенный двери, делаться невидимым и опять принимать видимый образ. Таковы будут, братья, и наши тела по воскресении!

Почему же, спросит кто-нибудь, воскресший Господь ни однажды не являлся врагам Своим, первосвященникам и фарисеям, чтобы уверить их, что Он есть истинный Мессия, Сын Божий? Потому, что они теперь уже не были достойны и даже не были бы и способны видеть Господа, прославленного, в сиянии Божества Его. А если бы Он явился им как обыкновенный человек, то они не уверовали бы в Него и теперь, как не верили прежде. Они имели верных и несомненных свидетелей воскресения Христова, и даже поверили им; но при всем том не обратились сердцем к Господу, Римские воины, устрашенные видением Ангела, разбежались, и в Иерусалиме рассказали старейшинам иудейским, что Иисус Христос действительно воскрес. Но что же? Иудеи дали римским стражам сребренники довольны, и уговорили их никому не открывать истину, но разглашать всем, что ученики Иисуса Христа ночью украли тело Его, в то время, как римские воины спали. И эта явно нелепая ложь была принята между иудеями за истину. Так упорна и так безумна бывает злоба человеческая!

Не думаю, чтобы кто-нибудь из христиан мог не веровать воскресение Иисуса Христа, как не веровали нечестивые иудеи. Однако ж надобно сознаться, что мы редко размышляем, мало думаем об этом величайшем событии, об этой спасительной истине. А что может быть отраднее и поучительнее истины воскресения Христова? Иисус Христос, как страдал и умер, так и воскрес с нашей, человеческою плотно. Посему Его победа над смертью и адом есть и наша победа, Его воскресение есть залог нашего воскресения и блаженства. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут. (1Кор. 15:22). Так, мы воскреснем! Но что будет с нами по воскресении? Какая участь ожидает нас? Это много зависит от нас сами. Если мы еще на земле живем со Христом, имеем Его в уме и сердце нашем, следуем Его учению, исполняем Его заповеди: то нет сомнения, что и по воскресении будем с ним в обителях Отца небесного. Но если мы, живя на земле, не думаем о небе, не заботимся о своем спасении, не помышляем о воскресении и суде, не исполняем заповедей Спасителя, не подражаем Ему делами любви, милосердия, смирения и чистоты, а следуем и подражаем врагу Его – дьяволу; то какую себе готовим будущность? Как явимся пред Господом? – Страшно подумать: что, если мы будем из* числа тех, которым Иисус Христос скажет грозные слова: отыдите от Мене, проклятые, во огнь алчный, уготованный дьяволу и ангелам его?... Ах, подумаем об этом, братья! Пока не настал час всеобщего воскресения и суда, воскреснем душой, восстанем от греховного усыпления, очистим себя от мертвых дел: лености, зависти, гордости, любостяжания, гнева, плотской нечистоты и других пороков; будем жить новою, духовною жизнью, по заповедям Божьим!

Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над ним власти. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе, Господе нашем. (Рим. 6:9–11). Аминь.

32. О вознесении Господа на небо

Господь вознесся на небо, и сел одесную Отца. Мк. 16:19.

 

До сих пор мы беседовали о начале Церкви Божией, восстановленной после падения прародителей и основанной на вере в обетованного Искупителя и Спасителя Мира; говорили об обетованиях, прообразах и пророчествах, которыми Бог приготовлял род человеческий к принятию Избавителя; видели потом и исполнение их в лице Господа нашего Иисуса Христа, слышали о рождестве Его, крещении, учении, чудесах, спасительных страданиях и смерти, наконец, в прошедшей беседе радовались Его преславному воскресению. Теперь этот ряд бесед заключим беседой о конце пребывания Иисуса Христа на земле, о конце и исполнении Его земного служения спасению рода человеческого, о Божественном вознесении Господа на небо! Событие это так важно и торжественно, что еще за тысячу лет до него, св. царепророк Давид, провидя его, призывал весь мир к радости и славословию! Восплещите руками все народы, воскликните Богу гласом радости; Восшел Бог при восклицаниях, Господь призвуке трубном. Пойте Богу нашему, пойте; пойте Царю нашему, пойте. Бог воцарился над народами, Бог воссел на святом престоле Своем. (Псал. 46:1. 6. 7. 9).

Через сорок дней после воскресения Своего Иисус Христос повелел ученикам Своим снова идти из Галилеи в Иерусалим и возвел их на гору Елеонскую; здесь начались страдания и уничижения Его, отсюда же началась небесная слава и всемирное царство Богочеловека. В последний раз на земле беседует Господь с учениками, – и это не печалит их, но наполняет радостью, ибо Господь открыл им ум разуметь Писание. Теперь увидели они, что все то, что до сих пор приводило их в недоумение и ужас, исполнилось точно так, как предсказано пророками и как нужно было для нашего спасения. Вот, сказал им Господь, пошлю обетование Отца Моего на вас; вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не обличетесь силою свыше. Ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым. (Лук. 24:49; Деян. 1:5). Сказав это им, Господь отступил от них, воздвиг руки Свои, благословил их, и благославляя, стал возноситься на небо, – выше и выше, пока наконец облако сокрыло Его от очей их. Взоры учеников были устремлены вслед за возносящимся Господом, как явились два Ангела и сказали им: мужи Галилейские! Сто вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо. (Деян. 1:11).

Так, Иисус Христос вознесся со славою на небеса, до конца сотворив волю Отца небесного, исполнив пророчества, совершив спасение и оправдание рода человеческого! Но каким образом Он спас род человеческий? В прежних беседах мы говорили, что человек чрез грехопадение свое отпал от Бога, источника жизни и блаженства, и впал во власть дьявола, подвергся проклятию и смерти. С Адамом согрешил и пал весь род человеческий, от него происшедший. Чтобы возвратить человеку потерянную славу и блаженство, надлежало восстановить благодатный союз человека с Богом, разрушить средостение, вражду, их разделявшую, удовлетворить правосудию Божию за грех первородный и грехи всего рода человеческого, уничтожить власть дьявола над человеком, указать людям истинный и верный путь к спасению и дать им достаточные силы и средства к достижению этой цели. Все это совершил для нашего спасения Господь наш Иисус Христос! Каким образом? Воплощением, вочеловечением Своим, учением, страданиями и смертью, воскресением и вознесением. Приняв на себя плоть человеческую, сделавшись истинным человеком, Господь соединил и примирил Божество с человеком, восстановил благодатный союз и общение Бога с человеко; ибо мог ли Отец небесный не отложить гнев свой на человеков, когда возлюбленный Сын Его, равный Ему по Божеству, сделался одним из сынов человеческих? Вот почему св. Апостол Павел говорит об Иисусе Христе: Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду. Тем самым и те и другие (иудеи и язычники) имеем доступ к отцу. (Ефес. 2:14 и 18). Это же учение св. Церковь выразила в прекрасной песне своей на Рождество Христово: «Придите, возрадуемся Господеви, настоящую тайну сказующе; средостение бо градежа разрушится, пламенное оружие плещи дает и Херувим отступает от древа жизни, и аз райския пищи причащаюся, от него же изгнан бых преслушания ради. Неизменный бо Образ Отеч, Образ присносущный Его, зрак раба приемлет; еже бо бе пребыв, – Бог сый истинный; и еже не бе прият, – человек быв человеколюбия ради».

Но воплощение Сына Божия было только началом того служения, которое Он благоволил принять на Себя для спасения рода человеческого. Понятие об этом служении заключается в самом имени – Христос, которым называли обетованного Искупителя еще ветхозаветные пророки (Псал. 2:2; Дан. 9:25). Христос или Мессия значит – помазанный. Так назывались в Ветхом завете Пророки, Первосвященники и Цари; потому что вместе со священным помазанием их елеем им сообщались особенные дары благодати: дар пророчества, мудрости, благочестия, чудотворений. Иисус Христос, как Богочеловек, в высочайшей степени соединил въ Себе и дары и должности Пророка, Первосвященника и Царя. Он помазан елеем радости паче причастник Своих (Псал. 44:8). Ибо что такое Пророк? В чем состоит должность его? Пророк есть посланник Божий к людям; он должен от лица Божия возвещать им истину, путь жизни и спасенья. Первосвященник есть представитель и посредник людей пред Богом; его должность ходатайствовать и молиться за людей, умилостивлять Бога за грехи их. Царю дается от Бога власть управлять подданными, содействовать им к достижению земного благополучия и вечного спасенья, изрекать им законы и суд праведный. Иисус Христос есть в неизмеримо высшей степени Пророк, Первосвященник и Царь не одного какого-либо народа, но всех людей, всего рода человеческого. Как Пророк, Иисус Христос более, чем весь закон и пророки, научил людей истинному Богопознанию, открыл им тайны, сокровенный от премудрых и разумных, возвестил всю волю Божью, указал нам путь к жизни вечной. Дух Господень на Мне – словами пророка Исаии свидетельствует о себе Спаситель, Дух Господень во Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедовать лето Господне благоприятное (Лук. 4:18). Все предано Мне Отцом Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть. (Мф. 11:27). Знаем также, что Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, да познаем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинные Бог и жизнь вечная. (1Ин. 5:20).

Мы видели уже, как исполнил Иисус Христос должность первосвященника. Он принес Самого Себя в жертву за спасете Мира. Своим уничижением на земле, совершенным послущанием воле Бога-Отца, Своими страданиями и крестной смертью Он загладил преслушание человека, заплатил долг, тяготевший над родом человеческим, удовлетворил правосудию Божию, искупил нас от греха, проклятия и смерти, разрушил ад, поразил дьявола, отверз людям двери рая, примирил нас с Богом, усыновил Отцу небесному. Христос, Первосвященник будущих благ, не с кровью козлов и тельцов, но со Своею Кровью, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление. Ибо если кровь козлов и тельцов пепел телицы, через окропление, освещает оскверненных, дабы чисто было тело, то кольми паче Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел для служения Богу живому и истинному! (Евр. 9:11–14). А как дети причастны плоти и крови, то и Он тоже воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть дьявола, и избавить тех, которые от страха смерти через всю жизнь были подвержены рабству. Посему Он должен был во всем уподобиться братьям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом, для умилостивления за грехи народа. (Евр. 2:14–17).

Иисус Христос, по Божеству Своему, есть Царь вечный, всемогущий, всемирный. Приняв человеческую плоть, Он умалил Себя, сокрыл Свое величие, претерпел от людей гонения, хулу, мучения, смерть. Однако ж и в состоянии уничижения, нередко проявлялась Его царская власть над миром видимым и невидимым, в бесчисленных чудесах, изгнании демонов, служении Ему Ангелов. Но собственно царство и слава Богочеловека начинается там, где кончилось Его уничижение. За претерпение смерти увенчан славою и честью (Евр. 2:9), говорить Апостол Павел. Как царь, Иисус Христос сошел во ад, разрушил царство дьявола, освободил его узников; как царь, воскрес Он из гроба; как царь, вознесся на небо; как царь неба, земли и преисподней, воссел одесную Бога Отца. Провидев восхождение Сына Божия с человеческою плотью на небеса, Пророк изображает, как удивились этому Небожители: Поднимите, врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные, и войдет Царь славы. Кто есть сей Царь славы? Господь сил, Он – Царь славы. (Пс. 23:7–10).

Итак мы опять пришли к тому предмету, о котором говорили в начале беседы. Для чего вознесся Господь на небеса? Для того, чтобы принять от Бога-Отца ту власть и славу, которую имел от века как Бог, и которою увенчан как человек, за свои подвиги и страдания на земле. Там, на небесах, Господь воссел одесную Бога, то есть принял Божескую власть над искупленным Им миром, спосадив с Собою на престоле славы обоженное Им естество человеческое. Там Ему поклонились и поклоняются все Ангелы Божии; там они воспевают Ему победную песнь; аллилуйя, спасение, и слава и честь Господу нашему... Аллилуйя: ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу (Апок. 19:1, 6 и 7). Для чего вознесся Господь? Для того, чтобы всегда ходатайствовать за нас пред Отцом небесным, Который ради бесконечных заслуг Единородного Сына, ради страданий и смерти Его, милует земных Его братьев, прощает кающимся грешникам их согрешения. Для чего вознесся Господь? Для того, чтобы указать нам примером Своим путь к небу и сделать этот путь удобопроходимым; чтобы уготовить место, вечноблаженное жилище всем истинно верующим. Для чего вознесся Господь? Для того, чтобы послать от Отца Духа Святого, Духа истины, Духа Утешителя, который бы всегда просвещал и освящал всех истинных членов Церкви Христовой.

Братья! Господь, вознесшись на небо, не разлучился с землею по Своему непреложному обещанию: Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28:20). Он с нами, не только потому, что Он – Бог вездесущий, но и потому, что Он – Царь основанного Им благодатного царства, Глава таинственного тела – Церкви, которого мы – члены. Мы не видим Его очами телесными; но можем иметь с Ним теснейшее общение, прилепиться к Нему, соединиться с Ним узами веры, любви и надежды и причащением пречистого Тела и Крови Его. Увидим мы некогда Господа нашего и очами телесными, когда Он придет на землю судить живых и мертвых. Это лицезрение будет для нас неиссякающим источником блаженства, если мы теперь, на земле, стремимся всеми силами души к нашему Спасителю, исполняем волю Его, готовы пожертвовать Ему всем земным, скоропреходящим.

В заключение нынешней беседы, не могу ничего лучше сказать, как припомнить вам глубокое и трогательное изречение св. Апостола Павла: если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; О горнем помышляйте, а не о земном. Ибо вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге. Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь ним во славе. (Колос. 3:1–4). Аминь.

Отдел Пятый. О сошествии Святого Духа, об устройстве и назначении св. Церкви

Одному дается духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений тем же Духом..Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как ему угодно. 1. Кор. 12:8–11

Утверждение на тя надеющихся, утверди, Господи, Церковь, юже стяжал еси честною Твоею кровью. Церковная песнь

33. О сошествии Святого Духа на Апостолов

Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне. Ин. 15:26; 16:13

 

Совершив на земле волю Бога Отца, просветив мир учением Своим, избавив род человеческий от власти дьявола, от проклятья и вечной смерти, страданьями, смертью и воскресеньем Своим, Господь наш Иисус Христос вознесся на небеса с пречистою своею плотью. Он, по – видимому, разлучился с земным миром и оставил избранных учеников Своих сирыми, одинокими, среды бесчисленных врагов и гонителей. Кто же утешит св. Апостолов в разлуке с их Божественным Учителем? Кто будет руководить и охранять их среди озлобленных иудеев и развращенных язычников? Каким образом свет истины, воссиявший в земле иудейской, распространится по всему миру? Каким путем источник благодати, источившийся на Голгофе, потечет по всей земле, будет сообщаться всем людям, во всех будущих веках и народах? Все это совершит и совершает Дух Святой, третье Лицо исповедуемой нами Пресвятой и Единосущной Троицы. О Нем дерзаем мы ныне вести беседу нашу с вами, братья! Но прежде всего помолимся Ему, Духу Истины, да наставит на истину всех нас, – и благовествующих и слышащих о Нем. Царю небесный, Утешителю, Душе истины!.. Приди и вселися в ны и очисти ны от всякия скверны.

Неоднократно во время земной жизни своей говорит Иисус Христос о Духе Святом (Ин. 3:5; 4:14; 7:39). С особенною же ясностью Он возвестил о Нем ученикам Своим в то время, когда готовился разлучиться с ними, – пред Своими страданиями и вознесением на небо. Ныне иду к Пославшему Мя, так говорил Господь Апостолам. Но от того, что Я сказал вам это, печалью исполнилось сердце ваше. Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо если Я не пойду, Утешитель не придет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам… Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам (Ин. 16:5–14). По воскресении Своем, Иисус Христос снова подтвердил великое обетование о ниспослании Утешителя, Духа Святого, на Апостолов: оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше. (Лук. 24:49); через несколько дней будете крещены Духом Святым (Деян. 1:5). Уже Апостолы и прежде имели в некоторой степени благодать Святого Духа; ибо силою Его творили чудеса, проповедовали Евангелие в Иудее. Еще в большей степени получили они дары Святого Духа по воскресении Христовом, когда Господь, дунув на них, сказал: примите Духа Святого (Ин. 20:22). Но теперь, пред вознесением Своим, Он обещал им всю возможную для них полноту благодати, все обилие даров Духа Святого; они облекутся в силу Его, как в одежду; будут погружены в благодать, как в воду. Сие-то великое обетование не только утешило Апостолов по вознесении Господа, но еще исполнило сердца их радостью. И они возвратились в Иерусалим с великой радостью. (Лук. 24:52).

Готовясь сподобиться наития Святого Духа, все ученики Иисуса Христа вкупе с пречистою Его Матерью собрались вместе в одной горнице на Сионе, – и здесь пребывали в непрестанной и единодушной молитве и славословии Бога (Лук. 24:53; Деян. 2:1). Пример святых Апостолов научает нас, братья, что дары Святого Духа приемлются и сохраняются молитвою, – и особенно молитвою общественною, церковною. Итак не будет произвольно отлучаться от нашего благодатного Иерусалима, нашего нового духовного Сиона, – святой православной Церкви; ибо здесь, преимущественно в православной Церкви и святых ее храмах, – Святым Духом всяка душа живится и чистотою возвышается, светлеется. Будем молить Господа, да облечет Он и нас силою свыше, да укрепит на подвиги добродетели.

В десятый день по вознесении Спасителя и в пятидесятый по воскресении Его, – в день, когда евреи праздновали свою ветхозаветную Пятидесятницу, в память дарования закона на Синае, – исполнилось обетование Господа. В третьем часу дня раздался с неба шум, как бы от дуновения бури; он наполнил и потряс дом на Сионе, где были собраны ученики Христовы. Над ними, видимо для всех, явились огненные языки, опочили на главе каждого из них, – и в тоже мгновение все ученики Христовы исполнились Духа Святого (Деян. 2:2 и 3). Так сошел Дух Святой на Апостолов; так Новый Завет запечатлен торжественным образом на Сионе; так новый закон написан на сердцах Апостолов для возвещения его всему миру. Как на Синае Бог явил свое присутствие в огне и буре, так и на Сионе Бог Дух Святой сошел на Апостолов с бурным шумом в виде огненных языков. Он явился в виде языков в знаменование того, что Он сообщает дар и силу слова проповедникам Евангелия. Он явился в виде языков огненных, чтобы показать то действие, которое производит Он на приемлющих дары Его, – что Он просвещает их ум, согревает сердце, очищает волю, делает их пламенными ревнителями истинной веры. Но завет любви и милосердия приходит в мир среди менее грозных явлений, чем завет страха, грозивший смертью и проклятием за нарушение его. Ветхий закон дан был евреям только на время и служил приготовлением к закону Христову, который дан всему роду человеческому до конца времен, до разрушения этого видимого мира.

Какое было первое действие Духа Святого на Апостолов? По истине чудное и изумительное. Не знавшие никаких языков, кроме своего отечественного, – и при том в простонародном, испорченном его наречии, Апостолы вдруг стали говорить на разных языках, так что их могли понимать пришельцы, собравшиеся тогда в Иерусалиме из всех стран света по случаю праздников Пасхи и Пятидесятницы. Простые, бедные, ничему не учившиеся рыбари вдруг стали возвещать величия Божия, начали говорить о возвышенных истинах Богопознания. Робкие, нерешительные, разбежавшиеся, подобно овцам, когда взят был их Пастырь, теперь делаются бесстрашными проповедниками учения Христова, смело говорят о воскресении своего Учителя, строго обличают преступления начальников иудейских, убивших Господа славы, готовые вслух всему миру возвестить, что непризнанный иудеями Иисус есть истинный Сын Божий, обетованный и ожидаемый Мессия. Таково было действие Святого Духа на Апостолов!

В следующей беседе мы увидим, какие дела совершили Апостолы, а потом и преемники их служения, руководимые и укрепляемые благодатью Духа Святого. А теперь находим благовременным сообщить несколько подробнее ученье о свойствах и дарах Духа Святого, – ученье не наше собственное, но святых Отцов Церкви.

Св. Григорий Богослов пишет: «Дух Святой всегда был, есть и будет. Он не начал и не прекратит бытия Своего; но всегда со Отцом и Сыном вчиняется и счисляется. Он всегда один и тот же, – Сам для Себя и для Тех, с Которыми счиняется (как равный), невидим, не подлежит времени, невместим, неизменяем, не имеет ни качества (внешнего), ни количества, ни вида; неосязаем, самодвижен, приснодвижущ, свободен, самовластен, всесилен. Он жизнь и животворящ; Он свет и света податель; Он благость и источник благости. Чрез Него познается Отец и прославляется Сын, – и Сын им одним знаем. Единое счинение, служение и поклонение, единая сила, единое совершенство и освящение. Все, что имеет Отец, принадлежит и Сыну, кроме нерожденности. Все, что имеет Сын, принадлежит и Духу, кроме рождения». (См., Творения Святых Отцов в русском переводе, т. 4, стр. 14.)

«К Духу Святому, говорить св. Василий Великий, обращается все, имеющее нужду в освящении; Его желает все, живущее добродетельно, – вдохновением Его как бы орошаемое и вспомоществуемое. Он усовершает других, и Сам ни в чем не имеет нужды; Он живет без возобновления сил, но есть податель жизни. Он есть начало освящения, мысленный свет, доставляющий всякой разумной силе, при искании истины, как бы некую очевидность. Он неприступен по естеству и удобовместим по благости; хотя все исполняет Он силою своею, однако же сообщается одним достойным, и не в одной мере приемлется ими, но разделяет действие по мере веры. Через Духа восхождение сердец, руковождение немощных, усовершение преуспевающих. Дух, воссиявая очищенным от всякой скверны чрез общение с Собою, делает их духовными. И как блестящие и прозрачные тела, когда упадет на них луч света, сами делаются светящимися и отбрасывают от себя новый луч, так духоносные души, будучи озарены Духом, сами делаются светоносными и на других изливают благодать. Отсюда – предвидение будущего, разумение таинств, постижение сокровенного, раздаяние дарований, небесное жительство, ликостояние с Ангелами, нескончаемое веселье, пребывание в Боге, уподобление Богу и крайний предел желаемого – обожение» (о Святом Духе. См. Твор. Св. Отцев, т. 7, стр. 205).

Святой Кирилл Иерусалимский свидетельствует: «Дух Святой есть величайшая сила, существо Божественное и непостижимое; ибо Он есть существо живое, умное и освещающее все, что от Бога чрез Христа сотворено. Он просвещает души праведных; Он и в Пророках, Он и в Апостолах. Един Бог Отец, Владыка Ветхого и Нового Заветов; и един Господь Иисус Христос, в Ветхом Завете предсказанный, а в Новом пришедший; и един Дух Святой, чрез Пророков о Христе проповедавший, а по пришествии Христа сошедший и показавший Его. Дух Святой называется Утешителем, потому что утешает, увещевает и облегчает немощь нашу. Он изображает человеку царствие небесное, показывает ему и рай сладости; мученики, предстоя пред судьями телом, силою Духа находились уже в раю и презирали видимые ими жестокости. Велик в дарованиях, всемогущ в чудесах Дух Святой. Помысли, сколько вас находится теперь, сколько душ здесь. Но Он действует приспособляясь к каждому, и находясь среди нас, видит каждого свойства, видит мысли и совесть, знает и то, что говорим и о чем помышляем, Одному Он дарует чистоту, другому всегдашнее девство, иному расположение к милостыне, другому любовь к нищим, иному силу изгонять противных духов. Как свет одним стремлением луча озаряет все, так Дух Святой просвещает имеющих очи» (Огласит. Поуч. 16-е.).

«Вся подает Дух Святой: точит (источает) пророчества, священники совершает, некнижные мудрости научи, рыбари богословцы показа, весь собирает собор церковный», Так поет св. Церковь в день Пятидесятницы.

Итак мы веруем и исповедуем, что Дух Святой есть истинный Бог, от Бога Отца исходящий и чрез Сына, ради заслуг Его, посылаемый верующим; веруем и исповедуем, что он равен Богу Отцу и Богу Сыну, так же вечен, всемогущ, вездесущ, всеведущ, что Он благодатью Своею оживотворяет, просвещает, укрепляет и освящаете тех, которые достойно прияли дары Его. Троице святая, единосущная и нераздельная, слава Тебе! Аминь.

34. О проповеди святых Апостолов и преемниках их

 

Вы – тело Христово, а порознь члены. А иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, учителями 1Кор. 12:28.

 

Незадолго до вознесения Своего на небо, Господь Иисус Христос сказал ученикам своим: как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас (Ин. 20:21). Как сам Спаситель сошел на землю, принял на себя человеческое естество для того, чтобы спасти людей, то есть, просветить их познанием истины, оправдать от грехов, указать путь и дать средства к достижению царства небесного: так и Апостолов Своих послал Он проповедовать во всем мире Его учение, раздавать верующим дары благодати и руководить членов Церкви на пути к царству славы и вечному блаженству. Но святые Апостолы до тех пор не вступали в должность служения своего, не исходили на всемирную проповедь Евангелия, пока не были прежде помазаны торжественно и видимо Духом Святым, как бы посвящены в свое апостольское звание, на Сионе, в день Пятидесятницы. С того времени благодать Духа Святого, чрез преемственное святительское рукоположение, сообщается всем преемникам апостольским, законным пастырям Церкви Христовой. Какого же осуждения и наказания достойны те, которые дерзают, непосвященные и непризванные, учить догматам веры, презирать священство и противиться голосу св. Церкви! Когда Дух Святой сошел на Апостолов и сообщил им благодатные дары Свои, тогда бывшие рыбари стали говорить разными языками и возвещать величие Божия, изрекать глаголы мудрости Божественной, безбоязненно проповедовать учение Спасители. Необычайный шум, как бы от дуновения бури, ознаменовавший сошествие Утешителя, привлек к Сионской горнице, где были Апостолы, множество народа, из всех стран вселенной прибывшего в Иерусалим на праздник Пасхи. Слыша, как Апостолы говорили на разных языках о Боге и делах Его, жители Иерусалима и пришельцы в изумлении и страхе спрашивали друг друга: сии говорящие не все ли Галилеяняне? Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились? Что это значит? (Деян. 2:7–12)? Ослепленные злобою и тщеславием, иудеи, недавно оклеветавшие и предавшие на смерть Божественного Учителя, хотели оклеветать теперь учеников Его и сказали: вином исполнены суть. Тогда Апостол Петр, исполненный Духа Святого, обратился к собравшимся людям с проповедью о предсказанном еще пророком Иоилем излиянии Духа Святого на рабов и рабынь Божьих, о Божественном достоинстве, чудесах смерти и воскресении Иисуса Христа. Он говорил с такою силою и убедительностью, что три тысяча народа умилились сердцем и спросили Апостолов: что сотворим (что нам делать), мужие братие? Апостол Петр отвечал: покайтесь и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа, во оставление грехов и получите дар Святого Духа. (Деян. 2:38). И они покаялись, и крестились, и присоединились к обществу учеников Христовых. Таким образом Церковь Христова, состоявшая сначала только из ста двадцати верующих, теперь, в первый же день по сошествии Святого Духа, умножилась тремя тысячами уверовавших и крестившихся. Вскоре после того исцеление Апостолами хромого или расслабленного ногами, и новая проповедь св. Петра обратили ко Господу еще пять тысяч человек. Так быстро распространялось благодатное царство Христово на земле; так чудно умножалось число членов св. Церкви!

Конечно, и это число незначительно в сравнении с тем числом христиан, какое мы видим ныне. Но что значат эти многие миллионы нынешних так называемых христиан в сравнении с тысячами членов первенствующей Церкви? Сколько живой веры, искреннего благочестия, взаимной любви, самоотвержения, единодушия было в первых христианах! Св. Лука говорит о них как очевидец: народу веровавшему сердце и душа едина. Бяху же терпяще (постоянно пребывали) во учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах. Верующие были все вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый дент единодушно пребывали а храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселиии простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа. (Деян. 2:42–47; 4:32). Таковы были первые христиане! Единодушная молитва, слушание апостольского учения, раздавание милостыни, участие в таинственном преломлении хлеба, то есть, в причащении святых Тайн: вот что было их главным ежедневным занятием!

Видя быстрое распространение христианской Церкви, враги креста Христова воздвигли на нее жесточайшее гонение. Все средства были ими употреблены к тому, чтобы воспрепятствовать проповеди Евангелия, уничтожить ненавистное для них имя учеников распятого ими Иисуса: увещания, угрозы, темницы, мучения, казни. Но все напрасно. Господь сказал: созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ее (Мф. 16:18). И слова эти исполнились. Призвав св. Апостолов на судилище, старейшины иудейские запретили им говорить и проповедовать о имени Иисуса. Но св. Петр и Иоаннъ отвечали им: «судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более нежели Бога? Мы не можем не говорит о том, что видели и слышали» (Деян. 4:19). Исполненная духовного помазания, проповедь Апостолов и многочисленные чудеса, совершенные ими, с каждым днем привлекали к ним большее и большее число последователей. Не только жители Иерусалима, но и из окрестных городов многие приходили к Апостолам и приносили к ним больных своих; одна даже тень проходящего мимо их Апостола давала им исцеление. Тогда от слов и убеждений озлобленные и завистливые старейшины перешли к делу. Они возложили руки на Апостолов и заключили их в темницу. Но Ангел Господень отворил им дверь темницы и вывел Апостолов невредимыми. И они снова явились в храм Соломонов и проповедовали о Иисусе Христе всему собранию народа. Снова приведенные на судилище, Апостолы на упреки и угрозы судей отвечали: «должно повиноваться Богу больше, нежели человекам». (Деян. 5:9). Подвергнув бесстрашных проповедников поруганию и побоям, старейшины отпустили их с новым строжайшим подтверждением – не проповедовать о Божестве и воскресении Иисуса Христа. Но Апостолы, возвращаясь из собрания, только радовались тому, что сподобились принять бесчестье за Господа Иисуса (Деян. 5:41). Каждый день, и в домах, и храме, они проповедовали учение Иисуса Христа.

Общество верующих росло более и более; к нему присоединились не только природные иудеи, но и пришельцы из эллинов или язычников. Для сохранения мира и порядка в таком многолюдном обществе, избраны были семь дьяконов, которые, по возложении рук апостольских, получили дары Духа Святого. Из числа их особенно исполнен был веры и силы архидьякон Стефан, совершавший многие чудеса, смело обличавшей старейшин иудейских и поражавший их в прениях о вере. Его оклеветали в хуле на храм, на Моисея и закон его и поставили пред судьями; при этом лицо исповедника Христова сияло кротостью и величием, как лицо Ангела Божья (Деян. 6:15). В продолжительной и прекрасной речи своей Стефан обозрел всю историю народа Иудейского, обетования и пророчества о Мессии, упорство, непослушание и злодейства иудеев, увенчанные убийством Праведника – Иисуса Христа. Члены судилища, слушая, скрежетали зубами от злости, затыкали уши, потом вывели Стефана за стены города и чрез побиение его камнями доставили ему славу и венец «Первомученика». Пред доблестною кончиною своею Стефан удостоился, еще на земле, видеть небесную славу Иисуса Христа и молился за убийц своих.

Господь, неотступно пребывающий со Своею Церковью, употребил и сами ее страдания в средство к ее большей славе и распространению. Гонение, воздвигнутое на христиан при Стефане, было причиною, что многие из них удалялись из столицы в окрестные города и соседние страны и всюду всём проповедовали учение Христово. Все, уверовавшие в Иисуса Христа как Сына Божья и Спасителя мира, принимали св. крещение и потом, через возложение рук апостольских, получали благодатные дары Духа Святого. Так, св. Филипп, один из семидесяти апостолов, крестил самарян, а св. Петр и Иоанн, посланные обществом учеников из Иерусалима, пришли и возложением рук своих сообщили уверовавшим благодать Духа Святого. Но еще большее чудо премудрости, благости и всемогущества совершил Господ над одним из усерднейших гонителей христианства. Это был Савл, молодой образованный еврей, ревностный почитатель закона Моисеева, имевший почетное звание римского гражданина. На пути из Иерусалима в Дамаск, куда он послан был для преследования христиан, Савл вдруг увидел чудный свет с неба и услышал голос: Савл, Савл, что Мя гонишь? – Кто ты, Господи, спросил Савл. Я Иисус, которого ты гонишь». Господи, что повелишь мне делать? с трепетом спросил Савл (Деян. 9:4–6). Господь повелел ему идти в Дамаск и принят крещение от Апостола Анании. И бывший гонитель христианства Савл сделался Апостолом Павлом, избраннейшим сосудом благодати, ревностнейшим проповедником учения Христова.

До вознесения Иисуса Христа на небо и в ближайшее время после того Апостолы проповедовали слово истины преимущественно иудеям, погибшим овцам дома Израилева. Но когда достойные из иудеев уже призваны были в благодатное царство Христово, а упорные и нераскаянные не достойны были более милосердия Божия, Господь повелел ученикам Своим идти с проповедью Евангелия к язычникам. Если Бог очистил, те не скверный (Деян. 10:15), сказал Господь Апостолу Петру, учя его не чуждаться язычников, презираемых иудеями, но сообщать и им познание и благодатные дары христианской веры. И Апостолы повиновались воле Божественного Учителя, с готовностью пошли во все страны мира проповедовать Евангелие всей твари. И с радостью внимали им язычники, тысячами обращались они к взыскавшему их доброму Пастырю. Так, св. Павел, бывший гонитель христиан, пронес благовествование Христово во многие, самые отдаленные страны Азии и Европы, проник в славянскую Иллирию, претерпел чрезвычайные труды, беды и напасти, уловил бесчисленное множество людей в спасительные сети Евангелия. Св. Петр проповедовал в Палестине, Сирии, Месопотамии и Малой Азии и окончил жизнь свою мученически в Риме. Св. Иоанн, возлюбленный ученик Господа, благовествовал о Нем в св. земле, в городах Малой Азии, на острове Патмосе, претерпел мучение и заточение и скончался в Ефесе мирно, прожив на земле долее всех соучеников своих. Св. Андрей Первозванный огласил учением Христовым дикие страны Скифии, прошел далеко на север Европы и, как говорит предание, освятил стопами своими пределы нашего отечества. Св. Матфей и Марк проповедовали в Европе и Египте, а Фома и Варфоломей – в отдаленнейших странах Индии и всей восточной Азии. Кратко сказать, – все Апостолы Христовы, со времени сошествия на них Святого Духа, всю жизнь свою посвятили проповедованию Евангелия, распространению ученья Христова во всем мире и почти все претерпели мученическую смерть и жестокие гонения от тех, кому они приносили самое высочайшее и драгоценнейшее благо, – весть о спасении.

Таким образом, чрез несколько десятилетий по вознесении Иисуса Христа на небо, уже почти во всех обитаемых странах известного тогда света были христиане, были христианские общества, управляемые Апостолами или избранными от них и освященными наместниками и преемниками, которые получили название епископов, то есть блюстителей, надзирателей, и пресвитеров, старцев или старейшин. Когда Апостолы и все непосредственные ученики Христовы окончили на земле течение свое и переселились в обители Отца небесного, епископы, вместе с подчиненными им пресвитерами, наследовали от них те же права и обязанности, какие даны были им Иисусом Христом, то есть, учить истинам веры, совершать таинства для верующих, руководя их к царствию небесному. Но все эти отдельные общества, как при Апостолах, так и при преемниках их, составляли и составляют одно целое, одно живое тело, – единую святую соборную и апостольскую Церковь. Что же такое Церковь? Церковь есть богоучрежденное общество верующих в Иисуса Христа, управляемое законно избранными и поставленными Духом Святым пастырями, соединенное союзом веры, надежды и любви, освящаемое восстановленными таинствами и богослужебными обрядами, и видимо пребывающее на земле для воспитания людей в истине и добродетели и приготовления их к царствию небесному. Только в святой православной Церкви сохраняется истинное учение Христово и полнота даров Духа Святого; потому только в недрах Церкви возможно для человека спасение. Все общества и лица, отделявшиеся от Церкви, чуждые духу и жизни ее, непокорные учению и уставам ее, не могут справедливо называться истинными христианами, чадами Отца небесного, сонаследниками Иисуса Христа.

Далее, в следующих беседах, мы подробнее поговорим о свойствах и назначении св. Церкви. А теперь возблагодарим Господа Бога за то, что мы, по благости Его, родились, воспитались и до сих пор пребываем в недрах единой истинной православной Церкви, Да укрепится духовный союз наш с нею, да будем достойными и живыми членами ее, да едиными устами и единым сердцем славим пречестное и великолепное имя Святой Троицы: Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

35. О Церкви

Я о них молю, не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои... Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне и Я в Тебе, так и они будут в Нас едино – да верует мир, что Ты послал Меня. Ин. 17:9–21.

 

Так говорил Господь наш Иисус Христос, так молился Богу Отцу, готовясь идти на вольные страдания за спасенье рода человеческого. Малое стадо, небольшое общество верующих внимало тогда чудным, возвышеннейшим словам Божественного Учителя. Смутно понимали они глубокое значение этих слов, ибо скорбью исполнены были сердца их. Но вот совершилось! Искупитель мира – на кресте, – во гробе, – во свете воскресения,– – на небесах во славе, одесную Отца! Малое стадо осталось без видимого пастыря, хищные волки устремились на него со всею ярости; казалось, весь мир вооружился на верующих в Распятого; гонения, насмешки, пытки, казни, – все было употреблено, чтобы истребить самое имя христиан. Но чем ожесточеннее были внешние гонения, тем теснее соединялось общество верующих между собою, тем крепче становилась их вера, пламеннее – любовь к Господу-Спасителю и дерзновеннее ревность проповедовать учение Его всей твари, всему миру, – даже до последних земель. И вот малое стадо еще на земле наследовало царство. Мир, истощившись в напрасных усилиях поколебать крест Христов, пал к подножию его, и Вера христианская воссела на престол императоров, обладателей вселенной. Кончились гонения, прекратилась борьба внешняя; но тем свирепее восстала буря внутри самого общества христианского; пагубные ереси, одна за другою, старались разрушить это единение верующих, о котором молился Иисус Христос пред Своими страданиями. Соборы пастырей отразили и этих врагов, утвердили единство Веры и общества верующих. Однако и после того древний враг рода человеческого не истощился в средствах вредить стаду Христову. Возбуждая в людях страсть властолюбия, корыстолюбия, зависти, вражды, он произвел в среде верующих разделения, бесчисленные расколы. Но не напрасна была молитва Иисуса Христа: Вот об этих молю, не о всем мире молю... чтобы все объединены были. Истинно верующие, избранные Божие составляют и до сих пор единое стадо под невидимым управлением Единого Пастыреначальника и видимым руководством пастырей духовных, благодатного Духа Святого преемственно поставляемых на свое служение.

Где же это единое стадо Христово? Где это истинное общество верующих? Как найти его среди множества обществ, чуждых и часто враждебных друг другу? Вы знаете, братья, также как и я, – и все мы веруем и с несомненным убеждением смело говорим, что во всем мире одна истинная Вера – Вера православная, что общество верующих, собранное и хранимое Самим Иисусом Христом, есть – святая, соборная и апостольская Церковь. Эту Веру, хотя и прикровенно и не вполне, предвозвестили пророки, во всем свете открыл миру Господь Иисус Христос, проповедали Апостолы, утвердили святые Отцы, за нее пролили кровь свою мученики. К этой Церкви принадлежали, в ней спаслись на земли и от нее не отделились и на небе бесчисленные сонмы святых угодников Божьих. Эту Веру исповедуем, к этой Церкви принадлежим, по благости Божьей, и мы, братья.

Но почему же наша Вера и почему же наша Вера и Церковь называются православными? И что такое Церковь? Каково ее устройство? Какие у нее права, свойства, какая цель ее и назначение? Какая была судьба ее до нашего времени? Как сохранилась она в течение восемнадцати веков, как боролась с миром и как распространилась в мире? Вот сколько вопросов предложил я, братья, вашему благочестивому вниманию! Многие ли из нас в состоянии отвечать на них? Думали ли вы об этом когда-нибудь?.. А подумать надобно. Ложные мнения еретиков, раскольников и вольнодумцев сеются повсюду и проникают иногда в души верующие, но простые, не утвердившиеся в истине. С особенною ревностно нападают лжеучители на Церковь, стараются извратить понятия о ней. И неудивительно. На правильном понятии о Церкви утверждается правильное понятие о Вере вообще, той Вере, от которой завысить наше спасенье, на которой зиждется истинное и высшее благо целого общества, которою стоить мир... Если твердо и глубоко будем веровать в святую, соборную и апостольскую Церковь, то твердо и несомненно будем веровать и всему тому, чему она учить. Тогда неопасны будут даже и для простого и малоученого христианина все нападения, вопросы и мудрования лжеучителей. Если он будет чувствовать себя не в силах спорить с ними и опровергнуть их, то по крайней мере может сказать им, подобно одному благочестивому отшельнику: «я верую так, как Церковь верует; а Церковь учить тому, чему а верую». Итак надобно каждому из нас иметь ясное понятие о православной Церкви, чтобы легко можно было отличить от нее церковь, или церкви лукавствующих и дать ответь всякому, вопрошающему нас о нашем уповании. Чем яснее будет наше понятие о Церкви, тем выше наше уважение к ней, тем глубже и искреннее наше повиновение учению и уставам ее. Сознание того, как свята и истинна Церковь православная, должно усилить нашу любовь к ней и воспламенить в нас ревность о ее благе. И какая беседа может быть столько назидательною, отрадною и сладостною, как беседа о Церкви? Церковь есть мать наша, воспитательница и наставница. Она породила нас в духовную христианскую жизнь, дала нам право называться священным именем христианина и ожидать исполнения обетования, соединенных с этим именем. Ей обязаны мы лучшими и высшими благами души нашей. С колыбели до гроба она окружает нас своими попечениями и простирает благодеяния свои верным чадам ее даже туда, где уже ничто не может помочь: ни родство, ни дружба, ни власть земная, ни богатство тленное.

Что же такое Церковь? Кратко на этот вопрос можно ответить словами св. Апостола Павла: Церковь есть тело Христово (Ефес. 1:22). Во всяком видимом человеческом теле живет невидимая душа, течет незримый дух жизни. Во всяком теле есть члены более или менее благородные, органы более или менее тонкие. Во всяком теле есть кости, служащие основанием всему составу, есть жилы, посредством которых душа управляет всеми членами тела. Так и верующие в Господа Иисуса Христа составляют одно видимое общество или одно тело, которым управляет невидимая душа или глава его Иисус Христос, Создатель и Спаситель всего тела. И это тело есть Церковь, Она утверждена и скреплена богодухновенными писаниями св. Апостолов, догматами и постановлениями св. Отцов; управляется пастырями и учителями духовными; в ней течет невидимая духовная жизнь и сообщается каждому живому члену, это – благодать св. Духа, изливающаяся чрез видимые сосуды – таинства. Тело человеческое служит органом или орудием души к ее проявлению в мире видимом, посредником в ее отношениях к природе вещественной: в этом состоит цель, назначение тела. Какую цель имеет Церковь по отношению к невидимой Главе ее? Какое назначение ее в этом мире? Она должна быть проводником благодатных даров Божьих, приобретенных Спасителем роду человеческому, продолжать на земле дело, для которого приходил Единородный Сын Божий: хранить и проповедовать ученье, Им преподанное, врачевать душевные язвы людей, руководить, освящать верующих и приготовлять их к блаженству вечному. Итак Церковь православная есть общество право верующих в Иисуса Христа, Им основанное, Им хранимое и невидимо управляемое чрез видимых пастырей и учителей, общество, соединенное единством веры, надежды и любви, оживотворяемое и освящаемое таинствами и существующее на земле для воспитания людей в истине и добродетели и приготовлении их к царству небесному. Это краткое понятие о Церкви мы постараемся раскрыть подробнее в следующих беседах. А теперь скажем несколько слов о ее происхождение и учреждении на земле.

Кому обязана святая Церковь своим происхождением? Кто учредитель Церкви? Церковь, как общество верующих в Искупителя и соединенное с Ним духовным союзом, есть общество Богоучрежденное. Создатель мира есть вместе Основатель Церкви, для которой и мир создан. Основание ее, как мы выдели из прежних наших бесед, положено еще в раю, когда милосердый Господь, утешая падших прародителей наших, дал им обетование о Семени жены, которое сотрет главу змея. Это обетование было главным основанием веры и спасенья для ветхозаветных праведников, важнейшим предметом пророческих вещаний, светильником, к которому стремились взоры и сердца лучшей части ветхозаветного человечества. Но собственно христианская Церковь основана Иисусом Христом, в предопределенное время явившимся на земле для спасения погибавшего в грехах рода человеческого. Он Сам призвал к Себе из мира тех, которых недостоин был мир, хотя в своем ослеплении и презиравший их; Господь Сам собрал Свое стадо, оградил его Своими законами, дал ему пастырей и вручил дары благодати. Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ее, сказал Господь еще в начале Своей проповеди, Своего общественного служения делу спасенья мира (Мф. 16:18). Называя Церковь Своею, Господь отделил ее как от церкви иудейской, так и от всех вероисповеданий древнего мира; Он показал чрез это, что Церковь Его будет составлять общество новое, особенное, которого Он будет Царем и Хранителем. Нередко и впоследствии Спаситель говорил о Своей Церкви под различными иносказаниями и подобиями. То изображает Он ее под видом стада, которого Он пастырь; то под видом виноградника, для которого Домовладыка нанимает делателей (Мф. 20); то под образом пиршества, которое учредил Царь по случаю брака Сына своего (Мф. 22); то под образом поля, на котором хозяин посеял доброе семя, а враг – плевелы; то сравниваете ее с неводом, брошенным в море и извлекшим множество разнородных рыб, добрых и худых, негодных; то с зерном горчичным, возросшим в великое дерево, под сенью которого укрываются птицы небесные. Все это показываете, что Господь с самого начала явления Своего миру предначертал учредить видимое общество, единое, святое и неразрушимое, соединенное узами внутренними и внешними. Но во время земной жизни Своей Иисус Христос привлекал в Свое общество только немногих отдельных членов, как бы приготовлял только материалы для будущего стройного здания. Святая Церковь учреждена и утверждена смертью спасителя, – в то время, как Он изрек на кресте последнее слово: совершилось, и когда потом из прободенного ребра Его истекла кровь и вода, – как знамение, символе двух важнейших таинств, которыми живет и питается Церковь, – крещения и причащения. По словам св. Димитрия Ростовского, Церковь как бы родилась из ребр Спасителя, подобно тому, как Ева произошла из ребра Адама во время его сна. По воскресении Своем, Иисус Христос дает Апостолам торжественное повеление распространять Церковь Его во всех странах вселенной, передает им, как видимым преемникам служение Его на земле, ту власть, которую получил Он от Отца, не только как Сын Божий, но и как Искупитель мира: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; (Мф. 28:18).

И Апостолы, послушные велению Господа, облеченные силою свыше, изшедше из Иерусалима, проповедовали всюду, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями. (Мк. 16:20). Они распространили, возвысили и утвердили то здание, основание которому положил Иисус Христос. Никогда не приписывали они учреждение святой Церкви ни себе, ни какому-либо другому лицу; но всегда почитали ее творением Богочеловека, делом рук Его, а себя только приставниками и орудием Его воли. Внимайте себе и всему стаду, говорил св. Апостол пресвитерам ефесским, в нем же вас Дух Святой поставил епископов пасти Церковь Господа и Бога, он заслужил кровью Своею (Мф. 20:28). Тот же Апостол говорит об Иисусе Христе, что Бог Отец все покорил под ноги Его и поставил его выше всего, главою Церкви, которая есть тело Его (Ефес. 1:22). Хотя Апостолы и называются основанием Церкви, однако это говорится о них только по отношению к дальнейшим, не непосредственным ученикам Иисуса Христа. Но краеугольным камнем Церкви всегда был и есть Сам Спаситель, – и другого основания Церкви никто положить не может; скинию нового завета водрузил Господь, а не человек. И сама Церковь носит на себе неизгладимую печать своего божественного происхождения; само существование ее показывает, что виновником ее мог быть только Бог, Сын Божий. В самом деле, кто из людей мог положить прочное основание такому великому, всемирному, несокрушимому ни бурями, ни временем зданию, какова Церковь? Мог ли бы какой – нибудь человеческий гений, в продолжение краткого периода своей жизни, учредить общество, прожившее целые века и тысячелетия, пережившее многие царства и народы? Утверждаясь на краеугольном камне – Иисусе Христе, святая Церковь и теперь торжествует над врагами своими. Человеческие учения и системы изменяются, падают и забываются. А святая Церковь хранит в первобытной чистоте и свое учение и свое устройство. И в века гонений и во время торжества своего, и среди раскаленных скал Фиваиды, и на хладном острове Соловецком, Церковь православная одна и та же; учение ее находит доступ и приложение во всех широтах, проникает в сердца людей, живущих на противоположных полюсах. Мог ли кто так знать коренные свойства природы человеческой, кроме Самого Творца ее? Итак будем твердо помнить, братья, что православная Церковь, к которой и мы принадлежим, устроена на земле Самим Богом для нашего спасения, и будет стоять до скончания мира. Только в ней и с ней наша сила, наша слава, наше спасение; а без нее мы погибнем, как овцы без пастыря. Не будем смущаться, что у нее много врагов, что у нее много членов недостойных. Победа всегда останется на ее стороне, потому что с нею Сам Господь. Вот Я с вами, говорить Он, во все дни до скончания века. Аминь.

36. О Церкви. Беседа вторая

И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова. Ефес. 4:11–12.

 

В прошедшей беседе мы сказали, что Церковь есть общество Богоучрежденное, основанное на земле Иисусом Христом для нашего спасения, Но обыкновенно учредитель всякого общества дает ему определенный вид, внешнее и внутреннее устройство, правила и законы. Какое же устройство получила святая Церковь от своего Божественного Учредителя? Какие законы и какие лица постановил Он для ее управления? Что соединяет бесчисленных членов ее в одно благоустроенное общество? Вот вопросы, на которые мы постараемся ответить в нынешней беседе.

Во всяком обществе есть члены высшие и низшие, начальствующее и подчиненные. Тоже видим и в обществе, устроенном на земле Искупителем мира, Он дал Церкви Своей овы (иных) Апостолы, овыже пророки, овыже благовестники, овыже пастыри и учители. В самом начале Своей проповеди Он избрал двенадцать учеников или Апостолов, которых приблизил в Себе преимущественно пред всеми прочими Своими последователями. Он открывал им тайны Своего царствия, скрываемые от других слушателей. Он Сам, так сказать, воспитывал их, просвещал их умы, укреплял волю и приготовлял их таким образом к высокому назначению: быть продолжателями Его служения на земле, распространителями Его Церкви. Иисус Христос дал Апостолам троякую власть: учить, совершать таинства и управлять верными, т. е. передал им все те права и обязанности, которые Сам исполнял, будучи на земле, который и теперь исполняет Он, но только не непосредственно. Так, Он дал Апостолам право учить, потому что еще во время земной жизни Своей посылал проповедовать Евангелие царствия Божья погибшим овцам дому Израилева (Мф. 10:5–7). По воскресении Своем Он торжественно подтвердил им это право и вместе обязанность: идите, сказал Он Апостолам, научите все народы,...уча их соблюдать все, что Я повелел вам (Мф. 28:19–20); идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари (Мк. 16:15). Иисус Христос дал ученикам Своим право совершать таинства. Так, Он дал им власть отпускать грехи – в таинстве покаяния: Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся. (Ин. 20:23); крестить уверовавших: идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф. 28:19); совершать таинство тела и крови Его: подавая ученикам Своим хлеб и вино, претворенные в Божественное тело и кровь, Он сказал им: сие творите в Мое воспоминание (Лук. 22:19). Апостолы получили от Иисуса Христа власть управления. Так, в лице св. Петра, Он сказал вместе Апостолам: и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах (Мф. 16:19), также: паси овцы Моя (Ин. 21:17), К суду Церкви, т. е., представителей ее – Апостолов и их преемников, Иисус Христос отсылает всех, как к высшему непререкаемому судилищу: а если Церкви не послушает, то да будет он тебе язычник и мытарь (Мф. 18:17). Итак Сам Божественный Учредитель Церкви поставил ее в лице Апостолов, – учителей, пастырей и совершителей таинств; Сам Он учредил избранное сословие или звание, которому подчинил прочих последователей своего учения. Не всем дал одинаковые права, одинаковое назначение и достоинство; но одним назначил быть учителями, другим заповедал внимать и следовать их учению; одних поставил пастырями, других подчинил им, как пасомых. Такое устройство и различие членов св. Церкви продолжается и раскрывается в большем, определеннейшем свете и в дальнейшей истории Церкви, под управлением Апостолов. Мы уже говорили, что по вознесении Иисуса Христа Апостолы, исполненные Духом Святым, вступили на поприще своего служения. Силою слова и чудес они с каждым днем приобретали своему Господу и Учителю многочисленных последователей; те, которые охотно принимали учение Апостолов, – крестились (Деян. 2:41), и чрез это присоединялись к телу Церкви, имели право называться верными учениками Иисуса Христа или, как впоследствии в первый раз в Антиохии, – христианами. С самого начала Церковь Христова представляет уже прекрасное, благоустроенное общество. И они постоянно пребывали , повествует о первых христианах самовидец, в учении Апостолов, и в общении и в преломлении хлеба и в молитвах; и каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца (Деян. 2, 42–46);У множества же уверовавших было одно сердце т одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее. (Деян. 4:32). Вот простое, но вместе величественное и трогательное изображение первенствующей Церкви Христовой! Многие черты этого изображения без сомненья могут быть приложены и к нашей православной Церкви. Церковь апостольская была обществом верующих, соединенных между собою единомыслием и любовью, управляемых Апостолами, которые преподавали им учение Христово с властью непререкаемою, благословляли таинственный хлеб и вино, делали нужные распоряжения в обществе и творили суд над виновными, от лица Божья. Так, на соборе Иеруоалимском Апостолы свое определение называют определением Духа Святого: ибо угодно Духу Святому и нам (Деян. 15:28). Что Апостолы имели в Церкви право суда и наказания, это видно из примера св. Петра, который наказал смертью за преступление Ананью и жену его (Деян. 5:1–10).

По примеру Церкви Иерусалимской устроились Апостослами Церкви и в других городах и местах, куда только проникала проповедь ученья Христова. Несколько новообращенных христиан или семейств христианских составляли из себя Церковь, и Апостол, огласивший их учением Христовым, делался их главою, пастырем, наставником, попечителем, отцом, который породил их благовествованием о Иисусе Христе в жизнь духовную. Апостолы управляли сими обществами беспрекословно, как посланники Божии, как наместники Иисуса Христа, наблюдали за чистотою их исповедания и нравственности, благочестивых и послушных награждали похвалою, виновных наказывали выговором, пли отлучением от Церкви. Примеры всего этого мы находим в Деяниях св. Апостолов и в посланиях св. Павла.

Но и св. Апостолы как люди должны были окончить свое земное течение и перейти в уготованные им небесные обители. Кто же заступит их место? Кто будет пасти стадо Христово? Кому поручено будет продолжать на земле служение Иисуса Христа и Апостолов? Еще при жизни своей, св. Апостолы избирали себе помощников, а потом и преемников своего служения: они назывались епископами или пресвитерами. Апостолы посвящали их в сие звание возложением рук, чрез которое нисходила на избранного благодать Святого Духа. Посвященный таким образом делался как бы наместником Апостолов, служителем нового завета; он получал право проповедовать Евангелие, совершать св. таинства, наблюдать за нравственностью и вероисповеданием своей паствы, поставлять себе преемников и пресвитеров, словом, Апостолы передали епископам всю власть в Церкви, все те права, который сами получили от Иисуса Христа; они могли сказать своим преемникам тоже, что им самим сказал Спаситель:«мы посылаем вас, как нас посылал Господь наш Иисус Христос. Таким образом из рук Апостолов св. Церковь перешла к епископам, но чрез это не делалось в ней никакой перемены: ни в учении, ни в управлении; она осталась тою же единою святою Церковью, не переставая быть и апостольскою. Ибо ею правил через Апостолов и епископов невидимый, единый Глава ее – Иисус Христос. Оставляя землю, и со славою восходя к Отцу, Иисус Христос сказал ученикам своим: и се, Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28:20). Очевидно, что Спаситель говорить здесь не об Апостолах как людях, существах не вековечных, но об их должности, об их апостольском служении, т. е. о том, что ряд преемников апостольских не прекратится и что Он Сам будет руководить ими до скончания века – до тех пор, пока будет существовать Церковь. Мы видим, как в продолжение восемнадцати веков исполнялось и исполняется обетование Христово; непрерывный ряд епископов продолжал и продолжает служение Иисуса Христа и Апостолов; во все времена епископы были проповедниками и блюстителями учения Христова, главными, необходимыми строителями таинств, основанием и опорою Церкви. «Так как человек подвержен смерти и не может быть постоянною главою Церкви, то Господь наш Иисус Христос Сам, как глава Церкви, держа кормило правления, управляет ею посредством Святых Отцов. Для сего Дух Святой частным церквам, законно основанным и законно состоящим из членов, поставил епископов как правителей, пастырей, глав и начальников, указуя в сих пастырях образ Начальника и совершителя нашего спасения, дабы общества верующих под сим управлением восходили в силу Его». Вот на чем основывается и в чем состоит церковное управление и внешний союз членов святой Церкви! Епископы управляют Церковно от лица Иисуса Христа и поставляются в сие звание Духом Святым! Сверх того, еще со времен апостольских, епископы избирали себе помощников и их непосредственному наблюдению вверяли частных членов Церкви. Они назывались пресвитерами: для того Я оставил тебя в Крите, чтобы ты совершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как Я тебе приказывал. (Тит. 1:5). С позволения и под руководством епископов пресвитеры могли проповедовать учение Христово, совершать таинства, исключая таинства священства; пресвитеры, говорит св. Епифаний, могут давать Церкви только детей, посредством таинства возрождения, но отнюдь отцов и учителей» (Ерес. 75). Степень дьякона также ведет начало от Апостолов и во все времена пользовалась должным уважением. «Все почитайте дьяконов, пишет св. Игнатий к траллианам, как заповедь Божью, и епископа, который есть образ Отца, и пресвитеров, как заседание Божие, как собор Апостолов. Без них и Церковь не может называться Церковью» (§ 3). Итак епископы, пресвитеры и дьяконы составляют иерархию, или священное начальство Церкви. Эти три степени иерархии, как нервы в человеческом теле, составляют основание тела Церкви, дают ему жизнь и движенье, сохраняют его единство, целость и самое бытие. Восходя от низших степеней к высшим, мы должны изобразить состав и взаимное отношение членов Церкви следующим образом: каждый частный член Церкви законом церковным непосредственно подчинен своему пастырю или священнику, от которого он получает наставление в вере и нравственности и все пособия, нужные для его духовной жизни, т. е. святые таинства. Пресвитеры или священники, каждый со своими пасомыми, подчинены своему епископу, который есть глава своей церкви, преемник Апостолов, наследовавший от них всю власть церковную, и которому все верные его области должны повиноваться в делах веры и церковного управления. Епископы областей зависят от собора епископов всей частной церкви. Наконец, собор епископов вместе с митрополитами и вселенскими патриархами составляют высшую власть Церкви, равную власти собора апостольского. Вот план великого, божественного здания Церкви, вот внешнее устройство земного тела Христова: каждый член в нем имеет свое определенное место и значение, каждому назначен свой круг обязанностей и действий, за который он переступать не смеет. Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, – так и Христос. Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Эллины ,рабы или свободные, и все напоены одним Духом. Тело же не из одного члена, но из многих. Если нога скажет: я не принадлежу к телу, потому что Я не рука, то неужели она потому не принадлежит к телу? И если ухо скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не глаз, то неужели оно потому не принадлежит к телу? Если все тело глаз, то где слух? Если все слух, то где обоняние? Но Бог расположил члены, каждый в составе тела, как ему было угодно. (1Кор. 12:12–28). Должность пастырей Церкви: научить других вере и добрым делам, совершать таинства, управлять паствою в делах Веры. Обязанность пасомых: внимать учению своих законных учителей, не увлекаясь ни собственными мечтами, ни суемудрыми толками других, участвовать в таинствах и богослужения, повиноваться своим пастырям. «Все, пишет св. Игнатий членам смирнской церкви, повинуется епископу, как Иисус Христос повиновался Отцу, пресвитерам, как Апостолам, а дьяконов почитайте, как заповедь Божью. Без епископа никто не должен делать ничего, относящегося к Церкви. Законною должна быть почитаема та только Евхаристия, которую совершает епископ, или тот, кому он поручает. Где епископ, там должен быть и народ, подобно тому, как где Христос, там и кафолическая Церковь». Всячески старайтесь, пишет тот же св. отец к магнезианам, чтобы все у вас происходило в божественном согласии; епископ да будет вам вместо Бога, а пресвитеры вместо совета апостольского. Да не будет между вами ничего такого, что могло бы разделять вас, но пребывайте в единодушии с епископом, повинуясь Богу чрез него во Иисусе Христе. Как Господь ничего не делал без Отца, так и вы без епископа, – ни пресвитер, ни дьякон, ни мирянин». «Как в теле, говорить св. Григорий Богослов, иное начальствует и как бы председательствует, а иное находится под начальством и руководством, так и В церквах, Бог по закону ли справедливости, воздающей по достоинству, или по закону своего промысла, все связующего, постановил, чтобы одни были пасомыми, подначальными, словом и делом направляемыми к своему долгу, а другие чтобы были пастырями и учителями к совершению Церкви» (1 защит, слово). Св. Вселенский шестой Собор правилом шестьдесят четвертым определил: «не подобает мирянину произносить пред народом слово, или учить и так брать на себя учительское достоинство, но повиноваться преданному от Господа чину, отверзать ухо приявшим благодать учительского слова, и у них поучаться божественному. Ибо во единой Церкви разные члены сотворил Бог, по словам Апостола (1Кор. 12:27), которые изменяя Григорий Богослов ясно показывает находящийся в них смысл, глаголя: «сей да будет ухом, а тот языком; сей рукою, а другой иным чем-либо; сей да учит, тот да учится. И после не многих слов далее глаголет: учащийся да будет в повиновении, раздающий да раздает с весельем, служащий да служит с усердием!».

Знаем, что еретики, раскольники и вольнодумцы стараются ослабить значение и силу всего того, о чем мы ныне говорили; указанные нами права пастырей Церкви они называют Иерархическими притязаниями; толкуют о всеобщем священстве, о равенстве всех членов христианского общества. Мы ответим на эти недоумения в другое время. А теперь утвердим в себе и будем стараться в других утверждать глубокое и непоколебимое убеждение в той истине, что не может существовать на земле христианская Вера без христианской Церкви; не может быть Церкви без иерархии или священства; не может быть священства без тех прав и обязанностей, которые оно имеет в православной Церкви. Аминь.

37. О Церкви. Беседа третья

Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех. Ефес. 4:4–6.

 

Мы рассмотрели внешнее благоустройство царства Христова. Посмотрим теперь, в чем состоит внутренний союз членов его, какая невидимая сила соединяет в христианской Церкви людей различных характеров, возрастов и образования, – соединяет в одно целое, дает им как бы одну душу. Единство внутреннее необходимо для Церкви также, как душа для тела. Душа не могла бы обнаруживать своих действий во внешнем мире, если бы у нее не было тела: так и Церковь не могла бы существовать видимо и следовательно не могла бы быть Церковью, если бы у нее не было внешнего устройства, иерархии. Но и тело не могло бы двигаться и дышать жизнью, если бы не было в нем души; так и в Церкви: внешнее устройство было бы без цели и без пользы, если бы не было единства внутреннего. В последние минуты земного служения своего Спаситель молился Богу Отцу о духовном, внутреннем единстве верующих: не о них же (св. Апостолов) только молю, но и о верующих в меня по слову их, да будут все едино, как Ты, Отче, во мне, и я в тебе, так и они да будут в Нас едино,– да уверует мир, что Ты послал Меня. (Ин. 17:20). Вот союз, который должен соединять членов Церкви между собою и с Богом! Но каким образом человеку, облеченному плотью, возможно столь высокое, столь непостижимое единение с Богом и ближним? Будет время, когда мы узрим нашего Господа лицом к лицу и тогда избранные составят вокруг Его единое семейство, одно видимое общество блаженствующим, Церковь торжествующую. Ныне же, по словам св. Апостола, пребывают вера, надежда, любовь: три сия (1Кор. 13:13). Итак истинные члены св. Церкви, как чада Божии, как члены Самого Иисуса Христа, должны быть соединены между собою единством веры, надежды и любви.

В том обществе, где нет положительного, определенного учения, где всякий член имеет право думать о предметах веры, как ему угодно, – и мнение одного не имеет никакой обязательной силы для другого, – в таком обществе единство веры не имеет и не может иметь места; по свойству человеческой природы, сколько голов, столько бывает и умов, т. е. различных взглядов на предметы, различных образов мыслей. Но в истинной Церкви Христовой это единство легко возможно и необходимо. Оно легко и возможно потому, что пастыри Церкви преподают не свое учение, но учение Иисуса Христа, то, которое проповедали св. Апостолы, исповедали святые Отцы и мученики, – преподают его всегда и везде для всех одно и тоже, не прибавляя к нему, не убавляя чего-нибудь умом своим. Оно необходимо, потому что Иисус Христос, проповедуя Свое учение, хотел, чтобы все верующие в Него были единомысленны, – и это единомыслие верующих Он поставил отличительным признаком Своей Церкви. В нем полагал Он славу Свою, славу Бога Отца и славу учеников Своих: И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им, так говорить Спаситель в молитве Своей к Богу Отцу, и они да будут в нас едино как Мы едины. Я в них и Ты во Мне, да будут совершены во едино, – да познает мир, что Ты послал Меня, и возлюбил Их, как возлюбил Меня. (Ин. 17:22–23). «Поелику, говорить св. Златоуста, Иисус Христос знал, что ничто так не соблазняет всех людей, как разномыслие, то Он и повелевает, чтобы все ученики Его были едино. Итак что же? спрашиваешь ты: неужели так и сделалось? Совершенно, потому что все уверовавшее чрез Апостолов суть едино, хотя некоторые из них и отделились». «Вот слава, продолжает тот же св. Отец, – слава быть всем едино, – она выше даже знамений. Ибо как мы удивляемся Богу в том, что в природе нет никакого разногласия, никакой вражды, – и это есть величайшая слава для Бога: так и сии ученики Иисуса Христа, говорит, будут славны чрез сие единомыслие». Всякий преступающий в учение Христово, пишет св. Иоанн Богослов, и не пребывающий в нем, не имеет Бога; пребывающий в учении Христовом имеет и Отца и Сына. Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. (2Ин. 9). Итак невозможно быть истинным учеником Христовым, не исповедуя всего ученья Христова; посему невозможно быть и членом Церкви, не следуя ее учению. Крестившись во Христа, христианин становится членом тела Христова, т. е. святой Церкви, и с сего времени он принадлежишь ей и телом и душой; он должен отказаться от собственных мнений о предметах веры и мыслить так, как верует вся святая Церковь: на этом единомыслии утверждается его единение со Христом, от этого зависит все достоинство его духовной жизни. Как скоро сие единство разрушено, христианин становится мертвым, безжизненным членом тела Церкви, ибо своим разномыслием он сам разрывает ту связь, которая соединяла его с источником жизни, – со Христом и Церковью. Посему все истинные члены Церкви должны едиными усты и единым сердцем славить и воспевать пречестное и великолепное имя Пресвятой Троицы, исповедовать единого Господа, содержать единую веру. Умоляю вас, братья, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях. (1Кор. 1:10): так великий учитель вселенной св. Апостол Павел, в лице Коринфян, увещает всех христиан во всех веках и народах! И святая апостольская Церковь твердо хранит заповедь Апостола. Ибо «прияв проповедь о Вере, Церковь, хотя и рассеяна по всему миру, однако ж тщательно хранит единство сей веры, как бы она, Церковь, была сосредоточена в одном доме; одинаково верит сему, как бы она имела одну душу и одно сердце, и согласно проповедует и учит о сем, как бы у нее были одни уста»: так может, вслед за св. Иринеем (Contr. Haeres. 1, с. 10), сказать и ныне всякий член единой православной Церкви.

За единством веры необходимо следует и единство надежды: ибо вера показывает христианину предмет его надежды. Вера говорит нам, что все истинные члены Церкви призваны к наследию жизни вечной, к нескончаемому блаженству, к теснейшему соединению со Христом, к созерцанию Его лицом к лицу. Вот надежда, которою должен питать себя всякий христианин; вот цель, к которой стремится вся воинствующая Церковь! В мире все стремятся к различным целям, каждый ищет своего; а в благодатном царстве Христовом все стремятся к одному предмету, для всех одна надежда: одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания, пишет св. Павел (Ефес. 4:4). Такое единство надежды, естественно, еще более укрепляет союз членов: общими силами стремятся они к единой цели, поддерживая в этом стремлении друг друга. Какое чудесное зрелище! Миллионы людей, получившие залог обетования вечного, предводимые Иисусом Христом, управляемые Духом Святым, соединенные одною властью иерархическою, восходят по степеням нравственного совершенства к своему высокому назначению – к небу: одна мысль управляете их волею, одно желание согревает сердца их; те, которые стоят выше других на степенях умственного и нравственного совершенства, влекут за собою других меньших и слабейших братьев своих; и таким образом все, друг за другом, скорее или медленнее, но всегда в стройном порядке, восходят выше и выше, туда, где начинаются уже лики Ангелов. Если бы мы могли видеть все это очами телесными, если бы сии движения бесчисленных душ, составляющих одну душу Церкви, воплощенные в чувственные образы, предстали пред наши взоры, то, конечно, в полноте священного восторга мы сказали бы о Церкви словами св. патриарха Иакова: это не иное что, но дом Божий, это врата небесные (Быт. 28:17).

Наконец, внутренний союз членов Церкви укрепляется любовью. Взаимная любовь верующих есть светлый венец, которым украшается святая невеста Христова – Церковь; это печать, которая отличает ее от всех других обществ в мире; любовь должна свидетельствовать о ее происхождении и всегдашнем единении со Христом: по тому узнают все, говорит Иисус Христос Апостолам, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13:35). Эта любовь есть нечто особенное и высшее, нежели всякая другая любовь – это дар Иисуса Христа, плод Духа Святого. При самом еще рождении Спасителя Ангелы воспели: Слава в вышних Богу и на земле мир! Сей-то мир даровал Господь Иисус Церкви Своей: Мир Мой оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир дает, Я даю вам (Ин. 14:27): это мир с Богом, мир людей друг с другом и каждого человека с самим собою. Без Миротворителя не было бы между людьми и мира; но в обществе людей, примиренных с Богом, в обществе, в котором вечно пребывает Сам Миротворитель, – все должно дышать совершенным, миром, взаимною любовью; члены Церкви Христовой должны одинаково настроить сердца свои, чтобы, по словам св. Златоуста, воспеть согласную песнь, увеселяющую Ангелов и Владыку Ангелов – Бога. Все в святой Церкви направлено к тому, чтобы укрепить и сохранить мир и любовь между ее членами. В ней для всех преподается одно вероучение, одни правила нравственности, одни законы, для всех предлагается одна духовная трапеза. «Мы, говорить св. Златоуст, имеем общение в духовной трапезе: будем же иметь общение и в духовной любви. Для многих служить достаточным побуждением в дружбе не только то, что они имеют общий стол, но и то, что они из одного города; а мы, у которых и град, и дом, и стол, и путь, и дверь, и корень, и жизнь, и Глава, и Пастырь, и Царь, и Учитель, и Судья, и Творец, и Отец, и все общее, какое будем иметь извинение, удаляясь друг от друга» (Беседа на Ев. Мф. 32)? Все поводы к раздору, зависти и ненависти здесь предотвращены. Церковь есть правильное, благоустроенное общество, в котором каждому члену назначено свое место, и где каждый, действуя в своем круге, содействует общему благу; ибо для всех предположена одна высшая цель и один путь к достижению ее. Церковь есть одно великое семейство, где отношения старших и младших, высших и низших освящаются одною любовью: высшие с любовью смотрят на низших, как на детей своих, низшие с любовью повинуются высшим, как своим отцам, руководителям и наставникам. Любовь должна царствовать в Церкви везде, во всем и над всеми. Посему-то св, Игнатий писал к ефесянам: «в единомыслии и согласии любви воспевается Иисус Христос. Составляйте все вы единый хор, дабы в согласном настроении единомыслия, восприяв песнь Божью, в единстве воспели вы Отцу чрез Иисуса Христа единым гласом, дабы Он и услышал вас и по делам нашим узнал, что вы члены Сына Его».

Итак истинны слова Господа нашего Иисуса Христа: придите ко Мне все труждающиеся и обремененные и Я упокою вас; иго Мое благо и бремя легко. В учении Веры, преподаваемом св. Церковью, человек находит спасенье от лжи и заблуждений, успокоение от разнородных сомнений и колебаний, возмущающих сердца неверных. В обетованиях христианской надежды человек находит крайний предел своих желаний, утешение в бедствиях, спасительный якорь среди треволнений мира. Любовь к Богу и ближнему доставляет ему неиссякаемый источник радостей и чистого блаженства...

Но мир не верит этому? Мир не хочет знать и принимать истины и блаженства из рук Церкви? Мир созидает сам для себя кумиры мнимой мудрости и мнимого счастья?,.. Пожалеем о нем и о тех, которые в ослеплении идут за миром, сообразуются с духом века, оставляют кладязи чистые, чтобы отравлять себя водою из потоков нечистых и заразительных.

А мы, верные чада Церкви Христовой, видя врагов ее и наших, тем теснее соединимся с нею, тем пламеннее возлюбим ее. Если люди, принадлежащие к одной с вами Церкви, соблазняют нас, возбуждают в нас негодование, колебания; если что-либо в учении и постановлениях ее кажется нам непонятым для разума, трудным для исполнения: то мы, не смотря ни на что, скажем, от всего сердца, св. матери нашей Церкви тоже, что сказали однажды Господу ученики Его: к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни (1оан. 6, 68). Аминь.

38. О Церкви. Беседа четвертая

Христос возлюбил Церковь Свою и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее себе славною Церковью, не имеющую пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна. Ефес. 5:25–27.

 

Может ли быть тело без души? Может; есть тела совершенно неодушевленная: камень, дерево и проч., бывают тела, лишившиеся души: тела умерших людей. Может ли быть душа без тела? Может; духи бесплотные и души умерших людей не имеют тела. Но тело без души и душа без тела не есть человек; первое есть труп, вторая – дух. Что же такое человек? Существо, состоящее из души и тела. Но каким образом соединяется душа с телом, как действуют друг на друга эти две различные и даже взаимно-противоположные природы? Это задача, которой еще не разгадали все мудрецы мира. Союз души с телом и их разлучение друг от друга: есть тайна Божья.

Мы видели, что и Церковь, по отношению к внешнему составу своему, есть тело, или благоустроенное общество, составленное из пастырей и пасомых. Мы говорили, что внутреннюю жизнь и силу, как бы душу Церкви составляют: вера, надежда и любовь. Но каким образом общество видимых людей делается невидимым телом Самого Богочеловека, каким образом члены Церкви, все вообще и каждый порознь, проникаются теми животворными началами, которые составляют душу церковная тела, – это также тайна. Но тайна, облеченная в видимый образ, по установлению Иисуса Христа и при священнодействии Церкви становится таинством.

Что называется в православной Церкви таинствами? Таинствами называются видимые знаки или священнодействия, установленные Иисусом Христом в Его св. Церкви, для сообщения верующим в Него тех благодатных даров, которые приобрел Он роду человеческому Своими искупительными страданиями, смертью, воскресением и вознесением Своим.

В таинствах душа и тело Церкви, ее внутренняя и внешняя сторона сливаются как бы в одно совершенное, живое лице, – и еще более: в одно лицо с Иисусом Христом. Как некогда наитием Духа Святого Сын Божий воплотился во чреве Пресвятой Девы, так и чрез таинства, действием того же присносущного и все исполняющего Духа, Иисус Христос непрерывно пребывает в своей Церкви и в каждой душе верующего. Ибо что такое крещение, как не облечение во Христа? Что такое Евхаристия, как не общение тела и крови Его? В сем-то преимущественно отношении Иисус Христос есть Глава Церкви, – не только по власти, но по существу; Церковь есть действительно тело Его и все верующие составляют един дух с Господом. Прекрасно и глубоко рассуждает об этом св. Ириней. «Господь, говорить он, возглавившей в себе все то, что на небе и на земле (Ефес. 1:10), ввел в рай жизни (в Церковь) тех, которые исполняют Его заповеди. Но что на небе, то духовно, а что на земле, то приспособлено к человеку. Господь возглавил это в Себе, приобщив человека духу, а дух заключив в человеке, и Сам, сделавшись главою духа, а дух сделав главою человека» (Contr. Haeres. h. 5c.20. Христ. Чт. 1833 г. ч. I. стр. 155)

Таким образом из главы Иисуса Христа посредством внешних, Богоустановленных священнодействий или таинств, постоянно исходит невидимая благодатная сила и проникает во все члены Церкви, подобно тому, как из корня текут жизненные соки во все ветви дерева. Сия-то благодатная сила сохраняет жизнь Церкви, питает, возращает ее душу и тело, соединяя неразрывным союзом как ту, так и другое, делает ее всегда чистою и святою невестою Иисуса Христа, предохраняет се от всякой скверны или порока. Сия-то благодатная сила, переходя из рода в род вместе с преемством священства, соединяет Церковь Апостольскую с нашей, современной Церковь воинствующую с торжествующею, живых земных членов Церкви с отошедшими из сего мира. Ибо чрез таинства все истинные члены Церкви, живые и умершие, сделались навсегда членами тела Христова, напоены одним Духом благодати. Сколько здесь чудес! Сколько таинств! Члены земной Церкви умирают, переходя из одного мира в другой, а сама Церковь, вечно обновляемая благодатью, вечно возрождающаяся в своих членах, растет и процветает, не старея и не оскудевая. Обладая божественными орудиями благодати, т. е. таинствами, Церковь будет существовать до тех пор, пока все достигнем в соединение веры, в миру возраста исполнения Христова, когда Бог будет всяческая во всех. Внешнею стороною таинства соединяют членов Церкви в одно видимое общество помазанных Божьих, в один великолепный храм, в котором воссылаются хвалебные песни Триипостасному Богу, где видимо изображается все, что сделал Иисус Христос для нашего спасения: Его соединение с плотью человеческой, рождение, проповедь, чудеса, смерть и воскресение, возшествие на небо, низпослание Духа Святого. Таким образом то, что совершается внутри, изображается и во вне. Присутствуя в Церкви духовно, Иисус Христос присутствует в ней и видимо, как бы осязательно; посему «где Иисус Христос, там и кафолическая Церковь. Где Церковь, там и Христос. «Христос в Церкви, говорит св. Епифаний, как истинно цветущий крин, не судит, но спасает мир; в ней Он как виноградная лоза, по слову Его: Я есть лоза истинная (Ин. 15:1); в ней Он как маслина, милостию умащающая уповающих на Него; в ней Он как неиссякаемый источник» (Слово в неделю Ваий Хр. Чт. 1838 ч. I стр.202).

Члены Церкви, пишет один знаменитый архипастырь восточной Церкви (святейший Иеремия, патриарх константинопольский, в ответе лютеранам о таинствах )входят в общение между собою посредством таинств не символически, но как члены в сердце, как ветви дерева в корне, или по слову Спасителя, как рождение в лозе. Ибо здесь единение не по имени только и не по сходству, но на самом деле, потому что не самые тайны, т. е. истинное тело и кровь Христова, – в человеческое тело применяются; но мы приобщаемся к ним, делаясь лучшими, Так и железо, соединяясь с огнем, само становится огнем, а не огонь железом. И как в раскаленном железе мы видим не железо, а просто огонь: так и Церковь Христову, если бы кто мог видеть саму в себе, поскольку т. е. она соединена с Христом и есть причастница тела Его, – увидел бы не что иное, как самое тело Христово и члены от части (1Кор. 12:27). Ибо Апостол не промышление о нас Христа Спасителя, не руководство Его и законодательную власть в отношении к нам хотел выразить, когда Христа назвал главою, а нас телом Его, подобно тому, как мы иногда называем членами тела своего кого- нибудь из родственников своих и друзей, выражаясь преувеличенно; – нет, он хотел выразить именно то самое, что сказал; поелику знал, что верные по причине этой крови живут во Христе, от этой Главы, как от действительной главы, зависят и облечены в это тело».

Теперь, рассмотрев Церковь со всех сторон, мы видим, что природу, отличительный характер ее составляет единство, самое высшее, какое только ум может себе представить; единство членов внутреннее и внешнее; единство со Христом видимое и духовное: едина есть голубица Моя, совершенная Моя (Песн. Песней 6, 8): так говорит о нашей святой матери небесной Жених ее. Посему св. Писание и св. Отцы называют Церковь домом, телом, храмом, кораблем и другими названиями, выражающими характер единства. «Подлинно, пишет св. Игнатий ефесянам, вы камни храма Отчего, приготовленные для здания Бога Отца, поднятые на высоту орудием Иисуса Христа, которое есть крест, с помощью верви, которая есть Дух Святой», «Церковь, говорить св. Киприан, одна, хотя члены ее очень многочисленны. Подобно тому, как лучей солнца, хотя и много, а солнце одно, хотя и много ветвей на дереве, а дерево – одно, утвержденное на корне; или, хотя из одного источника течет много потоков и образуется обширный разлив воды, но в начале сохраняется единство: равным образом и Церковь, сияющая светом Господним, хотя по всему земному кругу распространяете лучи свои, однако ж светило, разливающее всюду свет свой, одно, и единство тела чрез то не нарушается. Обремененные плодами ветви свои она распространяет по всей земле, потоки ее текут на далекое пространство; при всем том пребывает один источник, одно начало, одна мать, обильная преспеянием духовного плодотворения».

Но вы скажете, что это возвышенное понятие о единстве и святости Церкви не оправдывается тем, что мы видим на самом деле? Так мало у нас людей праведных, что мы почти совсем их не примечаем; напротив, так много в мире зла и злых людей, так много в нем самолюбия, своекорыстия и вражды, что невольно и наглядно убеждаешься в истине слов Апостола: мир во зле лежит. Так, мир во зле лежит, т. е. весь мир погружен во зло и лежит в нем, не имея силы встать и ходить, как должно. Но что же? Все это только подтверждает истину того, что мы сказали о Церкви! Мир лежит во зле; однако же были люди в мире, которые победили мир и зло мира. Были же святые угодники Божьи, которые достигли высшей степени нравственного совершенства, получили от Бога силу творить чудеса, при жизни и по смерти. Разве мир, разве плоть и кровь могли дать им силу торжествовать над самими собою? Разве мог человек, по природе – грешный, сделаться святым, без помощи благодати Божьей, – без таинств Церкви? Так, Церковь воспитала бесчисленные сонмы праведников, приготовила достойных граждан для неба. Вы смотрите на растущее дерево, и ничего не видите, кроме темного, шероховатого ствола, жестких и кривых ветвей, разнообразных листьев, Однако же в этом дереве течет одна жизненная сила, которая растит дерево и производить цвет и плод по роду своему. Вы не видите этой силы, но не можете отрицать ее присутствия в живом растении. Вы не видите благодати Духа Святого, живущей и действующей в Церкви ;напротив, встречаете всюду нравственное безобразие. Но подумайте: могла ли бы существовать в мире и та доля добра, истины и правды, которой и теперь нельзя отрицать в нем, если бы благодать Божия не хранила в нем это семя? Что было бы с родом человеческим, если бы не было среди его Церкви Христовой, с ее учением, учреждениями и таинствами? Он весь засох бы в своем бессильном самолюбии, отчужденный от источника жизни, одичал бы, как зверь, погиб бы в пучине зла, как Содом и Гоморра. Те самые, которые восстают против Церкви, держатся и существуют только ее силою. Безумцы рубят тот сук дерева, на котором сами стоят. Обрушься эта опора, – и они сами низринутся в бездну, со всею своею мудростью, науками и гражданственностью.

Итак, братья, не о том будем думать, что в мире много людей злых, а о том, что в нем не мало было и святых. Не будем считать чужие грехи, а постараемся меньше делать своих. Церковь может стоять и процветать без нас, а мы без нее – нет. Церковь свята, а мы – грешны. Но в ней есть сила, есть благодатные средства и нас сделать святыми, если захотим. Будем же пользоваться этими средствами, пока есть возможность. Теперь Церковь простирает к нам свои материнские объятья, готовая укрыть нас от гнева Божия, спасти от соблазнов мира и нападений дьявола. Если мы теперь откажемся последовать ее призванию, будем злоупотреблять ее дарами, враждовать против учения и спасительных ее учреждений, то придет время – вечность, – и матерь наша откажется от нас, непокорных чад своих, и словами Господа, устами Святых Его, скажет нам: не вем вас. Но, Господи, Господи! Прежде даже до конца не погибнем, спаси нас. Аминь.

39. О Церкви. Беседа пятая

Явись благодать Божия, спасительная всем людям, наказующая нас, да отвергшихся нечестия и мирских похотей, целомудренно и праведно и благочестиво поживем в нынешнем веке, в ожидании блаженного упования и явления славы великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. 1Тим. 2:21–13.

 

Церковь православная, как сказали мы, есть общество, существующее на земле для воспитания людей в истине и добродетели и для приготовления их к царству славы. Вот цель и назначение Церкви! Очевидно, что цель учреждения Церкви есть та же, для которой воплотился и жил на земле Сам Спаситель. Сын Божий принял человеческое естество для того, чтобы открыть нам волю Отца небесного, научить истинному Боговедению, избавить нас от тяготевшего над родом человеческим проклятья и указать потерянный путь к небу, даровав и средство к совершенно сего пути. И Спаситель совершил на земле дело Свое. Я прославил Тебя на земле, говорил Он небесному Отцу Своему, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить. (Ин. 17:4). С пришествием Его на землю, люди, спящие по странам сном смертным увидели свет сильный: труждающиеся и обремененные нашли в Нем покой душам своим, рукописание грехов рода человеческого растерзано на кресте и небо примирилось с землею. Но не для небольшого только числа людей, не для непосредственных только учеников Своих Спаситель наш проповедовал Свое ученье, претерпел крестную смерть. Нет, светом Его учения должны были озариться все концы земли, плоды его заслуг должны били распространиться на весь мир. И вот для этой-то цели Спаситель учредил Церковь, которой вверил все сокровища благодати и в которой Сам, как Глава и Царь, невидимо присутствует, «исполнен благодати и истины». Блюстителями сего учения Иисус Христос поставил в Церкви Своей Апостолов и их преемников, пастырей и учителей, которые продолжали и продолжают на земле дело Христово. Посему цель Церк