Источник

Деяния Святых Апостолов

Глава 1


а҃. Пе́рвое ᲂу҆́бѡ сло́во сотвори́хъ ѡ҆ всѣ́хъ, ѽ, Ѳео́фїле, ꙗ҆̀же нача́тъ І҆и҃съ твори́ти же и҆ ᲂу҆чи́ти 1. Первую книгу написал я к тебе, Феофил, о всем, что Иисус делал и чему учил от начала32
в҃. да́же до днѐ, во́ньже, заповѣ́давъ а҆пⷭ҇лѡмъ Дх҃омъ Ст҃ы́мъ, и҆̀хже и҆збра̀, вознесе́сѧ: 2. до того дня, в который Он вознесся, дав Святым Духом повеления Апостолам, которых Он избрал33,
г҃. пред̾ ни́миже и҆ поста́ви себѐ жи́ва по страда́нїи свое́мъ во мно́зѣхъ и҆́стинныхъ зна́менїихъ, де́ньми четы́редесѧтьми ꙗ҆влѧ́ѧсѧ и҆̀мъ и҆ гл҃ѧ ꙗ҆̀же ѡ҆ Црⷭ҇твїи Бж҃їи: 3. которым и явил Себя живым, по страдании Своем, со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им34 и говоря о Царствии Божием35.
д҃. съ ни́миже и҆ ꙗ҆ды́й повелѣ̀ и҆̀мъ ѿ І̑ерⷭ҇ли́ма не ѿлꙋча́тисѧ, но жда́ти ѡ҆бѣтова́нїѧ Ѻ҆́ч҃а, є҆́же слы́шасте ѿ Менє̀: 4. И, собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня36;
є҃. ꙗ҆́кѡ І҆ѡа́ннъ ᲂу҆́бѡ крести́лъ є҆́сть водо́ю, вы́ же и҆́мате крести́тисѧ Дх҃омъ Ст҃ы́мъ не по мно́зѣхъ си́хъ дне́хъ. 5. ибо Иоанн крестил водою, а вы чрез несколько дней после сего будете крещены Духом Святым37.
ѕ҃. Ѻ҆ни́ же ᲂу҆̀бо соше́дшесѧ вопроша́хꙋ Е҆го̀, глаго́люще: Гдⷭ҇и, а҆́ще въ лѣ́то сїѐ ᲂу҆строѧ́еши ца́рствїе І҆и҃лево; 6. Посему они сошедшись спрашивали Его, говоря: не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю38?
з҃. Рече́ же къ ни̑мъ: нѣ́сть ва́ше разꙋмѣ́ти времена̀ и҆ лѣ̑та, ꙗ҆̀же ҆Ѻ҆ц҃ъ положѝ во Свое́й вла́сти: 7. Он же сказал им: не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти39;
и҃. но прїи́мете си́лꙋ, наше́дшꙋ Ст҃о́мꙋ Дх҃ꙋ на вы̀, и҆ бꙋ́дете Мѝ свидѣ́телїе во І҆ерⷭ҇ли́мѣ же и҆ во все́й І҆ꙋде́и и҆ Самарі́и и҆ да́же до послѣ́днихъ землѝ. 8. но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый40, и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли41.
ѳ҃. И҆ сїѧ̑ ре́къ, зрѧ́щымъ и҆̀мъ взѧ́тсѧ, и҆ ѡ҆́блакъ под̾ѧ́тъ Е҆го̀ ѿ ѻ҆́чїю и҆́хъ. 9. Сказав сие, Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их42.
і҃. И҆ є҆гда̀ взира́юще бѧ́хꙋ на не́бо, и҆дꙋ́щꙋ Е҆мꙋ̀, и҆ сѐ, мꙋ̑жа два̀ ста́ста пред̾ ни́ми во ѻ҆де́жди бѣ́лѣ, 10. И когда они смотрели на небо, во время восхождения Его, вдруг предстали им два мужа в белой одежде43
а҃і. ꙗ҆̀же и҆ реко́ста: мꙋ́жїе Галїле́йстїи, что̀ стоитѐ зрѧ́ще на не́бо; се́й І҆и҃съ, вознесы́йсѧ ѿ ва́съ на нб҃о, та́кожде прїи́детъ, и҆́мже ѡ҆́бразомъ ви́дѣсте Е҆го̀ и҆дꙋ́ща на нб҃о. 11. и сказали: мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо44.
в҃і. Тогда̀ возврати́шасѧ во І҆ерⷭ҇ли́мъ ѿ горы̀ нарица́емыѧ Е҆леѡ́нъ, ꙗ҆́же є҆́сть бли́з̾ І҆ерⷭ҇ли́ма, сꙋббѡ́ты и҆мꙋ́щїѧ пꙋ́ть. 12. Тогда они возвратились в Иерусалим с горы, называемой Елеон, которая находится близ Иерусалима, в расстоянии субботнего пути45.
г҃і. И҆ є҆гда̀ внидо́ша, взыдо́ша на го́рницꙋ, и҆дѣ́же бѧ́хꙋ пребыва́юще, Пе́тръ же и҆ І҆а́кѡвъ, и҆ І҆ѡа́ннъ и҆ А҆ндре́й, Фїлі́ппъ и҆ Ѳѡма̀, Варѳоломе́й и҆ Матѳе́й, І҆а́кѡвъ А҆лфе́овъ и҆ Сі́мѡнъ Зилѡ́тъ и҆ І҆ꙋ́да І҆а́кѡвль: 13. И, придя, взошли в горницу, где и пребывали, Петр и Иаков, Иоанн и Андрей, Филипп и Фома, Варфоломей и Матфей, Иаков Алфеев и Симон Зилот, и Иуда, брат Иакова46;
д҃і. сі́и всѝ бѧ́хꙋ терпѧ́ще є҆динодꙋ́шнѡ въ моли́твѣ и҆ моле́нїи, съ жена́ми и҆ Мр҃і́ею Мт҃рїю І҆и҃совою и҆ съ бра́тїею Е҆гѡ̀. 14. все они единодушно пребывали в молитве и молении47, с некоторыми женами и Мариею, Материю Иисуса, и с братьями Его48.
е҃і. И҆ во дни̑ ты̑ѧ воста́въ Пе́тръ посредѣ̀ ᲂу҆чн҃къ, речѐ, 15. И в те дни Петр, став посреди учеников, сказал, –
ѕ҃і. бѣ́ же и҆ме́нъ наро́да вкꙋ́пѣ ꙗ҆́кѡ сто̀ и҆ два́десѧть: мꙋ́жїе бра́тїе, подоба́ше сконча́тисѧ Писа́нїю семꙋ̀, є҆́же предречѐ Дх҃ъ Ст҃ы́й ᲂу҆сты̑ Дв҃довыми ѡ҆ І҆ꙋ́дѣ, бы́вшемъ вождѝ є҆́мшымъ І҆и҃са: 16. было же собрание человек около ста двадцати49: мужи братия! Надлежало исполниться тому, что в Писании предрек Дух Святый устами Давида об Иуде, бывшем вожде тех, которые взяли Иисуса50;
з҃і. ꙗ҆́кѡ причте́нъ бѣ̀ съ на́ми и҆ прїѧ́лъ бѧ́ше жре́бїй слꙋ́жбы сеѧ̀: 17. он был сопричислен к нам и получил жребий служения сего51;
и҃і. се́й ᲂу҆̀бо стѧжа̀ село̀ ѿ мзды̀ непра́ведныѧ, и҆ ни́цъ бы́въ просѣ́десѧ посредѣ̀, и҆ и҆злїѧ́сѧ всѧ̀ ᲂу҆тро́ба є҆гѡ̀: 18. но приобрел землю неправедною мздою, и когда низринулся, расселось чрево его, и выпали все внутренности его52;
ѳ҃і. и҆ разꙋ́мно бы́сть всѣ́мъ живꙋ́щымъ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ, ꙗ҆́кѡ нарещи́сѧ селꙋ̀ томꙋ̀ свои́мъ и҆́хъ ѧ҆зы́комъ А҆келдама̀, є҆́же є҆́сть село̀ кро́ве: 19. и это сделалось известно всем жителям Иерусалима, так что земля та на отечественном их наречии названа Акелдама́, то есть земля крови53;
к҃. пи́шетсѧ бо въ кни́зѣ Ѱало́мстѣй: да бꙋ́детъ дво́ръ є҆гѡ̀ пꙋ́стъ, и҆ да не бꙋ́детъ живꙋ́щагѡ въ не́мъ, и҆ є҆пі́скопство є҆гѡ̀ да прїи́метъ и҆́нъ: 20. в книге же Псалмов написано: «да будет двор его пуст, и да не будет живущего в нем»; и: «достоинство его да приимет другой» (Пс.68:26; 108:8)54;
к҃а. подоба́етъ ᲂу҆̀бо ѿ сходи́вшихсѧ съ на́ми мꙋже́й во всѧ́ко лѣ́то, въ не́же вни́де и҆ и҆зы́де въ на́съ Гдⷭ҇ь І҆и҃съ, 21. итак надобно, чтобы один из тех, которые находились с нами во всё время, когда пребывал и обращался с нами Господь Иисус55,
к҃в. наче́нъ ѿ креще́нїѧ І҆ѡа́ннова да́же до днѐ, во́ньже вознесе́сѧ (на нб҃о) ѿ на́съ, свидѣ́телю воскрⷭ҇нїѧ є҆гѡ̀ бы́ти съ на́ми є҆ди́номꙋ ѿ си́хъ. 22. начиная от крещения Иоаннова до того дня, в который Он вознесся от нас, был вместе с нами свидетелем воскресения Его56.
к҃г. И҆ поста́виша два̀, І҆ѡ́сифа нарица́емаго Варса́вꙋ, и҆́же нарече́нъ бы́сть І҆ꙋ́стъ, и҆ Матѳі́а, 23. И поставили двоих: Иосифа, называемого Варсавою, который прозван Иустом, и Матфия57,
к҃д. и҆ помоли́вшесѧ рѣ́ша: Ты̀, Гдⷭ҇и, Срⷣцевѣ́дче всѣ́хъ, покажѝ, є҆го́же и҆збра́лъ є҆сѝ ѿ сею̀ двою̀ є҆ди́наго, 24. и помолились и сказали: Ты, Господи, Сердцеведец всех, покажи из сих двоих одного, которого Ты избрал58
к҃є. прїѧ́ти жре́бїй слꙋже́нїѧ сегѡ̀ и҆ а҆пⷭ҇льства, и҆з̾ негѡ́же и҆спадѐ І҆ꙋ́да, и҆тѝ въ мѣ́сто своѐ. 25. принять жребий сего служения и Апостольства, от которого отпал Иуда, чтобы идти в свое место59.
к҃ѕ. И҆ да́ша жрє́бїѧ и҆́ма, и҆ падѐ жре́бїй на Матѳі́а, и҆ причте́нъ бы́сть ко є҆динона́десѧти А҆пⷭ҇лѡмъ. 26. И бросили о них жребий, и выпал жребий Матфию, и он сопричислен к одиннадцати Апостолам60.

Глава 2


а҃. И҆ є҆гда̀ скончава́шасѧ дні́е Пѧтьдесѧ́тницы, бѣ́ша всѝ а҆пⷭ҇ли є҆динодꙋ́шнѡ вкꙋ́пѣ. 1. При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе61.
в҃. И҆ бы́сть внеза́пꙋ съ небесѐ шꙋ́мъ, ꙗ҆́кѡ носи́мꙋ дыха́нїю бꙋ́рнꙋ, и҆ и҆спо́лни ве́сь до́мъ, и҆дѣ́же бѧ́хꙋ сѣдѧ́ще: 2. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились62;
г҃. и҆ ꙗ҆ви́шасѧ и҆̀мъ раздѣле́ни ѧ҆зы́цы ꙗ҆́кѡ ѻ҆́гненни, сѣ́де же на є҆ди́нѣмъ ко́емждо и҆́хъ. 3. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них63.
д҃. И҆ и҆спо́лнишасѧ всѝ Дх҃а Ст҃а и҆ нача́ша глаго́лати и҆ны́ми ѧ҆зы́ки, ꙗ҆́коже Дх҃ъ даѧ́ше и҆̀мъ провѣщава́ти. 4. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать64.
є҃. Бѧ́хꙋ же во І҆ерⷭ҇ли́мѣ живꙋ́щїи І҆ꙋде́є, мꙋ́жїе благоговѣ́йнїи, ѿ всегѡ̀ ꙗ҆зы́ка, и҆́же под̾ небесе́мъ. 5. В Иерусалиме же находились Иудеи, люди набожные, из всякого народа под небесами65.
ѕ҃. Бы́вшꙋ же гла́сꙋ семꙋ̀, сни́десѧ наро́дъ и҆ смѧте́сѧ, ꙗ҆́кѡ слы́шахꙋ є҆ди́нъ кі́йждо и҆́хъ свои́мъ ѧ҆зы́комъ глаго́лющихъ и҆̀хъ. 6. Когда сделался этот шум, собрался народ, и пришел в смятение, ибо каждый слышал их говорящих его наречием66.
з҃. Дивлѧ́хꙋсѧ же всѝ и҆ чꙋдѧ́хꙋсѧ, глаго́люще дрꙋ́гъ ко дрꙋ́гꙋ: не се́ ли, всѝ сі́и сꙋ́ть глаго́лющїи Галїле́ане; 7. И все изумлялись и дивились, говоря между собою: сии говорящие не все ли Галилеяне67?
и҃. и҆ ка́кѡ мы̀ слы́шимъ кі́йждо сво́й ѧ҆зы́къ на́шъ, въ не́мже роди́хомсѧ, 8. Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились68,
ѳ҃. Па́рѳѧне и҆ Ми́дѧне и҆ Є҆ламі́тє, и҆ живꙋ́щїи въ Месопота́мїи, во І҆ꙋде́и же и҆ Каппадокі́и, въ Пнтѣ и҆ во А҆сі́и, 9. Парфяне, и Мидяне, и Еламиты, и жители Месопотамии, Иудеи и Каппадокии, Понта и Асии69,
і҃. во Фрѷгі́и же и҆ Памфѷлі́и, во Е҆гѵ́птѣ и҆ страна́хъ Лївѵ́и, ꙗ҆́же при Кѷрині́и, и҆ приходѧ́щїи Ри́млѧне, І҆ꙋде́є же и҆ прише́льцы, 10. Фригии и Памфилии, Египта и частей Ливии, прилежащих к Киринее, и пришедшие из Рима, Иудеи и прозелиты70,
а҃і. Кри́тѧне и҆ А҆ра́влѧне, слы́шимъ глаго́лющихъ и҆̀хъ на́шими ѧ҆зы̑ки вели̑чїѧ Ббж҃їѧ; 11. Критяне и Аравитяне, слышим их нашими языками говорящих о великих делах Божиих71?
в҃і. Оу҆жаса́хꙋсѧ же всѝ и҆ недоꙋмѣва́хꙋсѧ, дрꙋ́гъ ко дрꙋ́гꙋ глаго́люще: что̀ ᲂу҆́бѡ хо́щетъ сїѐ бы́ти; 12. И изумлялись все и, недоумевая, говорили друг другу: что это значит?
г҃і. И҆ні́и же рꙋга́ющесѧ глаго́лахꙋ, ꙗ҆́кѡ вїно́мъ и҆спо́лнени сꙋ́ть. 13. А иные, насмехаясь, говорили: они напились сладкого вина72.
д҃і. Ста́въ же Пе́тръ со є҆динона́десѧтьми, воздви́же гла́съ сво́й и҆ речѐ и҆̀мъ: мꙋ́жїе І҆ꙋде́йстїи и҆ живꙋ́щїи во І҆ерⷭ҇ли́мѣ всѝ, сїѐ ва́мъ разꙋ́мно да бꙋ́детъ, и҆ внꙋши́те глаго́лы моѧ̑: 14. Петр же, став с одиннадцатью, возвысил голос свой и возгласил им: мужи Иудейские, и все живущие в Иерусалиме! сие да будет вам известно, и внимайте словам моим73:
є҃і. не бо̀, ꙗ҆́коже вы̀ непщꙋ́ете, сі́и пїѧ́ни сꙋ́ть, є҆́сть бо ча́съ тре́тїй днѐ: 15. они не пьяны, как вы думаете, ибо теперь третий час дня;
ѕ҃і. но сїѐ є҆́сть рече́нное прⷪ҇ро́комъ І҆ѡи́лемъ: 16. но это есть предреченное пророком Иоилем74:
з҃і. и҆ бꙋ́детъ въ послѣ̑днїѧ дни̑, гл҃етъ Гдⷭ҇ь, и҆злїю̀ ѿ Дх҃а Моегѡ̀ на всѧ́кꙋ пло́ть, и҆ прорекꙋ́тъ сы́нове ва́ши и҆ дщє́ри ва́шѧ, и҆ ю҆́нѡши ва́ши видѣ̑нїѧ ᲂу҆́зрѧтъ, и҆ ста́рцы ва́ши сѡ́нїѧ ви́дѧтъ: 17. «и будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут75;
и҃і. и҆́бо на рабы̑ Моѧ̑ и҆ на рабы̑ни Моѧ̑ во дни̑ ѡ҆́ны и҆злїю̀ ѿ Дх҃а Моегѡ̀, и҆ прорекꙋ́тъ: 18. и на рабов Моих и на рабынь Моих в те дни излию от Духа Моего, и будут пророчествовать76;
ѳ҃і. и҆ да́мъ чꙋдеса̀ на небесѝ горѣ̀ и҆ зна́мєнїѧ на землѝ ни́зꙋ, кро́вь и҆ ѻ҆́гнь и҆ кꙋре́нїе ды́ма: 19. и покажу чудеса на небе вверху и знамения на земле внизу, кровь и огонь и курение дыма77:
к҃. со́лнце преложи́тсѧ во тьмꙋ̀, и҆ лꙋна̀ въ кро́вь, пре́жде да́же не прїитѝ дню̀ Гдⷭ҇ню вели́комꙋ и҆ просвѣще́нномꙋ: 20. солнце превратится во тьму, и луна – в кровь, прежде нежели наступит день Господень, великий и славный;
к҃а. и҆ бꙋ́детъ, всѧ́къ, и҆́же а҆́ще призове́тъ и҆́мѧ Гдⷭ҇не, сп҃се́тсѧ. 21. и будет: всякий, кто призовет имя Господне, спасется» (Иоил.2:28–32)78.
к҃в. Мꙋ́жїе І҆и҃льстїи, послꙋ́шайте слове́съ си́хъ: І҆и҃са Назѡре́а, Мꙋ́жа ѿ Бг҃а и҆звѣ́ствованна въ ва́съ си́лами и҆ чꙋдесы̀ и҆ зна́мєнїи, ꙗ҆̀же сотворѝ Тѣ́мъ Бг҃ъ посредѣ̀ ва́съ, ꙗ҆́коже и҆ са́ми вѣ́сте, 22. Мужи Израильские! выслушайте слова сии: Иисуса Назорея, Мужа, засвидетельствованного вам от Бога силами и чудесами и знамениями, которые Бог сотворил через Него среди вас, как и сами знаете79,
к҃г. Сего̀ нарекова́ннымъ совѣ́томъ и҆ проразꙋмѣ́нїемъ Бж҃їимъ пре́дана прїе́мше, рꙋка́ми беззако́нныхъ пригво́ждше ᲂу҆би́сте: 23. Сего, по определенному совету и предведению Божию преданного, вы взяли и, пригвоздив руками беззаконных, убили80;
к҃д. Е҆го́же Бг҃ъ воскр҃сѝ, разрѣши́въ бѡлѣ́зни смє́ртныѧ, ꙗ҆́коже не бѧ́ше мо́щно держи́мꙋ бы́ти Е҆мꙋ̀ ѿ неѧ̀. 24. но Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти, потому что ей невозможно было удержать Его81.
к҃є. Дв҃дъ бо глаго́летъ ѡ҆ Не́мъ: предзрѣ́хъ Гдⷭ҇а предо мно́ю вы́нꙋ, ꙗ҆́кѡ ѡ҆деснꙋ́ю менє̀ є҆́сть, да не подви́жꙋсѧ: 25. Ибо Давид говорит о Нем: видел я пред собою Господа всегда, ибо Он одесную меня, дабы я не поколебался82;
к҃ѕ. сегѡ̀ ра́ди возвесели́сѧ се́рдце моѐ, и҆ возра́довасѧ ѧ҆зы́къ мо́й: є҆ще́ же и҆ пло́ть моѧ̀ всели́тсѧ на ᲂу҆пова́нїи, 26. оттого возрадовалось сердце мое и возвеселился язык мой; даже и плоть моя упокоится в уповании83,
к҃з. ꙗ҆́кѡ не ѡ҆ста́виши дꙋшѝ моеѧ̀ во а҆́дѣ, нижѐ да́си прпⷣбномꙋ Твоемꙋ̀ ви́дѣти и҆стлѣ́нїѧ: 27. ибо Ты не оставишь души моей в аде и не дашь святому Твоему увидеть тления;
к҃и. сказа́лъ мѝ є҆сѝ пꙋти̑ живота̀: и҆спо́лниши мѧ̀ весе́лїѧ съ лице́мъ Твои́мъ. 28. Ты дал мне познать путь жизни, Ты исполнишь меня радостью пред лицем Твоим (Пс.15:8–11)84.
к҃ѳ. Мꙋ́жїе бра́тїе, досто́итъ рещѝ съ дерзнове́нїемъ къ ва́мъ ѡ҆ патрїа́рсѣ Дв҃дѣ, ꙗ҆́кѡ и҆ ᲂу҆́мре и҆ погребе́нъ бы́сть, и҆ гро́бъ є҆гѡ̀ є҆́сть въ на́съ да́же до днѐ сегѡ̀: 29. Мужи братия! да будет позволено с дерзновением сказать вам о праотце Давиде, что он и умер и погребен, и гроб его у нас до сего дня85;
л҃. прⷪ҇ро́къ ᲂу҆̀бо сы́й и҆ вѣ́дый, ꙗ҆́кѡ клѧ́твою клѧ́тсѧ є҆мꙋ̀ Бг҃ъ ѿ плода̀ чре́слъ є҆гѡ̀ по пл҃ти воздви́гнꙋти Хрⷭ҇та̀ и҆ посади́ти Є҆го̀ на престо́лѣ є҆гѡ̀, 30. будучи же пророком и зная, что Бог с клятвою обещал ему от плода чресл его воздвигнуть Христа во плоти и посадить на престоле его (2Цар.7:12; Пс.131:11)86,
л҃а. предви́дѣвъ глаго́ла ѡ҆ воскрⷭ҇нїи Хрⷭ҇то́вѣ, ꙗ҆́кѡ не ѡ҆ста́висѧ дш҃а̀ Є҆гѡ̀ во а҆́дѣ, ни пл҃ть Є҆гѡ̀ ви́дѣ и҆стлѣ́нїѧ. 31. он прежде сказал о воскресении Христа, что не оставлена душа Его в аде, и плоть Его не видела тления (Пс.15:10)87.
л҃в. Сего̀ І҆и҃са воскр҃сѝ Бг҃ъ, є҆мꙋ́же всѝ мы̀ є҆смы̀ свидѣ́телїе. 32. Сего Иисуса Бог воскресил, чему все мы свидетели.
л҃г. Десни́цею ᲂу҆̀бо Бж҃їею вознесе́сѧ, и҆ ѡ҆бѣтова́нїе Ст҃а́гѡ Дх҃а прїе́мь ѿ Ѻ҆ц҃а̀, и҆злїѧ̀ сїѐ, є҆́же вы̀ нн҃ѣ ви́дите и҆ слы́шите. 33. Итак Он, быв вознесен десницею Божиею и приняв от Отца обетование Святаго Духа, излил то, что вы ныне видите и слышите88.
л҃д. Не бо̀ Дв҃дъ взы́де на нб҃са̀, глаго́летъ бо са́мъ: речѐ Гдⷭ҇ь Гдⷭ҇еви моемꙋ̀: сѣдѝ ѡ҆деснꙋ́ю Менє̀, 34. Ибо Давид не восшел на небеса; но сам говорит: «сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня,
л҃є. до́ндеже положꙋ̀ врагѝ Твоѧ̑ подно́жїе но́гъ Твои́хъ. 35. доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих» (Пс.109:1)89.
л҃ѕ. Тве́рдѡ ᲂу҆̀бо да разꙋмѣ́етъ ве́сь до́мъ І҆и҃левъ, ꙗ҆́кѡ и҆ Гдⷭ҇а и҆ Хрⷭ҇та̀ є҆го̀ Бг҃ъ сотвори́лъ є҆́сть, Сего̀ І҆и҃са, Є҆го́же вы̀ распѧ́сте. 36. Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли90.
л҃з. Слы́шавше же ᲂу҆мили́шасѧ се́рдцемъ и҆ рѣ́ша къ Петрꙋ̀ и҆ про́чымъ А҆пⷭ҇лѡмъ: что̀ сотвори́мъ, мꙋ́жїе бра́тїе; 37. Услышав это, они умилились сердцем и сказали Петру и прочим Апостолам: что нам делать, мужи братия91?
л҃и. Пе́тръ же речѐ къ ни̑мъ: пока́йтесѧ, и҆ да крести́тсѧ кі́йждо ва́съ во и҆́мѧ І҆и҃са Хрⷭ҇та̀ во ѡ҆ставле́нїе грѣхѡ́въ: и҆ прїи́мете да́ръ Ст҃а́гѡ Дх҃а: 38. Петр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и полу́чите дар Святаго Духа92;
л҃ѳ. ва́мъ бо є҆́сть ѡ҆бѣтова́нїе и҆ ча́дѡмъ ва́шымъ и҆ всѣ̑мъ да̑льнимъ, є҆ли̑ки а҆́ще призове́тъ Гдⷭ҇ь Бг҃ъ на́шъ. 39. ибо вам принадлежит обетование и детям вашим и всем дальним, кого ни призовет Господь Бог наш93.
м҃. И҆ и҆ны́ми словесы̀ мно́жайшими засвидѣ́тельствоваше и҆ молѧ́ше ѧ҆̀, глаго́лѧ: спаси́тесѧ ѿ ро́да стропти́вагѡ сегѡ̀. 40. И другими многими словами он свидетельствовал и увещевал, говоря: спасайтесь от рода сего развращенного94.
м҃а. И҆̀же ᲂу҆̀бо любе́знѡ прїѧ́ша сло́во є҆гѡ̀, крести́шасѧ: и҆ приложи́шасѧ въ де́нь то́й дꙋ́шъ ꙗ҆́кѡ трѝ ты́сѧщы: 41. Итак охотно принявшие слово его крестились, и присоединилось в тот день душ около трех тысяч95;
м҃в. бѧ́хꙋ же терпѧ́ще во ᲂу҆че́нїи А҆пⷭ҇лъ и҆ во ѻ҆бще́нїи и҆ въ преломле́нїи хлѣ́ба и҆ въ моли́твахъ. 42. и они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах96.
м҃г. Бы́сть же на всѧ́кой дꙋшѝ стра́хъ: мнѡ́га бо чꙋдеса̀ и҆ зна́мєнїѧ А҆пⷭ҇лы бы́ша во І҆ерⷭ҇ли́мѣ. 43. Был же страх на всякой душе; и много чудес и знамений совершилось через Апостолов в Иерусалиме97.
м҃д. Стра́хъ же ве́лїй бѧ́ше на всѣ́хъ и҆́хъ. Вси́ же вѣ́ровавшїи бѧ́хꙋ вкꙋ́пѣ и҆ и҆мѧ́хꙋ всѧ̑ ѡ҆́бща: 44. Все же верующие были вместе и имели всё общее:
м҃є. и҆ стѧжа̑нїѧ и҆ и҆мѣ́нїѧ продаѧ́хꙋ, и҆ раздаѧ́хꙋ всѣ̑мъ, є҆гѡ́же а҆́ще кто̀ тре́боваше: 45. и продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого98;
м҃ѕ. по всѧ̑ же дни̑ терпѧ́ще є҆динодꙋ́шнѡ въ це́ркви и҆ ломѧ́ще по домѡ́мъ хлѣ́бъ, прїима́хꙋ пи́щꙋ въ ра́дости и҆ въ простотѣ̀ се́рдца, 46. и каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца,
м҃з. хва́лѧще Бг҃а и҆ и҆мꙋ́ще благода́ть ᲂу҆ всѣ́хъ люді́й. Гдⷭ҇ь же прилага́ше по всѧ̑ дни̑ Цр҃кви сп҃са́ющыѧсѧ. 47. хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви99.

Глава 3


а҃. Вкꙋ́пѣ же Пе́тръ и҆ І҆ѡа́ннъ восхожда́ста во свѧти́лище на моли́твꙋ въ ча́съ девѧ́тый. 1. Петр и Иоанн шли вместе в храм в час молитвы девятый100.
в҃. И҆ нѣ́кїй мꙋ́жъ, хро́мъ ѿ чре́ва ма́тере своеѧ̀ сы́й, носи́мь быва́ше, є҆го́же полага́хꙋ по всѧ̑ дни̑ пред̾ две́рьми церко́вными, реко́мыми кра́сными, проси́ти ми́лостыни ѿ входѧ́щихъ въ це́рковь: 2. И был человек, хромой от чрева матери его, которого носили и сажали каждый день при дверях храма, называемых Красными, просить милостыни у входящих в храм101;
г҃. и҆́же ви́дѣвъ Петра̀ и҆ І҆ѡа́нна отѧ́щыѧ вни́ти въ це́рковь, проша́ше ми́лостыни. 3. он, увидев Петра и Иоанна перед входом в храм, просил у них милостыни.
д҃. Воззрѣ́въ же Ппе́тръ на́нь со І҆ѡа́нномъ, речѐ: воззрѝ на ны̀. 4. Петр с Иоанном, всмотревшись в него, сказали: взгляни на нас102.
є҃. Ѻ҆́нъ же прилѣжа́ше и҆́ма, мнѧ̀ нѣ́что ѿ нею̀ прїѧ́ти. 5. И он пристально смотрел на них, надеясь получить от них что-нибудь.
ѕ҃. Рече́ же Пе́тръ: сребра̀ и҆ зла́та нѣ́сть ᲂу҆ менє̀, но є҆́же и҆́мамъ, сїѐ тѝ даю̀: во и҆́мѧ І҆и҃са Хрⷭ҇та̀ Назѡре́а воста́ни и҆ ходѝ. 6. Но Петр сказал: серебра и золота нет у меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи103.
з҃. И҆ є҆́мь є҆го̀ за деснꙋ́ю рꙋ́кꙋ воздви́же: а҆́бїе же ᲂу҆тверди́стѣсѧ є҆гѡ̀ плєснѣ̀ и҆ глє́знѣ, 7. И, взяв его за правую руку, поднял; и вдруг укрепились его ступни и колени,
и҃. и҆ вскочи́въ ста̀ и҆ хожда́ше, и҆ вни́де съ ни́ма въ це́рковь, ходѧ̀ и҆ скачѧ̀ и҆ хвалѧ̀ Бг҃а. 8. и вскочив, стал, и начал ходить, и вошел с ними в храм, ходя и скача, и хваля Бога104.
ѳ҃. И҆ ви́дѣша є҆го̀ всѝ лю́дїе ходѧ́ща и҆ хва́лѧща Бг҃а, 9. И весь народ видел его ходящим и хвалящим Бога,
і҃. зна́хꙋ же є҆го̀, ꙗ҆́кѡ се́й бѧ́ше, и҆́же ми́лостыни ра́ди сѣдѧ́ше при кра́сныхъ две́рехъ церко́вныхъ: и҆ и҆спо́лнишасѧ чꙋ́да и҆ ᲂу҆́жаса ѡ҆ приключи́вшемсѧ є҆мꙋ̀. 10. и узнали его, что это был тот, который сидел у красных дверей храма для милостыни; и исполнились ужаса и изумления от случившегося с ним105.
а҃і. Держа́щꙋжесѧ и҆сцѣлѣ́вшемꙋ хромо́мꙋ Петра̀ и҆ І҆ѡа́нна, притеко́ша къ ни́ма всѝ лю́дїе въ притво́ръ, нарица́емый Соломѡ́новъ, ᲂу҆жа́сни. 11. И как исцеленный хромой не отходил от Петра и Иоанна, то весь народ в изумлении сбежался к ним в притвор, называемый Соломонов106.
в҃і. Ви́дѣвъ же Пе́тръ ѿвѣщава́ше къ лю́демъ: мꙋ́жїе І҆и҃льтѧне, что̀ чꙋдите́сѧ ѡ҆ се́мъ, и҆лѝ на ны̀ что̀ взира́ете, ꙗ҆́кѡ свое́ю ли си́лою и҆лѝ бл҃гоче́стїемъ сотвори́хомъ є҆го̀ ходи́ти; 12. Увидев это, Петр сказал народу: мужи Израильские! что дивитесь сему, или что смотрите на нас, как будто бы мы своею силою или благочестием сделали то, что он ходит107?
г҃і. Бг҃ъ А҆враа́мовъ и҆ І҆саа́ковъ и҆ І҆а́кѡвль, Бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ, просла́ви ѻ҆́трока Своего̀ І҆и҃са, Є҆го́же вы̀ преда́сте, и҆ ѿверго́стесѧ є҆гѡ̀ пред̾ лице́мъ Пїла́товымъ, сꙋ́ждшꙋ ѻ҆́номꙋ пꙋсти́ти: 13. Бог Авраама и Исаака и Иакова, Бог отцов наших, прославил Сына Своего Иисуса, Которого вы предали и от Которого отреклись перед лицом Пилата, когда он полагал освободить Его108;
д҃і. вы́ же Ст҃а́гѡ и҆ Првⷣнагѡ ѿверго́стесѧ, и҆ и҆спроси́сте мꙋ́жа ᲂу҆бі́йцꙋ да́ти ва́мъ, 14. но вы от Святого и Праведного отреклись, и просили даровать вам человека убийцу109,
є҃і. Нача́льника же жи́зни ᲂу҆би́сте: Є҆го́же Бг҃ъ воскр҃сѝ ѿ ме́ртвыхъ, є҆мꙋ́же мы̀ свидѣ́телїе є҆смы̀. 15. а Начальника жизни убили. Сего Бог воскресил из мертвых, чему мы свидетели110.
ѕ҃і. И҆ ѡ҆ вѣ́рѣ и҆́мене Є҆гѡ̀, сего̀, є҆го́же ви́дите и҆ зна́ете, ᲂу҆твердѝ и҆́мѧ Є҆гѡ̀: и҆ вѣ́ра, ꙗ҆́же Є҆гѡ̀ ра́ди, дадѐ є҆мꙋ̀ всю̀ цѣ́лость сїю̀ пред̾ всѣ́ми ва́ми. 16. И ради веры во имя Его, имя Его укрепило сего, которого вы видите и знаете, и вера, которая от Него, даровала ему исцеление сие перед всеми вами111.
з҃і. И҆ нн҃ѣ, бра́тїе, вѣ́мъ, ꙗ҆́кѡ по невѣ́дѣнїю сїѐ сотвори́сте, ꙗ҆́коже и҆ кнѧ̑зи ва́ши: 17. Впрочем я знаю, братия, что вы, как и начальники ваши, сделали это по неведению112;
и҃і. Бг҃ъ же, ꙗ҆̀же предвозвѣстѝ ᲂу҆сты̑ всѣ́хъ прⷪ҇рѡ́къ Свои́хъ пострада́ти Хрⷭ҇тꙋ̀, и҆спо́лни та́кѡ. 18. Бог же, как предвозвестил устами всех Своих пророков пострадать Христу, так и исполнил113.
ѳ҃і. Пока́йтесѧ ᲂу҆̀бо и҆ ѡ҆брати́тесѧ, да ѡ҆чи́ститесѧ ѿ грѣ̑хъ ва́шихъ, 19. Итак покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши,
к҃. ꙗ҆́кѡ да прїи́дꙋтъ времена̀ прохла̑дна ѿ лица̀ Гдⷭ҇нѧ, и҆ по́слетъ пронарече́ннаго ва́мъ Хрⷭ҇та̀ І҆и҃са, 20. да придут времена отрады от лица Господа, и да пошлет Он предназначенного вам Иисуса Христа114,
к҃а. Є҆го́же подоба́етъ нб҃сѝ ᲂу҆́бѡ прїѧ́ти да́же до лѣ́тъ ᲂу҆строе́нїѧ всѣ́хъ, ꙗ҆̀же гл҃а Бг҃ъ ᲂу҆сты̑ всѣ́хъ ст҃ы́хъ Свои́хъ прⷪ҇рѡ́къ ѿ вѣ́ка. 21. Которого небо должно было принять до времен совершения всего, что говорил Бог устами всех святых Своих пророков от века115.
к҃в. Мѡѷсе́й ᲂу҆́бѡ ко ѻ҆тцє́мъ речѐ: ꙗ҆́кѡ Прⷪ҇ро́ка ва́мъ воздви́гнетъ Гдⷭ҇ь Бг҃ъ ва́шъ ѿ бра́тїи ва́шеѧ, ꙗ҆́кѡ менѐ: Тогѡ̀ послꙋ́шайте по всемꙋ̀, є҆ли̑ка а҆́ще рече́тъ къ ва́мъ: 22. Моисей сказал отцам: Господь Бог ваш воздвигнет вам из братьев ваших Пророка, как меня, слушайтесь Его во всем, что Он ни будет говорить вам116;
к҃г. бꙋ́детъ же, всѧ́ка дꙋша̀, ꙗ҆́же а҆́ще не послꙋ́шаетъ Прⷪ҇ро́ка Ѻ҆́нагѡ, потреби́тсѧ ѿ люді́й. 23. и будет, что всякая душа, которая не послушает Пророка Того, истребится из народа (Втор.18:15–18)117.
к҃д. И҆ вси́ же прⷪ҇ро́цы ѿ Самꙋи́ла и҆ и҆̀же по си́хъ, є҆ли́цы глаго́лаша, та́кожде предвозвѣсти́ша дни̑ сїѧ̑. 24. И все пророки, от Самуила и после него, сколько их ни говорили, также предвозвестили дни сии118.
к҃є. Вы̀ є҆стѐ сы́нове прⷪ҇рѡ́къ и҆ завѣ́та, є҆го́же завѣща̀ Бг҃ъ ко ѻ҆тцє́мъ ва́шымъ, гл҃ѧ ко А҆враа́мꙋ: и҆ ѡ҆ сѣ́мени твое́мъ возбл҃гословѧ́тсѧ всѧ̑ ѻ҆те́чєствїѧ земна̑ѧ. 25. Вы сыны пророков и завета, который завещевал Бог отцам вашим, говоря Аврааму: «и в семени твоем благословятся все племена земные»119.
к҃ѕ. Ва́мъ пе́рвѣе Бг҃ъ, воздви́гїй Ѻ҆́трока Своего̀ І҆и҃са, посла̀ Є҆го̀ блгⷭ҇вѧ́ща ва́съ, во є҆́же ѿврати́тисѧ ва́мъ комꙋ́ждо ѿ ѕло́бъ ва́шихъ. 26. Бог, воскресив Сына Своего Иисуса, к вам первым послал Его благословить вас, отвращая каждого от злых дел ваших120.

Глава 4


а҃. Глаго́лющымъ же и҆̀мъ къ лю́демъ, наидо́ша на ни́хъ свѧще́нницы и҆ воево́да церко́вный и҆ саддꙋке́є, 1. Когда они говорили к народу, к ним приступили священники и начальники стражи при храме и саддукеи121,
в҃. жа́лѧще сѝ, за є҆́же ᲂу҆чи́ти и҆̀мъ лю́ди и҆ возвѣща́ти ѡ҆ І҆и҃сѣ воскрⷭ҇нїе ме́ртвыхъ: 2. досадуя на то, что они учат народ и проповедуют в Иисусе воскресение из мертвых122;
г҃. и҆ возложи́ша на ни́хъ рꙋ́ки и҆ положи́ша и҆̀хъ въ соблюде́нїе до ᲂу҆́трїѧ: бѣ́ бо ве́черъ ᲂу҆жѐ. 3. и наложили на них руки и отдали их под стражу до утра; ибо уже был вечер.
д҃. Мно́зи же ѿ слы́шавшихъ сло́во вѣ́роваша: и҆ бы́сть число̀ мꙋже́й ꙗ҆́кѡ ты́сѧщъ пѧ́ть. 4. Многие же из слушавших слово уверовали; и было число таковых людей около пяти тысяч123.
є҃. Бы́сть же наꙋ́трїе собра́тисѧ кнѧзє́мъ и҆́хъ и҆ ста́рцємъ и҆ кни́жникѡмъ во І҆ерⷭ҇ли́мъ, 5. На другой день собрались в Иерусалим начальники их и старейшины, и книжники124,
ѕ҃. и҆ А҆́ннѣ а҆рхїере́ю и҆ Каїа́фѣ и҆ І҆ѡа́ннꙋ и҆ А҆леѯа́ндрꙋ, и҆ є҆ли́цы бѣ́ша ѿ ро́да а҆рхїере́йска: 6. и Анна первосвященник, и Каиафа, и Иоанн, и Александр, и прочие из рода первосвященнического125;
з҃. и҆ поста́вльше и҆̀хъ посредѣ̀, вопроша́хꙋ: ко́ею си́лою и҆лѝ ко́имъ и҆́менемъ сотвори́сте сїѐ вы̀; 7. и, поставив их посреди, спрашивали: какою силою или каким именем вы сделали это126?
и҃. Тогда̀ Пе́тръ, и҆спо́лнивсѧ Дх҃а Ст҃а, речѐ къ ни̑мъ: кнѧ̑зи лю́дстїи и҆ ста́рцы І҆и҃лєвы, 8. Тогда Петр, исполнившись Духа Святаго, сказал им: начальники народа и старейшины Израильские127!
ѳ҃. а҆́ще мы̀ дне́сь и҆стѧзꙋ́еми є҆смы̀ ѡ҆ бл҃годѣѧ́нїи человѣ́ка не́мощна, ѡ҆ чесо́мъ се́й спасе́сѧ, 9. если от нас сегодня требуют ответа в благодеянии человеку немощному, как он исцелен128,
і҃. разꙋ́мно бꙋ́ди всѣ̑мъ ва́мъ и҆ всѣ̑мъ лю́демъ І҆и҃лєвымъ, ꙗ҆́кѡ во и҆́мѧ І҆и҃са Хрⷭ҇та̀ Назѡре́а, Е҆го́же вы̀ распѧ́сте, Е҆го́же Бг҃ъ воскр҃сѝ ѿ ме́ртвыхъ, ѡ҆ се́мъ се́й стои́тъ пред̾ ва́ми здра́въ: 10. то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли, Которого Бог воскресил из мертвых, Им поставлен он перед вами здрав129:
а҃і. Се́й є҆́сть ка́мень ᲂу҆коре́ный ѿ ва́съ зи́ждꙋщихъ, бы́вый во главꙋ̀ ᲂу҆́гла, и҆ нѣ́сть ни ѡ҆ є҆ди́нѣмъ же и҆нѣ́мъ спⷭ҇нїѧ: 11. Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения (Пс.117:22)130,
в҃і. нѣ́сть бо и҆но́гѡ и҆́мене под̾ небесе́мъ, да́ннагѡ въ человѣ́цѣхъ, ѡ҆ не́мже подоба́етъ спⷭ҇ти́сѧ на́мъ. 12. ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись131.
г҃і. Ви́дѧще же Петро́во дерзнове́нїе и҆ І҆ѡа́нново и҆ разꙋмѣ́вше, ꙗ҆́кѡ человѣ̑ка некни̑жна є҆ста̀ и҆ прѡ́ста, дивлѧ́хꙋсѧ, зна́хꙋ же и҆̀хъ, ꙗ҆́кѡ со І҆и҃сомъ бѣ́ста: 13. Видя смелость Петра и Иоанна и приметив, что они люди некнижные и простые, они удивлялись, между тем узнавали их, что они были с Иисусом132;
д҃і. ви́дѧще же и҆сцѣлѣ́вшаго человѣ́ка съ ни́ма стоѧ́ща, ничто́же и҆мѧ́хꙋ проти́вꙋ рещѝ. 14. видя же исцеленного человека, стоящего с ними, ничего не могли сказать вопреки.
є҃і. Повелѣ́вше же и҆́ма во́нъ и҆з̾ со́нмища и҆зы́ти, стѧза́хꙋсѧ дрꙋ́гъ со дрꙋ́гомъ, 15. И, приказав им выйти вон из синедриона, рассуждали между собою133,
ѕ҃і. глаго́люще: что̀ сотвори́мъ человѣ́кома си́ма; ꙗ҆́кѡ ᲂу҆́бѡ наро́читое зна́менїе бы́сть и҆́ма, всѣ̑мъ живꙋ́щымъ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ ꙗ҆́вѣ, и҆ не мо́жемъ ѿврещи́сѧ: 16. говоря: что́ нам делать с этими людьми? Ибо всем, живущим в Иерусалиме, известно, что ими сделано явное чудо, и мы не можем отвергнуть сего134;
з҃і. но да не бо́лѣе простре́тсѧ въ лю́дехъ, преще́нїемъ да запрети́мъ и҆́ма ктомꙋ̀ не глаго́лати ѡ҆ и҆́мени се́мъ ни є҆ди́номꙋ ѿ человѣ́къ. 17. но, чтобы более не разгласилось это в народе, с угрозою запретим им, чтобы не говорили об имени сем никому из людей.
и҃і. И҆ призва́вше и҆̀хъ, заповѣ́даша и҆́ма ѿню́дъ не провѣщава́ти нижѐ ᲂу҆чи́ти ѡ҆ и҆́мени І҆и҃совѣ. 18. И, призвав их, приказали им отнюдь не говорить и не учить о имени Иисуса135.
ѳ҃і. Пе́тръ же и҆ І҆ѡа́ннъ ѿвѣща̑вша къ ни̑мъ рѣ́ста: а҆́ще првⷣно є҆́сть пред̾ Бг҃омъ ва́съ послꙋ́шати па́че, не́жели Бг҃а, сꙋди́те: 19. Но Петр и Иоанн сказали им в ответ: суди́те, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога?
к҃. не мо́жемъ бо мы̀, ꙗ҆̀же ви́дѣхомъ и҆ слы́шахомъ, не глаго́лати. 20. Мы не можем не говорить того, что видели и слышали136.
к҃а. Ѻ҆ни́ же призапре́щше и҆́ма, пꙋсти́ша ѧ҆̀, ничто́же ѡ҆брѣ́тше ка́кѡ мꙋ́чити и҆̀хъ, люді́й ра́ди, ꙗ҆́кѡ всѝ прославлѧ́хꙋ Бг҃а ѡ҆ бы́вшемъ: 21. Они же, пригрозив, отпустили их, не находя возможности наказать их, по причине народа; потому что все прославляли Бога за происшедшее;
к҃в. лѣ́тъ бо бѧ́ше мно́жае четы́редесѧти человѣ́къ то́й, на не́мже бы́сть чꙋ́до сїѐ и҆сцѣле́нїѧ. 22. ибо лет более сорока было тому человеку, над которым сделалось сие чудо исцеления137.
к҃г. Ѿпꙋщє́на же бы̑вша прїидо́ста ко свои̑мъ и҆ возвѣсти́ста, є҆ли̑ка къ ни́ма а҆рхїере́є и҆ ста́рцы рѣ́ша. 23. Быв отпущены, они пришли к своим и пересказали, что говорили им первосвященники и старейшины.
к҃д. Ѻ҆ни́ же слы́шавше є҆динодꙋ́шнѡ воздвиго́ша гла́съ къ Бг҃ꙋ и҆ реко́ша: Влⷣко, Ты̀, Бж҃е, сотвори́вый не́бо и҆ зе́млю и҆ мо́ре и҆ всѧ̑, ꙗ҆̀же въ ни́х, 24. Они же, выслушав, единодушно возвысили голос к Богу и сказали: Владыко Боже, сотворивший небо и землю и море и всё, что в них138!
к҃є. И҆́же Дх҃омъ Ст҃ы́мъ ᲂу҆сты̑ ѻ҆тца̀ на́шегѡ Дв҃да ѻ҆́трока Твоегѡ̀ ре́клъ є҆сѝ: вскꙋ́ю шата́шасѧ ꙗ҆зы́цы, и҆ лю́дїе поꙋчи́шасѧ тщє́тнымъ; 25. Ты устами отца нашего Давида, раба Твоего, сказал Духом Святым: «что мятутся язычники, и народы замышляют тщетное?
к҃ѕ. предста́ша ца́рїе зе́мстїи, и҆ кнѧ̑зи собра́шасѧ вкꙋ́пѣ на Гдⷭ҇а и҆ на Хрⷭ҇та̀ є҆гѡ̀. 26. восстали цари земные, и князи собрались вместе на Господа и на Христа Его» (Пс.2:1–2)139.
к҃з. Собра́шасѧ бо вои́стиннꙋ во гра́дѣ се́мъ на Ст҃а́го Ѻ҆́трока Твоего̀ І҆и҃са, Є҆го́же пома́залъ є҆сѝ, И҆́рѡдъ же и҆ Понті́йскїй Пїла́тъ съ ꙗ҆зы̑ки и҆ людьмѝ І҆и҃левыми, 27. Ибо поистине собрались в городе сем на Святаго Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою, Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом Израильским,
к҃и. сотвори́ти, є҆ли̑ка рꙋка̀ Твоѧ̀ и҆ совѣ́тъ Тво́й преднаречѐ бы́ти: 28. чтобы сделать то, чему быть предопределила рука Твоя и совет Твой140.
к҃ѳ. и҆ нн҃ѣ, Гдⷭ҇и, при́зри на прещє́нїѧ и҆́хъ и҆ да́ждь рабѡ́мъ Твои̑мъ со всѧ́кимъ дерзнове́нїемъ глаго́лати сло́во Твоѐ, 29. И ныне, Господи, воззри на угрозы их, и дай рабам Твоим со всею смелостью говорить слово Твое,
л҃. внегда̀ рꙋ́кꙋ Твою̀ простре́ти Тѝ во и҆сцѣлє́нїѧ, и҆ зна́менїємъ и҆ чꙋдесє́мъ быва́ти и҆́менемъ Ст҃ы́мъ Ѻ҆́трока Твоегѡ̀ І҆и҃са. 30. тогда как Ты простираешь руку Твою на исцеления и на соделание знамений и чудес именем Святаго Сына Твоего Иисуса141.
л҃а. И҆ помоли́вшымсѧ и҆̀мъ, подви́жесѧ мѣ́сто, и҆дѣ́же бѧ́хꙋ со́брани, и҆ и҆спо́лнишасѧ всѝ Дх҃а Ст҃а и҆ глаго́лахꙋ сло́во Бж҃їе со дерзнове́нїемъ. 31. И, по молитве их, поколебалось место, где они были собраны, и исполнились все Духа Святаго, и говорили слово Божие с дерзновением142.
л҃в. Наро́дꙋ же вѣ́ровавшемꙋ бѣ̀ се́рдце и҆ дꙋша̀ є҆ди́на, и҆ ни є҆ди́нъ же что̀ ѿ и҆мѣ́нїй свои́хъ глаго́лаше своѐ бы́ти, но бѧ́хꙋ и҆̀мъ всѧ̑ ѡ҆́бща. 32. У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее143.
л҃г. И҆ ве́лїею си́лою воздаѧ́хꙋ свидѣ́тельство А҆пⷭ҇ли воскрⷭ҇нїю Гдⷭ҇а І҆и҃са Хрⷭ҇та̀, блгⷣть же бѣ̀ ве́лїѧ на всѣ́хъ и҆́хъ. 33. Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их144.
л҃д. Не бѧ́ше бо ни́щь ни є҆ди́нъ въ ни́хъ: є҆ли́цы бо госпо́дїе се́лѡмъ и҆лѝ домовѡ́мъ бѧ́хꙋ, продаю́ще приноша́хꙋ цѣ́ны продае́мыхъ 34. Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного145
л҃є. и҆ полага́хꙋ при нога́хъ А҆пⷭ҇лъ: даѧ́шесѧ же коемꙋ́ждо, є҆гѡ́же а҆́ще кто̀ тре́боваше. 35. и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду146.
л҃ѕ. І҆ѡсі́а же, нарече́нный Варна́ва ѿ А҆пⷭ҇лъ, є҆́же є҆́сть сказа́емо сы́нъ ᲂу҆тѣше́нїѧ, леѵі́тъ, Кѵ́прѧнинъ ро́домъ, 36. Так Иосия, прозванный от Апостолов Варнавою, что значит – сын утешения, левит, родом Кипрянин,
л҃з. и҆мѣ́ѧ село̀, прода́въ принесѐ цѣ́нꙋ и҆ положѝ пред̾ нога́ми А҆пⷭ҇лъ. 37. у которого была своя земля, продав ее, принес деньги и положил к ногам Апостолов147.

Глава 5


а҃. Мꙋ́жъ же нѣ́кїй, А҆на́нїа и҆́менемъ, съ Сапфі́рою жено́ю свое́ю, продадѐ село̀ 1. Некоторый же муж, именем Анания, с женою своею Сапфирою, продав имение,
в҃. и҆ ᲂу҆таѝ ѿ цѣны̀, свѣ́дꙋщей и҆ женѣ̀ є҆гѡ̀: и҆ прине́съ ча́сть нѣ́кꙋю, пред̾ нога́ми А҆пⷭ҇лъ положѝ. 2. утаил из цены, с ведома и жены своей, а некоторую часть принес и положил к ногам Апостолов148.
г҃. Рече́ же Пе́тръ: А҆на́нїе, почто̀ и҆спо́лни сатана̀ се́рдце твоѐ солга́ти Дх҃ꙋ Ст҃о́мꙋ и҆ ᲂу҆таи́ти ѿ цѣны̀ села̀; 3. Но Петр сказал: Анания! Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое мысль солгать Духу Святому и утаить из цены земли149?
д҃. сꙋ́щее тебѣ̀ не твое́ ли бѣ̀, и҆ прода́ное не въ твое́й ли вла́сти бѧ́ше; что̀ ꙗ҆́кѡ положи́лъ є҆сѝ въ се́рдцы твое́мъ ве́щь сїю̀; не человѣ́кѡмъ солга́лъ є҆сѝ, но Бг҃ꙋ. 4. Чем ты владел, не твое ли было, и приобретенное продажею не в твоей ли власти находилось? Для чего ты положил это в сердце твоем? Ты солгал не человекам, а Богу150.
є҃. Слы́шавъ же А҆на́нїа словеса̀ сїѧ̑, па́дъ и҆́здше: и҆ бы́сть стра́хъ вели́къ на всѣ́хъ слы́шащихъ сїѧ̑. 5. Услышав сии слова, Анания пал бездыханен; и великий страх объял всех, слышавших это151.
ѕ҃. Вста́вше же ю҆́нѡши взѧ́ша є҆го̀ и҆ и҆зне́сше погребо́ша. 6. И встав, юноши приготовили его к погребению и, вынеся, похоронили.
з҃. Бы́сть же ꙗ҆́кѡ трїе́мъ часѡ́мъ минꙋ́вшымъ, и҆ жена̀ є҆гѡ̀ не вѣ́дꙋщи бы́вшагѡ вни́де. 7. Часа через три после сего пришла и жена его, не зная о случившемся.
и҃. Ѿвѣща́ же є҆́й Пе́тръ: рцы́ ми, а҆́ще на толи́цѣ село̀ ѿда́ста; Ѻ҆на́ же речѐ: є҆́й, на толи́цѣ. 8. Петр же спросил ее: скажи мне, за столько ли продали вы землю? Она сказала: да, за столько152.
ѳ҃. Пе́тръ же речѐ къ не́й: что̀ ꙗ҆́кѡ согласи́стасѧ и҆скꙋси́ти Дх҃а Гдⷭ҇нѧ; сѐ, но́ги погре́бшихъ мꙋ́жа твоего̀ при две́рехъ, и҆ и҆знесꙋ́тъ тѧ̀. 9. Но Петр сказал ей: что это согласились вы искусить Духа Господня? вот, входят в двери погребавшие мужа твоего; и тебя вынесут.
і҃. Паде́ же а҆́бїе пред̾ нога́ма є҆гѡ̀ и҆ и҆́здше: вше́дше же ю҆́нѡши ѡ҆брѣто́ша ю҆̀ ме́ртвꙋ и҆ и҆зне́сше погребо́ша бли́з̾ мꙋ́жа є҆ѧ̀. 10. Вдруг она упала у ног его и испустила дух. И юноши, войдя, нашли ее мертвою и, вынеся, похоронили подле мужа ее153.
а҃і. бы́сть стра́хъ вели́къ на все́й Цр҃кви и҆ на всѣ́хъ слы́шащихъ сїѧ̑. 11. И великий страх объял всю церковь и всех слышавших это.
в҃і. Рꙋка́ми же А҆пⷭ҇льскими бы́ша зна́мєнїѧ и҆ чꙋдеса̀ въ лю́дехъ мнѡ́га: и҆ бѧ́хꙋ є҆динодꙋ́шнѡ всѝ въ притво́рѣ Соломѡ́ни: 12. Руками же Апостолов совершались в народе многие знамения и чудеса; и все единодушно пребывали в притворе Соломоновом154;
г҃і. ѿ про́чихъ же никто́же смѣ́ѧше прилѣплѧ́тисѧ и҆̀мъ, но велича́хꙋ и҆̀хъ лю́дїе. 13. из посторонних же никто не смел пристать к ним, а народ прославлял их.
д҃і. Па́че же прилага́хꙋсѧ вѣ́рꙋющїи Гдⷭ҇еви, мно́жество мꙋже́й же и҆ же́нъ, 14. Верующих же более и более присоединялось к Господу, множество мужчин и женщин155,
є҃і. ꙗ҆́кѡ и҆ на стѡ́гны и҆зноси́ти недꙋ̑жныѧ и҆ полага́ти на посте́лехъ и҆ на ѻ҆дрѣ́хъ, да грѧдꙋ́щꙋ Петрꙋ̀ понѐ сѣ́нь є҆гѡ̀ ѡ҆сѣни́тъ нѣ́коего ѿ ни́хъ. 15. так что выносили больных на улицы и полагали на постелях и кроватях, дабы хотя тень проходящего Петра осенила кого из них.
ѕ҃і. Схожда́шесѧ же и҆ мно́жество ѿ ѡ҆кре́стныхъ градѡ́въ во І҆ерⷭ҇ли́мъ, приносѧ́ще недꙋ̑жныѧ и҆ стра́ждꙋщыѧ ѿ дꙋ̑хъ нечи́стыхъ, и҆̀же и҆сцѣлѣва́хꙋсѧ всѝ. 16. Сходились также в Иерусалим многие из окрестных городов, неся больных и нечистыми духами одержимых, которые и исцелялись все156.
з҃і. Воста́въ же а҆рхїере́й и҆ всѝ и҆̀же съ ни́мъ, сꙋ́щаѧ є҆́ресь саддꙋке́йскаѧ, и҆спо́лнишасѧ за́висти, 17. Первосвященник же и с ним все, принадлежавшие к ереси саддукейской, исполнились зависти,
и҃і. и҆ возложи́ша рꙋ́ки своѧ̑ на А҆пⷭ҇лы и҆ посла́ша и҆̀хъ въ соблюде́нїе ѻ҆́бщее. 18. и наложили руки свои на Апостолов, и заключили их в народную темницу.
ѳ҃і. А҆́гг҃лъ же Гдⷭ҇ень но́щїю ѿве́рзе двє́ри темни́цы, и҆зве́дъ же и҆̀хъ, речѐ: 19. Но Ангел Господень ночью отворил двери темницы и, выведя их, сказал:
к҃. и҆ди́те и҆ ста́вше глаго́лите въ це́ркви лю́демъ всѧ̑ глаго́лы жи́зни сеѧ̀. 20. идите и, став в храме, говорите народу все сии слова жизни157.
к҃а. Слы́шавше же внидо́ша по ᲂу҆́треницѣ 158 въ це́рковь и҆ ᲂу҆ча́хꙋ. Прише́дъ же а҆рхїере́й и҆ и҆̀же съ ни́мъ, созва́ша собо́ръ и҆ всѧ̑ ста́рцы ѿ сынѡ́въ і҆и҃левыхъ и҆ посла́ша во ᲂу҆зи́лище, привестѝ и҆̀хъ. 21. Они, выслушав, вошли утром в храм и учили. Между тем первосвященник и которые с ним, придя, созвали синедрион и всех старейшин из сынов Израилевых и послали в темницу привести Апостолов159.
к҃в. Слꙋги̑ же ше́дше не ѡ҆брѣто́ша и҆̀хъ въ темни́цѣ, возвра́щшежесѧ возвѣсти́ша, 22. Но служители, придя, не нашли их в темнице и, возвратившись, донесли,
к҃г. глаго́люще, ꙗ҆́кѡ темни́цꙋ ᲂу҆́бѡ ѡ҆брѣто́хомъ заключе́нꙋ со всѧ́кимъ ᲂу҆твержде́нїемъ и҆ блюсти́тєли стоѧ́щыѧ пред̾ две́рьми: ѿве́рзше же, внꙋ́трь ни є҆ди́нагѡ ѡ҆брѣто́хомъ. 23. говоря: темницу мы нашли запертою со всею предосторожностью и стражей стоящими перед дверями; но, отворив, не нашли в ней никого160.
к҃д. Ꙗ҆́коже слы́шаша словеса̀ сїѧ̑ а҆рхїере́й же и҆ воево́да церко́вный и҆ первосвѧще́нницы, недоꙋмѣва́хꙋсѧ ѡ҆ ни́хъ, что̀ ᲂу҆́бѡ бꙋ́детъ сїѐ. 24. Когда услышали эти слова первосвященник, начальник стражи и прочие первосвященники, недоумевали, что бы это значило.
к҃є. Прише́дъ же нѣ́кто возвѣстѝ и҆̀мъ, глаго́лѧ, ꙗ҆́кѡ сѐ, мꙋ́жїе, и҆̀хже всади́сте въ темни́цꙋ, сꙋ́ть въ це́ркви стоѧ́ще и҆ ᲂу҆ча́ще лю́ди. 25. Пришел же некто и донес им, говоря: вот, мужи, которых вы заключили в темницу, стоят в храме и учат народ161.
к҃ѕ. Тогда̀ ше́дъ воево́да со слꙋга́ми, приведѐ и҆̀хъ не съ нꙋ́ждею, боѧ́хꙋсѧ бо люді́й, да не ка́менїемъ побїю́тъ и҆̀хъ: 26. Тогда начальник стражи пошел со служителями и привел их без принуждения, потому что боялись народа, чтобы не побили их камнями;
к҃з. приве́дше же и҆̀хъ, поста́виша на со́нмищи, и҆ вопросѝ и҆̀хъ а҆рхїере́й, глаго́лѧ: 27. приведя же их, поставили в синедрионе162, и спросил их первосвященник, говоря:
к҃и. не запреще́нїемъ ли запрети́хомъ ва́мъ не ᲂу҆чи́ти ѡ҆ и҆́мени се́мъ; и҆ сѐ, и҆спо́лнисте і҆ерⷭ҇ли́мъ ᲂу҆че́нїемъ ва́шимъ и҆ хо́щете навестѝ на ны̀ кро́вь чл҃вѣ́ка сегѡ̀. 28. не запретили ли мы вам накрепко учить о имени сем? и вот, вы наполнили Иерусалим учением вашим и хотите навести на нас кровь Того Человека163.
к҃ѳ. Ѿвѣща́въ же Пе́тръ и҆ А҆пⷭ҇ли рѣ́ша: повинова́тисѧ подоба́етъ Бг҃ови па́че, не́жели человѣ́кѡмъ: 29. Петр же и Апостолы в ответ сказали: должно повиноваться больше Богу, нежели человекам164;
л҃. Бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ воздви́же І҆и҃са, Є҆го́же вы̀ ᲂу҆би́сте, повѣ́сивше на дре́вѣ: 30. Бог отцов наших воскресил Иисуса, Которого вы умертвили, повесив на древе.
л҃а. Сего̀ Бг҃ъ Нача́льника и҆ Сп҃са возвы́си десни́цею Свое́ю, да́ти покаѧ́нїе І҆и҃леви и҆ ѡ҆ставле́нїе грѣхѡ́въ: 31. Его возвысил Бог десницею Своею в Начальника и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние и прощение грехов.
л҃в. и҆ мы̀ є҆смы̀ Тогѡ̀ свидѣ́телїе глагѡ́лъ си́хъ, и҆ Дх҃ъ Ст҃ы́й, Є҆го́же дадѐ Бг҃ъ повинꙋ́ющымсѧ Є҆мꙋ̀. 32. Свидетели Ему в сем мы и Дух Святый, Которого Бог дал повинующимся Ему165.
л҃г. Ѻ҆ни́ же слы́шавше распыха́хꙋсѧ и҆ совѣща́ша ᲂу҆би́ти и҆̀хъ. 33. Слышав это, они разрывались от гнева и умышляли умертвить их166.
л҃д. Воста́въ же нѣ́кїй на со́нмищи фарїсе́й, и҆́менемъ Гамалїи́лъ, законоꙋчи́тель че́стенъ всѣ̑мъ лю́демъ, повелѣ̀ внѣ̀ ма́лѡ что̀ а҆пⷭ҇лѡмъ ᲂу҆стꙋпи́ти, 34. Встав же в синедрионе, некто фарисей, именем Гамалиил, законоучитель, уважаемый всем народом, приказал вывести Апостолов на короткое время,
л҃є. рече́ же къ ни̑мъ: мꙋ́жїе І҆и҃льтѧне, внима́йте себѣ̀ ѡ҆ человѣ́цѣхъ си́хъ, что̀ хо́щете сотвори́ти: 35. а им сказал: мужи Израильские! подумайте сами с собою о людях сих, что́ вам с ними делать167:
л҃ѕ. пред̾ си́ми бо де́ньми воста̀ Ѳе́ѵда, глаго́лѧ бы́ти вели́ка нѣ́коего себѐ, є҆мꙋ́же прилѣпи́шасѧ число́мъ мꙋже́й ꙗ҆́кѡ четы́реста: и҆́же ᲂу҆бїе́нъ бы́сть, и҆ всѝ, є҆ли́цы повинꙋ́шасѧ є҆мꙋ̀, разыдо́шасѧ и҆ бы́ша ни во что́же: 36. ибо незадолго перед сим явился Февда, выдавая себя за кого-то великого, и к нему пристало около четырехсот человек; но он был убит, и все, которые слушались его, рассеялись и исчезли168;
л҃з. по се́мъ воста̀ І҆ꙋ́да Галїле́анинъ во дни̑ написа́нїѧ и҆ ѿвлечѐ лю́ди довѡ́льны в̾слѣ́дъ себє̀: и҆ то́й поги́бе, и҆ всѝ, є҆ли́цы послꙋ́шаша є҆гѡ̀, разсы́пашасѧ: 37. после него во время переписи явился Иуда Галилеянин и увлек за собою довольно народа; но он погиб, и все, которые слушались его, рассыпались169;
л҃и. и҆ нн҃ѣ, глаго́лю ва́мъ, ѿстꙋпи́те ѿ человѣ̑къ си́хъ и҆ ѡ҆ста́вите и҆̀хъ: ꙗ҆́кѡ а҆́ще бꙋ́детъ ѿ человѣ̑къ совѣ̑тъ се́й и҆лѝ дѣ́ло сїѐ, разори́тсѧ, 38. и ныне, говорю вам, отстаньте от людей сих и оставьте их; ибо если это предприятие и это дело – от человеков, то оно разрушится,
л҃ѳ. а҆́ще ли же ѿ Бг҃а є҆́сть, не мо́жете разори́ти то̀, да не ка́кѡ и҆ бг҃обо́рцы ѡ҆брѧ́щетесѧ. 39. а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками170.
м҃. Послꙋ́шаша же є҆гѡ̀, и҆ призва́вше А҆пⷭ҇лы, би́вше запрети́ша и҆̀мъ не глаго́лати ѡ҆ и҆́мени І҆и҃совѣ и҆ ѿпꙋсти́ша и҆̀хъ. 40. Они послушались его; и, призвав Апостолов, били их и, запретив им говорить о имени Иисуса, отпустили их171.
м҃а. Ѻ҆ни́ же ᲂу҆̀бо и҆дѧ́хꙋ ра́дꙋющесѧ ѿ лица̀ собо́ра, ꙗ҆́кѡ за и҆́мѧ Гдⷭ҇а І҆и҃са сподо́бишасѧ безче́стїе прїѧ́ти: 41. Они же пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие172;
м҃в. по всѧ̑ же дни̑ въ це́ркви и҆ въ домѣ́хъ не престаѧ́хꙋ ᲂу҆ча́ще и҆ благовѣствꙋ́юще І҆и҃са Хрⷭ҇та̀. 42. и всякий день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе Христе173.

Глава 6


а҃. Во дне́хъ же си́хъ, ᲂу҆мно́жившымсѧ ᲂу҆чн҃кѡ́мъ, бы́сть ропта́нїе Є҆́ллинѡвъ ко Є҆вре́ѡмъ, ꙗ҆́кѡ презира́ємы быва́хꙋ во вседне́внѣмъ слꙋже́нїи вдови̑цы и҆́хъ. 1. В эти дни, когда умножились ученики, произошел у Еллинистов ропот на Евреев за то, что вдовицы их пренебрегаемы были в ежедневном раздаянии потребностей174.
в҃. Призва́вше же двана́десѧть мно́жество ᲂу҆чн҃къ, рѣ́ша: не ᲂу҆го́дно є҆́сть на́мъ, ѡ҆ста́вльшымъ сло́во Бж҃їе, слꙋжи́ти трапе́замъ: 2. Тогда двенадцать Апостолов, созвав множество учеников, сказали: нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о столах175;
г҃. ᲂу҆смотри́те ᲂу҆̀бо, бра́тїе, мꙋ́жы ѿ ва́съ свидѣ́тельствѡваны се́дмь, и҆спо́лнєны Дх҃а Ст҃а и҆ премꙋ́дрости, и҆̀хже поста́вимъ над̾ слꙋ́жбою се́ю: 3. итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святаго Духа и мудрости; их поставим на эту службу,
д҃. мы́ же въ моли́твѣ и҆ слꙋже́нїи сло́ва пребꙋ́демъ. 4. а мы постоянно пребудем в молитве и служении слова176.
є҃. И҆ ᲂу҆го́дно бы́сть сло́во сїѐ пред̾ всѣ́мъ наро́домъ: и҆ и҆збра́ша Стефа́на, мꙋ́жа и҆спо́лнена вѣ́ры и҆ Дх҃а Ст҃а, и҆ Фїлі́ппа, и҆ Про́хора и҆ Нїкано́ра, и҆ Ті́мѡна и҆ Парме́на, и҆ Нїкола́а прише́льца А҆нтїохі́йскаго, 5. И угодно было это предложение всему собранию; и избрали Стефана, мужа, исполненного веры и Духа Святаго, и Филиппа, и Прохора, и Никанора, и Тимона, и Пармена, и Николая Антиохийца, обращенного из язычников177;
ѕ҃. и҆̀хже поста́виша пред̾ А҆пⷭ҇лы: и҆ помоли́вшесѧ возложи́ша на нѧ̀ рꙋ́цѣ. 6. их поставили перед Апостолами, и сии, помолившись, возложили на них руки178.
з҃. И҆ сло́во Бж҃їе растѧ́ше, и҆ мно́жашесѧ число̀ ᲂу҆чн҃къ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ ѕѣлѡ̀: мно́гъ же наро́дъ свѧще́нникѡвъ послꙋ́шахꙋ вѣ́ры. 7. И слово Божие росло, и число учеников весьма умножалось в Иерусалиме; и из священников очень многие покорились вере179.
и҃. Стефа́нъ же и҆спо́лнь вѣ́ры и҆ си́лы творѧ́ше зна́мєнїѧ и҆ чꙋдеса̀ вє́лїѧ въ лю́дехъ. 8. А Стефан, исполненный веры и силы, совершал великие чудеса и знамения в народе180.
ѳ҃. Воста́ша же нѣ́цыи ѿ со́нма глаго́лемагѡ Лїверті́нска и҆ Кѷрине́йска и҆ А҆леѯа́ндрска, и҆ и҆̀же ѿ Кїлїкі́и и҆ А҆сі́и, стѧза́ющесѧ со Стефа́номъ: 9. Некоторые из так называемой синагоги Либертинцев и Киринейцев и Александрийцев и некоторые из Киликии и Асии вступили в спор со Стефаном;
і҃. и҆ не можа́хꙋ противꙋста́ти премꙋ́дрости и҆ Дх҃ꙋ, И҆́мже глаго́лаше. 10. но не могли противостоять мудрости и Духу, Которым он говорил181.
а҃і. Тогда̀ под̾ꙋсти́ша мꙋ́жы глаго́лющыѧ, ꙗ҆́кѡ слы́шахомъ є҆го̀ глаго́люща глаго́лы хꙋ̑льныѧ на Мѡѷсе́а и҆ на Бг҃а. 11. Тогда научили они некоторых сказать: мы слышали, как он говорил хульные слова на Моисея и на Бога182.
в҃і. Сподвиго́ша же лю́ди и҆ ста́рцы и҆ кни́жники, и҆ напа́дше восхи́тиша є҆го̀ и҆ приведо́ша на со́нмище, 12. И возбудили народ и старейшин и книжников и, напав, схватили его и повели в синедрион183,
г҃і. поста́виша же свидѣ́тєли лѡ́жны глаго́лющыѧ, ꙗ҆́кѡ человѣ́къ се́й не престае́тъ глаго́лы хꙋ̑льныѧ глаго́лѧ на мѣ́сто ст҃о́е сїѐ и҆ зако́нъ: 13. и представили ложных свидетелей, которые говорили: этот человек не перестает говорить хульные слова на святое место сие и на закон;
д҃і. слы́шахомъ бо є҆го̀ глаго́люща, ꙗ҆́кѡ І҆и҃съ Назѡре́й Се́й разори́тъ мѣ́сто сїѐ и҆ и҆змѣни́тъ ѡ҆бы̑чаи, ꙗ҆̀же предадѐ на́мъ Мѡѷсе́й. 14. ибо мы слышали, как он говорил, что Иисус Назорей разрушит место сие и переменит обычаи, которые передал нам Моисей184.
є҃і. И҆ воззрѣ́вше на́нь всѝ сѣдѧ́щїи въ со́нмищи, ви́дѣша лицѐ є҆гѡ̀ ꙗ҆́кѡ лицѐ А҆́гг҃ла. 15. И все, сидящие в синедрионе, смотря на него, видели лице его, как лице Ангела185.

Глава 7


а҃. Рече́ же а҆рхїере́й: а҆́ще ᲂу҆́бѡ сїѧ̑ та́кѡ сꙋ́ть; 1. Тогда сказал первосвященник: так ли это?
в҃. Ѻ҆́нъ же речѐ: мꙋ́жїе бра́тїе и҆ ѻ҆тцы̀, послꙋ́шайте. Бг҃ъ сла́вы ꙗ҆ви́сѧ ѻ҆тцꙋ̀ на́шемꙋ а҆враа́мꙋ сꙋ́щꙋ въ Месопота́мїи, пре́жде да́же не всели́тисѧ є҆мꙋ̀ въ Харра́нь, 2. Но он сказал: мужи братия и отцы! послушайте. Бог славы явился отцу нашему Аврааму в Месопотамии, прежде переселения его в Харран186,
г҃. и҆ речѐ къ немꙋ̀: и҆зы́ди ѿ землѝ твоеѧ̀ и҆ ѿ ро́да твоегѡ̀ и҆ ѿ до́мꙋ ѻ҆тца̀ твоегѡ̀, и҆ прїидѝ въ зе́млю, ю҆́же а҆́ще тѝ покажꙋ̀. 3. и сказал ему: выйди из земли твоей и из родства твоего и из дома отца твоего, и пойди в землю, которую покажу тебе.
д҃. Тогда̀ и҆зше́дъ ѿ землѝ Халде́йскїѧ, всели́сѧ въ Харра́нь: и҆ ѿтꙋ́дꙋ, по ᲂу҆ме́ртвїи ѻ҆тца̀ є҆гѡ̀, преселѝ є҆го̀ въ зе́млю сїю̀, на не́йже вы̀ нн҃ѣ живетѐ, 4. Тогда он вышел из земли Халдейской и поселился в Харране; а оттуда, по смерти отца его, переселил его Бог в сию землю, в которой вы ныне живете187;
є҃. и҆ не дадѐ є҆мꙋ̀ наслѣ́дїѧ въ не́й, нижѐ стопы̀ нѡ́гꙋ: и҆ ѡ҆бѣща̀ да́ти є҆мꙋ̀ ю҆̀ во ѡ҆держа́нїе и҆ сѣ́мени є҆гѡ̀ по не́мъ, не сꙋ́щꙋ є҆мꙋ̀ ча́дꙋ. 5. и не дал ему на ней наследства ни на стопу ноги, а обещал дать ее во владение ему и потомству его по нем, когда еще был он бездетен.
ѕ҃. Гл҃а же си́це Бг҃ъ, ꙗ҆́кѡ бꙋ́детъ сѣ́мѧ є҆гѡ̀ прише́льцы въ землѝ чꙋжде́й, и҆ порабо́тѧтъ є҆̀ и҆ ѡ҆ѕло́бѧтъ лѣ́тъ четы́реста. 6. И сказал ему Бог, что потомки его будут переселенцами в чужой земле и будут в порабощении и притеснении лет четыреста188.
з҃. И҆ ꙗ҆зы́кꙋ, є҆мꙋ́же порабо́таютъ, сꙋждꙋ̀ А҆́зъ, речѐ Бг҃ъ: и҆ по си́хъ и҆зы́дꙋтъ и҆ послꙋ́жатъ Мѝ на мѣ́стѣ се́мъ. 7. Но Я, сказал Бог, произведу суд над тем народом, у которого они будут в порабощении; и после того они выйдут и будут служить Мне на сем месте189.
и҃. И҆ дадѐ є҆мꙋ̀ завѣ́тъ ѡ҆брѣ́занїѧ. И҆ та́кѡ родѝ І҆саа́ка и҆ ѡ҆брѣ́за є҆го̀ въ де́нь ѻ҆смы́й: и҆ І҆саа́къ І҆а́кѡва, и҆ І҆а́кѡвъ двана́десѧть патрїа̑рхъ. 8. И дал ему завет обрезания. По сем родил он Исаака и обрезал его в восьмой день; а Исаак родил Иакова, Иаков же двенадцать патриархов190.
ѳ҃. И҆ патрїа́рси позави́дѣвше І҆ѡ́сифꙋ прода́ша є҆го̀ во Є҆гѵ́петъ: и҆ бѣ̀ Бг҃ъ съ ни́мъ, 9. Патриархи, по зависти, продали Иосифа в Египет; но Бог был с ним,
і҃. и҆ и҆з̾ѧ́тъ є҆го̀ ѿ всѣ́хъ скорбе́й є҆гѡ̀, и҆ дадѐ є҆мꙋ̀ благода́ть и҆ премꙋ́дрость пред̾ фараѡ́номъ царе́мъ Є҆гѵ́петскимъ: и҆ поста́ви є҆го̀ нача́льника над̾ Є҆гѵ́птомъ и҆ над̾ всѣ́мъ до́момъ свои́мъ. 10. и избавил его от всех скорбей его, и даровал мудрость ему и благоволение царя Египетского фараона, который и поставил его начальником над Египтом и над всем домом своим191.
а҃і. Прїи́де же гла́дъ на всю̀ зе́млю Є҆гѵ́петскꙋю и҆ Ханаа́ню и҆ ско́рбь ве́лїѧ, и҆ не ѡ҆брѣта́хꙋ сы́тости ѻ҆тцы̀ на́ши. 11. И пришел голод и великая скорбь на всю землю Египетскую и Ханаанскую, и отцы наши не находили пропитания.
в҃і. Слы́шавъ же І҆а́кѡвъ сꙋ́щꙋю пшени́цꙋ во Є҆гѵ́птѣ, посла̀ ѻ҆тцы̀ на́шѧ пе́рвѣе, 12. Иаков же, услышав, что есть хлеб в Египте, послал туда отцов наших в первый раз192,
г҃і. и҆ внегда̀ второ́е (прїидо́ша), позна́нъ бы́сть І҆ѡ́сифъ бра́тїи свое́й, и҆ ꙗ҆́вѣ бы́сть фараѡ́нꙋ ро́дъ І҆ѡ́сифовъ. 13. А когда они пришли во второй раз, Иосиф открылся братьям своим, и известен стал фараону род Иосифов.
д҃і. Посла́въ же і҆ѡ́сифъ призва̀ ѻ҆тца̀ своего̀ І҆а́кѡва и҆ всѐ сро́дство своѐ, се́дмьдесѧтъ и҆ пѧ́ть дꙋ́шъ. 14. Иосиф, послав, призвал отца своего Иакова и все родство свое, душ семьдесят пять193.
є҃і. Сни́де же І҆а́кѡвъ во Є҆гѵ́петъ, и҆ сконча́сѧ са́мъ и҆ ѻ҆тцы̀ на́ши: 15. Иаков перешел в Египет, и скончался сам и отцы наши;
ѕ҃і. и҆ принесе́ни бы́ша въ Сѷхе́мъ и҆ положе́ни бы́ша во гро́бѣ, є҆го́же кꙋпѝ А҆враа́мъ цѣно́ю сребра̀ ѿ сынѡ́въ Е҆ммѡ́ра Сѷхе́мова. 16. и перенесены были в Сихем и положены во гробе, который купил Авраам ценою серебра у сынов Еммора Сихемова194.
з҃і. И҆ ꙗ҆́коже приближа́шесѧ вре́мѧ ѡ҆бѣтова́нїѧ, и҆́мже клѧ́тсѧ Бг҃ъ А҆враа́мꙋ, возрасто́ша лю́дїе и҆ ᲂу҆мно́жишасѧ во Е҆гѵ́птѣ, 17. А по мере, как приближалось время исполниться обетованию, о котором клялся Бог Аврааму, народ возрастал и умножался в Египте195,
и҃і. до́ндеже наста̀ ца́рь и҆́нъ (во Е҆гѵ́птѣ), и҆́же не зна́ше І҆ѡ́сифа: 18. до тех пор, как восстал иной царь, который не знал Иосифа;
ѳ҃і. се́й ѕлѣ̀ ᲂу҆мы́сливъ ѡ҆ ро́дѣ на́шемъ, ѡ҆ѕло́би ѻ҆тцы̀ на́шѧ, ᲂу҆мори́ти младе́нцы и҆́хъ и҆ не ѡ҆живи́ти. 19. сей, ухищряясь против рода нашего, притеснял отцов наших, принуждая их бросать детей своих, чтобы не оставались в живых196.
к҃. Въ не́же вре́мѧ роди́сѧ Мѡѷсе́й и҆ бѣ̀ ᲂу҆го́денъ Бг҃ови, и҆́же пита́нъ бы́сть мцⷭ҇ы трѝ въ домꙋ̀ ѻ҆тца̀ своегѡ̀: 20. В это время родился Моисей, и был прекрасен пред Богом. Три месяца он был питаем в доме отца своего,
к҃а. и҆зве́ржена же є҆го̀ взѧ́тъ є҆го̀ дщѝ фараѡ́нова и҆ воспита̀ и҆̀ себѣ̀ въ сы́на: 21. а когда был брошен, взяла его дочь фараонова и воспитала его у себя, как сына197;
к҃в. и҆ нака́занъ бы́сть Мѡѷсе́й все́й премꙋ́дрости Е҆гѵ́петстѣй, бѣ́ же си́ленъ въ словесѣ́хъ и҆ дѣ́лѣхъ. 22. и научен был Моисей всей мудрости Египетской, и был силен в словах и делах198.
к҃г. Є҆гда́ же и҆сполнѧ́шесѧ є҆мꙋ̀ лѣ́тъ четы́редесѧтихъ вре́мѧ, взы́де на се́рдце є҆мꙋ̀ посѣти́ти бра́тїю свою̀ сы́ны І҆и҃лєвы: 23. Когда же исполнилось ему сорок лет, пришло ему на сердце посетить братьев своих, сынов Израилевых199.
к҃д. и҆ ви́дѣвъ нѣ́коего ѡ҆би́дима, посо́бствова и҆ сотворѝ ѿмще́нїе ѡ҆би́димомꙋ, ᲂу҆би́въ Е҆гѵ́птѧнина. 24. и, увидев одного из них обижаемого, вступился и отмстил за оскорбленного, поразив Египтянина.
к҃є. Мнѧ́ше же разꙋмѣ́ти бра́тїѧмъ свои̑мъ, ꙗ҆́кѡ Бг҃ъ рꙋко́ю є҆гѡ̀ да́стъ и҆̀мъ спасе́нїе: ѻ҆ни́ же не разꙋмѣ́ша. 25. Он думал, поймут братья его, что Бог рукою его дает им спасение; но они не поняли200.
к҃ѕ. Во ᲂу҆́трїй же де́нь ꙗ҆ви́сѧ и҆̀мъ тѧ́жꙋщымсѧ и҆ привлача́ше и҆̀хъ въ примире́нїе, ре́къ: мꙋ́жїе, бра́тїѧ є҆стѐ вы̀, вскꙋ́ю ѡ҆би́дите дрꙋ́гъ дрꙋ́га; 26. На следующий день, когда некоторые из них дрались, он явился и склонял их к миру, говоря: вы братья; зачем обижаете друг друга?
к҃з. Ѡ҆би́дѧй же бли́жнѧго ѿри́нꙋ є҆го̀, ре́къ: кто̀ тѧ̀ поста́ви кнѧ́зѧ и҆ сꙋдїю̀ над̾ на́ми; 27. Но обижающий ближнего оттолкнул его, сказав: кто тебя поставил начальником и судьею над нами?
к҃и. є҆да̀ ᲂу҆би́ти мѧ̀ ты̀ хо́щеши, и҆́мже ѡ҆́бразомъ ᲂу҆би́лъ є҆сѝ вчера̀ Е҆гѵ́птѧнина; 28. не хочешь ли ты убить и меня, как вчера убил Египтянина201?
к҃ѳ. Бѣжа́ же Мѡѷсе́й ѡ҆ словесѝ се́мъ и҆ бы́сть пришле́цъ въ землѝ Мадїа́мстѣй, и҆дѣ́же родѝ сы̑на два̀. 29. От сих слов Моисей убежал и сделался пришельцем в земле Мадиамской, где родились от него два сына202.
л҃. И҆ и҆спо́лньшымсѧ лѣ́тѡмъ четы́редесѧтимъ, ꙗ҆ви́сѧ є҆мꙋ̀ въ пꙋсты́ни горы̀ Сїна́йскїѧ а҆́гг҃лъ Гдⷭ҇ень въ пла́мени ѻ҆́гненѣ въ кꙋпинѣ̀: 30. По исполнении сорока лет явился ему в пустыне горы Синая Ангел Господень в пламени горящего тернового куста;
л҃а. Мѡѷсе́й же ви́дѣвъ дивлѧ́шесѧ видѣ́нїю: пристꙋпа́ющꙋ же є҆мꙋ̀ разꙋмѣ́ти, бы́сть гла́съ Гдⷭ҇ень къ немꙋ̀: 31. Моисей, увидев, дивился видению; а когда подходил рассмотреть, был к нему глас Господень203:
л҃в. А҆́зъ Бг҃ъ ѻ҆тє́цъ твои́хъ, Бг҃ъ А҆враа́мовъ и҆ Бг҃ъ І҆саа́ковъ и҆ Бг҃ъ І҆а́кѡвль. Тре́петенъ же бы́въ Мѡѷсе́й не смѣ́ѧше смотри́ти. 32. Я Бог отцов твоих, Бог Авраама и Бог Исаака и Бог Иакова. Моисей, объятый трепетом, не смел смотреть204.
л҃г. Рече́ же є҆мꙋ̀ Гдⷭ҇ь: и҆зꙋ́й сапогѝ ногꙋ̀ твоє́ю, мѣ́сто бо, на не́мже стои́ши, землѧ̀ ст҃а̀ є҆́сть: 33. И сказал ему Господь: сними обувь с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая205;
л҃д. ви́дѧ ви́дѣхъ ѡ҆ѕлобле́нїе люді́й Мои́хъ, и҆̀же во Е҆гѵ́птѣ, и҆ стена́нїе и҆́хъ ᲂу҆слы́шахъ, и҆ снидо́хъ и҆з̾ѧ́ти и҆̀хъ: и҆ нн҃ѣ грѧдѝ, послю́ тѧ во Е҆гѵ́петъ. 34. Я вижу притеснение народа Моего в Египте, и слышу стенание его, и нисшел избавить его: итак пойди, Я пошлю тебя в Египет206.
л҃є. Сего̀ Мѡѷсе́а, є҆го́же ѿри́нꙋша, ре́кше: кто̀ тѧ̀ поста́ви нача́льника и҆ сꙋдїю̀; сего̀ Бг҃ъ кнѧ́зѧ и҆ и҆зба́вителѧ посла̀ рꙋко́ю А҆́гг҃ла ꙗ҆́вльшагѡсѧ є҆мꙋ̀ въ кꙋпинѣ̀: 35. Сего Моисея, которого они отвергли, сказав: кто тебя поставил начальником и судьею? сего Бог чрез Ангела, явившегося ему в терновом кусте, послал начальником и избавителем207;
л҃ѕ. се́й и҆зведѐ и҆̀хъ, сотво́рь чꙋдеса̀ и҆ зна́мєнїѧ въ землѝ Е҆гѵ́петстѣй и҆ въ Чермнѣ́мъ мо́ри, и҆ въ пꙋсты́ни лѣ́тъ четы́редесѧть. 36. сей вывел их, сотворив чудеса и знамения в земле Египетской, и в Чермном море, и в пустыне в продолжение сорока лет208.
л҃з. Се́й є҆́сть Мѡѷсе́й рекі́й сынѡ́мъ І҆и҃лєвымъ: Прⷪ҇ро́ка ва́мъ воздви́гнетъ Гдⷭ҇ь Бг҃ъ ва́шъ ѿ бра́тїи ва́шеѧ ꙗ҆́кѡ менѐ: Тогѡ̀ послꙋ́шайте. 37. Это тот Моисей, который сказал сынам Израилевым: Пророка воздвигнет вам Господь Бог ваш из братьев ваших, как меня; Его слушайте (Втор.18:15)209.
л҃и. Се́й є҆́сть бы́вый въ цр҃кви въ пꙋсты́ни со а҆́гг҃ломъ, глаго́лавшимъ є҆мꙋ̀ на горѣ̀ Сїна́йстѣй, и҆ со ѻ҆тцы̑ на́шими, и҆́же прїѧ́тъ словеса̀ жи̑ва да́ти на́мъ, 38. Это тот, который был в собрании в пустыне с Ангелом, говорившим ему на горе Синае, и с отцами нашими, и который принял живые слова, чтобы передать нам210,
л҃ѳ. є҆гѡ́же не восхотѣ́ша послꙋ́шати ѻ҆тцы̀ на́ши, но ѿри́нꙋша и҆̀ и҆ ѡ҆брати́шасѧ се́рдцемъ свои́мъ во Е҆гѵ́петъ, 39. которому отцы наши не хотели быть послушными, но отринули его и обратились сердцами своими к Египту,
м҃. ре́кше А҆арѡ́нꙋ: сотворѝ на́мъ бо́ги, и҆̀же пред̾и́дꙋтъ пред̾ на́ми, Мѡѷсе́ю бо семꙋ̀, и҆́же и҆зведѐ на́съ ѿ землѝ Е҆гѵ́петскїѧ, не вѣ́мы, что̀ бы́сть є҆мꙋ̀. 40. сказав Аарону: сделай нам богов, которые предшествовали бы нам; ибо с Моисеем, который вывел нас из земли Египетской, не знаем, что случилось211.
м҃а. И҆ сотвори́ша тельца̀ во дни̑ ѡ҆́ны, и҆ принесо́ша же́ртвꙋ і҆́дѡлꙋ, и҆ веселѧ́хꙋсѧ въ дѣ́лѣхъ рꙋкꙋ̀ своє́ю. 41. И сделали в те дни тельца, и принесли жертву идолу, и веселились перед делом рук своих212.
м҃в. Ѿврати́сѧ же Бг҃ъ и҆ предадѐ и҆̀хъ слꙋжи́ти во́ємъ небє́снымъ, ꙗ҆́коже пи́сано є҆́сть въ кни́зѣ прⷪ҇рѡ́къ: є҆да̀ заколє́нїѧ и҆ жє́ртвы принесо́сте Мѝ лѣ́тъ четы́редесѧть въ пꙋсты́ни, до́ме І҆и҃левъ; 42. Бог же отвратился и оставил их служить воинству небесному, как написано в книге пророков: дом Израилев! приносили ли вы Мне заколения и жертвы в продолжение сорока лет в пустыне213?
м҃г. и҆ воспрїѧ́сте ски́нїю Моло́ховꙋ и҆ ѕвѣздꙋ̀ бо́га ва́шегѡ Ремфа́на, ѡ҆́бразы, ꙗ҆̀же сотвори́сте покланѧ́тисѧ и҆̀мъ: и҆ преселю́ вы да́лѣе Вавѷлѡ́на. 43. Вы приняли скинию Молохову и звезду бога вашего Ремфана, изображения, которые вы сделали, чтобы поклоняться им: и Я переселю вас далее Вавилона.214
м҃д. Сѣ́нь свидѣ́нїѧ бѧ́ше ѻ҆тцє́мъ на́шымъ въ пꙋсты́ни, ꙗ҆́коже повелѣ̀ Гл҃ѧй Мѡѷсе́ови сотвори́ти ю҆̀ по ѡ҆́бразꙋ, є҆го́же ви́дѣ: 44. Скиния свидетельства была у отцов наших в пустыне, как повелел Говоривший Моисею сделать ее по образцу, им виденному215;
м҃є. ю҆́же и҆ внесо́ша прїе́мше ѻ҆тцы̀ на́ши со І҆исꙋ́сомъ во ѡ҆держа́нїе ꙗ҆зы́кѡвъ, и҆̀хже и҆зри́нꙋ Бг҃ъ ѿ лица̀ ѻ҆тє́цъ на́шихъ, да́же до дні́й Дв҃да: 45. отцы наши с Иисусом, взяв ее, внесли во владения народов, изгнанных Богом от лица отцов наших. Так было до дней Давида;216
м҃ѕ. и҆́же ѡ҆брѣ́те блгⷣть пред̾ Бг҃омъ и҆ и҆спросѝ ѡ҆брѣстѝ селе́нїе Бг҃ꙋ І҆а́кѡвлю. 46. сей обрел благодать пред Богом и молил, чтобы найти жилище Богу Иакова.
м҃з. Соломѡ́нъ же созда̀ Є҆мꙋ̀ хра́мъ. 47. Соломон же построил Ему дом217.
м҃и. Но Вы́шнїй не въ рꙋкотворе́нныхъ це́рквахъ живе́тъ, ꙗ҆́коже прⷪ҇ро́къ глаго́летъ: 48. Но Всевышний не в рукотворенных храмах живет, как говорит пророк:
м҃ѳ. нб҃о Мнѣ̀ прⷭ҇то́лъ є҆́сть, землѧ́ же подно́жїе нога́ма Мои́ма: кі́й хра́мъ сози́ждете Мѝ, гл҃етъ Гдⷭ҇ь, и҆лѝ ко́е мѣ́сто поко́ищꙋ Моемꙋ̀; 49. небо – престол Мой, и земля – подножие ног Моих. Какой дом созиждете Мне, говорит Господь, или какое место для покоя Моего?
н҃. Не рꙋка́ ли Моѧ̀ сотворѝ сїѧ̑ всѧ̑; 50. Не Моя ли рука сотворила всё сие?218 (Ис.66:1–2)
н҃а. Жестоковы́йнїи и҆ неѡбрѣ́заннїи сердцы̀ и҆ ᲂу҆шесы̀, вы̀ прⷭ҇нѡ Дх҃ꙋ Ст҃о́мꙋ проти́витесѧ, ꙗ҆́коже ѻ҆тцы̀ ва́ши, та́кѡ и҆ вы̀: 51. Жестоковыйные! люди с необрезанным сердцем и ушами! вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы219.
н҃в. кого̀ ѿ прⷪ҇рѡ́къ не и҆згна́ша ѻ҆тцы̀ ва́ши; и҆ ᲂу҆би́ша предвозвѣсти́вшыѧ ѡ҆ прише́ствїи Првⷣнагѡ, Е҆гѡ́же вы̀ нн҃ѣ преда́телє и҆ ᲂу҆бі̑йцы бы́сте, 52. Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы,
н҃г. и҆̀же прїѧ́сте зако́нъ ᲂу҆строе́нїемъ А҆́гг҃льскимъ и҆ не сохрани́сте. 53. вы, которые приняли закон при служении Ангелов и не сохранили220.
н҃д. Слы́шаще же сїѧ̑, распыха́хꙋсѧ сердцы̀ свои́ми и҆ скрежета́хꙋ зꙋбы̀ на́нь. 54. Слушая сие, они рвались сердцами своими и скрежетали на него зубами221.
н҃є. Стефа́нъ же сы́й и҆спо́лнь Дх҃а Ст҃а, воззрѣ́въ на не́бо, ви́дѣ сла́вꙋ Бж҃їю и҆ І҆и҃са стоѧ́ща ѡ҆деснꙋ́ю Бг҃а, 55. Стефан же, будучи исполнен Духа Святаго, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога,
н҃ѕ. и҆ речѐ: сѐ, ви́жꙋ небеса̀ ѿвє́рста и҆ Сн҃а Чл҃вѣ́ча ѡ҆деснꙋ́ю стоѧ́ща Бг҃а. 56. и сказал: вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога222.
н҃з. Возопи́вше же гла́сомъ ве́лїимъ, затыка́хꙋ ᲂу҆́шы своѝ и҆ ᲂу҆стреми́шасѧ є҆динодꙋ́шнѡ на́нь, 57. Но они, закричав громким голосом, затыкали уши свои, и единодушно устремились на него223;
н҃и. и҆ и҆зве́дше внѣ̀ гра́да, ка́менїемъ побива́хꙋ є҆го̀: и҆ свидѣ́телїе (сне́мше) ри̑зы своѧ̑ положи́ша при ногꙋ̀ ю҆́ноши нарица́емагѡ Са́ѵла, 58. и, выведя за город, стали побивать его камнями; свидетели же положили свои одежды у ног юноши, именем Савла224,
н҃ѳ. и҆ ка́менїемъ побива́хꙋ Стефа́на, молѧ́щасѧ и҆ глаго́люща: Гдⷭ҇и І҆и҃се, прїимѝ дꙋ́хъ мо́й. 59. и побивали камнями Стефана, который молился и говорил: Господи Иисусе! приими дух мой.
Ѯ҃. Прекло́нь же колѣ̑на, возопѝ гла́сомъ ве́лїимъ: Гдⷭ҇и, не поста́ви и҆̀мъ грѣха̀ сегѡ̀. И҆ сїѧ̑ ре́къ ᲂу҆́спе. 60. И, преклонив колени, воскликнул громким голосом: Господи! не вмени им греха сего. И, сказав сие, почил225.

Глава 8


а҃. Са́ѵлъ же бѣ̀ соизволѧ́ѧ ᲂу҆бі́йствꙋ є҆гѡ̀. Бы́сть же въ то́й де́нь гоне́нїе ве́лїе на Цр҃ковь І҆ерⷭ҇ли́мскꙋю: вси́ же разсѣ́ѧшасѧ по страна́мъ І҆ꙋдє́йскимъ и҆ Самарі̑йскимъ, кромѣ̀ А҆пⷭ҇лъ: 1. Савл же одобрял убиение его. В те дни произошло великое гонение на церковь в Иерусалиме; и все, кроме Апостолов, рассеялись по разным местам Иудеи и Самарии;
в҃. погребо́ша же Стефа́на мꙋ́жїе благоговѣ́йнїи и҆ сотвори́ша пла́чь ве́лїй над̾ ни́мъ. 2. Стефана же погребли мужи благоговейные, и сделали великий плач по нем226.
г҃. Са́ѵлъ же ѡ҆ѕлоблѧ́ше Цр҃ковь, въ до́мы входѧ̀, и҆ влачѧ̀ мꙋ́жы и҆ жєны̀, предаѧ́ше въ темни́цꙋ. 3. А Савл терзал церковь, входя в домы и влача мужчин и женщин, отдавал в темницу.
д҃. Разсѣ́ѧвшїисѧ же прохожда́хꙋ, благовѣствꙋ́юще сло́во. 4. Между тем рассеявшиеся ходили и благовествовали слово227.
є҃. Фїлі́ппъ же соше́дъ во гра́дъ Самарі́йскїй, проповѣ́даше и҆̀мъ Хрⷭ҇та̀: 5. Так Филипп пришел в город Самарийский и проповедовал им Христа;
ѕ҃. внима́хꙋ же наро́ди глаго́лємымъ ѿ Фїлі́ппа є҆динодꙋ́шнѡ, слы́шаще и҆ ви́дѧще зна́мєнїѧ, ꙗ҆̀же творѧ́ше: 6. народ единодушно внимал тому, что говорил Филипп, слыша и видя, какие он творил чудеса228:
з҃. дꙋ́си бо нечи́стїи ѿ мно́гихъ и҆мꙋ́щихъ ѧ҆̀, вопїю́ще гла́сомъ ве́лїимъ, и҆схожда́хꙋ, мно́зи же разсла́бленнїи и҆ хро́мїи и҆сцѣли́шасѧ: 7. ибо нечистые духи из многих, одержимых ими, выходили с великим воплем, а многие расслабленные и хромые исцелялись;
и҃. и҆ бы́сть ра́дость ве́лїѧ во гра́дѣ то́мъ. 8. и была радость великая в том городе229.
ѳ҃. Мꙋ́жъ же нѣ́кїй, и҆́менемъ Сі́мѡнъ, пре́жде бѣ̀ во гра́дѣ волхвꙋ́ѧ и҆ ᲂу҆дивлѧ́ѧ ꙗ҆зы́къ Самарі́йскїй, глаго́лѧ нѣ́коего бы́ти себѐ вели́ка, 9. Находился же в городе некоторый муж, именем Симон, который перед тем волхвовал и изумлял народ Самарийский, выдавая себя за кого-то великого230;
і҃. є҆мꙋ́же внима́хꙋ всѝ ѿ ма́ла да́же до вели́ка, глаго́люще: се́й є҆́сть си́ла Бж҃їѧ вели́каѧ. 10. ему внимали все, от малого до большого, говоря: сей есть великая сила Божия.
а҃і. Внима́хꙋ же є҆мꙋ̀, занѐ дово́льно вре́мѧ волхвова̑нїи ᲂу҆дивлѧ́ше и҆̀хъ. 11. А внимали ему потому, что он немалое время изумлял их волхвованиями231.
в҃і. Є҆гда́ же вѣ́роваша Фїлі́ппꙋ благовѣствꙋ́ющꙋ ꙗ҆̀же ѡ҆ Црⷭ҇твїи Бж҃їи и҆ ѡ҆ и҆́мени І҆и҃съ Хрⷭ҇то́вѣ, креща́хꙋсѧ мꙋ́жїе же и҆ жєны̀. 12. Но, когда поверили Филиппу, благовествующему о Царствии Божием и о имени Иисуса Христа, то крестились и мужчины и женщины.
г҃і. Сі́мѡнъ же и҆ са́мъ вѣ́рова и҆ кре́щьсѧ бѣ̀ пребыва́ѧ ᲂу҆ Фїлі́ппа: ви́дѧ же си̑лы и҆ зна́мєнїѧ вє́лїѧ быва́єма, ᲂу҆жа́сенъ дивлѧ́шесѧ. 13. Уверовал и сам Симон и, крестившись, не отходил от Филиппа; и, видя совершающиеся великие силы и знамения, изумлялся232.
д҃і. Слы́авше же и҆̀же во І҆ерⷭ҇ли́мѣ А҆а҆пⷭ҇ли, ꙗ҆́кѡ прїѧ́тъ Самарі́а сло́во Ббж҃їе, посла́ша къ ни̑мъ Петра̀ и҆ І҆ѡа́нна, 14. Находившиеся в Иерусалиме Апостолы, услышав, что Самаряне приняли слово Божие, послали к ним Петра и Иоанна,
є҃і. и҆̀же соше́дше помоли́шасѧ ѡ҆ ни́хъ, ꙗ҆́кѡ да прїи́мꙋтъ Дх҃а Ст҃а́го: 15. которые, придя, помолились о них, чтобы они приняли Духа Святаго:
ѕ҃і. є҆ще́ бо ни на є҆ди́наго и҆́хъ бѣ̀ прише́лъ, то́чїю креще́ни бѧ́хꙋ во и҆́мѧ Гдⷭ҇а І҆и҃са: 16. ибо Он не сходил еще ни на одного из них, а только были они крещены во имя Господа Иисуса233;
з҃і. тогда̀ возложи́ша рꙋ́цѣ на нѧ̀, и҆ прїѧ́ша Дх҃а Ст҃а́го. 17. тогда возложили руки на них, и они приняли Духа Святаго.
и҃і. Ви́дѣвъ же Сі́мѡнъ, ꙗ҆́кѡ возложе́нїемъ рꙋ́къ А҆пⷭ҇льскихъ дае́тсѧ Дх҃ъ Ст҃ы́й, принесѐ и҆̀мъ сребро̀, 18. Симон же, увидев, что через возложение рук Апостольских подается Дух Святый, принес им деньги,
ѳ҃і. глаго́лѧ: дади́те и҆ мнѣ̀ вла́сть сїю̀, да, на него́же а҆́ще положꙋ̀ рꙋ́цѣ, прїи́метъ Дх҃а Ст҃а́го. 19. говоря: дайте и мне власть сию, чтобы тот, на кого я возложу руки, получал Духа Святаго234.
к҃. Пе́тръ же речѐ къ немꙋ̀: сребро̀ твоѐ съ тобо́ю да бꙋ́детъ въ поги́бель, ꙗ҆́кѡ да́ръ Бж҃їй непщева́лъ є҆сѝ сребро́мъ стѧжа́ти: 20. Но Петр сказал ему: серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги;
к҃а. нѣ́сть тѝ ча́сти ни жре́бїѧ въ словесѝ се́мъ, и҆́бо се́рдце твоѐ нѣ́сть пра́во пред̾ Бг҃омъ: 21. нет тебе в сем части и жребия, ибо сердце твое неправо пред Богом235;
к҃в. пока́йсѧ ᲂу҆̀бо ѡ҆ ѕло́бѣ твое́й се́й и҆ моли́сѧ Бг҃ꙋ, а҆́ще ᲂу҆́бѡ ѿпꙋ́ститсѧ тѝ помышле́нїе се́рдца твоегѡ̀: 22. итак покайся в сем грехе твоем, и молись Богу: может быть, отпустится тебе помысел сердца твоего;
к҃г. въ же́лчи бо го́рести и҆ сою́зѣ непра́вды зрю̀ тѧ̀ сꙋ́ща. 23. ибо вижу тебя исполненного горькой желчи и в узах неправды236.
к҃д. Ѿвѣща́въ же Сі́мѡнъ речѐ: помоли́тесѧ вы̀ ѡ҆ мнѣ̀ ко Гдⷭ҇ꙋ, ꙗ҆́кѡ да ничто́же си́хъ на́йдетъ на мѧ̀, ꙗ҆̀же реко́сте. 24. Симон же сказал в ответ: помолитесь вы за меня Господу, дабы не постигло меня ничто из сказанного вами237.
к҃є. Ѻ҆ни́ же ᲂу҆̀бо, засвидѣ́тельствовавше и҆ глаго́лавше сло́во Гдⷭ҇не, возврати́шасѧ во І҆ерⷭ҇ли́мъ и҆ мнѡ́гимъ ве́семъ Самарі̑йскимъ благовѣсти́ша. 25. Они же, засвидетельствовав и проповедав слово Господне, обратно пошли в Иерусалим и во многих селениях Самарийских проповедали Евангелие238.
к҃ѕ. А҆́гг҃лъ же Гдⷭ҇ень речѐ къ Фїлі́ппꙋ, глаго́лѧ: воста́ни и҆ и҆дѝ на полꙋ́дне, на пꙋ́ть сходѧ́щїй ѿ І҆ерⷭ҇ли́ма въ Га́зꙋ: и҆ то́й є҆́сть пꙋ́стъ. 26. А Филиппу Ангел Господень сказал: встань и иди на полдень, на дорогу, идущую из Иерусалима в Газу, на ту, которая пуста239.
к҃з. И҆ воста́въ по́йде: и҆ сѐ, мꙋ́жъ Мꙋ́ринъ, є҆ѵнꙋ́хъ си́ленъ Кандакі́и цари́цы Мꙋ́ринскїѧ, и҆́же бѣ̀ над̾ всѣ́ми сокрѡ́вищи є҆ѧ̀, и҆́же прїи́де поклони́тисѧ во І҆ерⷭ҇ли́мъ: 27. Он встал и пошел. И вот, муж Ефиоплянин, евнух, вельможа Кандакии, царицы Ефиопской, хранитель всех сокровищ ее, приезжавший в Иерусалим для поклонения,
к҃и. бѣ́ же возвраща́ѧсѧ, и҆ сѣдѧ̀ на колесни́цѣ свое́й, чтѧ́ше прⷪ҇ро́ка И҆са́їю. 28. возвращался и, сидя на колеснице своей, читал пророка Исаию240.
к҃ѳ. Рече́ же Дх҃ъ къ Фїлі́ппꙋ: пристꙋпѝ и҆ прилѣпи́сѧ колесни́цѣ се́й. 29. Дух сказал Филиппу: подойди и пристань к сей колеснице.
л҃. Прите́къ же Фїлі́ппъ ᲂу҆слы́ша є҆го̀ чтꙋ́ща прⷪ҇ро́ка И҆са́їю и҆ речѐ: ᲂу҆́бѡ разꙋмѣ́еши ли, ꙗ҆́же чте́ши; 30. Филипп подошел и, услышав, что он читает пророка Исаию, сказал: разумеешь ли, что читаешь?241
л҃а. Ѻ҆́нъ же речѐ: ка́кѡ ᲂу҆́бѡ могꙋ̀ (разꙋмѣ́ти), а҆́ще не кто̀ наста́витъ мѧ̀; ᲂу҆моли́ же Фїлі́ппа, да возше́дъ сѧ́детъ съ ни́мъ. 31. Он сказал: как могу разуметь, если кто не наставит меня? и попросил Филиппа взойти и сесть с ним242.
л҃в. Сло́во же Писа́нїѧ, є҆́же чтѧ́ше, бѣ̀ сїѐ: ꙗ҆́кѡ ѻ҆вча̀ на заколе́нїе веде́сѧ, и҆ ꙗ҆́кѡ а҆́гнецъ прѧ́мѡ стригꙋ́щемꙋ є҆го̀ безгла́сенъ, та́кѡ не ѿверза́етъ ᲂу҆́стъ Свои́хъ: 32. А место из Писания, которое он читал, было сие: как овца, веден был Он на заклание, и, как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзает уст Своих;
л҃г. во смире́нїи Є҆гѡ̀ сꙋ́дъ Є҆гѡ̀ взѧ́тсѧ, ро́дъ же Є҆гѡ̀ кто̀ и҆сповѣ́сть; ꙗ҆́кѡ взе́млетсѧ ѿ землѝ живо́тъ Є҆гѡ̀. 33. в уничижении Его суд Его совершился, но род Его кто разъяснит? ибо вземлется от земли жизнь Его (Ис.53:7–8)243.
л҃д. Ѿвѣща́въ же ка́женикъ къ Фїлі́ппꙋ, речѐ: молю́ тѧ, ѡ҆ ко́мъ прⷪ҇ро́къ глаго́летъ сїѐ; ѡ҆ себѣ́ ли, и҆лѝ ѡ҆ и҆нѣ́мъ нѣ́коемъ; 34. Евнух же сказал Филиппу: прошу тебя сказать: о ком пророк говорит это? о себе ли, или о ком другом?
л҃є. Ѿве́рзъ же Фїлі́ппъ ᲂу҆ста̀ своѧ̑ и҆ наче́нъ ѿ Писа́нїѧ сегѡ̀, благовѣстѝ є҆мꙋ̀ І̑и҃са. 35. Филипп отверз уста свои и, начав от сего Писания, благовествовал ему об Иисусе244.
л҃ѕ. Ꙗ҆́коже и҆дѧ́хꙋ пꙋте́мъ, прїидо́ша на нѣ́кꙋю во́дꙋ, и҆ речѐ ка́женикъ: сѐ, вода̀: что̀ возбранѧ́етъ мѝ крести́тисѧ; 36. Между тем, продолжая путь, они приехали к воде; и евнух сказал: вот вода; что препятствует мне креститься?
л҃з. Рече́ же є҆мꙋ̀ Фїлі́ппъ: а҆́ще вѣ́рꙋеши ѿ всегѡ̀ се́рдца твоегѡ̀, мо́щно тѝ є҆́сть. Ѿвѣща́въ же речѐ: вѣ́рꙋю сн҃а Бж҃їѧ бы́ти І҆и҃са Хрⷭ҇та̀. 37. Филипп же сказал ему: если веруешь от всего сердца, можно. Он сказал в ответ: верую, что Иисус Христос есть Сын Божий245.
л҃и. И҆ повелѣ̀ ста́ти колесни́цѣ: и҆ снидо́ста ѻ҆́ба на во́дꙋ, Фїлі́ппъ же и҆ ка́женикъ: и҆ крестѝ є҆го̀. 38. И приказал остановить колесницу, и сошли оба в воду, Филипп и евнух; и крестил его.
л҃ѳ. Є҆гда́ же и҆зыдо́ста ѿ воды̀, Дх҃ъ Ст҃ы́й нападѐ на ка́женика: А҆́гг҃лъ же Гдⷭ҇ень восхи́ти Фїлі́ппа, и҆ не ви́дѣ є҆гѡ̀ ктомꙋ̀ ка́женикъ, и҆дѧ́ше бо въ пꙋ́ть сво́й ра́дꙋѧсѧ. 39. Когда же они вышли из воды, Дух Святый сошел на евнуха246, а Филиппа восхитил Ангел Господень, и евнух уже не видел его, и продолжал путь, радуясь.
м҃. Фїлі́ппъ же ѡ҆брѣ́тесѧ во А҆зѡ́тѣ и҆ проходѧ̀ благовѣствова́ше градѡ́мъ всѣ̑мъ, до́ндеже прїитѝ є҆мꙋ̀ въ Кесарі́ю. 40. А Филипп оказался в Азоте и, проходя, благовествовал всем городам, пока пришел в Кесарию247.

Глава 9


а҃. Са́ѵлъ же, є҆щѐ дыха́ѧ преще́нїемъ и҆ ᲂу҆бі́йствомъ на ᲂу҆чн҃кѝ Гдⷭ҇ни, пристꙋ́пль ко а҆рхїере́ю, 1. Савл же, еще дыша угрозами и убийством на учеников Господа, пришел к первосвященнику
в҃. и҆спросѝ ѿ негѡ̀ посла̑нїѧ въ Дама́скъ къ собо́рищємъ, ꙗ҆́кѡ да а҆́ще нѣ̑кїѧ ѡ҆брѧ́щетъ тогѡ̀ пꙋтѝ сꙋ́щыѧ, мꙋ́жы же и҆ жєны̀, свѧ̑заны приведе́тъ во І҆ерⷭ҇ли́мъ. 2. и выпросил у него письма в Дамаск к синагогам, чтобы, кого найдет последующих сему учению, и мужчин и женщин, связав, приводить в Иерусалим248.
г҃. Внегда́ же и҆тѝ, бы́сть є҆мꙋ̀ прибли́житисѧ къ Дама́скꙋ, и҆ внеза́пꙋ ѡ҆блиста̀ є҆го̀ свѣ́тъ ѿ небесѐ: 3. Когда же он шел и приближался к Дамаску, внезапно осиял его свет с неба249;
д҃. и҆ па́дъ на зе́млю, слы́ша гла́съ гл҃ющь є҆мꙋ̀: Са́ѵле, Са́ѵле, что́ Мѧ го́ниши; 4. он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! что ты гонишь Меня?250
є҃. Рече́ же: кто̀ є҆сѝ, Гдⷭ҇и; Гдⷭ҇ь же речѐ: А҆́зъ є҆́смь І҆и҃съ, Е҆го́же ты̀ го́ниши: же́стоко тѝ є҆́сть проти́вꙋ рожнꙋ̀ пра́ти. 5. Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна251.
ѕ҃. Трепе́щѧ же и҆ ᲂу҆жаса́ѧсѧ глаго́ла: Гдⷭ҇и, что́ мѧ хо́щеши твори́ти; И҆ Гдⷭ҇ь речѐ къ немꙋ̀: воста́ни и҆ вни́ди во гра́дъ, и҆ рече́тсѧ тѝ, что́ ти подоба́етъ твори́ти. 6. Он в трепете и ужасе сказал: Господи! что повелишь мне делать? и Господь сказал ему: встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать252.
з҃. Мꙋ́жїе же и҆дꙋ́щїи съ ни́мъ стоѧ́хꙋ чꙋдѧ́щесѧ, гла́съ ᲂу҆́бѡ слы́шаще, но никого́же ви́дѧще. 7. Люди же, шедшие с ним, стояли в оцепенении, слыша голос, а никого не видя253.
и҃. Воста́ же Са́ѵлъ ѿ землѝ и҆ ѿве́рстыма ѻ҆чи́ма свои́ма ни є҆ди́нагѡ ви́дѧше: ведꙋ́ще же є҆го̀ за рꙋ́кꙋ, введо́ша въ Дама́скъ: 8. Савл встал с земли, и с открытыми глазами никого не видел. И повели его за руки, и привели в Дамаск;
ѳ҃. и҆ бѣ̀ дни̑ трѝ не ви́дѧ, и҆ ни ꙗ҆дѐ, нижѐ пїѧ́ше. 9. и три дня он не видел, и не ел, и не пил254.
і҃. Бѣ́ же нѣ́кто ᲂу҆чн҃къ въ Дама́сцѣ, и҆́менемъ А҆на́нїа, и҆ речѐ къ немꙋ̀ Гдⷭ҇ь въ видѣ́нїи: А҆на́нїе. Ѻ҆́нъ же речѐ: сѐ, а҆́зъ, Гдⷭ҇и. 10. В Дамаске был один ученик, именем Анания; и Господь в видении сказал ему: Анания! Он сказал: я, Господи.
а҃і. Гдⷭ҇ь же къ немꙋ̀: воста́въ поидѝ на сто́гнꙋ нарица́емꙋю пра́вꙋю и҆ взыщѝ въ домꙋ̀ І҆ꙋ́довѣ Са́ѵла и҆́менемъ, та́рсѧнина: се́ бо, моли́твꙋ дѣ́етъ 11. Господь же сказал ему: встань и пойди на улицу, так называемую Прямую, и спроси в Иудином доме Тарсянина, по имени Савла; он теперь молится255
в҃і. и҆ ви́дѣ въ видѣ́нїи мꙋ́жа, и҆́менемъ А҆на́нїю, вше́дша и҆ возло́жша на́нь рꙋ́кꙋ, ꙗ҆́кѡ да про́зритъ. 12. и видел в видении мужа, именем Ананию, пришедшего к нему и возложившего на него руку, чтобы он прозрел256.
г҃і. Ѿвѣща́ же А҆на́нїа: Гдⷭ҇и, слы́шахъ ѿ мно́гихъ ѡ҆ мꙋ́жи се́мъ, коли̑ка ѕла̑ сотворѝ ст҃ы̑мъ Твои̑мъ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ: 13. Анания отвечал: Господи! я слышал от многих о сем человеке, сколько зла сделал он святым Твоим в Иерусалиме;
д҃і. и҆ здѣ̀ и҆́мать вла́сть ѿ а҆рхїерє́й свѧза́ти всѧ̑ нарица́ющыѧ и҆́мѧ Твоѐ. 14. и здесь имеет от первосвященников власть вязать всех, призывающих имя Твое257.
є҃і. Рече́ же къ немꙋ̀ Гдⷭ҇ь: и҆дѝ, ꙗ҆́кѡ сосꙋ́дъ и҆збра́нъ Мѝ є҆́сть се́й, пронестѝ и҆́мѧ Моѐ пред̾ ꙗ҆зы̑ки и҆ царьмѝ и҆ сынмѝ І҆и҃левыми: 15. Но Господь сказал ему: иди, ибо он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое перед народами и царями и сынами Израилевыми;
ѕ҃і. Азъ бо скажꙋ̀ є҆мꙋ̀, є҆ли̑ка подоба́етъ є҆мꙋ̀ ѡ҆ и҆́мени Мое́мъ пострада́ти. 16. и Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Мое258.
з҃і. По́йде же А҆на́нїа и҆ вни́де въ хра́минꙋ, и҆ возло́жь на́нь рꙋ́цѣ, речѐ: Са́ѵле бра́те, Гдⷭ҇ь І҆и҃съ ꙗ҆вле́йтисѧ на пꙋтѝ, и҆́мже ше́лъ є҆сѝ, посла́ мѧ, ꙗ҆́кѡ да про́зриши и҆ и҆спо́лнишисѧ Дх҃а Ст҃а. 17. Анания пошел и вошел в дом и, возложив на него руки, сказал: брат Савл! Господь Иисус, явившийся тебе на пути, которым ты шел, послал меня, чтобы ты прозрел и исполнился Святаго Духа259.
и҃і. И҆ а҆́бїе ѿпадо́ша ѿ ѻ҆́чїю є҆гѡ̀ ꙗ҆́кѡ чешꙋѧ̑: прозрѣ́ же а҆́бїе, и҆ воста́въ крести́сѧ, 18. И тотчас как бы чешуя отпала от глаз его, и вдруг он прозрел; и, встав, крестился,
ѳ҃і. и҆ прїе́мь пи́щꙋ, ᲂу҆крѣпи́сѧ. Бы́сть же Са́ѵлъ съ сꙋ́щими въ Дама́сцѣ ᲂу҆чн҃ка́ми дни̑ нѣ̑кїѧ: 19. и, приняв пищи, укрепился. И был Савл несколько дней с учениками в Дамаске;
к҃. и҆ а҆́бїе на со́нмищихъ проповѣ́даше І҆и҃са, ꙗ҆́кѡ Се́й є҆́сть Сн҃ъ Бж҃їй. 20. и тотчас стал проповедовать в синагогах об Иисусе, что Он есть Сын Божий260.
к҃а. Дивлѧ́хꙋсѧ же всѝ слы́шащїи и҆ глаго́лахꙋ: не се́й ли є҆́сть гони́вый во І҆ерⷭ҇ли́мѣ нарица́ющыѧ и҆́мѧ сїѐ, и҆ здѣ̀ на сїѐ прїи́де, да свѧ̑заны ты̑ѧ приведе́тъ ко а҆рхїере́ємъ; 21. И все слышавшие дивились и говорили: не тот ли это самый, который гнал в Иерусалиме призывающих имя сие, да и сюда за тем пришел, чтобы вязать их и вести к первосвященникам?261
к҃в. Са́ѵлъ же па́че крѣплѧ́шесѧ и҆ смꙋща́ше І҆ꙋдє́и живꙋ́щыѧ въ Дама́сцѣ, препира́ѧ, ꙗ҆́кѡ Се́й є҆́сть Хрⷭ҇то́съ. 22. А Савл более и более укреплялся и приводил в замешательство Иудеев, живущих в Дамаске, доказывая, что Сей есть Христос262.
к҃г. Ꙗ҆́коже и҆спо́лнишасѧ дні́е дово́льни, совѣща́ша І҆ꙋде́є ᲂу҆би́ти є҆го̀, 23. Когда же прошло довольно времени, Иудеи согласились убить его,
к҃д. ᲂу҆вѣ́данъ же бы́сть Са́ѵлꙋ совѣ́тъ и҆́хъ: стрежа́хꙋ же вра́тъ де́нь и҆ но́щь, ꙗ҆́кѡ да ᲂу҆бїю́тъ є҆го̀: 24. но Савл узнал об этом умысле их. А они день и ночь стерегли у ворот, чтобы убить его263;
к҃є. пое́мше же є҆го̀ ᲂу҆чн҃цы̀ но́щїю, свѣ́сиша по стѣнѣ̀ въ ко́шницѣ. 25. ученики же ночью, взяв его, спустили по стене в корзине.
к҃ѕ. Прише́дъ же Са́ѵлъ во І҆ерⷭ҇ли́мъ, покꙋша́шесѧ прилѣплѧ́тисѧ ᲂу҆чн҃кѡ́мъ: и҆ всѝ боѧ́хꙋсѧ є҆гѡ̀, не вѣ́рꙋюще, ꙗ҆́кѡ є҆́сть ᲂу҆чн҃къ. 26. Савл прибыл в Иерусалим и старался пристать к ученикам; но все боялись его, не веря, что он ученик264.
к҃з. Варна́ва же прїе́мь є҆го̀, приведѐ ко а҆пⷭ҇лѡмъ и҆ повѣ́да и҆̀мъ, ка́кѡ на пꙋтѝ ви́дѣ Гдⷭ҇а, и҆ ꙗ҆́кѡ гл҃а є҆мꙋ̀, и҆ ка́кѡ въ Дама́сцѣ дерза́ше ѡ҆ и҆́мени І҆и҃совѣ. 27. Варнава же, взяв его, пришел к Апостолам и рассказал им, как на пути он видел Господа, и что говорил ему Господь, и как он в Дамаске смело проповедовал во имя Иисуса265.
к҃и. И҆ бѧ́ше съ ни́ми входѧ̀ и҆ и҆сходѧ̀ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ и҆ дерза́ѧ ѡ҆ и҆́мени Гдⷭ҇а І҆и҃са. 28. И пребывал он с ними, входя и исходя, в Иерусалиме, и смело проповедовал во имя Господа Иисуса.
к҃ѳ. Глаго́лаше же и҆ стѧза́шесѧ съ Е҆́ллины: ѻ҆ни́ же и҆ска́хꙋ ᲂу҆би́ти є҆го̀. 29. Говорил также и состязался с Еллинистами; а они покушались убить его266.
л҃. Разꙋмѣ́вше же бра́тїѧ, сведо́ша є҆го̀ въ Кесарі́ю и҆ ѿпꙋсти́ша є҆го̀ въ Та́рсъ. 30. Братия, узнав о сем, отправили его в Кесарию и препроводили в Тарс267.
л҃а. Цр҃кви же по все́й І҆ꙋде́и и҆ Галїле́и и҆ Самарі́и и҆мѣ́ѧхꙋ ми́ръ, созида́ющѧсѧ и҆ ходѧ́щѧ въ стра́сѣ Гдⷭ҇ни, и҆ ᲂу҆тѣше́нїемъ Ст҃а́гѡ Дх҃а ᲂу҆множа́хꙋсѧ. 31. Церкви же по всей Иудее, Галилее и Самарии были в покое, назидаясь и ходя в страхе Господнем; и, при утешении от Святаго Духа, умножались268.
л҃в. И҆ бы́сть Петрꙋ̀, посѣща́ющꙋ всѣ́хъ, сни́ти и҆ ко ст҃ы́мъ живꙋ́щымъ въ Лѵ́ддѣ: 32. Случилось, что Петр, обходя всех, пришел и к святым, живущим в Лидде;
л҃г. ѡ҆брѣ́те же та́мѡ человѣ́ка нѣ́коего, и҆́менемъ Е҆не́а, ѿ ѻ҆смѝ лѣ́тъ лежа́ща на ѻ҆дрѣ̀, и҆́же бѣ̀ разсла́бленъ.. 33. там нашел он одного человека, именем Энея, который восемь уже лет лежал в постели в расслаблении269.
л҃д. И҆ речѐ є҆мꙋ̀ Пе́тръ: Е҆не́е, и҆сцѣлѧ́етъ тѧ̀ І҆и҃съ Хрⷭ҇то́съ: воста́ни съ посте́ли твоеѧ̀. И҆ а҆́бїе воста̀: 34. Петр сказал ему: Эней! исцеляет тебя Иисус Христос; встань с постели твоей. И он тотчас встал270;
л҃є. и҆ ви́дѣша є҆го̀ всѝ живꙋ́щїи въ Лѵ́ддѣ и҆ во А҆ссарѡ́нѣ, и҆̀же ѡ҆брати́шасѧ ко Гдⷭ҇ꙋ. 35. и видели его все, живущие в Лидде и в Сароне, которые и обратились к Господу271.
л҃ѕ. Во І҆ѻппі́и же бѣ̀ нѣ́каѧ ᲂу҆чн҃ца, и҆́менемъ Таві́ѳа, ꙗ҆́же сказа́ема глаго́летсѧ Се́рна: сїѧ̀ бѧ́ше и҆спо́лнена бл҃ги́хъ дѣ́лъ и҆ ми́лостынь, ꙗ҆̀же творѧ́ше. 36. В Иоппии находилась одна ученица, именем Тавифа, что значит: «серна»; она была исполнена добрых дел и творила много милостынь.
л҃з. Бы́сть же во дни̑ ты̑ѧ, болѣ́вшей є҆́й ᲂу҆мре́ти: ѡ҆мы́вше же ю҆̀, положи́ша въ го́рницѣ. 37. Случилось в те дни, что она занемогла и умерла; ее омыли и положили в горнице272.
л҃и. Бли́з̾ же сꙋ́щей Лѵ́ддѣ І҆ѻппі́и, ᲂу҆чн҃цы̀ слы́шавше, ꙗ҆́кѡ Пе́тръ є҆́сть въ не́й, посла́ша два̀ мꙋ̑жа къ немꙋ̀, молѧ́ще є҆го̀ не ѡ҆блѣни́тисѧ прїитѝ до ни́хъ. 38. А как Лидда была близ Иоппии, то ученики, услышав, что Петр находится там, послали к нему двух человек просить, чтобы он не замедлил прийти к ним.273
л҃ѳ. Воста́въ же Пе́тръ и҆́де съ ни́ма: є҆го́же прише́дша возведо́ша въ го́рницꙋ, и҆ предста́ша є҆мꙋ̀ всѧ̑ вдови̑цы пла́чꙋщѧ и҆ показꙋ́ющѧ ри̑зы и҆ ѻ҆дє́жды, є҆ли̑ка творѧ́ше, съ ни́ми сꙋ́щи, Се́рна. 39. Петр, встав, пошел с ними; и когда он прибыл, ввели его в горницу, и все вдовицы со слезами предстали перед ним, показывая рубашки и платья, какие делала Серна, живя с ними274.
м҃. И҆згна́въ же во́нъ всѧ̑ Пе́тръ, прекло́нь кѡлѣ́на помоли́сѧ, и҆ ѡ҆бра́щьсѧ къ тѣ́лꙋ, речѐ: Таві́ѳо, воста́ни. Ѻ҆на́ же ѿве́рзе ѻ҆́чи своѝ, и҆ ви́дѣвши Петра̀, сѣ́де. 40. Петр выслал всех вон и, преклонив колени, помолился, и, обратившись к телу, сказал: Тавифа! встань. И она открыла глаза свои и, увидев Петра, села.
м҃а. Пода́въ же є҆́й рꙋ́кꙋ, воздви́же ю҆̀, и҆ призва́въ ст҃ы̑ѧ и҆ вдови́цы, поста́ви ю҆̀ жи́вꙋ. 41. Он, подав ей руку, поднял ее, и, призвав святых и вдовиц, поставил ее перед ними живою275.
м҃в. Оу҆вѣ́дано же бы́сть сѐ по все́й І҆ѻппі́и, и҆ мно́зи вѣ́роваша въ Гдⷭ҇а. 42. Это сделалось известным по всей Иоппии, и многие уверовали в Господа.
м҃г. Бы́сть же дни̑ довѡ́льны пребы́ти є҆мꙋ̀ во І҆ѻппі́и ᲂу҆ нѣ́коегѡ Сі́мѡна ᲂу҆смарѧ̀. 43. И довольно дней пробыл он в Иоппии у некоторого Симона кожевника276.

Глава 10


а҃. Мꙋ́жъ же нѣ́кїй бѣ̀ въ Кесарі́и, и҆́менемъ Корни́лїй, со́тникъ ѿ спі́ры нарица́ющїѧсѧ І҆талі́йскїѧ, 1. В Кесарии был некоторый муж, именем Корнилий, сотник из полка, называемого Италийским,
в҃. благоговѣ́инъ и҆ боѧ́йсѧ Бг҃а со всѣ́мъ до́момъ свои́мъ, творѧ́й ми́лѡстыни мнѡ́ги лю́демъ и҆ молѧ́йсѧ Бг҃ꙋ всегда̀: 2. благочестивый и боящийся Бога со всем домом своим, творивший много милостыни народу и всегда молившийся Богу277;
г҃. ви́дѣ въ видѣ́нїи ꙗ҆́вѣ, ꙗ҆́кѡ въ ча́съ девѧ́тый днѐ, А҆́гг҃ла Бж҃їѧ сше́дша къ немꙋ̀ и҆ ре́кша є҆мꙋ̀: Корни́лїе. 3. он в видении ясно видел около девятого часа дня Ангела Божия, который вошел к нему и сказал ему: Корнилий!
д҃. Ѻ҆́нъ же воззрѣ́въ на́нь и҆ пристра́шенъ бы́въ речѐ: что̀ є҆́сть, Гдⷭ҇и; Рече́ же є҆мꙋ̀: мѡли́твы твоѧ̑ и҆ ми́лѡстыни твоѧ̑ взыдо́ша на па́мѧть пред̾ Бг҃а: 4. Он же, взглянув на него и испугавшись, сказал: что́, Господи? Ангел отвечал ему: молитвы твои и милостыни твои пришли на память пред Богом278;
є҃. и҆ нн҃ѣ послѝ во І҆ѻппі́ю мꙋже́й и҆ призовѝ Сі́мѡна, нарица́емаго Петра̀: 5. итак пошли людей в Иоппию и призови Симона, называемого Петром.
ѕ҃. се́й стра́нствꙋетъ ᲂу҆ нѣ́коегѡ Сі́мѡна ᲂу҆смарѧ̀, є҆мꙋ́же є҆́сть до́мъ при мо́ри: то́й рече́тъ тебѣ̀ глаго́лы, въ ни́хже сп҃се́шисѧ ты̀ и҆ ве́сь до́мъ тво́й. 6. Он гостит у некоего Симона кожевника, которого дом находится при море; он скажет тебе слова, которыми спасешься ты и весь дом твой279.
з҃. И҆ ꙗ҆́коже ѿи́де А҆́гг҃лъ глаго́лѧй Корни́лїю, пригласи́въ два̀ ѿ рабѡ́въ свои́хъ и҆ во́ина благочести́ва ѿ слꙋжа́щихъ є҆мꙋ̀ 7. Когда Ангел, говоривший с Корнилием, отошел, то он, призвав двоих из своих слуг и благочестивого воина из находившихся при нем
и҃. и҆ сказа́въ и҆̀мъ всѧ̑, посла̀ и҆̀хъ во І҆ѻппі́ю. 8. и, рассказав им все, послал их в Иоппию280.
ѳ҃. Воꙋ́трїе же, пꙋтьше́ствꙋющымъ и҆̀мъ и҆ ко гра́дꙋ приближа́ющымсѧ, взы́де Пе́тръ на го́рницꙋ помоли́тисѧ, ѡ҆ часѣ̀ шестѣ́мъ. 9. На другой день, когда они шли и приближались к городу, Петр около шестого часа взошел на верх дома помолиться.
і҃. Бы́сть же прїа́лченъ и҆ хотѧ́ше вкꙋси́ти: гото́вѧщымъ же ѡ҆́нѣмъ, нападѐ на́нь ᲂу҆́жасъ, 10. И почувствовал он голод, и хотел есть. Между тем, как приготовляли, он пришел в исступление281
а҃і. и҆ ви́дѣ не́бо ѿве́рсто и҆ сходѧ́щъ на́нь сосꙋ́дъ нѣ́кїй, ꙗ҆́кѡ плащани́цꙋ ве́лїю, по четы́ремъ кра́ємъ привѧ́занъ и҆ ни́зꙋ спꙋща́емь на зе́млю, 11. и видит отверстое небо и сходящий к нему некоторый сосуд, как бы большое полотно, привязанное за четыре угла и опускаемое на землю;
в҃і. въ не́мже бѧ́хꙋ всѧ̑ четверонѡ́гаѧ землѝ и҆ ѕвѣ́рїе и҆ га́ди и҆ пти̑цы небє́сныѧ. 12. в нем находились всякие четвероногие земные, звери, пресмыкающиеся и птицы небесные282.
г҃і. И҆ бы́сть гла́съ къ немꙋ̀: воста́въ, Пе́тре, заколѝ и҆ ꙗ҆́ждь. 13. И был глас к нему: встань, Петр, заколи и ешь.
д҃і. Пе́тръ же речѐ: ника́коже, Гдⷭ҇и, ꙗ҆́кѡ николи́же ꙗ҆до́хъ всѧ́ко скве́рно и҆лѝ нечи́сто. 14. Но Петр сказал: нет, Господи, я никогда не ел ничего скверного или нечистого.
є҃і. И҆ (сѐ) гла́съ па́ки къ немꙋ̀ втори́цею: ꙗ҆̀же Бг҃ъ ѡ҆чⷭ҇тилъ є҆́сть, ты̀ не сквернѝ. 15. Тогда в другой раз был глас к нему: что Бог очистил, того ты не почитай нечистым.
ѕ҃і. Сїе́ же бы́сть три́щи: и҆ па́ки взѧ́сѧ сосꙋ́дъ на не́бо. 16. Это было трижды, – и сосуд опять поднялся на небо283.
з҃і. Ꙗ҆́коже въ себѣ̀ недоꙋмѣва́шесѧ Пе́тръ, что́ бы бы́ло видѣ́нїе, є҆́же ви́дѣ, и҆ сѐ, мꙋ́жїе по́сланнїи ѿ Корни́лїа, вопро́шше и҆ ᲂу҆вѣ́дѣвше до́мъ Сі́мѡновъ, ста́ша пред̾ враты̀ 17. Когда же Петр недоумевал в себе, что бы значило видение, которое он видел, – вот, мужи, посланные Корнилием, расспросив о доме Симона, остановились у ворот,
и҃і. и҆ возгла́шше вопроша́хꙋ, а҆́ще сі́мѡнъ, нарица́емый Пе́тръ, здѣ̀ стра́нствꙋетъ. 18. и, крикнув, спросили: здесь ли Симон, называемый Петром?284
ѳ҃і. Петрꙋ́ же размышлѧ́ющꙋ ѡ҆ видѣ́нїи, речѐ є҆мꙋ̀ Дх҃ъ: сѐ, мꙋ́жїе трїѐ и҆́щꙋтъ тебє̀: 19. Между тем, как Петр размышлял о видении, Дух сказал ему: вот, три человека ищут тебя;
к҃. но воста́въ сни́ди и҆ и҆дѝ съ ни́ми, ничто́же разсꙋжда́ѧ: занѐ А҆́зъ посла́хъ и҆̀хъ. 20. встань, сойди и иди с ними, нимало не сомневаясь; ибо Я послал их.
к҃а. Соше́дъ же Пе́тръ къ мꙋжє́мъ пѡ́сланнымъ къ немꙋ̀ ѿ Корни́лїа, речѐ: сѐ, а҆́зъ є҆́смь, є҆гѡ́же и҆́щете: ка́ѧ є҆́сть вина̀, є҆ѧ́же ра́ди прїидо́сте; 21. Петр, сойдя к людям, присланным к нему от Корнилия, сказал: я тот, которого вы ищете; за каким делом пришли вы?285
к҃в. Ѻ҆ни́ же реко́ша: Корни́лїй со́тникъ, мꙋ́жъ првⷣнъ и҆ боѧ́йсѧ Бг҃а, свидѣ́тельствованъ ѿ всегѡ̀ ꙗ҆зы́ка І҆ꙋде́йска, ᲂу҆вѣще́нъ є҆́сть ѿ А҆́гг҃ла ст҃а призва́ти тѧ̀ въ до́мъ сво́й и҆ слы́шати глаго́лы ѿ тебє̀. 22. Они же сказали: Корнилий сотник, муж добродетельный и боящийся Бога, одобряемый всем народом Иудейским, получил от святаго Ангела повеление призвать тебя в дом свой и послушать речей твоих286.
к҃г. Призва́въ же и҆̀хъ ᲂу҆чредѝ: наꙋ́трїе же Пе́тръ воста́въ и҆́де съ ни́ми, и҆ нѣ́цыи ѿ бра́тїй, и҆̀же ѿ І҆ѻппі́и, и҆до́ша съ ни́мъ: 23. Тогда Петр, пригласив их, угостил. А на другой день, встав, пошел с ними, и некоторые из братий Иоппийских пошли с ним287;
к҃д. и҆ наꙋ́трїе внидо́ша въ Кесарі́ю. Корни́лїй же бѣ̀ ча́ѧ и҆̀хъ, созва́въ сро́дники своѧ̑ и҆ любє́зныѧ дрꙋ́ги. 24. в следующий день пришли они в Кесарию. Корнилий же ожидал их, созвав родственников своих и близких друзей.
к҃є. Ꙗ҆́коже бы́сть вни́ти Петрꙋ̀, срѣ́те є҆го̀ Корни́лїй, и҆ па́дъ на ногꙋ̀ є҆гѡ̀ поклони́сѧ. 25. Когда Петр входил, Корнилий встретил его и поклонился, пав к ногам его.
к҃ѕ. Пе́тръ же воздви́же є҆го̀, глаго́лѧ: воста́ни: и҆ а҆́зъ са́мъ человѣ́къ є҆́смь. 26. Петр же поднял его, говоря: встань; я тоже человек288.
к҃з. И҆ съ ни́мъ бесѣ́дꙋѧ, вни́де и҆ ѡ҆брѣ́те собра́вшыѧсѧ мнѡ́ги: 27. И, беседуя с ним, вошел в дом, и нашел многих собравшихся,
к҃и. рече́ же къ ни̑мъ: вы̀ вѣ́сте, ꙗ҆́кѡ не лѣ́по є҆́сть мꙋ́жꙋ І҆ꙋде́анинꙋ прилѣплѧ́тисѧ и҆лѝ приходи́ти ко и҆ноплеме́нникꙋ: и҆ мнѣ̀ Бг҃ъ показа̀ ни є҆ди́наго скве́рна и҆лѝ нечи́ста глаго́лати человѣ́ка: 28. и сказал им: вы знаете, что Иудею возбранено сообщаться или сближаться с иноплеменником; но мне Бог открыл, чтобы я не почитал ни одного человека скверным или нечистым;
к҃ѳ. тѣ́мже и҆ без̾ сꙋмнѣ́нїѧ прїидо́хъ призва́нъ: вопроша́ю вы̀ ᲂу҆̀бо, коеѧ̀ ра́ди вины̀ посла́сте по менѐ; 29. посему я, будучи позван, и пришел беспрекословно. Итак спрашиваю: для какого дела вы призвали меня?289
л҃. И҆ Корни́лїй речѐ: ѿ четве́ртагѡ днѐ да́же до сегѡ̀ часа̀ бѣ́хъ постѧ́сѧ и҆ въ девѧ́тый ча́съ молѧ́сѧ въ домꙋ̀ мое́мъ: и҆ сѐ, мꙋ́жъ ста̀ предо мно́ю во ѻ҆де́жди свѣ́тлѣ 30. Корнилий сказал: четвертого дня я постился до теперешнего часа, и в девятом часу молился в своем доме, и вот, стал предо мною муж в светлой одежде,
л҃а. и҆ речѐ: Корни́лїе, ᲂу҆слы́шана бы́сть моли́тва твоѧ̀, и҆ ми́лѡстыни твоѧ̑ помѧнꙋ́шасѧ пред̾ Бг҃омъ: 31. и говорит: Корнилий! услышана молитва твоя, и милостыни твои воспомянулись пред Богом290;
л҃в. послѝ ᲂу҆̀бо во І҆ѻппі́ю и҆ призовѝ Сі́мѡна, и҆́же нарица́етсѧ Пе́тръ: се́й стра́нствꙋетъ въ домꙋ̀ Сі́мѡна ᲂу҆смарѧ̀ бли́з̾ мо́рѧ: и҆́же прише́дъ возглаго́летъ тебѣ̀. 32. итак пошли в Иоппию и призови Симона, называемого Петром; он гостит в доме кожевника Симона при море; он придет и скажет тебе.
л҃г. А҆́бїе ᲂу҆̀бо посла́хъ къ тебѣ̀, ты́ же до́брѣ сотвори́лъ є҆сѝ прише́дъ: нн҃ѣ ᲂу҆̀бо всѝ мы̀ пред̾ Бг҃омъ предстои́мъ слы́шати всѧ̑ повелѣ̑ннаѧ тебѣ̀ ѿ Бг҃а. 33. Тотчас послал я к тебе, и ты хорошо сделал, что пришел. Теперь все мы предстоим пред Богом, чтобы выслушать все, что повелено тебе от Бога291.
л҃д. Ѿве́рзъ же Пе́тръ ᲂу҆ста̀, речѐ: пои́стиннѣ разꙋмѣва́ю, ꙗ҆́кѡ не на лица̑ зри́тъ Бг҃ъ, 34. Петр отверз уста и сказал: истинно познаю́, что Бог нелицеприятен,
л҃є. но во всѧ́цѣмъ ꙗ҆зы́цѣ боѧ́йсѧ Е҆гѡ̀ и҆ дѣ́лаѧй пра́вдꙋ прїѧ́тенъ Е҆мꙋ̀ є҆́сть: 35. но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему;
л҃ѕ. сло́во, є҆́же посла̀ сынѡ́мъ І҆и҃лєвымъ, бл҃говѣствꙋ́ѧ ми́ръ І҆и҃съ Хрⷭ҇то́мъ: Се́й є҆́сть всѣ̑мъ Гдⷭ҇ь: 36. Он послал сынам Израилевым слово, благовествуя мир чрез Иисуса Христа; Сей есть Господь всех292.
л҃з. вы̀ вѣ́сте глаго́лъ бы́вшїй по все́й І҆ꙋде́и, наче́ншїйсѧ ѿ Галїле́и, по креще́нїи, є҆́же проповѣ́да І҆ѡа́ннъ: 37. Вы знаете происходившее по всей Иудее, начиная от Галилеи, после крещения, проповеданного Иоанном:
л҃и. І҆и҃са, И҆́же ѿ Назаре́та, ꙗ҆́кѡ пома́за Е҆го̀ Бг҃ъ Дх҃омъ Ст҃ы́мъ и҆ си́лою, И҆́же про́йде бл҃года́тельствꙋѧ и҆ и҆сцѣлѧ́ѧ всѧ̑ наси́лѡванныѧ ѿ дїа́вола, ꙗ҆́кѡ Бг҃ъ бѧ́ше съ Ни́мъ: 38. как Бог Духом Святым и силою помазал Иисуса из Назарета, и Он ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом, потому что Бог был с Ним293.
л҃ѳ. и҆ мы̀ є҆смы̀ свидѣ́телє всѣ́хъ, ꙗ҆̀же сотворѝ во странѣ̀ І҆ꙋде́йстѣй и҆ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ: Е҆го́же и҆ ᲂу҆би́ша, повѣ́шше на дре́вѣ. 39. И мы свидетели всего, что сделал Он в стране Иудейской и в Иерусалиме, и что наконец Его убили, повесив на древе.
м҃. Сего̀ Бг҃ъ воскр҃сѝ въ тре́тїй де́нь и҆ дадѐ Е҆мꙋ̀ ꙗ҆вле́нꙋ бы́ти, 40. Сего Бог воскресил в третий день, и дал Ему являться
м҃а. не всѣ̑мъ лю́демъ, но на́мъ свидѣ́телємъ преднаречє́ннымъ ѿ Бг҃а, и҆̀же съ Ни́мъ ꙗ҆до́хомъ и҆ пи́хомъ, по воскрⷭ҇нїи Е҆гѡ̀ ѿ ме́ртвыхъ: 41. не всему народу, но свидетелям, предъизбранным от Бога, нам, которые с Ним ели и пили, по воскресении Его из мертвых294;
м҃в. и҆ повелѣ̀ на́мъ проповѣ́дати лю́демъ и҆ засвидѣ́тельствовати, ꙗ҆́кѡ То́й є҆́сть нарече́нный ѿ Бг҃а Сꙋдїѧ̀ живы̑мъ и҆ мє́ртвымъ: 42. и Он повелел нам проповедовать людям и свидетельствовать, что Он есть определенный от Бога Судия живых и мертвых:
м҃г. ѡ҆ Се́мъ всѝ прⷪ҇ро́цы свидѣ́тельствꙋютъ, ѡ҆ставле́нїе грѣхѡ́въ прїѧ́ти и҆́менемъ є҆гѡ̀ всѧ́комꙋ вѣ́рꙋющемꙋ в Ѻ҆́нь. 43. о Нем все пророки свидетельствуют, что всякий верующий в Него получит прощение грехов именем Его295.
м҃д. Є҆ще́ же глаго́лющꙋ Петрꙋ̀ глаго́лы сїѧ̑, нападѐ Дх҃ъ Ст҃ы́й на всѧ̑ слы́шащыѧ сло́во. 44. Когда Петр еще продолжал эту речь, Дух Святый сошел на всех, слушавших слово.
м҃є. И҆ ᲂу҆жасо́шасѧ и҆̀же ѿ ѡ҆брѣ́занїѧ вѣ́рнїи, є҆ли́цы прїидо́ша съ Петро́мъ, ꙗ҆́кѡ и҆ на ꙗ҆зы́ки да́ръ Ст҃а́гѡ Дх҃а и҆злїѧ́сѧ: 45. И верующие из обрезанных, пришедшие с Петром, изумились, что дар Святаго Духа излился и на язычников,
м҃ѕ. слы́шахꙋ бо и҆̀хъ глаго́лющихъ ѧ҆зы̑ки и҆ велича́ющихъ Бг҃а. Тогда̀ ѿвѣща̀ Пе́тръ: 46. ибо слышали их говорящих языками и величающих Бога. Тогда Петр сказал:
м҃з. є҆да̀ во́дꙋ возбрани́ти мо́жетъ кто̀, є҆́же не крести́тисѧ си̑мъ, и҆̀же Дх҃ъ Ст҃ы́й прїѧ́ша, ꙗ҆́коже и҆ мы̀; 47. кто может запретить креститься водою тем, которые, как и мы, получили Святаго Духа?
м҃и. Повелѣ́ же и҆̀мъ крести́тисѧ во и҆́мѧ І҆и҃съ Хрⷭ҇то́во. Тогда̀ моли́ша є҆го̀ пребы́ти ᲂу҆ ни́хъ дни̑ нѣ̑кїѧ. 48. И велел им креститься во имя Иисуса Христа. Потом они просили его пробыть у них несколько дней296.

Глава 11


а҃. Слы́шаша же А҆пⷭ҇ли и҆ бра́тїѧ сꙋ́щїи во І҆ꙋде́и, ꙗ҆́кѡ и҆ ꙗ҆зы́цы прїѧ́ша сло́во Бж҃їе. 1. Услышали Апостолы и братия, бывшие в Иудее, что и язычники приняли слово Божие.
в҃. И҆ є҆гда̀ взы́де Пе́тръ во І҆ерⷭ҇ли́мъ, препира́хꙋсѧ съ ни́мъ и҆̀же ѿ ѡ҆брѣ́занїѧ, 2. И когда Петр пришел в Иерусалим, обрезанные упрекали его,
г҃. глаго́люще, ꙗ҆́кѡ къ мꙋжє́мъ ѡ҆брѣ́занїѧ не и҆мꙋ́щымъ вше́лъ є҆сѝ и҆ ꙗ҆́лъ є҆сѝ съ ни́ми. 3. говоря: ты ходил к людям необрезанным и ел с ними297.
д҃. Наче́нъ же Пе́тръ, ска́зоваше и҆̀мъ порѧ́дꙋ, глаго́лѧ: 4. Петр же начал пересказывать им по порядку, говоря:
є҃. а҆́зъ бѣ́хъ во гра́дѣ І҆ѻппі́йстѣмъ молѧ́сѧ и҆ ви́дѣхъ во ᲂу҆́жасѣ видѣ́нїе, сходѧ́щь сосꙋ́дъ нѣ́кїй, ꙗ҆́кѡ плащани́цꙋ ве́лїю, ѿ четы́рехъ кра́євъ низпꙋща́емꙋ съ небесѐ, и҆ прїи́де да́же до менє̀: 5. в городе Иоппии я молился, и в исступлении видел видение: сходил некоторый сосуд, как бы большое полотно, за четыре угла спускаемое с неба, и спустилось ко мне;
ѕ҃. въ ню́же воззрѣ́въ смотрѧ́хъ, и҆ ви́дѣхъ четверонѡ́гаѧ земна̑ѧ и҆ ѕвѣ̑ри и҆ га́ды и҆ пти̑цы небє́сныѧ. 6. я посмотрел в него и, рассматривая, увидел четвероногих земных, зверей, пресмыкающихся и птиц небесных298.
з҃. Слы́шахъ же гла́съ гл҃ющь мнѣ̀: воста́въ, Пе́тре, заколѝ и҆ ꙗ҆́ждь. 7. И услышал я голос, говорящий мне: встань, Петр, заколи и ешь.
и҃. Рѣ́хъ же: ника́коже, Гдⷭ҇и, ꙗ҆́кѡ всѧ́ко скве́рно и҆лѝ нечи́сто николи́же вни́де во ᲂу҆ста̀ моѧ̑. 8. Я же сказал: нет, Господи, ничего скверного или нечистого никогда не входило в уста мои.
ѳ҃. Ѿвѣща́ же мѝ гла́съ втори́цею съ небесѐ гл҃ющь: ꙗ҆̀же Бг҃ъ ѡ҆чⷭ҇тилъ є҆́сть, ты̀ не сквернѝ. 9. И отвечал мне голос вторично с неба: что Бог очистил, того ты не почитай нечистым.
і҃. Сїе́ же бы́сть три́жды: и҆ па́ки взѧ́шасѧ всѧ̑ на не́бо. 10. Это было трижды, и опять поднялось всё на небо299.
а҃і. И҆ сѐ, а҆́бїе трїѐ мꙋ́жїе ста́ша пред̾ хра́миною, въ не́йже бѣ́хъ, по́слани ѿ Кесарі́и ко мнѣ̀. 11. И вот, в тот самый час три человека стали перед домом, в котором я был, посланные из Кесарии ко мне.
в҃і. Рече́ же мѝ Дх҃ъ и҆тѝ съ ни́ми, ничто́же разсꙋжда́ѧ: прїидо́ша же со мно́ю и҆ ше́сть бра́тїѧ сі́и, и҆ внидо́хомъ въ до́мъ мꙋ́жа. 12. Дух сказал мне, чтобы я шел с ними, нимало не сомневаясь. Пошли со мною и сии шесть братьев, и мы пришли в дом того человека.
г҃і. И҆ возвѣстѝ на́мъ, ка́кѡ ви́дѣ А҆́гг҃ла (ст҃а) въ домꙋ̀ свое́мъ, ста́вша и҆ ре́кша є҆мꙋ̀: послѝ во І҆ѻппі́ю мꙋ́жы и҆ призовѝ Сі́мѡна, нарица́емаго Петра̀, 13. Он рассказал нам, как он видел в доме своем Ангела святого, который стал и сказал ему: пошли в Иоппию людей и призови Симона, называемого Петром;
д҃і. и҆́же рече́тъ глаго́лы къ тебѣ̀, въ ни́хже сп҃се́шисѧ ты̀ и҆ ве́сь до́мъ тво́й. 14. он скажет тебе слова, которыми спасешься ты и весь дом твой300.
є҃і. Внегда́ же нача́хъ глаго́лати, нападѐ Дх҃ъ Ст҃ы́й на ни́хъ, ꙗ҆́коже и҆ на ны̀ въ нача́лѣ. 15. Когда же начал я говорить, сошел на них Дух Святый, как и на нас вначале.
ѕ҃і. Помѧнꙋ́хъ же гл҃го́лъ Гдⷭ҇ень, ꙗ҆́коже гл҃аше: І҆ѡа́ннъ ᲂу҆́бѡ крести́лъ є҆́сть водо́ю, вы́ же и҆́мате крести́тисѧ Дх҃омъ Ст҃ы́мъ. 16. Тогда вспомнил я слово Господа, как Он говорил: «Иоанн крестил водою, а вы будете крещены Духом Святым».
з҃і. А҆́ще ᲂу҆̀бо ра́венъ да́ръ дадѐ и҆̀мъ Бг҃ъ, ꙗ҆́коже и҆ на́мъ вѣ́ровавшымъ въ Гдⷭ҇а на́шего І҆и҃са Хрⷭ҇та̀, а҆́зъ же кто̀ бѣ́хъ могі́й возбрани́ти Бг҃а; 17. Итак, если Бог дал им такой же дар, как и нам, уверовавшим в Господа Иисуса Христа, то кто же я, чтобы мог воспрепятствовать Богу301?
и҃і. Слы́шавше же сїѧ̑ ᲂу҆молко́ша и҆ сла́влѧхꙋ Бг҃а, глаго́люще: ᲂу҆́бѡ и҆ ꙗ҆зы́кѡмъ Бг҃ъ покаѧ́нїе дадѐ въ живо́тъ. 18. Выслушав это, они успокоились и прославили Бога, говоря: видно, и язычникам дал Бог покаяние в жизнь302.
ѳ҃і. Разсѣ́ѧвшїисѧ ᲂу҆̀бо ѿ ско́рби, бы́вшїѧ при Стефа́нѣ, проидо́ша да́же до Фїнїкі́и и҆ Кѵ́пра и҆ А҆нтїохі́и, ни є҆ди́номꙋ же глаго́люще сло́во, то́кмѡ І҆ꙋде́ємъ. 19. Между тем рассеявшиеся от гонения, бывшего после Стефана, прошли до Финикии и Кипра и Антиохии, никому не проповедуя слово, кроме Иудеев.
к҃. Бѧ́хꙋ же нѣ́цыи ѿ ни́хъ мꙋ́жїе Кѵ́прстїи и҆ Кѷрїне́йстїи, и҆̀же, вше́дше во А҆нтїохі́ю, глаго́лахꙋ къ Є҆́ллинѡмъ, благовѣствꙋ́юще Гдⷭ҇а І҆и҃са. 20. Были же некоторые из них Кипряне и Киринейцы, которые, придя в Антиохию, говорили Еллинам, благовествуя Господа Иисуса303.
к҃а. И҆ бѣ̀ рꙋка̀ Гдⷭ҇нѧ съ ни́ми: мно́гое же число̀ вѣ́ровавше ѡ҆брати́шасѧ ко Гдⷭ҇ꙋ. 21. И была рука Господня с ними, и великое число, уверовав, обратилось к Господу.
к҃в. Слы́шано же бы́сть сло́во ѡ҆ ни́хъ во ᲂу҆́шїю Цр҃кве сꙋ́щїѧ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ, и҆ посла́ша Варна́вꙋ преитѝ да́же до А҆нтїохі́и: 22. Дошел слух о сем до церкви Иерусалимской, и поручили Варнаве идти в Антиохию;
к҃г. и҆́же прише́дъ и҆ ви́дѣвъ блгⷣть Бж҃їю, возра́довасѧ и҆ молѧ́ше всѣ́хъ и҆зволе́нїемъ се́рдца терпѣ́ти ѡ҆ Гдⷭ҇ѣ: 23. он, прибыв и увидев благодать Божию, возрадовался и убеждал всех держаться Господа искренним сердцем;
к҃д. ꙗ҆́кѡ бѣ̀ мꙋ́жъ бл҃гъ и҆ и҆спо́лнь Дх҃а Ст҃а и҆ вѣ́ры. И҆ приложи́сѧ наро́дъ мно́гъ Гдⷭ҇еви. 24. ибо он был муж добрый и исполненный Духа Святаго и веры. И приложилось довольно народа к Господу304.
к҃є. И҆зы́де же Варна́ва въ Та́рсъ взыска́ти Са́ѵла, и҆ ѡ҆брѣ́тъ є҆го̀, приведѐ є҆го̀ во А҆нтїохі́ю: 25. Потом Варнава пошел в Тарс искать Савла и, найдя его, привел в Антиохию305:
к҃ѕ. бы́сть же и҆̀мъ лѣ́то цѣ́ло собира́тисѧ въ цр҃кви и҆ ᲂу҆чи́ти наро́дъ мно́гъ, нарещи́ же пре́жде во А҆нтїохі́и ᲂу҆чн҃кѝ Хрⷭ҇тїа́ны. 26. целый год собирались они в церкви и учили немалое число людей, и ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами.306
к҃з. Въ ты̑ѧ же дни̑ снидо́ша ѿ І҆ерⷭли́ма прⷪ҇ро́цы во А҆нтїохі́ю: 27. В те дни пришли из Иерусалима в Антиохию пророки;
к҃и. воста́въ же є҆ди́нъ ѿ ни́хъ, и҆́менемъ А҆га́въ, назна́менаше Дх҃омъ гла́дъ вели́къ хотѧ́щь бы́ти по все́й вселе́ннѣй, и҆́же и҆ бы́сть при Клаѵді́и ке́сари: 28. и один из них, по имени Агав, встав, предвозвестил Духом, что по всей вселенной будет великий голод, который и был при кесаре Клавдии307;
к҃ѳ. ѿ ᲂу҆чн҃къ же, по є҆ли́кꙋ кто̀ и҆мѣ́ѧше что̀, и҆зво́лиша кі́йждо и҆́хъ на слꙋ́жбꙋ посла́ти живꙋ́щымъ во І҆ꙋде́и бра́тїѧмъ, 29. тогда ученики положили, каждый по достатку своему, послать пособие братьям, живущим в Иудее,
л҃. є҆́же и҆ сотвори́ша, посла́вше къ ста́рцємъ рꙋко́ю Варна́влею и҆ Са́ѵлею. 30. что и сделали, послав собранное к пресвитерам через Варнаву и Савла308.

Глава 12


а҃. Во ѻ҆́но же вре́мѧ возложѝ И҆́рѡдъ ца́рь рꙋ́цѣ ѡ҆ѕло́бити нѣ̑кїѧ и҆̀же ѿ Цр҃кве, 1. В то время царь Ирод поднял руки на некоторых из принадлежащих к церкви, чтобы сделать им зло,
в҃. ᲂу҆би́ же І҆а́кѡва, бра́та І҆ѡа́ннова, мече́мъ: 2. и убил Иакова, брата Иоаннова, мечом309;
г҃. и҆ ви́дѣвъ, ꙗ҆́кѡ го́дѣ є҆́сть І҆ꙋде́ємъ, приложѝ ꙗ҆́ти и҆ Петра̀: бѧ́хꙋ же дні́е ѡ҆прѣсно́чнїи: 3. видя же, что это приятно Иудеям, вслед за тем взял и Петра, – тогда были дни опресноков, –
д҃. є҆го́же и҆ є҆́мь всадѝ въ темни́цꙋ, преда́въ четы́ремъ четвери́цамъ во́инѡвъ стрещѝ є҆го̀, хотѧ̀ по Па́сцѣ и҆звестѝ є҆го̀ къ лю́демъ. 4. и, задержав его, посадил в темницу, и приказал четырем четверицам воинов стеречь его, намереваясь после Пасхи вывести его к народу310.
є҃. И҆ ᲂу҆́бѡ Петра̀ стрежа́хꙋ въ темни́цѣ: моли́тва же бѣ̀ прилѣ́жна быва́емаѧ ѿ Цр҃кве къ Бг҃ꙋ ѡ҆ не́мъ. 5. Итак Петра стерегли в темнице, между тем церковь прилежно молилась о нем Богу.
ѕ҃. Є҆гда́ же хотѧ́ше є҆го̀ и҆звестѝ И҆́рѡдъ, въ нощѝ то́й бѣ̀ Пе́тръ спѧ̀ междꙋ̀ двѣма̀ во́инома, свѧ́занъ (желѣ́знома) ᲂу҆́жема двѣма̀, стра́жїе же пред̾ две́рьми стрежа́хꙋ темни́цы. 6. Когда же Ирод хотел вывести его, в ту ночь Петр спал между двумя воинами, скованный двумя цепями, и стражи у дверей стерегли темницу311.
з҃. И҆ сѐ, А҆́гг҃лъ Гдⷭ҇ень предста̀, и҆ свѣ́тъ возсїѧ̀ въ хра́минѣ: толкнꙋ́въ же въ ре́бра Петра̀, воздви́же є҆го̀, глаго́лѧ: воста́ни вско́рѣ. И҆ спадо́ша є҆мꙋ̀ ᲂу҆́жѧ (желѣ́знаѧ) съ рꙋкꙋ̀. 7. И вот, Ангел Господень предстал, и свет осиял темницу; Ангел, толкнув Петра в бок, пробудил его и сказал: встань скорее. И цепи упали с рук его.
и҃. Рече́ же А҆́гг҃лъ къ немꙋ̀: препоѧ́шисѧ и҆ встꙋпѝ въ плесни̑цы твоѧ̑. Сотвори́ же та́кѡ. И҆ глаго́ла є҆мꙋ̀: ѡ҆блецы́сѧ въ ри́зꙋ твою̀ и҆ послѣ́дствꙋй мѝ. 8. И сказал ему Ангел: опояшься и обуйся. Он сделал так. Потом говорит ему: надень одежду твою и иди за мною312.
ѳ҃. И҆ и҆зше́дъ в̾слѣ́дъ є҆гѡ̀ и҆дѧ́ше и҆ не вѣ́даше, ꙗ҆́кѡ и҆́стина є҆́сть бы́вшее ѿ А҆́гг҃ла, мнѧ́ше же видѣ́нїе зрѣ́ти. 9. Петр вышел и следовал за ним, не зная, что делаемое Ангелом было действительно, а думая, что видит видение313.
і҃. Прошє́дша же пе́рвꙋю стра́жꙋ и҆ вторꙋ́ю, прїидо́ста ко вратѡ́мъ желѣ̑знымъ, вводѧ́щымъ во гра́дъ, ꙗ҆̀же ѡ҆ себѣ̀ ѿверзо́шасѧ и҆́ма: и҆ и҆зшє́дша преидо́ста сто́гнꙋ є҆ди́нꙋ, и҆ а҆́бїе ѿстꙋпѝ А҆́гг҃лъ ѿ негѡ̀. 10. Пройдя первую и вторую стражу, они пришли к железным воротам, ведущим в город, которые сами собою отворились им: они вышли, и прошли одну улицу, и вдруг Ангела не стало с ним.
а҃і. И҆ Пе́тръ бы́въ въ себѣ̀, речѐ: нн҃ѣ вѣ́мъ вои́стиннꙋ, ꙗ҆́кѡ посла̀ Бг҃ъ А҆́гг҃ла Своего̀ и҆ и҆з̾ѧ́тъ мѧ̀ и҆з̾ рꙋкѝ И҆́рѡдовы и҆ ѿ всегѡ̀ ча́ѧнїѧ люді́й І҆ꙋде́йскихъ. 11. Тогда Петр, придя в себя, сказал: теперь я вижу воистину, что Господь послал Ангела Своего и избавил меня из руки Ирода и от всего, чего ждал народ Иудейский314.
в҃і. Смотри́въ же прїи́де въ до́мъ Марі́и ма́тере І҆ѡа́нна, нарица́емагѡ Ма́рка, и҆дѣ́же бѧ́хꙋ мно́зи со́брани и҆ молѧ́щесѧ. 12. И, осмотревшись, пришел к дому Марии, матери Иоанна, называемого Марком, где многие собрались и молились315.
г҃і. Толкнꙋ́вшꙋ же Петрꙋ̀ во врата̀ двора̀, пристꙋпѝ слы́шати ѻ҆трокови́ца, и҆́менемъ Ро́ди, 13. Когда же Петр постучался у ворот, то вышла послушать служанка, именем Рода,
д҃і. и҆ позна́вши гла́съ Петро́въ, ѿ ра́дости не ѿве́рзе вра́тъ, прите́кши же сказа̀ Петра̀ стоѧ́ща пред̾ враты̀. 14. и, узнав голос Петра, от радости не отворила ворот, но, вбежав, объявила, что Петр стоит у ворот.
є҃і. Ѻ҆ни́ же къ не́й рѣ́ша: бѣснꙋ́ешисѧ ли; Ѻ҆на́ же крѣплѧ́шесѧ та́кѡ бы́ти. Ѻ҆ни́ же глаго́лахꙋ: А҆́гг҃лъ є҆гѡ̀ є҆́сть. 15. А те сказали ей: в своем ли ты уме? Но она утверждала свое. Они же говорили: это Ангел его316.
ѕ҃і. Пе́тръ же пребыва́ше толкі́й: ѿве́рзше же ви́дѣша є҆го̀ и҆ ᲂу҆жасо́шасѧ. 16. Между тем Петр продолжал стучать. Когда же отворили, то увидели его и изумились.
з҃і. Помаа́въ же и҆̀мъ рꙋко́ю молча́ти, сказа̀ и҆̀мъ, ка́кѡ Гдⷭ҇ь є҆го̀ и҆зведѐ и҆з̾ темни́цы: рече́ же: возвѣсти́те І҆а́кѡвꙋ и҆ бра́тїѧмъ сїѧ̑. И҆ и҆зше́дъ и҆́де во и҆́но мѣ́сто. 17. Он же, дав знак рукою, чтобы молчали, рассказал им, как Господь вывел его из темницы, и сказал: уведомьте о сем Иакова и братьев. Потом, выйдя, пошел в другое место317.
и҃і. Бы́вшꙋ же дню̀, бѣ̀ молва̀ не ма́ла въ во́инѣхъ, что̀ ᲂу҆́бѡ Петрꙋ̀ бы́сть: 18. По наступлении дня между воинами сделалась большая тревога о том, что сделалось с Петром;
ѳ҃і. И҆́рѡдъ же, поиска́въ є҆го̀ и҆ не ѡ҆брѣ́тъ и҆ и҆стѧза́въ стра́жы, повелѣ̀ ѿвестѝ и҆̀хъ: и҆ и҆зше́дъ ѿ І҆ꙋде́и въ Кесарі́ю, живѧ́ше. 19. Ирод же, поискав его и не найдя, судил стражей и велел казнить их. Потом он отправился из Иудеи в Кесарию и там оставался318.
к҃. Бѣ́ же И҆́рѡдъ гнѣ́ваѧсѧ на Тѵ́рѧны и҆ Сїдѡ́нѧны: и҆̀же є҆динодꙋ́шнѡ прїидо́ша къ немꙋ̀, и҆ ᲂу҆моли́вше Вла́ста посте́льника царе́ва, проша́хꙋ ми́ра, поне́же страны̑ и҆́хъ ѿ ца́рства є҆гѡ̀ пита́хꙋсѧ. 20. Ирод был раздражен на Тирян и Сидонян; они же, согласившись, пришли к нему и, склонив на свою сторону Власта, постельника царского, просили мира, потому что область их питалась от области царской319.
к҃а. Въ нарече́нный же де́нь И҆́рѡдъ, ѡ҆бо́лксѧ во ѻ҆де́ждꙋ ца́рскꙋ и҆ сѣ́дъ на сꙋди́ще пред̾ наро́домъ, глаго́лаше къ ни̑мъ, 21. В назначенный день Ирод, одевшись в царскую одежду, сел на возвышенном месте и говорил к ним;
к҃в. наро́дъ же возглаша́ше: гла́съ Бж҃їй, а҆ не человѣ́чь. 22. а народ восклицал: это голос Бога, а не человека.
к҃г. Внеза́пꙋ же поразѝ є҆го̀ А҆́гг҃лъ Гдⷭ҇ень, занѐ не дадѐ сла́вы Бг҃ꙋ: и҆ бы́въ червьмѝ и҆з̾ѧде́нъ, и҆́здше. 23. Но вдруг Ангел Господень поразил его за то, что он не воздал славы Богу; и он, быв изъеден червями, умер320.
к҃д. Сло́во же Бж҃їе растѧ́ше и҆ мно́жашесѧ. 24. Слово же Божие росло и распространялось.
к҃є. Варна́ва же и҆ Са́ѵлъ возврати́стасѧ и҆з̾ І҆ерⷭ҇ли́ма во А҆нтїохі́ю, и҆спѡ́лнивша слꙋ́жбꙋ, поє́мша съ собо́ю и҆ І҆ѡа́нна, нарица́емаго Ма́рка. 25. А Варнава и Савл, по исполнении поручения, возвратились из Иерусалима в Антиохию, взяв с собою и Иоанна, прозванного Марком321.

Глава 13


а҃. Бѧ́хꙋ же нѣ́цыи во Цр҃кви сꙋ́щей во А҆нтїохі́и прⷪ҇ро́цы и҆ ᲂу҆чи́телїе: Варна́ва же и҆ Сѷмеѡ́нъ нарица́емый Ні́геръ, и҆ Лꙋкі́й Кѷрине́анинъ, и҆ Манаи́лъ со И҆́рѡдомъ четвертовла́стникомъ воспита́нный, и҆ Са́ѵлъ. 1. В Антиохии, в тамошней церкви были некоторые пророки и учители: Варнава, и Симеон, называемый Нигер, и Луций Киринеянин, и Манаил, совоспитанник Ирода четвертовластника, и Савл322.
в҃. Слꙋжа́щымъ же и҆̀мъ Гдⷭ҇еви и҆ постѧ́щымсѧ, речѐ Дх҃ъ Ст҃ы́й: ѿдѣли́те мѝ Варна́вꙋ и҆ Са́ѵла на дѣ́ло, на не́же призва́хъ и҆̀хъ. 2. Когда они служили Господу и постились, Дух Святый сказал: отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их323.
г҃. Тогда̀ пости́вшесѧ и҆ помоли́вшесѧ и҆ возло́жше рꙋ́ки на нѧ̀, ѿпꙋсти́ша и҆̀хъ. 3. Тогда они, совершив пост и молитву и возложив на них руки, отпустили их324.
д҃. Сїѧ̑ ᲂу҆̀бо, пѡ́слана бы̑вша ѿ Дх҃а Ст҃а, снидо́ста въ Селеѵкі́ю, ѿтꙋ́дꙋ же ѿплы́ста въ Кѵ́пръ, 4. Сии, быв посланы Духом Святым, пришли в Селевкию, а оттуда отплыли в Кипр;
є҃. и҆ бы̑вша въ Саламі́нѣ, возвѣща́ста сло́во Бж҃їе въ со́нмищихъ І҆ꙋде́йскихъ: и҆мѣ́ѧста же и҆ І҆ѡа́нна слꙋгꙋ̀. 5. и, быв в Саламине, проповедовали слово Божие в синагогах Иудейских; имели же при себе и Иоанна для служения325.
ѕ҃. Прошє́дша же ѻ҆́стровъ да́же до Па́фа, ѡ҆брѣто́ста нѣ́коего мꙋ́жа волхва̀ лжепроро́ка І҆ꙋде́анина, є҆мꙋ́же и҆́мѧ Варїисꙋ́съ, 6. Пройдя весь остров до Пафа, нашли они некоторого волхва, лжепророка, Иудеянина, именем Вариисуса,
з҃. и҆́же бѣ̀ со а҆нѳѷпа́томъ Се́ргїемъ Па́ѵломъ, мꙋ́жемъ разꙋ́мнымъ. Се́й призва́въ Варна́вꙋ и҆ Са́ѵла, взыска̀ ᲂу҆слы́шати сло́во Бж҃їе: 7. который находился с проконсулом Сергием Павлом, мужем разумным. Сей, призвав Варнаву и Савла, пожелал услышать слово Божие326.
и҃. сопротивлѧ́шесѧ же и҆́ма Е҆лѵ́ма во́лхвъ, та́кѡ бо сказꙋ́етсѧ и҆́мѧ є҆гѡ̀, и҆скі́й разврати́ти а҆нѳѷпа́та ѿ вѣ́ры. 8. А Елима волхв (ибо то́ значит имя его) противился им, стараясь отвратить проконсула от веры.
ѳ҃. Са́ѵлъ же, и҆́же и҆ па́ѵелъ, и҆спо́лнисѧ Дх҃а Ст҃а, и҆ воззрѣ́въ на́нь, 9. Но Савл, он же и Павел, исполнившись Духа Святаго и устремив на него взор,
і҃. речѐ: ѽ, и҆спо́лненне всѧ́кїѧ льстѝ и҆ всѧ́кїѧ ѕло́бы, сы́не дїа́воль, вра́же всѧ́кїѧ пра́вды, не преста́неши ли развраща́ѧ пꙋти̑ Гдⷭ҇ни пра̑выѧ; 10. сказал: о, исполненный всякого коварства и всякого злодейства, сын диавола, враг всякой правды! перестанешь ли ты совращать с прямых путей Господних?327
а҃і. и҆ нн҃ѣ, сѐ, рꙋка̀ Гдⷭ҇нѧ на тѧ̀, и҆ бꙋ́деши слѣ́пъ, не ви́дѧ со́лнца до вре́мене. Внеза́пꙋ же нападѐ на́нь мра́къ и҆ тьма̀, и҆ ѡ҆сѧза́ѧ и҆ска́ше вожда̀. 11. И ныне вот, рука Господня на тебя: ты будешь слеп и не увидишь солнца до времени. И вдруг напал на него мрак и тьма, и он, обращаясь туда и сюда, искал вожатого.
в҃і. Тогда̀ ви́дѣвъ а҆нѳѷпа́тъ бы́вшее, вѣ́рова, дивѧ́сѧ ѡ҆ ᲂу҆ч҃нїи Гдⷭ҇ни. 12. Тогда проконсул, увидев происшедшее, уверовал, дивясь учению Господню328.
г҃і. Ѿве́зшесѧ же ѿ Па́фа Па́ѵелъ и҆ сꙋ́щїи съ ни́мъ, прїидо́ша въ Пергі́ю Памфѷлі́йскꙋю: І҆ѡа́ннъ же, ѿлꙋчи́всѧ ѿ ни́хъ, возврати́сѧ во І҆ерⷭ҇ли́мъ. 13. Отплыв из Пафа, Павел и бывшие при нем прибыли в Пергию, в Памфилии. Но Иоанн, отделившись от них, возвратился в Иерусалим.
д҃і. Ѻ҆ни́ же, проше́дше ѿ Пергі́и, прїидо́ша во А҆нтїохі́ю Пїсїді́йскꙋю, и҆ вше́дше въ со́нмище въ де́нь сꙋббѡ́тный, сѣдо́ша. 14. Они же, проходя от Пергии, прибыли в Антиохию Писидийскую и, войдя в синагогу в день субботний, сели329.
є҃і. По чте́нїи же зако́на и҆ прⷪ҇рѡ́къ, посла́ша нача̑льницы со́нмища къ ни̑мъ, глаго́люще: мꙋ́жїе бра́тїе, а҆́ще є҆́сть сло́во въ ва́съ ᲂу҆тѣше́нїѧ къ лю́демъ, глаго́лите. 15. После чтения закона и пророков, начальники синагоги послали сказать им: мужи братия! если у вас есть слово наставления к народу, говорите.
ѕ҃і. Воста́въ же Па́ѵелъ и҆ помаа́въ рꙋко́ю, речѐ: мꙋ́жїе І҆и҃льтѧне и҆ боѧ́щїисѧ Бг҃а, ᲂу҆слы́шите: 16. Павел, встав и дав знак рукою, сказал: мужи Израильтяне и боящиеся Бога! послушайте330.
з҃і. Бг҃ъ люді́й си́хъ и҆збра̀ ѻ҆тцы̀ на́шѧ и҆ лю́ди вознесѐ въ прише́льствїи въ землѝ Є҆гѵ́петстѣй, и҆ мы́шцею высо́кою и҆зведѐ и҆̀хъ и҆з̾ неѧ̀ 17. Бог народа сего избрал отцов наших и возвысил сей народ во время пребывания в земле Египетской, и мышцею вознесенною вывел их из нее,
и҃і. и҆ до четы́редесѧти лѣ́тъ препита̀ и҆̀хъ въ пꙋсты́ни: 18. и около сорока лет времени питал их в пустыне;
ѳ҃і. и҆ низложи́въ ꙗ҆зы̑къ се́дмь въ землѝ Ханаа́нстѣй, дадѐ и҆̀мъ въ наслѣ́дїе зе́млю и҆́хъ, 19. и, истребив семь народов в земле Ханаанской, разделил им в наследие землю их331,
к҃. и҆ по си́хъ, ꙗ҆́кѡ лѣ́тъ четы́реста и҆ пѧтьдесѧ́тъ, дадѐ и҆̀мъ сꙋдїи̑ до Самꙋи́ла прⷪ҇ро́ка: 20. и после сего, около четырехсот пятидесяти лет, давал им судей до пророка Самуила;
к҃а. и҆ ѿтꙋ́дꙋ проси́ша царѧ̀, и҆ дадѐ и҆̀мъ Бг҃ъ Саꙋ́ла сы́на Кі́сова, мꙋ́жа ѿ колѣ́на Венїамі́нова, лѣ́тъ четы́редесѧть: 21. потом просили они царя, и Бог дал им Саула, сына Кисова, мужа из колена Вениаминова. Так прошло лет сорок332;
к҃в. и҆ преста́вль є҆го̀, воздви́же и҆̀мъ Дв҃да въ царѧ̀, є҆мꙋ́же и҆ речѐ свидѣ́тельствовавъ: ѡ҆брѣто́хъ Дв҃да сы́на І҆ессе́ова, мꙋ́жа по срⷣцꙋ моемꙋ̀, и҆́же сотвори́тъ всѧ̑ хотѣ̑нїѧ Моѧ̑. 22. отринув его, поставил им царем Давида, о котором и сказал, свидетельствуя: нашел Я мужа по сердцу Моему, Давида, сына Иессеева, который исполнит все хотения Мои (1Цар.13:14); (Пс.88:21)333.
к҃г. Ѿ сегѡ̀ сѣ́мене Бг҃ъ по ѡ҆бѣтова́нїю воздви́же І҆и҃лю спⷭ҇нїе І҆и҃са, 23. Из его-то потомства Бог по обетованию воздвиг Израилю Спасителя Иисуса;
к҃д. проповѣ́давшꙋ І҆ѡа́ннꙋ пред̾ лице́мъ вни́тїѧ Е҆гѡ̀ креще́нїе покаѧ́нїѧ всѣ̑мъ лю́демъ І҆и҃лєвымъ. 24. Перед самым явлением Его Иоанн проповедовал крещение покаяния всему народу Израильскому.
к҃є. И҆ ꙗ҆́коже скончава́ше І҆ѡа́ннъ тече́нїе, глаго́лаше: кого̀ мѧ̀ непщꙋ́ете бы́ти; нѣ́смь а҆́зъ, но сѐ, грѧде́тъ по мнѣ̀, Е҆мꙋ́же нѣ́смь досто́инъ разрѣши́ти реме́нь сапогꙋ̑ Е҆гѡ̀. 25. При окончании же поприща своего, Иоанн говорил: за кого почитаете вы меня? я не тот; но вот, идет за мною, у Которого я недостоин развязать обувь на ногах334.
к҃ѕ. Мꙋ́жїе бра́тїе, сы́нове ро́да А҆враа́млѧ, и҆ и҆̀же въ ва́съ боѧ́щїисѧ Бг҃а, ва́мъ сло́во спⷭ҇нїѧ сегѡ̀ посла́сѧ. 26. Мужи братия, дети рода Авраамова, и боящиеся Бога между вами! вам послано слово спасения сего.
к҃з. Живꙋ́щїи бо во І҆ерⷭли́мѣ и҆ кнѧ̑зи и҆́хъ, Сегѡ̀ не разꙋмѣ́вше, и҆ гла́сы прⷪ҇ро́чєскїѧ по всѧ̑ сꙋббѡ̑ты чтѡ́мыѧ, ѡ҆сꙋди́вше (Е҆го̀), и҆спо́лниша, 27. Ибо жители Иерусалима и начальники их, не узнав Его и осудив, исполнили слова пророческие, читаемые каждую субботу335,
к҃и. и҆ ни є҆ди́ныѧ вины̀ сме́ртныѧ ѡ҆брѣ́тше, проси́ша ᲂу҆ Пїла́та ᲂу҆би́ти Е҆го̀: 28. и, не найдя в Нем никакой вины, достойной смерти, просили Пилата убить Его;
к҃ѳ. ꙗ҆́коже сконча́ша всѧ̑, ꙗ҆̀же ѡ҆ Не́мъ пи̑сана, сне́мше съ дре́ва, положи́ша во гро́бѣ. 29. когда же исполнили всё написанное о Нем, то, сняв с древа, положили Его во гроб.
л҃. Бг҃ъ же воскр҃сѝ Е҆го̀ ѿ ме́ртвыхъ: 30. Но Бог воскресил Его из мертвых336;
л҃а. и҆́же ꙗ҆влѧ́шесѧ во дни̑ мнѡ́ги совозше́дшымъ съ Ни́мъ ѿ Галїле́и во І҆ерⷭ҇ли́мъ, и҆̀же нн҃ѣ сꙋ́ть свидѣ́телїе є҆гѡ̀ къ лю́демъ. 31. Он в продолжение многих дней являлся тем, которые вышли с Ним из Галилеи в Иерусалим и которые ныне суть свидетели Его перед народом.
л҃в. И҆ мы̀ ва́мъ благовѣствꙋ́емъ ѡ҆бѣтова́нїе бы́вшее ко ѻ҆тцє́мъ, ꙗ҆́кѡ сїѐ Бг҃ъ и҆спо́лнилъ є҆́сть на́мъ ча́дѡмъ и҆́хъ, воздви́гъ І҆и҃са, 32. И мы благовествуем вам, что обетование, данное отцам, Бог исполнил нам, детям их, воскресив Иисуса337,
л҃г. ꙗ҆́коже и҆ во ѱалмѣ̀ вторѣ́мъ пи́сано є҆́сть: Сн҃ъ Мо́й є҆сѝ Ты̀, А҆́зъ дне́сь роди́хъ Тѧ̀. 33. как и во втором псалме написано: Ты Сын Мой: Я ныне родил Тебя (Пс.2:7).
л҃д. А҆ ꙗ҆́коже воскр҃сѝ Е҆го̀ ѿ ме́ртвыхъ, не ктомꙋ̀ хотѧ́ща возврати́тисѧ во и҆стлѣ́нїе, си́це речѐ: ꙗ҆́кѡ да́мъ ва́мъ прпⷣбнаѧ Дв҃дѡва вѣ̑рнаѧ. 34. А что воскресил Его из мертвых, так что Он уже не обратится в тление, о сем сказал так: Я дам вам милости, обещанные Давиду, верно (Ис.55:3).
л҃є. Тѣ́мже и҆ въ дрꙋго́мъ гл҃етъ: не да́си Прпⷣбномꙋ Твоемꙋ̀ ви́дѣти и҆стлѣ́нїѧ. 35. Посему и в другом месте говорит: не дашь Святому Твоему увидеть тление (Пс.15:10)338.
л҃ѕ. Дв҃дъ бо, своемꙋ̀ ро́дꙋ послꙋжи́въ Бж҃їимъ совѣ́томъ, ᲂу҆́спе, и҆ приложи́сѧ ко ѻ҆тцє́мъ свои̑мъ, и҆ ви́дѣ и҆стлѣ́нїе: 36. Давид, в свое время послужив изволению Божию, почил и приложился к отцам своим, и увидел тление;
л҃з. а҆ Е҆го́же Бг҃ъ воздви́же, не ви́дѣ и҆стлѣ́нїѧ. 37. а Тот, Которого Бог воскресил, не увидел тления339.
л҃и. Вѣ́домо ᲂу҆̀бо да бꙋ́детъ ва́мъ, мꙋ́жїе бра́тїе, ꙗ҆́кѡ Е҆гѡ̀ ра́ди ва́мъ ѡ҆ставле́нїе грѣхѡ́въ проповѣ́даетсѧ: 38. Итак, да будет известно вам, мужи братия, что ради Него возвещается вам прощение грехов,
л҃ѳ. и҆ ѿ всѣ́хъ, ѿ ни́хже не возмого́сте въ зако́нѣ Мѡѷсе́овѣ ѡ҆правди́тисѧ, ѡ҆ Се́мъ всѧ́къ вѣ́рꙋѧй ѡ҆правда́етсѧ. 39. и во всем, в чем вы не могли оправдаться законом Моисеевым, оправдывается Им всякий верующий340.
м҃. Блюди́те ᲂу҆̀бо, да не прїи́детъ на ва́съ рече́нное во прⷪ҇ро́цѣхъ: 40. Берегитесь же, чтобы не пришло на вас сказанное у пророков:
м҃а. ви́дите, неради́вїи, и҆ чꙋди́тесѧ, и҆ ᲂу҆́зрите и҆ и҆сче́знете: ꙗ҆́кѡ дѣ́ло А҆́зъ содѣ́лаю во дни̑ ва́шѧ, є҆мꙋ́же не и҆́мате вѣ́ровати, а҆́ще кто̀ повѣ́сть ва́мъ. 41. смотрите, презрители, подивитесь и исчезните; ибо Я делаю дело во дни ваши, дело, которому не поверили бы вы, если бы кто рассказывал вам (Аввак.1:5)341.
м҃в. И҆сходѧ́щымъ же и҆̀мъ ѿ со́нмища І҆ꙋде́йска, молѧ́хꙋ ꙗ҆зы́цы въ дрꙋгꙋ́ю сꙋббѡ́тꙋ глаго́латисѧ и҆̀мъ глаго́лѡмъ си̑мъ: 42. При выходе их из Иудейской синагоги язычники просили их говорить о том же в следующую субботу;
м҃г. разше́дшꙋсѧ же собо́рꙋ, послѣ́доваша мно́зи ѿ І҆ꙋдє́й и҆ чести́выхъ пришлє́цъ Па́ѵлꙋ и҆ Варна́вѣ, и҆̀же, глагѡ́люща и҆̀мъ, ᲂу҆вѣща́ста и҆̀хъ пребыва́ти въ блгⷣти Бж҃їей. 43. когда же собрание было распущено, то многие Иудеи и чтители Бога, обращенные из язычников, последовали за Павлом и Варнавою, которые, беседуя с ними, убеждали их пребывать в благодати Божией342.
м҃д. Во грѧдꙋ́щꙋю же сꙋббѡ́тꙋ ма́лѡ не ве́сь гра́дъ собра́сѧ послꙋ́шати сло́ва Бж҃їѧ: 44. В следующую субботу почти весь город собрался слушать слово Божие.
м҃є. ви́дѣвше же І҆ꙋде́є наро́ды, и҆спо́лнишасѧ за́висти и҆ вопрекѝ глаго́лахꙋ глаго́лємымъ ѿ Па́ѵла, сопроти́въ глаго́люще и҆ хꙋ́лѧще. 45. Но Иудеи, увидев народ, исполнились зависти и, противореча и злословя, сопротивлялись тому, что говорил Павел343.
м҃ѕ. Дерзнꙋ̑вша же Па́ѵелъ и҆ Варна́ва реко́ста: ва́мъ бѣ̀ лѣ́по пе́рвѣе глаго́лати сло́во Бж҃їе: а҆ поне́же ѿверго́сте є҆̀ и҆ недостѡ́йны творитѐ са́ми себѐ вѣ́чномꙋ животꙋ̀, сѐ, ѡ҆браща́емсѧ во ꙗ҆зы́ки: 46. Тогда Павел и Варнава с дерзновением сказали: вам первым надлежало быть проповедану слову Божию, но как вы отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам;
м҃з. та́кѡ бо заповѣ́да на́мъ Гдⷭ҇ь: положи́хъ Тѧ̀ во свѣ́тъ ꙗ҆зы́кѡмъ, є҆́же бы́ти Тебѣ̀ во спⷭ҇нїе да́же до послѣ́днихъ землѝ. 47. ибо так заповедал нам Господь: Я положил Тебя во свет язычникам, чтобы Ты был во спасение до края земли (Ис.49:6)344.
м҃и. Слы́шаще же ꙗ҆зы́цы ра́довахꙋсѧ и҆ сла́влѧхꙋ сло́во Гдⷭ҇не, и҆ вѣ́роваша, є҆ли́цы ᲂу҆чине́ни бѧ́хꙋ въ жи́знь вѣ́чнꙋю: 48. Язычники, слыша это, радовались и прославляли слово Господне, и уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни;
м҃ѳ. проноша́шесѧ же сло́во Гдⷭ҇не по все́й странѣ̀. 49. и слово Господне распространялось по всей стране345.
и҃. І҆ꙋде́є же наꙋсти́ша чести̑выѧ жєны̀ и҆ благоѡбра̑зныѧ и҆ старѣ́йшины гра́да, и҆ воздвиго́ша гоне́нїе на Па́ѵла и҆ Варна́вꙋ, и҆ и҆згна́ша ѧ҆̀ ѿ предѣ̑лъ свои́хъ. 50. Но Иудеи, подстрекнув набожных и почетных женщин и первых в городе людей, воздвигли гонение на Павла и Варнаву и изгнали их из своих пределов346.
и҃а. Ѡ҆́на же, ѿрѧ̑сша пра́хъ ѿ но́гъ свои́хъ на ни́хъ, прїидо́ста во І҆коні́ю. 51. Они же, отрясши на них прах от ног своих, пошли в Иконию.
и҃в. Оу҆чн҃цы́ же и҆сполнѧ́хꙋсѧ ра́дости и҆ Дх҃а Ст҃а. 52. А ученики исполнялись радости и Духа Святаго347.

Глава 14


а҃. Бы́сть же во І҆коні́и, вкꙋ́пѣ вни́ти и҆́ма въ со́нмище І҆ꙋде́йское и҆ глаго́лати та́кѡ, ꙗ҆́кѡ вѣ́ровати І҆ꙋде́євъ и҆ Е҆́ллинѡвъ мно́жествꙋ мно́гꙋ. 1. В Иконии они вошли вместе в Иудейскую синагогу и говорили так, что уверовало великое множество Иудеев и Еллинов.
в҃. Невѣ́рꙋющїи же І҆ꙋде́є воздвиго́ша и҆ ѡ҆ѕло́биша дꙋ́шы ꙗ҆зы́кѡвъ на бра́тїю. 2. А неверующие Иудеи возбудили и раздражили против братьев сердца язычников348.
г҃. Дово́льно же ᲂу҆̀бо вре́мѧ пребы́ста дерза̑юща ѡ҆ Гдⷭ҇ѣ, свидѣ́тельствꙋющемъ сло́вꙋ блгⷣти своеѧ̀ и҆ даю́щемъ зна́мєнїѧ и҆ чꙋдеса̀ бы́ти рꙋка́ма и҆́хъ. 3. Впрочем они пробыли здесь довольно времени, смело действуя о Господе, Который, во свидетельство слову благодати Своей, творил руками их знамения и чудеса.
д҃. Раздѣли́шажесѧ мно́жество гра́да, и҆ ѻ҆́ви ᲂу҆́бѡ бѧ́хꙋ со І҆ꙋдє́и, ѻ҆́ви же со А҆пⷭ҇лы. 4. Между тем народ в городе разделился: и одни были на стороне Иудеев, а другие на стороне Апостолов349.
є҃. И҆ є҆гда̀ бы́сть стремле́нїе ꙗ҆зы́кѡмъ же и҆ І҆ꙋде́ємъ съ нача̑льники и҆́хъ досади́ти и҆ ка́менїемъ поби́ти и҆̀хъ, 5. Когда же язычники и Иудеи со своими начальниками устремились на них, чтобы посрамить и побить их камнями,
ѕ҃. ᲂу҆вѣ̑дѣвша же прибѣго́ста во гра́ды Лѷкаѡ́нскїѧ, въ Лѵ́стрꙋ и҆ Де́рвїю, и҆ во ѡ҆крє́стныѧ и҆́хъ, 6. они, узнав о сем, удалились в Ликаонские города Листру и Дервию и в окрестности их,
з҃. и҆ та́мѡ бѣ́ста благовѣствꙋ̑юща. 7. и там благовествовали350.
и҃. И҆ нѣ́кто мꙋ́жъ въ Лѵ́стрѣхъ не́мощенъ нога́ма сѣдѧ́ше, хро́мъ ѿ чре́ва ма́тере своеѧ̀ сы́й, и҆́же николи́же бѣ̀ ходи́лъ. 8. В Листре некоторый муж, не владевший ногами, сидел, будучи хром от чрева матери своей, и никогда не ходил.
ѳ҃. Се́й слы́шаше Па́ѵла глаго́люща: и҆́же воззрѣ́въ на́нь и҆ ви́дѣвъ, ꙗ҆́кѡ вѣ́рꙋ и҆́мать здра́въ бы́ти, 9. Он слушал говорившего Павла, который, взглянув на него и увидев, что он имеет веру для получения исцеления,
і҃. речѐ ве́лїимъ гла́сомъ: тебѣ̀ глаго́лю во и҆́мѧ Гдⷭ҇а І҆и҃са Хрⷭ҇та̀, вста́ни на ногꙋ̀ твоє́ю пра́въ. И҆ а҆́бїе возскочѝ и҆ хожда́ше. 10. сказал громким голосом: тебе говорю во имя Господа Иисуса Христа: стань на ноги твои прямо. И он тотчас вскочил и стал ходить351.
а҃і. Наро́ди же ви́дѣвше, є҆́же сотворѝ Па́ѵелъ, воздвиго́ша гла́съ сво́й, Лѷкао́нски глаго́люще: бо́зи ᲂу҆подо́бльшесѧ человѣ́кѡмъ снидо́ша къ на́мъ. 11. Народ же, увидев, что сделал Павел, возвысил свой голос, говоря по-ликаонски: боги в образе человеческом сошли к нам.
в҃і. Нарица́хꙋ же ᲂу҆́бѡ Варна́вꙋ Ді́а, Па́ѵла же Е҆рмі́а, поне́же то́й бѧ́ше нача́льникъ сло́ва. 12. И называли Варнаву Зевсом, а Павла Ермием, потому что он начальствовал в слове.
г҃і. Жре́цъ же Ді́евъ, сꙋ́щагѡ пред̾ гра́домъ и҆́хъ, приведѐ ю҆нцы̀ и҆ (принесѐ) вѣнцы̀ пред̾ врата̀, съ нарѡ́ды хотѧ́ше жре́ти. 13. Жрец же идола Зевса, находившегося перед их городом, приведя к воротам волов и принеся венки, хотел вместе с народом совершить жертвоприношение352.
д҃і. Слы̑шавша же А҆пⷭ҇ла Варна́ва и҆ Па́ѵелъ, растерза̑вша ри̑зы своѧ̑, вскочи́ста въ наро́дъ, зовꙋ̑ща и҆ глагѡ́люща: 14. Но Апостолы Варнава и Павел, услышав о сем, разодрали свои одежды и, бросившись в народ, громогласно говорили:
є҃і. мꙋ́жїе, что̀ сїѧ̑ творитѐ; и҆ мы̀ подобостра̑стна є҆сма̀ ва́мъ человѣ̑ка, благовѣствꙋ̑юща ва́мъ ѿ си́хъ сꙋ́етныхъ ѡ҆браща́тисѧ къ Бг҃ꙋ Жи́вꙋ, И҆́же сотворѝ не́бо и҆ зе́млю и҆ мо́ре и҆ всѧ̑, ꙗ҆̀же въ ни́хъ: 15. мужи! что́ вы это делаете? И мы – подобные вам человеки, и благовествуем вам, чтобы вы обратились от сих ложных к Богу живому, Который сотворил небо и землю, и море, и все, что в них353;
ѕ҃і. И҆́же въ мимоше́дшыѧ ро́ды ѡ҆ста́вилъ бѣ̀ всѧ̑ ꙗ҆зы́ки ходи́ти въ пꙋте́хъ и҆́хъ: 16. Который в прошедших родах попустил всем народам ходить своими путями,
з҃і. и҆ ᲂу҆́бѡ не несвидѣ́тельствована Себѐ ѡ҆ста́ви, бл҃готворѧ̀, съ небесѐ на́мъ дожди̑ даѧ̀ и҆ времена̀ плодонѡ́сна, и҆сполнѧ́ѧ пи́щею и҆ весе́лїемъ сердца̀ на̑ша. 17. хотя и не переставал свидетельствовать о Себе благодеяниями, подавая нам с неба дожди и времена плодоносные и исполняя пищею и веселием сердца наши354.
и҃і. И҆ сїѧ̑ глагѡ́люща, є҆два̀ ᲂу҆ста́виста наро́ды не жре́ти и҆́ма, но ѿитѝ коемꙋ́ждо во своѧ̑ си. Пребыва́ющема же и҆́ма и҆ ᲂу҆ча́щема, 18. И, говоря сие, они едва убедили народ не приносить им жертвы и идти каждому домой. Между тем, как они, оставаясь там, учили,
ѳ҃і. прїидо́ша ѿ А҆нтїохі́и и҆ І҆коні́и нѣ́цыи І҆ꙋде́є, и҆ стѧза́ющемасѧ и҆́ма съ дерзнове́нїемъ, наꙋсти́ша наро́ды ѿстꙋпи́ти ѿ нею̀, глаго́люще, ꙗ҆́кѡ ничто́же и҆́стинно глаго́лета, но всѐ лже́та. И҆ наꙋсти́вше наро́ды и҆ ка́менїемъ поби́вше Па́ѵла, и҆звлеко́ша внѣ̀ гра́да, мнѧ́ще є҆го̀ ᲂу҆ме́рша. 19. из Антиохии и Иконии пришли некоторые Иудеи и, когда Апостолы смело проповедовали, убедили народ отстать от них, говоря: они не говорят ничего истинного, а все лгут. И, возбудив народ, побили Павла камнями и вытащили за город, почитая его умершим355.
к҃. Ѡ҆́крестъ же ста́вшымъ є҆гѡ̀ ᲂу҆чн҃кѡ́мъ, воста́въ вни́де во гра́дъ и҆ наꙋ́трїе и҆зы́де съ Варна́вою въ Де́рвїю. 20. Когда же ученики собрались около него, он встал и пошел в город, а на другой день удалился с Варнавою в Дервию.
к҃а. Благовѣствова̑вша же гра́дꙋ томꙋ̀ и҆ наꙋчи̑вша мнѡ́ги, возврати́стасѧ въ Лѵ́стрꙋ и҆ І҆коні́ю и҆ А҆нтїохі́ю, 21. Проповедав Евангелие сему городу и приобретя довольно учеников, они обратно проходили Листру, Иконию и Антиохию,
к҃в. ᲂу҆твержда̑юща дꙋ́шы ᲂу҆чн҃кѡ́въ, молѧ̑ща пребы́ти въ вѣ́рѣ, и҆ ꙗ҆́кѡ мно́гими скорбьмѝ подоба́етъ на́мъ вни́ти въ Црⷭ҇твїе Бж҃їе. 22. утверждая души учеников, увещевая пребывать в вере и поучая, что многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие356.
к҃г. Рꙋкополѡ́жша же и҆̀мъ пресвѵ́теры на всѧ̑ Цр҃кви и҆ помоли̑вшасѧ съ посто́мъ, преда́ста и҆̀хъ Гдⷭ҇еви, въ Него́же ᲂу҆вѣ́роваша. 23. Рукоположив же им пресвитеров к каждой церкви, они помолились с постом и предали их Господу, в Которого уверовали357.
к҃д. И҆ прошє́дша Пїсїді́ю, прїидо́ста въ Памфѷлі́ю: 24. Потом, пройдя через Писидию, пришли в Памфилию,
к҃є. и҆ глагѡ́лавша въ Пергі́и сло́во Гдⷭ҇не, снидо́ста во А҆тталі́ю 25. и, проповедав слово Господне в Пергии, сошли в Атталию;
к҃ѕ. и҆ ѿтꙋ́дꙋ ѿплы́ста во А҆нтїохі́ю, ѿню́дꙋже бѣ́ста прє́дана блгⷣти Бж҃їей въ дѣ́ло, є҆́же сконча́ста. 26. а оттуда отплыли в Антиохию, откуда были преданы благодати Божией на дело, которое и исполнили358.
к҃з. Пришє́дша же и҆ собра̑вша Цр҃ковь, сказа́ста, є҆ли̑ка сотворѝ Бг҃ъ съ ни́ма и҆ ꙗ҆́кѡ ѿве́рзе ꙗ҆зы́кѡмъ две́рь вѣ́ры: 27. Прибыв туда и собрав церковь, они рассказали всё, что сотворил Бог с ними и как Он отверз дверь веры язычникам;
к҃и. пребы́ста же та́мѡ вре́мѧ не ма́ло со ᲂу҆чн҃ки̑. 28. и пребывали там немалое время с учениками359.

Глава 15


а҃. И҆ нѣ́цыи сше́дше ѿ І҆ꙋде́и, ᲂу҆ча́хꙋ бра́тїю, ꙗ҆́кѡ а҆́ще не ѡ҆брѣ́жетесѧ по ѡ҆бы́чаю Мѡѷсе́овꙋ, не мо́жете спасти́сѧ. 1. Некоторые, пришедшие из Иудеи, учили братьев: если не обрежетесь по обряду Моисееву, не можете спастись360.
в҃. Бы́вшей же ра́спри и҆ стѧза́нїю не ма́лꙋ па́ѵлꙋ и҆ варна́вѣ къ ни̑мъ, ᲂу҆чини́ша взы́ти Па́ѵлꙋ и҆ Варна́вѣ и҆ нѣ̑кимъ дрꙋги̑мъ ѿ ни́хъ ко А҆пⷭ҇лѡмъ и҆ ста́рцємъ во І҆ерⷭ҇ли́мъ ѡ҆ вопроше́нїи се́мъ. 2. Когда же произошло разногласие и немалое состязание у Павла и Варнавы с ними, то положили Павлу и Варнаве и некоторым другим из них отправиться по сему делу к Апостолам и пресвитерам в Иерусалим361.
г҃. Ѻ҆ни́ же ᲂу҆̀бо, предпо́слани бы́вше ѿ Цр҃кве, прохожда́хꙋ Фїнїкі́ю и҆ Самарі́ю, повѣ́дающе ѡ҆браще́нїе ꙗ҆зы́кѡвъ, и҆ творѧ́хꙋ ра́дость ве́лїю все́й бра́тїи. 3. Итак, быв провожены церковью, они проходили Финикию и Самарию, рассказывая об обращении язычников, и производили радость великую во всех братиях362.
д҃. Прише́дше же во І҆ерⷭ҇ли́мъ, прїѧ́ти бы́ша ѿ Цр҃кве и҆ А҆пⷭ҇лъ и҆ ста́рєцъ, сказа́ша же, є҆ли̑ка сотворѝ Бг҃ъ съ ни́ми и҆ ꙗ҆́кѡ ѿве́рзе ꙗ҆зы́кѡмъ две́рь вѣ́ры. 4. По прибытии же в Иерусалим они были приняты церковью, Апостолами и пресвитерами, и возвестили всё, что Бог сотворил с ними и как отверз дверь веры язычникам363.
є҃. Воста́ша же нѣ́цыи ѿ є҆́реси фарїсе́йскїѧ вѣ́ровавшїи, глаго́люще, ꙗ҆́кѡ подоба́етъ ѡ҆брѣ́зати и҆̀хъ, завѣщава́ти же блюстѝ зако́нъ Мѡѷсе́овъ. 5. Тогда восстали некоторые из фарисейской ереси уверовавшие и говорили, что должно обрезывать язычников и заповедовать соблюдать закон Моисеев364.
ѕ҃. Собра́шасѧ же А҆пⷭ҇ли и҆ ста́рцы вѣ́дѣти ѡ҆ словесѝ се́мъ. 6. Апостолы и пресвитеры собрались для рассмотрения сего дела.
з҃. Мно́гꙋ же взыска́нїю бы́вшꙋ, воста́въ Пе́тръ речѐ къ ни̑мъ: мꙋ́жїе бра́тїе, вы̀ вѣ́сте, ꙗ҆́кѡ ѿ дні́й пе́рвыхъ Бг҃ъ въ на́съ и҆збра̀ ᲂу҆сты̑ мои́ми ᲂу҆слы́шати ꙗ҆зы́кѡмъ сло́во бл҃говѣ́стїѧ и҆ вѣ́ровати: 7. По долгом рассуждении Петр, встав, сказал им: мужи братия! вы знаете, что Бог от дней первых избрал из нас меня, чтобы из уст моих язычники услышали слово Евангелия и уверовали365;
и҃. и҆ срⷣцевѣ́децъ Бг҃ъ свидѣ́тельствова и҆̀мъ, да́въ и҆̀мъ Дх҃а Ст҃а́го, ꙗ҆́коже и҆ на́мъ, 8. и Сердцеведец Бог дал им свидетельство, даровав им Духа Святаго, как и нам;
ѳ҃. и҆ ничто́же разсꙋдѝ междꙋ̀ на́ми же и҆ ѻ҆́нѣми, вѣ́рою ѡ҆чи́щь сердца̀ и҆́хъ: 9. и не положил никакого различия между нами и ими, верою очистив сердца их366;
і҃. нн҃ѣ ᲂу҆̀бо что̀ и҆скꙋша́ете Бг҃а, (хотѧ́ще) возложи́ти и҆́го на вы̑и ᲂу҆чн҃кѡ́мъ, є҆гѡ́же ни ѻ҆тцы̀ на́ши, ни мы̀ возмого́хомъ понестѝ; 10. что же вы ныне искушаете Бога, желая возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы367?
а҃і. но блгⷣтїю Гдⷭ҇а І҆и҃са Хрⷭ҇та̀ вѣ́рꙋемъ спⷭ҇ти́сѧ, ꙗ҆́коже и҆ ѻ҆нѝ. 11. Но мы веруем, что благодатию Господа Иисуса Христа спасемся, как и они368.
в҃і. Оу҆молча́ же всѐ мно́жество и҆ послꙋ́шахꙋ Варна́вы и҆ Па́ѵла повѣ́дающєю, є҆ли̑ка сотворѝ Бг҃ъ зна́мєнїѧ и҆ чꙋдеса̀ во ꙗ҆зы́цѣхъ и҆́ма. 12. Тогда умолкло все собрание и слушало Варнаву и Павла, рассказывавших, какие знамения и чудеса сотворил Бог через них среди язычников369.
г҃і. По ᲂу҆молча́нїи же є҆ю̀, ѿвѣща̀ І҆а́кѡвъ глаго́лѧ: мꙋ́жїе бра́тїе, послꙋ́шайте менѐ: 13. После же того, как они умолкли, начал речь Иаков и сказал: мужи братия! послушайте меня.
д҃і. Сѷмеѡ́нъ повѣ́да, ꙗ҆́кѡ пре́жде Бг҃ъ посѣтѝ прїѧ́ти ѿ ꙗ҆зы̑къ лю́ди ѡ҆ и҆́мени Свое́мъ: 14. Симон изъяснил, как Бог первоначально призрел на язычников, чтобы составить из них народ во имя Свое;
є҃і. и҆ семꙋ̀ согласꙋ́ютъ словеса̀ прⷪ҇рѡ́къ, ꙗ҆́коже пи́шетъ: 15. и с сим согласны слова пророков, как написано370:
ѕ҃і. по си́хъ ѡ҆бращꙋ́сѧ и҆ сози́ждꙋ кро́въ Дв҃довъ па́дшїй, и҆ раскѡ́панаѧ є҆гѡ̀ сози́ждꙋ и҆ и҆спра́влю є҆го̀, 16. Потом обращусь и воссоздам скинию Давидову падшую, и то, что в ней разрушено, воссоздам, и исправлю ее,
з҃і. ꙗ҆́кѡ да взы́щꙋтъ про́чїи человѣ́цы Гдⷭ҇а, и҆ всѝ ꙗ҆зы́цы, въ ни́хже нарече́сѧ и҆́мѧ Моѐ, гл҃етъ Гдⷭ҇ь, творѧ́й сїѧ̑ всѧ̑. 17. чтобы взыскали Господа прочие человеки и все народы, между которыми возвестится имя Мое, говорит Господь, творящий все сие (Амос.9:11–12).
и҃і. Разꙋ̑мна ѿ вѣ́ка сꙋ́ть Бг҃ови всѧ̑ дѣла̀ Е҆гѡ̀. 18. Ведомы Богу от вечности все дела Его371.
ѳ҃і. Сегѡ̀ ра́ди а҆́зъ сꙋждꙋ̀ не стꙋжа́ти ѿ ꙗ҆зы̑къ ѡ҆браща́ющымсѧ къ Бг҃ꙋ, 19. Посему я полагаю не затруднять обращающихся к Богу из язычников,
к҃. но заповѣ́дати и҆̀мъ ѡ҆греба́тисѧ ѿ тре́бъ і҆́дѡльскихъ и҆ ѿ блꙋда̀ и҆ ᲂу҆да́вленины и҆ ѿ кро́ве, и҆ є҆ли̑ка неꙋгѡ́дна себѣ̀ сꙋ́ть, и҆ны̑мъ не твори́ти. 20. а написать им, чтобы они воздерживались от оскверненного идолами, от блуда, удавленины и крови, и чтобы не делали другим того, чего не хотят себе;
к҃а. Мѡѷсе́й бо ѿ родѡ́въ дре́внихъ по всѣ̑мъ градѡ́мъ проповѣ́дающыѧ є҆го̀ и҆́мать, въ со́нмищихъ по всѧ̑ сꙋббѡ̑ты что́мый. 21. ибо закон Моисеев от древних родов по всем городам имеет проповедующих его и читается в синагогах каждую субботу.372
к҃в. Тогда̀ и҆зво́лисѧ А҆пⷭ҇лѡмъ и҆ ста́рцємъ со все́ю Цр҃ковїю, и҆збра́вше мꙋ̑жа ѿ ни́хъ, посла́ти во А҆нтїохі́ю съ Па́ѵломъ и҆ Варна́вою, І҆ꙋ́дꙋ нарица́емаго Варса́вꙋ, и҆ Сі́лꙋ, мꙋ̑жа нарѡ́чита въ бра́тїи, 22. Тогда Апостолы и пресвитеры со всею церковью рассудили, избрав из среды себя мужей, послать их в Антиохию с Павлом и Варнавою, именно: Иуду, прозываемого Варсавою, и Силу, мужей, начальствующих между братиями373,
к҃г. написа́вше рꙋка́ма и҆́хъ сїѧ̑: А҆пⷭ҇ли и҆ ста́рцы и҆ бра́тїѧ, сꙋ́щымъ во А҆нтїохі́и и҆ Сѷрі́и и҆ Кїлїкі́и бра́тїѧмъ, и҆̀же ѿ ꙗ҆зы̑къ, (ѡ҆ Гдⷭ҇ѣ) ра́доватисѧ. 23. написав и вручив им следующее: «Апостолы и пресвитеры и братия – находящимся в Антиохии, Сирии и Киликии братиям из язычников: радоваться.
к҃д. Поне́же слы́шахомъ, ꙗ҆́кѡ нѣ́цыи ѿ на́съ и҆зше́дше возмꙋти́ша ва́съ словесы̀, развраща́юще дꙋ́шы ва́шѧ, глаго́люще ѡ҆брѣ́затисѧ и҆ блюстѝ зако́нъ, и҆̀мже мы̀ не завѣща́хомъ: 24. Поскольку мы услышали, что некоторые, вышедшие от нас, смутили вас своими речами и поколебали ваши души, говоря, что должно обрезываться и соблюдать закон, чего мы им не поручали374,
к҃є. и҆зво́лисѧ на́мъ собра́вшымсѧ є҆динодꙋ́шнѡ, и҆збра̑нныѧ мꙋ́жы посла́ти къ ва́мъ, съ возлю́бленныма на́шима Варна́вою и҆ Па́ѵломъ, 25. то мы, собравшись, единодушно рассудили, избрав мужей, послать их к вам с возлюбленными нашими Варнавою и Павлом,
к҃ѕ. человѣ́кома преда́вшема дꙋ́шы своѧ̑ ѡ҆ и҆́мени Гдⷭ҇а на́шегѡ І҆и҃са Хрⷭ҇та̀: 26. человеками, предавшими души свои за имя Господа нашего Иисуса Христа.
к҃з. посла́хомъ ᲂу҆̀бо І҆ꙋ́дꙋ и҆ Сі́лꙋ, и҆ тѣ́хъ сло́вомъ сказꙋ́ющихъ та̑ѧжде: 27. Итак мы послали Иуду и Силу, которые изъяснят вам то же и словесно375.
к҃и. и҆зво́лисѧ бо Ст҃о́мꙋ Дх҃ꙋ и҆ на́мъ, ничто́же мно́жае возложи́ти ва́мъ тѧготы̀, ра́звѣ нꙋ́ждныхъ си́хъ: 28. Ибо угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого:
к҃ѳ. ѡ҆греба́тисѧ ѿ і҆дѡложе́ртвенныхъ и҆ кро́ве, и҆ ᲂу҆да́вленины и҆ блꙋда̀: и҆ є҆ли̑ка не хо́щете ва́мъ бы́ти, дрꙋги̑мъ не твори́те: ѿ ни́хже соблюда́юще себѐ, до́брѣ сотворитѐ. Здра́вствꙋйте. 29. воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите. Соблюдая сие, хорошо сделаете. Будьте здравы»376.
л҃. Ѻ҆ни́ же ᲂу҆̀бо по́слани бы́вше прїидо́ша во А҆нтїохі́ю, и҆ собра́вше наро́дъ, вда́ша посла́нїе. 30. Итак, отправленные пришли в Антиохию и, собрав людей, вручили письмо.
л҃а. Проче́тше же, возра́довашасѧ ѡ҆ ᲂу҆тѣше́нїи. 31. Они же, прочитав, возрадовались о сем наставлении.
л҃в. І҆ꙋ́да же и҆ Сі́ла, и҆ та̑ прⷪ҇рѡ́ка сꙋ̑ща, сло́вомъ мно́зѣмъ ᲂу҆тѣ́шиста бра́тїю и҆ ᲂу҆тверди́ста. 32. Иуда и Сила, будучи также пророками, обильным словом преподали наставление братиям и утвердили их377.
л҃г. Пребы̑вша же та́мѡ вре́мѧ, ѿпꙋщє́на бы́ста съ ми́ромъ ѿ бра́тїй ко А҆пⷭ҇лѡмъ. 33. Пробыв там некоторое время, они с миром отпущены были братиями к Апостолам;
л҃д. И҆зво́лисѧ же Сі́лѣ пребы́ти та́мѡ, І҆ꙋ́да же возврати́сѧ во І҆ерⷭ҇ли́мъ. 34. но Силе рассудилось остаться там, а Иуда возвратился в Иерусалим.
л҃є. Па́ѵелъ же и҆ Варна́ва живѧ́ста во А҆нтїохі́и, ᲂу҆ча̑ща и҆ благовѣствꙋ̑юща сло́во Гдⷭ҇не, и҆ со и҆нѣ́ми мно́гими. 35. Павел же и Варнава жили в Антиохии, уча и благовествуя, вместе с другими многими, слово Господне378.
л҃ѕ. По нѣ́кихъ же дне́хъ речѐ Па́ѵелъ къ Варна́вѣ: возвра́щшесѧ подоба́етъ посѣти́ти бра́тїю на́шꙋ во всѣ́хъ градѣ́хъ, въ ни́хже проповѣ́дахомъ сло́во Гдⷭ҇не, ка́кѡ пребыва́ютъ. 36. По некотором времени Павел сказал Варнаве: пойдем опять, посетим братьев наших по всем городам, в которых мы проповедали слово Господне, как они живут379.
л҃з. Варна́ва же восхотѣ̀ поѧ́ти съ собо́ю І҆ѡа́нна нарица́емаго Ма́рка: 37. Варнава хотел взять с собою Иоанна, называемого Марком;
л҃и. Па́ѵелъ же глаго́лаше ѿстꙋ́пльшагѡ ѿ на́ю ѿ Памфѷлі́и и҆ не ше́дшагѡ съ на́ма на дѣ́ло, на не́же по́слани бы́хомъ, не поѧ́ти сего̀ съ собо́ю. 38. но Павел полагал не брать отставшего от них в Памфилии и не шедшего с ними на дело, на которое они были посланы.
л҃ѳ. Бы́сть ᲂу҆̀бо ра́спрѧ, ꙗ҆́кѡ ѿлꙋчи́тисѧ и҆́ма ѿ себє̀: Варна́ва ᲂу҆́бѡ пое́мь Ма́рка ѿплы̀ въ Кѵ́пръ: 39. Отсюда произошло огорчение, так что они разлучились друг с другом; и Варнава, взяв Марка, отплыл в Кипр380;
м҃. Па́ѵелъ же и҆збра́въ Сі́лꙋ и҆зы́де пре́данъ блгⷣти Бж҃їей ѿ бра́тїй, 40. а Павел, избрав себе Силу, отправился, быв поручен братиями благодати Божией,
м҃а. прохожда́ше же Сѷрі́ю и҆ Кїлїкі́ю, ᲂу҆твержда́ѧ Цр҃кви. 41. и проходил Сирию и Киликию, утверждая церкви381.

Глава 16


а҃. Прїи́де же въ Де́рвїю и҆ Лѵ́стрꙋ. И҆ сѐ, ᲂу҆чн҃къ нѣ́кїй бѣ̀ тꙋ̀, и҆́менемъ Тїмоѳе́й, сы́нъ жены̀ нѣ́кїѧ І҆ꙋде́аныни вѣ́рны, ѻ҆тца́ же Є҆́ллина: 1. Дошел он до Дервии и Листры. И вот, там был некоторый ученик, именем Тимофей, которого мать была Иудеянка уверовавшая, а отец Еллин382,
в҃. и҆́же свидѣ́тельствованъ бѣ̀ ѿ сꙋ́щихъ въ Лѵ́стрѣхъ и҆ І҆коні́и бра́тїи. 2. и о котором свидетельствовали братия, находившиеся в Листре и Иконии.
г҃. Сего̀ восхотѣ̀ Па́ѵелъ съ собо́ю и҆зы́ти: и҆ прїе́мь ѡ҆брѣ́за є҆го̀, І҆ꙋдє́й ра́ди сꙋ́щихъ на мѣ́стѣхъ ѻ҆́нѣхъ: вѣ́дѧхꙋ бо всѝ ѻ҆тца̀ є҆гѡ̀, ꙗ҆́кѡ Є҆́ллинъ бѧ́ше. 3. Его пожелал Павел взять с собою; и, взяв, обрезал его ради Иудеев, находившихся в тех местах; ибо все знали об отце его, что он был Еллин383.
д҃. И҆ ꙗ҆́коже прохожда́хꙋ гра́ды, предаѧ́ше и҆̀мъ храни́ти ᲂу҆ста́вы сꙋждє́нныѧ ѿ А҆пⷭ҇лъ и҆ ста́рєцъ, и҆̀же во І҆ерⷭ҇ли́мѣ. 4. Проходя же по городам, они предавали верным соблюдать определения, постановленные Апостолами и пресвитерами в Иерусалиме384.
є҃. Цр҃кви же ᲂу҆твержда́хꙋсѧ вѣ́рою и҆ прибыва́хꙋ въ число̀ по всѧ̑ дни̑. 5. И церкви утверждались верою и ежедневно увеличивались числом.
ѕ҃. Проше́дше же Фрѷгі́ю и҆ Галаті́йскꙋю странꙋ̀, возбране́ни (бы́ша) ѿ Ст҃а́гѡ Дх҃а глаго́лати сло́во во А҆сі́и. 6. Пройдя через Фригию и Галатийскую страну, они не были допущены Духом Святым проповедовать слово в Асии.
з҃. Прише́дше же въ Мѷсі́ю, покꙋша́хꙋсѧ въ Вїѳѷні́ю поитѝ: и҆ не ѡ҆ста́ви и҆́хъ Дх҃ъ. 7. Дойдя до Мисии, предпринимали идти в Вифинию; но Дух не допустил их.
и҃. Преше́дше же Мѷсі́ю, снидо́ша въ Трѡа́дꙋ. 8. Миновав же Мисию, сошли они в Троаду385.
ѳ҃. И҆ видѣ́нїе въ нощѝ ꙗ҆ви́сѧ Па́ѵлꙋ: мꙋ́жъ нѣ́кїй бѣ̀ Македо́нѧнинъ стоѧ̀, молѧ̀ є҆го̀ и҆ глаго́лѧ: прише́дъ въ Македо́нїю, помозѝ на́мъ. 9. И было ночью видение Павлу: предстал некий муж, Македонянин, прося его и говоря: приди в Македонию и помоги нам.
і҃. И҆ ꙗ҆́коже видѣ́нїе ви́дѣ, а҆́бїе взыска́хомъ и҆зы́ти въ Македо́нїю, разꙋмѣ́вше, ꙗ҆́кѡ призва̀ ны̀ Гдⷭ҇ь благовѣсти́ти и҆̀мъ. 10. После сего видения, тотчас мы положили отправиться в Македонию, заключая, что призывал нас Господь благовествовать там386.
а҃і. Ѿве́зшесѧ же ѿ Трѡа́ды, прїидо́хомъ въ Самоѳра́къ, воꙋ́трїе же въ Неапо́ль, 11. Итак, отправившись из Троады, мы прямо прибыли в Самофракию, а на другой день в Неаполь,
в҃і. ѿтꙋ́дꙋ же въ Фїлі́ппы, и҆́же є҆́сть пе́рвый гра́дъ ча́сти Македо́нїи, колѡ́нїа. Бѣ́хомъ же въ то́мъ гра́дѣ пребыва́юще дни̑ нѣ̑кїѧ. 12. оттуда же в Филиппы: это первый город в той части Македонии, колония. В этом городе мы пробыли несколько дней387.
г҃і. Въ де́нь же сꙋббѡ́тный и҆зыдо́хомъ во́нъ и҆з̾ гра́да при рѣцѣ̀, и҆дѣ́же мнѧ́шесѧ моли́твенница бы́ти, и҆ сѣ́дше глаго́лахомъ къ собра́вшымсѧ жена́мъ. 13. В день же субботний мы вышли за город к реке, где, по обыкновению, был молитвенный дом, и, сев, разговаривали с собравшимися там женщинами.
д҃і. И҆ нѣ́каѧ жена̀, и҆́менемъ Лѷді́а, порфѷропрода́льница ѿ гра́да Ѳѷаті́рскагѡ, чтꙋ́щи Бг҃а, послꙋ́шаше: є҆́йже Гдⷭ҇ь ѿве́рзе се́рдце внима́ти глаго́лємымъ ѿ Па́ѵла. 14. И одна женщина из города Фиатир, именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел388.
є҃і. Ꙗ҆́коже крести́сѧ та̀ и҆ до́мъ є҆ѧ̀, молѧ́ше ны̀ глаго́лющи: а҆́ще ᲂу҆смотри́сте мѧ̀ вѣ́рнꙋ Гдⷭ҇еви бы́ти, вше́дше въ до́мъ мо́й, пребꙋ́дите. И҆ принꙋ́ди на́съ. 15. Когда же крестилась она и домашние ее, то просила нас, говоря: если вы признали меня верною Господу, то войдите в дом мой и живите у меня. И убедила нас389.
ѕ҃і. Бы́сть же и҆дꙋ́щымъ на́мъ на моли́твꙋ, ѻ҆трокови́ца нѣ́каѧ и҆мꙋ́щаѧ дꙋ́хъ пытли́въ срѣ́те на́съ, ꙗ҆́же стѧжа́нїе мно́го даѧ́ше господє́мъ свои̑мъ волхвꙋ́ющи. 16. Случилось, что, когда мы шли в молитвенный дом, встретилась нам одна служанка, одержимая духом прорицательным, которая через прорицание доставляла большой доход господам своим.
з҃і. Та̀ послѣ́довавши Па́ѵлꙋ и҆ на́мъ, взыва́ше глаго́лющи: сі́и человѣ́цы рабѝ Бг҃а Вы́шнѧгѡ сꙋ́ть, и҆̀же возвѣща́ютъ на́мъ пꙋ́ть спⷭ҇нїѧ. 17. Идя за Павлом и за нами, она кричала, говоря: сии человеки – рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения390.
и҃і. Се́ же творѧ́ше на мнѡ́ги дни̑. Стꙋжи́въ же сѝ Па́ѵелъ и҆ ѡ҆бра́щьсѧ, дꙋ́хови речѐ: запреща́ю тѝ и҆́менемъ І҆и҃са Хрⷭ҇та̀, и҆зы́ди и҆з̾ неѧ̀. И҆ и҆зы́де въ то́мъ часѣ̀. 18. Это она делала много дней. Павел, вознегодовав, обратился и сказал духу: именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее. И дух вышел в тот же час.
ѳ҃і. Ви́дѣвше же госпо́дїе є҆ѧ̀, ꙗ҆́кѡ и҆зы́де наде́жда стѧжа́нїѧ и҆́хъ, пое́мше Па́ѵла и҆ Сі́лꙋ, влеко́ша на то́ргъ ко кнѧзє́мъ, 19. Тогда господа ее, видя, что исчезла надежда дохода их, схватили Павла и Силу и повлекли на площадь к начальникам391,
к҃. и҆ приве́дше и҆̀хъ къ воево́дамъ, рѣ́ша: сі́и человѣ́цы возмꙋща́ютъ гра́дъ на́шъ, І҆ꙋде́є сꙋ́ще, 20. и, приведя их к воеводам, сказали: сии люди, будучи Иудеями, возмущают наш город
к҃а. и҆ завѣщава́ютъ ѡ҆бы̑чаи, ꙗ҆̀же не досто́итъ на́мъ прїима́ти ни твори́ти, Ри́млѧнѡмъ сꙋ́щымъ. 21. и проповедуют обычаи, которых нам, Римлянам, не следует ни принимать, ни исполнять392.
к҃в. И҆ сни́десѧ наро́дъ на ни́хъ, и҆ воевѡ́ды растерза́вше и҆́ма ри̑зы, велѧ́хꙋ па́лицами би́ти и҆̀хъ: 22. Народ также восстал на них, а воеводы, сорвав с них одежды, велели бить их палками
к҃г. мнѡ́ги же да́вше и҆́ма ра̑ны, всади́ша въ темни́цꙋ, завѣща́вше темни́чномꙋ стра́жꙋ тве́рдѡ стрещѝ и҆̀хъ: 23. и, дав им много ударов, ввергли в темницу, приказав темничному стражу крепко стеречь их;
к҃д. и҆́же таково̀ завѣща́нїе прїе́мь, всадѝ и҆̀хъ во внꙋ́треннюю темни́цꙋ и҆ но́ги и҆́хъ забѝ въ кла́дѣ. 24. получив такое приказание, он ввергнул их во внутреннюю темницу и ноги их забил в колоду393.
к҃є. Въ полꙋ́нощи же Па́ѵелъ и҆ Сі́ла молѧ̑щасѧ поѧ́ста Бг҃а: послꙋ́шахꙋ же и҆́хъ ю҆́зницы. 25. Около полуночи Павел и Сила, молясь, воспевали Бога; узники же слушали их.
к҃ѕ. Внеза́пꙋ же трꙋ́съ бы́сть ве́лїй, ꙗ҆́кѡ поколеба́тисѧ ѡ҆снова́нїю темни́чномꙋ: ѿверзо́шасѧ же а҆́бїе двє́ри всѧ̑, и҆ всѣ̑мъ ю҆́зы ѡ҆слабѣ́ша. 26. Вдруг сделалось великое землетрясение, так что поколебалось основание темницы; тотчас отворились все двери, и у всех узы ослабели.394
к҃з. Возбꙋ́ждьсѧ же темни́чный стра́жъ и҆ ви́дѣвъ ѿвє́рсты двє́ри темни́цы, и҆звле́къ но́жъ, хотѧ́ше себѐ ᲂу҆би́ти, мнѧ̀ и҆збѣ́гшѧ ю҆́зники. 27. Темничный же страж, пробудившись и увидев, что двери темницы отворены, извлек меч и хотел умертвить себя, думая, что узники убежали.
к҃и. Возгласи́ же гла́сомъ ве́лїимъ Па́ѵелъ глаго́лѧ: ничто́же сотворѝ себѣ̀ ѕла̀, вси́ бо є҆смы̀ здѣ̀. 28. Но Павел возгласил громким голосом, говоря: не делай себе никакого зла, ибо все мы здесь395.
к҃ѳ. Проси́въ же свѣщѝ вскочѝ, и҆ тре́петенъ бы́въ, припадѐ къ Па́ѵлꙋ и҆ Сі́лѣ, 29. Он потребовал огня, вбежал в темницу и в трепете припал к Павлу и Силе,
л҃. и҆ и҆зве́дъ и҆̀хъ во́нъ, речѐ: госпо́дїе, что́ ми подоба́етъ твори́ти, да сп҃сꙋ́сѧ; 30. и, выведя их вон, сказал: государи мои! что мне делать, чтобы спастись?
л҃а. Ѡ҆́на же реко́ста: вѣ́рꙋй въ Гдⷭ҇а І҆и҃са Хрⷭ҇та̀, и҆ сп҃се́шисѧ ты̀ и҆ ве́сь до́мъ тво́й. 31. Они же сказали: веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой396.
л҃в. И҆ глаго́ласта є҆мꙋ̀ сло́во Гдⷭ҇не, и҆ всѣ̑мъ, и҆̀же въ домꙋ̀ є҆гѡ̀. 32. И проповедали слово Господне ему и всем, бывшим в доме его.
л҃г. И҆ пое́мь ѧ҆̀ въ то́йже ча́съ но́щи, и҆змы̀ ѿ ра́нъ и҆ крести́сѧ са́мъ и҆ своѝ є҆мꙋ̀ всѝ а҆́бїе: 33. И, взяв их в тот час ночи, он омыл раны их и немедленно крестился сам и все домашние его;
л҃д. вве́дъ же ѧ҆̀ въ до́мъ сво́й, поста́ви трапе́зꙋ и҆ возра́довасѧ со всѣ́мъ до́момъ свои́мъ, вѣ́ровавъ Бг҃ꙋ. 34. и, приведя их в дом свой, предложил трапезу и возрадовался со всем домом своим, что уверовал в Бога397.
л҃є. Дню́ же бы́вшꙋ, посла́ша воевѡ́ды па́личники, глаго́люще: ѿпꙋстѝ человѣ̑ка ѡ҆́на. 35. Когда же настал день, воеводы послали городских служителей сказать: отпусти тех людей.
л҃ѕ. Сказа́ же темни́чный стра́жъ словеса̀ сїѧ̑ Па́ѵлꙋ, ꙗ҆́кѡ посла́ша воевѡ́ды, да ѿпꙋщє́на бꙋ́дета: нн҃ѣ ᲂу҆̀бо и҆зшє́дша, и҆ди́та съ ми́ромъ. 36. Темничный страж объявил о сем Павлу: воеводы прислали отпустить вас; итак выйдите теперь и идите с миром.
л҃з. Па́ѵелъ же речѐ къ ни̑мъ: би́вше на́ю пред̾ людьмѝ, неѡсꙋждє́нна человѣ̑ка Ри̑млѧнина сꙋ̑ща, всади́ша въ темни́цꙋ, и҆ нн҃ѣ ѡ҆́тай и҆зво́дѧтъ на́ю; ни́ бо: но да прише́дше са́ми и҆зведꙋ́тъ на́ю. 37. Но Павел сказал к ним: нас, Римских граждан, без суда всенародно били и бросили в темницу, а теперь тайно выпускают? нет, пусть придут и сами выведут нас398.
л҃и. Сказа́ша же па́личницы воево́дамъ глаго́лы сїѧ̑: и҆ ᲂу҆боѧ́шасѧ слы́шавше, ꙗ҆́кѡ Ри̑млѧнина є҆ста̀. 38. Городские служители пересказали эти слова воеводам, и те испугались, услышав, что это Римские граждане.
л҃ѳ. И҆ прише́дше ᲂу҆моли́ша и҆̀хъ и҆ и҆зве́дше молѧ́хꙋ и҆зы́ти и҆з̾ гра́да. 39. И, придя, извинились перед ними и, выведя, просили удалиться из города.
м҃. И҆зшє́дша же и҆з̾ темни́цы прїидо́ста къ Лѷді́и, и҆ ви̑дѣвша бра́тїю, ᲂу҆тѣ́шиста и҆̀хъ и҆ и҆зыдо́ста. 40. Они же, выйдя из темницы, пришли к Лидии и, увидев братьев, поучали их, и отправились399.

Глава 17


а҃. Прешє́дша же А҆мфїпо́ль и҆ А҆поллѡ́нїю, внидо́ста въ Солꙋ́нь, и҆дѣ́же бѣ̀ со́нмище І҆ꙋде́йское. 1. Пройдя через Амфиполь и Аполлонию, они пришли в Фессалонику, где была Иудейская синагога.
в҃. По ѡ҆бы́чаю же своемꙋ̀ Па́ѵелъ вни́де къ ни̑мъ и҆ по сꙋббѡ̑ты трѝ стѧза́шесѧ съ ни́ми ѿ Писа́нїй, 2. Павел, по своему обыкновению, вошел к ним и три субботы говорил с ними из Писаний,
г҃. сказꙋ́ѧ и҆ предлага́ѧ и҆̀мъ, ꙗ҆́кѡ Хрⷭ҇тꙋ̀ подоба́ше пострада́ти и҆ воскрⷭ҇нꙋти ѿ ме́ртвыхъ, и҆ ꙗ҆́кѡ Се́й І҆и҃съ, Є҆го́же а҆́зъ проповѣ́дꙋю ва́мъ, є҆́сть Хрⷭ҇то́съ. 3. открывая и доказывая им, что Христу надлежало пострадать и воскреснуть из мертвых и что Сей Христос есть Иисус, Которого я проповедую вам400.
д҃. И҆ нѣ́цыи ѿ ни́хъ вѣ́роваша и҆ приложи́шасѧ къ Па́ѵлꙋ и҆ Сі́лѣ, ѿ чести́выхъ Є҆́ллинъ мно́жество мно́го и҆ ѿ же́нъ благоро́дныхъ не ма́лѡ. 4. И некоторые из них уверовали и присоединились к Павлу и Силе, как из Еллинов, чтущих Бога, великое множество, так и из знатных женщин немало401.
є҃. Возревнова́вше же непоко́ршїисѧ І҆ꙋде́є и҆ прїе́мше крамо́льники нѣ̑кїѧ мꙋ́жы ѕлы̑ѧ, и҆ собра́вше наро́дъ, мо́лвѧхꙋ по гра́дꙋ: наше́дше же на до́мъ І҆ассо́новъ, и҆ска́хꙋ и҆̀хъ и҆звестѝ къ наро́дꙋ. 5. Но неуверовавшие Иудеи, возревновав и взяв с площади некоторых негодных людей, собрались толпою и возмущали город и, приступив к дому Иасона, домогались вывести их к народу402.
ѕ҃. Не ѡ҆брѣ́тше же и҆́хъ, влеча́хꙋ І҆ассо́на и҆ нѣ̑кїѧ ѿ бра́тїй ко градонача́льникѡмъ, вопїю́ще, ꙗ҆́кѡ, и҆̀же разврати́ша вселе́ннꙋю, сі́и и҆ здѣ̀ прїидо́ша, 6. Не найдя же их, повлекли Иасона и некоторых братьев к городским начальникам, крича, что эти всесветные возмутители пришли и сюда,
з҃. и҆̀хже прїѧ́тъ І҆ассо́нъ: и҆ сі́и всѝ проти́внѡ велѣ́нїємъ ке́сарєвымъ творѧ́тъ, цр҃ѧ̀ глаго́люще и҆но́го бы́ти, І҆и҃са. 7. а Иасон принял их, и все они поступают против повелений кесаря, почитая другого царем, Иисуса403.
и҃. Смѧто́ша же наро́дъ и҆ градонача́льники слы́шащыѧ сїѧ̑: 8. И встревожили народ и городских начальников, слушавших это;
ѳ҃. взе́мше же дово́льное ѿ І҆ассо́на и҆ ѿ про́чихъ, ѿпꙋсти́ша и҆̀хъ. 9. но сии, получив удостоверение от Иасона и прочих, отпустили их404.
і҃. Бра́тїѧ же а҆́бїе въ нощѝ ѿсла́ша Па́ѵла и҆ Сі́лꙋ въ Бе́рїю: и҆̀же пришє́дша, и҆до́ста въ собо́ръ І҆ꙋде́йскїй. 10. Братия же немедленно ночью отправили Павла и Силу в Верию, куда они прибыв, пошли в синагогу Иудейскую.
а҃і. Сі́и же бѧ́хꙋ благоро́днѣйши живꙋ́щихъ въ Солꙋ́ни, и҆̀же прїѧ́ша сло́во со всѣ́мъ ᲂу҆се́рдїемъ, по всѧ̑ дни̑ разсꙋжда́юще Писа̑нїѧ, а҆́ще сꙋ́ть сїѧ̑ та́кѡ. 11. Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так.
в҃і. Мно́зи ᲂу҆̀бо ѿ ни́хъ вѣ́роваша, и҆ ѿ Е҆́ллинскихъ же́нъ благоѡбра́зныхъ и҆ мꙋже́й не ма́лѡ. 12. И многие из них уверовали, и из Еллинских почетных женщин и из мужчин немало405.
г҃і. И҆ ꙗ҆́кѡ ᲂу҆вѣ́даша и҆̀же ѿ Солꙋ́нѧ І҆ꙋде́є, ꙗ҆́кѡ и҆ въ Бе́рїи проповѣ́дасѧ ѿ Па́ѵла сло́во Бж҃їе, прїидо́ша и҆ та́мѡ дви́жꙋще и҆ смꙋща́юще наро́ды. 13. Но когда Фессалоникские Иудеи узнали, что и в Верии проповедано Павлом слово Божие, то пришли и туда, возбуждая и возмущая народ.
д҃і. А҆́бїе же тогда̀ бра́тїѧ ѿпꙋсти́ша Па́ѵла и҆тѝ на помо́рїе: ѡ҆ста́ста же Сі́ла и҆ Тїмоѳе́й та́мѡ. 14. Тогда братия тотчас отпустили Павла, как будто идущего к морю; а Сила и Тимофей остались там.
є҃і. Провожда́ющїи же Па́ѵла ведо́ша є҆го̀ да́же до А҆ѳи́нъ, и҆ прїе́мше за́повѣдь къ Сі́лѣ и҆ Тїмоѳе́ю, да ꙗ҆́кѡ скорѣ́е прїи́дꙋтъ къ немꙋ̀, и҆зыдо́ша. 15. Сопровождавшие Павла проводили его до Афин и, получив приказание к Силе и Тимофею, чтобы они скорее пришли к нему, отправились406.
ѕ҃і. Во А҆ѳи́нѣхъ же ждꙋ́щꙋ и҆́хъ Па́ѵлꙋ, раздража́шесѧ дꙋ́хъ є҆гѡ̀ въ не́мъ зрѧ́щемъ і҆́дѡлъ по́лнъ сꙋ́щь гра́дъ. 16. В ожидании их в Афинах Павел возмутился духом при виде этого города, полного идолов.
з҃і. Стѧза́шесѧ же ᲂу҆̀бо на со́нмищи со І҆ꙋдє́и и҆ съ чести́выми, и҆ на то́ржищи по всѧ̑ дни̑ съ приключа́ющимисѧ. 17. Итак он рассуждал в синагоге с Иудеями и с чтущими Бога, и ежедневно на площади со встречающимися407.
и҃і. Нѣ́цыи же ѿ є҆пїкꙋ̑ръ и҆ ѿ Стѡ́їкъ фїлосѡ́фъ стѧза́хꙋсѧ съ ни́мъ: и҆ нѣ́цыи глаго́лахꙋ: что̀ ᲂу҆́бѡ хо́щетъ сꙋесло́вивый се́й глаго́лати; И҆ні́и же: чꙋжди́хъ богѡ́въ мни́тсѧ проповѣ́дникъ бы́ти: ꙗ҆́кѡ І҆и҃са и҆ воскрⷭ҇нїе благовѣствова́ше и҆̀мъ. 18. Некоторые из эпикурейских и стоических философов стали спорить с ним; и одни говорили: «что́ хочет сказать этот суеслов?», а другие: «кажется, он проповедует о чужих божествах», потому что он благовествовал им Иисуса и воскресение408.
ѳ҃і. Пое́мше же є҆го̀, ведо́ша на а҆реопа́гъ, глаго́люще: мо́жемъ ли разꙋмѣ́ти, что̀ но́вое сїѐ глаго́лемое тобо́ю ᲂу҆ч҃нїе; 19. И, взяв его, привели в ареопаг и говорили: можем ли мы знать, что это за новое учение, проповедуемое тобою?
к҃. стра̑нна бо нѣ̑каѧ влага́еши во ᲂу҆шеса̀ на̑ша: хо́щемъ ᲂу҆̀бо разꙋмѣ́ти, что̀ хотѧ́тъ сїѧ̑ бы́ти; 20. Ибо что-то странное ты влагаешь в уши наши. Посему хотим знать, что́ это такое?
к҃а. А҆ѳине́є же всѝ и҆ приходѧ́щїи стра́ннїи ни во что́же и҆́но ᲂу҆пражнѧ́хꙋсѧ, ра́звѣ глаго́лати что̀ и҆лѝ слы́шати но́вое. 21. Афиняне же все и живущие у них иностранцы ни в чем охотнее не проводили время, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое409.
к҃в. Ста́въ же Па́ѵелъ посредѣ̀ а҆реопа́га, речѐ: мꙋ́жїе А҆ѳине́йстїи, по всемꙋ̀ зрю̀ вы̀ а҆́ки благочести̑выѧ: 22. И, став Павел среди ареопага, сказал: Афиняне! по всему вижу я, что вы как бы особенно набожны;
к҃г. проходѧ́ бо и҆ соглѧ́даѧ чествова̑нїѧ ва̑ша, ѡ҆брѣто́хъ и҆ ка́пище, на не́мже бѣ̀ напи́сано: невѣ́домомꙋ бг҃ꙋ. Є҆го́же ᲂу҆̀бо не вѣ́дꙋще (благолѣ́пнѣ) чтетѐ, Сего̀ а҆́зъ проповѣ́дꙋю ва́мъ. 23. ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано «неведомому Богу». Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам.410
к҃д. Бг҃ъ сотвори́вый мі́ръ и҆ всѧ̑, ꙗ҆̀же въ не́мъ, Се́й нб҃сѐ и҆ землѝ Гдⷭ҇ь сы́й, не въ рꙋкотворе́нныхъ хра́мѣхъ живе́тъ, 24. Бог, сотворивший мир и всё, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет
к҃є. ни ѿ рꙋ́къ человѣ́ческихъ ᲂу҆гождє́нїѧ прїе́млетъ, тре́бꙋѧ что̀, Са́мъ даѧ̀ всѣ̑мъ живо́тъ и҆ дыха́нїе и҆ всѧ̑: 25. и не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и всё411;
к҃ѕ. сотвори́лъ же є҆́сть ѿ є҆ди́ныѧ кро́ве ве́сь ꙗ҆зы́къ человѣ́чь, жи́ти по всемꙋ̀ лицꙋ̀ земно́мꙋ, ᲂу҆ста́вивъ пред̾ꙋчинє́наѧ времена̀ и҆ предѣ́лы селе́нїѧ и҆́хъ, 26. от одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию,
к҃з. взыска́ти Гдⷭ҇а, да понѐ ѡ҆сѧ́жꙋтъ Є҆го̀ и҆ ѡ҆брѧ́щꙋтъ, ꙗ҆́кѡ не дале́че ѿ є҆ди́нагѡ коегѡ́ждо на́съ сꙋ́ща: 27. дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас412:
к҃и. ѡ҆ Не́мъ бо живе́мъ и҆ дви́жемсѧ и҆ є҆смы̀, ꙗ҆́коже и҆ нѣ́цыи ѿ ва́шихъ кни̑жникъ реко́ша: Сегѡ́ бо и҆ ро́дъ є҆смы̀. 28. ибо мы Им живем и движемся и существуем, как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: «мы Его и род»413.
к҃ѳ. Ро́дъ ᲂу҆̀бо сꙋ́ще Бж҃їй, не до́лжни є҆смы̀ непщева́ти подо́бно бы́ти Бжⷭ҇тво̀ зла́тꙋ, и҆лѝ сребрꙋ̀, и҆лѝ ка́меню хꙋдо́жнѣ начерта́нꙋ, и҆ смышле́нїю человѣ́чꙋ: 29. Итак мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого414.
л҃. лѣ̑та ᲂу҆̀бо невѣ́дѣнїѧ презира́ѧ Бг҃ъ, нн҃ѣ повелѣва́етъ человѣ́кѡмъ всѣ̑мъ всю́дꙋ пока́ѧтисѧ: 30. Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться,
л҃а. занѐ ᲂу҆ста́вилъ є҆́сть де́нь, во́ньже хо́щетъ сꙋди́ти вселе́ннѣй въ пра́вдѣ, ѡ҆ Мꙋ́жи, Є҆го́же пред̾ꙋста́ви, вѣ́рꙋ подаѧ̀ всѣ̑мъ, воскр҃си́въ Є҆го̀ ѿ ме́ртвыхъ. 31. ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых415.
л҃в. Слы́шавше же воскрⷭ҇нїе ме́ртвыхъ, ѻ҆́вїи ᲂу҆́бѡ рꙋга́хꙋсѧ, ѻ҆́вїи же рѣ́ша: да слы́шимъ тѧ̀ па́ки ѡ҆ се́мъ. 32. Услышав о воскресении мертвых, одни насмехались, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время.
л҃г. И҆ та́кѡ Па́ѵелъ и҆зы́де ѿ среды̀ и҆́хъ. 33. Итак Павел вышел из среды их.
л҃д. Нѣ́цыи же мꙋ́жїе прилѣпи́вшесѧ є҆мꙋ̀, вѣ́роваша: въ ни́хже бѣ̀ и҆ Дїонѵ́сїй А҆реопагі́тскїй, и҆ жена̀ и҆́менемъ Да́марь, и҆ дрꙋзі́и съ ни́ми. 34. Некоторые же мужи, пристав к нему, уверовали; между ними был Дионисий Ареопагит и женщина, именем Дамарь, и другие с ними416.

Глава 18


а҃. По си́хъ же ѿлꙋчи́всѧ Па́ѵелъ ѿ А҆ѳи́нъ, прїи́де въ Корі́нѳъ: 1. После сего Павел, оставив Афины, пришел в Коринф;
в҃. и҆ ѡ҆брѣ́тъ нѣ́коего І҆ꙋде́анина и҆́менемъ А҆кѵ́лꙋ, По́нтѧнина ро́домъ, но́вѡ прише́дша ѿ І҆талі́и, и҆ Прїскі́ллꙋ женꙋ̀ є҆гѡ̀: занѐ повелѣ́лъ бѧ́ше Клаѵді́й ѿлꙋчи́тисѧ всѣ̑мъ І҆ꙋде́ємъ ѿ Ри́ма: прїи́де къ ни̑мъ, 2. и, найдя некоторого Иудея, именем Акилу, родом Понтянина, недавно пришедшего из Италии, и Прискиллу, жену его, – потому что Клавдий повелел всем Иудеям удалиться из Рима, – пришел к ним417;
г҃. и҆ занѐ є҆динохꙋдо́жникѡмъ бы́ти и҆̀мъ, пребы́сть ᲂу҆ ни́хъ и҆ дѣ́лаше: бѧ́хꙋ бо скинотво́рцы хи́тростїю. 3. и, по одинаковости ремесла, остался у них и работал; ибо ремеслом их было делание палаток.
д҃. Стѧза́шесѧ же на со́нмищахъ по всѧ̑ сꙋббѡ̑ты и҆ препира́ше І҆ꙋдє́и и҆ Е҆́ллины. 4. Во всякую же субботу он говорил в синагоге и убеждал Иудеев и Еллинов418.
є҃. И҆ є҆гда̀ снидо́ста ѿ Македо́нїи Сі́ла же и҆ Тїмоѳе́й, тꙋжа́ше дꙋ́хомъ Па́ѵелъ, свидѣ́тельствꙋѧ І҆ꙋде́ѡмъ І҆и҃са бы́ти Хрⷭ҇та̀. 5. А когда пришли из Македонии Сила и Тимофей, то Павел понуждаем был духом свидетельствовать Иудеям, что Иисус есть Христос.
ѕ҃. Проти́вѧщымсѧ же и҆̀мъ и҆ хꙋ́лѧщымъ, ѡ҆трѧ́съ ри̑зы своѧ̑, речѐ къ ни̑мъ: кро́вь ва́ша на глава́хъ ва́шихъ: чи́стъ а҆́зъ, ѿнн҃ѣ во ꙗ҆зы́ки и҆дꙋ̀. 6. Но как они противились и злословили, то он, отрясши одежды свои, сказал к ним: кровь ваша на главах ваших; я чист; отныне иду к язычникам419.
з҃. И҆ преше́дъ ѿтꙋ́дꙋ, прїи́де въ до́мъ нѣ́коегѡ и҆́менемъ І҆ꙋ́ста, чтꙋ́ща Бг҃а, є҆мꙋ́же хра́мина бѣ̀ вскра́й со́нмища. 7. И пошел оттуда, и пришел к некоторому чтущему Бога, именем Иусту, которого дом был подле синагоги.
и҃. Крі́спъ же нача́льникъ собо́ра вѣ́рова Гдⷭ҇еви со всѣ́мъ до́момъ свои́мъ, и҆ мно́зи ѿ Корі́нѳѧнъ слы́шавше вѣ́ровахꙋ и҆ креща́хꙋсѧ. 8. Крисп же, начальник синагоги, уверовал в Господа со всем домом своим, и многие из Коринфян, слушая, уверовали и крестились420.
ѳ҃. Рече́ же Гдⷭ҇ь въ видѣ́нїи нощнѣ́мъ Па́ѵлꙋ: не бо́йсѧ, но глаго́ли и҆ да не ᲂу҆мо́лкнеши, 9. Господь же в видении ночью сказал Павлу: не бойся, но говори и не умолкай,
і҃. занѐ А҆́зъ є҆́смь съ тобо́ю, и҆ никто́же приложи́тъ ѡ҆ѕло́бити тѧ̀: занѐ лю́дїе сꙋ́ть Мѝ мно́зи во гра́дѣ се́мъ. 10. ибо Я с тобою, и никто не сделает тебе зла, потому что у Меня много людей в этом городе421.
а҃і. Пребы́сть же та́мѡ лѣ́то и҆ мцⷭ҇ъ ше́сть, ᲂу҆чѧ̀ въ ни́хъ сло́вꙋ Бж҃їю. 11. И он оставался там год и шесть месяцев, поучая их слову Божию.
в҃і. Галлїѡ́нꙋ же а҆нѳѷпа́тꙋ сꙋ́щꙋ во А҆ха́їи, нападо́ша є҆динодꙋ́шнѡ І҆ꙋде́є на Па́ѵла и҆ приведо́ша є҆го̀ на сꙋди́лище, 12. Между тем, во время проконсульства Галлиона в Ахаии, напали Иудеи единодушно на Павла и привели его пред судилище,
г҃і. глаго́люще, ꙗ҆́кѡ проти́вꙋ зако́нꙋ се́й ᲂу҆вѣщава́етъ человѣ́ки чти́ти Бг҃а. 13. говоря, что он учит людей чтить Бога не по закону422.
д҃і. Хотѧ́щꙋ же Па́ѵлꙋ ѿве́рсти ᲂу҆ста̀, речѐ Галлїѡ́нъ ко І҆ꙋде́ємъ: а҆́ще ᲂу҆̀бо непра́вда была́ бы ка́ѧ и҆лѝ дѣ́ло ѕло́е, ѽ, І҆ꙋде́є, по сло́вꙋ послꙋ́шалъ бы́хъ ва́съ: 14. Когда же Павел хотел открыть уста, Галлион сказал Иудеям: Иудеи! если бы какая-нибудь была обида или злой умысел, то я имел бы причину выслушать вас,
є҃і. а҆́ще ли же стѧза̑нїѧ сꙋ́ть ѡ҆ словесѝ и҆ ѡ҆ и҆́менѣхъ и҆ ѡ҆ зако́нѣ ва́шемъ, вѣ́дите са́ми: сꙋдїѧ́ бо а҆́зъ си̑мъ не хощꙋ̀ бы́ти. 15. но когда идет спор об учении и об именах и о законе вашем, то разбирайте сами; я не хочу быть судьею в этом.
ѕ҃і. И҆ и҆згна̀ и҆̀хъ ѿ сꙋди́лища. 16. И прогнал их от судилища423.
з҃і. Є҆́мше же всѝ Є҆́ллини Сѡсѳе́на нача́льника собо́ра, бїѧ́хꙋ пред̾ сꙋди́лищемъ: и҆ ни є҆ди́но ѡ҆ си́хъ Галлїѡ́нꙋ радѣ́нїе бы́сть. 17. А все Еллины, схватив Сосфена, начальника синагоги, били его перед судилищем; и Галлион нимало не беспокоился о том424.
и҃і. Па́ѵелъ же, є҆щѐ пребы́въ дни̑ довѡ́льны и҆ цѣлова́въ бра́тїю, ѿплы̀ въ Сѷрі́ю, и҆ съ ни́мъ А҆кѵ́ла и҆ Прїскі́лла, ѡ҆стри́гъ главꙋ̀ въ Кегхре́ихъ: ѡ҆бре́ксѧ бо бѣ̀. 18. Павел, пробыв еще довольно дней, простился с братиями и отплыл в Сирию, – и с ним Акила и Прискилла, – остригши голову в Кенхреях, по обету425.
ѳ҃і. Приста́ же во Є҆фе́сѣ и҆ тѣ́хъ ѡ҆ста́ви та́мѡ, са́мъ же вше́дъ въ со́нмище, стѧза́шесѧ со І҆ꙋдє́и. 19. Достигнув Ефеса, оставил их там, а сам вошел в синагогу и рассуждал с Иудеями.
к҃. Молѧ́щымъ же и҆̀мъ є҆го̀ на мно́го вре́мѧ пребы́ти ᲂу҆ ни́хъ, не и҆зво́ли, 20. Когда же они просили его побыть у них долее, он не согласился426,
к҃а. но ѿрече́сѧ и҆̀мъ, глаго́лѧ, ꙗ҆́кѡ подоба́етъ мѝ всѧ́кѡ пра́здникъ грѧдꙋ́щїй сотвори́ти во І҆ерⷭ҇ли́мѣ: па́ки же возвращꙋ́сѧ къ ва́мъ, Бг҃ꙋ хотѧ́щꙋ. И҆ ѿвезе́сѧ ѿ Є҆фе́са: А҆кѵ́ла же и҆ Прїскі́лла ѡ҆ста́ста во Є҆фе́сѣ. 21. а простился с ними, сказав: мне нужно непременно провести приближающийся праздник в Иерусалиме; к вам же возвращусь опять, если будет угодно Богу. И отправился из Ефеса; Акила же и Прискилла остались в Ефесе427.
к҃в. И҆ соше́дъ въ Кесарі́ю, возше́дъ и҆ цѣлова́въ Цр҃ковь, сни́де во А҆нтїохі́ю, 22. Побывав в Кесарии, он приходил в Иерусалим, приветствовал церковь и отошел в Антиохию428,
к҃г. и҆ сотво́рь вре́мѧ нѣ́кое, и҆зы́де, проходѧ̀ порѧ́дꙋ Галаті́йскꙋю странꙋ̀ и҆ Фрѷгі́ю, ᲂу҆твержда́ѧ всѧ̑ ᲂу҆чн҃кѝ. 23. и, проведя там несколько времени, вышел, и проходил по порядку страну Галатийскую и Фригию, утверждая всех учеников.429
к҃д. І҆ꙋде́анинъ же нѣ́кто, А҆поллѡ́съ и҆́менемъ, А҆леѯа́ндрѧнинъ ро́домъ, мꙋ́жъ слове́сенъ, прїи́де во Є҆фе́съ, си́ленъ сы́й въ кни́гахъ. 24. Некто Иудей, именем Аполлос, родом из Александрии, муж красноречивый и сведущий в Писаниях, пришел в Ефес.
к҃є. Се́й бѣ̀ ѡ҆глаше́нъ пꙋтѝ Гдⷭ҇ню, и҆ горѧ̀ дꙋ́хомъ, глаго́лаше и҆ ᲂу҆ча́ше и҆звѣ́стнѡ ꙗ҆̀же ѡ҆ Гдⷭ҇ѣ, вѣ́дый то́кмѡ креще́нїе І҆ѡа́нново. 25. Он был наставлен в начатках пути Господня и, горя духом, говорил и учил о Господе правильно, зная только крещение Иоанново.
к҃ѕ. Се́й же нача́тъ дерза́ти на со́нмищихъ. Слы̑шавша же є҆го̀ А҆кѵ́ла и҆ Прїскі́лла, прїѧ́ста є҆го̀ и҆ и҆звѣ́стнѣе томꙋ̀ сказа́ста пꙋ́ть Гдⷭ҇ень. 26. Он начал смело говорить в синагоге. Услышав его, Акила и Прискилла приняли его и точнее объяснили ему путь Господень430.
к҃з. Хотѧ́щꙋ же є҆мꙋ̀ преитѝ во А҆ха́їю, предпосла́вше бра́тїѧ написа́ша ᲂу҆чн҃кѡ́мъ прїѧ́ти є҆го̀: и҆́же прише́дъ та́мѡ посо́бствова мно́гѡ вѣ́ровавшымъ блгⷣтїю: 27. А когда он вознамерился идти в Ахаию, то братия послали к тамошним ученикам, располагая их принять его; и он, прибыв туда, много содействовал уверовавшим благодатью,
к҃и. тве́рдѡ бо І҆ꙋдє́и не престаѧ̀ ѡ҆блича́ше пред̾ людьмѝ, сказꙋ́ѧ Писа́ньми, І҆и҃са бы́ти Хрⷭ҇та̀. 28. ибо он сильно опровергал Иудеев всенародно, доказывая Писаниями, что Иисус есть Христос431.

Глава 19


а҃. Бы́сть же внегда̀ бы́ти А҆поллѡ́сꙋ въ Корі́нѳѣ, Па́ѵелъ, проше́дъ вы̑шнїѧ страны̑, прїи́де во Є҆фе́съ, и҆ ѡ҆брѣ́тъ нѣ̑кїѧ ᲂу҆чн҃кѝ, 1. Во время пребывания Аполлоса в Коринфе Павел, пройдя верхние страны, прибыл в Ефес и, найдя там некоторых учеников,
в҃. речѐ къ ни̑мъ: а҆́ще ᲂу҆́бѡ Дх҃ъ Ст҃ъ прїѧ́ли є҆стѐ вѣ́ровавше; Ѻ҆ни́ же рѣ́ша къ немꙋ̀: но нижѐ а҆́ще Дх҃ъ Ст҃ы́й є҆́сть, слы́шахомъ. 2. сказал им: приняли ли вы Святаго Духа, уверовав? Они же сказали ему: мы даже и не слыхали, есть ли Дух Святый432.
г҃. Рече́ же къ ни̑мъ: во что̀ ᲂу҆̀бо крести́стесѧ; Ѻ҆ни́ же реко́ша: во І҆ѡа́нново креще́нїе. 3. Он сказал им: во что же вы крестились? Они отвечали: во Иоанново крещение.
д҃. Рече́ же Па́ѵелъ: І҆ѡа́ннъ ᲂу҆́бѡ крестѝ креще́нїемъ покаѧ́нїѧ, лю́демъ глаго́лѧ, да во Грѧдꙋ́щаго по не́мъ вѣ́рꙋютъ, си́рѣчь во Хрⷭ҇та̀ І҆и҃са. 4. Павел сказал: Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем, то есть во Христа Иисуса433.
є҃. Слы́шавше же крести́шасѧ во и҆́мѧ Гдⷭ҇а І҆и҃са, 5. Услышав это, они крестились во имя Господа Иисуса,
ѕ҃. и҆ возло́жшꙋ Па́ѵлꙋ на нѧ̀ рꙋ́цѣ, прїи́де Дх҃ъ Ст҃ы́й на нѧ̀, глаго́лахꙋ же ѧ҆зы̑ки и҆ проро́чествовахꙋ. 6. и, когда Павел возложил на них руки, нисшел на них Дух Святый, и они стали говорить иными языками и пророчествовать.
з҃. Бѧ́ше же всѣ́хъ мꙋже́й ꙗ҆́кѡ двана́десѧть. 7. Всех их было человек около двенадцати434.
и҃. Вше́дъ же въ со́нмище, дерза́ше, не ѡ҆бинꙋ́ѧсѧ трѝ мцⷭ҇ы бесѣ́дꙋѧ и҆ ᲂу҆вѣрѧ́ѧ, ꙗ҆̀же ѡ҆ Црⷭ҇твїи Бж҃їи. 8. Придя в синагогу, он небоязненно проповедовал три месяца, беседуя и удостоверяя о Царствии Божием435.
ѳ҃. И҆ є҆гда̀ нѣ́цыи ѡ҆жесточа́хꙋсѧ и҆ прѧ́хꙋсѧ, ѕлосло́вѧще пꙋ́ть Гдⷭ҇ень пред̾ наро́домъ, ѿстꙋ́пль ѿ ни́хъ ѿлꙋчѝ ᲂу҆чн҃кѝ, по всѧ̑ дни̑ стѧза́ѧсѧ во ᲂу҆чи́лищи мꙋчи́телѧ 436 нѣ́коегѡ. 9. Но как некоторые ожесточились и не верили, злословя путь Господень перед народом, то он, оставив их, отделил учеников, и ежедневно проповедовал в училище некоего Тиранна437.
і҃. Сїе́ же бы́сть два̀ лѣ̑та, ꙗ҆́кѡ всѣ̑мъ живꙋ́щымъ во А҆сі́и слы́шати сло́во Гдⷭ҇а І҆и҃са, Жидѡ́мъ же и҆ Є҆́ллинѡмъ. 10. Это продолжалось до двух лет, так что все жители Асии слышали проповедь о Господе Иисусе, как Иудеи, так и Еллины438.
а҃і. Си̑лы же не прѡ́сты творѧ́ше Бг҃ъ рꙋка́ма Па́ѵловыма, 11. Бог же творил немало чудес руками Павла,
в҃і. ꙗ҆́кѡ и҆ на недꙋ̑жныѧ наноси́ти ѿ (по́та) тѣ́ла є҆гѡ̀ главотѧ́жы и҆ ᲂу҆брꙋ́сцы, и҆ и҆сцѣли́тисѧ и҆̀мъ ѿ недꙋ̑гъ, и҆ дꙋхѡ́мъ лꙋка̑вымъ и҆сходи́ти ѿ ни́хъ. 12. так что на больных возлагали платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них439.
г҃і. Нача́ша же нѣ́цыи ѿ скита́ющихсѧ І҆ꙋдє́й заклина́телей и҆менова́ти над̾ и҆мꙋ́щими дꙋ́хи лꙋка̑выѧ и҆́мѧ Гдⷭ҇а І҆и҃са, глаго́люще: заклина́емъ вы̀ і҆и҃сомъ, Е҆го́же Па́ѵелъ проповѣ́дꙋетъ. 13. Даже некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует440.
д҃і. Бѧ́хꙋ же нѣ́цыи сы́нове Ске́ѵы І҆ꙋде́анина а҆рхїере́а се́дмь, и҆̀же сїѐ творѧ́хꙋ. 14. Это делали какие-то семь сынов Иудейского первосвященника Скевы441.
є҃і. Ѿвѣща́въ же дꙋ́хъ лꙋка́вый речѐ: І҆и҃са зна́ю и҆ Па́ѵла свѣ́мъ, вы́ же кто̀ є҆стѐ; 15. Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто?
ѕ҃і. И҆ скачѧ̀ на ни́хъ человѣ́къ, въ не́мже бѣ̀ дꙋ́хъ лꙋка́вый, и҆ ѡ҆долѣ́въ и҆̀мъ, ᲂу҆крѣпи́сѧ на ни́хъ, ꙗ҆́коже наги̑мъ и҆ ᲂу҆ра́нєнымъ и҆збѣжа́ти ѿ хра́ма ѻ҆́нагѡ. 16. И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома442.
з҃і. Сїе́ же бы́сть разꙋ́мно всѣ̑мъ живꙋ́щымъ во Е҆фе́сѣ І҆ꙋде́ємъ же и҆ Є҆́ллинѡмъ, и҆ нападѐ стра́хъ на всѣ́хъ и҆̀хъ, и҆ велича́шесѧ и҆́мѧ Гдⷭ҇а І҆и҃са: 17. Это сделалось известно всем живущим в Ефесе Иудеям и Еллинам, и напал страх на всех их, и величаемо было имя Господа Иисуса;
и҃і. мно́зи же ѿ вѣ́ровавшихъ прихожда́хꙋ, и҆сповѣ́дающе и҆ сказꙋ́юще дѣла̀ своѧ̑: 18. многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои443;
ѳ҃і. дово́льни же ѿ сотво́ршихъ чародѣѧ̑нїѧ, собра́вше кни̑ги своѧ̑, сожига́хꙋ пред̾ всѣ́ми: и҆ сложи́ша цѣ́ны и҆́хъ и҆ ѡ҆брѣто́ша сребра̀ пѧ́ть те́мъ. 19. а из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми, и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм444.
к҃. Си́це крѣ́пкѡ сло́во Гдⷭ҇не растѧ́ше и҆ крѣплѧ́шесѧ. 20. С такою силою возрастало и возмогало слово Господне.
к҃а. И҆ ꙗ҆́коже сконча́шасѧ сїѧ̑, положѝ Па́ѵелъ въ дꙋ́сѣ, проше́дъ Македо́нїю и҆ А҆ха́їю, и҆тѝ во І҆ерⷭ҇ли́мъ, ре́къ, ꙗ҆́кѡ бы́вшꙋ мѝ та́мѡ, подоба́етъ мѝ и҆ Ри́мъ ви́дѣти. 21. Когда же это совершилось, Павел положил в духе, пройдя Македонию и Ахаию, идти в Иерусалим, сказав: побывав там, я должен видеть и Рим.
к҃в. Посла́въ же въ Македо́нїю два̀ ѿ слꙋжа́щихъ є҆мꙋ̀, Тїмоѳе́а и҆ Є҆ра́ста, са́мъ же пребы́сть вре́мѧ во А҆сі́и. 22. И, послав в Македонию двоих из служивших ему, Тимофея и Ераста, сам остался на время в Асии445.
к҃г. Бы́сть же во вре́мѧ ѻ҆́но молва̀ не ма́ла ѡ҆ пꙋтѝ Гдⷭ҇ни: 23. В то время произошел немалый мятеж против пути Господня;
к҃д. Дими́трїй бо нѣ́кто и҆́менемъ, среброкова́чь, творѧ́й хра́мы срє́брѧны А҆ртемі́дѣ, подаѧ́ше хитрецє́мъ дѣ́ланїе 446 не ма́ло, 24. ибо некто серебряник, именем Димитрий, делавший серебряные храмы Артемиды и доставлявший художникам немалую прибыль,
к҃є. и҆̀хже собра́въ и҆ и҆́ны сицевы́хъ веще́й дѣ́латєли, речѐ: мꙋ́жїе, вѣ́сте, ꙗ҆́кѡ ѿ сегѡ̀ дѣ́ланїѧ дово́льство житїю̀ на́шемꙋ є҆́сть: 25. собрав их и других подобных ремесленников, сказал447: друзья! вы знаете, что от этого ремесла зависит благосостояние наше;
к҃ѕ. и҆ ви́дите и҆ слы́шите, ꙗ҆́кѡ не то́кмѡ Є҆фе́съ, но ма́лѡ не всю̀ А҆сі́ю Па́ѵелъ се́й препрѣ́въ, ѡ҆братѝ мно́гъ наро́дъ, глаго́лѧ, ꙗ҆́кѡ не сꙋ́ть бо́зи, и҆̀же рꙋка́ми человѣ́ческими быва́ютъ: 26. между тем вы видите и слышите, что не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги448;
к҃з. не то́кмѡ же сїѧ̀ бѣдꙋ̀ прїе́млетъ на́ша ча́сть, є҆́же бы во ѡ҆бличе́нїе не прїитѝ, но дабы̀ и҆ вели́кїѧ боги́ни А҆ртемі́ды хра́мъ ни во что́же не вмѣни́лсѧ, и҆́мать же разори́тисѧ и҆ вели́чество є҆ѧ̀, ю҆́же всѧ̀ А҆сі́а и҆ вселе́ннаѧ почита́етъ. 27. а это нам угрожает тем, что не только ремесло наше придет в презрение, но и храм великой богини Артемиды ничего не будет значить, и испровергнется величие той, которую почитает вся Асия и вселенная449.
к҃и. Слы́шавше же и҆ бы́вше и҆спо́лнени ꙗ҆́рости, вопїѧ́хꙋ глаго́люще: вели́ка А҆ртемі́да Є҆фе́сскаѧ. 28. Выслушав это, они исполнились ярости и стали кричать, говоря: велика Артемида Ефесская!
к҃ѳ. И҆ и҆спо́лнисѧ гра́дъ ве́сь мѧте́жа: ᲂу҆стреми́шасѧ же є҆динодꙋ́шнѡ на позо́рище, восхи́щше Га́їа и҆ А҆рїста́рха Македо́нѧны, дрꙋ́ги 450 Па́ѵлѡвы. 29. И весь город наполнился смятением451; схватив Македонян Гаия и Аристарха, спутников Павловых, они единодушно устремились на зрелище.
л҃. Па́ѵлꙋ же хотѧ́щꙋ вни́ти въ наро́дъ, не ѡ҆ставлѧ́хꙋ є҆гѡ̀ ᲂу҆чн҃цы̀: 30. Когда же Павел хотел войти в народ, ученики не допустили его.
л҃а. нѣ́цыи же ѿ А҆сі́йскихъ нача̑льникъ, сꙋ́ще є҆мꙋ̀ дрꙋ́зи, посла́вше къ немꙋ̀, молѧ́хꙋ не вда́ти себѐ въ позо́ръ. 31. Также и некоторые из Асийских начальников, будучи друзьями его, послав к нему, просили не показываться на зрелище452.
л҃в. Дрꙋзі́и же ᲂу҆̀бо и҆́но нѣ́что вопїѧ́хꙋ: бѣ́ бо собра́нїе смꙋще́но, и҆ мно́жайшїи ѿ ни́хъ не вѣ́дѧхꙋ, чесѡ̀ ра́ди собра́шасѧ. 32. Между тем одни кричали одно, а другие другое, ибо собрание было беспорядочное, и большая часть собравшихся не знали, зачем собрались.
л҃г. Ѿ наро́да же и҆збра́ша А҆леѯа́ндра, и҆зве́дшымъ є҆го̀ І҆ꙋде́ємъ. А҆леѯа́ндръ же, помаа́въ рꙋко́ю, хотѧ́ше ѿвѣща́ти наро́дꙋ. 33. По предложению Иудеев, из народа вызван был Александр. Дав знак рукою, Александр хотел говорить к народу.
л҃д. Разꙋмѣ́вше же, ꙗ҆́кѡ І҆ꙋде́анинъ є҆́сть, гла́съ бы́сть є҆ди́нъ ѿ всѣ́хъ, ꙗ҆́кѡ на два̀ часа̑ вопїю́щихъ: вели́ка А҆ртемі́да Є҆фе́сскаѧ. 34. Когда же узнали, что он Иудей, то закричали все в один голос, и около двух часов кричали: велика Артемида Ефесская453!
л҃є. Оу҆ти́шивъ же кни́жникъ наро́дъ, речѐ: мꙋ́жїе Є҆фе́сстїи, кто́ бо є҆́сть человѣ́къ, и҆́же не вѣ́сть, ꙗ҆́кѡ Є҆фе́сскїй гра́дъ слꙋжи́тель є҆́сть вели́кїѧ боги́ни А҆ртемі́ды и҆ Дїопе́та; 35. Блюститель же порядка, утишив народ, сказал: мужи Ефесские! какой человек не знает, что город Ефес есть служитель великой богини Артемиды и Диопета?
л҃ѕ. без̾ всѧ́кагѡ ᲂу҆̀бо прекосло́вїѧ си̑мъ си́це сꙋ́щымъ, потре́бно є҆́сть ва́мъ безмѡ́лвнымъ бы́ти и҆ ничто́же безчи́нно твори́ти: 36. Если же в этом нет спора, то надобно вам быть спокойными и не поступать опрометчиво454;
л҃з. приведо́сте бо мꙋже́й си́хъ, ни хра́мъ (А҆ртемі́динъ) ѡ҆кра́дшихъ, нижѐ боги́ню ва́шꙋ хꙋ́лѧщихъ: 37. а вы привели этих мужей, которые ни храма Артемидина не обокрали, ни богини вашей не хулили455;
л҃и. а҆́ще ᲂу҆́бѡ Дими́трїй и҆ и҆̀же съ ни́мъ хꙋдѡ́жницы и҆́мꙋтъ къ комꙋ̀ сло́во, сꙋды̀ сꙋ́ть и҆ а҆нѳѷпа́ти сꙋ́ть: да пое́млютъ дрꙋ́гъ на дрꙋ́га: 38. если же Димитрий и другие с ним художники имеют жалобу на кого-нибудь, то есть судебные собрания и есть проконсулы: пусть жалуются друг на друга;
л҃ѳ. а҆́ще ли же что̀ ѡ҆ и҆ны́хъ и҆́щете, въ зако́ннѣмъ собра́нїи разрѣши́тсѧ: 39. а если вы ищете чего-нибудь другого, то это будет решено в законном собрании456;
м҃. и҆́бо бѣ́дствꙋемъ порица́еми бы́ти ѡ҆ крамолѣ̀ дне́шней, ни є҆ди́нѣй винѣ̀ сꙋ́щей, ѡ҆ не́йже возмо́жемъ возда́ти сло́во стремле́нїѧ сегѡ̀. И҆ сїѧ̑ ре́къ распꙋстѝ собра́вшїйсѧ наро́дъ. 40. ибо мы находимся в опасности – за происшедшее ныне быть обвиненными в возмущении, так как нет никакой причины, которою мы могли бы оправдать такое сборище. Сказав это, он распустил собрание457.

Глава 20


а҃. По ᲂу҆тише́нїи же молвы̀, призва́въ Па́ѵелъ ᲂу҆чн҃кѝ, ᲂу҆тѣ́шивъ и҆ цѣлова́въ и҆̀хъ, и҆зы́де и҆тѝ въ Македо́нїю. 1. По прекращении мятежа Павел, призвав учеников и дав им наставления и простившись с ними, вышел и пошел в Македонию458.
в҃. Проше́дъ же страны̑ ѡ҆́ны и҆ ᲂу҆тѣ́шивъ и҆̀хъ сло́вомъ мно́гимъ, прїи́де во Е҆лла́дꙋ: 2. Пройдя же те места и преподав верующим обильные наставления, пришел в Елладу;
г҃. пожи́въ же мцⷭ҇ы трѝ, бы́вшꙋ на́нь навѣ́тꙋ ѿ І҆ꙋдє́й, хотѧ́щꙋ ѿвезти́сѧ въ Сѷрі́ю, бы́сть хотѣ́нїе возврати́тисѧ сквозѣ̀ Македо́нїю. 3. там пробыл он три месяца; когда же, по случаю возмущения, сделанного против него Иудеями, он хотел отправиться в Сирию, то пришло ему на мысль возвратиться через Македонию459.
д҃. Послѣ́дова же є҆мꙋ̀ да́же до А҆сі́и Сѡсїпа́тръ Пѵ́рровъ Бе́рѧнинъ, Солꙋ́нѧне же А҆рїста́рхъ и҆ Секꙋ́ндъ, и҆ Га́їй Де́рвѧнинъ и҆ Тїмоѳе́й, А҆сі́ане же Тѷхі́къ и҆ Трофі́мъ. 4. Его сопровождали до Асии Сосипатр Пирров, Вериянин, и из Фессалоникийцев Аристарх и Секунд, и Гаий Дервянин и Тимофей, и Асийцы Тихик и Трофим460.
є҃. Сі́и предше́дше жда́хꙋ на́съ въ Трѡа́дѣ. 5. Они, пойдя вперед, ожидали нас в Троаде.
ѕ҃. Мы́ же ѿвезо́хомсѧ по дне́хъ ѡ҆прѣсно́чныхъ ѿ Фїлі̑ппъ и҆ прїидо́хомъ къ ни̑мъ въ Трѡа́дꙋ во дне́хъ пѧтѝ, и҆дѣ́же пребы́хомъ дні́й се́дмь. 6. А мы, после дней опресночных, отплыли из Филипп и дней в пять прибыли к ним в Троаду, где пробыли семь дней461.
з҃. Во є҆ди́нꙋ же ѿ сꙋббѡ́тъ, собра́вшымсѧ ᲂу҆чн҃кѡ́мъ преломи́ти хлѣ́бъ, Па́ѵелъ бесѣ́доваше къ ни̑мъ, хотѧ̀ и҆зы́ти на ᲂу҆́трїи, простре́ же сло́во до полꙋ́нощи. 7. В первый же день недели, когда ученики собрались для преломления хлеба, Павел, намереваясь отправиться в следующий день, беседовал с ними и продолжил слово до полуночи462.
и҃. Бѧ́хꙋ же свѣщы̀ мнѡ́ги въ го́рницѣ, и҆дѣ́же бѣ́хомъ со́брани. 8. В горнице, где мы собрались, было довольно светильников.
ѳ҃. Сѣдѧ́ же нѣ́кто ю҆́ноша, и҆́менемъ Е҆ѵтѵ́хъ, во ѻ҆кнѣ̀, ѡ҆тѧгче́нъ сно́мъ глꙋбо́кимъ, глаго́лющꙋ Па́ѵлꙋ ѡ҆ мно́зѣ, прекло́ньсѧ ѿ сна̀, падѐ ѿ трекро́вника до́лꙋ, и҆ взѧ́ша є҆го̀ ме́ртва. 9. Во время продолжительной беседы Павловой один юноша, именем Евтих, сидевший на окне, погрузился в глубокий сон и, пошатнувшись, сонный упал вниз с третьего жилья, и поднят мертвым463.
і҃. Соше́дъ же Па́ѵелъ нападѐ на́нь, и҆ ѡ҆б̾е́мь є҆го̀ речѐ: не мо́лвите, и҆́бо дꙋша̀ є҆гѡ̀ въ не́мъ є҆́сть. 10. Павел, сойдя, пал на него и, обняв его, сказал: не тревожьтесь, ибо душа его в нем.
а҃і. Возше́дъ же и҆ прело́мль хлѣ́бъ и҆ вкꙋ́шь, дово́льнѡ же бесѣ́довавъ да́же до зарѝ, и҆ та́кѡ и҆зы́де. 11. Взойдя же и преломив хлеб и вкусив, беседовал довольно, даже до рассвета, и потом вышел.
в҃і. Приведо́ша же ѻ҆́трока жи́ва и҆ ᲂу҆тѣ́шишасѧ не ма́лѡ. 12. Между тем отрока привели живого, и немало утешились464.
г҃і. Мы́ же, прише́дше въ кора́бль, ѿвезо́хомсѧ во А҆́ссонъ, ѿтꙋ́дꙋ хотѧ́ще поѧ́ти Па́ѵла: та́кѡ бо на́мъ бѣ̀ повелѣ́лъ, хотѧ̀ са́мъ пѣ́шь и҆тѝ. 13. Мы пошли вперед на корабль и поплыли в Асс, чтобы взять оттуда Павла; ибо он так приказал нам, намереваясь сам идти пешком.
д҃і. И҆ ꙗ҆́коже сни́десѧ съ на́ми во А҆́ссонѣ, взе́мше є҆го̀ прїидо́хомъ въ Мїтѷли́нъ. 14. Когда же он сошелся с нами в Ассе, то, взяв его, мы прибыли в Митилину.
є҃і. И҆ ѿтꙋ́дꙋ ѿве́зшесѧ, во ᲂу҆́трїе приста́хомъ проти́вꙋ Хі́ю, въ дрꙋгі́й же ѿвезо́хомсѧ въ Са́монъ, и҆ пребы́вше въ Трѡгѷллі́и, въ грѧдꙋ́щїй же де́нь прїидо́хомъ въ Мїли́тъ: 15. И, отплыв оттуда, в следующий день мы остановились против Хиоса, а на другой пристали к Самосу и, побывав в Трогиллии, в следующий день прибыли в Милит465,
ѕ҃і. сꙋди́ бо Па́ѵелъ ми́мо и҆тѝ Є҆фе́съ, ꙗ҆́кѡ да не бꙋ́детъ є҆мꙋ̀ закоснѣ́ти во А҆сі́и, тща́шебосѧ, а҆́ще возмо́жно бꙋ́детъ, въ де́нь пѧтьдесѧ́тный бы́ти во І҆ерⷭ҇ли́мѣ. 16. ибо Павлу рассудилось миновать Ефес, чтобы не замедлить ему в Асии; потому что он поспешал, если можно, в день Пятидесятницы быть в Иерусалиме466.
з҃і. Ѿ Мїли́та же посла́въ во Є҆фе́съ, призва̀ пресвѵ́теры цр҃кѡ́вныѧ, 17. Из Милита же послав в Ефес, он призвал пресвитеров церкви,
и҃і. и҆ ꙗ҆́коже прїидо́ша къ немꙋ̀, речѐ къ ни̑мъ: вы̀ вѣ́сте, ꙗ҆́кѡ ѿ пе́рвагѡ днѐ, ѿне́лиже прїидо́хъ во А҆сі́ю, ка́кѡ съ ва́ми всѐ вре́мѧ бы́хъ, 18. и, когда они пришли к нему, он сказал им: вы знаете, как я с первого дня, в который пришел в Асию, все время был с вами,
ѳ҃і. рабо́таѧ Гдⷭ҇еви со всѧ́кимъ смиреномⷣрїемъ и҆ мно́гими слеза́ми и҆ напа́стьми, прилꙋчи́вшимисѧ мнѣ̀ ѿ І҆ꙋде́йскихъ навѣ̑тъ: 19. работая Господу со всяким смиренномудрием и многими слезами, среди искушений, приключавшихся мне по злоумышлениям Иудеев467;
к҃. ꙗ҆́кѡ ни въ чесо́мъ ѿ поле́зныхъ ѡ҆бинꙋ́хсѧ, є҆́же сказа́ти ва́мъ и҆ наꙋчи́ти ва́съ пред̾ людьмѝ и҆ по домѡ́мъ, 20. как я не пропустил ничего полезного, о чем вам не проповедовал бы и чему не учил бы вас всенародно и по домам,
к҃а. засвидѣ́тельствꙋѧ І҆ꙋде́ємъ же и҆ Є҆́ллинѡмъ є҆́же къ Бг҃ꙋ покаѧ́нїе и҆ вѣ́рꙋ ꙗ҆́же въ Гдⷭ҇а на́шего І҆и҃са Хрⷭ҇та̀. 21. возвещая Иудеям и Еллинам покаяние пред Богом и веру в Господа нашего Иисуса Христа468.
к҃в. И҆ нн҃ѣ, сѐ, а҆́зъ свѧ́занъ Дꙋ́хомъ грѧдꙋ̀ во І҆ерⷭ҇ли́мъ, ꙗ҆̀же въ не́мъ хотѧ̑щаѧ приключи́тисѧ мнѣ̀ не вѣ́дый: 22. И вот, ныне я, по влечению Духа, иду в Иерусалим, не зная, что́ там встретится со мною;
к҃г. то́чїю ꙗ҆́кѡ Дх҃ъ Ст҃ы́й по всѧ̑ гра́ды свидѣ́тельствꙋетъ, гл҃ѧ, ꙗ҆́кѡ ᲂу҆́зы менѐ и҆ скѡ́рби ждꙋ́тъ. 23. только Дух Святый по всем городам свидетельствует, говоря, что узы и скорби ждут меня469.
к҃д. Но ни є҆ди́но же попече́нїе творю̀, нижѐ и҆́мамъ дꙋ́шꙋ мою̀ че́стнꙋ себѣ̀, ра́звѣ є҆́же сконча́ти тече́нїе моѐ съ ра́достїю и҆ слꙋ́жбꙋ, ю҆́же прїѧ́хъ ѿ Гдⷭа І҆и҃са, засвидѣ́тельствовати Є҆ѵⷢ҇лїе блгⷣти Бж҃їѧ. 24. Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией470.
к҃є. И҆ нн҃ѣ, сѐ, а҆́зъ вѣ́мъ, ꙗ҆́кѡ ктомꙋ̀ не ᲂу҆́зрите лица̀ моегѡ̀ вы̀ всѝ, въ ни́хже проидо́хъ проповѣ́дꙋѧ Црⷭ҇твїе Бж҃їе. 25. И ныне, вот, я знаю, что уже не увидите лица моего все вы, между которыми ходил я, проповедуя Царствие Божие.
к҃ѕ. Тѣ́мже свидѣ́тельствꙋю ва́мъ во дне́шнїй де́нь, ꙗ҆́кѡ чи́стъ а҆́зъ ѿ кро́ве всѣ́хъ, 26. Посему свидетельствую вам в нынешний день, что чист я от крови всех,
к҃з. не ѡ҆бинꙋ́хсѧ бо сказа́ти ва́мъ всю̀ во́лю Бж҃їю. 27. ибо я не упускал возвещать вам всю волю Божию471.
к҃и. Внима́йте ᲂу҆̀бо себѣ̀ и҆ всемꙋ̀ ста́дꙋ, въ не́мже ва́съ Дх҃ъ Ст҃ы́й поста́ви є҆пі́скопы, пастѝ Цр҃ковь Гдⷭ҇а и҆ Бг҃а, ю҆́же стѧжа̀ Кро́вїю Свое́ю. 28. Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею472.
к҃ѳ. А҆́зъ бо вѣ́мъ сїѐ, ꙗ҆́кѡ по ѿше́ствїи мое́мъ вни́дꙋтъ во́лцы тѧ́жцы въ ва́съ, не щадѧ́щїи ста́да: 29. Ибо я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада;
л҃. и҆ ѿ ва́съ самѣ́хъ воста́нꙋтъ мꙋ́жїе глаго́лющїи развращє́наѧ, є҆́же ѿторга́ти ᲂу҆чн҃кѝ в̾слѣ́дъ себє̀. 30. и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою.
л҃а. Сегѡ̀ ра́ди бди́те, помина́юще, ꙗ҆́кѡ трѝ лѣ̑та но́щь и҆ де́нь не престаѧ́хъ ᲂу҆чѧ̀ со слеза́ми є҆ди́наго кого́ждо ва́съ. 31. Посему бодрствуйте, памятуя, что я три года день и ночь непрестанно со слезами учил каждого из вас473.
л҃в. И҆ нн҃ѣ предаю̀ ва́съ, бра́тїе, Бг҃ови и҆ сло́вꙋ блгⷣти Е҆гѡ̀, могꙋ́щемꙋ назда́ти и҆ да́ти ва́мъ наслѣ́дїе во ѡ҆сщ҃е́нныхъ всѣ́хъ. 32. И ныне предаю вас, братия, Богу и слову благодати Его, могущему назидать вас более и дать вам наследие со всеми освященными474.
л҃г. Сребра̀ и҆лѝ зла́та и҆лѝ ри́зъ ни є҆ди́нагѡ возжела́хъ: 33. Ни серебра, ни золота, ни одежды я ни от кого не пожелал:
л҃д. са́ми вѣ́сте, ꙗ҆́кѡ тре́бованїю моемꙋ̀ и҆ сꙋ́щымъ со мно́ю послꙋжи́стѣ рꙋ́цѣ моѝ сі́и. 34. сами знаете, что нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии.
л҃є. Всѧ̑ сказа́хъ ва́мъ, ꙗ҆́кѡ та́кѡ трꙋжда́ющымсѧ подоба́етъ застꙋпа́ти немощны́ѧ, помина́ти же сло́во Гдⷭ҇а І҆и҃са, ꙗ҆́кѡ Са́мъ речѐ: бл҃же́ннѣе є҆́сть па́че даѧ́ти, не́жели прїима́ти. 35. Во всем показал я вам, что, так трудясь, надобно поддерживать слабых и памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал: «блаженнее давать, нежели принимать»475.
л҃ѕ. И҆ сїѧ̑ ре́къ, прекло́нь кѡлѣ́на своѧ̑, со всѣ́ми и҆́ми помоли́сѧ. 36. Сказав это, он преклонил колени свои и со всеми ими помолился.
л҃з. Мно́гъ же бы́сть пла́чь всѣ̑мъ: и҆ напа́дше на вы́ю Па́ѵловꙋ, ѡ҆блобыза́хꙋ є҆го̀, 37. Тогда немалый плач был у всех, и, падая на выю Павла, целовали его,
л҃и. скорбѧ́ще наипа́че ѡ҆ словесѝ, є҆́же речѐ, ꙗ҆́кѡ ктомꙋ̀ не и҆́мꙋтъ лица̀ є҆гѡ̀ ᲂу҆зрѣ́ти. Провожда́хꙋ же є҆го̀ въ кора́бль. 38. скорбя особенно от сказанного им слова, что они уже не увидят лица его. И провожали его до корабля476.

Глава 21


а҃. И҆ ꙗ҆́коже бы́сть ѿвезти́сѧ на́мъ, ѿто́ргшымсѧ ѿ ни́хъ, прѧ́мѡ ше́дше прїидо́хомъ въ Кѡ́нъ, въ дрꙋгі́й же де́нь въ Ро́досъ и҆ ѿтꙋ́дꙋ въ Пата́рꙋ: 1. Когда же мы, расставшись с ними, отплыли, то прямо пришли в Кос, на другой день в Родос и оттуда в Патару,
в҃. и҆ ѡ҆брѣ́тше кора́бль преходѧ́щь въ Фїнїкі́ю, возше́дше ѿвезо́хомсѧ. 2. и, найдя корабль, идущий в Финикию, взошли на него и отплыли.
г҃. Возни́кшїй же на́мъ Кѵ́пръ ѡ҆ста́вльше ѡ҆шꙋ́юю, плы́хомъ въ сѷрі́ю и҆ приста́хомъ въ Тѵ́рѣ, та́мѡ бо бѧ́ше кораблю̀ и҆зложи́ти бре́мѧ: 3. Быв в виду Кипра и оставив его слева, мы плыли в Сирию, и пристали в Тире, ибо тут надлежало сложить груз с корабля477;
д҃. и҆ ѡ҆брѣ́тше ᲂу҆чн҃кѝ, пребы́хомъ тꙋ̀ дні́й се́дмь: и҆̀же Па́ѵлови глаго́лахꙋ Дх҃омъ не восходи́ти во І҆ерⷭ҇ли́мъ. 4. и, найдя учеников, пробыли там семь дней. Они, по внушению Духа, говорили Павлу, чтобы он не ходил в Иерусалим.
є҃. Є҆гда́ же бы́сть на́мъ сконча́ти дни̑, и҆зше́дше и҆до́хомъ, провожда́ющымъ на́съ всѣ̑мъ съ жена́ми и҆ дѣтьмѝ да́же до внѣ̀ гра́да: и҆ прекло́ньше кѡлѣ́на при бре́зѣ помоли́хомсѧ. 5. Проведя эти дни, мы вышли и пошли, и нас провожали все с женами и детьми даже за город; а на берегу, преклонив колени, помолились.
ѕ҃. И҆ цѣлова́вше дрꙋ́гъ дрꙋ́га внидо́хомъ въ кора́бль, ѻ҆ни́ же возврати́шасѧ во своѧ̑ си. 6. И, простившись друг с другом, мы вошли в корабль, а они возвратились домой478.
з҃. Мы́ же, пла́ванїе наче́нше ѿ Тѵ́ра, приста́хомъ во Птолемаі́дѣ, и҆ цѣлова́вше бра́тїю, пребы́хомъ де́нь є҆ди́нъ ᲂу҆ ни́хъ. 7. Мы же, совершив плавание, прибыли из Тира в Птолемаиду, где, приветствовав братьев, пробыли у них один день.
и҃. Во ᲂу҆́трїе же и҆зше́дше Па́ѵелъ и҆ и҆̀же съ ни́мъ, прїидо́хомъ въ Кесарі́ю, и҆ вше́дше въ до́мъ Фїлі́ппа бл҃говѣ́стника, сꙋ́ща ѿ седмѝ (дїа́кѡнъ), пребы́хомъ ᲂу҆ негѡ̀. 8. А на другой день Павел и мы, бывшие с ним, выйдя, пришли в Кесарию и, войдя в дом Филиппа благовестника, одного из семи диаконов, остались у него.
ѳ҃. Сегѡ́ же бѧ́хꙋ дщє́ри дѣви̑цы четы́ри прорица́ющыѧ. 9. У него были четыре дочери девицы, пророчествующие479.
і҃. Пребыва́ющымъ же на́мъ та́мѡ дни̑ мнѡ́ги, сни́де нѣ́кто ѿ І҆ꙋде́и прⷪ҇ро́къ, и҆́менемъ А҆га́въ, 10. Между тем как мы пребывали у них многие дни, пришел из Иудеи некто пророк, именем Агав,
а҃і. и҆ прише́дъ къ на́мъ и҆ взе́мъ по́ѧсъ Па́ѵловъ, свѧза́въ же своѝ рꙋ́цѣ и҆ но́зѣ, речѐ: та́кѡ гл҃етъ Дх҃ъ Ст҃ы́й: мꙋ́жа, є҆гѡ́же є҆́сть по́ѧсъ се́й, та́кѡ свѧ́жꙋтъ (є҆го̀) во І҆ерⷭ҇ли́мѣ І҆ꙋде́є и҆ предадѧ́тъ въ рꙋ́цѣ ꙗ҆зы́кѡвъ. 11. и, войдя к нам, взял пояс Павлов и, связав себе руки и ноги, сказал: так говорит Дух Святый: «мужа, чей этот пояс, так свяжут в Иерусалиме Иудеи и предадут в руки язычников»480.
в҃і. И҆ ꙗ҆́коже слы́шахомъ сїѧ̑, молѧ́хомъ мы́ же и҆ намѣ́стнїи 481, не восходи́ти є҆мꙋ̀ во І҆ерⷭ҇ли́мъ. 12. Когда же мы услышали это, то и мы и тамошние просили, чтобы он не ходил в Иерусалим.
г҃і. Ѿвѣща́ же Па́ѵелъ и҆ речѐ: что̀ творитѐ, пла́чꙋще и҆ сокрꙋша́юще мѝ се́рдце; а҆́зъ бо не то́чїю свѧ́занъ бы́ти (хощꙋ̀), но и҆ ᲂу҆мре́ти во І҆ерⷭ҇ли́мѣ гото́въ є҆́смь за и҆́мѧ Гдⷭ҇а І҆и҃са. 13. Но Павел в ответ сказал: что вы делаете? что плачете и сокрушаете сердце мое? я не только хочу быть узником, но готов умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса482.
д҃і. Не повинꙋ́ющꙋсѧ же є҆мꙋ̀, ᲂу҆молча́хомъ, ре́кше: во́лѧ Гдⷭ҇нѧ да бꙋ́детъ. 14. Когда же мы не могли уговорить его, то успокоились, сказав: да будет воля Господня!
є҃і. По дне́хъ же си́хъ ᲂу҆гото́вльшесѧ взыдо́хомъ во І҆ерⷭ҇ли́мъ: 15. После сих дней, приготовившись, пошли мы в Иерусалим.
ѕ҃і. прїидо́ша же съ на́ми и҆ нѣ́цыи ᲂу҆чн҃цы̀ ѿ Кесарі́и, ведꙋ́ще съ собо́ю, ᲂу҆ негѡ́же бы ѡ҆бита́ти на́мъ, Мна́сѡна нѣ́коего Кѵ́прѧнина, дре́внѧго ᲂу҆чн҃ка̀. 16. С нами шли и некоторые ученики из Кесарии, провожая нас к некоему давнему ученику, Мнасону Кипрянину, у которого можно было бы нам жить.
з҃і. Бы́вшымъ же на́мъ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ, любе́знѡ прїѧ́ша на́съ бра́тїѧ. 17. По прибытии нашем в Иерусалим братия радушно приняли нас483.
и҃і. На ᲂу҆́трїе же вни́де Па́ѵелъ съ на́ми ко І҆а́кѡвꙋ, вси́ же прїидо́ша ста́рцы. 18. На другой день Павел пришел с нами к Иакову; пришли и все пресвитеры.
ѳ҃і. И҆ цѣлова́въ и҆̀хъ, сказа́ше по є҆ди́номꙋ ко́еждо, є҆́же сотворѝ Бг҃ъ во ꙗ҆зы́цѣхъ слꙋже́нїемъ є҆гѡ̀. 19. Приветствовав их, Павел рассказывал подробно, что сотворил Бог у язычников служением его.
к҃. Ѻ҆ни́ же слы́шавше сла́влѧхꙋ Бг҃а и҆ реко́ша є҆мꙋ̀: ви́диши ли, бра́те, коли́кѡ те́мъ є҆́сть І҆ꙋдє́й вѣ́ровавшихъ; и҆ всѝ ревни́телїе зако́нꙋ сꙋ́ть: 20. Они же, выслушав, прославили Бога и сказали ему: видишь, брат, сколько тысяч уверовавших Иудеев, и все они ревнители закона;
к҃а. ᲂу҆вѣсти́шасѧ же ѡ҆ тебѣ̀, ꙗ҆́кѡ ѿстꙋпле́нїю ᲂу҆чи́ши ѿ зако́на Мѡѷсе́ова живꙋ́щыѧ во ꙗ҆зы́цѣхъ всѧ̑ І҆ꙋдє́и, глаго́лѧ не ѡ҆брѣ́зовати и҆̀мъ ча̑дъ свои́хъ, нижѐ во ѡ҆бы́чаехъ ѻ҆те́ческихъ ходи́ти. 21. а о тебе наслышались они, что ты всех Иудеев, живущих между язычниками, учишь отступлению от Моисея, говоря, чтобы они не обрезывали детей своих и не поступали по обычаям484.
к҃в. Что̀ ᲂу҆̀бо є҆́сть; Всѧ́кѡ подоба́етъ наро́дꙋ сни́тисѧ: ᲂу҆слы́шатъ бо, ꙗ҆́кѡ прише́лъ є҆сѝ. 22. Итак что же? Верно соберется народ; ибо услышат, что ты пришел.
к҃г. Сїѐ ᲂу҆̀бо сотворѝ, є҆́же тѝ глаго́лемъ: сꙋ́ть ᲂу҆ на́съ мꙋ́жїе четы́ри ѡ҆бѣща́вше себѐ Бг҃ꙋ: 23. Сделай же, что мы скажем тебе: есть у нас четыре человека, имеющие на себе обет;
к҃д. сїѧ̑ пои́мъ ѡ҆чи́стисѧ съ ни́ми и҆ и҆ждивѝ на ни́хъ, да ѡ҆стри́жꙋтъ сѝ главы̑: и҆ разꙋмѣ́ютъ всѝ, ꙗ҆́кѡ возвѣщє́ннаѧ и҆̀мъ ѡ҆ тебѣ̀ ничто́же сꙋ́ть, но пребыва́еши и҆ са́мъ зако́нъ хранѧ̀. 24. взяв их, очистись с ними, и возьми на себя издержки на жертву за них, чтобы остригли себе голову, и узнают все, что слышанное ими о тебе несправедливо, но что и сам ты продолжаешь соблюдать закон485.
к҃є. А҆ ѡ҆ вѣ́ровавшихъ ꙗ҆зы́цѣхъ мы̀ посла́хомъ, сꙋди́вше ничто́же таково́е соблюда́ти и҆̀мъ, то́кмѡ храни́ти себѐ ѿ і҆дѡложе́ртвенныхъ и҆ кро́ве, и҆ ᲂу҆да́вленины и҆ блꙋда̀. 25. А об уверовавших язычниках мы писали, положив, чтобы они ничего такого не наблюдали, а только хранили себя от идоложертвенного, от крови, от удавленины и от блуда486.
к҃ѕ. Тогда̀ Па́ѵелъ пое́мь мꙋ́жы ѡ҆́ны, на ᲂу҆́трїе съ ни́ми ѡ҆чи́щьсѧ вни́де во свѧти́лище, возвѣща́ѧ и҆сполне́нїе дні́й ѡ҆чище́нїѧ, до́ндеже принесено̀ бы́сть за є҆ди́наго коего́ждо и҆́хъ приноше́нїе. 26. Тогда Павел, взяв тех мужей и очистившись с ними, в следующий день вошел в храм и объявил окончание дней очищения, когда должно быть принесено за каждого из них приношение487.
к҃з. И҆ ꙗ҆́коже хотѧ́хꙋ се́дмь дні́й сконча́тисѧ, и҆̀же ѿ А҆сі́и І҆ꙋде́є, ви́дѣвше є҆го̀ во свѧти́лищи, нава́диша ве́сь наро́дъ и҆ возложи́ша на́нь рꙋ́цѣ, 27. Когда же семь дней оканчивались, тогда Асийские Иудеи, увидев его в храме, возмутили весь народ и наложили на него руки,
к҃и. вопїю́ще: мꙋ́жїе І҆и҃льстїи, помози́те: се́й є҆́сть человѣ́къ, и҆́же на лю́ди и҆ зако́нъ и҆ на мѣ́сто сїѐ всѣ́хъ всю́дꙋ ᲂу҆чи́тъ: є҆ще́ же и҆ Є҆́ллины введѐ въ це́рковь и҆ ѡ҆сквернѝ ст҃о́е мѣ́сто сїѐ. 28. крича: мужи Израильские, помогите! этот человек всех повсюду учит против народа и закона и места сего; притом и Еллинов ввел в храм и осквернил святое место сие488.
к҃ѳ. Бѧ́хꙋ бо ви́дѣли Трофі́ма Є҆фе́сѧнина во гра́дѣ съ ни́мъ, є҆го́же мнѧ́хꙋ, ꙗ҆́кѡ въ це́рковь вве́лъ є҆́сть Па́ѵелъ. 29. Ибо перед тем они видели с ним в городе Трофима Ефесянина и думали, что Павел его ввел в храм.
л҃. Подви́жесѧ же гра́дъ ве́сь, и҆ бы́сть стече́нїе лю́демъ: и҆ є҆́мше Па́ѵла, влеча́хꙋ є҆го̀ во́нъ и҆з̾ це́ркве, и҆ а҆́бїе затвори́шасѧ двє́ри. 30. Весь город пришел в движение, и сделалось стечение народа; и, схватив Павла, повлекли его вон из храма, и тотчас заперты были двери.
л҃а. И҆́щꙋщымъ же и҆̀мъ ᲂу҆би́ти є҆го̀, взы́де вѣ́сть къ ты́сѧщникꙋ спі́ры, ꙗ҆́кѡ ве́сь возмꙋти́сѧ І҆ерⷭ҇ли́мъ: 31. Когда же они хотели убить его, до тысяченачальника полка дошла весть, что весь Иерусалим возмутился;
л҃в. ѻ҆́нъ же а҆́бїе пои́мъ во́ины и҆ со́тники, притечѐ на нѧ̀: ѻ҆ни́ же ви́дѣвше ты́сѧщника и҆ во́ины, преста́ша би́ти Па́ѵла. 32. он, тотчас взяв воинов и сотников, устремился на них; они же, увидев тысяченачальника и воинов, перестали бить Павла489.
л҃г. Пристꙋ́пль же ты́сѧщникъ ꙗ҆́тъ є҆го̀ и҆ повелѣ̀ свѧза́ти є҆го̀ вери́гома желѣ́знома двѣма̀, и҆ вопроша́ше: кто̀ ᲂу҆́бѡ є҆́сть и҆ что̀ є҆́сть сотвори́лъ. 33. Тогда тысяченачальник, приблизившись, взял его и велел сковать двумя цепями, и спрашивал: кто он, и что сделал.
л҃д. Дрꙋзі́и же и҆́но нѣ́что вопїѧ́хꙋ въ наро́дѣ: не могі́й же разꙋмѣ́ти и҆звѣ́стное молвы̀ ра́ди, повелѣ̀ ѿвестѝ є҆го̀ въ по́лкъ. 34. В народе одни кричали одно, а другие другое. Он же, не могши по причине смятения узнать ничего верного, повелел вести его в крепость490.
л҃є. Є҆гда́ же бы́сть на степе́нехъ, прилꙋчи́сѧ воздви́женꙋ бы́ти є҆мꙋ̀ ѿ вѡ́инъ нꙋ́жды ра́ди наро́да, 35. Когда же он был на лестнице, то воинам пришлось нести его по причине стеснения от народа,
л҃ѕ. послѣ́доваше бо мно́жество люді́й зовꙋ́щихъ: возмѝ є҆го̀. 36. ибо множество народа следовало и кричало: смерть ему!491
л҃з. Хотѧ́ же вни́ти въ по́лкъ Па́ѵелъ глаго́ла ты́сѧщникꙋ: а҆́ще лѣ́ть мѝ є҆́сть глаго́лати что̀ тебѣ̀; Ѻ҆́нъ же речѐ: Гре́чески ᲂу҆мѣ́еши ли; 37. При входе в крепость Павел сказал тысяченачальнику: можно ли мне сказать тебе нечто? А тот сказал: ты знаешь по-гречески?
л҃и. не ты́ ли є҆сѝ Е҆гѵ́птѧнинъ, пре́жде си́хъ дні́й превѣща́вый и҆ и҆зведы́й въ пꙋсты́ню четы́ри ты́сѧщы мꙋже́й сїкаре́й; 38. Так не ты ли тот Египтянин, который перед сими днями произвел возмущение и вывел в пустыню четыре тысячи человек разбойников?492
л҃ѳ. Рече́ же Па́ѵелъ: а҆́зъ человѣ́къ ᲂу҆́бѡ є҆́смь І҆ꙋде́анинъ, Та́рсѧнинъ, сла́внагѡ гра́да въ Кїлїкі́и жи́тель: молю́ же тѧ̀, повели́ ми глаго́лати къ лю́демъ. 39. Павел же сказал: я Иудеянин, Тарсянин, гражданин небезызвестного Киликийского города; прошу тебя, позволь мне говорить к народу.
м҃. Повелѣ́вшꙋ же є҆мꙋ̀, Па́ѵелъ стоѧ̀ на степе́нехъ помаа́въ рꙋко́ю къ лю́демъ: мно́гꙋ же безмо́лвїю бы́вшꙋ, возгласѝ Е҆вре́йскимъ ѧ҆зы́комъ, глаго́лѧ: 40. Когда же тот позволил, Павел, стоя на лестнице, дал знак рукою народу; и, когда сделалось глубокое молчание, начал говорить на еврейском языке так493:

Глава 22


а҃. Мꙋ́жїе бра́тїе и҆ ѻ҆тцы̀, ᲂу҆слы́шите мо́й къ ва́мъ нн҃ѣ ѿвѣ́тъ. 1. Мужи братия и отцы! выслушайте теперь мое оправдание перед вами.
в҃. Слы́шавше же, ꙗ҆́кѡ Е҆вре́йскимъ ѧ҆зы́комъ возгласѝ къ ни̑мъ, па́че приложи́ша безмо́лвїе. И҆ речѐ: 2. Услышав же, что он заговорил с ними на еврейском языке, они еще более утихли. Он сказал:
г҃. а҆́зъ ᲂу҆́бѡ є҆́смь мꙋ́жъ І҆ꙋде́анинъ, роди́всѧ въ Та́рсѣ Кїлїкі́йстѣмъ, воспита́нъ же во гра́дѣ се́мъ при ногꙋ̀ Гамалїи́лѡвꙋ, нака́занъ и҆звѣ́стнѡ ѻ҆те́ческомꙋ зако́нꙋ, ревни́тель сы́й Бж҃їй, ꙗ҆́коже всѝ вы̀ є҆стѐ дне́сь: 3. я Иудеянин, родившийся в Тарсе Киликийском, воспитанный в сем городе при ногах Гамалиила, тщательно наставленный в отеческом законе, ревнитель по Боге, как и все вы ныне494;
д҃. и҆́же се́й пꙋ́ть гони́хъ да́же до сме́рти, вѧжѧ̀ и҆ предаѧ̀ въ темни́цꙋ мꙋ́жы же и҆ жєны̀, 4. я даже до смерти гнал последователей сего учения, связывая и предавая в темницу и мужчин и женщин,
є҃. ꙗ҆́коже и҆ а҆рхїере́й свидѣ́тельствꙋетъ мѝ и҆ всѝ ста́рцы: ѿ ни́хже и҆ посла̑нїѧ прїе́мь къ живꙋ́щымъ въ Дама́сцѣ бра́тїѧмъ, и҆дѧ́хъ привестѝ сꙋ́щыѧ та́мѡ свѧ̑заны во І҆ерⷭ҇ли́мъ, да мꙋ́чатсѧ. 5. как засвидетельствует о мне первосвященник и все старейшины, от которых и письма взяв к братиям, живущим в Дамаске, я шел, чтобы тамошних привести в оковах в Иерусалим на истязание495.
ѕ҃. Бы́сть же мѝ и҆дꙋ́щꙋ и҆ приближа́ющꙋсѧ къ Дама́скꙋ въ полꙋ́дне, внеза́пꙋ съ небесѐ ѡ҆блиста̀ свѣ́тъ мно́гъ ѡ҆́крестъ менє̀. 6. Когда же я был в пути и приближался к Дамаску, около полудня вдруг осиял меня великий свет с неба.
з҃. Падо́хъ же на зе́млю и҆ слы́шахъ гла́съ гл҃ющь мѝ: Са́ѵле, Са́ѵле, что́ Мѧ го́ниши; 7. Я упал на землю и услышал голос, говоривший мне: Савл, Савл! что ты гонишь Меня?
и҃. А҆́зъ же ѿвѣща́хъ: кто̀ є҆сѝ, Гдⷭ҇и; Рече́ же ко мнѣ̀: а҆́зъ є҆́смь І҆и҃съ Назѡре́й, Е҆го́же ты̀ го́ниши. 8. Я отвечал: кто Ты, Господи? Он сказал мне: Я Иисус Назорей, Которого ты гонишь496.
ѳ҃. Со мно́ю же сꙋ́щїи свѣ́тъ ᲂу҆́бѡ ви́дѣша и҆ пристра́шни бы́ша, гла́са же не слы́шаша Гл҃ющагѡ ко мнѣ̀. 9. Бывшие же со мною свет видели, и пришли в страх; но голоса Говорившего мне не слыхали.
і҃. Реко́хъ же: что̀ сотворю̀, Гдⷭ҇и; Гдⷭ҇ь же речѐ ко мнѣ̀: воста́въ и҆дѝ въ Дама́скъ, и҆ та́мѡ рече́тсѧ тѝ ѡ҆ всѣ́хъ, ꙗ҆̀же вчине́но тѝ є҆́сть твори́ти. 10. Тогда я сказал: Господи! что мне делать? Господь же сказал мне: встань и иди в Дамаск, и там тебе сказано будет всё, что назначено тебе делать497.
а҃і. И҆ ꙗ҆́коже не ви́дѣхъ ѿ сла́вы свѣ́та ѻ҆́нагѡ, за рꙋ́кꙋ ведо́мь ѿ сꙋ́щихъ со мно́ю, внидо́хъ въ Дама́скъ. 11. А как я от славы света того лишился зрения, то бывшие со мною за руку привели меня в Дамаск.
в҃і. А҆на́нїа же нѣ́кїй, мꙋ́жъ благоговѣ́инъ по зако́нꙋ, свидѣ́тельствованъ ѿ всѣ́хъ живꙋ́щихъ въ Дама́сцѣ І҆ꙋдє́й, 12. Некто Анания, муж благочестивый по закону, одобряемый всеми Иудеями, живущими в Дамаске,
г҃і. прише́дъ ко мнѣ̀ и҆ ста́въ рече́ ми: Са́ѵле бра́те, прозрѝ. И҆ а҆́зъ въ то́й ча́съ воззрѣ́хъ на́нь. 13. пришел ко мне и, подойдя, сказал мне: брат Савл! прозри. И я тотчас увидел его498.
д҃і. Ѻ҆́нъ же рече́ ми: Бг҃ъ ѻ҆тє́цъ на́шихъ и҆зво́ли 499 тѧ̀ разꙋмѣ́ти хотѣ́нїе Є҆гѡ̀, и҆ ви́дѣти Првⷣника, и҆ слы́шати гла́съ ѿ ᲂу҆́стъ Є҆гѡ̀: 14. Он же сказал мне: Бог отцов наших предъизбрал тебя, чтобы ты познал волю Его, увидел Праведника и услышал глас из уст Его,
є҃і. ꙗ҆́кѡ бꙋ́деши є҆мꙋ̀ свидѣ́тель ᲂу҆ всѣ́хъ человѣ́кѡвъ ѡ҆ си́хъ, ꙗ҆̀же ви́дѣлъ є҆сѝ и҆ слы́шалъ: 15. потому что ты будешь Ему свидетелем пред всеми людьми о том, что ты видел и слышал.
ѕ҃і. и҆ нн҃ѣ что̀ ме́длиши; воста́въ крести́сѧ и҆ ѡ҆мы́й грѣхѝ твоѧ̑, призва́въ и҆́мѧ Гдⷭ҇а І҆и҃са. 16. Итак, что ты медлишь? Встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа Иисуса500.
з҃і. Бы́сть же возврати́вшꙋмисѧ во І҆ерⷭ҇ли́мъ и҆ молѧ́щꙋмисѧ въ це́ркви, бы́ти во и҆зстꙋпле́нїи 17. Когда же я возвратился в Иерусалим и молился в храме, пришел я в исступление,
и҃і. и҆ ви́дѣти Є҆го̀ глаго́люща мѝ: потщи́сѧ и҆ и҆зы́ди ско́рѡ и҆з̾ І҆ерⷭ҇ли́ма, занѐ не прїи́мꙋтъ свидѣ́тельства твоегѡ̀, є҆́же ѡ҆ Мнѣ̀. 18. и увидел Его, и Он сказал мне: поспеши и выйди скорее из Иерусалима, потому что здесь не примут твоего свидетельства о Мне501.
ѳ҃і. И҆ а҆́зъ рѣ́хъ: Гдⷭ҇и, са́ми вѣ́дѧтъ, ꙗ҆́кѡ а҆́зъ бѣ́хъ всажда́ѧ въ темни́цꙋ и҆ бїѧ̀ по со́нмищихъ вѣ́рꙋющыѧ въ Тѧ̀, 19. Я сказал: Господи! им известно, что я верующих в Тебя заключал в темницы и бил в синагогах,
к҃. и҆ є҆гда̀ и҆злива́шесѧ кро́вь стефа́на свидѣ́телѧ Твоегѡ̀, и҆ са́мъ бѣ́хъ стоѧ̀ и҆ соизволѧ́ѧ ᲂу҆бїе́нїю є҆гѡ̀ и҆ стрегі́й ри́зъ ᲂу҆бива́ющихъ є҆го̀. 20. и когда проливалась кровь Стефана, свидетеля Твоего, я там стоял, одобрял убиение его и стерег одежды побивавших его.
к҃а. И҆ речѐ ко мнѣ̀: и҆дѝ, ꙗ҆́кѡ А҆́зъ во ꙗ҆зы́ки дале́че послю́ тѧ. 21. И Он сказал мне: иди; Я пошлю тебя далеко к язычникам502.
к҃в. Послꙋ́шахꙋ же є҆гѡ̀ да́же до сегѡ̀ словесѐ и҆ воздвиго́ша гла́съ сво́й, глаго́люще: возмѝ ѿ землѝ такова́го, не подоба́етъ бо є҆мꙋ̀ жи́ти. 22. До этого слова слушали его; а за сим подняли крик, говоря: истреби от земли такого! ибо ему не должно жить.
к҃г. Вопїю́щымъ же и҆̀мъ и҆ ме́щꙋщымъ ри̑зы и҆ пра́хъ возмета́ющымъ на воздꙋ́хъ, 23. Между тем как они кричали, метали одежды и бросали пыль на воздух,
к҃д. повелѣ̀ ты́сѧщникъ ѿвестѝ є҆го̀ въ по́лкъ, ре́къ ра́нами и҆стѧза́ти є҆го̀, да разꙋмѣ́етъ, за кꙋ́ю винꙋ̀ та́кѡ вопїѧ́хꙋ на́нь. 24. тысяченачальник повелел ввести его в крепость, приказав бичевать его, чтобы узнать, по какой причине так кричали против него503.
к҃є. И҆ ꙗ҆́коже протѧго́ша є҆го̀ вервьмѝ, речѐ къ стоѧ́щемꙋ со́тникꙋ Па́ѵелъ: человѣ́ка Ри́млѧнина и҆ неѡсꙋжде́на лѣ́ть ли є҆́сть ва́мъ би́ти; 25. Но когда растянули его ремнями, Павел сказал стоявшему сотнику: разве вам позволено бичевать Римского гражданина, да и без суда?
к҃ѕ. Слы́шавъ же со́тникъ, пристꙋпѝ къ ты́сѧщникꙋ, сказа̀, глаго́лѧ: ви́ждь, что̀ хо́щеши сотвори́ти; человѣ́къ бо се́й Ри́млѧнинъ є҆́сть. 26. Услышав это, сотник подошел и донес тысяченачальнику, говоря: смотри, что ты хочешь делать? этот человек – Римский гражданин504.
к҃з. Пристꙋ́пль же ты́сѧщникъ речѐ є҆мꙋ̀: глаго́ли мѝ, Ри́млѧнинъ ли є҆сѝ ты̀; Ѻ҆́нъ же речѐ: є҆́й. 27. Тогда тысяченачальник, подойдя к нему, сказал: скажи мне, ты Римский гражданин? Он сказал: да.
к҃и. Ѿвѣща́ же ты́сѧщникъ: а҆́зъ мно́гою цѣно́ю нарече́нїе жи́тельства сегѡ̀ стѧжа́хъ. Па́ѵелъ же речѐ: а҆́зъ же и҆ роди́хсѧ въ не́мъ. 28. Тысяченачальник отвечал: я за большие деньги приобрел это гражданство. Павел же сказал: а я и родился в нем.
к҃ѳ. А҆́бїе ᲂу҆̀бо ѿстꙋпи́ша ѿ негѡ̀ хотѧ́щїи є҆го̀ и҆стѧза́ти, и҆ ты́сѧщникъ же ᲂу҆боѧ́сѧ, разꙋмѣ́въ, ꙗ҆́кѡ Ри́млѧнинъ є҆́сть, и҆ ꙗ҆́кѡ бѣ̀ є҆го̀ свѧза́лъ. 29. Тогда тотчас отступили от него хотевшие пытать его. А тысяченачальник, узнав, что он Римский гражданин, испугался, что связал его505.
л҃. На ᲂу҆́трїе же, хотѧ̀ разꙋмѣ́ти и҆́стинꙋ, чесѡ̀ ра́ди ѡ҆клевета́етсѧ ѿ І҆ꙋдє́й, разрѣшѝ є҆го̀ ѿ ᲂу҆́зъ и҆ повелѣ̀ прїитѝ а҆рхїере́ємъ и҆ всемꙋ̀ собо́рꙋ и҆́хъ: и҆ све́дъ Па́ѵла, поста́ви (є҆го̀) пред̾ ни́ми. 30. На другой день, желая достоверно узнать, в чем обвиняют его Иудеи, освободил его от оков и повелел собраться первосвященникам и всему синедриону и, выведя Павла, поставил его перед ними506.

Глава 23


а҃. Воззрѣ́въ же Па́ѵелъ на со́нмъ, речѐ: мꙋ́жїе бра́тїе, а҆́зъ все́ю со́вѣстїю бл҃го́ю жи́тельствовахъ пред̾ Бг҃омъ да́же до сегѡ̀ днѐ. 1. Павел, устремив взор на синедрион, сказал: мужи братия! я всею доброю совестью жил пред Богом до сего дня.
в҃. А҆рхїере́й же А҆на́нїа повелѣ̀ предстоѧ́щымъ є҆мꙋ̀ би́ти є҆гѡ̀ ᲂу҆ста̀. 2. Первосвященник же Анания стоявшим перед ним приказал бить его по устам.
г҃. Тогда̀ Па́ѵелъ речѐ къ немꙋ̀: би́ти тѧ̀ и҆́мать Бг҃ъ, стѣно̀ пова́пленаѧ: и҆ ты̀ сѣди́ши сꙋдѧ́ ми по зако́нꙋ, престꙋпа́ѧ же зако́нъ вели́ши, да бїю́тъ мѧ̀. 3. Тогда Павел сказал ему: Бог будет бить тебя, стена подбеленная! ты сидишь, чтобы судить по закону, и, вопреки закону, велишь бить меня.507
д҃. Предстоѧ́щїи же рѣ́ша: а҆рхїере́ю ли Бж҃їю досажда́еши; 4. Предстоящие же сказали: первосвященника Божия поносишь?
є҃. Рече́ же Па́ѵелъ: не вѣ́дахъ, бра́тїе, ꙗ҆́кѡ а҆рхїере́й є҆́сть: пи́сано бо є҆́сть: кнѧ́зю люді́й твои́хъ да не рече́ши ѕла̀. 5. Павел сказал: я не знал, братия, что он первосвященник; ибо написано: начальствующего в народе твоем не злословь (Исх.22:28)508.
ѕ҃. Разꙋмѣ́въ же Па́ѵелъ, ꙗ҆́кѡ є҆ди́на ча́сть є҆́сть саддꙋкє́й, дрꙋга́ѧ же фарїсє́й, воззва̀ въ со́нмищи: мꙋ́жїе бра́тїе, а҆́зъ фарїсе́й є҆́смь, сы́нъ фарїсе́овъ: ѡ҆ ᲂу҆пова́нїи и҆ ѡ҆ воскрⷭ҇нїи ме́ртвыхъ а҆́зъ сꙋ́дъ прїе́млю. 6. Узнав же Павел, что тут одна часть саддукеев, а другая фарисеев, возгласил в синедрионе: мужи братия! я фарисей, сын фарисея; за чаяние воскресения мертвых меня судят.
з҃. Се́ же є҆мꙋ̀ ре́кшꙋ, бы́сть ра́спрѧ междꙋ̀ саддꙋкє́и и҆ фарїсє́и, и҆ раздѣли́сѧ наро́дъ: 7. Когда же он сказал это, произошла распря между фарисеями и саддукеями, и собрание разделилось509.
и҃. саддꙋке́є бо глаго́лютъ не бы́ти воскрⷭ҇нїѧ, ни А҆́гг҃ла, ни дх҃а: фарїсе́є же и҆сповѣ́дꙋютъ ѻ҆боѧ̀. 8. Ибо саддукеи говорят, что нет воскресения, ни Ангела, ни духа; а фарисеи признают и то и другое.
ѳ҃. Бы́сть же кли́чь вели́къ, и҆ воста́вше кни́жницы ча́сти фарїсе́йскїѧ прѧ́хꙋсѧ междꙋ̀ собо́ю, глаго́люще: ни є҆ди́но ѕло̀ ѡ҆брѣта́емъ въ человѣ́цѣ се́мъ: а҆́ще же дх҃ъ гл҃а є҆мꙋ̀ и҆лѝ А҆́гг҃лъ, не проти́вимсѧ Бг҃ꙋ. 9. Сделался большой крик; и, встав, книжники фарисейской стороны спорили, говоря: ничего худого мы не находим в этом человеке; если же дух или Ангел говорил ему, не будем противиться Богу510.
і҃. Мно́зѣ же бы́вшей ра́спри, боѧ́сѧ ты́сѧщникъ, да не растерза́нъ бꙋ́детъ Па́ѵелъ ѿ ни́хъ, повелѣ̀ во́инѡмъ сни́ти и҆ восхи́тити є҆го̀ ѿ среды̀ и҆́хъ и҆ вестѝ (є҆го̀) въ по́лкъ. 10. Но как раздор увеличился, то тысяченачальник, опасаясь, чтобы они не растерзали Павла, повелел воинам сойти взять его из среды их и отвести в крепость.
а҃і. Въ наста́вшꙋю же но́щь предста́въ є҆мꙋ̀ Гдⷭ҇ь, речѐ: дерза́й, Па́ѵле: ꙗ҆́коже бо свидѣ́тельствовалъ є҆сѝ ꙗ҆̀же ѡ҆ Мнѣ̀ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ, си́це тѝ подоба́етъ и҆ въ Ри́мѣ свидѣ́тельствовати. 11. В следующую ночь Господь, явившись ему, сказал: дерзай, Павел; ибо, как ты свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и в Риме511.
в҃і. Бы́вшꙋ же дню̀, сотво́рше нѣ́цыи ѿ І҆ꙋдє́й совѣ́тъ 512, заклѧ́ша себѐ, глаго́люще не ꙗ҆́сти ни пи́ти, до́ндеже ᲂу҆бїю́тъ Па́ѵла: 12. С наступлением дня некоторые Иудеи сделали умысел, и заклялись не есть и не пить, доколе не убьют Павла;
г҃і. бѧ́хꙋ же мно́жае четы́редесѧтихъ сїю̀ клѧ́твꙋ сотво́ршїи, 13. было же более сорока сделавших такое заклятие513.
д҃і. и҆̀же пристꙋ́пльше ко а҆рхїере́ємъ и҆ ста́рцємъ, рѣ́ша: клѧ́твою проклѧ́хомъ себѐ ничто́же вкꙋси́ти, до́ндеже ᲂу҆бїе́мъ Па́ѵла: 14. Они, придя к первосвященникам и старейшинам, сказали: мы клятвою заклялись не есть ничего, пока не убьем Павла;
є҃і. нн҃ѣ ᲂу҆̀бо вы̀ скажи́те ты́сѧщникꙋ съ собо́ромъ, ꙗ҆́кѡ да ᲂу҆́трѣ сведе́тъ є҆го̀ къ ва́мъ, а҆́ки бы хотѧ́ще разꙋмѣ́ти и҆звѣ́стнѣе ꙗ҆̀же ѡ҆ не́мъ: мы́ же, пре́жде да́же не прибли́житисѧ є҆мꙋ̀, гото́ви є҆смы̀ ᲂу҆би́ти є҆го̀. 15. итак ныне же вы с синедрионом дайте знать тысяченачальнику, чтобы он завтра вывел его к вам, как будто вы хотите точнее рассмотреть дело о нем; мы же, прежде нежели он приблизится, готовы убить его514.
ѕ҃і. Слы́шавъ же сы́нъ сестры̀ Па́ѵловы ко́въ, прише́дъ и҆ вше́дъ въ по́лкъ, сказа̀ Па́ѵлꙋ. 16. Услышав о сем умысле, сын сестры Павловой пришел и, войдя в крепость, уведомил Павла.
з҃і. Призва́въ же Па́ѵелъ є҆ди́наго ѿ сѡ́тникъ, речѐ: ю҆́ношꙋ сего̀ ѿведѝ къ ты́сѧщникꙋ: и҆́мать бо нѣ́что сказа́ти є҆мꙋ̀. 17. Павел же, призвав одного из сотников, сказал: отведи этого юношу к тысяченачальнику, ибо он имеет нечто сказать ему515.
и҃і. Ѻ҆́нъ же ᲂу҆̀бо пои́мъ є҆го̀ приведѐ къ ты́сѧщникꙋ и҆ речѐ: ᲂу҆́зникъ Па́ѵелъ призва́въ мѧ̀, ᲂу҆молѝ сего̀ ю҆́ношꙋ привестѝ къ тебѣ̀, и҆мꙋ́ща нѣ́что глаго́лати тебѣ̀. 18. Тот, взяв его, привел к тысяченачальнику и сказал: узник Павел, призвав меня, просил отвести к тебе этого юношу, который имеет нечто сказать тебе.
ѳ҃і. Пои́мъ же є҆го̀ за рꙋ́кꙋ ты́сѧщникъ и҆ ѿше́дъ на є҆ди́нѣ, вопроша́ше є҆го̀: что̀ є҆́сть, є҆́же и҆́маши возвѣсти́ти мѝ; 19. Тысяченачальник, взяв его за руку и отойдя с ним в сторону, спрашивал: что такое имеешь ты сказать мне?516
к҃. Рече́ же, ꙗ҆́кѡ І҆ꙋде́є совѣща́ша ᲂу҆моли́ти тѧ̀, ꙗ҆́кѡ да ᲂу҆́трѣ сведе́ши Па́ѵла къ ни̑мъ въ собо́ръ, а҆́ки бы хотѧ́щымъ и҆звѣ́стнѣе и҆стѧза́ти ꙗ҆̀же ѡ҆ не́мъ: 20. Он отвечал, что Иудеи согласились просить тебя, чтобы ты завтра вывел Павла пред синедрион, как будто они хотят точнее исследовать дело о нем;
к҃а. ты̀ ᲂу҆̀бо не послꙋ́шай и҆́хъ: ло́вѧтъ бо є҆го̀ ѿ ни́хъ мꙋ́жїе мно́жае четы́редесѧти, и҆̀же заклѧ́ша себѐ ни ꙗ҆́сти ни пи́ти, до́ндеже ᲂу҆бїю́тъ є҆го̀: и҆ нн҃ѣ гото́ви сꙋ́ть, ча́юще ѡ҆бѣща́нїѧ, є҆́же ѿ тебє̀. 21. но ты не слушай их; ибо его подстерегают более сорока человек из них, которые заклялись не есть и не пить, доколе не убьют его; и они теперь готовы, ожидая твоего распоряжения517.
к҃в. Ты́сѧщникъ ᲂу҆̀бо ѿпꙋстѝ ю҆́ношꙋ, завѣща́въ ни є҆ди́номꙋ же повѣ́дати, ꙗ҆́кѡ сїѧ̑ ꙗ҆ви́лъ є҆сѝ мнѣ̀. 22. Тогда тысяченачальник отпустил юношу, сказав: никому не говори, что ты объявил мне это.
к҃г. И҆ призва́въ два̀ нѣ̑кїѧ ѿ сѡ́тникъ, речѐ: ᲂу҆гото́вита (мѝ) во́инѡвъ воѡрꙋже́нныхъ двѣ́стѣ, ꙗ҆́кѡ да и҆́дꙋтъ до Кесарі́и, и҆ кѡ́нникъ се́дмьдесѧтъ, и҆ стрѣлє́цъ двѣ́стѣ, ѿ тре́тїѧгѡ часа̀ но́щи: 23. И, призвав двух сотников, сказал: приготовьте мне воинов пеших двести, конных семьдесят и стрелков двести, чтобы с третьего часа ночи шли в Кесарию;
к҃д. и҆ ско́ты привестѝ, да всади́вше Па́ѵла прово́дѧтъ до Фи́лїѯа и҆ге́мѡна. 24. приготовьте также ослов, чтобы, посадив Павла, препроводить его к правителю Феликсу518.
к҃є. Написа́ же (и҆) посла́нїе и҆мꙋ́щее ѡ҆́бразъ се́й: 25. Написал и письмо следующего содержания:
к҃ѕ. Клаѵді́й Лѷсі́а держа́вномꙋ и҆ге́мѡнꙋ Фи́лїѯꙋ ра́доватисѧ: 26. «Клавдий Лисий достопочтенному правителю Феликсу – радоваться.
к҃з. мꙋ́жа сего̀ ꙗ҆́та ѿ І҆ꙋдє́й и҆ и҆мꙋ́ща ᲂу҆бїе́на бы́ти ѿ ни́хъ, пристꙋ́пль съ вѡ́ины ѿѧ́хъ є҆го̀, ᲂу҆вѣ́дѣвъ, ꙗ҆́кѡ Ри́млѧнинъ є҆́сть: 27. Сего человека Иудеи схватили и готовы были убить; я, придя с воинами, отнял его, узнав, что он Римский гражданин519;
к҃и. хотѧ́ же разꙋмѣ́ти винꙋ̀, є҆ѧ́же ра́ди поима́хꙋ на́нь, сведо́хъ є҆го̀ въ со́нмище и҆́хъ: 28. потом, желая узнать, в чем обвиняли его, привел его в синедрион их
к҃ѳ. є҆го́же ѡ҆брѣто́хъ ѡ҆глаго́лꙋема ѡ҆ взыска́нїи зако́на и҆́хъ, ни є҆ди́но же досто́йно сме́рти и҆лѝ ᲂу҆́замъ согрѣше́нїе и҆мꙋ́ща: 29. и нашел, что его обвиняют в спорных мнениях, касающихся закона их, но что нет в нем никакой вины, достойной смерти или оков520;
л҃. ска́занꙋ же бы́вшꙋ мѝ ко́вꙋ хотѧ́щꙋ бы́ти ѿ І҆ꙋдє́й на мꙋ́жа сего̀, а҆́бїе посла́хъ (є҆го̀) къ тебѣ̀, завѣща́въ и҆ клеветникѡ́мъ (є҆гѡ̀) глаго́лати пред̾ тобо́ю, ꙗ҆̀же на́нь: здра́въ бꙋ́ди. 30. а как до меня дошло, что Иудеи злоумышляют на этого человека, то я немедленно послал его к тебе, приказав и обвинителям говорить на него перед тобою. Будь здоров»521.
л҃а. Во́ини же ᲂу҆̀бо по повелѣ́нномꙋ и҆̀мъ, взе́мше Па́ѵла, ведо́ша ѡ҆б̾ но́щь во А҆нтїпатрі́дꙋ: 31. Итак воины, по данному им приказанию, взяв Павла, повели ночью в Антипатриду,
л҃в. во ᲂу҆́трїе же, ѡ҆ста́вльше ко́нники и҆тѝ съ ни́мъ, возврати́шасѧ въ по́лкъ. 32. а на другой день, предоставив конным идти с ним, возвратились в крепость.
л҃г. Ѻ҆ни́ же прише́дше въ Кесарі́ю и҆ вда́вше посла́нїе и҆ге́мѡнꙋ, предста́виша є҆мꙋ̀ и҆ Па́ѵла. 33. А те, придя в Кесарию и отдав письмо правителю, представили ему и Павла522.
л҃д. Проче́тъ же и҆ге́мѡнъ посла́нїе и҆ вопро́шь, ѿ ко́еѧ ѡ҆́бласти є҆́сть, и҆ ᲂу҆вѣ́дѣвъ, ꙗ҆́кѡ ѿ Кїлїкі́и, речѐ: 34. Правитель, прочитав письмо, спросил, из какой он области, и, узнав, что из Киликии, сказал:
л҃є. ᲂу҆слы́шꙋ ѡ҆ тебѣ̀, є҆гда̀ и҆ клеветницы̀ твоѝ прїи́дꙋтъ. И҆ повелѣ̀ въ претѡ́рѣ И҆́рѡдовѣ стрещѝ є҆го̀. 35. я выслушаю тебя, когда явятся твои обвинители. И повелел ему быть под стражею в Иродовой претории523.

Глава 24


а҃. По пѧти́хъ же дне́хъ сни́де а҆рхїере́й А҆на́нїа со ста̑рцы и҆ съ ри́торомъ нѣ́кїимъ Тертѵ́лломъ, и҆̀же сказа́ша и҆ге́мѡнꙋ ѡ҆ Па́ѵлѣ. 1. Через пять дней пришел первосвященник Анания со старейшинами и с некоторым ритором Тертуллом, которые жаловались правителю на Павла.
в҃. При́званꙋ же бы́вшꙋ є҆мꙋ̀, нача́тъ клевета́ти Тертѵ́ллъ, глаго́лѧ: 2. Когда же он был призван, то Тертулл начал обвинять его, говоря524:
г҃. мно́гъ ми́ръ ᲂу҆лꙋча́юще тобо́ю, и҆ и҆справлє́нїѧ быва́ємаѧ ꙗ҆зы́кꙋ семꙋ̀ твои́мъ промышле́нїемъ, всѧ́кимъ же ѡ҆́бразомъ и҆ вездѣ̀ прїе́млемъ, держа́вный Фи́лїѯе, со всѧ́кимъ благодаре́нїемъ: 3. всегда и везде со всякою благодарностью признаём мы, что тебе, достопочтенный Феликс, обязаны мы многим миром, и твоему попечению благоустроением сего народа;
д҃. но да не мно́жае стꙋжа́ю тебѣ̀, молю́ тѧ послꙋ́шати на́съ вкра́тцѣ твое́ю кро́тостїю: 4. но чтобы много не утруждать тебя, прошу тебя выслушать нас кратко, со свойственным тебе снисхождением525.
є҃. ѡ҆брѣто́хомъ бо мꙋ́жа сего̀ гꙋби́телѧ и҆ дви́жꙋща противле́нїе всѣ̑мъ І҆ꙋде́ємъ живꙋ́щымъ по вселе́ннѣй и҆ предста́телѧ (сꙋ́ща) Назѡре́йстѣй є҆́реси, 5. Найдя сего человека язвою общества, возбудителем мятежа между Иудеями, живущими по вселенной, и представителем Назорейской ереси,
ѕ҃. и҆́же и҆ це́рковь покꙋси́сѧ ѡ҆скверни́ти, є҆го́же и҆ ꙗ҆́хомъ и҆ по зако́нꙋ на́шемꙋ хотѣ́хомъ сꙋди́ти є҆мꙋ̀: 6. который отважился даже осквернить храм, мы взяли его и хотели судить его по нашему закону526;
з҃. прише́дъ же Лѷсі́а ты́сѧщникъ, мно́гою си́лою ѿ рꙋ́къ на́шихъ и҆схитѝ є҆го̀ и҆ къ тебѣ̀ посла̀, 7. но тысяченачальник Лисий, придя, с великим насилием взял его из рук наших и послал к тебе,
и҃. повелѣ́въ (и҆ на́мъ) пое́млющымъ на́нь и҆тѝ къ тебѣ̀: ѿ негѡ́же возмо́жеши са́мъ разсꙋди́въ ѡ҆ всѣ́хъ си́хъ позна́ти, ѡ҆ ни́хже мы̀ пое́млемъ на́нь. 8. повелев и нам, обвинителям его, идти к тебе. Ты можешь сам, разобрав, узнать от него о всем том, в чем мы обвиняем его.
ѳ҃. Сложи́шасѧ же и҆ І҆ꙋде́є, глаго́люще си̑мъ та́кѡ бы́ти. 9. И Иудеи подтвердили, сказав, что это так527.
і҃. Ѿвѣща́ же Па́ѵелъ, поманꙋ́вшꙋ є҆мꙋ̀ и҆ге́мѡнꙋ глаго́лати: ѿ мно́гихъ лѣ́тъ сꙋ́ща тѧ̀ сꙋдїю̀ пра́ведна ꙗ҆зы́кꙋ семꙋ̀ свѣ́дый, благодꙋ́шнѣе ꙗ҆̀же ѡ҆ мнѣ̀ ѿвѣща́ю, 10. Павел же, когда правитель дал ему знак говорить, отвечал: зная, что ты многие годы справедливо судишь народ сей, я тем свободнее буду защищать мое дело;
а҃і. могꙋ́щꙋ тѝ разꙋмѣ́ти, ꙗ҆́кѡ не мно́жае мѝ є҆́сть дні́й двана́десѧтихъ, ѿне́лѣже взыдо́хъ поклони́тисѧ во І҆ерⷭ҇ли́мъ: 11. ты можешь узнать, что не более двенадцати дней тому, как я пришел в Иерусалим для поклонения528;
в҃і. и҆ ни въ це́ркви ѡ҆брѣто́ша мѧ̀ къ комꙋ̀ глаго́люща и҆лѝ развра́тъ творѧ́ща наро́дꙋ, ни въ со́нмищихъ, ни во гра́дѣ, 12. и ни в святилище, ни в синагогах, ни по городу они не находили меня с кем-либо спорящим или производящим народное возмущение,
г҃і. нижѐ довестѝ мо́гꙋтъ, є҆ли̑ка тебѣ̀ нн҃ѣ на мѧ̀ глаго́лютъ: 13. и не могут доказать того, в чем теперь обвиняют меня529;
д҃і. и҆сповѣ́дꙋю же тебѣ̀ сїѐ, ꙗ҆́кѡ въ пꙋтѝ, є҆го́же сі́и глаго́лютъ є҆́ресь, та́кѡ слꙋжꙋ̀ ѻ҆те́ческомꙋ Бг҃ꙋ, вѣ́рꙋѧ всѣ̑мъ сꙋ́щымъ въ зако́нѣ и҆ прⷪ҇ро́цѣхъ пи̑санымъ, 14. но в том признаюсь тебе, что по учению, которое они называют ересью, я действительно служу Богу отцов моих, веруя всему, написанному в законе и пророках,
є҃і. ᲂу҆пова́нїе и҆мы́й на Бг҃а, ꙗ҆́кѡ воскрⷭ҇нїе хо́щетъ бы́ти мє́ртвымъ, првⷣникѡмъ же и҆ грѣ́шникѡмъ, є҆го́же и҆ са́ми сі́и ча́ютъ: 15. имея надежду на Бога, что будет воскресение мертвых, праведных и неправедных, чего и сами они ожидают;530
ѕ҃і. ѡ҆ се́мъ же и҆ а҆́зъ подвиза́юсѧ, непоро́чнꙋ со́вѣсть и҆мѣ́ти всегда̀ пред̾ Бг҃омъ же и҆ человѣ̑ки: 16. посему и сам подвизаюсь всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми;
з҃і. по лѣ́тѣхъ же мно́гихъ прїидо́хъ сотвори́ти ми́лѡстыни во ꙗ҆зы́къ мо́й и҆ приношє́нїѧ: 17. после многих лет я пришел, чтобы доставить милостыню народу моему и приношения531;
и҃і. въ ни́хже ѡ҆брѣто́ша мѧ̀ ѡ҆чище́нна въ це́ркви, ни съ наро́домъ, нижѐ съ молво́ю, 18. при сем нашли меня, очистившегося в храме не с народом и не с шумом:
ѳ҃і. нѣ́цыи ѿ А҆сі́и І҆ꙋде́є, и҆̀мже подоба́ше пред̾ тѧ̀ прїитѝ и҆ глаго́лати, а҆́ще и҆́мꙋтъ что̀ на мѧ̀: 19. это были некоторые Асийские Иудеи, которым надлежало бы предстать пред тебя и обвинять меня, если что имеют против меня532;
к҃. и҆лѝ са́ми ті́и да глаго́лютъ, а҆́ще кꙋ́ю ѡ҆брѣто́ша во мнѣ̀ непра́вдꙋ, ста́вшꙋ мѝ въ со́нмищи, 20. или пусть сии самые скажут, какую нашли они во мне неправду, когда я стоял перед синедрионом,
к҃а. ра́звѣ є҆ди́нагѡ сегѡ̀ гла́са, и҆́мже возопи́хъ стоѧ̀ въ ни́хъ, ꙗ҆́кѡ ѡ҆ воскрⷭ҇нїи ме́ртвыхъ а҆́зъ сꙋ́дъ прїе́млю дне́сь ѿ ва́съ. 21. разве только то́ одно слово, которое громко произнес я, стоя между ними, что за учение о воскресении мертвых я ныне судим вами533.
к҃в. Слы́шавъ же сїѧ̑ Фи́лїѯъ ѿвѣща̀ 534 и҆̀мъ, и҆звѣ́стнѣе ᲂу҆вѣ́дѣвъ ꙗ҆̀же ѡ҆ пꙋтѝ се́мъ, глаго́лѧ: є҆гда̀ Лѷсі́а ты́сѧщникъ прїи́детъ, разсꙋждꙋ̀ ꙗ҆̀же ѡ҆ ва́съ. 22. Выслушав это, Феликс отсрочил дело их, сказав: рассмотрю ваше дело, когда придет тысяченачальник Лисий, и я обстоятельно узнаю об этом учении.
к҃г. Повелѣ́ же со́тникꙋ стрещѝ Па́ѵла, и҆ и҆мѣ́ти ѡ҆сла́бꙋ, и҆ ни є҆ди́номꙋ же возбранѧ́ти ѿ свои́хъ є҆мꙋ̀ слꙋжи́ти и҆лѝ приходи́ти къ немꙋ̀. 23. А Павла приказал сотнику стеречь, но не стеснять его и не запрещать никому из его близких служить ему или приходить к нему535.
к҃д. По дне́хъ же нѣ́кїихъ прише́дъ Фи́лїѯъ со Дрꙋсі́ллїею жено́ю свое́ю сꙋ́щею І҆ꙋде́анынею, призва̀ Па́ѵла, да слы́шитъ ѿ негѡ̀ вѣ́рꙋ, ꙗ҆́же во Хрⷭ҇та̀ І҆и҃са. 24. Через несколько дней Феликс, придя с Друзиллою, женою своею, Иудеянкою, призвал Павла, и слушал его о вере во Христа Иисуса.
к҃є. Глаго́лющꙋ же є҆мꙋ̀ ѡ҆ пра́вдѣ и҆ ѡ҆ воздержа́нїи и҆ ѡ҆ сꙋдѣ̀ хотѧ́щемъ бы́ти, пристра́шенъ бы́въ Фи́лїѯъ ѿвѣща̀: нн҃ѣ ᲂу҆́бѡ и҆дѝ, вре́мѧ же полꙋчи́въ призовꙋ́ тѧ. 25. И как он говорил о правде, о воздержании и о будущем суде, то Феликс пришел в страх и отвечал: теперь пойди, а когда найду время, позову тебя536.
к҃ѕ. Вкꙋ́пѣ же и҆ надѣ́ѧсѧ, ꙗ҆́кѡ мзда̀ да́стсѧ є҆мꙋ̀ ѿ Па́ѵла, ꙗ҆́кѡ да ѿпꙋ́ститъ є҆го̀: тѣ́мже и҆ ча́стѡ призыва́ѧ є҆го̀, бесѣ́доваше съ ни́мъ. 26. Притом же надеялся он, что Павел даст ему денег, чтобы отпустил его: посему часто призывал его и беседовал с ним.
к҃з. Двѣма́ же лѣ́тома сконча́вшемасѧ прїѧ́тъ и҆змѣне́нїе Фи́лїѯъ Поркі́а Фи́ста: хотѧ́ же ᲂу҆го́дное сотвори́ти І҆ꙋде́ємъ Фи́лїѯъ, ѡ҆ста́ви Па́ѵла свѧ́зана. 27. Но по прошествии двух лет на место Феликса поступил Порций Фест; желая доставить удовольствие Иудеям, Феликс оставил Павла в узах537.

Глава 25


а҃. Фи́стъ же ᲂу҆̀бо прїи́мь вла́сть, по трїе́хъ дне́хъ взы́де во І҆ерⷭ҇ли́мъ ѿ Кесарі́и. 1. Фест, прибыв в область, через три дня отправился из Кесарии в Иерусалим.
в҃. Сказа́ша же є҆мꙋ̀ а҆рхїере́є и҆ пе́рвїи ѿ І҆ꙋдє́й на Па́ѵла и҆ молѧ́хꙋ є҆го̀, 2. Тогда первосвященник и знатнейшие из Иудеев явились к нему с жалобою на Павла и убеждали его,
г҃. просѧ́ще благода́ти на́нь, ꙗ҆́кѡ да по́слетъ є҆го̀ во І҆ерⷭ҇ли́мъ, ко́въ творѧ́ще, ꙗ҆́кѡ да ᲂу҆бїю́тъ є҆го̀ на пꙋтѝ. 3. прося, чтобы он сделал милость, вызвал его в Иерусалим; и злоумышляли убить его на дороге538.
д҃. Фи́стъ же повелѣ̀ Па́ѵла стрещѝ въ Кесарі́и, са́мъ та́мѡ хотѧ̀ вско́рѣ и҆зы́ти: 4. Но Фест отвечал, что Павел содержится в Кесарии под стражею и что он сам скоро отправится туда;
є҃. и҆̀же ᲂу҆̀бо си́льнїи въ ва́съ, речѐ, со мно́ю ше́дше, а҆́ще є҆́сть ка́ѧ непра́вда въ мꙋ́жи се́мъ, да глаго́лютъ на́нь. 5. итак, сказал он, которые из вас могут, пусть пойдут со мною, и если есть что-нибудь за этим человеком, пусть обвиняют его539.
ѕ҃. Пребы́въ же ᲂу҆ ни́хъ не мно́жае десѧтѝ дні́й, сни́де въ Кесарі́ю: на ᲂу҆́трїе сѣ́дъ на сꙋди́щи, повелѣ̀ Па́ѵла привестѝ. 6. Пробыв же у них не больше восьми или десяти дней, возвратился в Кесарию, и на другой день, сев на судейское место, повелел привести Павла.
з҃. Приведе́нꙋ же бы́вшꙋ є҆мꙋ̀, ѡ҆́крестъ ста́ша и҆̀же ѿ І҆ерⷭ҇ли́ма сше́дшїи І҆ꙋде́є, мнѡ́ги и҆ тѧ̑жки вины̑ приносѧ́ще на Па́ѵла, и҆́хже не можа́хꙋ и҆з̾ѧви́ти: 7. Когда он явился, стали кругом пришедшие из Иерусалима Иудеи, принося на Павла многие и тяжкие обвинения, которых не могли доказать540;
и҃. ѿвѣщава́ющꙋ є҆мꙋ̀, ꙗ҆́кѡ ни на зако́нъ І҆ꙋде́йскїй, ни на це́рковь, ни на ке́сарѧ что̀ согрѣши́хъ. 8. он же в оправдание свое сказал: я не сделал никакого преступления ни против закона Иудейского, ни против храма, ни против кесаря541.
ѳ҃. Фи́стъ же хотѧ̀ ᲂу҆го́дное І҆ꙋде́ємъ сотвори́ти, ѿвѣща́въ Па́ѵлови речѐ: хо́щеши ли, во І҆ерⷭ҇ли́мъ возше́дъ, та́мѡ ѡ҆ си́хъ сꙋ́дъ прїѧ́ти ѿ менє̀; 9. Фест, желая сделать угождение Иудеям, сказал в ответ Павлу: хочешь ли идти в Иерусалим, чтобы я там судил тебя в этом?
і҃. Рече́ же Па́ѵелъ: на сꙋди́щи ке́саревѣ стоѧ̀ є҆́смь, и҆дѣ́же мѝ досто́итъ сꙋ́дъ прїѧ́ти: І҆ꙋдє́й ничи́мже ѡ҆би́дѣхъ, ꙗ҆́коже и҆ ты̀ до́брѣ вѣ́си: 10. Павел сказал: я стою́ перед судом кесаревым, где мне и следует быть судиму. Иудеев я ничем не обидел, как и ты хорошо знаешь542;
а҃і. а҆́ще бо непра́вдꙋю и҆лѝ досто́йно сме́рти сотвори́хъ что̀, не ѿме́щꙋсѧ ᲂу҆мре́ти: а҆́ще ли же ничто́же є҆́сть во мнѣ̀, є҆́же сі́и на мѧ̀ клеве́щꙋтъ, никто́же мѧ̀ мо́жетъ тѣ̑мъ вы́дати: ке́сарѧ нарица́ю. 11. ибо, если я неправ и сделал что-нибудь, достойное смерти, то не отрекаюсь умереть; а если ничего того нет, в чем сии обвиняют меня, то никто не может выдать меня им. Требую суда кесарева543.
в҃і. Тогда̀ Фи́стъ состѧза́всѧ съ совѣ̑тники, ѿвѣща̀: ке́сарѧ ли наре́клъ є҆сѝ; къ ке́сарю по́йдеши. 12. Тогда Фест, поговорив с советом, отвечал: ты потребовал суда кесарева, к кесарю и отправишься544.
г҃і. Днє́мъ же минꙋ́вшымъ нѣ̑кимъ, А҆грі́ппа ца́рь и҆ Вернїкі́а снидо́ста въ кесарі́ю цѣлова́ти Фи́ста. 13. Через несколько дней царь Агриппа и Вереника прибыли в Кесарию поздравить Феста.
д҃і. И҆ ꙗ҆́коже мнѡ́ги дни̑ пребы́ста тꙋ̀, Фи́стъ сказа̀ царю̀ ꙗ҆̀же ѡ҆ Па́ѵлѣ, глаго́лѧ: мꙋ́жъ нѣ́кїй є҆́сть ѡ҆ста́вленъ ѿ Фи́лїѯа ᲂу҆́зникъ, 14. И как они провели там много дней, то Фест предложил царю дело Павлово, говоря: здесь есть человек, оставленный Феликсом в узах,
є҃і. ѡ҆ не́мже, бы́вшꙋ мѝ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ, ꙗ҆ви́ша а҆рхїере́є и҆ ста́рцы І҆ꙋде́йстїи, просѧ́ще на́нь сꙋда̀. 15. на которого, в бытность мою в Иерусалиме, с жалобою явились первосвященники и старейшины Иудейские, требуя осуждения его.
ѕ҃і. Къ ни̑мже ѿвѣща́хъ, ꙗ҆́кѡ нѣ́сть ѡ҆бы́чай Ри́млѧнѡмъ вы́дати человѣ́ка ко́его на поги́бель, пре́жде да́же ѡ҆клевета́емый не и҆́мать пред̾ лице́мъ клеве́щꙋщихъ є҆го̀ и҆ мѣ́сто ѿвѣ́та прїи́метъ ѡ҆ свое́мъ согрѣше́нїи. 16. Я отвечал им, что у Римлян нет обыкновения выдавать какого-нибудь человека на смерть, прежде нежели обвиняемый будет иметь обвинителей налицо и получит свободу защищаться против обвинения545.
з҃і. Сше́дшымсѧ же и҆̀мъ здѣ̀, закоснѣ́нїе ни є҆ди́но сотво́рь, на ᲂу҆́трїе сѣ́дъ на сꙋди́щи, повелѣ́хъ привестѝ мꙋ́жа. 17. Когда же они пришли сюда, то, без всякого отлагательства, на другой же день сел я на судейское место и повелел привести того человека.
и҃і. Ѡ҆́крестъ же є҆гѡ̀ ста́вше клеветницы̀, ни є҆ди́нꙋ винꙋ̀, ꙗ҆̀же а҆́зъ непщева́хъ, нанесо́ша: 18. Обступив его, обвинители не представили ни одного из обвинений, какие я предполагал;
ѳ҃і. стѧза̑нїѧ же нѣ̑каѧ ѡ҆ свое́й разли́чнѣй вѣ́рѣ и҆мѧ́хꙋ къ немꙋ̀ и҆ ѡ҆ нѣ́коемъ І҆и҃сѣ ᲂу҆ме́ршемъ, Е҆го́же глаго́лаше Па́ѵелъ жи́ва бы́ти. 19. но они имели некоторые споры с ним об их Богопочитании и о каком-то Иисусе умершем, о Котором Павел утверждал, что Он жив546.
к҃. Недоꙋмѣ́ѧсѧ же а҆́зъ ѡ҆ взыска́нїи си́хъ, глаго́лахъ, а҆́ще хо́щетъ и҆тѝ во І҆ерⷭ҇ли́мъ и҆ та́мѡ сꙋ́дъ прїѧ́ти ѡ҆ си́хъ. 20. Затрудняясь в решении этого вопроса, я сказал: хочет ли он идти в Иерусалим и там быть судимым в этом?
к҃а. Па́ѵлꙋ же наре́кшꙋ блюде́нꙋ бы́ти є҆мꙋ̀ до разсꙋжде́нїѧ А҆́ѵгꙋста, повелѣ́хъ блюстѝ є҆го̀, до́ндеже послю̀ є҆го̀ къ ке́сарю. 21. Но как Павел потребовал, чтобы он оставлен был на рассмотрение Августово, то я велел содержать его под стражею до тех пор, как пошлю его к кесарю547.
к҃в. А҆грі́ппа же къ Фи́стꙋ речѐ: хотѣ́лъ бы́хъ и҆ са́мъ человѣ́ка сего̀ слы́шати. Ѻ҆́нъ же речѐ: ᲂу҆́трѣ ᲂу҆слы́шиши є҆го̀. 22. Агриппа же сказал Фесту: хотел бы и я послушать этого человека. Завтра же, отвечал тот, услышишь его.
к҃г. На ᲂу҆́трїе же прише́дшꙋ А҆грі́ппѣ и҆ Вернїкі́и со мно́гою го́рдостїю и҆ вше́дшымъ въ сꙋде́бнꙋю пала́тꙋ съ ты̑сѧщники и҆ съ наро́читыми мꙋ̑жи гра́да, и҆ повелѣ́вшꙋ Фи́стꙋ, приведе́нъ бы́сть Па́ѵелъ. 23. На другой день, когда Агриппа и Вереника пришли с великою пышностью и вошли в судебную палату с тысяченачальниками и знатнейшими гражданами, по приказанию Феста приведен был Павел548.
к҃д. И҆ речѐ Фи́стъ: А҆грі́ппо царю̀ и҆ всѝ сꙋ́щїи съ на́ми мꙋ́жїе, ви́дите сего̀, ѡ҆ не́мже всѐ мно́жество І҆ꙋдє́й стꙋжа́хꙋ мѝ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ же и҆ здѣ̀, вопїю́ще, ꙗ҆́кѡ не подоба́етъ жи́ти є҆мꙋ̀ ктомꙋ̀: 24. И сказал Фест: царь Агриппа и все присутствующие с нами мужи! вы видите того, против которого всё множество Иудеев приступали ко мне в Иерусалиме и здесь и кричали, что ему не должно более жить.
к҃є. а҆́зъ же разꙋмѣ́въ ничто́же досто́йно сме́рти сотво́рша є҆го̀, и҆ самомꙋ́ же семꙋ̀ наре́кшꙋ Сева́ста, сꙋди́хъ посла́ти є҆го̀: 25. Но я нашел, что он не сделал ничего, достойного смерти; и как он сам потребовал суда у Августа, то я решился послать его к нему549;
к҃ѕ. ѡ҆ не́мже и҆звѣ́стное что̀ писа́ти господи́нꙋ не и҆́мамъ: тѣ́мже и҆ приведо́хъ є҆го̀ пред̾ ва́съ, наипа́че же пред̾ тѧ̀, А҆грі́ппо царю̀, ꙗ҆́кѡ да разсꙋжде́нїю бы́вшꙋ и҆́мамъ что̀ писа́ти: 26. я не имею ничего верного написать о нем государю; посему привел его пред вас, и особенно пред тебя, царь Агриппа, дабы, по рассмотрении, было мне что написать;
к҃з. безслове́сно бо мни́тсѧ мѝ, посыла́ющꙋ ю҆́зника, а҆ вины̀, ꙗ҆́же на́нь, не сказа́ти. 27. ибо, мне кажется, нерассудительно послать узника и не показать обвинений на него550.

Глава 26


а҃. А҆грі́ппа же къ Па́ѵлꙋ речѐ: повелѣва́етсѧ тѝ ѡ҆ себѣ̀ самомꙋ̀ глаго́лати. Тогда̀ Па́ѵелъ просте́ръ рꙋ́кꙋ ѿвѣщава́ше: 1. Агриппа сказал Павлу: позволяется тебе говорить за себя. Тогда Павел, простерши руку, стал говорить в свою защиту:
в҃. ѡ҆ всѣ́хъ, ѡ҆ ни́хже ѡ҆клевета́емь є҆́смь ѿ І҆ꙋдє́й, царю̀ А҆грі́ппо, непщꙋ́ю себѐ блаже́нна бы́ти, ꙗ҆́кѡ пред̾ тобо́ю ѿвѣща́ти дне́сь и҆́мамъ, 2. царь Агриппа! почитаю себя счастливым, что сегодня могу защищаться перед тобою во всем, в чем обвиняют меня Иудеи,
г҃. па́че же вѣ́дца тѧ̀ сꙋ́ща свѣ́дый всѣ́хъ І҆ꙋде́йскихъ ѡ҆бы́чаєвъ и҆ взыска́нїй. Тѣ́мже молю́сѧ тѝ долготерпѣли́внѡ послꙋ́шати менє̀. 3. тем более, что ты знаешь все обычаи и спорные мнения Иудеев. Посему прошу тебя выслушать меня великодушно551.
д҃. Житїѐ ᲂу҆́бѡ моѐ є҆́же ѿ ю҆́ности, и҆спе́рва бы́вшее во ꙗ҆зы́цѣ мое́мъ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ, вѣ́дѧтъ всѝ І҆ꙋде́є, 4. Жизнь мою от юности моей, которую сначала проводил я среди народа моего в Иерусалиме, знают все Иудеи;
є҃. вѣ́дѧще мѧ̀ и҆спе́рва, а҆́ще хотѧ́тъ свидѣ́тельствовати, ꙗ҆́кѡ по и҆звѣ́стнѣй є҆́реси на́шеѧ вѣ́ры жи́хъ фарїсе́й. 5. они издавна знают обо мне, если захотят свидетельствовать, что я жил фарисеем по строжайшему в нашем вероисповедании учению552.
ѕ҃. И҆ нн҃ѣ ѡ҆ ᲂу҆пова́нїи ѡ҆бѣтова́нїѧ, бы́вшагѡ ѿ Бг҃а ко ѻ҆тцє́мъ на́шымъ, стою̀ сꙋди́мь, 6. И ныне я стою́ перед судом за надежду на обетование, данное от Бога нашим отцам,
з҃. въ не́же ѻ҆бана́десѧте колѣ̑на на̑ша безпреста́ни де́нь и҆ но́щь слꙋжа́ще надѣ́ютсѧ доитѝ: ѡ҆ не́мже ᲂу҆пова́нїи ѡ҆клевета́емь є҆́смь, царю̀ А҆грі́ппо, ѿ І҆ꙋдє́й. 7. которого исполнение надеются увидеть наши двенадцать колен, усердно служа Богу день и ночь. За сию-то надежду, царь Агриппа, обвиняют меня Иудеи.
и҃. Что̀; Невѣ́рно ли сꙋ́дитсѧ ва́ми, ꙗ҆́кѡ Бг҃ъ мє́ртвыѧ возставлѧ́етъ; 8. Что же? Неужели вы невероятным почитаете, что Бог воскрешает мертвых?553
ѳ҃. А҆́зъ ᲂу҆́бѡ мнѣ́хъ, ꙗ҆́кѡ подоба́етъ мѝ мнѡ́га сопроти̑вна проти́вꙋ и҆́мене І҆и҃са Назѡре́а сотвори́ти: 9. Правда, и я думал, что мне должно много действовать против имени Иисуса Назорея;
і҃. є҆́же и҆ сотвори́хъ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ, и҆ мнѡ́ги ѿ ст҃ы́хъ а҆́зъ въ темни́цахъ затворѧ́хъ, вла́сть ѿ а҆рхїерє́й прїе́мь: ᲂу҆бива́ємымъ же и҆̀мъ прилага́хъ совѣ́тъ: 10. это я и делал в Иерусалиме: получив власть от первосвященников, я многих святых заключал в темницы, и, когда убивали их, я подавал на то голос;
а҃і. и҆ на всѣ́хъ со́нмищихъ мно́жицею мꙋ́чѧ и҆̀хъ, принꙋжда́хъ хꙋ́лити: преизли́ха же враждꙋ́ѧ на ни́хъ, гонѧ́хъ да́же и҆ до внѣ́шнихъ градѡ́въ. 11. и по всем синагогам я многократно мучил их и принуждал хулить Иисуса и, в чрезмерной против них ярости, преследовал даже и в чужих городах554.
в҃і. Въ ни́хже и҆ды́й въ Дама́скъ со вла́стїю и҆ повелѣ́нїемъ, є҆́же ѿ а҆рхїерє́й, 12. Для сего, идя в Дамаск со властью и поручением от первосвященников,
г҃і. въ полꙋ́дни на пꙋтѝ ви́дѣхъ, царю̀, съ небесѐ па́че сїѧ́нїѧ со́лнечнагѡ ѡ҆сїѧ́вшїй мѧ̀ свѣ́тъ и҆ со мно́ю и҆дꙋ́щихъ. 13. среди дня на дороге я увидел, государь, с неба свет, превосходящий солнечное сияние, осиявший меня и шедших со мною.
д҃і. Всѣ̑мъ же па́дшымъ на́мъ на зе́млю, слы́шахъ гла́съ гл҃ющь ко мнѣ̀ и҆ вѣща́ющь Е҆вре́йскимъ ѧ҆зы́комъ: Са́ѵле, Са́ѵле, что́ Мѧ го́ниши; же́стоко тѝ є҆́сть проти́вꙋ рожна̀ пра́ти. 14. Все мы упали на землю, и я услышал голос, говоривший мне на еврейском языке: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна555.
є҃і. А҆́зъ же рѣ́хъ: кто̀ є҆сѝ, Гдⷭ҇и; Ѻ҆́нъ же речѐ: А҆́зъ є҆́смь І҆и҃съ, Е҆го́же ты̀ го́ниши: 15. Я сказал: кто Ты, Господи? Он сказал: «Я Иисус, Которого ты гонишь;
ѕ҃і. но воста́ни и҆ ста́ни на ногꙋ̀ твоє́ю: на се́ бо ꙗ҆ви́хсѧ тѝ, сотвори́ти тѧ̀ слꙋгꙋ̀ и҆ свидѣ́телѧ, ꙗ҆̀же ви́дѣлъ є҆сѝ и҆ ꙗ҆̀же ꙗ҆влю̀ тебѣ̀, 16. но встань и стань на ноги твои; ибо Я для того и явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем того, что ты видел и что Я открою тебе556,
з҃і. и҆з̾има́ѧ тѧ̀ ѿ люді́й І҆ꙋде́йскихъ и҆ ѿ ꙗ҆зы̑къ, къ ни̑мже А҆́зъ тѧ̀ послю̀, 17. избавляя тебя от народа Иудейского и от язычников, к которым Я теперь посылаю тебя
и҃і. ѿве́рсти ѻ҆́чи и҆́хъ, да ѡ҆братѧ́тсѧ ѿ тьмы̀ въ свѣ́тъ и҆ ѿ ѡ҆́бласти сатанины̀ къ Бг҃ꙋ, є҆́же прїѧ́ти и҆̀мъ ѡ҆ставле́нїе грѣхѡ́въ и҆ достоѧ́нїе во ст҃ы́хъ вѣ́рою, ꙗ҆́же въ Мѧ̀. 18. открыть глаза им, чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу, и верою в Меня получили прощение грехов и жребий с освященными»557.
ѳ҃і. Тѣ́мже, царю̀ А҆грі́ппо, не бы́хъ проти́венъ небе́сномꙋ видѣ́нїю, 19. Поэтому, царь Агриппа, я не воспротивился небесному видению,
к҃. но сꙋ́щымъ въ Дама́сцѣ пре́жде и҆ во І҆ерⷭ҇ли́мѣ, и҆ во всѧ́цѣй странѣ̀ І҆ꙋде́йстей и҆ ꙗ҆зы́кѡмъ проповѣ́дꙋю пока́ѧтисѧ и҆ ѡ҆брати́тисѧ къ Бг҃ꙋ, достѡ́йна покаѧ́нїю дѣла̀ творѧ́ще. 20. но сперва жителям Дамаска и Иерусалима, потом всей земле Иудейской и язычникам проповедовал, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела, достойные покаяния.
к҃а. Си́хъ ра́ди мѧ̀ І҆ꙋде́є є҆́мше во свѧти́лищи хотѧ́хꙋ растерза́ти. 21. За это схватили меня Иудеи в храме и покушались растерзать558.
к҃в. По́мощь ᲂу҆̀бо ᲂу҆лꙋчи́въ ꙗ҆́же ѿ Бг҃а, да́же до днѐ сегѡ̀ стою̀, свидѣ́тельствꙋѧ ма́лꙋ же и҆ вели́кꙋ, ничто́же вѣща́ѧ, ра́звѣ ꙗ҆̀же прⷪ҇ро́цы реко́ша хотѧ̑щаѧ бы́ти и҆ Мѡѷсе́й, 22. Но, получив помощь от Бога, я до сего дня стою, свидетельствуя малому и великому, ничего не говоря, кроме того, о чем пророки и Моисей говорили, что это будет,
к҃г. ꙗ҆́кѡ Хрⷭ҇то́съ и҆мѣ́ѧше пострада́ти, ꙗ҆́кѡ пе́рвый ѿ воскрⷭ҇нїѧ ме́ртвыхъ свѣ́тъ хотѧ́ше проповѣ́дати лю́демъ (І҆ꙋдє́йскимъ) и҆ ꙗ҆зы́кѡмъ. 23. то есть что Христос имел пострадать и, восстав первый из мертвых, возвестить свет народу (Иудейскому) и язычникам559.
к҃д. Сїѧ̑ же є҆мꙋ̀ ѿвѣщава́ющꙋ, Фи́стъ ве́лїимъ гла́сомъ речѐ: бѣснꙋ́ешисѧ ли, Па́ѵле; мнѡ́гїѧ тѧ̀ кни̑ги въ неи́стовство прелага́ютъ. 24. Когда он так защищался, Фест громким голосом сказал: безумствуешь ты, Павел! большая ученость доводит тебя до сумасшествия560.
к҃є. Ѻ҆́нъ же: не бѣснꙋ́юсѧ, речѐ, держа́вный Фи́сте, но и҆́стины и҆ цѣломⷣрїѧ глаго́лы вѣща́ю: 25. Нет, достопочтенный Фест, сказал он, я не безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла;
к҃ѕ. вѣ́сть бо ѡ҆ си́хъ ца́рь, къ немꙋ́же и҆ съ дерзнове́нїемъ глаго́лю: ᲂу҆таи́тисѧ бо є҆мꙋ̀ ѿ си́хъ не вѣ́рꙋю ничесомꙋ́же, нѣ́сть бо во ᲂу҆́глѣ сотворе́но сїѐ: 26. ибо знает об этом царь, перед которым и говорю смело. Я отнюдь не верю, чтобы от него было что-нибудь из сего скрыто; ибо это не в углу происходило;
к҃з. вѣ́рꙋеши ли, царю̀ А҆грі́ппо, прⷪ҇ро́кѡмъ; вѣ́мъ, ꙗ҆́кѡ вѣ́рꙋеши. 27. веришь ли, царь Агриппа, пророкам? Знаю, что веришь561.
к҃и. А҆грі́ппа же къ Па́ѵлꙋ речѐ: вма́лѣ мѧ̀ препира́еши Хрⷭ҇тїа́нина бы́ти. 28. Агриппа сказал Павлу: ты немного не убеждаешь меня сделаться Христианином.
к҃ѳ. Па́ѵелъ же речѐ: моли́лъ ᲂу҆́бѡ бы́хъ Бг҃а, и҆ вма́лѣ и҆ во мно́зѣ, не то́кмѡ тебѐ, но и҆ всѣ́хъ слы́шащихъ мѧ̀ дне́сь, бы́ти и҆̀мъ та̑цѣмъ, ꙗ҆ко́въ и҆ а҆́зъ є҆́смь, кромѣ̀ ᲂу҆́зъ си́хъ. 29. Павел сказал: молил бы я Бога, чтобы мало ли, много ли, не только ты, но и все, слушающие меня сегодня, сделались такими, как я, кроме этих уз562.
л҃. И҆ сїѧ̑ ре́кшꙋ є҆мꙋ̀, воста̀ ца́рь и҆ и҆ге́мѡнъ, и҆ Вернїкі́а и҆ сѣдѧ́щїи съ ни́ми, 30. Когда он сказал это, царь и правитель, Вереника и сидевшие с ними встали;
л҃а. и҆ ѿше́дше бесѣ́довахꙋ дрꙋ́гъ ко дрꙋ́гꙋ, глаго́люще, ꙗ҆́кѡ ничто́же сме́рти досто́йно и҆лѝ ᲂу҆́зъ твори́тъ человѣ́къ се́й. 31. и, отойдя в сторону, говорили между собою, что этот человек ничего, достойного смерти или уз, не делает.
л҃в. А҆грі́ппа же Фи́стꙋ речѐ: ѿпꙋще́нъ бы́ти можа́ше человѣ́къ се́й, а҆́ще не бы̀ ке́сарѧ нарица́лъ. И҆ та́кѡ сꙋдѝ и҆ге́мѡнъ посла́ти є҆го̀ къ ке́сарю. 32. И сказал Агриппа Фесту: можно было бы освободить этого человека, если бы он не потребовал суда у кесаря. Посему и решился правитель послать его к кесарю563.

Глава 27


а҃. И҆ ꙗ҆́коже сꙋ́ждено бы́сть ѿплы́ти на́мъ во І҆талі́ю, преда́хꙋ Па́ѵла же и҆ и҆ны̑ѧ нѣ́кїѧ ю҆́зники со́тникꙋ, и҆́менемъ І҆ꙋ́лїю, спі́ры Севасті́йскїѧ. 1. Когда решено было плыть нам в Италию, то отдали Павла и некоторых других узников сотнику Августова полка, именем Юлию.
в҃. Вше́дше же въ кора́бль А҆драмѵ́тскїй, восхотѣ́вше плы́ти во А҆сі̑йскаѧ мѣ̑ста, ѿвезо́хомсѧ, сꙋ́щꙋ съ на́ми А҆рїста́рхꙋ Македо́нѧнинꙋ ѿ Солꙋ́нѧ. 2. Мы взошли на Адрамитский корабль и отправились, намереваясь плыть около Асийских мест. С нами был Аристарх, Македонянин из Фессалоники564.
г҃. Въ дрꙋгі́й же приста́хомъ въ Сїдѡ́нѣ: человѣколю́бїе же І҆ꙋ́лїй Па́ѵлови дѣ́ѧ, повелѣ̀ къ дрꙋгѡ́мъ ше́дшꙋ прилѣжа́нїе 565 ᲂу҆лꙋчи́ти. 3. На другой день пристали к Сидону. Юлий, поступая с Павлом человеколюбиво, позволил ему сходить к друзьям и воспользоваться их усердием.
д҃. И҆ ѿтꙋ́дꙋ ѿве́зшесѧ приплы́хомъ въ Кѵ́пръ, занѐ вѣ́три бѧ́хꙋ проти́вни: 4. Отправившись оттуда, мы приплыли в Кипр, по причине противных ветров,
є҃. пꙋчи́нꙋ же, ꙗ҆́же проти́вꙋ Кїлїкі́и и҆ Памфѷлі́и, преплы́вше, прїидо́хомъ въ Мѵ́ры Лѷкі̑йскїѧ. 5. и, переплыв море против Киликии и Памфилии, прибыли в Миры Ликийские566.
ѕ҃. И҆ та́мѡ ѡ҆брѣ́тъ со́тникъ кора́бль А҆леѯандрі́йскїй пловꙋ́щь во І҆талі́ю, всади́ ны во́нь. 6. Там сотник нашел Александрийский корабль, плывущий в Италию, и посадил нас на него.
з҃. Во мнѡ́ги же дни̑ ко́снѡ пла́вающе и҆ є҆два̀ бы́вше проти́вꙋ Кні́да, не ѡ҆ставлѧ́ющꙋ на́съ вѣ́трꙋ, приплы́хомъ под̾ Кри́тъ при Салмѡ́нѣ: 7. Медленно плавая многие дни и едва поровнявшись с Книдом, по причине неблагоприятного нам ветра, мы подплыли к Криту при Салмоне567;
и҃. є҆два́ же и҆збира́юще кра́й, прїидо́хомъ на мѣ́сто нѣ́кое, нарица́емое До́брое Приста́нище, є҆мꙋ́же бли́з̾ бѣ̀ гра́дъ Ласе́й. 8. пробравшись же с трудом мимо него, прибыли к одному месту, называемому Хорошие Пристани, близ которого был город Ласея.
ѳ҃. Мно́гꙋ же вре́мени минꙋ́вшꙋ и҆ сꙋ́щꙋ ᲂу҆жѐ небезбѣ́днꙋ пла́ванїю, зане́же и҆ по́стъ ᲂу҆жѐ бѣ̀ преше́лъ, совѣ́товаше Па́ѵелъ, 9. Но как прошло довольно времени, и плавание было уже опасно, потому что и пост уже прошел, то Павел советовал,
і҃. говоря им: мужи! я вижу, что плавание будет с затруднениями и с большим вредом не только для груза и корабля, но и для нашей жизни. 10. говоря им: мужи! я вижу, что плавание будет с затруднениями и с большим вредом не только для груза и корабля, но и для нашей жизни568.
а҃і. Со́тникъ же ко́рмчїѧ и҆ наѵкли́ра послꙋ́шаше па́че, не́жели Па́ѵломъ глаго́лемыхъ. 11. Но сотник более доверял кормчему и начальнику корабля, нежели словам Павла.
в҃і. Не добрꙋ́ же приста́нищꙋ сꙋ́щꙋ ко ѡ҆зимѣ́нїю, мно́зи совѣ́тъ даѧ́хꙋ ѿвезти́сѧ ѿтꙋ́дꙋ, а҆́ще ка́кѡ возмо́гꙋтъ, дости́гше Фїнїкі́и, ѡ҆зимѣ́ти въ приста́нищи Кри́тстѣмъ, зрѧ́щемъ къ лі́вꙋ и҆ къ хѡ́рꙋ. 12. А как пристань не была приспособлена к зимовке, то многие давали совет отправиться оттуда, чтобы, если можно, дойти до Финика, пристани Критской, лежащей против юго-западного и северо-западного ветра, и там перезимовать.
г҃і. Дхнꙋ́вшꙋ же ю҆́гꙋ, мнѣ́вше во́лю свою̀ ᲂу҆лꙋчи́ти, воздви́гше вѣ̑трила, плы́хꙋ вскра́й Кри́та. 13. Подул южный ветер, и они, подумав, что уже получили желаемое, отправились, и поплыли поблизости Крита569.
д҃і. Не по мно́зѣ же возвѣ́ѧ проти́венъ є҆мꙋ̀ вѣ́тръ бꙋ́ренъ, нарица́емый є҆ѵроклѵ́дѡнъ. 14. Но скоро поднялся против него ветер бурный, называемый эвроклидон.
є҃і. Восхище́нꙋ же бы́вшꙋ кораблю̀ и҆ не могꙋ́щꙋ сопроти́витисѧ вѣ́трꙋ, вда́вшесѧ волна́мъ носи́ми бѣ́хомъ. 15. Корабль схватило так, что он не мог противиться ветру, и мы носились, отдавшись волнам.
ѕ҃і. Ѻ҆́стровъ же нѣ́кїй мимоте́кше, нарица́ющьсѧ Клаѵді́й, є҆два̀ возмого́хомъ ᲂу҆держа́ти ладїю̀: 16. И, набежав на один островок, называемый Кла́вдой, мы едва могли удержать лодку;
з҃і. ю҆́же востѧ́гше, всѧ́кимъ ѡ҆́бразомъ помога́хꙋ, подтвержда́юще кора́бль: боѧ́щесѧ же, да не въ сѵ́рть 570 впадꙋ́тъ, низпꙋсти́вше па́рꙋсъ, си́це носи́ми бѣ́хꙋ. 17. подняв ее, стали употреблять пособия и обвязывать корабль; боясь же, чтобы не сесть на мель, спустили парус и таким образом носились571.
и҃і. Вельми́ же ѡ҆бꙋрева́ємымъ на́мъ, на ᲂу҆́трїе и҆змета́нїе творѧ́хꙋ, 18. На другой день, по причине сильного обуревания, начали выбрасывать груз,
ѳ҃і. и҆ въ тре́тїй де́нь свои́ми рꙋка́ми ꙗ҆́дрило кора́бленое и҆зверго́хомъ. 19. а на третий мы своими руками побросали с корабля вещи.
к҃. Ни со́лнцꙋ же, ни ѕвѣзда́мъ ꙗ҆́вльшымсѧ на мнѡ́ги дни̑, и҆ зимѣ̀ не ма́лѣ належа́щей, про́чее ѿима́шесѧ наде́жда всѧ̀, є҆́же спасти́сѧ на́мъ. 20. Но как многие дни не видно было ни солнца, ни звезд и продолжалась немалая буря, то наконец исчезала всякая надежда к нашему спасению572.
к҃а. Мно́гꙋ же неѧде́нїю сꙋ́щꙋ, тогда̀ ста́въ Па́ѵелъ посредѣ̀ и҆́хъ, речѐ: подоба́ше ᲂу҆́бѡ, ѽ, мꙋ́жїе, послꙋ́шавше менє̀, не ѿвезти́сѧ ѿ Кри́та и҆ и҆збы́ти досажде́нїѧ сегѡ̀ и҆ тщеты̀: 21. И как долго не ели, то Павел, став посреди них, сказал: мужи! надлежало послушаться меня и не отходить от Крита, чем и избежали бы сих затруднений и вреда;
к҃в. и҆ сѐ, нн҃ѣ молю̀ вы̀ благодꙋ́шствовати, поги́бель бо ни є҆ди́нѣй дꙋшѝ ѿ ва́съ бꙋ́детъ, ра́звѣ кораблѧ̀: 22. теперь же убеждаю вас ободриться, потому что ни одна душа из вас не погибнет, а только корабль573;
к҃г. предста́ бо мѝ въ сїю̀ но́щь А҆́гг҃лъ Бг҃а, є҆гѡ́же а҆́зъ є҆́смь, є҆мꙋ́же и҆ слꙋжꙋ̀, 23. ибо Ангел Бога, Которому принадлежу я и Которому служу, явился мне в эту ночь
к҃д. глаго́лѧ: не бо́йсѧ, Па́ѵле, ке́сарю тѝ подоба́етъ предста́ти, и҆ сѐ, дарова̀ тебѣ̀ Бг҃ъ всѧ̑ пла́вающыѧ съ тобо́ю. 24. и сказал: «не бойся, Павел! тебе должно предстать пред кесаря, и вот, Бог даровал тебе всех плывущих с тобою».
к҃є. Тѣ́мже дерза́йте, мꙋ́жїе, вѣ́рꙋю бо Бг҃ови, ꙗ҆́кѡ та́кѡ бꙋ́детъ, и҆́мже ѡ҆́бразомъ рече́но мѝ бы́сть: 25. Посему ободритесь, мужи, ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано:
к҃ѕ. во ѻ҆́стровъ же нѣ́кїй подоба́етъ на́мъ приста́ти. 26. нам должно быть выброшенными на какой-нибудь остров574.
к҃з. И҆ є҆гда̀ четвертаѧна́десѧть но́щь бы́сть, носи̑мымъ на́мъ во А҆дрїа́тстѣй (пꙋчи́нѣ), въ полꙋ́нощи непщева́хꙋ кора́бленицы, ꙗ҆́кѡ приближа́ютсѧ къ нѣ́коей странѣ̀, 27. В четырнадцатую ночь, как мы носимы были в Адриатическом море, около полуночи корабельщики стали догадываться, что приближаются к какой-то земле,
к҃и. и҆ и҆змѣ́ривше глꙋбинꙋ̀ ѡ҆брѣто́ша саже́ней два́десѧть: ма́лѡ же преше́дше и҆ па́ки и҆змѣ́ривше, ѡ҆брѣто́ша саже́ней пѧтьна́десѧть. 28. и, вымерив глубину, нашли двадцать сажен; потом на небольшом расстоянии, вымерив опять, нашли пятнадцать сажен.
к҃ѳ. Боѧ́щесѧ же, да не ка́кѡ въ прꙋ̑днаѧ мѣ̑ста впадꙋ́тъ, ѿ но́са кораблѧ̀ ве́ргше кѡ́твы четы́ри, молѧ́хомсѧ, да де́нь бꙋ́детъ. 29. Опасаясь, чтобы не попасть на каменистые места, бросили с кормы четыре якоря, и ожидали дня575.
л҃. Кора́бленикѡмъ же и҆́щꙋщымъ бѣжа́ти и҆з̾ кораблѧ̀ и҆ низвѣ́сившымъ ладїю̀ въ мо́ре, и҆звѣ́томъ а҆́ки ѿ но́са хотѧ́щымъ кѡ́твы просте́рти, 30. Когда же корабельщики хотели бежать с корабля и спускали на море лодку, делая вид, будто хотят бросить якоря с носа,
л҃а. речѐ Па́ѵелъ со́тникꙋ и҆ во́инѡмъ: а҆́ще не сі́и пребꙋ́дꙋтъ въ кораблѝ, вы̀ спасти́сѧ не мо́жете. 31. Павел сказал сотнику и воинам: если они не останутся на корабле, то вы не можете спастись.
л҃в. Тогда̀ во́ини ѿрѣ́заша ᲂу҆́жѧ ладїѝ и҆ ѡ҆ста́виша ю҆̀ ѿпа́сти. 32. Тогда воины отсекли веревки у лодки, и она упала576.
л҃г. Є҆гда́ же хотѧ́ше де́нь бы́ти, молѧ́ше Па́ѵелъ всѣ́хъ, да прїи́мꙋтъ пи́щꙋ, глаго́лѧ: четыренадесѧ́тый дне́сь де́нь ждꙋ́ще, не ꙗ҆́дше пребыва́ете, ничто́же вкꙋси́вше: 33. Перед наступлением дня Павел уговаривал всех принять пищу, говоря: сегодня четырнадцатый день, как вы, в ожидании, остаетесь без пищи, не вкушая ничего;
л҃д. тѣ́мже молю̀ ва́съ прїѧ́ти пи́щꙋ, се́ бо къ ва́шемꙋ спасе́нїю є҆́сть: ни є҆ди́номꙋ бо ѿ ва́съ вла́съ главы̀ ѿпаде́тъ. 34. потому прошу вас принять пищу: это послужит к сохранению вашей жизни; ибо ни у кого из вас не пропадет волос с головы577.
л҃є. Ре́къ же сїѧ̑ и҆ прїе́мь хлѣ́бъ, благодарѝ Бг҃а пред̾ всѣ́ми и҆ прело́мль нача́тъ ꙗ҆́сти. 35. Сказав это и взяв хлеб, он возблагодарил Бога перед всеми и, разломив, начал есть.
л҃ѕ. Благонаде́жни же бы́вше всѝ, и҆ ті́и прїѧ́ша пи́щꙋ: 36. Тогда все ободрились и также приняли пищу;
л҃з. бѣ́ же въ кораблѝ всѣ́хъ дꙋ́шъ двѣ́стѣ се́дмьдесѧтъ и҆ ше́сть. 37. было же всех нас на корабле двести семьдесят шесть душ578.
л҃и. Насы́щшесѧ же бра́шна, ѡ҆блегчи́ша кора́бль, и҆змета́юще пшени́цꙋ въ мо́ре. 38. Насытившись же пищею, стали облегчать корабль, выкидывая пшеницу в море.
л҃ѳ. Є҆гда́ же де́нь бы́сть, землѝ не познава́хꙋ: нѣ́дро же нѣ́кое ᲂу҆смотрѣ́ша и҆мꙋ́щее песо́къ 579, въ не́же, а҆́ще мо́щно є҆́сть, совѣща́ша и҆звлещѝ кора́бль. 39. Когда настал день, земли не узнавали, а усмотрели только некоторый залив, имеющий отлогий берег, к которому и решились, если можно, пристать с кораблем.
м҃. И҆ кѡ́твы собра́вше, везѧ́хꙋсѧ по мо́рю: кꙋ́пнѡ ѡ҆сла́бивше ᲂу҆́жѧ корми́лѡмъ и҆ воздви́гше ма́лое вѣ́трило къ ды́шꙋщемꙋ вѣ́трецꙋ, везо́хомсѧ на кра́й 580. 40. И, подняв якоря, пошли по морю и, развязав рули и подняв малый парус по ветру, держали к берегу.
м҃а. Впа́дше же въ мѣ́сто и҆со́пное, ᲂу҆вѧзи́ша кора́бль: и҆ но́съ ᲂу҆́бѡ ᲂу҆вѧ́зшїй пребы́сть недви́жимь, корми́ло же разбива́шесѧ ѿ нꙋ́жды во́лнъ. 41. Попали на косу, и корабль сел на мель. Нос увяз и остался недвижим, а корма разбивалась силою волн581.
м҃в. Во́инѡмъ же совѣ́тъ бы́сть, да ᲂу҆́зники ᲂу҆бїю́тъ, да не кто̀ поплы́въ и҆збѣ́гнетъ. 42. Воины согласились было умертвить узников, чтобы кто-нибудь, выплыв, не убежал.
м҃г. Со́тникъ же, хотѧ̀ соблюстѝ Па́ѵла, возбранѝ совѣ́тꙋ и҆́хъ, повелѣ́ же могꙋ́щымъ пла́вати, да и҆зскочи́вше пе́рвѣе и҆зы́дꙋтъ на кра́й, 43. Но сотник, желая спасти Павла, удержал их от сего намерения, и велел умеющим плавать первым броситься и выйти на землю,
м҃д. а҆ про́чїи, ѻ҆́ви ᲂу҆́бѡ на дщи́цахъ, ѻ҆́ви же на нѣ́чемъ ѿ кораблѧ̀. И҆ та́кѡ бы́сть всѣ̑мъ спасти́сѧ на зе́млю. 44. прочим же спасаться кому на досках, а кому на чем-нибудь от корабля; и таким образом все спаслись на землю582.

Глава 28


а҃. Спасе́ни же бы́вше и҆̀же съ Па́ѵломъ ѿ кораблѧ̀ 583, тогда̀ разꙋмѣ́ша, ꙗ҆́кѡ ѻ҆́стровъ Мелі́тъ нарица́етсѧ. 1. Спасшись же, бывшие с Павлом узнали, что остров называется Мелит.
в҃. Ва́рвари же творѧ́хꙋ не ма́лое милосе́рдїе на́мъ: возгнѣ́щше бо ѻ҆́гнь, прїѧ́ша всѣ́хъ на́съ, за настоѧ́щїй до́ждь и҆ зи́мꙋ. 2. Иноплеменники оказали нам немалое человеколюбие, ибо они, по причине бывшего дождя и холода, разложили огонь и приняли всех нас584.
г҃. Сгрома́ждшꙋ же Па́ѵлꙋ ро́ждїѧ мно́жество и҆ возложи́вшꙋ на ѻ҆́гнь, є҆хі́дна ѿ теплоты̀ и҆зше́дши, сѣкнꙋ̀ въ рꙋ́кꙋ є҆гѡ̀. 3. Когда же Павел набрал множество хвороста и клал на огонь, тогда ехидна, выйдя от жара, повисла на руке его.
д҃. И҆ є҆гда̀ ви́дѣша ва́рвари ви́сѧщꙋ ѕмїю̀ ѿ рꙋкѝ є҆гѡ̀, глаго́лахꙋ дрꙋ́гъ ко дрꙋ́гꙋ: всѧ́кѡ ᲂу҆бі́йца є҆́сть человѣ́къ се́й, є҆го́же спасе́на ѿ мо́рѧ сꙋ́дъ Бж҃їй жи́ти не ѡ҆ста́ви. 4. Иноплеменники, когда увидели висящую на руке его змею, говорили друг другу: верно этот человек – убийца, когда его, спасшегося от моря, суд Божий не оставляет жить.
є҃. То́й же ᲂу҆̀бо, ѿтрѧ́съ ѕмїю̀ во ѻ҆́гнь, ничто́же ѕло̀ пострада̀. 5. Но он, стряхнув змею в огонь, не потерпел никакого вреда585.
ѕ҃. Ѻ҆ни́ же ча́ѧхꙋ є҆го̀ и҆мꙋ́ща возгорѣ́тисѧ, и҆лѝ па́сти внеза́пꙋ ме́ртва: на мно́зѣ же тогѡ̀ ча́ющымъ и҆ ничто́же ѕло̀ въ не́мъ бы́вшее ви́дѧщымъ, претво́ршесѧ, глаго́лахꙋ Бг҃а того̀ бы́ти. 6. Они ожидали было, что у него будет воспаление, или он внезапно упадет мертвым; но, ожидая долго и видя, что не случилось с ним никакой беды, переменили мысли и говорили, что он Бог586.
з҃. Ѡ҆́крестъ же мѣ́ста ѻ҆́нагѡ бѧ́хꙋ се́ла пе́рвагѡ во ѻ҆́стровѣ, и҆́менемъ Поплі́а, и҆́же прїи́мь на́съ, трѝ дни̑ любе́знѣ ᲂу҆чредѝ. 7. Около того места были поместья начальника острова, именем Публия; он принял нас и три дня дружелюбно угощал.
и҃. Бы́сть же ѻ҆тцꙋ̀ Поплі́евꙋ ѻ҆гне́мъ и҆ водны́мъ 587 трꙋдо́мъ ѡ҆держи́мꙋ лежа́ти: къ немꙋ́же Па́ѵелъ вше́дъ, и҆ помоли́всѧ, и҆ возло́жь рꙋ́цѣ своѝ на́нь, и҆сцѣлѝ є҆го̀. 8. Отец Публия лежал, страдая горячкою и болью в животе; Павел вошел к нему, помолился и, возложив на него руки свои, исцелил его588.
ѳ҃. Семꙋ́ же бы́вшꙋ, и҆ про́чїи и҆мꙋ́щїи недꙋ́ги во ѻ҆́стровѣ то́мъ прихожда́хꙋ и҆ и҆сцѣлѣва́хꙋсѧ: 9. После сего события и прочие на острове, имевшие болезни, приходили и были исцеляемы,
і҃. и҆̀же и҆ мно́гими честьмѝ почто́ша на́съ, и҆ ѿвозѧ́щымсѧ на́мъ ꙗ҆̀же на потре́бꙋ вложи́ша. 10. и оказывали нам много почести и при отъезде снабдили нужным589.
а҃і. По трїе́хъ же мцⷭ҇ѣхъ ѿвезо́хомсѧ въ кораблѝ А҆леѯандрі́йстѣмъ, подпи́саномъ Дїоскꙋ́ры, презимѣ́вшемъ во ѻ҆́стровѣ, 11. Через три месяца мы отплыли на Александрийском корабле, называемом Диоскуры, зимовавшем на том острове,
в҃і. и҆ доплы́вше въ Сѷракꙋ́сы, пребы́хомъ дни̑ трѝ: 12. и, приплыв в Сиракузы, пробыли там три дня;
г҃і. ѿтꙋ́дꙋ же ѿплы́вше, прїидо́хомъ въ Ригі́ю, и҆ по є҆ди́нѣмъ днѝ возвѣ́ѧвшꙋ ю҆́гꙋ, во вторы́й де́нь прїидо́хомъ въ Потїо́лы, 13. оттуда отплыв, прибыли в Ригию; и как через день подул южный ветер, прибыли на второй день в Путеол,
д҃і. и҆дѣ́же ѡ҆брѣ́тше бра́тїю, ᲂу҆моле́ни бы́хомъ ѿ ни́хъ пребы́ти дні́й се́дмь: и҆ та́кѡ въ Ри́мъ и҆до́хомъ. 14. где нашли братьев, и были упрошены пробыть у них семь дней, а потом пошли в Рим590.
є҃і. И҆ ѿ та́мѡ бра́тїѧ, слы́шавше ꙗ҆̀же ѡ҆ на́съ, и҆зыдо́ша во срѣ́тенїе на́ше да́же до А҆ппі́ева торга̀ и҆ Трїе́хъ Корче́мницъ: и҆̀хже ви́дѣвъ Па́ѵелъ и҆ благодари́въ Бг҃а, прїѧ́тъ дерзнове́нїе. 15. Тамошние братья, услышав о нас, вышли нам навстречу до Аппиевой площади и трех гостиниц. Увидев их, Павел возблагодарил Бога и ободрился591.
ѕ҃і. Є҆гда́ же прїидо́хомъ въ Ри́мъ, со́тникъ предадѐ ᲂу҆́зники воево́дѣ, Па́ѵлꙋ же повелѣ̀ пребыва́ти ѡ҆ себѣ̀, съ соблюда́ющимъ є҆го̀ во́иномъ. 16. Когда же пришли мы в Рим, то сотник передал узников военачальнику, а Павлу позволено жить особо с воином, стерегущим его592.
з҃і. Бы́сть же по дне́хъ трїе́хъ, созва̀ Па́ѵелъ сꙋ́щыѧ ѿ І҆ꙋде́євъ пє́рвыѧ: сше́дшымсѧ же и҆̀мъ, глаго́лаше къ ни̑мъ: мꙋ́жїе бра́тїе, а҆́зъ ничто́же проти́вно сотвори́въ лю́демъ и҆лѝ ѡ҆бы́чаємъ ѻ҆те́чєскимъ, ᲂу҆́зникъ ѿ І҆ерⷭ҇ли́млѧнъ пре́данъ бы́хъ въ рꙋ́цѣ Ри́млѧнѡмъ, 17. Через три дня Павел созвал знатнейших из Иудеев и, когда они сошлись, говорил им: мужи братия! не сделав ничего против народа или отеческих обычаев, я в узах из Иерусалима предан в руки Римлян593;
и҃і. и҆̀же разсꙋди́вше ꙗ҆̀же ѡ҆ мнѣ̀, хотѧ́хꙋ пꙋсти́ти, занѐ ни є҆ди́на вина̀ сме́ртнаѧ бы́сть во мнѣ̀: 18. они, судив меня, хотели освободить, потому что нет во мне никакой вины, достойной смерти;
ѳ҃і. сопроти́въ же глаго́лющымъ І҆ꙋде́ємъ, нꙋ́жда мѝ бы́сть нарещѝ ке́сарѧ, не ꙗ҆́кѡ ꙗ҆зы́къ мо́й и҆мѣ́ѧ въ чесо́мъ ѡ҆клевета́ти: 19. но так как Иудеи противоречили, то я принужден был потребовать суда у кесаря, впрочем не с тем, чтобы обвинить в чем-либо мой народ.
к҃. сеѧ̀ ра́ди ᲂу҆̀бо вины̀ ᲂу҆моли́хъ ва́съ, да ви́ждꙋ и҆ бесѣ́дꙋю: наде́жды бо ра́ди І҆и҃левы вери́гами си́ми ѡ҆бложе́нъ є҆́смь. 20. По этой причине я и призвал вас, чтобы увидеться и поговорить с вами, ибо за надежду Израилеву обложен я этими узами594.
к҃а. Ѻ҆ни́ же къ немꙋ̀ рѣ́ша: мы̀ нижѐ писа̑нїѧ ѡ҆ тебѣ̀ прїѧ́хомъ ѿ І҆ꙋде́й, нижѐ прише́дъ кто̀ ѿ бра́тїй возвѣстѝ и҆лѝ глаго́ла что̀ ѡ҆ тебѣ̀ ѕло̀: 21. Они же сказали ему: мы ни писем не получали о тебе из Иудеи, ни из приходящих братьев никто не известил о тебе и не сказал чего-либо худого;
к҃в. мо́лимсѧ же, да слы́шимъ ѿ тебє̀, ꙗ҆̀же мꙋ́дрствꙋеши: ѡ҆ є҆́реси бо се́й 595 вѣ́домо є҆́сть на́мъ, ꙗ҆́кѡ всю́дꙋ сопроти́въ глаго́лемо є҆́сть. 22. впрочем желательно нам слышать от тебя, как ты мыслишь; ибо известно нам, что об этом учении везде спорят596.
к҃г. Оу҆ста́вивше же є҆мꙋ̀ де́нь, прїидо́ша къ немꙋ̀ въ страннопрїе́мницꙋ мно́жайшїи, и҆̀мже сказа́ше свидѣ́тельствꙋѧ Црⷭтвїе Бж҃їе и҆ ᲂу҆вѣрѧ́ѧ и҆̀хъ, ꙗ҆̀же ѡ҆ І҆и҃сѣ, ѿ зако́на Мѡѷсе́ова и҆ прⷪ҇рѡ́къ, ѿ ᲂу҆́тра да́же до ве́чера. 23. И, назначив ему день, очень многие пришли к нему в гостиницу; и он от утра до вечера излагал им учение о Царствии Божием, приводя свидетельства и удостоверяя их о Иисусе из закона Моисеева и пророков.
к҃д. И҆ ѻ҆́ви ᲂу҆́бѡ вѣ́ровахꙋ глаго́лємымъ, ѻ҆́ви же не вѣ́ровахꙋ. 24. Одни убеждались словами его, а другие не верили597.
к҃є. Несогла́сни же сꙋ́ще дрꙋ́гъ ко дрꙋ́гꙋ, ѿхожда́хꙋ, ре́кшꙋ Па́ѵлꙋ глаго́лъ є҆ди́нъ, ꙗ҆́кѡ до́брѣ Дх҃ъ Ст҃ы́й гл҃а И҆са́їемъ прⷪ҇ро́комъ ко ѻ҆тцє́мъ на́шымъ, 25. Будучи же не согласны между собою, они уходили, когда Павел сказал следующие слова: хорошо Дух Святой сказал отцам нашим через пророка Исаию:
к҃ѕ. гл҃ѧ: и҆дѝ къ лю́демъ си̑мъ и҆ рцы̀: слꙋ́хомъ ᲂу҆слы́шите и҆ не и҆́мате разꙋмѣ́ти: и҆ ви́дѧще ᲂу҆́зрите и҆ не и҆́мате ви́дѣти: 26. пойди к народу сему и скажи: слухом услышите, и не уразумеете, и очами смотреть будете, и не увидите;
к҃з. ѡ҆дебелѣ́ бо се́рдце люді́й си́хъ, и҆ ᲂу҆ши́ма тѧ́жкѡ слы́шаша, и҆ ѻ҆́чи своѝ смежи́ша, да не ка́кѡ ᲂу҆ви́дѧтъ ѻ҆чи́ма, и҆ ᲂу҆ши́ма ᲂу҆слы́шатъ, и҆ се́рдцемъ ᲂу҆разꙋмѣ́ютъ, и҆ ѡ҆братѧ́тсѧ, и҆ и҆сцѣлю̀ и҆̀хъ. 27. ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их (Ис.6:9–10)598.
к҃и. Вѣ́домо ᲂу҆̀бо да бꙋ́детъ ва́мъ, ꙗ҆́кѡ ꙗ҆зы́кѡмъ посла́сѧ спⷭ҇нїе Бж҃їе, сі́и и҆ ᲂу҆слы́шатъ. 28. Итак, да будет вам известно, что спасение Божие послано язычникам: они и услышат.
к҃ѳ. И҆ сїѧ̑ томꙋ̀ ре́кшꙋ, ѿидо́ша І҆ꙋде́є, мно́гое и҆мꙋ́ще междꙋ̀ собо́ю состѧза́нїе. 29. Когда он сказал это, Иудеи ушли, много споря между собою599.
л҃. Пребы́сть же Па́ѵелъ два̀ лѣ̑та и҆спо́лнь свое́ю мздо́ю 600 и҆ прїима́ше всѧ̑ приходѧ́щыѧ къ немꙋ̀, 30. И жил Павел целых два года на своем иждивении и принимал всех, приходивших к нему,
л҃а. проповѣ́дꙋѧ Црⷭ҇твїе Бж҃їе и҆ ᲂу҆чѧ̀ ꙗ҆̀же ѡ҆ Гдⷭ҇ѣ на́шемъ І҆и҃сѣ Хрⷭ҇тѣ̀ со всѧ́кимъ дерзнове́нїемъ невозбра́ннѡ. 31. проповедуя Царствие Божие и уча о Господе Иисусе Христе со всяким дерзновением невозбранно601.

* * *

32

Подобно многим другим писателям своего времени, святой Лука начинает эту книгу предисловием, в котором он поставляет это писание свое в тесную связь с Евангелием, написанным им же, и для того же Феофила, и в том же духе.

Понятие о книгах тогда было иное, нежели теперь, потому что и вид их был иной (в виде отдельных листов, свертывавшихся в свитки). Посему святой Лука называет написанное им Евангелие первым словом. Хотя этим общим и широким наименованием могло называться всякого рода писание, но в то время было и особливое возвышенное значение «слова», как выражения разума, почему это название святой Евангелист Иоанн усвоил даже Самому Иисусу Христу, как Единородному Сыну Божию. И ныне проповеди о Христе именуются «словами». В предисловии к Евангелию святой Лука говорил, что он написал оное, «по тщательном исследовании всего сначала, по порядку» (Лк.1:3). А здесь он свидетельствует, что он там написал обо всем (хотя и не все, ибо это невозможно было, как о сем ясно сказал святой Иоанн в 21-ой главе 25-м стихе своего Евангелия), «что делал и чему учил Иисус от начала». Именуя Спасителя только собственным именем Иисуса, Лука показывает, что он говорит об известном Феофилу лице Христа Великого, их общего Божественного Учителя и Сына Божия. Различая дела Христовы и учение, святой Лука показывает тем, что Он был «силен словом и делом», как обычно различает жизнь Христову и в других местах (Лк.24:19). Святой Иоанн Златоуст замечает, что под «делами» Иисуса Христа нужно разуметь и страдания Его: «внегда бо пострада, сотвори велие и чудное дело оно, смерть разрушив и иные вся соделав» (см. перевод иеромонаха Захарии Копыстенского, изданный в Киево-Печерской Лавре в 1624 году). О святом Феофиле, для которого были написаны Евангелистом Лукою Евангелие и книга Деяний, сказано достаточно в предварительной части.

33

Сказавши о начале жизни Господней на земле, писатель не определил его точно, ибо трудно и определить оное. Имея в виду выступление Иисуса Христа на общественное служение, Апостол Петр определяет это начало выступлением на проповедь Предтечи Господня (Деян.10:37; 1:22). Но Евангелист Лука начинает свое Евангелие сказанием о рождении Предтечи Господня. А окончил он Евангелие свое сказанием о вознесении Иисуса Христа. Посему он явно преимуществует пред другими в полноте и законченности (см. Евангелие Луки 24:36–53). Однако, считая вознесение Господне уже выходящим из пределов земной жизни Иисуса Христа, теперь святой Лука кратко воспроизводит Евангельское сказание о нем, а потом говорит и подробно о нем. Здесь же замечательно, в особенности, указание на повеление Апостолам оставаться в Иерусалиме (для облечения силою свыше), как на данное Духом Святым. Блаженный Феофилакт о сем говорит: «как и Сам Господь, по смирению и приспособительно к слушателям, говорил: «Я Духом Божиим изгоняю бесов» (Мф.12:28), так здесь «заповедав Духом» говорится не потому, что Сын имел нужду в Духе, но потому, что там, где творит Сын, там содействует и соприсутствует и Дух, как единосущный. Духом Святым должно было даваться сие в особенности потому, что оно касалось ожидания Духа Святого. Об избрании Иисусом Христом Апостолов говорится в Евангелии Луки (в 6-ой главе 12–16 стихах); ср. (Мф.10:1–4). При вознесении Господнем были они все, кроме Иуды, т. е. в числе 11 (Мф.28:16); (Лк.24:33). Несомненно, Апостол не без цели говорит о призвании Апостолов, ибо он этим определяет понятие об Апостолах Христа, как именно избранных и призванных Христом.

34

Воскресение Христово имело в жизни Апостолов, а вместе и во всей Церкви, не меньшее значение, чем вознесение. А потому Апостол счел нужным упомянуть и о нем, хотя о нем, равно как и о явлениях воскресшего Христа, говорят все Евангелисты (Мф.28:9–20); (Мк.16:9:20); (Лк.24:13–53); (Ин.20:14–29; 21:1–23); ср. (1Кор.15:4–10).

Примечательно и то, как здесь говорится о воскресении Христовом: по страдании Своем Христос явил Себя Апостолам живым. Таким образом, страданиям Христовым усвояется должное значение вместе со смертью, ибо жизнь Христова выставляется как противоположность смерти, причем для удостоверения в правильности сообщения упоминаются «многие верные доказательства» в событиях, бывших в продолжение 40 дней, так что никакая мысль о моментальном заблуждении не может иметь места. Достойно замечания и то, что Дееписатель ясно отличает первое явление Христа Себя живым и многократные. Из сего очевидно, что и Апостолы не могли ни быть обманутыми, ни обманываться. Являясь им, Он говорил с ними, ел и пил, творил чудеса, которые и были для Апостолов особенными знамениями Христова воскресения. Но почему Он являлся не всем без различия, но преимущественно Апостолам? Очевидно – потому, что не все были к тому готовы, ибо неверующие не могут поверить и тогда, когда кто явится к ним, воскресши из мертвых (Лк.16:31). По изъяснению блаженного Феофилакта, «Христос не был с Апостолами постоянно, как до воскресения, но являлся и снова удалялся, возвышая их мысли и не позволяя им прилепляться к Себе, как прежде. С большею осторожностью Он развивал в них и веру в Свое воскресение, и убеждение считать Его выше человека. Он ел и пил с ними, показывая этим, что Он Тот, Кто был распят, и погребен, и воскрес из мертвых» (см. Толкование на Деяния, изд. в Казани в 1871 г., стран. 21).

35

Царствие Божие, о котором говорил как при жизни, так и по воскресении Своем, Господь наш Иисус Христос, – это спасение всех в Боге через страдание и смерть Иисуса Христа, совершившееся здесь по вере в Него, силою Святого Духа, а в будущей жизни – дарованием через Отца блаженства верующим в Бога и возлюбившим Сына Его. Как и что из сего было возвещаемо Спасителем нашим Иисусом Христом по Его воскресении, О Сем многое сообщается во всех Евангелиях. Но святой Евангелист Иоанн Богослов замечает, что «многое и другое сотворил Иисус», так что «если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместит бы написанных книг» (Ин.21:25). Имея в виду это величие дела Христова, святой Дееписатель определяет только существо его, называя его учением о Царствии Божием, как благодатном состоянии под водительством Божиим для спасения здесь на земле от грехов, а на небесах – для вечного блаженства. По сказанию Луки, воскресший Иисус Христос говорил двум ученикам, шедшим в Еммаус, что Ему «надлежало пострадать и войти в славу Свою», при чем изъяснил все «сказанное о Нем во всем Писании» (Лк.24:26–27). И явившись всем Апостолам, Он говорил, что Ему «надлежало пострадать и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах» (Лк.24:46–47); срвн. (Ин. 20:30; 21:14). Этим же начиналась проповедь о Царствии Божием и Апостольская. «Можем с достоверностью полагать (говорит преосвящ. Евсевий, архиепископ Могилевский, в беседе на Апостольское чтение сие, в 1 части, стр.1), что Иисус Христос, приготовляя избранных Своих учеников к их Апостольскому служению, беседовал с ними преимущественно о благодатном Царстве Божием, о распространении и благоустройстве Христовой Церкви, об установлении и совершении благодатных таинств, о преодолении предстоящих трудностей. Из этих наставлений иные сохранились в Апостольских писаниях, а другие в Священном Предании святой Вселенской и Апостольской Церкви».

36

Повеление Господа о неоставлении Иерусалима дано было Апостолам (по сказанию Евангелия от Луки) после того, как Он, в удостоверение о Себе, взял часть рыбы печеной и сотового меда и ел пред всеми ими, собравшимися вместе (Лк.24:41–43:49). Святой Иоанн Златоуст объясняет, почему Господь повелел не отлучаться Апостолам из Иерусалима: «как воинам, намеревающимся напасть на толпу, никто не позволит выступить прежде, чем они будут вооружены: так и им Господь не позволяет выступит на борьбу прежде сошествия Святого Духа, дабы множество врагов легко не одолело и не пленило их. И не только потому повелевает не отлучаться от Иерусалима, но и потому, что там многие имели уверовать. Если же сами распявшие Его Иерусалимляне явятся в числе уверовавших, то, очевидно, это будет явным знаком и креста и беззакония Иудеев, и великим доказательством воскресения». «Ядение с другими» – предполагает собрание их. Поэтому по-гречески и собраться, и трапезовать вместе означается одним словом: συναλιζόμενος. И вот одни переводчики перевели это слово: «ядый», а другие: «собрав»; понятно, что первое слово более содержательное и определительное. Повеление ожидать Святого Духа указывает на необходимость духовной подготовки к сему великому таинству единения человеческого с Богом. И для принятия высоких людей много бывает подготовительных ожиданий. Как же не готовиться к восприятию Духа Божия, о Котором Иисус Христос говорил многократно Апостолам, что Он утешит их и наставит их на всякую истину и воспомянет им все, что было сказано им чрез Самого Иисуса Христа (Ин.14:16–26; 15:26; 16:7–13); (Лк.24:49). По слову Иоанна Златоуста, «Апостолы должны были воспламениться желанием этого события и тогда уже получить благодать». Так и мы, готовясь воспринять святые Тайны, должны готовиться к тому постом, говением, а наипаче – духовным горением сердца, обращенного к Богу с верою и любовью, да причастники жизни вечной будем.

37

Слова Господни о крещении воспоминаются в сказаниях о последнем явлении Воскресшего почти всеми Евангелистами – в смысле повеления проповедовать всему миру и крестить верующих во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф.25:10); (Мк.16:15–16); (Лк.24:47). Дееписатель же дополняет их сказанием о том, что по слову Господа, избранные ученики Его должны были креститься особым, необычайным крещением – Духом Святым, неизмеримо большим крещения Иоаннова настолько, насколько Дух Святой выше воды.

Знаменательно здесь упоминание об Иоанне Предтече, ибо он сам говорил: «я крещу вас водою в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня: Он будет крестить Духом Святым и огнем» (Мф.3:11); срвн.(Ин.1:33). Называя сошествие Святого Духа на Апостолов крещением (или буквально с Греческого: погружением в Духе), Господь (по изъяснению блаженного Феофилакта) указывает на обилие и как бы богатство общения Духа Святого: как и крещаемый в воде, погружаясь всем телом, чувственно ощущает это, тогда как просто принимающий воду орошается не всецело, не по всем местам своего тела». Как бы частным восприятием Духа Святого было то, что Апостолы получили Дар Святого Духа вязать и решить, данный им раньше (Ин.20:21–23). Время пришествия Духа Святого Иисус Христос не определил, чтобы Апостолы бодрствовали. Однако, сказал, что это будет скоро, чтобы они не ослабели. Какая поучительная заботливость Пастыреначальника о Его избранниках и посланниках!

38

Апостолы во многом были подготовлены к им великому назначению, но не во всем. Как люди своего времени и народа, они до последнего времени разделяли отчасти народные представления о Царстве Божием, как царстве Еврейском, с преобладающим в нем значением сынов Израиля (Иакова). Сыны Зеведея еще раньше просипи Иисуса Христа поставить их (Иакова и Иоанна) одного по правую Свою сторону, а другого по левую, в славе Своей (Мк.10:37). Тогда Иисус Христос ответил им: «не знаете, чего просите». Другие же более уклончиво спрашивали «кто больше в Царстве Небесном?» (Мф.18:1); срвн.(Лк.24:21). Теперь же (пред вознесением Господним), они все спрашивали: не будет ли (вместе с сошествием Святого Духа) и восстановления царства Израильского? Ожидание восстановления Израильского царства разделялось многими патриотами и даже благочестивыми людьми, бравшими во внимание не все пророчества о Царстве Мессии – Спасителя, а только те, которые особенно нравились им, как, напр., пророчества Амоса (Ам.9:11), Даниила (Дан.7:27), где говорится о восстановлении скинии и поставлении святых во власти. Даже по воскресения Господнем два ученика, шедшие в Еммаус, ясно выразили надежду свою на избавление Христом Израиля от внешних врагов его (Лк.24:21). за что получили наименование «несмысленных и косных сердцем» (ст.25). И теперь у Апостолов видимо была столь тверда эта уверенность, что они теперь спрашивали только о времени восстановления царства Израильского, как бы забыв все говоренное прежде и даже сказанное теперь о проповеди всему миру, о крещения всех народов. Всегда любвеобильный и снисходительный к немощам человеческим Божественный Учитель дает ответ Своим ученикам по форме их вопроса, т. е. о времени, говоря: «не ваше дело знать времена и сроки»…

39

Времена и сроки для людей, как живущих во времени, всегда составляли глубокий интерес. Вот почему Апостолы нередко обращались к Иисусу Христу с вопросами, напр. о времени славного Его пришествия и кончины века. Но Иисус Христос всегда отклонял эти вопросы, как не существенные для спасения, говоря, что нужно быть всегда готовым в тому, чтобы встретить Христа, как люди, находящиеся на брачном пиру, должны встречать жениха (Мф.25:13). Здесь дело касалось восприятия Апостолами Духа Святого, а потому, кратко отклонив их вопрос, не касающийся должного предмета, Он направляет их на существенное дело этого времени, причем всю полноту их внимания обращает на всемогущую волю Бога Отца, Который, как начинательная Сила, всему определяет время и сроки, так что, например, о времени второго пришествия Иисуса Христа (по слову Его) не знают не только Ангелы, но даже и Он Сам, как Сын Человеческий (Мк.13:32). Выражение: «времена и сроки» указывает на 21 стих 2-ой главы книги пророка Даниила, которому были открыты продолжительные периоды и краткие сроки времени устроения Царствия Божия (70 седьмин). Так было многое открываемо и Апостолам (2Петр.3:3); (Рим.11:25); (1Сол.5:1), в особенности Иоанну (в Апокалипсисе), но сами они допытываться о сих и подобных временах не должны были. Так и мы не должны много заботиться, например, о знании дня своей кончины, но должны всемерно позаботиться о том, чтобы быть всегда готовыми к смерти, а вместе с тем и к суду Божию, сначала частному, а потом и всеобщему.

40

Восприятие силы Святого Духа – вот существенное ожидание, которым должны были жить Апостолы Христовы после Его вознесения, о чем и возвещает им Он, чем, конечно, радует, а вместе с тем и утешает, как в разлуке с Собою, так и в том, что им дано не все ведать о Царствии Божием (как, например, времена и сроки), однако очень многое, особенно тогда, когда воспримут они обетованную силу от Духа Святого. «В понятии силы заключается здесь понятие необыкновенных даров Святого Духа, исполнившись коими они почувствуют в себе силу исполнить то великое дело, на которое они призваны Христом» (говорить преосвящ. Михаил, в своем Толковом Апостоле, изданном в Москве в 1876 году). О даровании этой силы Апостолам Иисус Христос неоднократно говорил им и прежде: «Утешитель, Дух Святой, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему» (Ин.14:26) «и будущее возвестит вам» (Ин.16:13). И когда «поведут вас к правителям и царям, не заботьтесь, как и что сказать; ибо в тот час дано будет вам, что сказать; ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорит в вас» (Мф.10:18–20). Еще при жизни Христа Апостолы видели отчасти исполнение сего, говоря Ему Самому: «и беси повинуются нам» (Лк.10:17). Из сего они должны были понять, сколь великие дары ожидают их при полноте освящения их, при сошествии на них Духа Святого. «Дарования Духа различны (говорит блаженный Феофилакт). При различии жи и многообразии дарований ничто не препятствовало Апостолам принять благодать Духа различным образом. Но полное, соделовавшее их совершенными и способными совершенствовать других, сообщение им Духа, было во время пятидесятницы, когда Он сошел на них в виде огненных языков и всецело исполнил их своею силою».

41

Свидетельствование Апостолов об Иисусе Христе, как Спасителе и Единородном Сыне Божием, было делом их проповеди и при жизни Его. Но тогда они не всегда совершали это вполне мужественно и с полнотою силы. Теперь же им внушается совершить это дело, безбоязненно и в полноте, начиная с разных и близких мест и оканчивая всеми известными тогда концами вселенной, что, как известно, и совершали они, ибо «во всю землю изыде вещание их и во вся концы глаголы их». Прежде Иисус Христос, посылая учеников Своих на проповедь, говорил им: «на путь язык не идите и во град Самарянский не внидите» (Мф.10:5). Теперь же Он повелевает им прежде всего проповедовать в Иерусалиме, чтобы хотя некоторые из убийц Его покаялись, а потом заповедует идти не только в Иудею и Самарию, но и во всю вселенную, по всему миру. По изъяснению нашего знаменитого толковника (преосвящ. Михаила), «слова Господни относятся не только лично к Апостолам, но и к их преемникам в деле Апостольства, как и обетование Его пребывать с ними «во вся дни до скончания века» (Мф.28:20). Это одно из прямых указаний Господа на всемирное (универсальное) назначение Его религии и вместе краткое и ясное указание на главный и общий предмет всей книги Деяний Апостольских». По замечанию блаженного Феофилакта, здесь сказано было Иисусом Христом «и увещание, и непреложное пророчество, потому что свою проповедь они (Апостолы) засвидетельствовали до последних пределов земли».

42

Образ вознесения Иисуса Христа Святой Лука изобразил дважды, причем к наглядному Евангельскому изображению возношения Его во время благословения Апостолов здесь присовокупляется, что облако сокрыло Его из вида их и многое другое, чем существенно восполняется описание этого не менее великого события, как и воскресение Христово. Можно посему думать, что Апостол Лука и сам был свидетелем вознесения Господня, что вероятно еще более и потому, что он удостоился с Клеопою видеть и беседовать с воскресшим Христом и даже участвовать в преломлении хлеба (Лк.24:30). Кончив беседу Свою с учениками (Мк.16:19), Иисус Христос благословил их, потом отступил от них и понесся вверх по воздуху, так что ученики могли взорами своими следить за Ним, парящим вверх, и потом уже облако окружило или взяло Его. Толковники, сопоставляя образ воскресения Христова с вознесением, говорят, что Апостолы видели конец воскресения, но не видели начала его; в вознесении же видели начало его, но не видели конца (Златоуст, Феофилакт). Однако Евангелист Марк прямо говорит: «Господь же, по глаголании Его к ним (Апостолам), вознесеся на небо и седе одесную Бога» (Мк.16:19). И Евангелист Лука говорит, что это вознесение было на небо, о чем он свидетельствует и здесь, и притом через небожителей, явившихся Апостолам здесь же, когда они, не сходя с горы Елеонской, продолжали смотреть на небо. «Без свидетелей воскрес (Иисус Христос), при свидетелях возносится (говорит преосвящ. Филарет, митрополит Московский). От чего сия разность? От того, может быть, что как воскресение Господа, после сошествия Его во ад, было шествие из ада в рай, то негде было поставить свидетелей, а надлежало быть свидетелями отшедшим от земной жизни патриархам и пророкам; вознесение же Господа, как шествие от земли на небо, естественно, могло иметь свидетелей Апостолов, стоящих на земле и взирающих на небо. Но возможно ли, скажет плотской разум, чтобы земнородная плоть вознеслась на небо? Нет нужды умствовать о возможности дела, когда самое дело видели и засвидетельствовали люди, которые не отреклись умереть за истину сего свидетельства» («Слова и речи» ч.II, стран.56).

43

Явление Ангелов во время вознесения Господня уподобляется явлению их, бывшему при воскресении. Замечательно и то, что как там, так и здесь, было по два Ангела и называются они одинаково: «мужами». И представляются они одинаково облеченными в белые одежды, которые при воскресении называются «блистающими» (Лк.24:4); срвн. (Ин.20:12); (Мк.16:5); (Мф.28:3). Такой цвет одежды, по Откровению Иоанна Богослова, принадлежит всем небожителям, предстоящим престолу славы, как символ их чистоты и просветительного значения (Откр.3:4–5; 4:4; 7:9). В объяснение того, почему именно явилось два Ангела, святой Иоанн Златоуст указывает на то, что при свидетельстве двух становится достоверным всякий глагол (Втор.17:6). «Мужами же называет Ангелов, показывая событие в том виде, в каком оно представлялось зрению, так как Ангелы и на самом деле приняли на себя образ мужей, чтобы не устрашить» (Феофилакт). Некоторые толковники думают, что эти небесные вестники были те же самые два мужа, которые, по Евангелию Луки, явились возвестить и воскресение Господа. «Замечательно, что и образ их передачи вести одинаков вопросительный. В Деяниях: «что вы стоите и смотрите на небо?» В Евангелии: «что вы ищете живого между мертвыми?» (см. Общедоступное истолковательное чтение книги Деяний протоиерея А.Полотебнова, изд. в Москве в 1875 г., стр. 82). Многие толковники обращают еще внимание на то, что Апостолы, пораженные величием совершившегося пред их очами, вероятно долго стояли неподвижно, безмолвно, вперявши свои взоры на небо вслед за удалявшимся Господом, Которому послужило и облако, как о сем говорится в псалме (Пс.96:2): «облак и мрак окрест Его, правда и суд основание престола Его».

44

Вопрос Ангелов к Апостолам, зачем они продолжают стоят и смотреть на небо, куда вознесся Иисус Христос, очевидно, содержит и ответ на то, что вознесение Иисуса Христа – полное, совершенное, так что теперь нечего ждать Его возвращения, как бы после некоего временного восхищения... Придет Он и опять, но не сейчас. Несомненно, в душах Апостолов возникали тогда многоразличные чувства, из коих одним из первых было сожаление о разлуке со Христом. Может быть им и самим желалось последовать на небо за Иисусом Христом, как думают некоторые толковники (см. у преосвящ. Михаила). Посему на вопрос Ангелов можно смотреть и как на участливое утешение, тем более что Апостолам не безызвестно было о восшествии Сына Божия к Отцу, ибо Он говорил им, что им лучше, если Он пойдет к Отцу, так как Он уготовает там место им (Ин.14:3).

Возвещение же Ангелов о вознесении Иисуса Христа, как о деле уже совершившемся, еще более должно было обрадовать их. Наконец и то, что Он опять придет, хотя и не сейчас, тоже должно было укрепить их взволнованные сердца и ободрить их волю. О втором пришествии Иисуса Христа в Евангелиях возвещено, что оно совершится более торжественно, предшествуемое и сопровождаемое многими чудесными событиями: тогда солнце померкнет, луна не даст света своего и силы небесные подвинутся. «Тогда явится знамение Сына Человеческого (крест) на небе»; и «все племена земные увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою» и с сонмом «Ангелов Своих с трубою громогласною, и соберут (Ангелы) избранных Его от четырех ветр, от края небес до края их» (Мф.24:29–31); срвн.(Лк.17:24). Но сущность Его снисхождения на землю будет подобна восхождению Его на небо, т.е. так же будет совершаться скоро, в сопутствии облаков воздушных, как сверкает молния (Мф.24:27). «Что Христос придет, Ангелы сказали о сем; но – для чего, этого не присовокупили. Это служить подтверждением воскресения; ибо, если Он вознесся с телом, то тем более воскрес» (Златоуст). Следовательно, с телом придет и опять. И в этом было утешение, ибо Апостолы слышали от Христа Его обетование: где будет Он, там будут и они (Ин.14:3); и когда вознесен будет, то всех привлечет к Себе (Ин.12:32).

Ангелы назвали Апостолов «мужами Галилейскими» потому, что они были из Галилеи, а также отчасти потому, что Иисуса Христа звали Галилеянином (Мф.26:69); (Лк.22:59), и потому они могли так называться и как последователи Иисуса Галилеянина (Мк.14:70); (Лк.22:59).

45

Возвращение в Иерусалим Апостолов с горы Елеонской определяется расстоянием, которое обозначается замечательною мерою, а именно: тем пространством, которое можно было совершить в субботу, не нарушая отеческих преданий о сем. По преданиям же сим (обоснованным на 5 стихе 35-ой главы книга Чисел, где определяется расстояние предместий от городов Левитских), это расстояние равняется 2000 шагов, коими отделялась скиния от прочих палаток в Еврейском стане, при исходе из Египта. Может быть, в этим таинственно преобразовательном обозначении места вознесения Господня указывается обособленность священного для христиан места вознесения, с приблизительным указанием, а может быть – и вообще краткость пути от этого места до Иерусалима, выставляемая для того, чтобы показать, что это величайшее событие происходило, так сказать, почти на глазах всего Иерусалима. Гора Елеон, (называемая так потому, что там растут Елеонские – масличные деревья), находится прямо против Иерусалима, почему Иисус Христос любовался с нее на Иерусалим и предсказывал его разрушение. Но если с Елеона можно видеть Иерусалим, то не менее того виден и Елеон из Иерусалима, особенно с площади Иерусалимского храма, а также и от той горницы, в которую вскоре же пришли и поведали о случившемся Апостолы, пройдя мимо Гефсиманского сада, у потока Кедрского, и поднявшись к храмовым воротам, которые тогда не были закладены после того, как прошел ими Тот, после Коего уже нет более достойного, чтобы проходить ими.

46

Первое пребывание Апостолов в Сионской горнице отмечается поименованным перечислением одиннадцати Апостолов, как составивших собою зерно Апостольской Церкви. К ним далее причисляется Богоматерь, а также дети Иосифа и некоторые жены, но без указания на их имена, ибо для писателя главный интерес был в одиннадцати. Замечательно их перечисление парами и не вполне в том порядке, в котором они перечисляются в Евангелиях (Мф.10:2‑4); (Мк.3:16–18); (Лк.6:14–16). Как в Евангелии Марка прежде других называются Петр, Иаков и Иоанн, о коих Апостол Павел говорить, как о казавшихся для всех столпами (Гал.2:2), так и здесь. Леввий или Фаддей – здесь именуется Иудою, братом Иакова, как и в Евангелии Луки. «Не без причины упомянул Лука поименно об учениках (говорит святой Иоанн Златоуст): так как один из них сделался предателем, другой отрекся, третий не поверил (а потом и все почти разбежались), то он показывает, что кроме одного предателя все были целы».

Горница, в которую собрались теперь Апостолы, была (по преданию) та самая Сионская горница, в которой Иисус Христос совершил тайную вечерю и куда Апостолы собирались потом для совершения христианского служения, между тем как для общих молитв они ходили в храм Иерусалимский, ибо там оставалось много назидательного, а христианское богослужение еще только начало устрояться. Горница эта находилась в верхнем помещении дома, принадлежавшего одному христианскому семейству, которое и украшало его, готовясь принять молитвенников, в особенности для совершения Святых Таин (Лк.22:12). Свобода, с которою поспешно вошли в эту горницу святые Апостолы, а также и долгое пребывание их в ней показывает, что эта горница была первым христианским храмом. Теперь место этой горницы указывают не далеко от бывшего дворца царя Давида, почти рядом с Монастырем святого Иакова (принадлежащим Армянам).

47

Единодушное пребывание в молитве и молениях – вот средство, коим Апостолы готовились к восприятию Духа Святого. Разность молитв и молений могла быть по их составу и образу совершения, обычному со всеми другими, в храме (Лк.24:53), где они прославляли Господа в псалмах и пениях, и в горнице Сионской, где они совершала особливые христианские моления и прошения. Кроме радостного ожидания Духа Святого, они имели и противоположные чувства – чувства страха пред гонителями Иисуса Христа. «Молитва – сильное орудие против искушений. Потому они и восходят в горницу, что сильно боялись Иудеев». Но главное, молитва и моление были для них лучшим средством приготовления их к принятию Духа Святого. Посему и мы, ожидая получения даров Святого Духа должны тоже единодушно пребывать в молитве общей, т. Е. церковной, как составляющей полноту духовной жизни о Христе, ибо Он говорил: «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди их» (Мф.18:20). И Он же повелел Апостолам пребывать вместе, чтобы получить обещанного Духа. Где общение, там и милость Господня, там и благодать Божия с ее многоразличными дарами, потребными нам в спасение общее.

48

О женах бывших с Апостолами, известно, что некоторые из них постоянно следовали за Иисусом Христом и даже помогали Ему из имений своих. Из числа этих жен известны: Мария Магдалина; Мария, мать Иакова и Иосии; Саломия, мать сынов Зеведеевых; Иоанна, жена Хузы, домоправителя Ирода, и Сусанна (Лк.8:2–3; 23:49; 24:10); (Мф.27:55–56); (Мк.15:40). Кроме того, некоторые Апостолы, как, например, Петр, были женаты. Богоматерь упоминается здесь в последний раз, ибо кротко и смиренно живя у Иоанна Богослова (Ин.19:26–27), чтимая однако всеми, как это оказалось при Ее погребении, когда ко гробу Ее Апостолы стеклись со всех краев земли. Ее обрученик, Иосиф, скончался, но его дети, известные под именем братьев Иисуса Христа и не веровавшие прежде в Него (Ин.7:5), теперь были в числе верующих. Это были: Иаков, Иосия, Симон и Иуда (Мф.12:47); (Мк.6:3).

49

Жизнь первенствующей Церкви Божией, несомненно, выражалась во множестве явлении, но Дееписатель останавливается на особенно выдающихся обстоятельствах, имевших особенное значение. Таково, напр., избрание 12-го Апостола, вместо Иуды, предателя Господня. Святой Петр Апостол первый возбуждает этот вопрос, ибо он был старше других возрастом и был живее других, как это сказалось в первом исповедании Господа Спасителя – Христом, т. е. Мессиею, равно как и в отречении от Него. Поднимает он этот вопрос в один из дней, когда верующие собрались (конечно, не в храме Иерусалимском, а в своей христианской горнице Сионской) на молитву, причем даже точно определяется число собравшихся – 120. Если к 11 Апостолам и 70 ученикам Господним присовокупить Богородицу, вышеуказанных жен и братьев Господних, то окажется немного лиц неизвестных из числа первенствующей Церкви. Святой Иоанн Златоуст (как впрочем и другие толковники) особенное внимание обращает при сем на то, что Апостолы такие важные дела, как избрание нового Апостола, делали не одни своею властью и силою, но при общем участии верующих. Он говорит: «смотри, как Петр все делает с общего согласия и не распоряжается ничем самовластно и как начальник. Что же касается до тех 500 братьев, о явлении которым воскресшего Иисуса Христа говорит святой Апостол Павел (1Кор.15:6), то, очевидно, большая часть их оставалась в Галилее (Мф.28:16). Здесь же находились только бывшие в Иерусалиме, которые очевидно все единодушно собрались здесь, чем и воспользовался Апостол Петр для предложения этому общему собранию христиан своего слова об избрании 12-го Апостола, вместо Иуды, предателя Господня, отвечая несомненно общим запросам на сие дело, требовавшее выяснения и само по себе.

50

Речь Апостола Петра пред избранием 12-го Апостола замечательна во многих отношениях. В ней он прежде всего выясняет значение Иудина предательства, как дела долженствовавшего совершиться необходимо и как предсказанного в Писании, через богодухновенные слова Давида, которые и приводятся далее (в 20 стихе). И Сам Иисус Христос сказал, что хотя Ему надлежит пострадать, однако горе тому человеку, через которого Он предается (Мф.26:24), так как предательство это было сознательное, виновность которого в особенности усугубилась тем, что он являлся вождем других в деле предательства, а не простым участником, действовавшим по примеру других или по страху пред другими. Мало того, он предал своего Божественного Учителя коварно, через знак любви (целование), указав Его тем, которые взяли Его тайно (ночью), во время молитвы, когда все великое и святое вдруг было попрано всячески, так что Сам Иисус Христос, будучи воплощенною любовию, сказал, что пришли взять Его с дреколиями, как бы разбойника (Мф.26:55).

Замечательно обращение Апостола к христианам: «мужи братия», показывающее, как близки были Апостолы к прочим верующим. По изъяснению святого Иоанна Златоуста, ссылкою на пророчество Апостол Петр «как бы утешал верующих в тяжком обстоятельстве, как бы говоря, что в этом событии нет ничего странного, что оно уже было предсказано». О вдохновении же царя Давида от Духа Святого при написании псалмов засвидетельствовал Сам Иисус Христос (Мф.22:43); срвн. (2Петр.1:21); (2Тим.3:16).

51

О причислении Иуды к 12-ти Апостолам Петр говорит, очевидно, для возбуждения сожаления о сем, как немало тревожившем всех их, ибо несомненно глубокое падение предателя и его страшная смерть не могли не возбуждать тяжелых помышлении. Кроме того, это могло подавать повод к соблазну и даже к нареканиям. Возникает вопрос: если ведома была предательская изменчивость Иуды, то зачем было причислять его к 12-ти и в особенности избирать в хранители достояния (Ин.12:6)? Несомненно, у Господа была к сему особенная цель и невозвратно погибельный Иуда несомненно должен был служить орудием к исполнению какого-либо глубокого мудрого плана Спасителя. Вот что между прочим говорится о сем у одного из наших толковников: «жребий служения Иуды был жребием свидетельствования сторонника врагов Иисуса и предателя Учителя своего. Если бы одни только верные свидетельствовали о высокой чистоте жизни Господа, Его учения и намерений, то в них можно было бы видеть друзей и соучастников. Враги Господа кроме Иуды не могли желать лучшего свидетеля на суде, но даже и ценою золота ничего не извлекли для себя от корыстолюбивого предателя и по необходимости должны были подкупать других лжесвидетелей» (см. у Протоиерея Полотебнова, стр. 42 и 43). Замечательно выражение об Апостольском служении, как жребий. Это выражение заимствовано из обычая Евреев решать некоторые дела метанием жребия (так, напр., об одежде Иисуса Христа метали жребий: (Мф.27:35)). Жребий по-гречески зовется κλήρος, посему и все причисленные к священному служению называются «клириками», а совокупность их – «клиром».

52

Сообщение Апостола о смерти Иуды очень характерно. Он не говорит об общеизвестном удавлении Иуды (Мф.27:5), но сообщает, что он низринулся (с дерева, на котором повесился), причем у него (еще живого) расселось чрево и оттуда выпали внутренности. Этот смертный ужас, конечно, должен был поразить слушателей страхом ужаса, хотя многие из них и знали это. Обращая затем внимание на алчность Иуды, Апостол как бы самому Иуде приписывает приобретение на 30 серебренников (около 45 рублей), полученных им за предательство, земли, причем цену называет «неправедною мздою», потому что продают то, что принадлежит кому по праву. А здесь раб продал Владыку, лукавый ученик – Божественного Учителя. Нехорошею мзду эту нашли и Еврейские начальники, а потому, когда Иуда бросил им ее, сказавши, что он предал им неповинного, то они не могли взять ее, чтобы положить в церковную сумму, хотя говорили только, что это невозможно потому, что «эта цена крови» (Мф.27:6–7), умалчивая о том, какая эта кровь, и зная хорошо, что эта кровь действительно была неповинная.

53

Упоминание об общеизвестности всего этого Иерусалимлянам Апостол может быть делает для успокоения умов верующих, смущавшихся предательством Иуды, ибо все дело это, взятое в целости, ясно Доказывает, что гнусный изменник потерпел достойное воздаяние. При том же навсегда живым памятником этого явного для всех Божия наказания предателя служит земля та, именуемая Акелдама, землею (невинною) крови, которую Евреи купили на предательскую сумму у одного горшечника для погребения странников (всякого рода), которых некому и не на что было хоронить (Мф.27:7); срвн. (Исх.26:21); (Быт.4:10–11). Землю эту и теперь показывают около Иерусалима, на юго-восток в долине сынов Гинномовых (см. у Норова, кн. 1, стр.255). Что касается до вводного замечания: «на отечественном их наречии», то, очевидно, это сделано Лукою для Феофила как не знавшего Еврейского языка того времени. Ввиду всемирного назначения священных сказаний такие вставочные замечания делались нередко и Евангелистами (Мк.3:17; 5:41; 7:11:34); (Ин.1:41). Должно сказать еще, что толковники обращают внимание и на то, – кто дал название сему месту? Евреи! Следовательно, они же должны быть и первыми свидетелями всего совершившегося над Иудою, во славу Христову.

54

Пророчества об Иуде приводятся не непосредственные, но отдаленные, преобразовательные. Они взяты из так называемых Мессианских псалмов, в которых находятся пророчества об Иисусе Христе, как страждущем от врагов, из числа коих и был важнейшим Иуда, почему Апостол Петр вместо многих говорит об одном враге, что место его будет пусто (по псалму 68), чем выражается высшая степень гнева Божия и наказания – срвн. (Ис.84:10–15), и что достоинство его приимет другой (по 108 псалму). Для Апостола Петра, в данном случае, особенно важно было последнее псаломское слово, чтобы, опираясь на него, как слово Божие, предложить избрать другого Апостола в число 12-ти вместо изринутого из этого числа Иуды. Но немаловажное значение имеет и первое, в смысле опустения места, требующего заместителя, который приходил бы на него, наблюдал бы за ним, как своим достоянием, подлежащим его начальствованию. Все эти понятия о таковом занятии места в Греческом языке выражаются одним понятием «епископства», а по Русскому переводу «достоинства». Но так как здесь идет речь о достоинстве духовном, то можно сказать, что здесь впервые употребляется это слово в отношении к служению в Церкви Господней высших ее представителей.

55

Одно из первых условий избрания в число 12-ти Апостолов – сопребывание с Апостолами во все время жизни Иисуса Христа. Сопребывание с Апостолами делало избираемого равного им по всему тому, что с ними было, и по опытному познанию Господа в деле и учении. Таким образом, научение избираемого через живое сопребывание со Христом и верующими в Него вот первое достоинство, которым обусловливается избрание в число 12-ти Апостолов. А так как это сопребывание продолжалось около 3½ лет, то и время это указуется, как достаточное ручательство достаточно испытанной надежности в верности Христу избираемого. Если таковой был верен до сих дней, когда еще не сошел Дух Святой, как Утешитель и Дух истины, научающий всему, то понятно, что избираемый тем более будет верным и добрым строителем в доме Божием при явлении ему лично наибольших сил и дарований. Посему, как предложение Апостола Петра об избрании 12-го Апостола должно считать богодуховенным, так и первое условие сего избрания премудрым и выраженным не по личному только желанию, но и по общему всех 11-ти Апостолов единодушию, о котором и говорилось раньше, наипаче же – по соизволению Божию, чтобы полнота Апостолов до дня сошествия Святого Духа была совершенною, как совершенно число 12-ти истинных сынов Израиля.

56

Определеннее обозначая время общественного служения Иисуса Христа, а вместе и Апостольского их сопутствия Христу, избравшему их вскоре по крещении, Апостол указывает, как пограничные пункты: крещение Иоанново и вознесение. Но так как все это предлагается для того, чтобы избранный был самоличным свидетелем всех важнейших событий в жизни Иисуса Христа, то о воскресении Христовом, как наибольшем из всех событий, Апостол говорит особливо, требуя, чтобы избираемый в особенности был самоличным свидетелем этого всерадостнейшего события, которым утвердились души многих и могут впредь утвердиться, слыша слово о сем от самовидцев, тем более, что во время явлений Воскресшего Апостолам даны и некоторые особливые дарования («вязать и решать», а также «крестить и проповедовать»). Таким образом, Апостол более всего выдвигает живое предание, как имеющее особенную ценность в Апостольстве. И Сам Иисус Христос заповедовал Апостолам, чтобы они были свидетелями о Нем и в частности о Его воскресении. «Кто явится достойным свидетелем о том, что евший и пивший с ними и распятый Господь восстал, тому гораздо более можно и должно поручить свидетельствовать и о прочих событиях, потому что искомым было воскресение, так как оно совершилось в тайне, а прочее явно». (Феофилакт; срвн. Златоуста).

57

Избранию во Апостола, предшествовало представление двух достойных кандидатов, указанных, как говорит святой Иоанн Златоуст, не Петром, а всеми. («Не Петр поставил их, но все»). В этом сказалось и общее единодушие и полное взаимное согласие, а также и то, что предложение Апостола Петра отвечало общей потребности Церкви и желанию всех. Из числа набранных Иосиф, сын (вар) Савы, очевидно, был более молодой. Он носил, кроме Еврейского имени Иосифа еще Римское имя, созвучное с Еврейским: Иустус (справедливый). Другой избранник, Матфий, по преданию происходил из колена Иудова и родился в Вифлееме; а воспитан был в Иерусалиме, под руководством святого Симеона Богоприимца. Хотя в Евангелиях и не говорится о сих предизбранниках, однако несомненно они удовлетворяли тем основным требованиям, которые были предуказаны Апостолом Петром. Многие полагают, что они оба были из числа 70-ти учеников Господних. Блаженный Феофилакт вопрошает: «почему поставили немногих?». И отвечает: «чтобы не вышло большего нестроения, при том же и дело касалось немногих».

58

Молитва пред избранием Апостола показывает, что верующие весьма важное значение придавали сему делу, что показывает и содержание молитвы, изреченной вероятно Апостолом же Петром. Исповедуя Господа Иисуса Христа «Сердцеведцем», они просили Его, чтобы Он Сам избрал одного из двух, показавши это наглядно (через жребий). По изъяснению преосвящ. Михаила, здесь явлено двоякое действие человеческое и божеское. Апостолы и общество верующих предизбрало двоих из среды своей. Господь же, по молитве их, указал одного из них для сопричисления к лицу двенадцати Апостолов. По слову Иоанна Златоуста, Господь Иисус Христос, как при жизни Своей на земле избрал Себе Апостолов, так и теперь, хотя Он вознесся на небо, но обещавши всегда пребыть в Церкви Своей, должен Сам избрать и двенадцатого Апостола. Наименование Христа Сердцеведцем было особенно свойственно Петру, как испытавшему на себе оное, почему он нередко говорил, что Иисус Христос «все весть» (Ин.21:17); срвн. (Деян.15:7).

59

Выражение «принять жребий служения и Апостольства» в данное время имело буквальное значение, так как с условным получением жребия получалось избрание в служение Апостольское, т. е. быть благовестником Христова Евангелия, чего лишился Иуда по своему отпадению от избрания, подобному тому, по которому отпал от своего достоинства и первейший отступник от Бога, вслед за которым должен был пойти в преисподнюю и Иуда, предатель и изменник Спасителю Богу. Толковники древние вопрошали: «почему Апостолы предпочитают избрание посредством жребия?». И отвечают: «они еще не считали себя достойными того, чтобы самим сделать выбор, а потому и хотят узнать (о сем выборе) посредством какого-нибудь знака. И Дух Святой еще не сходил на них. И жребий имел важное значение» (Златоуст, Феофилакт). В решении по жребию видели в Ветхом Завете действие Самого Бога (Лев.16:8); (Числ.17:1; 34:13); (Нав.14:2); (1Цар.10:20).

60

Бросание и падение жребия показывает, что действие это совершалось приблизительно так, как о сем говорится в (1Пар.24:5; 25:8); срвн. (Притч.16:33), а именно: в сосуд клались жребии с именами избираемых. Сосуд встряхивался и чей жребий выпадал первый, тот считался избранным. В качестве жребиев употреблялись листочки бумаги, дощечки, и камешки. Некоторые толковники, имея в виду то, что сопричисление Матфия к одиннадцати выражено по-гречески таким словом (глаголом), которое в своем корне имеет значение избрания посредством камешков (употреблявшихся для подачи голосов), полагают, что и здесь было избрание таковым же способом. Но это только слововыражение, которое потом и заменяется во всех переводах иным, что подлинное значение греческого слова вполне понятно только в Греции, где употреблялся именно этот способ, а между тем в Иерусалиме был иной способ. Избранный к одиннадцати Апостолам оказался потом вполне достойным своего избрания. Матфий проповедовал потом в Иудее и Эфиопии, но скончался в Иерусалиме, будучи побит камнями. Он ублажается Церковью 9 августа. Иосиф же, или Иуст, был епископом в Елевферополе (Иудее), где и скончался мученически. Память его почитается 30 октября.

61

День Пятидесятницы установлен был в память дарования закона на горе Синайской, что совершилось в 50-й день по исходе Евреев из Египта. А вышли они из Египта в день Пасхи, после внушения агнцев, закланных накануне субботы, т. е. в пятницу, когда предан был смерти «Агнец Божий, вземляй грехи мира». Посему в тот год праздник Пятидесятницы приходился на день после субботы, т. е. на воскресенье. Как один из величайших праздников (подобный Пасхе), он праздновался с особенною восторженностью (как праздник Кущей), ибо, кроме воспоминания о даровании закона, он был еще праздником плодов (Исх.16:1,10–11; 23:16); (Лев.23:15–16); (Числ.28:26); (Тов.2:1); (Втор.16:11).

Все лица мужеского пола (кроме детей и немощных), в праздник этот должны были находиться в Иерусалиме для молитвы. Посему понятно, как легко было собраться всем Апостолам в этот знаменательный день для молитвы общей, сделавшейся для них уже и привычною, в ожидании обещанного ниспослания Святого Духа. Нет сомнения, что вместе с Апостолами были здесь и многие другие христиане и в особенности Божия Матерь.

«В какой день дан закон (говорит блаженный Феофилакт), в тот же нужно было даровать и благодать Духа, потому что как Спаситель, имея понести снятое страдание, благоволил предать Себя на это страдание не в иное время, а в то, в которое закалали агнца, чтобы связать истину с самым образом, так и сошествие Святого Духа, по благоизволению свыше, даровано не в иное время, но в то, в которое дан закон, чтобы показать, что и тогда, и теперь законополагает Дух Святой. Так как в день Пятидесятницы сносили снопы новых плодов и разные лица сходились под одно небо: то в этот же день имело быть и то, чтобы начатки от всякого народа всех живущих под небом народов собирались в один сноп благочестия и по слову Апостольскому приводились к Богу».

62

Явлению Духа Святого предшествовал шум, как бы от веяния сильного ветра, причем шум этот внезапно, но ясно и определенно несся с неба и распространился по всему дому, в котором находились Апостолы, т. е. где была Сионская горница. «Не ветер наполнил дом, а шум или звук, который верными сначала слышался отдаленным (с неба), потом приближающимся к месту их», которое и наполнилось им. «Только ход ураганов всегда горизонтальный. Но бури здесь на самом деле вовсе не было, здесь говорится только о бывшем шуме или звуке, и для объяснения его делается сравнение – указывается на гул и шум сильного ветра. Необычайный звук с неба, при тишине воздуха, как трубный глас (Евр.12:19), возвестил им об исполнении их единодушного желания. Этими словами указывается тот момент, когда верные, подняв свои взоры, увидали сходящие на них огненные языки» (у прот. Полотебнова, стр. 57). Гремели громы, сверкала молния и совершались другие страшные явления в природе, когда совершалось дарование закона при Синае. И здесь совершается нечто необычайное, но совершенно иначе. Не для того, чтобы устрашить долженствующих иметь участие в сем деле, но для того, чтобы обратить их достодолжное внимание на то, к чему они уже приготовились, а отчасти и для всех окружающих их. Домом у Евреев называлось все строение, принадлежащее домохозяину. Горница же была как бы на кровле (плоской). Поэтому распространение шума по всему дому должно представлять слышным здесь и вокруг повсюду, как и находящиеся в горнице были видимы всеми, кто находился около. Таким образом, явление великого шума могло быть сколь естественным выражением явления великой Божественной силы, столь же и необходимым для обращения на нее внимания верующих и всех, кто мог быть свидетелем сего славного и знаменательного явления Духа Святого.

63

Сошествие Святого Духа на Апостолов было в виде отдельных частиц пламени, подобных языкам – срвн. (Ис.5:24), снисшедших на каждого из них. Святой Григории Богослов задавался вопросом: «почему Дух Святой, совечный Отцу и Сыну, явился в огне?». И отвечал: «Дух Святой является в огне потому, что Бог есть бестелесный, неизреченный и невидимый огнь, по свидетельству Павла: «Бог наш огнь поядаяй есть» (Евр.12:39). Бог называется огнем потому, что Им уничтожается ржавчина грехов. Об этом огне Истина говорит: «огня приидох воврещи на землю, и что хощу, аще уже возгореся» (Лк.12:49). Но Господь посылает на землю огонь, когда дуновением Святого Духа воспламеняет сердца плотских людей. Итак, Дух прилично явился в огне, потому что Он от всякого сердца, которое исполняет, отражает цепенение холода и воспламеняет оное к желанию своей вечности. А в огненных языках явился Он потому, что этот Дух совечен Сыну, а язык имеет особенную близость к слову. поскольку же слово произносится языком, то Дух явился в языках. Или еще: в огненных языках Дух явился потому, что Он всех, которых исполняет, соделывает пламенными и говорящими и могущими воспламенять слушающих» (в Беседе 30-ой). «Слышанный сильный шум есть образ могучей силы, которую имел сообщить Апостолам Дух Святой; шум с неба – образ того, что эта сила свыше (Лк.24:49); наполнение сим шумом всего дома и разделение каждому по языку – образ того, что все бывшие тут прияли Святого Духа; языки – образ того, что язык или слово и вообще речь приявших Духа будут проникнуты и управляемы Сим Духом; языки огненные – образ речи пламенной, попаляющей все нечистое и неправое, все сопротивляющееся ей» (см. у преосвящ. Михаила, стр. 48–49; срвн. Григория Богослова Беседы 4:17). Почивание (или сидение и излияние) Духа Святого на всех, кто был в собрании том, показывает, что это было не моментальным озарением, но действием, пребывшим на всю жизнь. О том же говорит и слово «исполнишася».

64

Исполнение всех Духом Святым должно понимать в смысле совершенного облагодатствования всех, получивших дар Духа Святаго. Они наполнились Им в такой полноте и совершенстве, в каком каждый сосуд может наполниться. «Не просте прияша благодать, но исполнишася», говорит святой Иоанн Златоуст, причем делает намек, что этого исполнения Духа Святаго не лишился и тот (Иуст), который не был избран в число 12-ти Апостолов, равно как и другие, бывшие здесь, христиане. «Дух Святой сообщался верующим и в Ветхом Завете, дарован был и Апостолам, во время пребывания с ними Господа на земле. Он действовал и в верующих, современниках Господа (Крестителе Иоанне, Елисавете, Захарии, Симеоне и других), но в такой полноте и обилии даров Он не сообщался никогда и никому прежде, как теперь, и в смысле этой-то полноты и надобно понимать здесь выражение: «исполнились все Духа Святаго» (у преосвящ. Михаила, стр.49). Это наполнение верующих Духом Святым святой Григорий Богослов называет «сопребыванием и сожительством». По слову же Кирилла Иерусалимского, «верующие здесь крестились и облеклись душою и телом в божественное и спасительное одеяние». Внешним выражением этой внутренней полноты было нужное тогда говорение на других языках, неизвестных прежде говорившим на них, о чем и предсказывал Иисус Христос (Мк.6:17). Это было удостоверением в совершившемся исполнении обетования о ниспослании Духа Святаго и видном как для самих говоривших на неизвестных прежде языках, так и в особенности для слышавших их. Но этот чрезвычайный дар, как и другие особливые дары (1Кор.14:22), совершался лишь временно и настолько, насколько было дано каждому, по особливому дарованию Духа Святаго. «Какое сравнение между долговременным их неведением и между этою всеобъемлющею, многостороннею, необычайною, внезапною силою говорить на всех языках» (говорит святой Кирилл Иерусалимский). «В этом чудном событии преобразовательно представлялось учениками Господа, славящими Бога на разных языках, все будущее человечество, которое, входя и войдя в Царство Христово, на разных языках будет славить и воспевать пречестное и великолепное имя Отца и Сына и Святаго Духа» (см. у преосвящ. Михаила стр.51).

65

Дар языков был необходим Апостолам для проповеди их всем народам, говорящим на разных языках. Но в то самое время были в Иерусалиме (ради праздника) люди из всех стран и из всех народностей. Таким образом, действие дара языков могло начаться тогда же. Потому-то этот дар и был обнаружен Духом Божиим прежде других. «Как во время столпотворения один язык разделился на многие, так и теперь многие языки соединялись в одном человеке, и один и тот же человек, по внушению Духа Святаго, стал говорить и на Персидском, и на Римском, и на Индийском, и на многих других языках» (Феофилакт). От всех этих народностей пришли тогда по преимуществу Евреи рассеяния, которые, по особливому Промыслу Божию, долженствовали возвестить о Христе Спасителе всем народам. Были с ними и природные представители разных народов, в разной мере, присоединившиеся к истинно верующим в Бога и именовавшиеся «прозелитами», из которых иные пребывали и подолгу в Иерусалиме, как для ознакомления с верою истинною, так и для служения Богу, за что Дееписатель называет их «людьми набожными». Таковыми могли быть и те из Евреев, которые, проживши много лет в разных далеких странах, под старость приходили в Иерусалим, чтобы здесь в священных местах сложить кости свои, как это делают и многие современные Евреи. Ито касается до всех народностей, то понятно, что здесь Дееписатель говорит только о тех народностях, которые были известны тогда, которые он потом и перечисляет (в ст.9–11).

66

Чудный шум от дивного дыхания бури не мог не слышаться праздничною неисчислимою народною массою, тем более что многие могли видеть и огненные языки. И вот, многотысячная, разноязычная толпа окружила христианский дом, и здесь каждый из приблизившихся услышал новое чудо: Галилеяне говорили пред каждым народом на его наречии. Если от шума масса пришла в волнение, то как должно было поразить это чудное дарование говорить пред каждым на природном его языке? Говорили же они о великих делах Божиих, совершившихся теперь и недавно, зная, что эти дела для всех имеют интерес (Лк.24:18) и влекомые к тому Духом Божиим (Деян.2:4:11). Так как в числе собравшихся были и резко, и немного только разнившиеся по языку, то Дееписатель все языки называет «наречиями», как бы следуя в этом за самими теми, которые слышали свое наречие со всеми теми его особенностями, которые отличают его от других и которые бывают понятны только родившимся среди говорящих тем языком. Из сего открывается, что иноязычная речь Апостолов не только была понятна разным людям, но и приятна, как речь вполне родная, вполне совершенная. «Сколько лет, при помощи грамматики и других наук, нужно на то, чтобы обучиться хорошо говорить только по-Еллински, и не все говорят одинаково. Но Дух Святый научает многим вместе языкам, каких вовсе не знали наученные Им» (сказал святой Кирилл Иерусалимский). «По действию Духа они чудодействовали в произнесении (иноязычных) гласов» (говорит святой Григорий Богослов).

67

Изумление и удивление поражало видевших чудо сказания на иных языках. Чудо это будет поразительным и вековечно. Оно в то время еще усугублялось и тем, что большинство Апостолов было из Галилеи, жители которой не славились просвещением, почему даже были в некотором презрении (Мк.14:70). Изумление было всеобщим и настолько сильным, что невольно все старались понять и разуметь друг от друга: как и почему совершилось это? И вот, здесь прежде всего открывалось, что говорящие теперь на разных неведомых им языках (Мф.26:73) почти все Галилеяне, которые обычно говорили только на своем природном Еврейском языке, с некоторыми примесями говора соседних Арамейских и Сирских наречий. Жившие в Иудее говорили более чистым языком, но в это время и представители просвещенных Иерусалимлян как бы не узнавали Галилеян, ибо и они слышали Апостолов говорящими так, как говорят они, природные Иудеи, а не удаленные от центра просвещения обыкновенные жители темной Галилеи. Так именно могли говорить вместе с другими бывшие здесь Иудеи (упоминаемые в стихе 9-м), также пораженные и изумленные даром языка, одинаково для всех чудным, необычайным и поразительным.

68

Разноязычные люди слышали от Апостолов каждый свое наречие. Посему у некоторых возникала мысль о том, что Апостолы говорили на одном наречии, а в умах слушателей раздавались разноязычные речи. Опровергая это, святой Григорий Богослов учит: «каждый слышал их говорящих: остановись здесь ненадолго и подумай, как разделить речь. Ибо в речении есть обоюдность, устраняемая знаком препинания. Так ли слышали каждый па своем наречии, что, так сказать, глас исходил один, а слышны были многие гласы, по причине такого сотрясения в воздухе, или яснее скажу, из одного гласа происходили многие? Или, остановившись на слове «слышал», слова: «говорящих своими гласами» отнести должно к последующему, чтобы вышел смысл: произносящих гласы, которые были свои для слушающих, а сие значит: гласы многоязычные. С последним я более согласен, потому что первое было бы чудом, которое относилось бы более к слушающим, нежели к говорящим, которых и укоряют, что они пьяны» (см. Творения Григория Богослова, стр.20–21).

69

Перечисление слушателей Апостольских в день сошествия на них Святого Духа по их народностям показывает, что языки, на которых говорили Апостолы, не могли казаться похожими на языки этих народностей, ибо в языках Парфян, равно как Мидян и Еламитов, не было почти ничего общего с Еврейским языком, как в Иудейском его говоре, так и в Галилейском. То же самое можно сказать и о языках народов, живших в Месопотамии с языками Каппадокии, Понта и Асии, где говорили разными Греческими наречиями, между тем Парфяне, Мидяне и Еламиты говорили наречиями древних Парсов, как жители Месопотамии на Сиро-Халдейских наречиях, более близких к Еврейскому языку, но только не в Галилейском его наречии. Что касается до географического положения тех областей, откуда были первые слушатели богодухновенных благовестников, то Дееписатель сначала указывает па отдаленную Парфию, считавшуюся почти недоступною, и переходит к ближайшим областям Месопотамии, а потом, остановившись, как бы на центре, где происходит событие (т. е. Иудее), переходит к другим, тоже далеким, странам западным (по отношению к Парфии). Далее же он переходит к юго-западу (к Египту и Ливии) и оттуда как бы снова возвращается на восток, к Аравийскому полуострову и к острову Криту, причем и опять, как на некоторый центр, указывает на Рим. Этими всеми местностями обнимался почти весь тогда известный мир, который в лице своих представителей и слышал тогда всемирную проповедь на всех языках тогдашнего мира.

70

Кто именно были слушатели Апостолов в день сошествия на них Духа Святаго, Дееписатель не называет. Но история вселенской Церкви сохранила благодарно эти имена, которые и чтутся свято в тех местах, от коих были, так сказать, представители.

Что касается до Иудеев и прозелитов, о которых говорится здесь, то хотя это замечание ближайшим образом касается бывших из Рима, однако нужно полагать, что таковые, т. е. Иудеи и прозелиты (верующие из других народностей), были и от лица других пародов и мест. Одни из прозелитов носили название «прозелитов врат», как не входившие вполне в число верующих. Они соблюдали только семь заповедей Ноя. Другие же именовались «прозелитами правды и завета». Эти обрезывались и соблюдали весь закон Моисеев. Как те, так и другие, конечно, были достаточно осведомлены о Мессианских ожиданиях верующих, а потому они могли быть особенно восприимчивыми к глаголам Божиим, изрекаемым чрез вдохновенных Апостолов.

71

Слушатели Апостольские, конечно, сами сказали о себе, откуда они. Так и записал это Дееписатель, сказавши при сем и о том, что существенное слышали эти разноязычные люди, а именно: глаголы о великих делах Божиих, т. е. славы, хвалы и благодарения Богу за те дары великие, которых удостоились Апостолы тогда и коих раздаяния были свидетелями во Христе Иисусе, как главном виновнике всего того, что совершилось как в судьбе их, так и в деле устроения спасения всех людей всего мира. По изъяснению святого Иоанна Златоуста, «они не просто говорили, но говорили нечто дивное; и потому справедливо эти люди недоумевали, так как никогда еще не было ничего подобного». Здесь было для многих удивительно все: и форма речи (родной для слушателей), и приятное содержание о любви и бесконечном милосердии Божием к грешному человечеству, а также и о взаимном братстве, ради водворения которого воплотился, страдал, умер и воскрес Единородный Сын Божий – Господь Иисус Христос. Что в отдельности представителям разных народностей говорили многие Апостолы, то для Иудеев потом сказано было Апостолом Петром.

72

Изумлялись все говорению Апостолов на разных языках. И это изумление будет вековечным для людей, ищущих истинных основ сего чуда Божией благодати. Люди же легкомысленные, недолго думая, будут находить разные пустые объяснения, одно из которых сделано было и тогда некоторыми представителями грубой толпы, которые, с своей точки зрения, не понимая говоримого Апостолами, решили, что они пьяны от сладкого вина, вкушение которого отчасти входило в Еврейское совершение некоторых праздников, например, бывшего в месяце Тисри (сентябре), во время топтания винограда, неперебродивший сок которого бывает сладкий, но не опьяняющий. Таким образом, клеветники изрекли ложь самую несообразную.

Вопрошавшие же: «что это значит?», очевидно, люди благонамеренные и даже набожные (ст.5), догадывались, что это событие необыкновенное и были уверены в том, что последует и его разъяснение, что вскоре же и было исполнено Апостолом Петром. Блаженный Феофилакт пишет: «как в то время, когда Господь изгонял бесов, враги Его хотя и понимали и видели эти чудесные действия, но, вместо должного прославления, оклеветали Господа в том, что Он совершал их силою вельзевула: так и теперь, не имея возможности отрицать чудесность и сверхъестественность языков, они дерзнули унизить чудо до опьянения, которое и природного языка лишает. Но посмотри, что устрояет Бог? Иудеи отказались бы войти и послушать, если бы не подозревали, что это клевета. Господь допустил клевету, чтобы собрать многих (слушателей)».

73

В замечательной речи Апостола Петра дастся ответ на клевету хульников, а потом разъясняются и все недоумения о совершившемся чрез обстоятельное раскрытие учения о сошествии Святаго Духа и об устроении дела спасения чрез Иисуса Христа. Достойно внимания и то, как Апостол приступил к речи и как он говорил ее. Он встал, вместе с ним встали и прочие 11 Апостолов. И вот, возвысивши голос, он сказал: мужи Иудейские.,, В предстоянии Апостолов святой Иоанн Златоуст видит то, что прочие Апостолы сосвидетельствовали ему, а он служил устами всех. Говорил же громко «по великому дерзновению», которое сказалось и во внутренней силе речи, ее ясности, вразумительности и положительности. В приступе речи он делает обращение к жителям Иудеи и в особенности Иерусалима, приглашая их к полному вниманию и запоминанию того, что он будет говорить. Здесь видно особливое достоинство вдохновенного свидетеля Христова, которым должен был сделаться Петр по завещанию Христову (Деян.1:8), а также благородная ревность защитника против грубой клеветы, устраняемой кратко, но решительно и твердо. Конечно, Петр говорил эту речь по-Еврейски, так как этот язык был более понятен, не только для жителей Иерусалима и Иудеи, но и для многих из тех далеких пришельцев, к которым он обращается в конце речи и которые между собою говорили туземными наречиями.

74

Опровергая клевету одним из естественных доводов, что для пьяного состояния совсем неподходящий теперь час великопраздничного утра–третий (от восхода солнца), Апостол сейчас же дает и истинное объяснение состояния Апостолов, показывая, что с ними совершилось то, о чем предсказал пророк Божий Иоиль, книга пророчеств коего была написана почти за 800 лет до того времени и которую Евреи чтили, как богодухновенную. Блаженный Феофилакт очень одобряет эту ссылку Апостола Петра на предсказание пророческое. «Ссылается не на Христа именно, что Он, после того как был распят и восстал, обещал Апостолам этот дар. Если бы Петр сказал это, то испортил бы все; хотя это и могло доказать Божественность Христа, но показалось бы невероятно Иудеям. Вопрос же в том, чтобы поверили тому, что говорится; а то, что показалось бы невероятным, заставило бы их поколебаться. Этих недоумений ничто не в состоянии разрешить, кроме пророческого свидетельства. Итак, когда возникает какой-нибудь сомнительный вопрос, не прибегай к рассуждениям. Рассудочные обсуждения так же опровергаются, как составляются; а глас Божий кто разрушит? Рассуждение разрушается; Писание не разрушается». Некоторые толковники, обращая внимание на то, что Апостол Петр говорит о говоривших на разных языках, отделяя их от себя, полагают, что они продолжали говорить и во время речи Петра. Но такого непорядка нельзя допустить в виду того, что Дееписатель представляет говорение речи Апостолом Петром торжественное (при стоянии других Апостолов). Отделен же он от других, как замещающий их.

75

Излияние Святого Духа было предсказано пророком Иоилем не столь определенно, а именно: он говорит, что это будет «после». Апостол же, применяя оное к временам христианства, говорит о более определенном времени – о «последних днях», под которыми разумелись христианские времена, как дающие полноту благодати. Кроме того, там у пророка (Мих.4:1); ср. (Ис.2:3) говорится о излиянии Духа вообще, здесь же говорится об излиянии от Духа разных даров – на всякую плоть, т. е. на все, что имеет соприкосновение с искуплением, совершенным Иисусом Христом, прежде всего касающимся людей, но потом и всех тварей, ждущих «свободу славы детей Божиих» (Мф.24:23); срвн. (Рим.8:21); (Гал.5:13). Из даров Духа здесь детям усвояется предведение, юношам видения, а старцам сновидения; ибо дети не знают многого и настоящего, при излиянии же даров Святого Духа будут знать и будущее (которое и знают христианские дети). В юности восприимчивее внешние чувства, поэтому им обетования видения. В старости же более живут внутренними чувствами; поэтому им обетования – сновидения. «Обрати внимание на то, как разнообразно дарование Святого Духа (говорит блаженный Феофилакт). Один, имея благодать Духа, пророчествует; другой, неспособный на это, получает дар видений. На одних благодать изливалась во сне, а на других наяву». Излияние вообще есть образное выражение обилия даров Святого Духа. Сам Иисус Христос сказал, что верующие в Него будут источать реки воды живой (Ин.7:38–39). Книга Деяний Апостолов полна свидетельств о сем. А вся история Церкви хранит множество сказаний о сем.

76

Излияние Святого Духа на рабов Божиих, очевидно, сказано для выражения полноты разнообразия лиц, которым будут разлиты дары Святого Духа, а вместе и для напоминания о том, что не одни Евреи, но и «всякая плоть» (17 ст.) приобщится к этим чудным дарованиям, почему не лишены будут и рабы (по точному выражению пророка), о которых в Ветхом Завете не сообщается, чтобы они были когда-либо носителями особых даров Святого Духа. В Царстве же Мессии–Спасителя «несть раб, ни свобод, несть мужеский пол, ни женский», посему нет здесь разнствия и в излиянии чрезвычайных даров Святого Духа на рабов и рабынь со свободными. Не по внешнему состоянию, а по внутреннему расположению подаются дары Духа (1Кор.12:4–11). По изъяснению одного из наших толковников (прот. А.Полотебнова), «Апостол, приводя слова пророка Иоиля, как бы так говорит Иудеям: дар языков, открывшийся в обществе мужей, юношей и жен, поражающий вас, – очевидное знамение наступления Нового Завета, о котором предсказано, что на всех тогда излиется Дух Святый (кто будет тогда истинным рабом Божиим), и все тогда будут пророчествовать; сошествие Духа сопровождал огонь и шум небесный, собравший вас и поразивший вас, – вот новое знамение, что уже наступило Царство Мессии, о чудесных небесных и земных явлениях которого предсказано Иоилем вместе с пророчеством о Духе Святом, излияние от Которого окончится временем всеобщего страшного переворота во вселенной».

77

Чудеса на небе и на земле здесь по преимуществу указаны те, кои имеют быть в конце последних дней, пред всеобщим судом над миром, отчасти же те, кои будут совершаться и раньше, как временное наказание за упорное отвержение истины и в особенности за противодействие ее распространению и за насилия над благовестниками веры в Господа Спасителя. Небесные чудеса, очевидно, указываются в словах: «солнце превратится во тьму» – ср. (Мф.24:29). Земные же знамения – это кровопролития, всякого рода огненные бедствия и пожары, которые вскоре же постигли жителей Иерусалима, при полном его завоевании и разрушении, после восстания Евреев против Римского владычества. Для упорных Египтян употреблены были казни, в числе которых была и тьма, была и кровь, был и огонь с громом (Исх.7:4,17; 9:23–24). И «курение дыма» было в Ветхом Завете выражением особого гнева и наказания Божия противникам (Ис.9:18–19). Поэтому слушатели должны были понять, к чему приводил Апостол эти слова пророка, имевшие не близкое отношение к современному обстоятельству, как поучительные для слушателей в их дальнейшей участи, как и в судьбе всего мира, долженствующего внимать прилежно к всеобщим определениям Господним.

78

О превращении солнца во тьму и об изменении луны почти сими же словами говорит Сам Иисус Христос, относя эти чудные явления к концу последних времен (Мф.24:29 и далее). На образном языке священных писателей – это есть выражение величайших бедствий, о которых Иисус Христос сказал, что скорбь будет тогда столь великая, что такой не было и не может быть (Мф.24:21). А по скорби дней тех наступит величайший день торжества Господня. У пророка этот день называется великим и страшным, Апостол же именует его «великим и славным», обращая наибольшее внимание на ту славу, в которой явится тогда Господь (Мф.25:31) и которою будут прославлены верующие в Него, имея в виду, что о муках грешников сделано достаточное предуведомление. Заканчивается пророчество весьма поучительным заключением, что тогда, в Мессианские времена, спасется всякий, кто будет призывать Господа, т. е. Спасителя Иисуса Христа, «кто призовет не просто, но с усердием, при хорошей жизни, с должным дерзновением» (блаженный Феофилакт). Как бы разъясняя это, Апостол далее говорит о спасении всех, кого призовет Сам Господь Бог (ст.39). Таким образом, спасение в полноте и совершенстве зависит сколько от простирающего к Богу свои руки с детскою любовью к Нему, столько же и от Его всегда отечески распростертых и готовых с любовью принять в Свои объятия божественных и всесильных и могущественных рук. Призыв всех обратиться ко Господу сказан был в речи Апостола Петра. Он раздается ныне и будет раздаваться вековечно. Посему и обращение ко Господу всех должно быть постоянным, «пока войдет полное число» (Рим.11:25).

79

Переходя к учению об Иисусе Христе, Апостол предлагает слушателям выслушать его с особым вниманием, что обусловливалось как важностью предмета, так и тем отношением (недоброжелательным) к Иисусу Христу, которое можно было предположить у многих слушателей, в особенности из числа той партии, которая так легкомысленно отнеслась и к состоянию Апостолов. Чтобы иметь успех, Апостол называет Иисуса Христа тем обычным Его Названием, которым называли Его неверующие (Иисусом из Назарета), но сейчас же переходит к тому, что говорит о Его Божественном достоинстве, т.е. к великому множеству Его дивных дел, чудных знамений и великих чудес, ссылаясь на знакомство со всем этим самих слушателей, неотвратимо долженствовавших признать, что все это творил чрез Него Бог. Вопрос же о Самом Иисусе Христе, по существу Его, пока оставляется. «Не говорит: Он Сам сотворил, но: «Бог чрез Него», для того, чтобы скромностью лучше привлечь их» (Златоуст) и «чтобы не сказать Иудеям вдруг того, чего еще не могли они принять» (Феофилакт). Обращался же Апостол по преимуществу в Иудеям потому, что они более других знали о чудесах Христовых и потому в рассказах о них могли сделаться, так сказать, вольными и невольными соучастниками в благовестии о Христе пред лицом множества людей, собравшихся со всего мира, как сами бывшие очевидцами многих чудес Христовых, несмотря на недоброжелательство к Нему. Так некогда свидетельствовали о Христе Самаряне, говоря: «сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос» (Ин.4:42).

80

О распятии Иисуса Христа евреями Апостол Петр сказал не вдруг, но достаточно подготовив их к тому. О предведении Божием о сем, равно как о предательстве и наконец об убиении Иисуса Христа руками беззаконных, т. е. языческих воинов, пригвоздивших Его ко кресту, – должно смотреть как на проповедь о Христе распятом нас ради, для спасения нашего; но отчасти во всей постановке этого сказания нельзя не заметить некоторой доли благоразумного желания разложить вину смерти Господа на многие обстоятельства, чтобы не отвратить от своего дальнейшего слова слушателей, наиболее, чем когда-либо, приготовленных и потому достойных того, чтобы щадить их в вине шире, нежели общенародной. По изъяснению святого Иоанна Златоуста, «Апостол говорит здесь почти теми же словами, как Иосиф, который так же говорил своим братьям: не бойтесь, не вы меня предали, но Бог меня послал сюда (Быт.45:5). А так как он сказал, что на это воля Божия, то, чтобы не сказали: «значит, мы хорошо поступили», он предупреждает эту мысль тем, что присовокупляет: «руками беззаконных убили». Здесь намекает на Иуду или говорит здесь о Римских воинах, выражая такую мысль: не просто убили Его, а чрез посредство беззаконных людей. Вместе с тем показывает, что они не в силах были бы сделать это, если бы Бог не попустил и вам не предал Его». Но так как воины были люди подначальные, слепые исполнители приказаний, то здесь под «беззаконными» разумеются и Римские правители, осудившие Господа, по незнанию существенного содержания закона Божия, как достаточно ясно и содержательно учившего о Христе Спасителе – во множестве пророчеств, содержащихся в законе Моисеевом, в книгах пророков, в псалмах, раздававшихся не на реках только Вавилонских, но и во всех краях Римской империи.

81

О воскресении Иисуса Христа говорится тоже приспособительно к восприятию сего великого учения немощными в вере Иудеями, а именно, как совершившемся силою Божией, хотя Иисус Христос говорил, что Он имеет власть положить жизнь Свою и опять восприять ее (Ин.10:17). Замечательное здесь находится выражение о необходимости воскресения Христова, а вместе и о невозможности смерти держать в своих узах Христа, Которого она неизбежно должна была освободить из своих пределов, как жена родильница не может не родить находящееся в ней живое существо, ибо Христос был жизнь (Ин.5:26): как же было не расстаться с этою жизнью и источником жизни – смерти? Эта мысль многоразлично выражается в пасхальных песнях. Здесь она дается в словах «расторгнув узы». Последнее слово в Греческом языке (ὀδύνας) означает муки рождающей (1Сол.5:3). А так как эти муки очень велики, то и страдания адские уподобляются им, а вместе и освобождение от них берется для изображения освобождения из уз адских (Пс.17:5,6; 118:61). По слову блаженного Феофилакта, «смерть мучилась (как бы родами) и страшно страдала, когда обдержала Его. Рождающая не удерживает того, что находится в ней, и не действует, но страдает и спешит освободиться. Прекрасно назвал воскресение разрешением болезней смерти, так что можно сказать: разорвав беременное и страдающее родами чрево, Христос Спаситель появляется и выходит как бы из какой утробы. Потому Он и назван перворожденным из мертвых».

82

Пророчество Давида о воскресении Христовом приводится Апостолом, как дальнейшее основание к тому, что Иисус Христос должен был воскреснуть, ибо о сем было предсказано. Пророчествам же Евреи верили более всяких рассуждений, ибо почитали их Божиими глаголами, которые необходимо должны исполниться. Апостол берет пророчество в его связи с предшествующими и последующими словами (в контексте). Псалом 15-й, из коего заимствуется пророчество, есть молитва царя Давида, в которой он выражает свою полную надежду на Бога, которая окрепла в нем в особенности после того, как ему было открыто чрез пророка Нафана, что от семени его произойдет Мессия (Спаситель), Который будет вечным Царем на престоле Его и Царем всех (2Цар.7:12); (Пс.107:9); (Ис.9:6); (Лк.1:32–33). И вот, Давид высказывает ряд великих надежд и, между прочим, что Бог не оставит души его во аде (Деян.2:27). Все это прежде всего относится к самому Давиду, но потом, чрез него, как прообраз Мессии, и к Иисусу Христу. Как, в частности, относятся к Иисусу Христу слова 25-го стиха: «видел я пред собою Господа всегда, ибо Он одесную меня», то это легко понять, представив всегдашнее живое отношение к Отцу, о Котором Он нередко высказывался, говоря: «Аз и Отец едино есма» (Ин.10:30). Но так как Он на земле был как человек, то можно представить, как Он мог «подвигнуться». Известно, например, что Он молился в саду Гефсиманском о том, чтобы отошла от Него великая чаша страданий, хотя и отдавался в то же время всецело славе Отца. По мысли одного толковника, «Иисус Христос здесь представляется говорящим как бы так: Я всегда помышляю о Боге и воле Его, Он подкрепляет Меня (как человека) могуществом Своим, чтобы привести мог в исполнение план Его. Тщетно сопротивляется Мне сила ада, Я не поколеблюсь. План Божий – основать чрез Меня Царство истины и добра между людьми – осуществится и Я не буду побежден, не паду пред страданиями, которые должен претерпеть для сего» (прот. Полотебнов, стр.93).

83

Радость сердечная, с выражением ее на языке и отражением во всем существе, через успокоение тела и души, дается всецелою надеждою на Бога для всех людей. Понятно, что все это могло быть и в Иисусе Христе, тем более, что как сердце Его было чисто, так и язык безгрешен, а тело беспорочно, почему их успокоение в Боге могло быть более полным, а происходящая от того радость совершеннейшею; так и упование не ограничивалось пределами временного бытия тела, но простиралось и в далекое будущее, загробное его состояние. По изъяснению одного из почтенных наших толковников, Иисус Христос изображается здесь говорящим как бы так: «поскольку Я всегда созерцаю близ Себя Господа, помогающего я утешающего; то сердце Мое, от ощущения присутствия Божия, исполнено духовного веселия, радуется и язык Мой, т.е. изрекает радостные слова и песня (псаломские); радуюсь л тому, что плоть Моя вселится на упование, т.е. что и тело Мое успокоится в надежде воскресения» (см. Толкования на Псалмы преосвящ. Палладия, епископа Сарапульского). «Так как Иисус, восприяв смерть, совлек ту плоть, какую принял по плану домостроительства, чтобы снова воскресить ее от смерти, то справедливо, что плоть Его питала себя упованием в ожидании бессмертия» (Феофилакт).

84

Главное пророчественное место сие содержит надежду на такое скорое избавление от смерти, что тело не успеет подвергнуться истлению. По учению Ветхого Завета, все души умерших переходили в мрачное и пустое место, которое по-еврейски называлось «шеол», а по-гречески «ад». Освободиться из этого места и значит воскреснуть (Быт. 42:38; (Ис.14:9). Не истление – это то же воскресение, но в более определенное, т. е. близкое время (Ин.11:24). Таким образом, обоими выражениями, как синонимическими, высказывается одна и та же мысль, но с разных сторон, т.е. с общей духовной и внешней – телесной. Блаженный Феодорит так представляет говорящим здесь Самого Иисуса Христа: «укрепляемый непрестанно Божественным естеством, приступаю к спасительному страданию и увеселяюсь надеждою воскресения, потому что ни душа Моя не останется во аде, ни плоть Моя не потерпит естественного для нее истления; скоро восприиму воскресение и возвращусь в жизнь, указуя путь сей всем людям» (см. Толкования на Псалмы, изд. 1856 г., ч. 2, стр. 81). Это предзрение будущего пути жизни может радовать в сей жизни и еще более великие радости обещать тогда, когда надеющийся на Бога предстанет в небесах пред Его Лицом. Но если эти надежды могут вселять радость во всех, то тем более они должны были утешать и радовать Иисуса Христа в Его земной жизни и особенно при созерцании Им той ставы, которую Он имел у Отца прежде бытия мира (Ин.17:5) и которую Он должен был восприять по воскресении и вознесении Его от земли. По изъяснению блаженного Феофилакта, это «должно разуметь о явлении Господа в Божественном образе и призрении на нас, которым Он ближе призрел нас».

85

Выясняя отношение пророчества к Иисусу Христу, Апостол обращает внимание на самое существенное, т. е. на слова о воскресении, и доказывает, что Давид умер и погребен, но не воскрешен, причем ссылается даже на присутствие его гроба (бывшего недалеко от Сионской горницы, так как здесь же были дворцы и усыпальницы царей Иудейских). «Почил Давид с отцами своими и погребен был в городе Давидовом», говорится в 3-й книге Царств (3Цар.2:10). Неемия эту гробницу исправлял (Неем.3:16). А так как гробницы у Евреев были священны, а потому и неприкосновенны, посему-то там же сохраняли и сокровища. Когда в 130 г. до Рождества Христова напал на Иерусалим Антиох VII, то Иоанн Гиркан раскрыл комнату гроба Давида и достал оттуда более 3000 талантов, частью которых и откупился от Антиоха VII, как рассказывает о сем Иосиф Флавий в своем сочинении «О древностях» (VII, 15–XIII, 8). По сообщению же блаженного Иеронима, гроб Давида был хорошо известен многим даже в его время († 420 г.). Царь Давид пользовался у Евреев великою славою и потому Апостол ограничивается на первый раз сказанием о несомненности его смерти, не упоминая о его тлении (которое, по народному Иудейскому представлению, не касалось некоторых ветхозаветных праведников). И сказанное Апостол, как бы не решаясь сказать, просил дозволения изложить откровенно, но осторожно, хотя и с некоторою смелостью. «Оказанием большей чести блаженному Давиду он достигает того, что является удобоприемлемою мысль, что пророчество это сказано о Христе. В таком духе построена и вся речь его. Так, сказав, что Давид умер и погребен, не сказал: «и восстал», но: «и гроб его у нас». Для того это и говорится, чтобы Иудеи ради чести, оказываемой Давиду, и ради его рода приняли слово о воскресении Христа» (Феофилакт).

86

Похвальные слова о Давиде, как пророке и праотце Мессии–Царя, очевидно, сказаны были Апостолом для возбуждения наибольшего доверия к его пророчеству, а вместе и к объяснению этого пророчества, в отношении к Христу Иисусу, как потомку славного Царя Давида и при том имеющему владеть его престолом, по особливому откровению, данному Давиду Богом не просто, а с клятвою, что еще более делает несомненным совершение всего этого. Здесь, можно сказать, Апостол коснулся самых сердечных струн духовной жизни и ожиданий Еврейских и тем пролагал путь к возможно полному доверию себе и тому, что он возвещал. А что возвещаемо им о Давиде относительно Мессианских ему откровений, то о сем в Писания сохранились ясные свидетельства (2Цар.7:12); (Пс.131:11), что было небезызвестно многим. И эта осведомленность могла действовать на многих, как и ссылка на то, что гроб Давида находится «у нас», т.е. со священными останками царя и пророка Давида. Потомок Давида, понятно, должен быть выше его, если Он, умерши, не истлел и даже воскрес и будет сидеть на престоле Давида. Знаменательно здесь выражение о воздвижении из чресл Давида Христа по плоти, т.е. о происхождении Его, подобном рождению из смерти, а также и о посаждении Его на престоле, в смысле крепкого и могущественного пребывания на нем, по силе Божией. «Престол употребляется здесь вместо царства, как во многих местах Божественного Писания» (Феофилакт). Из множества откровений, бывших Давиду о Христе, здесь особенно следует упомянуть о том, которое сказано было ему чрез пророка Нафана, что не он построит храм Богу, но сын его – и потом, как бы в утешение открыто о происхождении от чресл его Спасителя (2Цар.7:12–16). Восприявши это с восторгом, Давид тогда же восхвалил Господа и потом постоянно воспоминал о сем обетовании (срвн.Пс.131).

87

Вот когда наконец Апостол прилагает к Иисусу Христу пророчество о воскресении и неистлении тела Его! И опять он говорит о Давиде, как пророке, для которого созерцание будущего составляет, так сказать, существенное свойство или принадлежность, чем и удостоверяет непреложность пророчества в его бесповоротном исполнении. Таким образом, Апостол показывает исполнение пророчества на Иисусе Христе двояко: с одной стороны, через выяснение неприложимости к Давиду, а с другой – через исполнение на Иисусе Христе. Один наш проповедник представляет при сем Апостола говорящим как бы так: «Как же говорил Давид таким образом о воскресении другого, как бы о собственном? Давид мог так говорить от лица своего. Иисус Назорей – потомок его по плоти и наследник вечного в доме Израилевом престола. И могло ли, в самом деле, такое слово Давидово остаться напрасным? А когда оно не исполнилось в лице Давида, вот исполнилось в лице одного из его потомков» (см. Чтения о святом Апостоле Петре, Игнатия, архиепископа Воронежского, стр. 90–95). Иисус Христос, умерши плотью, сходил во ад с душою Своею, но не остался там, а проповедав бывшим там духам об искуплении смертью Его всего человечества, снова оживотворил плоть Свою, которая не видела тления».

88

И опять Апостол говорить, что Христа воскресил Бог, чтобы быть более принятым по существу предмета его речи, т. е. что Иисус Христос не видел истления, чему собственно и были настоящими свидетелями Апостолы, так как хотя они момента воскресения Христова но видели, но тело Восставшего видели и могли его осязать. С особенною силою Апостол указывает на то, что именно Тот Самый Иисус, о Котором предсказывал Давид, как имеющем воскреснуть, Тот Самый и был воскрешен Богом и что Он же и вознесен десницею Божиею на престол славы одесную Бога, и Он же, во исполнение ранее данного по воле Отца Небесного обетования Апостолам, совершил излияние тех чудных даров, которые всем так были очевидны, слышимы и всех приводили в недоумение. Вот, таким образом, ответ на все эти тревожные недоумения. Тот Самый Иисус, Которого вы распяли, Тот воскрес, вознесся на небо и послал от Отца Духа Святого, изливши Его преизобильно. Это излияние отчасти напоминает то, которое было совершаемо в Ветхом Завете через излияние елея (Пс.132:2) для посвящения на то или другое священное служение, Из сего слушатели могли понять, что и Апостолы теперь уже не простые свидетели того, что они слышали и видели, но облагодатствованные органы Духа Святого, и потому слова их достойны приятия.

«Смотри (говорит блаженный Феофилакт), в начале слова, когда и пророка Иоиля привел во свидетели, не говорил, что Христос послал Духа Святаго, но говорил, что послал Его Отец. А когда напомнил и о знамениях Христовых, и о том, что сделано было против Христа, и когда с дерзновением высказал истину об Его воскресении, тогда наконец говорит уже, что Он (Христос) излил Духа Святаго, что следовательно пророк о Нем говорил: «и будет в последние дни»...

89

Здесь, на основании нового пророчества, Апостол доказывает, что и вознесение Христово, и соединенное с ним посаждение одесную престола Божия, тоже было предсказано и опять тем же великим царем и пророком Давидом, о котором он дерзает теперь сказать, что он не восшел на небеса, тогда как там не говорил, что он не воскрес (чего, впрочем, и не мог сказать, ибо Давид изведен из ада, вместе со многими другими, Христом). Апостол не раскрывает таинственных слов пророчества Давида о вознесения и спосаждении Христа со Отцом, но он не умолчал о грозной стороне пророчества: о низложении врагов Христовых. Остальное он предоставил уразуметь и восчувствовать самим слушателям, которым дано многое в речи Апостола и для мыслей их, и для чувствований, а равно и для разрешения недоумений. Если Иисус, глаголемый Христос, воссел одесную Бога и будет пребывать там, доколе не наступит на выи врагов Своих, имеющих в прахе валяться пред Ним, то понятно, чего можно ожидать неверующим и в Него. И сколь, напротив, можно быть счастливым под державою такого славного потомка Давида, великого Царя Израиля?! Это пророческое изречение приложил к Себе Сам Иисус Христос (Мф.22:42). И вот что в объяснение сего пророчества говорит толковник псалма 109-го, блаженный Феодорит: если Давид царь, и царь благочестивый, сподобившийся пророчественной благодати, Владыку Христа называет своим Господом, то следует, что Христос не человек только, как безумно говорят Иудеи, но и Бог, как Создатель и Господь Давидов. А общность имен означает тожество и сущности. Ибо Господь Господу, а не Господь твари, не Господь созданию говорит: «седи одесную Мене». Не смиренный вознесен, но Вышний «во образе Божии сый» (Фил.2:6–7); срвн. (Ин.17:5). Посему, как человек, слышит: «седи одесную Мене»; а, как Бог, имеет вечную державу. Речение же «дондеже» не означает здесь времени, но употреблено по особенному способу выражения, свойственному Божественному Писанию и дает знать только то, что Христос несомненно всех покорит» – срвн. (Ис.46:4); (Дан.7:14); (Лк.1:34); (1Кор.15:20).

90

Внушение Апостола твердо знать, что Иисус есть Христос (Спаситель) прежде всего касалось Евреев, которые не только не уверовали в Него, как обещанного Мессию; но вместе с тем оно простирается и на всех читателей этого Божественного Писания, в котором с такою ясностью, основательностью и обстоятельностью раскрывается Божественное достоинство Иисуса Христа. О сем ясно свидетельствовал Апостол пред Самим Иисусом Христом, вопрошавшим Апостолов, за кого они почитают Его. Петр сказал: «Ты еси Христос Сын Бога». На сие Иисус Христос сказал: «ты еси Петр (πέτρος = камень), на сем камени созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф.16:16–18). И потом прибавил: «отселе будеши человеки ловя». И вот, бывший рыбарь, теперь дерзновенно и богодухновенно устрояет эту ловитву людей в мрежу спасения, со всем тщанием самого искусного и усерднейшего ловца, употребляющего все меры к доброй ловитве, как предупредительные, так и последующие, наипаче же заботясь о тишине и общем спокойствии, столь благопотребных при великой ловитве. Однако, в решительную минуту ловцы прибегают и к некоторым устрашениям. Так и Петр, представивши божественное достоинство Иисуса Христа, говорит в конце речи: «а вы (Евреи) распяли Его». «Прекрасно этим заключил слово свое, чтобы чрез то потрясти их души» (Златоуст).

91

Действие речи Апостола Петра на слушателей было самое благотворное. Все, сказанное Апостолом, им было приятно, как дело достойное самого полного уважения и преданности ему, так что у них явилось бесповоротное желание иметь участие в том благом и спасительном деле. И вот, они спрашивают, что им теперь делать, чтобы не лишиться спасения, причем в знак разделения всего учения Апостолов, они называют их братиями, давая понять о полной своей готовности присоединиться к ним. «Как человек, застигнутый кораблекрушением или болезнью, увидя кормчего или врача, все представляет ему и во всем слушается его, так и они признались, что находятся в крайнем положении и не имеют даже надежды спасения. И смотри: не сказали они: как мы спасемся, но: что сотворим?» (Златоуст). «Пораженные и сильно тронутые, говорят как бы недоумевая и беспокоясь за свои дерзновения» (Феофилакт), т.е. за желание присоединиться к христианам, чувствуя свое недостоинство, ибо дух умиления сердец сказал им о их великой виновности на участие в распятии Господа. Посему, вопрос их о том, что они должны делать, может быть понимаем в смысле просьбы указать способ загладить вину своего неверия – срвн. (Пс.50:19); (Сир.14:1:12). «Это сокрушение сердечное указывает, что они, по проповеди Апостола, уверовали в Иисуса Христа, как Мессию, признали Его, как Христа, им обетованного. Из сего сокрушения и веры проистекает дальнейший вопрос их: что нам делать, чтобы изгладить нашу виновность, получить прощение грехов и вступить в общение с отвергнутым и распятым Мессиею?» (см. у преосвящ. Михаила, стр.83–84).

92

Покаяние и крещение – вот первые условия вступления в Церковь, по учению Апостола Петра, а вместе и всей Церкви, от лица которой говорил Апостол Петр. Следствия сего: прощение грехов и получение дара Духа Святого, делающего крещенного освященным, почему все первенствующие христиане именовались «святыми» (1Петр.2:9); (Иуд.1:3); (Рим.1:7). Что касается до учения Апостола о крещении во имя Иисуса Христа, то несомненно здесь указывается на это крещение, как отличное от Иоаннова, а главное, как совершающееся по вере в Иисуса Христа – срвн. (Деян.8:16; 10:48); (Рим.6:3); (Гал.3:27). «Говоря о крещении во Христа, Апостолы выражали только цель и свойство крещения, а не известную, заповеданную Самим Христом, формулу (Мф.28:19). Правила Апостольские, святой мученик Иустин и Ориген прямо указывают, что в Апостольские времена не иначе было совершаемо крещение, как только во имя всевысочайшей Троицы, т. е. через призывание Отца, Сына и Святого Духа» (см. у прот. А. Полотебнова, стр. 106). «Никого да не вводит в обман у Апостола то, что упоминая о крещении, нередко умалчивает он о имени Отца и Сына и Святого Духа, и никто не должен заключать из сего, что не надобно соблюдать призывание имен», говорит святой Василий Великий. «Сказано: елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся (Гал.3:27): это потому, что наименование Христа (Помазанника) есть исповедание всего, оно указывает и на помазующего Бога, и на помазанного Сына, и на помазание Духа, как учит Петр: Иисуса, Иже от Назарета, Ею помаза Бог Духом Святым (Деян.10:38)». (См. сочинение «О Духе», гл.12).

93

Принадлежность обетовании Божиих Еврейскому народу была прежде особенная, но потом эти обетования простерлись и на все народы, так что еще Симеон Богоприимец называл Иисуса Христа «Светом в откровение языком», но вместе и «славою Израиля». На сие то последнее, по-видимому, и намекал Апостол, возбуждая в Евреях благороднейшие чувства общей богоизбранности – отцов и детей, из рода в род, чего прочие народы не имели и не имеют, ибо там каждый должен призываться особо, через заявление каждым своей веры в Мессию, тогда как Евреи могут спасаться по вере уже существующей в них от предков – срвн. (Рим.3:23). Хотя о призвании язычников Апостол сказал здесь более прикровенно, нежели в других речах (в главах 10 и 11), однако в словах его о дальних и ближних, призываемых Богом, несомненно многие здесь бывшие прозелиты из далеких мест могли восчувствовать о своем призвании. История же первенствующей Церкви свидетельствует, что из числа ее членов многие были прежде прозелитами. Эту прикровенность речи о призвании язычников преосвящ. Михаил объясняет тем, что «мысль о Мессии всемирном не вмещалась еще тогда в умах Иудеев, казалась им блазнительной (Ин.7:35–36). Апостол же щадил слабость их, тем более что раскрывать (подробно) мысль о призвании в Царство Мессии язычников не было теперь особой нужды». Была же насущная нужда обращения Иудеев, с которых должна была начаться Апостольская проповедь по завещанию Иисуса Христа (Деян.1:8).

94

Другие слова речи Апостола, не записанные здесь, Апостол определяет как многие другие свидетельства и увещания, чем показывает, что речь его была очень пространная и разнообразная, по форме и духу выражения, т. е. он говорил то как свидетель, приводящий известные ему доказательства, факты, то действовал как учитель и отец, увещевающий склониться к проповедуемой истине, причем, конечно, и отклонял от заблуждений. Из последнего рода слов проповеди Дееписатель сообщает особенно знаменательные Апостольские слова: «спасайтесь от рода сего развращенного». Выражение «род сей» в Священном Писании употребляется в смысле современного направления людей (Мф.11:16; 23:36), Направление же людей, по точному значению Греческого слова (σκόλιας), Апостол называет «кривым» – срвн. (Фил.2:5); (Втор.32:5). Понятно, что кривой путь ведет к заблуждению. А потому, очевидно, следует его оставить, не идти по нему вместе с устремляющимися к погибели, но направиться по тому пути, который ведет ко спасению. И вот, Апостол восклицал: «спасайтесь», т. е. веруйте Христу, кайтесь в грехах, получайте обетованные вам и всему избранному народу великие дары Божии, а с ними и через них и спасение вечное о Христе Иисусе.

95

Действие всех убеждений Апостола на слушателей было неотразимое. Они уверовали бесповоротно, с полною убеждённостью, и благопоспешно крестились все. Было же крестившихся около 3000 человек, что, конечно, заняло немало времени у всех Апостолов и отразилось немаловажным влиянием христианства не только на бывших в тот день в Иерусалиме, но и во всей вселенной того времени. Еще недавно Церковь Божия имела в себе только немногие сотни людей, а теперь их было уже тысячи. Так в первые же дни с великою силою благодать Святого Духа воздействовала на распространение христианской веры. Внутренно же воздействовав на всех верующих и претворивши их, она также благопоспешно действовала чрез них и вскоре потом. Поэтому не удивительно, что вскоре тысячами стали считаться христиане я в других местах. «Ибо, как думаешь (говорит святой Иоанн Златоуст), во сколько раз больше знамение это одушевило Апостолов?». «Мы, обыкновенные слушатели Слова Божия, никогда не можем возноситься до высоты даров Святого Духа, обитавших в Апостолах, но, по мере сил, непременно должны держаться и мы святых примеров служения нашего, призывая на дело свое Духа истины, единого всех Наставника (говорит преосвящ. Игнатий, архиепископ Воронежский). «И все христиане должны возгревать в себе дары благодати» (говорит преосвящ. Павел, архиепископ Казанский. См. его Слова и речи, т. 1, стр. 458). Учителя же проповедничества говорят, что здесь, в речи Апостола дан один из лучших образцов (см. статью профессора В. Певницкого в Руководстве для сельских пастырей 1874 г., №42). Предмет этой речи один Бог (говорит преосвящ. Игнатий). Расположение слова – откровения Божия, основания или доводы – опять откровение и опять изложение, истинность, украшение, простота, дух, искренняя любовь к Богу и ближним; цель – спасение всех; заключение – указание средств к тому. Но величайший успех проповеди – есть наилучшая и оценка ее. А обращение 3000 несомненно есть мало кому ведомый успех Евангельской проповеди. Только нельзя в этом успехе все приписывать проповеднику, тем более что он говорил не один, а действовал все тот же Дух Святой, дающий потребные силы на пользу (1Кор.1:24).

96

Первое выражение церковной жизни новообращенных было пребывание в научении от Апостолов и пребывание с ними в молитве и даже в участии в таинственном преломлении хлеба, как осторожно называет Дееписатель таинство Тела и Крови Господней (1Кор.10:16). «Из сопоставления всех этих понятий: учения, общения, преломления хлеба и молитвы, можно заключить (говорит преосвящ. Михаил), что здесь речь идет об общении верующих в богослужебных действиях собственно христианского характера, о богослужебных собраниях. Состав этого богослужения был – учение, Евхаристия вместе с трапезою любви (1Кор.11:20–34); (Иуд.1:12) и молитвы. Здесь Апостолы поучали, совершали таинства и молились с верующими. О пении не упоминается, но так как пение обычно было при храмовом богослужении, то без сомнения этот обычай перешел и в богослужебные собрания первенствующей Церкви. В этих собраниях положено было начало собственно христианского богослужения, отдельного от Иудейского, хотя Апостолы и верующие не разрывали до времени связи и с храмовым Иудейским богослужением» (более подробное сообщение о богослужении Апостольского времени смотри в сочинении преосвящ. Христофора, в Трудах Киевской Духовной Академии 1873 г, ч. I, стр.504 и другие).

97

Общее состояние духа всех определяется пребыванием в страхе, а внешнее – тем, что совершалось множество чудес через Апостолов, в Иерусалиме. По-видимому, этот страх объял не столько верующих, могущих иметь его в виде благоговения и умиления пред множеством явленных знамений и чудес, сколько тех, кои продолжали не веровать и ждали после чудес милости – совершения угроз, которое между тем было отложено Господом, хотя и не надолго, ибо не далее как через 36 лет совершилось полное разрушение Иерусалима, чему предшествовало множество страшных бедствий, от которых христиане были спасены. Страх мог напасть на неверующих и потому, что многие из них не знали существа мирной проповеди Евангелия, а думали, что они возьмутся и за другие меры обращения. И грозный меч Римлян мог пугать некоторых, при мысли о восстании, как это было при Иисусе Христе (Ин.11:48).

Преосвящ. Иннокентий, архиепископ Херсонский, задавался вопросом: почему тогда совершалось много чудес, а теперь сравнительно мало? И отвечал, что тогда была в них наибольшая потребность, так как знамения и чудеса нужны не для верующих, а для неверующих (см. его слово на текст: «Дух Святый бе присно, есть и будет»). Однако, должно сказать, что иногда Иисус Христос не творил чудес по неверию желающих оных (Мф.17:20). Поэтому можно сказать, что для верующих по нужде их совершаются чудеса ныне и будут совершаться всегда. По слову святаго Иоанна Златоуста, «егда бо вера мало что возросла и вновь всаждаема в сердца бяше, изо всех стран опасно (тщательно) укрепляшеся и ограждашеся, пустившей же корени и силу приимшей и весьма высоко ветви протязающей, отъя Христос подставы и обороны. Сим убо образом изначала даяхуся дары и недостойным сущим, вера бо потреба помощи» (см. издание Киево-Печерской Лавры, 1624 г.).

98

Об образе жизни первенствующих христиан говорится здесь хотя и в общих чертах, но в ярких и определенных. По уходе пришельцев, оставшиеся в Иерусалиме христиане, могли собираться для молитвы в одно место – срвн. (Деян.1:14; 2:1). По изъяснению же блаженного Феофилакта, «были вместе» – не по месту, но по расположению и по мыслям, по постоянному согласию, так что здесь находится некоторое расширение той мысли о единодушии Апостолов, которая находится в 11-м стихе 1-ой главы. Относительно же общения в имуществах святой Иоанн Златоуст замечает, что «они ничего не называли своим; это было ангельское общество». Таким образом первенствующие христиане строго соблюдали Евангельскую любовь к ближним до того, что все имевшееся у них не считали своим и потому свободно и охотно делились всем с нуждающимися, даже продавали свои имения и всякую собственность, чтобы удовлетворить нужды всех. Но это не означает, что не имевшие ничего распоряжались чужим, и чтобы ни у кого не оставалось никакой собственности. Все делалось самими собственниками и по мере нужд тех, кого они считали нуждающимися (конечно) в необходимом. Кроме того общения в имуществах, которое выражалось всеми в виде добровольной (частной) помощи бедным, основанной на братской любви и сострадательности к неимущим, было тогда и общее церковное достояние (как и ныне есть), получившее свое начало еще при Иисусе Христе, говорившем: «продавайте имения ваши и давайте милостыню» (Лук.12:33). Из этого состояния удовлетворялись обыденные нужды всего общества (Ин.12:6; 13:29). С увеличением (и особенно весьма многочисленным) христиан, это состояние могло через многие добровольные приношения значительно увеличиться, с чем вместе увеличились и виды помощи из этого состояния. Но очевидно, как скоро увеличилось это состояние, так скоро и иссякло. Почему из дальнейшей истории Иерусалимской Церкви не видно о широких размерах помощи нуждающимся, но видно, что их было много, почему, например, Апостол Павел нередко напоминал христианам других мест о помощи Иерусалимским христианам, что те и делали (1Кор.16:1). Поэтому всякие учения об общности имуществ, не основанные на согласии и расположении к тому владельцев имуществ, не имеют ничего общего с тем общением, которое было у первенствующих христиан, где прежде всего и ценнее всего было духовное единодушие (единое сердце). При насильственном же разделении имуществ, этого быть не может. Здесь может быть только вражда, зависть и злоба, которые никогда не могут дать ни равенства, ни удовлетворения нужд. И никакой нравственной цены в насильственном распределении имуществ быть не может. В христианском же общении имуществ, по воле их владельцев, это является в них и отражается благодетельно в приемлющих, во имя Господне, с благодарением Ему; как и дающие – совершают это с радостью о Господе. Насильственное общение имуществ (деспотический коммунизм) есть грабеж, который никак не может быть гарантией равенства распределения благ, в особенности же общественного порядка, ибо кто может грабить, тот может совершать и всякие насилия. Посему коммунизм есть тирания насилия, не признающая высших законов: христианской любви, прав отдельной личности (за исключением прав самозванцев и узурпаторов власти).

99

Общее препровождение времени у первенствующих христиан было такое же, как у Апостолов в ожидании сошествия Святого Духа – срвн. (Деян.2:1). Они молились в Иерусалимском храме, а в особливых домах (Деян.12:12) совершали таинство Евхаристии, после чего участвовали в совершении так называемой «вечери любви», устраивающейся из остатков приношений для совершения таинства, причем все были в полном единодушии, довольстве (не требуя излишнего), и радуясь обо всем, и хваля Бога за все.

Внутреннему наилучшему состоянию Церкви было полное соответствие и во внешнем ее положении. Народ относился к христианам сочувственно и много было присоединяющихся к Церкви. Премудрый толковник, святой Иоанн Златоуст обо всем этом высказался так: «видишь ли успех благочестия? Отказывались от имущества и радовались, и велика была радость, потому что приобретенные блага были гораздо больше. Никто не поносил; никто не завидовал; не было гордости; не было презрения: все, как дети, принимали наставления; все были, как новорожденные; не было коварных; не было лукавых. Не было холодного слова: мое и твое; потому была радость при трапезе. Никто не думал, что ест чужое, хотя это и кажется загадкой. Не считали чужим того, что принадлежало братии, ибо то было Господне, не считали и своим, но принадлежащим братии. Ни бедный не стыдился, ни богатый не гордился; вот что значит радоваться. И тот считал себя облагодетельствованным п чувствовал, что он больше пользуется благодеяниями, и эти находили в том свою славу; и все были крайне привязаны друг к другу. Смотри, сколь многое Лука прославляет в них – искреннюю веру, правую жизнь, постоянство в слушании, постоянство в молитвах, в простоте, в радости». Примечательно наименование новообращаемых «спасаемыми». Так как Апостол увещевал спасаться от рода сего, то принято было обращающихся ко Христу именовать спасаемыми, ибо они спасались от греха, проклятия и смерти, срвн. (Рим.8:29); (1Кор.1:18).

100

Изобразивши общее состояние всей первенствующей Церкви, а вместе и особливое положение в ней Апостолов, теперь Дееписатель обращается к сказанию об отдельных обстоятельствах деятельности их. И вот, прежде всего, он рассказывает о чудесном исцелении Апостолами Петром и Иоанном хромого нищего у врат храма. В девятом часу (от восхода солнца) они шли в храм на молитву. Известно, что у Евреев было обыкновение молиться вместе три раза: утром, вечером и в полдень (Пс.54:18); срвн. (Дан.6:10). Впоследствии часы этих молений были 3, 6 и 9, соответствующие нашим: 9, 12 и 3, когда приносилась и жертва вечерняя. «Христианство (по выражению преосвящ. Михаила) не составляло секты в Иудействе, а было исполнением, совершением истинного Иудейства. Все храмовое богослужение было основано на идее о Мессии, только христиане веровали уже в пришедшего Мессию». Поэтому не удивительно, что Апостолы с великим дерзновением ежедневно приходили в храм и пребывали в нем. Так точно немного после поступают и Петр с Иоанном, потому что они не отвергали еще ничего Иудейского да и самое почтение к месту переходило к Владыке храма (Златоуст). По сообщению Тертуллиана христиане воспоминали в третий час сошествие Святаго Духа, в шестой – распятие Господа, а в девятый – смерть Его.

101

Хромой был таким от рождения и настолько не владел он своими ногами, что его носили другие, делая это ежедневно, причем всегда сажали его у самых видных ворот, которые, как по материалу (красной меди), так и по отделке прекрасной, назывались «красными», около которых проходило множество парода, от коих калека и получал ежедневную милостыню, тем более, что он сидел тут много лет (Деян.3:10), почему многие знали его лично, как несчастного. Такое обстоятельное изображение хромого показывает, что предмет для чудесного воздействия на него Апостолами не был избран ими, а был подготовлен Господом, как это было и со слепорожденным, который родился таким не по вине родителей, но «чтобы на нем явились дела Божии» (Ин.9:3). Так и здесь хромой подготовлялся к тому, чтобы ему вскочить на виду у всех, когда настанет славное время Мессии, в которое, по пророчеству Исаии, вскочит хромой, как олень, и ясен будет язык гугнивых. Тогда осуществится излияние Духа на всех, предизображением которого было приятное (красное) излияние воды, смешанной с красным вином в радостный день кущей. Около сего-то места и полагают место красных ворот. По сообщению Иосифа Флавия, эти ворота незадолго до разрушения Иерусалима отворились сами, тогда как прежде их отворяли и затворяли 20 человек, ибо они были очень тяжелы. (Обстоятельное сведение о положении сих ворот и вообще о храме Иерусалимском того времени можно прочесть у протоиерея А. Полотебнова, на стр. 120–129, где сообщается, что храм этот был возобновлен, но во многом уступал Соломонову. В нем не было ковчега завета, но в этом можно видеть то, что Господь отторгал Израиля от видимого к невидимому, от сени грядущих благ к самому образу вещей (Евр.10:1) и приготовлял таким образом Свои избранный народ к принятию в Церкви обетованного и предвозвещенного Ангела благодатнаго завета, Иисуса Христа).

102

Прошение милостыни калеками дело, так сказать, общечеловеческой общности жизни, как и то, что прошение ее совершается при храме, где она имеет значение как бы подготовительное для дела совершения молитвы и особливо приношения жертв, от которых у многих народов отделялись части для подобных несчастных. Охотно, видимо, многие помогали и сему бедняку, а потому он дерзновенно обратился за милостынею и к Апостолам. Но Петр и Иоанн почему-то особенно пристально взглянули на него и даже велели ему взглянуть на них, чтобы убедиться, что это именно тот несчастный, у которого и на лице изображено его горе, а вместе в надежда на милость Божию, совершающуюся чрез людскую милостыню. Проникновенный взор многое сказал хромому, у которого (как и у всех подобных) могло быть особливое развитие некоторых внешних чувств. Еще большее прочли в нем озаренные свыше взоры Апостолов, показующие сим, что не всегда и все способы оказания милости калекам могут делаться без всякого разбора, но многие требуют осмотрительности и вдумчивости в это дело.

103

Хотя хромой надеялся, вероятно, получить денежное пособие (нечто), однако и это не отклонило Апостолов от чудодействия, ибо он все же выражал свою надежду на них, которая могла иметь свою цену. Многолетние страдальцы, как бы уже и не смеют подумать о большей милости. Например, 38 лет лежавший при купели расслабленный, на вопрос о желании его быть здравым, мог ответить только, что он человека не имеет, который бы снес его в купель, когда ее возмущает Ангел (Ин.5:7). Знаменательно Апостольское слово о неимении у них серебра и золота, но еще замечательнее сообщение о том, что они имеют и дарование сего хромому, т. е. чудодейственной силы Божией, действующей «во имя Иисуса Христа Назорея», именем Которого Петр и велел хромому встать и ходить. Все здесь давно, все поразительно и все напоминает о том, как творил чудеса Сам Иисус Христос, исцеляя разного рода недужных одним словом: «возьми одр твой и ходи», «девица, восстани!». Апостол только прибавил: «во имя Иисуса Христа Назорея», ибо Иисус Христос сказал: «именем Моим бесы ижденут, на недужныя руки возложат и здрави будут» (Мк.16:18).

104

Прикосновение руки Апостольской к хромому имело то значение, что видевшие это должны были понять, что чудо совершилось не само собой, но действием святого Апостола, могущественные слова которого могли слышать меньше, нежели видеть. Так поступал с исцеляемыми и Иисус Христос, например, исцеляя юношу (Мк.9:27). Кровоточивая жена сама прикоснулась к Иисусу Христу, Который почувствовал силу исходящую из Него (Мк.5:27–30). По сему можно сказать, что внешнее действие здесь было и необходимо, ибо внутренняя духовная сила должна была воздействовать на материальную. И вот, вдруг у хромого от рождения укрепились ступни и колена. И он не только стал ходить, но и прыгать, скача, как Давид скакал в духовном восторге пред сеновным ковчегом. Знаменательно и то, что исцеленный прежде всего пошел в храм, чтобы там воздать славу Богу, ибо он понял, что никто не может совершить того, что совершил над ним Петр, если бы не дал чудотворцу этой силы Бог (Ин.9:33). По изъяснению блаженного Феофилакта, «исцеленный скакал для того, чтобы в конце концов не оставалось никого, кто не знал бы об этом факте. По своему же расположению и по своей восторженной любви к Апостолам, а может быть и по чувству благодарности к ним, или же из желания доставить им больше удовольствия, он не отлучался от них. Что же касается того, что это чудо совершилось в храме, так это для большей пользы и спасительности».

105

Трудно было в скачущем узнать бывшего от рождения хромого; но и нельзя было не узнать, ибо он был очень хорошо известен частым посетителям храма, а в особенности служащим при нем. И вот, опять нападает на очевидцев чуда ужас, а вместе и изумление. Изумление при виде такого необыкновенного чуда понятно. Относительно же ужаса должно догадываться, что некоторые из Иудеев были «храмлюще» (как выражается святой Иоанн Златоуст), намекая на их приверженность к материальным средствам и лицемерие готовое и здесь явиться, если бы не было страшно, потому что чудо совершилось наяву, и лица, совершившие его, были не где-либо в частном доме, а в священном храме, в знаменитой части, называемой притвором Соломона. И что особенно обезоруживало этих жестоковыйных, так это то, что и сам исцеленный все оставался при Апостолах, многоразличными движениями ног приучаясь к их пользованию, на удивление всем людям и особенно чистым сердцем, которые, конечно, и удостоверили первые тождество хромого с исцеленным.

106

Чудеса всегда привлекали внимание Евреев (1Кор.1:22). Но чудо, совершенное столь очевидно, должно было привлечь особенное множество народа, причем интерес мог одинаково сосредоточиваться как на Апостолах, так и на исцеленном. Так же было по воскрешении Лазаря, когда Иудеи хотели видеть Иисуса, а вместе и Лазаря. Слух, очевидно, распространился, и потому многие бежали и издалека, так что писатель говорит, что собрался весь народ, насколько, конечно, он мог вместиться в обширном притворе Соломоновом, который имел 10 локтей длины и 30 ширины, кроме открытого портала, служившего входом во святилище (см. у прот. Полотебнова, стр. 127), и крытой галереи, через которую вели в храм красные врата (см. у преосвящ. Михаила в Толкованиях на Евангелие Иоанна 10:23). По объяснению блаженного Феофилакта, «случилось это в притворе Соломоновом потому, что этот только один притвор остался от храма Соломонова, так как Навуходоносор разрушил храм и возобновил его Кир Персидский. Держался же исцеленный при Апостолах, между прочим, потому что боялся, так как думал, что он до тех пор будет свободен от недуга своего, пока будет держаться и касаться их» (см. стр. 72).

107

Вторая речь Апостола Петра так же замечательна, как и первая. И хотя она очень отлична, однако много в ней и сходного, а именно: предмет ее один и тот же Иисус Христос. И ведется она в том же духе любви и снисходительности к Евреям, чтобы не раздражением, а умилением возбудить их сердца и обратить ко Господу. Прежде всего он смиренно заявляет, что совершившееся чудо совершено не по силам их личным или по необычайной святости, достойной удивления и смотрения на них, как на людей необыкновенных. Евреи знали пророков, совершавших чудеса, и имели о них представление, как о таких лицах, которые сподобились сего дара великими подвигами (Евр.11:34). Потом они многие чудеса относили к действиям магическим и даже ко влиянию злой силы, говоря так даже о чудесах Христовых (Мф.23–24). Может быть, нечто подобное думалось и об Апостолах, почему любопытные и устремили на них свои взоры, желая по лицам их угадать их. Апостол Петр скромно отстраняет все такие предположения, т. е., как лестные, так и обидные, разъясняя просто, что они сделали это не своею силою. По изъяснению преосвящ. Михаила, «Апостол имел здесь особую цель выразить усиленным образом это отрицание собственных сил благочестия, именно – представить единственно и исключительно Христа действующим чрез них».

108

Начало разъяснения чуда, с упоминанием Бога, как Бога Авраама, Исаака и Иакова, особенно почитавшихся Евреями, могло быть приятным для слушателей, но о прославлении Иисуса Богом, а тем более о предании Его Пилату и отречении от Него, конечно, должно было опечалить слушателей, а вместе и побудить их к исправлению своей ошибки. По изъяснению толковников, Апостол здесь возводит «два обвинения на Иудеев: одно состоит в том, что Пилат, родом Еллин, человек не видавший ни одного знамения и не знавший ни одного из пророков, хотел отпустить Иисуса; а другое в том, что вы, по происхождению Иудеи, народ воспитанный среди знамений и посвященный в пророчества о Христе, вы не хотели отпустить его, тогда как хотел этого Пилат» (Златоуст, Феофилакт). Римский правитель Иудеи, Понтий, назывался Пилатом потому, что он отличился во время командования войском, вооруженным копьями, называвшимися pilo. Он по расчетам и по слабости воли, уступил несправедливому требованию смерти Христа, потом он потерпел наказание. По жалобе Евреев, он был сослан в Галлию, где покончил жизнь самоубийством, как свидетельствуют о сем Флавий и Тацит. Замечательно здесь наименование Иисуса (не Христом), а Сыном Божиим, ибо все пока приписывается Богу, прославившему Иисуса, как Сына Своего (Единородного). По-гречески слово «Сын» выражено словом «Отрок» (Παῖς), в чем было некоторое воспроизведение пророчества Исаии о Мессии, как Отроке Господнем, т. е. всецело отдавшемся Отцу на служение в деле спасения людей (Исаии 40), сравн. (Ин.19:7); (Лк.23:2), что, конечно, было понятно знатокам пророчеств, коими тогда были многие Евреи.

109

Как бы усиливая обвинения Евреев, Апостол называет Иисуса «Святым и Праведным», Которому однако Евреи предпочли убийцу (Варавву), потребовав от Пилата, чтобы он убийцу освободил, а Христа Иисуса отдал на смерть, что и сделано было (Лк.23:18–19). Наименование «Святым» было одним из преимущественных для Мессии Спасителя и Христа Иисуса (Ис.11:1–5; 5:24); (Пс.15:10); (Ин.10:36); (1Петр.3:18); (Откр.3:7). «Праведным» же Он, вероятно, назван был в смысле невинного, что особенно могло быть сильным в сопоставлении с разбойником, которого просили освободить (Мф.27:21), отрекшись от Иисуса, как Мессии (Ин.19:15). «Если дозволено было отпускать одного из уличенных преступников, то тем более сомнительного. И, конечно, Иисус показался для них худшим явных человекоубийц. Однако Варавву предпочли Спасителю вселенной» (Златоуст). Почему же? Чтобы не быть им безответным, чтобы они, восчувствовав свою неправду, покаялись, или, ожесточившись, потерпели бы должное наказание. Такая проповедь в другое время едва ли была бы принята благосклонно; упрек «вы отвергли Мессию» был слишком разителен. Но святой Петр говорит слушателям, пред глазами коих находились также доказательства проповедуемого ими, что не могли отвергнуть самые упорные из них: подле проповедника стоял исцеленный.

110

Наименование Иисуса Христа «Начальником жизни», сколько ново, столь же и содержательно. Оно равнозначно Творцу и Промыслителю, имеющему жизнь в Себе Самом (Ин.1:3); (2Тим.1:10); но вместе с тем не столь строго определенное, ибо начальствование бывает многоразличное. Здесь, очевидно, берется это слово в смысле источника жизни, чтобы разительнее отметить безумное стремление убить Мессию – вечного, Которого, как Такового, и воскресил Бог из мертвых, поставивши Его живым пред Апостолами, бывшими потому живыми свидетелями того, что Он воистину Начальник жизни всех умирающих и имеющих силою Его восстать. «Название Христа Начальником жизни в настоящей речи Апостола особенно важно еще в том отношении, что оно само собою показывало всю мерзость поступка Иудеев: они предпочли пред Дарователем жизни и Начальником ее того, кто насильственно отнимал жизнь и был ненавистен всем; убийцу, кровожадного разбойника предпочли Святому и Праведному Благодетелю всех» (см. у прот. Полотебнова, стр.137). В послании к Евреям Иисус Христос называется Начальником веры и спасения (Евр.1:10; 12:2), а здесь жизни, понимаемой в самом широком смысле (Ин.1:4), т. е. как телесной, так и духовной, временной и вечной. «Если же Он – Начальник жизни, то, как имеющий жизнь в Себе Самом и как Виновник жизни, Он и воскресил Себя Сам» (говорит блаженный Феофилакт). Но Апостолы все еще говорят с Еврееями, приспособляясь к их восприятию.

111

Вера во имя Иисуса Христа – вот та сила, посредством которой совершилось недоуменное чудо исцеления хромого. Он вдохновил Апостолов верою в Него, по силе этой веры они дерзнули совершить чудо и по силе веры их восстановились как бы мертвые члены хромого, всем известного и теперь твердо стоявшего на них здесь пред всеми. Такое определительное обозначение силы веры ясно показывает, что Апостол старался и их вдохновить и оживить верою во имя Христа. О вере хромого, по-видимому, здесь не говорится, но необходимо предположить, что когда Апостол говорит: «во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи», он проникся благоговением в имени Иисуса Христа, бывшего Ему не безызвестным. И вот, по вере его укрепились его члены. Подобное нечто о вере сказал святой Апостол Павел в послании к Ефесянам: «благодатию есте спасени чрез веру, и сие (т. е. вера) не от вас, – Божий дар» (Еф.2:8). «Если бы Иисус Христос не пришел, если бы Он не призвал нас, как бы могли уверовать? Вера недостаточна для спасения; но дабы не спасать нас без нас, без всякого участия нашего, Бог требует ее от нас. Вера спасает, но не сама, а чрез Бога; Бог хочет, и вера спасает». Так говорил святой Иоанн Златоуст, объясняя означенные слова Апостола Павла.

112

Как бы почувствовав достаточность силы слова, сказанного в обличение и вразумление Евреев, Апостол смягчает свою речь, находя извиняющие их обстоятельства и, прежде всего, их недостаточную осведомленность в деле сем и даже более – неведение, которым объяснял дикие поступки многих и Сам Иисус Христос, говоря: «не ведят бо, что творят» (Лк.23:34). Не ведать (в полном смысле) Иудеям Иисуса Христа и Его дел, совершавшихся пред ними, нельзя было; но они не поняли, не уразумели, что это был обещанный Мессия Спаситель. Если бы они познали Его, как Божию премудрость и Господа славы, то не распяли Его (1Кор.2:8). Почему же они не познали Его? На них нашло то ослепление, о котором предсказывал еще пророк Исаия (Ис.6:9–10). «Небесная любовь скрывалась в вражду земную, дабы смертию Любви убить вражду и распространить свет и жизнь сквозь тьму и сень смертную» (говорил митрополит Филарет в одном слове своем в 1821 г.; см. 2-ое издание его слов, стр.100). И вообще, великая тайна Промысла Божия, сокрытая от Ангелов, мало была известна им в истинном свете. А ложные представления о Мессии, как земном царе, и совершенно закрывали, как бы покровом, истинного Мессию от духовных взоров их. Посему понятно, что все они имели некоторое извинение в отвержении Иисуса Христа. И вот, Апостол, извиняя их, призывает к покаянию, для чего и называет их братьями, которым готовы открыться объятия отеческие единого Отца всех Бога. По изъяснению святого Златоуста, «Апостол дает им возможность отречься и раскаяться в том, что они сделали, и даже представляет за них благовидное оправдание, и говорит: что вы убили невинного – это вы знали, но что убили Начальника жизни – этого может быть не знали. И таким образом не их только оправдывает от преступления, но и главных виновников зла. А если бы он обратил речь в обвинение, он сделал бы их более упорными».

113

Предопределение страданий Христовых, о которых предсказывали различно все пророки, – вот главная вина или причина их. И Сам Иисус Христос говорил: «не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании» (Лк.24:26–27). Многие из пророков выразили свои пророчества о страданиях Иисуса Христа в своих книгах, а царь Давид в псалмах, особенно в 21-м, как пророк Исаия в главе 53-й. Но писания пророческие были малым выражением из того многого, что они говорили о Христе, хотя и записанного вполне достаточно, чтобы, видя предсказания и верность исполнения оных, убедиться в истинности Божия предопределения предсказанного пророками (подробное рассмотрение псалмов, изображающих страдания Христовы, можно прочесть в моем сочинении «Изображение Мессии в Псалтыри», во 2-м издании 1901 года, на стр.161–243). Некоторые толковники полагают, что и здесь Апостол приводил эта пророчества, которые Дееписатель опустил, как общеизвестные христианам (см. у протоиерея Полотебнова, стр.140). Но можно допустить, что Апостол сделал здесь одну только общую ссылку, ибо писатель, как точный изобразитель деяний Апостольских, не преминул бы намекнуть на сие. По слову блаженного Феофилакта, «Апостол не приводит прямого свидетельства потому, что вместе с объявлением Иудеям обвинений и наказания высказаны им и все свидетельства, как например: «и дам лукавыя вместо погребения и богатыя вместо смерти его» (Ис.53:9). А в утешение их говорится, что они сделали это «по неведению», но «Бог исполни тако». Это в то же время ответ и на слова их, которые они говорили даже при кресте: «да избавит (Бог) Его» (Мф.27:43). Одного только не сказал им Петр: «неразумные, если так должно было быть, и если все пророки свидетельствуют об этом, то очевидно, что распятие случилось не по бессилию Христову, а по неизреченному могуществу, по премногой власти и бесконечному человеколюбию».

114

Призыв к покаянию Апостол делает всесторонний. Он внушает им сознать свои грехи против Бога и Христа Его, обратиться к Нему, как любвеобильному Отцу, и обещает от лица Божия наступление для них отрадных времен и пришествие к ним, в сердца их, Спасителя, как предназначенного прийти для них, Евреев, прежде, нежели для людей других народностей. Прощение грехов называется здесь (как и во многих других местах: (Пс.50:9); (Ис.43:25); (Кол. 2:14)) потому, что грехи, как долги, представляются записанными, почему они и изглаждаются, когда прощаются, как запись долгов изглаждалась на тех дощечках, намазанных воском, на которых делалась их запись. Пребывание в долгах неоплатных, конечно, есть удручающее состояние; прощение же их, несомненно, должно производить отраду. Так и прощение грехов, подаваемое в христианстве, должно наполнять сердца новообращенных великою наградою. А какою радостью исполнятся их сердца, когда в них войдет духовно Сам Христос Спасатель и будет вечерять с ними, многоразлично утешая и радуя их Своими многими пренебесными дарами спасения?! Так говорил Апостол распявшим Господа, утешая их, что они сделали это по неведению. Мы же не по неведению распинаем Христа в себе вторично грехами своими, но Многомилостивый и нас принимает, когда мы обращаемся к Нему от всего сердца. И чем искреннее кто это делал, тем сильнее ощущал прохладу помилования, исходящего от лица Божия, через руки и разрешительное слово иерея Божия. Теперь, что нам остается делать? Беречься от новых падений, чтобы опять не впасть в вину распинания Господа (преосвящ. Феофан в журнале «Домашняя Беседа» 1871 г., вып.15, стр.468).

115

О вознесении Иисуса Христа и сидении его с Богом Отцом, а вкупе и о втором пришествии Иисуса Христа, Апостол говорить прикровенно, уподобляя оное известным Евреям образам, но в то же время означая, что это совершалось и совершится все так, как предвозвещено пророками, как древними, так и последующими, причем совершение всего, по изъяснению Апостола Павла, должно состоять в обращении ко Христу Евреев (Рим.11). По изъяснению бл. Феофилакта, смысл этого текста тот, «что многое из предсказанного пророками еще не исполнилось, но исполняется и имеет исполниться до скончания мира, потому что вознесшийся на небеса Христос пребудет там до скончания мира и придет с сплою тогда, когда исполнится наконец все, что предсказали пророки». «При этом надобно помнить (говорят преосвящ. Михаил), что Апостолы, побуждая верующих к добродетельной жизни, нередко внушали им иметь в мысли близкое пришествие Христово второе, так как день сего пришествия не известен, состоит в воле Божией и придет как тать в нощи» (1Сол.4:15; 5:1); (1Кор.7:29). «Пречистое человечество Иисуса Христа, онебесенное крестом, тотчас по воскресении из мертвых стремилось уже в выспрь, в мир пренебесный к Отцу. И если Он оставался еще на земле, то по особенной любви к ученикам и по нужде продолжить с ними беседы, яже о Царствии Божием (Деян.1:3). А когда и сия потребность была удовлетворена, то прославляемое за крестный подвиг человечество Спасителя, подобно благовонному фимиаму, само собою устремилось с Елеона к вечному Солнцу, туда, где все сообразно Его чистоте и славе и где Ему надлежит быть до того времени, когда Его действием и силою все очистится и просветится и долу, и самая земля, совлекшись грубости и проклятия, соделается способною быть местом всегдашнего видимого вселения Божия с человеками» (Откр.21:3) (см. Сочинения Иннокентия, архиепископа Херсонского, том1, стр.354).

116

Из множества пророчеств Апостол Петр приводит одно, сказанное Моисеем о Христе Иисусе, как Пророке, подобном ему, и о послушании Христу, под угрозою потребления или погибели (Ин.3:18). «Как меня, говорит Моисей, т. е. как законодателя. Законодатель же древний один – Моисей, другой законоположник – Христос, но не для одного народа, но для целой вселенной» (Иоанн Златоуст). По замечанию преосвящ. Михаила, «это место должно было иметь особенно высокое значение для убеждения Евреев, так как они считали Моисея выше всех пророков и слово его божественным, высшим, чем слово других пророков» (Ин.9:29; 5:45). Между тем, сей самый пророк повелевает слушать Иного, о Котором Апостол Павел говорит, что Он настолько выше Моисея, насколько сын больше слуги (Евр.3:1–6). Вся древность Иудейская и христианская относила это пророчество к Иисусу Христу, так как другого, подобного, не было Законодателя и Вождя спасения, за Которым, хотя и не вдруг, последовало больше, нежели за Моисеем. Посему-то Моисей и считается только прообразом Христа. Пророчество законодателя Иудеев об Иисусе Христе, как новом Законодателе, замечательно еще и в том отношении, что «оно показывает бессильность Моисеева закона, как временного и приготовительного к новому закону при Христе» (ср. у протоиерея Полотебнова, стр.142).

117

Пророчественная угроза презрителям Мессии-Спасителя выражена в наибольшей силе, ибо истребление из числа народа означает смертную казнь. В приложении же к участию в Царстве Мессии значит лишение этого Царства, а вместе и осуждение на вечную смерть. Неверующий уже (тем самым) осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия (Ин.3:18), без Которого спасение невозможно. И, напротив, всякий, кто призовет имя Его, тот спасется. Принадлежность заветов и обетований Евреям до того возвышали их среди других народов, что прочие народы были как бы не народы (Оc.2:23), ибо в народности должно быть нечто высокое, что бы объединяло отдельные личности во единое, чем и были все святые верования Евреев и все священное. Между тем, многобожие языческое разъединяло народы, держащиеся разных вер. Как вера, так и все святое, после отречения Евреев от Спасителя-Мессии, сделалось достоянием христиан. Посему христиане стали и народом истинным, а прочие заблудшими овцами, отторгшимися от Пастыря, или козлищами (язычникии), не бывшими в этом духовном стаде – срвн. (1Петр.2:9–10).

118

Пророк Самуил упоминается после пророка Моисея потому, что у Евреев священные книги делились на три части: Закон Моисеев (Тора), Пророки (Небиим) и Псалмы (Кетубим). Первый из пророков, после Моисея, был писателем священных книг пророк Самуил. Ему приписываются книги: Судей, Руфь и две книги Царств, в которых особенно ясные пророчества находятся в 1-й книге Царств (1Цар.2:10) и во 2-й книге Царств (2Цар.7:12). Псалмов же Мессианских не касается здесь Апостол Петр, ибо он напоминал о них раньше. И сказанного было достаточно, ибо многие из слушающих сами знали пророчества о Мессии, почему Апостол касается и Самуила только для воздействия наиболее его авторитетом, нежели словом, приведение коего потребовало бы много времени, а вечер дня того уже приходил к концу. Следует еще сказать и то, что досточтимое имя пророка Самуила имело особливое, знаменательное значение. Он был основателем пророческих школ, в которых воспитывавшиеся, под его благотворным воздействием, вскоре же получали дары пророческие, которые действовали иногда даже и на людей, мало к тому подготовленных, так что однажды дух пророческий коснулся, например, Саула (1Цар.10:11–12).

119

Сыны пророческие – это воспитанники пророков (которых особенно было много у пророка Самуила) и преемники их служения, каковым, например, у Илии пророка был пророк Елисей. Но так как у Евреев вообще было много пророков, то Апостол, в указанном смысле, собирательно всех Евреев называет учениками (иначе – сынами) всех пророков. От духовного же сыновства он переходит к наследию Евреев природному от Авраама, которому было обетовано благословение в Семени его (т. е. Иисусе Христе), таком великом, что это благословение прострется и на все племена. Упоминание Апостола об Аврааме, обетованиях, данных ему, об отцах их, священном завете, таинственном Семени Авраама, все это было в высшей степени дорогим и приятным для слушателей, Евреев. В каждом из них разгоралась святая ревность, воспитанная из рода в род. И все это – столь дорогое – может отняться от них, а им придется остаться вне дальнейшего движения к обетованной цели живого участия в спасительном Царстве Мессии! Можно сказать, что богодухновенный проповедник, как самый искуснейший вождь, привел своих слушателей к неизбежному вступлению в возвещаемое им Царство Мессии Иисуса. Вот только могло еще остаться у слушателей предубеждение о воскресении Иисуса, о котором столь много говорили злого Его противники. Посему Апостол далее разбивает и это последнее препятствие со стороны уже почти вполне готовых обратиться ко Христу. Упоминание о благословении через Христа всех народов могло возбуждать в Евреях ревность к другим народам и это могло побудить их к обращению, что Апостол Павел усматривает даже и в самых намерениях Божиих (Римл.11).

120

Слово o воскресении Христа есть сильнейшее слово в речи Апостола, и он оставил его к концу, чтобы сказать через то, что Воскресший силен теперь сделать все возможное для спасения Евреев, только бы они отвратились от своего уклонения от Него и соединенных с сим злых дел своих. И вот, тогда им даруется первым то великое благословение, которое было обещано пророками отцам их и которое принадлежит им, как прямым наследникам. Именуя Иисуса Христа Сыном Божиим и говоря, что Бог послал Его к Евреям первым, Апостол этим самым высказывал вместе и то, что, значит, Христос послан и к другим. Но теперь уже не могла действовать узкая исключительность, ибо вопрос жизни был теперь уже не в том, кому первому быть в Царстве Мессии, а в том: как бы не лишиться его, при всей его доступности. Последнее, как бы обрывающееся по необходимости, Апостольское слово (по изъяснению святого Иоанна Златоуста) таково: «итак, не считайте себя отринутыми и отверженными». «Кто пожалеет о тебе, Иерусалим?» – вопрошал один пророк (Иерем.15:5). «Ты, Господи!» – отвечал другой. «Ты восстанешь, умилосердишься над Сионом, ибо время помиловать его: ибо рабы Твои возлюбили и камни его, и о прахе его жалеют». «Призрит Господь на молитву беспомощных» (Пс.101:13–15); срвн. (Рим.11). И вот, в призыве Апостольском и слышится это призрение Божие из рабов Своих, готовых покаяться и обратиться, чтобы не оказались тщетными столь великие и многоразличные Божие заботы о спасении Израиля, и чтобы не померкла слава его, о которой так много воздыхали ветхозаветные люди, истинные сыны и дщери Израиля.

121

Очередные священники и начальник стражи и саддукеи, подступивши к Апостолам с явно неблагоприятными намерениями, прервали речь Апостола Петра. Священникам могло показаться, что Апостолы предвосхищают их права учительства в храме, с приведением Священного Писания и изъяснением оного. Начальнику стражи беседа Апостола, окруженного множеством народа, могла казаться нарушающей тишину, свойственную священному месту. Чудо исцеления хромого они, видя, не видят, и знаменательные слова по поводу сего как бы, слыша, не слышат. Они смотрят на все формально, как подобные им смотрели и на чудеса Христовы, запрещая приходить к Нему и исцеляться, и осуждая Его за исцеление в субботу (Мк.3:2–4). Такое обрядоверное направление было тогда господствующим у многих уклонившихся от духа и силы святой жизни, и обрядовым соблюдением прикрывавших свою греховную жизнь, что создавало то противное фарисейское лицемерие, против которого так много говорил Иисус Христос (Мф.23:28); (Лк.12:1); (Мк.7:6). Саддукеи жили откровенно, не стесняясь грешить, ибо не верили в будущую жизнь и воздаяние. Но это неверие их не было изначальным. Это были некогда веровавшие Евреи, но теперь поддавшиеся философско-языческому отрицанию, очень распространенному в правящих классах Римской империи. В глубине душ саддукейских были остатки веры в бессмертие и потому они чутко прислушивались к речам о воскресении. И вот они вместе со священниками пододвинулись к Апостолам, когда Петр говорил о воскресении Христа, ибо если один мог воскреснуть, то и другие могут. Так в особенности должно рассуждать о воскресении Иисуса Христа, как Начальника жизни, что и сделал Апостол Павел, говоря: «если о Христе проповедуется, что Он воскрес из мертвых, то как некоторые из вас говорят, что нет воскресения из мертвых? Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес. Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших. Как в Адаме все умирают, так во Христе все оживут» (1Кор.15:12–13:20–22).

122

Досада Еврейских священников могла происходить в особенности от того, что Апостолы учили народ благопоспешно, ибо очевидно было, с каким усердием и любовью внимали им окружающие; совершенно не так холодно и спокойно, как внимали им. Саддукеев тревожило то, что учение о воскресении Апостолами обусловливалось и воскресением Иисуса Христа, о чем многие Евреи и были достаточно осведомлены, тем более, что оно сопровождалось воскресением многих других, из которых одни почили, а другие оставались живы (1Кор.15:6). Впрочем, при такой постановке учения о воскресении и для священников Еврейских оно становилось очень важным, ибо Иисус, глаголемый Христос, как виновник всеобщего воскресения мертвых, должен был получить иной вид и в их, довольно ослепленных, очах. Начальник стражи, бывший тоже священником (2Мак.3:4), мог еще досадовать и на то, что Апостолы своим учительством задерживали народ при храме и тем как бы нарушали обычный порядок. И это – тем более, что там вечер скоро переходит в ночь, и потому он мог еще более опасаться за дальнейший порядок необычайного собрания множества народа.

123

Начальник стражи, при содействии храмовых священников и знатных саддукеев, отдал Апостолов под стражу, не имея силы сказать что-либо против их слова и дела исцеления хромого.

Но слово Божие не вяжется (2Тим.2:9). Свидетели чуда и непредубежденные слушатели слова отнеслись ко всему с полнотой чувств и разума. И вот около 5000 из них уверовали во Христа. Не могли, конечно, многие из них не высказаться о сем тогда же. А потому заключение Апостолов под стражу было не столько для них наказанием, сколько торжеством истинных служителей Домовладыки храма, при котором им и прилично было находиться, чтобы подкреплять, вразумлять и наставлять новообращенных, подготовляя их к восприятию Святых Таин и даров Святого Духа. И это совершилось после того, как на Апостолов наложили руки (связали). Очевидно, благоговение к чуду говорения Апостолов на разных языках возросло сторицею в силе воздействия на приготовленных к вере новым чудом – исцеления хромого, которое по существу было меньше первого, но оно было, так сказать, предметнее, очевиднее и потому поразительнее в своем действии, сначала на сердца и умы, а потом и на волю, при неуместном гонительстве святых чудотворцев и дивных богоглаголивых проповедников. Обращая внимание на сие гонительство. блаженным Феофилакт говорит: «обрати ты свой взор на преспеяние Иудеев в лукавстве и бесстыдстве. Прежде, при Христе, они искали человека, который бы предал Его; теперь уже сами налагают руки, сделавшись после креста дерзновеннее и бесстыднее. А с ними, говорится, и воевода церковный. Это – для того, чтобы такою обстановкой придать делу характер публичного обвинения и выдать его, как бы не свое. Так стараются они делать всегда. И положили в соблюдение до утра. Так поступали Иудеи с Апостолами и стерегли их, между тем продленное время сделало Апостолов более неустрашимыми».

124

Собрание для суда над Апостолами разного рода высших начальников и представителей народных показывает, что взятие Петра и Иоанна на ночь под стражу произошло не без ведома этих начальников, давно очень обеспокоенных успехами христианства. Приложение же к 3000 еще 5000 верующих во Христа уже и совершенно могло встревожить их. Могло при этом и у закоренелых врагов христиан возбудиться чувство сознания невинности Христа, правоты Его учения и действительной силы Божией в Апостолах. Поэтому, естественно, могли вскоре же (утром следующего дня) собраться многие, чтобы увидеть важнейших Апостолов и выслушать общее начальственное суждение о деле сем, столь важном самом по себе, в частности же по отношению к Еврейскому народу и в отдельности к каждому, ибо спасение (души) было для многих из Евреев делом первой важности. Собраться в Иерусалим в это время всем начальникам и представителям было не вполне легко, так как, при наступлении жаров и после праздничного времени, многие из них могли жить за городом, в своих имениях, как всегда, так и ныне, окружающих Иерусалим со всех сторон. Но все это не могло остановить или замедлить суд над Апостолами, как и над Иисусом Христом, хотя тогда было одно особливое обстоятельство, ускорявшее суд, – приближение Пасхи, между тем как теперь ничего подобного не было. Очевидно, ожесточение врагов христианства росло по мере возрастания числа верующих во Христа, а вместе с тем и торопливость к восприятию мер к подавлению христианства. Вожди народные еще не слышали мудрого слова Гамалиила: «если это дело от человек, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками» (Деян.5:38–89).

125

Заседание синедриона было формальное и более чем полное (Мф.2:4). Первосвященником был в то время Каиафа (Mф.26:3); (Лк.3:2); (Ин.11:49), но здесь присутствовали и первосвященник Анна (или Анан), тесть Каиафы, и другие их родственники, очевидно, люди влиятельные и всем известные, а потому и называемые по именам (Иоанн и Александр), все злые враги Христовы (Лк.3:2); (Ин.11:49; 18:12). Главенствующею партией в синедрионе была тогда саддукейская, не веровавшая в будущую жизнь и воскресение. Посему цель заседания была очевидная – затереть все, как небывшее. Полагают, что упоминаемый здесь Александр, по прозванию Лизамах, был брат знаменитого Иудейского ученого Филона, который старательно проводил греческие философские взгляды на всю историю жизни Евреев и на все учение Ветхого Завета, но не относился с презрением ни к чему еврейскому. Может быть, так же примирительно был настроен и Александр. Анна первосвященник упоминается Дееписателем – первым, как человек более старый и влиятельный. Но председательство в суде, несомненно, принадлежало тому же Каиафе, который еще так недавно столь недобросовестно судил Самого Христа и вообще не уступал в лицемерии своему тестю, которого Апостол Павел дерзновенно назвал «подбеленною стеною» (Деян.23:3). Не менее того были бесчувственными и глухими стенами и прочие судьи Апостолов, старейшины и книжники, пред глазами которых Самим Иисусом Христом было совершено столь много явных чудес, которые они имели бесстыдство и дерзость объяснять то силою вельзевула, то иными подобными сатанинскими влияниями, сами находясь в сатанинской гордости и ожесточении сердец, уклонившись от истинного духа жизни по Боге и безжизненно совершая всякие обряды, особенно мелочные, считая их за важные; а милость и справедливость оставивши (Мф.23:23–24).

126

Допрос Апостолам делал Каиафа. «Скажите», говорил он, обращаясь к Апостолам: «Какою силою или каким именем вы это сделали?». Что именно сделали, о сем Каиафа умалчивает, как хитрый политик, не менее того, столь же знаменитого его современника (Ирода), которого Христос назвал «лисицею» (Лк.13:32). Относительно сипы и имени, какими совершено было чудо исцеления хромого, вопросивший, конечно, слышал, но он хотел в ответе Апостолов открыть нечто, могущее послужить к обвинению их в возмущении народа, как эго делалось и относительно Иисуса Христа (Лк.23:2). Некоторые толковники полагают даже, что члены синедриона думали устрашить Апостолов (Златоуст, Феофиоакт). «И посмотри, как коварно спрашивают: коим именем сотвористе сие вы? Да, они более желали, чтобы Апостолы провозгласили исцеление делом своим, чем делом силы Христовом. Но посмотри, в какое затруднение ставили они Апостолов. Они не хотели даже, чтобы произнесено было слово исцеления хромого; потому что почему же они не говорят, что именно, а говорят так: сотвористе сие?» (блаженный Феофилакт) Что могли отвечать сами по себе два Галилейских рыбаря пред таким великим синедрионом людей, искушенных всячески? По истине, Апостолы теперь находились в том положения, о котором предсказал им Христос, успокоивший их тем, что когда они ведены будут на сборище, то Дух Святой даст им, что они должны отвечать (Мф.10:17–20). По замечанию святого Иоанна Златоуста, «вопрошавшие уже знали то, о чем спрашивали. Для чего же спрашивают? Они предполагали, что (Апостолы) убоясь множества, отрекутся, и думали, что этим все исправят» (см. Беседы на Деяния Апостольские, изд. при С.-Петербургской Духовной Академии 1856 г., часть I, 182 стр.).

127

Первый ответ Апостола Петра синедриону был по особливому внушению Духа Божия. Хотя исполнение Духа Святого представляется как бы зависящим от самого Петра, как бы постепенно одушевляющегося, но это только форма выражения того состояния, которое не вдруг явилось в нем, а именно по прошествии некоторого времени, как сие было и обещано Иисусом Христом, повелевшим не торопиться ответом, пока не будет озарения свыше (Мф.10:19). Богодухновенность ответа святого Апостола Петра доказывается его содержанием, служащем не только ответом на данный вопрос, но и глубоким обоснованием этого ответа, и расширением его до совершенной полноты сущности Евангельской проповеди. Не менее того замечательно и изложение ответа, начинающегося почтительным обращением к судьям, как начальникам парода и старейшинам Израиля, в чем одном многие могли прочесть вразумление, а другие – упрек в том, что они на Моисеевом седалище сели и, по-видимому, блюдут о священных законах народа Божия и заветах Израиля, на самом же деле преследуют свои гнусные цели и жестокие замыслы, направленные к укреплению их шатавшегося положения, тщетно охраняемого после того, как ветхозаветное становилось тенью будущего, представители которого так просты, как голуби чистые, а вместе с тем и мудры, как змии, хотя и не своею личною мудростью. «Заметь любомудрие мужа (говорит святой Иоанн Златоуст): будучи исполнен дерзновения, он не произносит ничего оскорбительного, но говорит почтительно: князи людстии и старцы Израилевы».

128

Апостол Петр изъясняет постановку неопределенного вопроса председателя, давая ему именно то направление, которое и должно было бы сделать председателю, если бы он не коварствовал. Но вместе с постановкой вопроса, Апостол дивно вплетает в него и ответ, а именно о том, что в исцелении немощного человека явлено дело благодеяния, а судят не за благодеяния, а за злодеяния. Следовательно, великие судьи народные и старейшие представители его по меньшей мере напрасно побеспокоились и еще менее основательно привлекли в суд невинных благодетелей. Вместе с сим Апостол ясно указывает на непререкаемость чуда, говоря, что человек тот был немощен и исцелен ими. По слову святого Иоанна Златоуста, Апостол между прочим сказанным как бы так говорил им: «за это, конечно, надлежало бы увенчать нас и провозгласить благодетелями, а между тем нас судят за благодеяние человеку немощному, небогатому, несильному и неславному». «Зачем Апостолы приведены были в судилище? Затем, что они сделали такое благодеяние, которого никто из смертных не в силах сделать» (говорит Ф. Яковлев в своем сочинении «Апостол», Москва, 1849 г., стр.97). «Зрелище это было знаменательное в высшей степени. С одной стороны, видим ряд знаменитостей Иудейских, со всем строгим приличием занимающих свои места. Лица их поникнуты; руки приложены к персям; поднимающиеся по временам глаза как бы ищут неба. Но в то же время в этих глазах, иногда сверкающих, проглядывает душа, изнуренная насилием страстей или пылающая огнем самомнения, гордости и ожесточения. Одежда их живописно драпируется многочисленными складками, у которых полы длиннее обыкновенного... У Апостолов же одежда простая и бедная, телодвижения не изысканные, не приметно в них ни угрюмой важности, ни поддельной благовидности. Но увидишь тут нечто такое, чему и тени не сыщешь в их противниках, увидишь их душу высокую, чистую, не возмущенную никакими мирскими чувствами и пожеланиями, всю вылитую в их спокойном и светлом лице. В лице Апостолов увидишь лицо Ангельское, как видели потом в лице Стефана те же Иудеи» (Деян.6:15).

129

Исповедание Иисуса Христа Апостолом Петром, как той силы, которою они совершили чудо, и ясно, и полно, и дерзновенно, ибо он присовокупляет, что это Тот Самый Иисус Назорей, Которого вы, Евреи, распяли и Которого воскресил Бог, причем внушает знать это всем бывшим здесь и всему народу Еврейскому, чтобы ни в ком не было недоразумения, как по делу сему, так и вообще всего, что касается Иисуса. Христа, а вместе и самих Апостолов, как исполнителей дела Христова. Словами: «во имя Иисуса Христа Назорея», по изъяснению блаженного Феофилакта, Апостол сказал как бы так: «не подумайте, что мы скрываем отечество Его; нет, мы и отечество объявляем; этого мало: мы и страдания Его исповедуем и воскресение проповедуем, Его же вы распяли. Произнес и такое слово, которое способно было устрашить Иудеев; потому что, как ты думаешь, какой удар наносится им этими словами?» Выражение: «им поставлен он (хромой) пред вами здрав», показывает, что исцеленный находился здесь же. Судьи, может быть, готовы были совершить над Апостолами всякое насилие, но живой свидетель Христовой силы, явленной через них, невольно удерживал их, и они все более и более цепенели. Апостолы же становились все дерзновеннее. И слово обличения лилось неудержимым потоком, вводящим в жизнь вечную и спасение в Царстве Сына Божия.

130

Приведенное Апостолом сравнение Иисуса Христа с камнем, который отвержен строителями и потом сделался главным в строении том, находится в псалме 117-ом. Оно было прилагаемо Самим Иисусом Христом к Себе (Мф.21:42), хотя по первоначальному отношению приложимо было и к составителю псалма. Может быть, здесь исполнилось обетование Христово воспомянуть Апостолам через Духа Святого все, что Он говорил им (Ин.14:26). И сам по себе мог запомнить это прекрасное сравнение Иисуса Христа с камнем, прежде отстраненным, а потом занявшим самое главное место, соответственное положению Иисуса Христа в Церкви, как главы ее. Во всяком случае, это уже было учительство тех, кои сами знали Писание так, что твердо помнили, сколько стихов в законе Моисеевом, сколько раз в каком отделении повторяется имя Иегова. Они были облеплены законом; у них были длинные и широкие филактерии, исписанные текстами из книг Исхода и Второзакония; и на руках у них были браслеты, с такими же текстами. И вдруг какой-то рыбарь поясняет им Писание и даже утверждает, что нет ни в ком ином спасения, кроме Того, Которого он сравнивает с камнем, отверженным устроителями судеб современной церкви и потому не понимающими, что других средств теперь к исцелению нет и быть не может. Таким образом в словах: «и нет ни в ком ином спасения» содержится как бы дальнейшее раскрытие и расширение мысли о том, что хромой сделался здрав силою Иисуса Христа, помимо Которого ни в ком не может быть ничего подобного. Еще большее раскрытие той же мысли представляет дальнейшее слово Апостола.

131

Учение о спасении всех только через Иисуса Христа Апостол высказывает Евреям, как предостережение о том, что если они не уверуют в Иисуса Христа, то и не спасутся, причем он высказывает это учение не как сухую доктрину, а как живое слово родным людям, в число коих он включает и себя, говоря, что так как другого имени нет во всем мире, которое бы могло дать полное спасение, то и надлежит нам воспользоваться данным нам именем Иисуса Христа, не помышляя тщетно о других, как не существующих и не могущих существовать. Только через Иисуса Христа подается избавление от греха, проклятия и смерти, и даруется спасение, – говорили многие Апостолы в многоразличных выражениях (1Тим.2:5–6); (Деян.10:43). Но Апостол Петр выразил мысль о единстве спасения только через Иисуса Христа с такою силою и краткостью, что его слово всегда будет классическим. «Сколько успокоения представляют нашему сердцу слова первоверховного Апостола о силе имени Иисуса Назорея. Какое благо нам, что при этом неудержимо мятущемся потоке времени есть у нас одна незыблемая скала, на которой мы можем стоять незыблемо, сладчайший Иисус, о имени Которого подобает спастись нам. Пусть изменяется и преходит мудрость мира сего; глаголы Его – глаголы живота вечного (Ин.6:68.) Пусть люди и любят, и ненавидят нас; мы всегда пребудем и покойны душой, и сильны, и блаженны, если пребудем верны благодати Божией. Наконец наступит время, когда последний враг будет для нас обезоружен и низложен Им же, Спасителем нашим. И веруяй в Он имать живот вечный» см. «Христианское Чтение» 1858г., ч. 2, стр. 400).

132

Дерзновенная и глубоко содержательная речь Апостола Петра, видимо, поразила слушателей, которые удивлялись Апостолам, видя их вообще простоту и некнижность. Многие стали интересоваться ими, лично расспрашивать о них. И вот, узнали, что они были с Иисусом Христом, когда Его судили, тем более что Петр был некогда во дворе архиерейском с одним из учеников, которым был известен архиерею (Ин.18:15). Может быть кто-либо вспомнил и робость, и боязливость Петра в то время, особенно при сравнении его теперешней смелости, сделавшей его из обвиняемого обвинителем всего состава синедриона. Простота и народность видны были в Апостолах в одежде их и общем состоянии, а некнижность в говоре, различном у Галилеян от образованных Иерусалимлян, старавшихся говорить витиевато, по-книжнически.

Все это в совокупности своей повергало судей в недоумение: что делать с подсудимыми, в которых не было никакой вины, и которые так смело держали себя и так убедительно и сильно исповедывали Христа? По бывшему примеру – распять бы невинных?! Но теперь никто не был к сему подготовлен. Даже, напротив, народ, видимо, был на стороне Апостолов, что особенно ясно доказали 5000 обратившихся накануне ко Христу.

133

Присутствие в синедрионе исцеленного было, вероятно, по распоряжению властей, которые надеялись как-либо заставить и его отречься от Христа, как они пытались сделать это со слепорожденным (Ин.9). Но исцеленный все держался неотлучно около Апостолов. И это делало судей безгласными. И вот они нашли возможным сделать одно – на время удалить Апостолов из зала заседаний синедриона, чтобы подумать и рассудить, что делать дальше? Синедрион (собрание для совета) был высшим народным церковно-политическим судилищем у Евреев того времени. Хотя о божественности учреждения его ничего неизвестно, ибо справедливее полагать, что он учреждался под влиянием Греческого строя, вводившегося повсюду после Александра Македонского, однако сила и власть синедриона была очень велика. А потому неудивительно, что Апостолы послушно как пришли на суд синедриона, так беспрекословно и исполнили его распоряжение об оставлении синедриона. (Обстоятельное сообщение о синедрионе можно прочесть в сочинении Ф.Арфаксадова, изданном в Казани в 1908 году, при журнале «Православный Собеседник»).

134

Рассуждение членов синедриона очень откровенное: они признают чудо лишь по необходимости, потому что знают, что в Иерусалиме все его признают, как явное, но им не хочется выразить свое сознание, так как, признавая чудо, нужно воздать должное и той силе, которою оно совершено, т. е. признать Мессиею Иисуса, Которого они между тем приговорили к смерти: «мы закон имамы, и по закону нашему должен (Он) есть умрети, яко Себе Сына Божия сотвори» (Ин.19:7). Сознаться во лжи своего приговора – это было бы наилучшим исходом, но гордость и ожесточение не позволяли им сделать это. И вот, они вопрошали друг друга: «что нам делать с этими людьми?». Прежде они спрашивали (по воскрешении Иисусом Христом Лазаря): «что нам делать» с Иисусом? И Каиафа решил, что лучше погубить одного, нежели погибнуть всем (Ин.11:50). Теперь, очевидно, не виделось такой опасности, как тогда. Некоторые толковники более спокойное отношение к Апостолам, нежели к Иисусу Христу, объясняют и тем, что теперь в синедрионе более господствовали саддукеи, так что фарисеев как бы и не заметно, между тем фарисеи и были особенно ярыми противниками Иисуса Христа, Которому тогда и подобало пострадать, чтобы войти в славу Свою. Апостолам же предстояли еще великие труды благовестия, а потому Божественный Промысл охранял их, и как он заграждал уста львов, при виде беззащитного Даниила, так делал сдержанными целое сонмище судей пред одинокою двоицею скромных Апостолов, говоривших лишь о том, что бесконечно превыше тех суетных мелочей жизни, которыми наполнялось время и интересы самолюбцев и плотоугодников, саддукеев, из которых многие говорили: «да ямы и пием, утре бо умрем» (1Кор.15:32); срвн. (Лк.12:19).

135

Решение синедриона было самое пустое и безосновательное. Решено было запретить Апостолам разглашать о чуде, чтобы через это противодействовать его влиянию на умы и сердца обращавшихся ко Христу. Но какой смысл имеет запрещение говорить двум о том, о чем известно всем живущим в Иерусалиме? Правда, запрещение касалось указания имени Того, силою Которого Апостолы совершили чудо. Но и это было всем ясно и открыто возвещено в слух многих тысяч народа. Молчание не могло бы уменьшить общего говора. Запрет и угроза могли бы некоторых побудить говорить о сем тише, в уши. Но время такого говорения уже прошло. Настало время проповеди вслух множества, с кровли. А потому и угроза не могла теперь иметь силу.

«Какое безумие!» – восклицает по поводу сего святой Иоанн Златоуст: «зная, что Христос воскрес и имея в этом доказательство Его Божества, они надеялись своими кознями утаить славу Того, Кто не удержан был смертью. Что сравнится с этим безумием? И не удивляйся, что они опять замышляют дело несбыточное. Таково уже свойство злобы: она ни на что не смотрит, но везде бывает в замешательстве». Блаженный Феофилакт задает, между прочим, такой вопрос: «почему не приводят (Апостолов) к Пилату, но судят их сами (священники)? Потому, что стыдились и краснели за прежнее и опасались, чтобы Апостолы не обвинили их».

136

Ответ Апостолов на определение синедриона – сколько твердый, столько же и разумный, свидетельствующий об их всецелой преданности Богу, а вместе и делу благовестия о Христе. Сделавшись нравственными судьями членов синедриона, Апостолы теперь обращаются к их уму и предлагают им рассудить за Апостолов: кого они больше должны слушать – их или Бога, о действии именем Которого они сказали со всею ясностью? Но члены синедриона не могли уже рассуждать и тем более высказывать откровенно свои суждения. Поэтому Апостолы говорят, что они не могут не говорить о том, чему были очевидцами. «Опытное убеждение людей, непорочных в сердце, просвещенных в вере, всегда поступает решительно; истина становится для них святыней, от которой отказаться не принудят их никакие силы. Так и Апостолы не подались от угроз ни на шаг и с решительною твердостью отвечали, что они не могут не говорить того, что видели и слышали, и что они действуют по повелению Божию, и потому их повеление ничего не значит в сравнении с Божьим» (см. у Ф.Яковлева, стр. 97). «Очевидцы, по началам человеческого познания, суть первые надежные свидетели истины. В этом отношении ни одна область человеческих знаний не имеет подобных свидетелей. От того, что с того времени прошло около 19-ти веков, сила свидетельства их не умалилась нисколько, а следовательно не умалилась и очевидность истины, ими свидетельствуемой. Если отпадают в неверие, – а ныне отпадающих очень много, – то отпадают ни по чему другому, как по недостатку здравомыслия. Не хотят обсудить и увлекаются призраками, которым лесть сердца порочного охотно придает некоторую вероятность. Бедные души! Гибнут, воображая, что попали наконец на давний след и радуются тому особенно, что первые вступили в ту колею и стали для других передовыми вожаками. Но невелика радость сидеть на седалище губителей» (преосвящ. Феофан, в «Домашней Беседе», 1871 г., стр. 469).

137

Отпущены были Апостолы потому, что не были обвинены; но сему немало содействовало и то, что народ видел в чуде явную Божию силу, за что и прославлял Бога. Задерживать чудотворцев, а тем более осуждать их, при таких обстоятельствах, было небезопасно. Наконец и сам исцеленный имел достаточный возраст, чтобы выступить на защиту своих благодетелей. Это был теперь уже не немощной хромец, но человек во цвете лет и полноте сил. Если бы оказалось необходимым, то он, вероятно, мог бы не менее сильно говорить, нежели как говорил пред подобным сонмищем слепорожденный. А тогда неблагоприятная судьям молва усилилась бы еще более. Посему лучшее, что могли сделать судьи, это именно скорее отпустить мнимо-подсудимых, что они и сделали.

«Сознание членами синедриона этой победы над ними людей некнижных и неученых, без сомнения, могло раздражить их, и они не могли простить Апостолам этой победы. Теперь они боялись парода, но хитрость и лукавство их, как в последние дни жизни Христовой, могли поворотить мнение народа в противоположную сторону, хотя бы мало-помалу, и тогда страшного гонения на проповедников и исповедников нового учения следовало ожидать, причем должна была миновать и нерешительность синедриона, что и исполнилось» (см. у преосвящ. Михаила, стр. 129).

138

Возвращение Апостолов в общество христиан было, конечно, для всех радостно. Узники поведали, что с ними было. И вот, все единодушно прославили Бога, сначала как Творца неба, земли и моря, а потом и как Спасителя, показавшего пример страдальчества за общее спасение. К прославлению далее присоединены были и прошения об избавлении от грядущих опасностей. Вероятно, Апостолы пришли в тот дом, где христиане особенно часто собирались на молитву, которую, быть может, творили и тогда, прося Господа об освобождении взятых, ср. (Деян.12:5). Молитву прославления за освобождение Апостолов сначала сказал один из Апостолов, а за ним повторяли ее и другие. Замечательное начало молитвы – подобно некоторым другим ветхозаветным молитвам, например: (Ис.77:16); (2Паралип. после 36 гл.). Это была «молитва, невольно вылившаяся (импровизация) из возбужденного духа верующих, о чем свидетельствует весь состав речи. Повествование об угрожающих опасностях обществу и делу Христову подвигло все общество к единодушной молитве всемогущему и всеправедному Богу об отвращении грозящей опасности. Так в молитве они искали первого утешения и одобрения, предавая все дело в руки Божии и испрашивая лишь дерзновения в проповедании истины» (см. у преосвящ. Михаила, стр.130). «Смотри (говорит блаженный Феофилакт), как целесообразны молитвы их. Когда они просили указать им мужа, способного к Апостольскому служению, то молились так: «Ты, Господи, Сердцеведче всех» (Деян.1:24), потому что тогда была нужда в предведении. А теперь, когда нужно было заградить уста противникам, взывают: «Владыко, Ты, Боже, сотворивый небо и землю»...

139

В основу молитвы положено псаломское изречение Давида о восстании царей и князей на Господа и на Христа, в приложении к тому восстанию, которое совершилось на Иисусе Христе и в настоящее время на Его Апостолах. Таким образом, Апостолы проповедывали об исполнении на Христе самых общеизвестных пророчественно-мессианских псалмов, каким был второй псалом, который некогда составлял нечто единое с первым псалмом. Кроме общего соответствия положения помазанника Давида с более высшим Помазанником, Иисусом Христом, Спасителем нашим, имевшим всю полноту даров Мессии (Помазанника), здесь толковниками указываются и частные соотношения. Под мятущимися язычниками разумеются Римляне; под народами замышляющими тщетное – 12 колен Израиля; под царями и князьями – Ирод Антипа и Пилат, которые совокупно восстали против Господа и Помазанника Его, Иисуса Христа, и по-видимому, даже достигли цели своей – убили Мессию, как человека, но Он восстал, и все дело их ниспроверглось. Так молят Апостолы разорить советы и нового сборища врагов Христовых. По изъяснению блаженного Феофилакта, «Апостолы, выставляя на вид пророчество это, просят Бога как бы об исполнении договора и вместе утешают себя тем, что напрасно злоумышляют враги. Замечательны и другие слова сего псалма, как например: Живый на небесех посмеется им и Господь поругается им. Примите наказание, да не когда прогневается Господь и погибнете от пути праведного, егда возгорится вскоре ярость Его (ст. 4:12)». (Более обстоятельное изъяснение отношения сего псалма к Иисусу Христу можно прочесть в моем исследовании «Изображение Мессии в Псалтири», стр.43–63).

140

Разъясняя отношение псалма к восставшим на Иисуса Христа Ироду и Пилату с язычниками и Евреями, Апостолы показывают тщетность усилий восставших, ибо, совершая злое, они делали то добро, которое предопределил Бог совершить в Своем предвечном Совете о спасении людей.

Об этом предопределении или совете воли Божией говорится и в других местах этой книги (Деян.7:50; 13:36) и у других Апостолов (Евр.6:17). То же должно сказать и об устрояющей все могущественной руке Божией (Деян.4:30); (1Петр.5:6). Враги, восставшие на Иисуса Христа, достигли своих злых целей – торжествовали, а Господь достигал через них Своих целей устроения спасения через послание Сына Своего на искупительные страдания за людей. Блаженный Феофилакт в изъяснение сего говорит: «не они имели в себе такую силу, но Ты (Господи), Который на все даруешь соизволение и приводишь все к концу. Ты – благий и мудрый Художник, Который дело врагов обращает в исполнение воли Твоей, потому что они (священники и прочие Иудеи) сошлись, как враги, а делали то, что Тебе было угодно».

141

Просят Апостолы Господа сохранить их от исполнения угроз вражиих и как бы благословить их на проповедь о Христе, вопреки запрету властей, причем указывая на чудеса, совершаемые Богом через них над другими, просят не лишить их той дивной Своей помощи, о Которой Он обетовал им (Мф.10:18–19). Что касается до врагов, то Апостолы поручают их водительству или вразумлению Самого Бога, говоря: «воззри»... «Замечай (говорит блаженный Феофилакт), не сказали: порази их и низрини, но что же сказали? Призри на прещения их». А святой Иоанн Златоуст говорит: «смотри, не сказали они: сокруши их, низложи их, но что? И даждь рабом Твоим со всяким дерзновением глаголати слово Твое. Так да научимся молиться и мы. Такие именно молитвы и бывают успешны, молитвы, исполненные любомудрия, творимые о таких (предметах) и в таких обстоятельствах. Говорили же они так не потому, чтобы сами опасались претерпеть что-нибудь тяжкое, но (заботясь) о проповеди. Молятся также и о знамениях. И хорошо: потому что без этого, сколь бы великую они ни оказали ревность, все было бы напрасно. Если именем Его будут совершаться чудеса, то велико будет (наше) дерзновение, говорят они» (см. Беседа на книгу Деяний, изд. 1856г., ч.1, стр.200–205). «Не иным чем, как знамениями, они могли доказать, что (Христос) воскрес. И не безопасности своей просили они, но и того, чтобы им не постыдиться, а говорить с дерзновением» (стр. 206).

142

Ответом Божиим на воодушевленную молитву Апостолов было колебание места того и особое исполнение их присутствием Святого Духа, сказавшемся в том, что все восчувствовали необычайную бодрость духа и взаимно подкрепляли друг друга словами Божественного Писания, говорящими о помощи верным Богу и надеющимся на Него. В ознаменование услышания молитвы Иисуса Христа был голос Божий, показавшийся некоторым – громом. А здесь для того же поколеблена была земля, как она колебалась, когда глаголал Бог при Синае (Евр.12:26–27). В день Пятидесятницы, после необычайного шума, сошел на верующих Дух Святой, то же было и здесь. Исполнение Апостолов Духом Святым сказалось именно в дерзновении, о котором они и просили. Таким образом, удостоверение в услышании их молитвы дано было возможно полное, как внешнее, так и внутреннее. Было здесь и чудесное знамение, которое могло вполне укрепить их против угроз. Если Бог поколебал для них землю, то не сокрушит ли Он врагов Своих веропроповедников, когда это будет необходимо? «Для чего Бог потряс дом?» вопрошает блаженный Феофилакт. «Чтобы и на угрожавших навести страх, Апостолам же придать бодрости; так как было еще начало проповеди, то необходимо было чувственное знамение. И так поколебалось место и еще более утвердило Апостолов». «Тогда было начало проповеди (говорит святой Иоанн Златоуст), и потому они имели нужду к видимом знамении для того, чтобы быть более уверенными, а после никогда этого не было. И смотри, как Апостолы после молитвы исполняются Духа! Что значит: исполнишася? То есть воспламенились Духом, и возгорелся в них этот дар».

143

Общее состояние верующих изображается здесь снова (Деян.2:44), вероятно, для того, чтобы показать, какое действие произвело на верующих исцеление хромого и восстание властей, а вместе, чтобы показать, как новообращенные были приняты в Церкви и как они относились к другим. Все существенное, чем отмечалось прежде внутреннее состояние Церкви, выражается и здесь, но несколько ярче и определительнее, например, единодушие изображается тем, что у верующих представляется как бы одна душа и одно сердце: так они были согласны в мыслях, чувствах, стремлениях, в вере, надежде и любви. И о христианском общении в имущественном отношении как будто говорится расширеннее, ибо но только никто не называл ничего своим, но все было общее. Право собственности, конечно, оставалось в полной силе, но собственники не обращали на то внимания, будучи в величайшем и полнейшем единодушии с неимущими, которые тоже не придавали сему особливого значения, сосредоточиваясь на высших предметах жизни. И вот, в дивной гармонии душ и сердец было дивное нравственное общение и в имуществе, никем по присваивавшемся исключительно, даже собственниками его, а тем более скромными бедняками. Все братски предлагалось для пользования нуждающимися, и всем необходимым братия пользовалась, благодаря Бога и любя братски жертвующих о Господе на пользу общую. «Общение имуществ, введенное в Церкви Апостольской, было продолжением общения, бывшего при земной жизни Спасителя. Разность состояла в том, что переменившиеся обстоятельства и новые потребности дали ему новый вид. Прежде для содержания малого общества достаточно было и того, чтобы дома благочестивых Израильтян были открыты для принятия их. Теперь же общество умножилось до нескольких тысяч. О пропитании трудами рук своих Апостолы теперь не могли и думать, ибо они должны были все свое время посвящать проповеди. Бедные новые сочлены тоже подвергались опасности остаться без пропитания. Эго не могло укрыться от взора прочих братий, которые и решились делить с ними все беды и скорби, радости и блага. Верующие предвидели еще, что предстоят скоро горестные перемены и в государстве (Мф.24). При таком ожидании они не могли и дорожить своими стяжаниями. Если не нам, то детям нашим должно лишиться их. Не лучше ли употребить их во славу Мессии, на вспоможение Его исповедникам! Судьбы Промысла неизменны (Лк.19:43–44)! Эта мысль делала их равнодушными ко всем временным, ненадежным благам. Посему, имевшие дом пли поместье, без сожаления, продавали все и вырученные деньги отдавали Апостолам на нужды верующих» (см. Христианское Чтение 1832г., ч. XLVII, стр.394).

144

Другими отличительными чертами внутреннего состояния первенствующей Церкви были: усиленная проповедь о воскресении Иисуса Христа, как средоточном предмете веры, потому что с утверждением веры в воскресение Христово утверждалось в христианстве и все прочее, как в учении, так и в жизни, а также очевидное присутствие великих даров благодати (1Кор.15:10). Дары милостыни – тоже были выражением духа благодати в сердцах щедродателей. Ими скреплялось общение всех и единение церковное, а также и миролюбие с оставшимися неверными, с которыми христиане не входили в имущественные тяжбы и вообще старались иметь у них о себе доброе мнение, как об учениках Иисуса (Ин.13:35). И любовь отличала резко христиан от других людей, а еще более дух священного помазания – благодатного, сказывавшийся в радости о Господе и мире со всеми внешними. Словом, это было празднственное настроение всех и каждого при своем личном благодатствовании и лицезрении того же во всех других. Нечто подобное бывает и ныне у христиан, сподобляющихся с чистою совестью воспринимать дары благодати в покаянии и причащении. Они были как родные, и величали одних наименованием «отцов», других «братьями». Безродный здесь обретал родных, бездетный – детей, лишившиеся родителей – отцов. Сколько было придумано и ныне изобретается способов к устроению взаимного общения людей в духе мира и любви. И все тщетно. Благодать же о Христе Иисусе, претворяя сердца, в короткое время исполнила то, что не сделано в века и тысячелетия. Каждый, кто только мог, считал знаком благодати и милости Божией, если только он мог призреть и успокоить вдовиц, сирот и прочих бедняков. Вообще, это было время светлой христианской любви и всех даров благодати, коими созидалась, укреплялась и возрастала первенствующая христианская Церковь Иерусалимская, во многом бывшая примерною для Церквей других городов и областей.

145

Бедных не было тогда в Иерусалимской Церкви, во-первых, потому, что для удовлетворения всех насущных нужд было общее достояние. из которого бывшие прежде бедняками могли пользоваться так же и столько же, сколько и те, кои прежде были богаты, а теперь это богатство вложили в общее церковное достояние, с тем, чтобы им ничем не отличаться от бедняков. Можно было бы сказать и то, что теперь были все бедны, потому что никто ничего не считал своим. Но так как все было общее, а оного было немало, то можно сказать, что все были и богаты или, по крайней мере, не бедны. Бедность бывает сравнительная, так что, например, имеющий фунт серебра – бедняк сравнительно с тем, кто имеет его тысячи пудов. Но имеющий фунт серебра – богат сравнительно с тем, кто имеет оного только золотник. А тогда в общем достоянии было у всех по стольку, сколько кому было необходимо нужно. Следовательно, у всех равномерно по потребностям. Отсутствие же бедных было тогда чувствуемо не столько внешнее, сколько внутреннее, ибо богатые уже не считали себя такими, и бедные не чувствовали своей бедности, что и есть самое дорогое. По изъяснению блаженного Феофилакта, «благодать велия была именно в том, что не было ни одного нуждающегося, вследствие особенной щедрости отдававших свое имущество, чтобы издерживаться как бы не из своего, а как бы из общего. А это и дававших избавляло от тщеславия, и получавшим предоставляло двоякую радость – облегчение бедности и освобождение от стыда».

146

Положение цены проданного к ногам Апостолов означало, что все это отдавалось в полное их распоряжение. Приносили только те, кои продавали, и таких было много, но не все, кто владел имением или домом, непременно продавали его. Некоторые же не продавали своих имений, а приносили, что хотели, ибо это дело было вполне добровольное, срвн. (Деян.5:4), а иные продавали только часть имения. Но, кажется, по духу общему, цену проданного приносили всю, срвн. (Деян.5:2). По изъяснению блаженного Феофилакта, «приношение цены проданного к ногам Апостолов свидетельствует о великом благочестии приносивших; потому что они даже не дерзали отдавать в руки, но полагали при ногах и (тем) делали их господами – распорядителями (над приносимым)». «Апостолы, как учители, представляются сидящими – ср. (Лк.2:46); (Мф.3:1), и у ног их полагаются пожертвования. Можно предполагать, что это происходило в торжественных, может быть, богослужебных собраниях общества, когда Апостолы поучали верующих» (см. у преосвящ. Михаила, стр. 136). «Церковь принимала подаяние, считая его, по усердию и намерению приносящего, залогом благочестия. Любовь приносила сии жертвы, любовь и раздавала. Пастыри в каждой церкви были главными распорядителями сих приношений. Дух деятельной любви в общении имений от Церкви Апостольской излился и во весь мир христианский» (см. Воскресное Чтение, ч.V, стр.416).

С опровержениями разных неправильных взглядов на общение имуществ в первенствующей церкви можно познакомиться в сочинении Ив. Николина, изд. в 1995 г. под заглавием «Деяния Святых Апостолов. Опыт историко-критического введения», особенно на стр. 3, 5, 8–9. Здесь говорится: «общение имений тогда не было безусловным. Уравнение же состояло в пропорциональном отношении не к внесенному, а к потребностям каждого» (стр. 10). «Общение веры и любви (Филим.1:6); (2Кор.9:13); (1Ин.1:37) – вот основа общения имущественного».

147

Из множества щедродателей писатель называет по имени одного только Иосию, с означением другого его названия, а также его рода и занятия, ибо сей Иосия, или Варнава, был в числе 70-ти Апостолов и принимал многоразличное участие в судьбах первенствующей Церкви. Он отличался многими чрезвычайными дарами, например, даром одушевленной и даже пророческой речи (Деян.13:1). О нем говорится далее очень много, как о спутнике святого Апостола Павла. От него осталось писание, которое почиталось так, что сохранялось наряду с каноническими писаниями Апостольскими. Пример такого великого и славного мужа, конечно, имел подражателей, а он был вполне достоин того, чтобы о таком его подвиге навеки занесено было свидетельство ему близкого по Апостольским путешествиям лица, так как и писатель книги Деяний святой Апостол Лука тоже был в числе спутников святого Апостола Павла. По достоинству имя Варнавы является в книге Деяний Святых Апостолов после одиннадцати, Матфия и Иуста, так как из более ранних деятелей трудно указать ему равного. Есть свидетельство, что Варнава рано оставил остров Кипр в обучался у Гамалиила, вместе с юношей Савлом. Он был племянником Марии, матери Иоанна Марка (Деян.12:12), в доме которой он нередко видел Иисуса Христа, а еще чаще в Иерусалимском храме. По отшествии Иисуса Христа в Галилею, и он последовал за Ним и был в числе 70-ти Его учеников. Вероятно, за свой великий дар Церкви и назвали его Варнавою, т. е. сыном утешения, а может и по особливому его дару утешать страждущих и обремененных всякого рода нуждами, особенно же духовными. После многих Апостольских трудов в разных странах (Антиохие, в Милане), он мученически скончался в Саламине, будучи побит камнями. Это было после разрушения Иерусалима. Его похоронил Иоанн Марк и во гроб его положил Евангелие Матфея, переписанное рукою самого Варнавы, которое найдено было вместе с мощами невредимым в 488 году, при императоре Зеноне.

Примечание. Некоторые западные ученые в повторении рассказа о внутреннем состоянии первенствующей Церкви видят пользование Дееписателем из иного источника, нежели каким он пользовался при написании 2-й главы. В опровержение этого несправедливого мнения вот что говорит специальный исследователь о книге Деяний: «как искусный писатель, святой Лука этим замечанием (повторением) хочет указать скрытое основание побеждающей силы, живущей в перво-христианской общине. Эта сила коренится в том духе, который проникает и одушевляет христиан. С обнаружением враждебного отношения к христианам внешняя безопасность для христианской общины уничтожилась. Если бы теперь «общение имений» было следствием счастливого положения общества, а не коренилось в незыблемых основаниях духа, то оно через новый оборот дела должно было получить сильный удар. То обстоятельство, что факт общения имуществ снова подтверждается Дееписателем, должен быть для нас новым доказательством того, что основания его нужно искать во внутреннем складе общины. А если так, то священному писателю не нужно было искать ничего лучшего для засвидетельствования внутренней жизненной энергии общества, его несокрушимости пред начинающимися гонениями, а просто ограничиться новым указанием на общение имуществ, как на самое характерное проявление духовной силы, живущей в первообщине. Он так и сделал. Таким образом, нет никакой неестественности в повторении святым Лукою одного и того же описания состояния первенствующей Церкви, и это нисколько не говорит против единства писателя всего произведения. Напрасно видят противоречие между этим изображением состояния первенствующей общины и раздором между Еврео-христианами и Еллинистами, по вопросу о вспоможении вдовам (Деян.6:1 и далее). По первохристианскому словоупотреблению, «общение» (κοινωνία) значит общение веры и любви (Филим.1:6); (2Кор.13:13); (1Ин.1:7). Оно имеет значение тесного общения личностей (Гал.2:9). Выражается оно в подаянии бедным (Рим.15:26), в благотворении им (Евр.13:16), но нигде не переходит в активное собственно подаяние и в активное поданного. Девизом его было: «не каждому свое, а каждому мое» (см. Деяния святых Апостолов. Опыт историко-критического введения, И.Николина, стр.2–5). Святой Апостол Варнава, сам отдавший свое имение, в своем послании говорит: «во всем делись с ближним своим и не называй это своею собственностью» (19:8; срвн.Учение двенадцати Апостолов, 4:8).

148

Наказание Анании и Сапфиры за попытку их обмануть Апостолов в цене проданного ими имения сколько поучительно, столько же и печально, как свидетельствующее, что и в первенствующей Церкви, столь высокой и чистой в большинстве своих членов, находились лица своекорыстные и лицемерные, готовые даже на обман лиц, облеченных благодатными от Святого Духа дарами, потребными к управлению Церковью. Вместе с Апостолами они обманывали и всю Церковь, которая между тем «есть столп и утверждение истины» (1Тим.3:15). Блаженный Феофилакт говорит: «удивительно то, что прегрешение было по соглашению (с женою), и никто другой не был очевидцем продажи. Вот откуда у этого несчастного возникла мысль поступить так, как он поступил». «Анания, еще не возвысившийся до сознания того, что общение имуществ условливается нравственным единением и любовью друг ко другу первых христиан, увлекся этим неизвестным древнему миру духом вспомоществования. Ему хотелось принять участие в общении имуществ, но в то же время и жаль расстаться со своим собственным имуществом. И вот, он вручает вырученные за продажу деньги представителям первых христиан, только удерживая у себя часть денег. Анания своекорыстен, но старается прикрыть это маской лицемерия, выдавая себя готовым жертвовать собою для блага общества».

149

Апостол Петр, прозревая обман Анании, по духу благодати бывшей в нем, и обличая его, отнесся к Анании вопросительно, как бы ища в нем оправдания проступка или раскаяния в согрешении, причем сам же и указывает главного виновника этой гнусной попытки ниспровергнуть чистоту самоотвержения первенствующих христиан. Также действием сатаны объясняется и предательство Иуды (Ин.13:27). Духом Святым было открыто Петру преступление Анании. Пред Ним он и считает прежде всего и более всего виновным Ананию, что и разъясняется ему, как недостаточно постигшему Святого Духа, Которым живет вся Церковь вообще и в особенности ее сугубо облагодатствованные руководители.

«Некоторые говорят, что если сатана исполнил Ананию, то за что же он понес наказание? За то, что он сам был виновником того, что сатана исполнил его сердце, так как он сам подготовил себя к принятию действия сатаны и к исполнению себя его силою» (Феофилакт). «Нет ничего невероятного в том, что своекорыстие, ложь и лицемерие проявлялись в Анании и Сапфире в такой степени не без предварительного тайного развития их, как и в Иуде, что жизнь их внутренняя не отличалась особенной чистотой и прежде, что семя зла еще ранее пустило в них свои корни, теперь же принесло свои гибельные плоды» (см. у преосвящ. Михаила, стр.139).

150

После предварения о нечестивости поступка, Апостол теперь разъясняет Анании, что он свободно мог поступить иначе. И значит, если он поступил так, а не иначе, то по влечению и своего сердца, а вместе и по кажущемуся затмению ума, ибо он не мог не знать, что все это общение имуществ, как и многое прочее, совершается в Церкви Божией во имя Господне, для славы Христа Спасителя, по содействию Божию. Все это говорилось, отчасти с повторением, чтобы вразумить Ананию и возбудить его к покаянию. Но он воспринимал все это как нестерпимые обличения и страшные невыносимые укоризны, и уколы его самолюбию и мнимой чести. А потому не печаль по Бозе, ведущая ко спасению, наполняла его, но сокрушительный страх и ужас, поразительно развивавшийся и действовавший соответственно величайшей тайне, с которою совершался обман и полнейшей неожиданности его раскрытия, а вместе с тем и выяснение всей его личной противоположности тому настроению общему, к которому он старался так тщательно и даже довольно самоотверженно подделываться. По изъяснению блаженного Феофилакта, здесь «три чуда в одном и том же случае: одно состояло в том, что он (Петр) узнал то, что совершено было тайно, другое – в том, что он определил мысленное настроение (Анании), и третье – в том, что Анания лишился жизни по одному лишь повелению».

151

Смерть Анании была очевидным наказанием за великую вину его обмана и лжи пред Святым Духом, явно пред очами его действовавшим в первенствующей Церкви, что между тем он презрел с лукавством. Он совершил нечто подобное хуле на Духа Святого, что не отпускается ни в сей, ни в будущей жизни. Тяжести вины соразмерно наказание, без которого грозила опасность всему обществу, ибо и «малая закваска квасит все тесто» (1Кор.5:6). Потому-то и отсечен был немедленно опасный член, в страх и поучение всем видевшим и слышавшим о сем доныне. По сообщению блаженного Феофилакта, «многие из нечестивых, выставляя на вид то, что случилось с Ананиею и Сапфирою, присуждают верховного из Апостолов к смерти. Но обвинение касается не Петра, а скорее Духа Святого, произнесшего на них справедливый приговор, потому что Петр только изобличил их во лжи, а жизни лишил их обоих, как одинаково согрешивших, имеющий власть над жизнью и смертью Дух Святой. Поэтому-то Петр, как знавший об этом и всегда вещавший Духом Святым, и изрек этот, принятый им от Того же Духа, глас». «Наказание согрешивших смертью было делом не жестокости премудрого Петра, но учения предведущего, наперед исцеляющего многие грехи людские. Ибо, начав тогда посеевать семена Евангелия и вскоре увидев возникшие плевелы, премудро исторгли их без замедления, чтобы, умножившись с пшеницею, не соблюлись будущему огню на сожжение» (говорит святой Исидор Пелусиот, ч.I, стр.118). «Сей пример (говорит преосвященный митрополит Филарет) показывает, что ложь пред именем Божиим, и пред лицом Божиим, ложь клятвопреступная, как бы в нетерпение приводит небесное правосудие, и привлекает грозные и внезапные удары судьбы» (том IV, стр.476).

152

Погребение Анании совершилось скоро, ибо так требовали обстоятельства, да и обычай знойного юга не препятствовал сему, тем более что погребение там совершалось несравненно проще, нежели у нас, ибо умершего только завертывали в пелены и относили в готовые углубления пещеры, куда был свободен и удобен доступ всем желавшим видеть умершего. Посему, если о смерти Анании не дали знать его жене, то она, узнавши о сем, во всякое время могла видеть умершего с большим (вероятно) удобством, нежели при Апостолах, которые, очевидно, были в это время в общем молитвенном собрании.

Что касается до исполнителей погребения, названных «юношами» (νεώτεροι), в противоположность старцам (пресвитерам), то очевидно, эти молодые люди обычно исполняли эту обязанность, требующую всякого рода сил, срвн.(1Петр.5:1–5); (1Тим.5:17).

Несчастная жена Анании, Сапфира, вскоре же потом пришла в церковное собрание. И вот, Апостол Петр спросил ее: за ту ли сумму продали вы землю, которую принес к нам Анания? И она солгала, сказавши: «да, за столько». И ей Апостол давал время и возможность покаяться, тем более что она и стояла близ него, так что ее исповедь могли не слышать другие и таким образом ей нечего было стыдиться посторонних. Но очевидно, что у них было твердое соглашение. И она сама по себе вполне соответствовала своему мужу, т. е. была столь же корыстна, лицемерна, лжива и так же маловерна и слепа в делах Божиих, творившихся в то время, для утверждения Христовой Церкви.

153

Разъясняя Сапфире вину их, Апостол говорит, что они искушают Духа Господня, т. е. испытывают Бога: знает ли Он все или не знает, так что Его можно и обмануть? Таким образом, главная причина или основа такого действия Анании и Сапфиры было забвение всеведения Божия и Его вездеприсутствия, что было и с согрешившими уже прародителями нашими (Быт.3:8). «Они забыли, что Бог видит их дела и помышления. Если бы они содержали в мысли, что Бог все видит и вне и внутрь, яснее, чем все люди, и даже они сами, не пришло бы им и в голову так покривить душою пред Апостолами. Очи Господни светлее солнца видят в сокровенных тайниках сердца: ни ночь, ни море, ни подземелье не укрывают от Него (говорит преосвященный Феофан). Помни это, а потому устрояй свое внутреннее и внешнее поведение. Если бы Всеведящий был чужд для нас, можно было бы еще равнодушно относиться к Его всеведению, а то Он же есть и Судия, и суд Свой, в силу всеведения, произносит нередко прежде, чем ожидаем». Сапфира упала мертвою у ног Апостола потому, что она стояла близко около него. Но, конечно, он не сделал с нею ничего. И грозное слово его было, быть может, только угрозою с его стороны, возбуждающей к покаянию. Но так как через него вещал Дух Господень, то слово его было как бы молниеносным, а вместе и пророчественным. Он предсказал возвращение юношей погребателей, а равно и то, что они погребут и ее. Хотя Дееписатель отчасти представляет дело и так, что когда Апостол говорил, то погребатели входили, но с другой стороны, не видно, чтобы они видели, как она упала, но войдя нашли ее уже мертвою. Впрочем, некоторые толковники полагают, что Петр, после смерти Анании, говоря с Сапфирою, мог уже быть уверенным, что и с нею будет то же, что с ее мужем, по одинаковости греха их, а потому мог произнести грозное: «и тебя вынесут» (см. у преосвящ. Михаила, стр.143). «Обратите внимание и на то (говорит блаженный Феофилакт), что среди своих Апостолы строги, а среди чужих удерживаются наказаний. Последнее нужно было для того, чтобы не подумали, что они действуют страхом; а первое, – чтобы не позволить обратившимся сделаться святотатцами, потому что это послужило бы к поношению их проповеди».

154

Первое и главное действие наказания Анании и Сапфиры был общий страх всех членов Церкви, сделавший их благоговейными и кроткими, в особенности перед Апостолами, что так было потребно для новоустрояющейся Церкви Божией здесь, в образ устроения ее и во всех концах вселенной, почему и называется христианское общество Церковью (ἐκκλησία). Благоговение пред Апостолами возрастало еще и потому, что они продолжали проявлять великую благодатную силу, творили чудеса и пребывали все в единодушной молитве и учении народа в обширном Соломоновом притворе при Иерусалимском храме. «Видишь ли, сколько зол производит страсть к деньгам (говорит святой Иоанн Златоуст). И бысть страх велик. Тот был наказан, а другие получили пользу. И так не без цели это устрояется. Прежде хотя были чудеса, однако же не было такого страха. И кто не ужаснулся бы? Кто не убоялся бы? Кто не удивился бы? Ибо Петр уже внушал страх, наказывая и обличая сокровенное в мыслях. Но к нему больше и прилеплялись, как по причине проповеди, так и по причине чуда, которое мне кажется сугубым: он обличил сокровенное в мыслях и повелением лишил жизни. При Христе этого не было, из чего можно видеть, что теперь исполнилось сказанное Им: «веруяй в Мя, дела, яже Аз творю, и той сотворит, и больша сих сотворит» (Ин.14:12)». «Окончив повествование о событиях внутренней жизни Церкви и имея в виду повествовать о новом гонении на нее, Дееписатель опять делает несколько общих замечаний о состоянии христианского общества. Черты этого состояния: во-первых, множество знамений и чудес (среди неверующих); во-вторых, единодушное пребывание в храме; в-третьих, то, что никто из посторонних не смел пристать к ним; в-четвертых, народ прославлял их; в-пятых, число верующих увеличивалось, и т. д. (см. у преосвящ. Михаила, стр.145–146).

155

Обособленность Церкви христианской выражалась и прежде, а именно в том, что христиане для совершения таинства Причащения собирались в особенной горнице и по домам. Теперь же понятия об их отдельности от Иудейской церкви были у всех Иерусалимлян настолько ясны, что они не соприкасались с ними, но в то же время не препятствовали им собираться в Соломоновом притворе Иерусалимского храма и вообще относились к христианам похвально, а иные даже и обращались вполне ко Христу. И таких было много, как из числа жен, так и мужей. Можно думать, что жены были и в числе 3000, и в числе 5000, но, вероятно, тогда было преобладающее обращение мужей, а теперь могли равномерно обращаться и жены, так как движение стало общенародным. Как бы разъясняя значение и источник страха, блаженный Иероним сказал: «казнь двоих была наукой многих». А блаженный Феофилакт пишет: «с того времени, как начали бояться их (Апостолов), Петр и прочие Апостолы творили больше чудес. Со всех сторон возрастало удивление Апостолам, и со стороны уверовавших, и со стороны дерзновения их во время проповеди, и со стороны добродетельной и безукоризненной жизни. Да, это удивление проистекало не только из чудес, но и потому, что самая жизнь и добродетели этих мужей были великие и поистине Апостольские».

156

Исцеления были знаменательны так, что некоторые веровали в силу тени Апостола Петра, для чего располагали больных так, чтобы их коснулась эта тень. Приводили и одержимых злыми духами. И все исцелялись. Столь широкое распространение чудес и особенно редкий способ оных многих возбуждал к вопросу: почему столь дивных чудес не было даже при Самом Иисусе Христе. Но ответ дан на это Самим же Иисусом Христом. Он сказал: «верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит» (Ин.14:12). А почему благопотребно было тогда множество чудес, мы уже о сем говорили (см. объяснение 2-й главы 43-го стиха), а именно – потому, что ими призывались к вере неверующие и укреплялись маловерующие. «Выносили больных на улицы... Такую веру приобрели Апостолы совершаемыми ими во имя Господа Иисуса чудесами! Без сомнения, это делали потому, что видели чудодейственную силу, от Апостолов распространяющуюся на больных даже и в то время, когда кого осеняла тень Апостола. Этим также объясняется и то, почему народ прославлял верующих и особенно Апостолов, и почему множество мужей и жен присоединялось к обществу верующих в Иисуса Христа» (см. Беседы на чтения из Апостола, преосвященного Евсевия архиепископа Могилевского, ч.1, стр.75).

157

Как бы одним из множества чудес было и освобождение Апостолов из темницы, в которую они неожиданно, без всякого суда, заключены были первосвященником и саддукеями, бывшими тогда во главе народоправления. Апостолы давно были освобождены из темницы, еще скорее, чем были ввергнуты туда. Их вывел Ангел, отворивший двери темницы и заповедавший им по прежнему возвещать учение о жизни и спасении вечном (Ин.6:68). Зависть первосвященника Каиафы к влиянию на парод святых Апостолов понятна, как понятно и отвращение народа от него, ввиду явно отмечаемой его приверженности к Еврейским саддукеям, которые в глазах правящих язычников своим неверием являлись людьми им равными по воззрениям; но по взгляду народному они считались отступниками от веры, а тем более от жизни благочестивой. Таким образом, естественно предположить, что насколько народ уважал христиан за их благочестие и благоговел перед ними за чудеса, настолько саддукеи, напротив, ненавидели христиан, как представителей противного им направления жизни, образа мыслей и пр. «Посмотри, пожалуйста, как слагается жизнь Апостолов (пишет блаженный Феофилакт). Сначала печаль по причине вознесения Христова, потом радость по причине сошествия Святого Духа; снова печаль от людей, ругавшихся над ними, и снова радость от умножения верующих и от знамения (чуда); далее опять печаль, вследствие заключения (Петра и Иоанна) и опять радость, вследствие оправдания; наконец теперь от блеска (явления Ангела) и знамений – радость, а от архиерея и от тех, что схватили их, – печаль. Да, их жизнь, можно сказать, такова, какова жизнь всех живущих по Бозе. Вывел же их Ангел и на радость им, и на пользу Иудеям».

158

ᲂу҆́трѡ

159

Вторичное собрание синедриона для суда над Апостолами было столь же незаконное, как и первое, потому что вины за Апостолами не имелось. Собрание же совершилось именно для того, чтобы обвинению придать вид законной силы и значения. Здесь уместно привести слова одного толковника: «чем сильнее становится преследование новоустрояющейся Церкви в лице Апостолов, со стороны синедриона, тем явственнее Господь оказывает Свою всесильную помощь гонимым, частью для вразумления и устрашения гонителей, вообще же для распространения н утверждения новоустрояемой Церкви». Для освобождения Апостолов из темницы Он послал Ангела, а совет синедриона Он вразумил разрушить одному из членов его – Гамалиилу, о чем говорит Дееписатель далее (в стихах 34–39). И суд синедриона был для членов его так же тщетным, как и первый, а для Апостолов уготовал новые венцы славы и торжества. Заседание синедриона, по-видимому, происходило так же, как и первое, и имело перерыв для совещания судей, но, кажется, не с такою торжественностью, ибо у многих советников суда не было прежней пылкости, а иные даже стеснялись и явиться на это сонмище, готовое на всякое злодеяние: на убийство невинных, а тем более на заушения беззащитных страдальцев (ст.40).

160

Доклад посланных в темницу за Апостолами, несомненно, соответствовал действительности, ибо таковым и должно было быть изведение из темницы Ангелом, потому что через растворенные двери могло совершиться и обычное освобождение, а здесь и двери оказались заперты и стража стоящею на своем обычном месте у дверей, только заключенных не было. Несомненно, доклад этот поразил многих. И не один Гамалиил, может быть, подумал то, что он сказал и о чем умолчали другие «страха ради Иудейска». «Иисус Христос, по изречению Иоанна Богослова, есть «святый, истинный, имеяй ключ Давидов, отверзаяй, и никто же затворит» (Откр.3:7). Итак, если Он отверз небо, кто же смеет затворить его? Или кто смеет сказать, что теперь уже не время видеть Ангелов Божиих, восходящих и нисходящих по воле Сына Человеческого (Ин.1:51)? Но чем несомненнее мы удостоверяемся о близости к нам святых Ангелов и о их готовности на помощь нам, тем с большею заботливостью мы должны помыслить о том, отчего в наши дни так мало слышат о сей помощи, а еще менее верят слышанному о том. Или нет при нас Ангелов? Или мы не примечаем их? Или удаляем от себя? Что их нет, то – неправда, как мы видели. Следственно, правда то, что мы не примечаем их, или даже удаляем их от себя» (см. у преосвященного Филарета, митрополита Московского, том II, стр.28).

161

Недоумение о совершившемся прежде всего должно было выразиться в том священнике (высшем), который был начальником стражи церковной, а вместе и народной темницы, как лице, заинтересованном в деле по своей должности иерея и стража, см. 4:1). Потом и архиереи недоумевали, но менее, ибо они не могли быть так уверены в сохранности всего, как иерей–стратиг. При том же они в глубине души верили в возможность и даже необходимость новых чудес для защиты притесняемых ими единственно по зависти. И вот, вскоре же сделалось известным, что бывшие в темнице проповедуют в храме. «Апостолы были верны наставлению Ангела, они пошли в храм и учили народ, ибо они верили, что (действительно) Евангельское учение есть учение о жизни. Это учение возвещает об Иисусе Христе, Который есть вечная самосущая жизнь и вместе источник жизни и истинного счастья и блаженства для всех верующих в Него и последующих Его божественному учению. «Аз есмь путь, истина и жизнь» (Ин.14:6), говорил Сам Иисус Христос. Видите, братия, как промышлял Бог о распространении Своей Церкви и как верны были своему призванию Апостолы. Будем и мы непоколебимо следовать учению Спасителя, уповая на всеблагое попечение Его о нас» (см. у преосвящ. Евсевия, стр.79).

Достойно замечания, что в Новом Завете, исправленном святит. Алексием в 24 стихе поставлено «иерей», как и в Греческом тексте 1072 г. (см. у архимандрита Амфилохия в его издании «Карпинский Апостол ХIII–XIV в.»). Соединение этого слова с другим (воевода) через «и» в Славянском сохранено, а в Русском не по праву и несправедливо оставлено.

162

Приведение Апостолов в синедрион отмечается замечательными чертами, а именно: оно было совершено с подобающим уважением к ним, ибо очевидно было, что если бы их взяли насилием, то можно было опасаться, что народ мог убить пришедших взять Апостолов. Таково было великое расположение к ним и, наоборот, такая ненависть к недостойным вождям и священнослужителям народа. По-видимому, и в синедрионе сначала не смели отнестись к Апостолам строго, ибо, например, о том, как они вышли из темницы, их и не спрашивали, боясь, вероятно, разглашения нового чуда, о котором догадывались или слышали тайно. «Народ вероятно (тоже) домыслился о чудесном избавлении Апостолов из темницы и мог на насилие над ними отвечать насилием, т. е. возмущением, тем более, что Апостолы своими многочисленными исцелениями больных были благодетелями этого народа, возбуждавшими сочувствие к себе в высшей степени» (см. у преосвящ. Михаила, стр.152). Поставление Апостолов пред лицом синедриона показывает, что дело велось форменно, с подлежащим вопросом, чтобы получить чрез него необходимый состав преступления, которого доселе еще не было изыскано. Так как во всем этом явлен был излишний гнев и зависть, то святой Иоанн Златоуст говорит: «Душа болезнует, когда (человек) гневается, завидует, или делает что подобное, или, лучше сказать, когда страдает, ибо иметь гнев, зависть, – не значит действовать, а страдать, потому-то они и называются страстями души, ранами, язвами. Уразумейте же, гневающиеся, что вы делаете это по страсти; следовательно, кто не гневается, тот не страдает. Видишь ли, что не тот страдает, кто терпит обиды, но тот, кто наносит их. От гнева рождаются болезни: тупость зрения, сумасшествие и многие другие» (стр.276).

163

Председательский вопрос показывает, что Апостолов хотели обвинить в неповиновении, следствием которого было волнение умов, могущее повлечь к возмущению народному против членов синедриона за предание смерти Иисуса Христа. Ложь бывает особенно сильна потому, что в нее входят частицы правды. Так было и здесь – в возведенном на Апостолов обвинении. Волнение умов народа было несомненно, как и готовность его предать смерти ненавистных ему народоправителей. Но Апостолы во всем этом не были виновны, ибо они учили не тому, а любви и всепрощению, во имя Спасителя, по бесконечной любви пострадавшего за всех грешников, чтобы спасти грешников и дать им пример святой любви не только к ближним, но и ко врагам. Верно говорил первосвященниик и о том, что взыскание за кровь Христову наводилось на них, но только не Апостолами, а ими самими, что они теперь и чувствовали, а раньше говорил о сем и весь народ: «Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф.27:25). Достойно замечания, что первосвященник дважды говорил об Иисусе Христе и ни разу не назвал Его никак, очевидно боясь наименовать Его, срвн. (Ин.11:47). «Саддукеи берут на себя инициативу преследования Апостолов не столько потому, что их раздражало содержание проповеди Апостольской, сколько потому, что они смотрели на эту проповедь, как знамя возмущения и восстания. Что они говорили после об Апостоле Павле, будто он возбуждает мятеж (Деян.24:5), то самое думали они и теперь. Апостолы берутся под стражу, как лжеучители, еретики. Самое судопроизводство направляется, как против вредных еретиков (4:6). Такова официальная сторона дела. Но за ней скрывается другая, на которую и дает ясные свидетельства Дееписатель в своем описании суда над Апостолами. Последние рассматриваются, как народные возмутители» (см. у Николина, стр.25).

164

Апостол Петр относительно запрета им говорить об Иисусе Христе отвечал теми же знаменательными словами, которые он изрек тогда, когда давался этот запрет (Деян.4:19). По слову Иоанна Златоуста, «великое любомудрие в словах их, и такое, что отсюда обнаруживается и вражда тех против Бога». «И какая искренность, полнота, определенность и ясность исповедания», говорит преосвящ. Феофан. «Те же свидетели и до наших дней пребывают в сем. И Дух благодати действует непрерывно в святой Церкви, в чудотворениях, в обращении грешников и особенно в претворении усердно работающих Господу, в их освящении и исполнении очевидными благодатными дарами. Благодарение Богу истины, истину Свою так ясно нам являющему!» («Домашняя Беседа» 1871 г., вып.15, стр.471).

Под «человеками» Апостол, очевидно, разумеет властей и притом поставленных по особливому, чисто человеческому, влиянию. По сообщению Иосифа Флавия, саддукеи при помощи Иродиан и прокураторов достигали высших священнических мест («Древности» XX, 9:1).

«Почти все первосвященнические фамилии со времен Ирода были саддукейскими. И первосвященническая фамилия Анны, при зяте которого, Каиафе, были возбуждены судебные процессы против Иисуса Христа и Апостолов, вероятно, принадлежала к саддукеям. Иосиф Флавий сына Анны прямо называет саддукеем. Проповедь Апостолов, чудеса, совершенные ими, обаятельно действовали на простой народ, который во множестве принимал христианство. Саддукеи, и без того непопулярные в народе, неблагосклонно смотрели на умножение новой секты и возвышение авторитета Апостолов. Они «исполнились зависти» (5:17). Это замечание Дееписателя характерно. Саддукеи опасались, как бы новые проповедники еще более не отчуждили народ от их влияния. Если фарисеи сходились с народом в отношении к Римской власти, то далеко нельзя сказать этого о саддукеях. Саддукеи берут на себя инициативу преследования Апостолов не столько потому, что их раздражало содержание проповеди Апо¬стольской, сколько потому, что они смотрели на эту проповедь как на знамя возмущения и восстания» (см. у Николина, стр.4–25).

165

Отвечая на обвинение Апостолов в наведении вины пролития крови Христовой на членов синедриона, Петр проповедует учение об Иисусе Христе, как воскресшем и сделавшемся Начальником спасения (а не погибели), через покаяние и прощение грехов. Из сего должно вывести два заключения: кто покается, тот будет прощен и, следовательно, на того вина невинно пролитой крови не падет, а кто останется не раскаянным, тот, по справедливости, должен понести кару, определенную гласом народа. Что касается до того, что Апостолы говорят о сем, то они не могут не говорить о сем, как свидетели сего и как имеющие Духа Святого, Который также глаголет в них, как Он говорил через пророков.

Выражение «Бог отцов наших» можно считать живым обращением к членам синедриона, как принадлежащим к числу тех, коим от Авраама, Иакова, Давида и прочих праотцев оставлено великое наследие веры в Мессию Спасителя, Которого, между тем, заместители великих отцов как бы своими руками убили, повесив на древе, чем выражено страшное преступление, ибо повешенный на древе подвергался вместе с тем и проклятию (Гал.3:13). Значит, сделавшие это совершенно отреклись от Христа, а между тем Он превознесен Богом. Следовательно, все виновные в Его распятии должны смириться и покаяться пред Ним, тем более что Он же есть и глава в деле устроения человеческого спасения. И те, кто повинятся, получат не только прощение грехов, но и дарование Святого Духа.

166

Ответом на благодатную речь Апостола Петра был величайший гнев членов синедриона, дошедших до готовности убить Апостолов. Так святая правда не вмещается в умах омраченных и сердцах ожесточенных. По истине здесь могло сбыться и то, что предсказал Апостола