Дама из моего ребра<br><span class="bg_bpub_book_author">Виктория Могильная</span>

Дама из моего ребра
Виктория Могильная

(1 голос5.0 из 5)

Власть, во мно­гих её про­яв­ле­ни­ях, манит и обе­ща­ет сво­бо­ду. Но учи­ты­вая, что «рыба гни­ёт с голо­вы», быть глав­ным ‒ неза­вид­ная, ответ­ствен­ная роль. И Бог рас­пре­де­лил её муж­чине, запо­ве­дав жен­щине быть «все­го лишь» помощ­ни­цей. Зву­чит неспра­вед­ли­во, не прав­да ли?

Бег в сторону рая

Меч­та о неза­ви­си­мо­сти ‒ одна из самых слад­ких чело­ве­че­ских иллю­зий. Тем не менее про­игно­ри­ро­вать при­род­ные инстинк­ты и душев­ные поры­вы, пре­не­бре­гая «зовом пред­ков», пока уда­ёт­ся лишь хра­ня­щим мона­ше­ские обе­ты. Осталь­ные доче­ри Евы без­от­чёт­но или осо­знан­но испы­ты­ва­ют вле­че­ние к муж­чине. Этим чув­ством они ода­ре­ны и в то же вре­мя нака­за­ны Богом. А так­же уни­каль­ной мис­си­ей ‒ быть помощ­ни­цей Ада­му, дру­гом, лекар­ством, отра­дой его сердца.

Но сего­дня мы очу­ти­лись перед стран­ным выбо­ром: самим решать, где меж­ду нами чер­тить гра­ни­цы, в чём заклю­ча­ет­ся супру­же­ский долг и явля­ют­ся ли вполне пре­одо­ли­мые труд­но­сти пово­дом для раз­во­да. Опе­реть­ся на авто­ри­тет­ное пле­чо или мне­ние, к сожа­ле­нию, нет воз­мож­но­сти: поза­ди раз­ва­ли­ны обру­шив­ших­ся традиций.

Отсут­ству­ет и роди­тель­ский при­мер. Ско­рее, он до сих пор зву­чит в нас рас­ка­ти­стым эхом рево­лю­ций, миро­вых войн и репрес­сий. Былая нехват­ка муж­чин ска­зы­ва­ет­ся тра­ге­ди­ей и поныне ‒ жен­щи­на при­вык­ла отве­чать за всё под­ряд, впи­тав команд­ный тон и доми­ни­ру­ю­щую модель пове­де­ния на уровне ДНК. А если на задвор­ках семьи и при­сут­ству­ет муж­чи­на, то он, как в том анек­до­те, на вся­кий слу­чай, «уста­лый».

Пере­сту­пив порог хра­ма и услы­шав новые пра­ви­ла, супру­ги норо­вят в сроч­ном поряд­ке рекон­стру­и­ро­вать пат­ри­ар­халь­ное про­шлое без опы­та есте­ствен­но­го насле­до­ва­ния и осмыс­ле­ния сути. В ито­ге заме­шав «Домо­строй», Писа­ние, бла­го­сло­ве­ния «стар­цев» и лубоч­ный порт­рет мно­го­дет­ной семьи XVIII века в еди­ное тесто, удив­ля­ют­ся ‒ отче­го пирог пригорает?!

Созда­вая семьи в пери­од нео­фит­ства, на подъ­ёме влюб­лён­но­сти в жизнь Церк­ви, мы часто вопло­ща­ем фан­том, ожи­дая чудо в ответ. Несо­мнен­но, влюб­лён­ность ‒ заме­ча­тель­ная, свет­лая пора, одна­ко, невзи­рая на общий корень в сло­вах, она не име­ет ниче­го обще­го с любо­вью. Эмо­ция, блек­ну­щая с года­ми, может так и не при­не­сти пло­ды, если не впу­стить в свою жизнь насто­я­щее чув­ство ‒ с его высо­ким боле­вым поро­гом, содран­ной кожей и риском потерь. Или про­ждав пол­жиз­ни, мы пой­мём, что магии не слу­чи­лось, а дар, полу­чен­ный в самом нача­ле, под непо­силь­ным гру­зом рас­тво­рил­ся и бес­след­но исчез.

Как пре­ду­пре­ждал К.С. Лью­ис, «кро­ме рая, убе­речь­ся от опас­но­стей люб­ви мож­но толь­ко в аду». И наши внут­ри­се­мей­ные отно­ше­ния риску­ют ока­зать­ся на опас­ной доро­ге, вымо­щен­ной бла­ги­ми наме­ре­ни­я­ми, если не осме­лим­ся, не устре­мим свой бег в сто­ро­ну рая. При­ни­мая Еван­ге­лие цели­ком, без купюр, сми­рен­но после­ду­ем за Хри­стом. А там Любовь умы­ва­ет ноги уче­ни­кам и, гля­дишь, настав­ле­ние жене слу­шать­ся сво­е­го мужа уже не мере­щит­ся несу­свет­ной дико­стью, когда Сам Хри­стос был послуш­лив даже до смер­ти (См. Фил.2:8).

Пункт назначения ‒ любовь

Недав­но на школь­ном собра­нии класс­ная руко­во­ди­тель­ни­ца обра­ти­лась к роди­те­лям уче­ни­ков с груст­ной улыб­кой: «Я про­шу вас услы­шать мою прось­бу. От того, как вы к ней отне­сё­тесь, будет зави­сеть успех все­го про­цес­са обу­че­ния. Пожа­луй­ста, не поз­во­ляй­те себе в при­сут­ствии детей осуж­дать учи­те­лей и настра­и­вать их воин­ствен­но про­тив нас. Даже если мы заслу­жи­ва­ем пори­ца­ния, не ломай­те соб­ствен­ны­ми рука­ми кон­струк­цию, на кото­рой дер­жит­ся послу­ша­ние стар­шим. Без иерар­хии и ува­же­ния в клас­се воца­ря­ет­ся хаос». С мне­ни­ем педа­го­га, несмот­ря на её мно­го­лет­ний опыт и стаж, согла­си­лись дале­ко не все.

Но что если в соблю­де­нии иерар­хии кро­ет­ся уни­вер­саль­ная вак­ци­на про­тив мно­гих хро­ни­че­ских болез­ней обще­ства? На строй­ке, в офи­се, уни­вер­си­те­те или семье чело­век жела­ет сосу­ще­ство­вать в обста­нов­ке мира и согла­сия. Ино­гда наша «самость» под­вер­га­ет эти хруп­кие мате­рии угро­зе того само­го хао­са, кото­рый был упо­мя­нут выше. И тогда глав­но­му руко­во­ди­те­лю ради спа­се­ния все­го пред­при­я­тия не оста­нет­ся дру­го­го выхо­да, как про­сто-напро­сто уво­лить упря­мо­го под­чи­нён­но­го за само­де­я­тель­ность. Дека­ну ‒ исклю­чить бун­ту­ю­ще­го сту­ден­та. Но как без помо­щи «пал­ки» учре­дить поря­док в семье, для мно­гих оста­ёт­ся головоломкой.

Одни тра­тят вре­мя на поис­ки вол­шеб­ной палоч­ки-выру­ча­лоч­ки, дру­гие пыта­ют­ся удер­жать рав­но­ве­сие соб­ствен­ны­ми уси­ли­я­ми, а кто то чита­ет Еван­ге­лие и нахо­дит изряд­ное коли­че­ство чудо­дей­ствен­ных под­ска­зок. Хочу так­же, что­бы вы зна­ли, что вся­ко­му мужу гла­ва Хри­стос, жене гла­ва ‒ муж, а Хри­сту гла­ва ‒ Бог (1Кор.11:3), ‒ гово­рит апо­стол Павел, а далее объ­яс­ня­ет при­чи­ну: пото­му что не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа (1Кор.11:8–9).

Мы зна­ем: выве­рен­ный Хри­стом обра­зец реа­лен и выпол­ним. Заклю­чая брак и освя­щая его в таин­стве Вен­ча­ния, супру­ги при­гла­ша­ют бла­го­дат­ную помощь Бога в свои отно­ше­ния. Пото­му что с Ним ‒ не страш­но. С Ним ‒ один раз и на всю жизнь, до само­го гро­ба ‒ воз­мож­но. Чув­ства, общая жил­пло­щадь, здо­ро­вье, доста­ток ‒ еди­ни­цы непо­сто­ян­ные, толь­ко Он ‒ во веки Тот же (Евр.13:8).

Крах насту­па­ет лишь в том слу­чае, если мы трак­ту­ем обра­зец «по сво­е­му», под­чёр­ки­вая исклю­чи­тель­но выгод­ные нам пунк­ты, не заме­чая осталь­но­го тек­ста. И тем самым пре­вра­ща­ем свя­щен­ную ико­ну бра­ка в жал­кую кари­ка­ту­ру семьи.

К при­ме­ру, когда муж­чи­на идёт корот­ким путём тира­нии и само­дур­ства. Игно­ри­ру­ет бес­цен­ную шпар­гал­ку мужья, люби­те сво­их жен и не будь­те к ним суро­вы (Кол.3:19). Пря­чет­ся за шир­мой инфан­ти­лиз­ма, повто­ряя ман­тру «жена да убо­ит­ся, да мол­чит», и ему абсо­лют­но не важ­но, пови­ну­ет­ся она искренне или с чув­ством, далё­ким от тре­пет­но­го ува­же­ния. Вме­сто объ­ек­тив­но­го сгла­жи­ва­ния осо­бен­но­стей жен­ско­го пола иерар­хия ста­но­вит­ся дуби­ной в руках дес­по­та, под чьим гнё­том жена либо уга­са­ет от нена­ви­сти, либо упи­ва­ет­ся иллю­зи­ей соб­ствен­ной жерт­вен­но­сти, либо… Вари­ан­тов, к сожа­ле­нию не счесть.

«Мило­сер­дие», «вер­ность», «сми­ре­ние», «тер­пе­ние», «воз­дер­жа­ние» в такой ситу­а­ции исче­за­ют под мас­кой обо­рот­ня, теряя пер­во­на­чаль­ный лик хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей. «Оста­ток рая на зем­ле» (по сло­ву бла­жен­но­го Авгу­сти­на) пре­вра­ща­ет­ся в гет­то, где заклю­чён­ных бичу­ют еван­гель­ски­ми цитатами.

Если же для мужа един­ствен­ное мери­ло ‒ Хри­стос, авто­ма­ти­че­ски его взгляд на иерар­хию будет Хри­сто­вым. Под­ра­жая дол­го­тер­пе­нию Спа­си­те­ля, муж умо­ет жене ноги, согла­сит­ся на муки, прой­дёт все­ми доро­га­ми ада. То есть про­явит снис­хож­де­ние к несо­вер­шен­ству ‒ без при­ди­рок, жел­чи и уни­же­ний. В таком слу­чае его мораль­ный авто­ри­тет не вызо­вет сомне­ний, а вели­ко­ду­шие отклик­нет­ся у про­ти­во­по­лож­но­го пола ува­же­ни­ем и стрем­ле­ни­ем выпол­нять свои, не менее слож­ные, зада­чи. Тогда и чуду ‒ быть.

Ина­че, воз­вра­ща­ясь к пого­вор­ке о рыбе, иерар­хия «про­тух­нет», начи­ная с голо­вы. Сте­рео­тип о том, что вся ответ­ствен­ность за мир в семье лежит на жен­ских пле­чах, не име­ет ниче­го обще­го с еван­гель­ским тек­стом. Разу­ме­ет­ся, жерт­вен­ная любовь рас­кол­до­ва­ла не одно­го прин­ца в шку­ре мах­ро­во­го чудо­ви­ща, но для нача­ла объ­ект пре­вра­ще­ний дол­жен быть не без­на­дёж­но «уста­лым».

К тому же, по боль­шо­му счё­ту, послу­ша­ние в семье ‒ не узкая доро­га с одно­сто­рон­ним дви­же­ни­ем, а как мини­мум четы­рёх­по­лос­ная маги­страль. Где все участ­ни­ки дви­же­ния, вклю­чая детей, друг дру­га под­дер­жи­ва­ют и слы­шат. Конеч­но, при усло­вии, что стра­те­ги­че­ский пункт назна­че­ния ‒ любовь. Это её высо­кие стан­дар­ты вынуж­да­ют нас вслу­ши­вать­ся в потреб­но­сти друг дру­га. Вза­им­ность, несо­мнен­но, облег­ча­ет «побоч­ные» симп­то­мы духов­но­го подви­га: вме­сте лег­че огра­ни­чи­вать, пере­ина­чи­вать себя, весе­лее сми­рять­ся и не страш­но брать ответственность.

«Сми­ре­ние ‒ это не грусть, не тос­ка. Сми­ре­ние ‒ это пре­бы­ва­ние в Истине, в прав­де, а не в том обмане, кото­рый созда­ёт вокруг нас совре­мен­ная жизнь», ‒ пишет извест­ный гре­че­ский бого­слов архи­манд­рит Андрей (Кона­нос). Не менее выда­ю­щий­ся пас­тырь про­то­и­е­рей Алек­сий Умин­ский уве­рен: «Там, где есть послу­ша­ние, там есть начат­ки сми­ре­ния. Где есть начат­ки сми­ре­ния, там Гос­подь откры­ва­ет Себя».

Дары волхвов

«Поверь­те, эта дама из мое­го реб­ра, и без меня она уже не может», ‒ лас­ко­во и неж­но игра­ют вет­хо­за­вет­ные исти­ны на стру­нах гита­ры Була­та Окуд­жа­вы. «Я был толь­ко тем, чего ты каса­лась ладо­нью», ‒ начи­на­ет своё сти­хо­тво­ре­ние Брод­ский, созна­ва­ясь в том, что жен­щи­на ему «даро­ва­ла зрячесть».

К сча­стью, не толь­ко поэ­зия, но и мно­же­ство уни­каль­ных судеб отра­жа­ют кра­со­ту отзыв­чи­во­сти жен­щи­ны на муж­ское при­зна­ние: «Ты и я, мы ‒ одно». Навер­ное, эти не роман­ти­че­ские, прав­ди­вые исто­рии предо­хра­ня­ют нашу пла­не­ту от эмо­ци­о­наль­но­го выго­ра­ния. Они содер­жат в себе целые абза­цы кро­пот­ли­во­го тру­да и горе­чи пора­же­ний, а так­же радост­ные гла­вы о пере­плав­ке недо­ра­зу­ме­ний в золото.

Оста­ёт­ся лишь доба­вить «и я там был, мёд пиво пил», но луч­ше рас­ска­жу о при­клю­че­ни­ях Маши и Вити. Чем-то похо­жие на геро­ев из люби­мо­го дет­ско­го кино­филь­ма, они тоже вери­ли в чуде­са и ста­ли насто­я­щи­ми волшебниками.

Витя был из тех моло­дых пред­при­им­чи­вых людей, кото­рые уме­ют чест­ным путём зара­ба­ты­вать огром­ное коли­че­ство денег. Все­го за несколь­ко лет Вик­тор стал офи­ци­аль­ным постав­щи­ком про­дук­ции извест­но­го миро­во­го кон­цер­на. Рабо­тая на износ, обес­пе­чи­вал свою семью рос­кош­ной недви­жи­мо­стью, элит­ным отды­хом и ста­тус­ным буду­щим. Прав­да, вре­ме­ни ката­стро­фи­че­ски не хва­та­ло и, по сло­вам его супру­ги Маши, Витя не знал, что сахар в чае надо раз­ме­ши­вать самому.

Так полу­чи­лось, что его успеш­ный биз­нес при­влёк вни­ма­ние нечи­сто­плот­ных людей. В счи­тан­ные мину­ты дело всей жиз­ни было «изъ­ято» у Вити наг­лым и гру­бым обра­зом, и из бога­ча он пре­вра­тил­ся в обыч­но­го без­ра­бот­но­го. Удар судь­бы стал настоль­ко неожи­дан­ным и силь­ным, что Витя про­бо­лел душою год. Про­сто лёг и отвер­нул­ся к стен­ке. Что­бы хоть как-то смяг­чить пора­же­ние силь­но­го муж­чи­ны, Маша, по обра­зо­ва­нию медик, забот­ли­во отпа­и­ва­ла его лекарствами.

А жизнь не соби­ра­лась оста­нав­ли­вать­ся: дети нуж­да­лись в новых каран­да­шах и порт­фе­лях, элек­три­че­ство ‒ в свое­вре­мен­ной опла­те, соба­ка ‒ в двух­ра­зо­вом пита­нии. Поэто­му Маша, отыс­кав на антре­со­лях крас­ный диплом меди­цин­ско­го уни­вер­си­те­та, пошла рабо­тать в две смены…

Она и по сей день кор­мит семью. Воз­вра­ща­ясь домой позд­но вече­ром, еле пере­дви­гая ноги, тихонь­ко про­би­ра­ет­ся на кух­ню, что­бы нико­го не раз­бу­дить. На пли­те её ждут самые вкус­ные голуб­цы на све­те, а на сто­ле ‒ запе­кан­ка с запис­кой: «Это на десерт». И она не зна­ет ещё, что муж забот­ли­во гла­дил целый день постель­ное бельё, на кото­ром ей пред­сто­ит спать.

Их брак мож­но назвать ново­мод­ным сло­вом «парт­нёр­ский». Но я‑то знаю, что глав­ный в семье по-преж­не­му Витя. «Как муж ска­жет, так и будет», ‒ мило улы­ба­ясь, гово­рит Маша. Они не бода­ют­ся лба­ми, не тол­ка­ют­ся лок­тя­ми, а береж­но под­тал­ки­ва­ют друг дру­га в нуж­ном направ­ле­нии. Вне зави­си­мо­сти от соци­аль­ных ролей и поло­вой при­над­леж­но­сти парт­нёр­ство в их семье озна­ча­ет «под­дер­жать в труд­ную мину­ту». Что каж­дый дела­ет по мере сво­их сил и пока, сла­ва Богу, полу­ча­ет­ся. Хри­стос посре­ди них ‒ главный.

И свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст рядом. Когда искрят «про­во­да» пони­ма­ния, он успо­ка­и­ва­ет супру­гов сво­им вос­хи­ти­тель­ным сло­гом: «Не враж­дуй­те! Нет ниче­го огор­чи­тель­нее той враж­ды, кото­рой под­вер­га­ет­ся жена от мужа. Враж­да, направ­ля­е­мая про­тив люби­мых лиц, быва­ет самая горь­кая, она пока­зы­ва­ет, что огор­че­ние вели­ко, когда кто вос­ста­ёт про­тив сво­е­го чле­на. Итак, любить ‒ дело мужей, а усту­пать ‒ дело жён.

Пото­му если вся­кий будет испол­нять свой долг, то всё будет креп­ко: видя себя люби­мой, жена будет дру­же­люб­на, а встре­чая пови­но­ве­ние, муж быва­ет кро­ток. Да и то, что кра­со­та ‒ в жене, а поже­ла­ние ‒ в муже, пока­зы­ва­ет не иное что, как устро­е­ние для люб­ви. Пото­му, когда под­чи­ня­ет­ся жена, ‒ не вели­чай­ся. И ты, жена, когда тебя любит муж, не над­ме­вай­ся. Ни друж­ба мужа пусть не воз­буж­да­ет пре­воз­но­ше­ния в жене, ни под­чи­не­ние жены пусть не над­ме­ва­ет мужа. Бог под­чи­нил её тебе для того, что­бы она была более люби­ма, а любить тебя, жена, вну­шил Он мужу для того, что­бы лег­че было тебе подчиняться.

Не бой­ся под­чи­не­ния, под­чи­нять­ся любя­ще­му нисколь­ко не труд­но. Не бой­ся люб­ви ‒ жена твоя уступ­чи­ва пред тобою. Союз не ина­че возможен».

Вик­то­рия Могильная

Источ­ник: пра­во­слав­ный жур­нал для моло­де­жи «Отрок.ua»

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки