«Если мы не будем связывать семью и Церковь, мир упадет»<br><span class="bg_bpub_book_author">Психолог Ирина Рахимова</span>

«Если мы не будем связывать семью и Церковь, мир упадет»
Психолог Ирина Рахимова

(1 голос5.0 из 5)

– Ири­на Ана­то­льев­на, давай­те нач­нем со штам­па в пас­пор­те. Чест­но вам ска­жу, что я когда-то тоже хотел повен­чать­ся, не имея реги­стра­ции бра­ка в ЗАГСе. И «усло­вие» Церк­ви мне пока­за­лось фор­ма­лист­ским. А как вы трак­ту­е­те этот момент?

– Давай­те гово­рить не о высо­ких мате­ри­ях, а немно­го при­бли­зим к реаль­ной ситу­а­ции тему брач­ных отно­ше­ний. Так вот, мне кажет­ся стран­ным, когда люди хотят, так ска­жем, раз – и одним махом совер­шить пры­жок в небе­са. Эти фор­маль­но­сти, свя­зан­ные со штам­пом реги­стра­ции в ЗАГСе, обу­слов­ле­ны необ­хо­ди­мо­стью прой­ти зако­но­мер­ные эта­пы постро­е­ния и раз­ви­тия отно­ше­ний. До бра­ка люди встре­ча­ют­ся, у них роман­ти­че­ские отно­ше­ния. За этот пери­од нуж­но мно­гое узнать друг о дру­ге: как юно­ша и девуш­ка моти­ви­ро­ва­ны на брак, как видят отно­ше­ния в бра­ке… Есть еще целая бата­рея тестов на готов­ность к семье, кото­рые необ­хо­ди­мо прой­ти. Ведь мно­гие даже и не дога­ды­ва­ют­ся о том, что в семье они столк­нут­ся с ситу­а­ци­ей, когда перед каж­дым ее чле­ном будет свой ряд дол­жен­ство­ва­ний. И, как мне кажет­ся, это есте­ствен­но, что буду­щие супру­ги свои отно­ше­ния сна­ча­ла долж­ны рас­смат­ри­вать в плос­ко­сти граж­дан­ско­го сою­за – как граж­дане нашей стра­ны, а уже потом – как граж­дане неба. Поэто­му несколь­ко стран­ной выгля­дит пози­ция, когда люди хотят обой­ти граж­дан­скую реги­стра­цию и сра­зу вой­ти в высо­кие сфе­ры духов­ной орга­ни­за­ции семьи.

Что явля­ет­ся для нас смыс­лом жиз­ни? Быть совер­шен­ны­ми, как Отец наш Небес­ный, то есть свя­ты­ми. Вот план­ка супру­же­ских отно­ше­ний. Кто может похва­лить­ся такой высо­той духа? А мы рвем­ся вен­чать­ся! А пони­ма­ем ли мы меру ответ­ствен­но­сти сво­их поступков?

– Убе­ди­тель­но. Но чем тогда, по-ваше­му, мож­но объ­яс­нить тот шквал кри­ти­ки, кото­рый обру­ши­ва­ет­ся на это? Может, все вдруг ста­ли по-насто­я­ще­му веру­ю­щи­ми, и вен­ча­ние для них важ­нее регистрации?

– Как раз для мно­гих людей сего­дня брак вен­чан­ный явля­ет­ся некой фор­маль­но­стью. Или, как гово­рят, – данью моде. Но есть ста­ти­сти­ка: 80 про­цен­тов раз­во­дов. Пред­став­ля­е­те, если бы все они были вен­ча­ны? Вы пой­ми­те, я сама не сто­рон­ни­ца того, что­бы давать отсроч­ку людям, кото­рые хотят быть вен­чан­ны­ми в бра­ке, но крайне ред­ко это дела­ет­ся осо­знан­но. Сво­им тре­бо­ва­ни­ем штам­па реги­стра­ции Цер­ковь под­тал­ки­ва­ет людей как раз к осознанию.

– То есть Цер­ковь гово­рит: не торо­пи­тесь, поду­май­те… Но вы же пони­ма­е­те, что, когда двое влюб­ле­ны друг в дру­га, они уве­ре­ны в сво­их чув­ствах, они мак­си­ма­ли­сты, их труд­но заста­вить заду­мать­ся. Веро­ят­но, это «пра­ви­ло» заде­ва­ет как раз таких людей, все же уве­ре­ны: у них-то, точ­но, веч­ная любовь!

– Мно­гие пси­хо­ло­ги и даже свя­щен­ни­ки под­чер­ки­ва­ют, что любовь может прий­ти лет через десять толь­ко – любовь не как фее­ри­че­ское чув­ство и взрыв эмо­ций, а как устой­чи­вое содер­жа­тель­ное зер­но отно­ше­ний. С точ­ки зре­ния семей­ной пси­хо­ло­гии мож­но еще такое дать объ­яс­не­ние: важ­но пони­мать, насколь­ко пра­виль­но люди под­хо­дят к теме сохра­не­ния их отно­ше­ний. Есть ли у них пони­ма­ние того, куда они идут? Даже те, кто про­жил 10, 15 лет в бра­ке, при­хо­дя на кон­суль­та­цию, на моем вопро­се «Куда идет их семья?» про­сто «зави­са­ют». Вен­ча­ние – это духов­ная состав­ля­ю­щая их отно­ше­ний, а они не могут опре­де­лить­ся, что идут к Богу, Кото­рый есть Любовь! Понят­но, что такой брак будет тре­щать по швам. Если люди идут всле­пую, они всё вре­мя стал­ки­ва­ют­ся лба­ми, всё вре­мя ищут всле­пую выхо­да, часто не нахо­дят его, а итог – раз­вод. Это же еще более тяж­кая нагруз­ка. Пусть луч­ше не вен­ча­ют­ся! Пусть научат­ся жить хотя бы в законе. Закон – это нор­ма отно­ше­ний, кото­рой рас­пре­де­ля­ют­ся обя­зан­но­сти, стро­ят­ся быто­вые вза­и­мо­от­но­ше­ния, эффек­тив­ное обще­ние. Пусть пара в этом раз­бе­рет­ся сна­ча­ла, и когда она выстро­ит этот фланг – вый­дет на духов­ную финишную.

– Ири­на Ана­то­льев­на, а как же паре понять, что она уже созре­ла для венчания?

– Это вопрос на засыпку!

– И всё же хоте­лось бы услы­шать ваш ответ на него. Ведь осо­бен­но этот вопрос актуа­лен для тех, кто к вен­ча­нию как раз отно­сит­ся серьезно.

– Вен­чать­ся, на мой взгляд, мож­но, когда вы чет­ко опре­де­ли­ли, что раз­вод не допу­стим ни при каких обсто­я­тель­ствах. Что бы ни про­изо­шло. Не допу­стим. Нико­гда! Это один из кри­те­ри­ев. Или когда супру­ги уже пере­жи­ли что-то, у них есть опыт пре­одо­ле­ния труд­но­стей, им ниче­го не страш­но, их чув­ства про­шли гор­ни­ло испы­та­ний. Еще один из кри­те­ри­ев, по кото­ро­му мож­но опре­де­лить, насколь­ко вы гото­вы вен­чать­ся, – пол­ное дове­рие друг к дру­гу. Когда вы може­те гово­рить друг дру­гу о чув­ствах, о сво­их пере­жи­ва­ни­ях. Когда не бои­тесь сво­ей поло­вин­ке ска­зать что-то непри­ят­ное, боль­ное. Когда дру­гой при­ни­ма­ет вас таким, какой вы есть, даже с коря­во­стя­ми и «замо­роч­ка­ми». Вот мастер­ство, кото­ро­му мы долж­ны обу­чать­ся в семье перед тем, как решим­ся на венчание.

– Цер­ковь не при­зна­ет сожительство…

– Конеч­но, сожи­тель­ство недопустимо.

– «А как же тогда узнать друг дру­га?» – спро­сят вас моло­дые люди.

– Встре­чать­ся, узна­вать друг дру­га без физио­ло­ги­че­ской бли­зо­сти, про­сто общать­ся, зада­вать мно­го вопро­сов друг дру­гу. Есть целый спи­сок вопро­сов. Напри­мер, такие: како­ва цель созда­ния семьи? кто гла­ва семьи? какие роли у каж­до­го из супру­гов, какие обя­зан­но­сти? сколь­ко долж­но быть детей? как пред­став­ля­ют­ся роди­тель­ские функ­ции? где жить? как рас­пре­де­лять бюд­жет семьи? как долж­ны стро­ить­ся отно­ше­ния с роди­те­ля­ми? кто дру­зья? есть ли инте­ре­сы, хоб­би?.. Этот спи­сок мож­но продолжить.

Хоте­лось бы под­черк­нуть важ­ность добрач­но­го пери­о­да. Счи­та­ет­ся, что око­ло года нуж­но вот так зна­ко­мить­ся. И зна­ко­мить­ся с роди­те­ля­ми, дру­зья­ми, вме­сте гулять, дела доб­рые делать. В похо­дах, палом­ни­че­ствах очень хоро­шо про­ве­ря­ют­ся отно­ше­ния. Пожа­луй­ста: мож­но жить насы­щен­ной жиз­нью и без сожи­тель­ства. А пред­ставь­те, если вы всё сде­ла­е­те сти­хий­но, спон­тан­но, не пони­мая каких-то вопро­сов? Эти вопро­сы, конеч­но же, воз­ник­нут, но потом. И когда они зада­ют­ся «по ходу», ока­зы­ва­ет­ся, что мно­гие пред­став­ле­ния друг о дру­ге при­ду­ма­ны, мно­гое не сов­па­да­ет с реаль­но­стью, мно­гие ожи­да­ния не сбы­ва­ют­ся. Про­ис­хо­дит разо­ча­ро­ва­ние. Начи­на­ет­ся раз­вен­чи­ва­ние иде­а­лов – а это очень болез­нен­ный про­цесс. Поэто­му зна­комь­тесь, не торо­пи­тесь, научи­тесь при­ни­мать дру­го­го человека.

На наших заня­ти­ях в цен­тре «Пра­во­слав­ная семья» мы эти вопро­сы обсуж­да­ем с нович­ка­ми. И что вы дума­е­те? Когда мы гово­рим про любовь, про важ­ность сохра­не­ния семьи, про готов­ность к бра­ку, одним из кри­те­ри­ев кото­рой явля­ет­ся реши­мость пере­не­сти вся­кие неуря­ди­цы, то люди отве­ча­ют: «Ой, а вы зна­е­те, Цер­ковь-то гово­рит, что мож­но раз­во­дить­ся». И начи­на­ют пере­чис­лять, при каких усло­ви­ях Цер­ковь раз­ре­ша­ет раз­вод: если муж алко­го­лик, если изме­ня­ет и так далее. Я гово­рю: «Постой­те, это дела­ет­ся толь­ко пото­му, что Цер­ковь идет навстре­чу нашим немо­щам. Если чело­век чув­стви­те­лен к оби­дам, к боли и не может про­стить изме­ны. Толь­ко поэто­му, а не пото­му, что напра­во и нале­во будут выпи­сы­вать­ся индуль­ген­ции, пони­ма­е­те?» Что оза­да­чи­ва­ет: люди, кото­рые еще толь­ко сто­ят на поро­ге созда­ния семьи, уже не моти­ви­ро­ва­ны на пре­одо­ле­ние жиз­нен­ных пре­пят­ствий, ищут оправданий.

– Но ведь со шко­лы все при­вык­ли, с уро­ков рус­ской лите­ра­ту­ры, что цер­ков­ные бра­ки – они навеч­но. А тут ока­зы­ва­ет­ся, что есть целых десять при­чин, по кото­рым мож­но разводиться…

– Из это­го переч­ня мож­но было бы оста­вить толь­ко два пунк­та: если речь идет о скло­не­нии к абор­ту и когда при­ме­ня­ет­ся уже дей­стви­тель­ное наси­лие, когда есть угро­за здо­ро­вью чле­нов семьи – вот это. Все осталь­ные момен­ты жиз­ни мож­но пере­жить с Божи­ей помо­щью. И Цер­ковь при­зва­на как раз помо­гать людям, если они хотят решить какую-то про­бле­му. Каж­дая пара в рус­ле реше­ния про­блем и долж­на идти. Что­бы понять, что такое любовь, и познать друг дру­га в люб­ви – в насто­я­щей люб­ви. Бли­зость при­хо­дит не толь­ко через эйфо­рию и когда есть ком­форт­ные усло­вия жиз­ни. Люди спла­чи­ва­ют­ся, сбли­жа­ют­ся, может быть, даже через какие-то быто­вые дра­мы. К тому же нель­зя забы­вать: чело­век так устро­ен, что он спо­со­бен чув­ства свои обнов­лять. И если он сам хочет это­го, про­сит у Бога, что­бы Бог ему дал этот огонь люб­ви, то Гос­подь все­гда нам помо­га­ет. Самое глав­ное – это пони­мать, а тем, кто не пони­ма­ет, – объяснять.

– Кто дол­жен объ­яс­нять? Церковь?

– Конеч­но, в том чис­ле Цер­ковь. Людям надо помо­гать. Пони­ма­е­те, пра­виль­ный под­ход – это разъ­яс­ни­тель­ная, про­фи­лак­ти­че­ская рабо­та. Нуж­но созда­вать семей­ные клу­бы. У меня была идея на при­хо­дах орга­ни­зо­вы­вать некий семей­ный лик­без. Сде­лать лек­то­рий о семей­ной жиз­ни. Но ресур­сов не хва­та­ет. А мне кажет­ся, что это необ­хо­ди­мо. Мы долж­ны помо­гать людям. Нель­зя поощ­рять раз­во­ды, даже если кажет­ся, что по-дру­го­му про­блем не решить. Раз­во­ды могут быть толь­ко в самых край­них случаях.

– Ска­жи­те как чело­век, кото­рый зна­ет про­бле­мы и радо­сти семей, поче­му сего­дня в прин­ци­пе такое «лег­кое» отно­ше­ние к раз­во­дам? Настоль­ко все при­вык­ли к мыс­ли: несколь­ко бра­ков – это нор­маль­но, что и Цер­ковь вынуж­де­на в какой-то сте­пе­ни сми­рить­ся с этим. Даже «неви­нов­ной сто­роне» дает воз­мож­ность обвен­чать­ся повторно.

– Оцен­ка обще­ства соот­вет­ству­ю­щая. Давай­те огля­нем­ся назад, посмот­рим хотя бы на XIX век. Раз­во­ды были запре­ще­ны. Никто не гово­рит, что тогда всё было кра­си­во и при­че­сан­но. Люди мог­ли жить в неглас­ном раз­во­де, но все зна­ли, что это пло­хо. Это­му дана была нрав­ствен­ная оцен­ка. Люди не пони­ма­ли, как же мож­но не сохра­нить цер­ков­ный брак.

Веру­ю­щим людям Гос­подь все­гда помо­га­ет. Как гово­рит апо­стол Павел: «Всё могу об укреп­ля­ю­щем меня Иису­се Хри­сте». Всё могу! Неужто я не могу брак сохра­нить? Надо про­сто объ­яс­нять это людям. Надо объяснять.

– Но в XIX веке цер­ков­ные цен­но­сти были выше обще­ствен­ных, а сей­час – наоборот…

– Вот поэто­му мы и идем к дегра­да­ции. И мы тем более не можем при­ми­рить­ся с неду­хов­ным отно­ше­ни­ем к бра­ку. Мы ведь орто­док­саль­ная Цер­ковь. А что такое орто­док­саль­ная? Это зна­чит, что у нас есть осно­во­по­ла­га­ю­щие прин­ци­пы, кото­рым изме­нять не сле­ду­ет. Мы не можем про­во­дить экс­пе­ри­мен­ты на таком уяз­ви­мом и важ­ном поле, как семья.

И самое важ­ное: зачем любя­щие люди идут в храм? В хра­ме они свя­зы­ва­ют­ся в еди­ный орга­низм. Если мы не будем помо­гать свя­зы­вать, а будем поощ­рять раз­ру­ше­ние, то мир упа­дет, поря­док нару­шит­ся. Любовь – это поря­док, Бог – это поря­док. Нуж­но семье с Цер­ко­вью идти рука об руку. Кате­хи­зис семей­ный дол­жен быть на при­хо­дах. При­ход­ская жизнь за послед­нее вре­мя очень под­ня­ла свой ста­тус. Когда наш центр «Пра­во­слав­ная семья» появил­ся десять лет назад, на при­хо­дах вооб­ще не велось ника­кой рабо­ты. Сей­час она ведет­ся. И наста­ло вре­мя поза­бо­тить­ся о семье.

С пси­хо­ло­гом Ири­ной Рахи­мо­вой бесе­до­вал Мак­сим Васюнов

Источ­ник: Православие.ру

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки