Как перестать обвинять и начать общаться <br><span class="bg_bpub_book_author">Психолог Наталья Ярасова</span>

Как перестать обвинять и начать общаться
Психолог Наталья Ярасова

(13 голосов5.0 из 5)

Наталья Ярасова для «Азбуки супружества»

Профилактика ссор: «Я‑высказывания»

Отношения между людьми зачастую напоминают противоборство. Даже супруги – казалось бы, любящие друг друга люди – вместо партнерства словно ведут непрекращающуюся войну – за свои права, за свои правила, за свою правоту.

При возникновении спорных вопросов можно действовать по-разному: узнавать, обсуждать, прощать, не оценивать, не осуждать и т.д.

Однако часто в проблемных ситуациях люди выбирают совершенно неконструктивную двойственную стратегию поведения: защищаться и обвинять. Они словно руководствуются ироничным девизом «лучшая защита – нападение».

Причем, подобная реакция нередко вовсе не является ответом на чужую агрессию. Наоборот, обычно это первоначальный посыл, который словно исходит из какого-то глубинного ожидания удара, обвинения.

Но что же лежит в основе подобной реакции? От чего и почему вместо «разговора по существу» люди защищаются? Почему вообще в отношениях возникает эта потребность защититься?

Война амбиций: «лучшая защита – нападение»?

На самом деле, на протяжении жизни у человека накапливается множество переживаний, связанных с ситуациями, где творилась несправедливость.

И не всегда человек в этих ситуациях жертва. Иногда у ребенка с раннего детства неосознанно поощряют хитрое поведение, когда в сложных ситуациях он сваливает вину на других, изворачивается. Это такая внутренняя лживость и трусость.

И даже если ребенок не сваливает вину на других, то он может быть воспитан в чрезмерном самомнении. Родители нередко идеализируют своих детей и развивают в них ощущение собственного превосходства и права на агрессию и капризы. В итоге человек несет через свою жизнь потребность ощущать собственную правоту.

Однако совесть, даже если она сильно замутнена страстями, исподволь посылает сигналы неправильности. Человек испытывает непонятное беспокойство и подспудный страх того, что станет видна его внутренняя ущербность. Это тревожное чувство вынуждает человека всеми силами защищать собственный образ правого человека. В том числе, защищать агрессивно.

Чаще же жизнь человека складывается так, что он боится оказаться виноватым или плохим из-за страха осуждения в чужих глазах. Создание и сохранение образа благополучного, правильного, «хорошего человека» – именно образа, имиджа, – причиняет серьезное беспокойство, которое возрастает тем больше, чем меньше человек в собственных глазах соответствует этому образу.

Но бояться человек может не только крушения собственного образа. У многих людей есть своего рода травматический опыт. Например, если ребенок был жертвой непомерных родительских наказаний в раннем детстве, то этот страх перед наказанием глубоко укореняется в сознании, и чисто физиологически в проблемных ситуациях мозг человека активизирует этот страх. А поскольку страх подавляет рассудочность, то, несмотря на отсутствие настоящей угрозы, человек боится и защищается.

Страх наказания (пусть это и иррациональный страх из прошлого), страх перед крушением собственного «образа Я» перед другими людьми (страх осуждения) и защита собственной непогрешимости в итоге приводят к одной и той же стратегии – защищаться, нападая.

Для христианина все эти страхи побеждаются Страхом Божиим – благоговейным отношением к Богу, верой в Его Любовь и Милость. Но по маловерию человек поддается житейским страхам, позволяя им полностью управлять своей жизнью.

В повседневных конфликтах поведение, базирующееся на беспокойстве, на страхе, часто выражается в том, что человек не хочет быть виноватым и старается избавиться от своей реальной или предполагаемой вины не покаянием и надеждой на любовь, а перенесением этой вины на другого, назначением виноватого.

Это может быть, когда человек действительно виноват и испытывает непереносимое чувство вины, с которым не может справиться, или просто не хочет чувствовать себя хоть в чем-то виноватым. Тогда срабатывают защитные механизмы его психики. Например, человек может словно перенести образ той самой виноватой части себя на другого человека (обычно самого близкого) и начать обвинять уже его. Или не обвинять открыто, но при этом подозревать в негативном отношении. В таком случае он не ждет и не просит прощения, а начинает защищаться. И поскольку подспудно ожидает плохого отношения, то защищается агрессивно.

Но далеко не всегда человек виноват в конкретной ситуации. Просто его багаж прошлой, накопленной на протяжении жизни нераскаянной вины отягощает его душу сложными негативными эмоциями. Причины внутреннего беспокойства человек не осознает, его совесть подчинена правилам современной жизни и не привыкла к самоукорению. Поэтому и большую часть собственных грехов человек не замечает. Однако его душа поражена страстями, и поэтому отношение к ближнему усложняется предубеждением.

И если человек не знает за собой вины в конкретной ситуации, то он может в своем «праведном» стремлении «найти виноватого» взвалить всю ответственность за проблемы на другого человека. Тогда в его поведении будет преобладать именно нападение, а защитная часть стратегии будет реализовываться профилактически – как способ улучшить свое самоощущение. Ведь «если виноват другой, я точно не виноват». Вдобавок осознание себя нападающей стороной дискомфортно для многих, и для спокойствия необходимо самооправдание.

Обвинение (нападение) может быть не только по адресу непосредственно партнера по взаимодействию, но и в отношении других лиц и даже внешних обстоятельств. Однако само содержание общения при этом становится деструктивным, атмосфера взаимодействия пропитывается негативом и отягощает эмоциональное самочувствие общающихся.

Подобная установка «если я не виноват, то обязательно виноват другой» основана на одной из иллюзий, возникающих в конфликтных ситуациях: иллюзии «выигрыша-проигрыша», суть которой в том, что одна сторона обязательно выигрывает, а вторая проигрывает. Однако в любой проблемной ситуации могут быть и другие исходы: “проигрыш-проигрыш”, или же самый благоприятный “выигрыш-выигрыш”. А забывая об этом, человек собственными усилиями обостряет противостояние, и порой даже выигрыш (успешное отстаивание собственной правоты) уже не приносит удовлетворения, вызывая иррациональное желание реванша.

Есть и другие иллюзии, препятствующие позитивному общению, например, иллюзия камня преткновения. Это ощущение, что примирение невозможно, причем, кажется, что это другой не хочет идти на уступки.

Весьма интересно в подобных ситуациях попробовать понять – а где же тут любовь?

Психологи нередко рекомендуют свои клиентам ответить на вопрос: вы хотите быть правым или счастливым? И, к сожалению, все чаще в ответ слышится: я не могу быть счастлив, если попирают мою правоту.

Настоятельная потребность быть правым, неспособность принять даже возможность собственной неправоты, искаженный, болезненный образ собственного идеального «Я», жажда «быть хорошим», потребность найти или назначить виноватого (неправого) во внешнем пространстве и снять ответственность с себя самого приводят к серьезным сложностям в отношениях.

Эти стратегии поведения, которые представляют собой борьбу болезненных амбиций, способны не только усложнить семейную жизнь, но и привести к полному краху супружества. Или же к разрыву других отношений.

Однажды я услышала от одной клиентки страшную в своем жестокосердии фразу: «Если он не согласится, что я права, зачем мне нужен такой муж?».

Принципы бесконфликтного общения

Знание о том, что наше мышление подвержено различным иллюзиям, способность допустить возможность собственной неправоты, навык разумного самоукорения могут значительно улучшить общение.

Вообще, для того, чтобы усовершенствовать собственные стратегии поведения в конфликтных ситуациях, нужно провести серьезную «переоценку ценностей» в своем внутреннем мире.

Можно предложить несколько действий, некоторые из которых требуют духовной работы, а другие являются психологическими, поведенческими тактиками.

  1. Принять возможность того, что вы не просто можете быть неправым, но и имеете на это право. Существуют разные версии билля о правах уверенного в себе человека, в которых прописано право на ошибку. Не лишним будет напоминать себе мудрость: «не ошибаются только глупцы и мертвецы».
  2. Сфокусировать свое внимание на собственном поведении и реакциях, а не на другом человеке. Но это не значит эгоистично «думать только о себе», нужно пытаться понять, что именно и почему вызывает ваше раздражение, и как можно решить проблему.
  3. Отказаться от стремления искать и назначать виноватого. Ориентироваться на совершение действия, получение результата.
  4. Отказаться от оценочного отношения, от непроверенных интерпретаций. Не приписывать другому человеку кажущихся вам мотивов и не вешать на него ярлыки «плохой», «глупый», «злой» и т.д. Это то самое «не осуждать».
  5. Изначально принять внутреннее решение о доверии к своему супругу (партнеру по взаимодействию). Это поможет устранить предубеждение, связанное с ожиданием недоброжелательства в свой адрес. Тут действует своего рода презумпция невиновности в отношениях – не надо предполагать заранее, что человек стремится вас уязвить, сделать вам неприятно. Даже если что-то случилось, руководствуйтесь так называемой «бритвой Хэнлона» (бритвы в философии – это принципы, помогающие убрать лишние объяснения). Этот принцип звучит так: «Никогда не приписывайте злому умыслу то, что вполне можно объяснить глупостью». То есть старайтесь помнить, что проблемная ситуация скорее вызвана глупостью, рассеянностью, невнимательностью, несознательной ошибкой, а не злонамеренностью. Соответственно, нет необходимости обвинять партнера и, тем более, осуждать и наказывать его. В идеале – хорошо бы пестовать в себе веру в то, что вас любят, что вами дорожат. Тогда легче принимать тот факт, что неприятная для вас ситуация – случайность, а не попытка сделать вам зло.
  6. Быть готовым и стремиться простить ближнего своего, если он не прав.
  7. Научиться различать прощение и попустительство греху. Прощение предполагает исправление, а попустительство – упорство в грехе.
  8. Быть готовым уступить, даже если вы правы, – уступить во имя любви.
  9. Отказаться от использования конфликтогенов – слов и действий, провоцирующих и усугубляющих конфликты. Это могут быть проявления превосходства, напоминания о недостатках партнера и его семьи, неискренность, навязывание советов, угрозы и прочие агрессивные действия, категоричность, обесценивание, сравнение, манипуляции и т.д. Соблюдение определенной этики общения должно стать повседневным правилом поведения.
  10. Нужно приучать себя использовать «я‑высказывания».

«Я‑высказывания» – конструктивная «обратная связь»

Под обратной связью в психологии понимают сообщение о том, как человек воспринимает информацию, ситуацию или какие-то действия. В частности – как один человек воспринимает другого человека, какую реакцию (чувства, мысли) вызывают его слова, его поведение.

Обратную связь можно давать по-разному. Чаще в быту внимание сконцентрировано на действиях и поведении другого. Привычным образом действия, невольно поощряемым в нашем самолюбивом обществе, является оценочное сообщение, в котором описывается, интерпретируется и даже осуждается поведение другого человека. Это так называемое «ты-сообщение». Однако для продуктивного взаимодействия рекомендуется пользоваться формулой «Я‑высказываний».

«Я‑высказывание» – это принцип построения фраз, при котором внимание сфокусировано на собственных переживаниях и желаниях человека. Для того чтобы говорить в стиле «я‑высказываний», необходимо:

  • учиться узнавать и анализировать собственные эмоции;
  • доносить их до партнера в необвинительном стиле, не делая его ответственным за ваше эмоциональное состояние. Нужно помнить, что ваше настроение настраивается вами, ваше настроение – это ваш собственный выбор.

Главное правило обратной связи – доброта. «Голос должно соразмерять с потребностию. Не должно отвечать кому-либо, или делать что-нибудь, дерзко или презрительно, но надобно показывать во всем скромность, и ко всем почтительность» (свт. Василий Великий).

Формулу «я‑высказывания» можно изложить следующим образом:

  1. «Когда ты…» – здесь следует описание КОНКРЕТНОГО действия человека. Например, «когда ты не выключаешь в ванной комнате свет». Можно снизить напряженность, исключив слово «ты» из описания ситуации: «когда я вижу не выключенный в ванной свет». Однако в некоторых ситуациях подобное обезличенное описание будет неэффективным, так как не передает суть проблемы. В самом деле – что раздражает в данном случае? Оставленный включенным свет – сам по себе? Но тогда разумным будет просто выключить его, и все напряжение постепенно растворится. Но обычно раздражает не свет, а тот факт, что его не выключил кто-то другой. Именно чужое действие приводит к негативным эмоциям. И в самом деле: если человек дома был долгое время один и заметил свет в ванной, то он лишь посокрушается о собственной рассеянности. А вот свет, не выключенный супругом или ребенком, цепляет какие-то внутренние ожидания, вызывает фоновое раздражение – или же бурную негативную реакцию. По сути, он является лишь спусковым крючком для обострения внутренних противоречий.
  2. Я чувствую…» – это название, описание эмоций, которые возникают у вас в результате действий вашего партнера. Тут нужно только перечислить эмоции, возможно с эпитетами («я чувствую сильную обиду, неуправляемый гнев, раздражение, вину, страх, беспокойство и т.д.). Если «Я‑высказывание» используется не в конфликтной ситуации, то эмоции могут быть и положительными – радость, удовольствие, счастье.
  3. «Потому что…» – более подробное объяснение – почему именно возникают эти эмоции, в чем суть проблемы именно для вас. Но это объяснение только с позиции вашего личного мнения. Очень важно не давать никаких оценок поведению другого человека и, тем более, его личности. Не интерпретировать действия и мотивы другого человека. Лишь говорить о собственных рассуждениях и ощущениях. НЕ «ты игнорируешь мои просьбы», а «МНЕ КАЖЕТСЯ, что ты игнорируешь мои просьбы, а значит, игнорируешь меня саму (самого), и у меня возникает ощущение незначимости, ненужности для тебя».
  4. «Я предлагаю…». Это описание вариантов решения проблемы – попытка найти комфортный для обеих сторон выход. Можно начинать фразу любыми словами, ведущими к вариантам решения проблемы. Это вполне может быть «я не знаю, что делать». А может быть «не мог(ла) бы ты…», «мы могли бы». Например, «я вижу несколько вариантов действий в данной ситуации: ты начинаешь выключать свет, а если забываешь об этом, то сразу делаешь что-то, что снимет мою тревожность и страх быть ненужной (ненужным). К примеру, извиняешься и обнимаешь меня. Или же мы начнем использовать какую-то шутку для снятия напряжения с условием не обижаться. Или ты даешь мне добро на ворчание и возмущение – так же не обижаясь. Или формально все остается по-прежнему, а ты просто стараешься давать мне больше уверений в том, что я нужный и значимый для тебя человек, чтобы у меня не было поводов надумывать себе проблемы». В этом пункте уместны просьбы. Можно просто вместо гневного «Снова ты оставил свет в ванной!» сказать: «Выключи, пожалуйста, свет в ванной».

Вообще, замена требований просьбами очень продуктивна для достижения желаемого результата. Ведь часто проблема вызвана не желанием сделать вам неприятно, а забывчивостью, или же недооценкой важности ситуации для вас (используем уже описанную «бритву Хэнлона»).

В приведенном примере рассматривается свет в ванной. Не менее частыми поводами для семейных стычек являются немытая и разбросанная обувь, немытая посуда, крошки на столе, неубранная постель. И «гвоздем программы», доводящим некоторых женщин «до белого каления», является неопущенная крышка унитаза. Подобные бытовые поводы для недовольства лишь отражают скрытые внутренние претензии по поводу неоправданных ожиданий, ответственным за которые назначается другой член семьи.

Формула «я‑высказывания» помогает прояснить проблемные ситуации, найти, в чем на самом деле повод для недовольства. Потому что если проблема лишь в самом бытовом дискомфорте, то она решается простым действием по приведению места в порядок. Одна известная писательница как-то сказала, что ее муж постоянно разбрасывает обувь, а ей требуется порядок, чтобы все стояло по полочкам. И она признает за ним право на его «меня так устраивает». Она понимает, что порядок в обуви – не требование семейной жизни, обязательное для всех, а просто ее личная потребность, и именно она как взрослый ответственный человек несет ответственность за реализацию своей потребности. Поэтому, когда она видит разбросанную обувь, она не злится, а просто наводит порядок, получая удовольствие от того, что сделала так, как ей нравится.

Приведенная подробная формула «Я‑высказывания» рекомендуется для использования в сложных ситуациях – конфликтных или же требующих глубокого погружения в собственные эмоциональные реакции. Можно сказать, что она подходит для выяснения отношений в целом – негативного или же позитивного.

В обиходе же рекомендуется пользоваться более простой формулой, ее чаще называют «я‑сообщение». Суть «я‑сообщений» в той же концентрации на собственных ощущениях, однако при этом значительно меньше внимания уделяется поиску причин эмоциональных реакций. А иногда и вовсе игнорируется этот пункт. В «я‑сообщениях» можно менять местами описание собственных чувств.

Например: «Меня злит не выключенный тобой в ванной свет. Выключи его, пожалуйста».

«Я‑сообщения» – это конструктивный способ обратной связи (извещения о ваших чувствах и реакциях на жизненные ситуации). Они должны стать частью стиля поведения – если вы хотите комфортного общения с минимумом конфликтов. А «ты-сообщения» являются одним из конфликтогенов, которых следует избегать.

Однако для того, чтобы «я‑сообщения» стали привычной стратегией поведения, необходимо приложить усилия.

Для начала нужно вообще разобраться с тем, какие бывают эмоции. Как ни странно, но многие люди затрудняются назвать что-то, кроме радости, боли, обиды и горя. Для того, чтобы сформулировать свои чувства, нужно знать, какие чувства бывают.

Можно пользоваться следующим списком:

радость, восторг, смех, удовлетворенность («тихая радость»), изумление, удивление, сомнение, недоумение, скорбь/горе, тоска, уныние, печаль, грусть, ярость, злость/гнев, возмущение, обида (мягкая форма гнева), отвращение, презрение, ужас, страх, тревога/беспокойство, вина, совесть, стыд, зависть (часто маскируется под плохое настроение, раздражительность, презрение, гнев), аутоагрессия (злость на себя).

Затем следует наедине с собой попробовать сформулировать в письменном виде несколько «я‑сообщений» или даже «я‑высказываний» на волнующие вас темы. Через день-два вернуться к записям и оценить их с точки зрения удачности – нет ли в них упреков, интерпретаций, обвинений, оценок, манипуляций. В идеале – хорошо бы получить консультацию психолога по этому поводу, но это возможно не всегда. Однако у многих людей есть друзья, которых можно попросить оценить свой труд – позаботившись о том, чтобы там не было информации, которую вы не хотели бы открывать. Постепенно оттачивая свое мастерство, можно сделать «я‑сообщения» привычными для себя.

Однако для того, чтобы безоценочные «я‑сообщения» стали естественной частью вашего общения, соединяясь с привычкой не осуждать, нужно разобрать этот вопрос с духовной точки зрения.

Почему же вообще именно «ты-сообщения» являются неосознанным выбором большинства людей? Почему нам так привычно защищаться, обвиняя?

Истоки привычки самооправдания 

Вспомним историю Грехопадения. Ева соблазнилась словами змия, и, в свою очередь, соблазнила на нарушение заповеди Адама.

«Пагубные следствия преступления Божией заповеди не замедлили обнаружиться. Предсказание змия сбылось: у преступников действительно открылись очи, но не для свойственного Богу разумения добра и зла без порабоще­ния злу, а для горького уразумения своей нравственной порчи» (епископ Виссарион (Нечаев)).

В результате Адам и Ева впервые испытали неведомый им доселе стыд. В этом мучительном, непереносимом стыде сочетались ощущение наготы внешней, требующей одежды, и внутренней, которая «соединена была со страхом и желанием скрыться от Бога» (свт. Филарет (Дроздов)).

Когда они «услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня» (Быт.3:8), то испугались. «Поелику ощущению наготы сопутствует страх Бога, то сие ощущение относить можно непосредственно к действию совести» (свт. Филарет (Дроздов)).

Там, где начинает действовать совесть, у человека есть выбор: в первую очередь, быть ли честным перед Богом и с самим собой, последовать велению души, принести покаяние, уповая на Любовь Божию, – или же увязнуть в своем грехе.

 «Падшие наши прародители не довольны были собою и способны были к раскаянию, которое впрочем, как увидим, не вдруг и не с полною искренностию обнаружили» (епископ Виссарион (Нечаев)).

Адам и Ева вместо покаяния стали защищаться перед Господом – защищаться, обвиняя другого вместо себя. Ева сказала, что ее обольстил змий, поэтому она нарушила заповедь, Адам же сказал, что его соблазнила на нарушение заповеди жена.

То есть уже у первых людей мы видим эту вот реакцию – ощущение беспокойства и скорби, связанное с собственным преступлением заповеди, вызывает желание избавиться от них. Но вместо единственно верного, исцеляющего душу покаяния наши прародители не признают в тот момент свою вину. Поверив искушениям змия, они показали тем самым свое неверие словам Бога. А уклонившись от самоукорения, они усугубили свое богоотступничество.

«Уклонившись от мысленнаго устремления к Единому и Сущему (разумею Бога) и от любви к Нему, вдались уже в различныя и частныя пожелания тела. Потом, как обыкновенно бывает, допустив в себя вожделение каждой вещи и вдруг многих вещей, начали иметь привязанность и к самым вожделениям; а потому стали бояться оставить их. Отсего произошли в душе и боязнь, и страх, и удовольствие, и мысли свойственныя смертному. Душа, не желая оставить вожделений, боится смерти и разлучения с телом; снова же вожделевая и не достигая подобнаго прежнему, научается убивать и делать неправду» (свт. Афанасий Великий).

Получается, что причиной агрессивных реакций, причиной оскудения любви является не что иное, как ощущение собственной нравственной порчи, своего богоотступничества.

«Погибель наша совершилась через уничтожение общения нашего с Богом и через вступление в общение с падшими и отверженными духами. Спасение наше заключается в расторжении общения с сатаной и в восстановлении общения с Богом» (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

Таким образом, истинной основой конструктивного общения – общения, в основе которого лежит Любовь, – является работа над собой, стремление следовать велениям совести, борьба со страстями, избегание греха, соблюдение Заповедей.

Повседневное взаимодействие с другими людьми со всеми его бытовыми проблемами – часть нашей жизни. И если вести жизнь духовную, то общение становится важнейшим пространством, в котором проявляются и преобразуются наши душевные качества, – пространством самовоспитания, самосовершенствования, полем борьбы с греховными страстями и путём Спасения.

Наталья Ярасова,
психолог-консультант Миссионерского отдела Тульской епархии РПЦ МП 

Комментировать

*

«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage
Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки