Как перестать обвинять и начать общаться<br><span class="bg_bpub_book_author">Психолог Наталья Ярасова</span>

Как перестать обвинять и начать общаться
Психолог Наталья Ярасова

(12 голосов5.0 из 5)

Ната­лья Яра­со­ва для «Азбу­ки супружества»

Профилактика ссор: «Я‑высказывания»

Отно­ше­ния меж­ду людь­ми зача­стую напо­ми­на­ют про­ти­во­бор­ство. Даже супру­ги – каза­лось бы, любя­щие друг дру­га люди – вме­сто парт­нер­ства слов­но ведут непре­кра­ща­ю­щу­ю­ся вой­ну – за свои пра­ва, за свои пра­ви­ла, за свою правоту.

При воз­ник­но­ве­нии спор­ных вопро­сов мож­но дей­ство­вать по-раз­но­му: узна­вать, обсуж­дать, про­щать, не оце­ни­вать, не осуж­дать и т.д.

Одна­ко часто в про­блем­ных ситу­а­ци­ях люди выби­ра­ют совер­шен­но некон­струк­тив­ную двой­ствен­ную стра­те­гию пове­де­ния: защи­щать­ся и обви­нять. Они слов­но руко­вод­ству­ют­ся иро­нич­ным деви­зом «луч­шая защи­та – нападение».

При­чем, подоб­ная реак­ция неред­ко вовсе не явля­ет­ся отве­том на чужую агрес­сию. Наобо­рот, обыч­но это пер­во­на­чаль­ный посыл, кото­рый слов­но исхо­дит из како­го-то глу­бин­но­го ожи­да­ния уда­ра, обвинения.

Но что же лежит в осно­ве подоб­ной реак­ции? От чего и поче­му вме­сто «раз­го­во­ра по суще­ству» люди защи­ща­ют­ся? Поче­му вооб­ще в отно­ше­ни­ях воз­ни­ка­ет эта потреб­ность защититься?

Война амбиций: «лучшая защита – нападение»?

На самом деле, на про­тя­же­нии жиз­ни у чело­ве­ка накап­ли­ва­ет­ся мно­же­ство пере­жи­ва­ний, свя­зан­ных с ситу­а­ци­я­ми, где тво­ри­лась несправедливость.

И не все­гда чело­век в этих ситу­а­ци­ях жерт­ва. Ино­гда у ребен­ка с ран­не­го дет­ства неосо­знан­но поощ­ря­ют хит­рое пове­де­ние, когда в слож­ных ситу­а­ци­ях он сва­ли­ва­ет вину на дру­гих, изво­ра­чи­ва­ет­ся. Это такая внут­рен­няя лжи­вость и трусость.

И даже если ребе­нок не сва­ли­ва­ет вину на дру­гих, то он может быть вос­пи­тан в чрез­мер­ном само­мне­нии. Роди­те­ли неред­ко иде­а­ли­зи­ру­ют сво­их детей и раз­ви­ва­ют в них ощу­ще­ние соб­ствен­но­го пре­вос­ход­ства и пра­ва на агрес­сию и капри­зы. В ито­ге чело­век несет через свою жизнь потреб­ность ощу­щать соб­ствен­ную правоту.

Одна­ко совесть, даже если она силь­но замут­не­на стра­стя­ми, испод­воль посы­ла­ет сиг­на­лы непра­виль­но­сти. Чело­век испы­ты­ва­ет непо­нят­ное бес­по­кой­ство и под­спуд­ный страх того, что ста­нет вид­на его внут­рен­няя ущерб­ность. Это тре­вож­ное чув­ство вынуж­да­ет чело­ве­ка все­ми сила­ми защи­щать соб­ствен­ный образ пра­во­го чело­ве­ка. В том чис­ле, защи­щать агрессивно.

Чаще же жизнь чело­ве­ка скла­ды­ва­ет­ся так, что он боит­ся ока­зать­ся вино­ва­тым или пло­хим из-за стра­ха осуж­де­ния в чужих гла­зах. Созда­ние и сохра­не­ние обра­за бла­го­по­луч­но­го, пра­виль­но­го, «хоро­ше­го чело­ве­ка» – имен­но обра­за, ими­джа, – при­чи­ня­ет серьез­ное бес­по­кой­ство, кото­рое воз­рас­та­ет тем боль­ше, чем мень­ше чело­век в соб­ствен­ных гла­зах соот­вет­ству­ет это­му образу.

Но боять­ся чело­век может не толь­ко кру­ше­ния соб­ствен­но­го обра­за. У мно­гих людей есть сво­е­го рода трав­ма­ти­че­ский опыт. Напри­мер, если ребе­нок был жерт­вой непо­мер­ных роди­тель­ских нака­за­ний в ран­нем дет­стве, то этот страх перед нака­за­ни­ем глу­бо­ко уко­ре­ня­ет­ся в созна­нии, и чисто физио­ло­ги­че­ски в про­блем­ных ситу­а­ци­ях мозг чело­ве­ка акти­ви­зи­ру­ет этот страх. А посколь­ку страх подав­ля­ет рас­су­доч­ность, то, несмот­ря на отсут­ствие насто­я­щей угро­зы, чело­век боит­ся и защищается.

Страх нака­за­ния (пусть это и ирра­ци­о­наль­ный страх из про­шло­го), страх перед кру­ше­ни­ем соб­ствен­но­го «обра­за Я» перед дру­ги­ми людь­ми (страх осуж­де­ния) и защи­та соб­ствен­ной непо­гре­ши­мо­сти в ито­ге при­во­дят к одной и той же стра­те­гии – защи­щать­ся, нападая.

Для хри­сти­а­ни­на все эти стра­хи побеж­да­ют­ся Стра­хом Божи­им – бла­го­го­вей­ным отно­ше­ни­ем к Богу, верой в Его Любовь и Милость. Но по мало­ве­рию чело­век под­да­ет­ся житей­ским стра­хам, поз­во­ляя им пол­но­стью управ­лять сво­ей жизнью.

В повсе­днев­ных кон­флик­тах пове­де­ние, бази­ру­ю­ще­е­ся на бес­по­кой­стве, на стра­хе, часто выра­жа­ет­ся в том, что чело­век не хочет быть вино­ва­тым и ста­ра­ет­ся изба­вить­ся от сво­ей реаль­ной или пред­по­ла­га­е­мой вины не пока­я­ни­ем и надеж­дой на любовь, а пере­не­се­ни­ем этой вины на дру­го­го, назна­че­ни­ем виноватого.

Это может быть, когда чело­век дей­стви­тель­но вино­ват и испы­ты­ва­ет непе­ре­но­си­мое чув­ство вины, с кото­рым не может спра­вить­ся, или про­сто не хочет чув­ство­вать себя хоть в чем-то вино­ва­тым. Тогда сра­ба­ты­ва­ют защит­ные меха­низ­мы его пси­хи­ки. Напри­мер, чело­век может слов­но пере­не­сти образ той самой вино­ва­той части себя на дру­го­го чело­ве­ка (обыч­но само­го близ­ко­го) и начать обви­нять уже его. Или не обви­нять откры­то, но при этом подо­зре­вать в нега­тив­ном отно­ше­нии. В таком слу­чае он не ждет и не про­сит про­ще­ния, а начи­на­ет защи­щать­ся. И посколь­ку под­спуд­но ожи­да­ет пло­хо­го отно­ше­ния, то защи­ща­ет­ся агрессивно.

Но дале­ко не все­гда чело­век вино­ват в кон­крет­ной ситу­а­ции. Про­сто его багаж про­шлой, накоп­лен­ной на про­тя­же­нии жиз­ни нерас­ка­ян­ной вины отя­го­ща­ет его душу слож­ны­ми нега­тив­ны­ми эмо­ци­я­ми. При­чи­ны внут­рен­не­го бес­по­кой­ства чело­век не осо­зна­ет, его совесть под­чи­не­на пра­ви­лам совре­мен­ной жиз­ни и не при­вык­ла к само­уко­ре­нию. Поэто­му и боль­шую часть соб­ствен­ных гре­хов чело­век не заме­ча­ет. Одна­ко его душа пора­же­на стра­стя­ми, и поэто­му отно­ше­ние к ближ­не­му услож­ня­ет­ся предубеждением.

И если чело­век не зна­ет за собой вины в кон­крет­ной ситу­а­ции, то он может в сво­ем «пра­вед­ном» стрем­ле­нии «най­ти вино­ва­то­го» взва­лить всю ответ­ствен­ность за про­бле­мы на дру­го­го чело­ве­ка. Тогда в его пове­де­нии будет пре­об­ла­дать имен­но напа­де­ние, а защит­ная часть стра­те­гии будет реа­ли­зо­вы­вать­ся про­фи­лак­ти­че­ски – как спо­соб улуч­шить свое само­ощу­ще­ние. Ведь «если вино­ват дру­гой, я точ­но не вино­ват». Вдо­ба­вок осо­зна­ние себя напа­да­ю­щей сто­ро­ной дис­ком­форт­но для мно­гих, и для спо­кой­ствия необ­хо­ди­мо самооправдание.

Обви­не­ние (напа­де­ние) может быть не толь­ко по адре­су непо­сред­ствен­но парт­не­ра по вза­и­мо­дей­ствию, но и в отно­ше­нии дру­гих лиц и даже внеш­них обсто­я­тельств. Одна­ко само содер­жа­ние обще­ния при этом ста­но­вит­ся деструк­тив­ным, атмо­сфе­ра вза­и­мо­дей­ствия про­пи­ты­ва­ет­ся нега­ти­вом и отя­го­ща­ет эмо­ци­о­наль­ное само­чув­ствие общающихся.

Подоб­ная уста­нов­ка «если я не вино­ват, то обя­за­тель­но вино­ват дру­гой» осно­ва­на на одной из иллю­зий, воз­ни­ка­ю­щих в кон­фликт­ных ситу­а­ци­ях: иллю­зии «выиг­ры­ша-про­иг­ры­ша», суть кото­рой в том, что одна сто­ро­на обя­за­тель­но выиг­ры­ва­ет, а вто­рая про­иг­ры­ва­ет. Одна­ко в любой про­блем­ной ситу­а­ции могут быть и дру­гие исхо­ды: “про­иг­рыш-про­иг­рыш”, или же самый бла­го­при­ят­ный “выиг­рыш-выиг­рыш”. А забы­вая об этом, чело­век соб­ствен­ны­ми уси­ли­я­ми обост­ря­ет про­ти­во­сто­я­ние, и порой даже выиг­рыш (успеш­ное отста­и­ва­ние соб­ствен­ной право­ты) уже не при­но­сит удо­вле­тво­ре­ния, вызы­вая ирра­ци­о­наль­ное жела­ние реванша.

Есть и дру­гие иллю­зии, пре­пят­ству­ю­щие пози­тив­но­му обще­нию, напри­мер, иллю­зия кам­ня пре­ткно­ве­ния. Это ощу­ще­ние, что при­ми­ре­ние невоз­мож­но, при­чем, кажет­ся, что это дру­гой не хочет идти на уступки.

Весь­ма инте­рес­но в подоб­ных ситу­а­ци­ях попро­бо­вать понять – а где же тут любовь?

Пси­хо­ло­ги неред­ко реко­мен­ду­ют свои кли­ен­там отве­тить на вопрос: вы хоти­те быть пра­вым или счаст­ли­вым? И, к сожа­ле­нию, все чаще в ответ слы­шит­ся: я не могу быть счаст­лив, если попи­ра­ют мою правоту.

Насто­я­тель­ная потреб­ность быть пра­вым, неспо­соб­ность при­нять даже воз­мож­ность соб­ствен­ной неправо­ты, иска­жен­ный, болез­нен­ный образ соб­ствен­но­го иде­аль­но­го «Я», жаж­да «быть хоро­шим», потреб­ность най­ти или назна­чить вино­ва­то­го (непра­во­го) во внеш­нем про­стран­стве и снять ответ­ствен­ность с себя само­го при­во­дят к серьез­ным слож­но­стям в отношениях.

Эти стра­те­гии пове­де­ния, кото­рые пред­став­ля­ют собой борь­бу болез­нен­ных амби­ций, спо­соб­ны не толь­ко услож­нить семей­ную жизнь, но и при­ве­сти к пол­но­му кра­ху супру­же­ства. Или же к раз­ры­ву дру­гих отношений.

Одна­жды я услы­ша­ла от одной кли­ент­ки страш­ную в сво­ем жесто­ко­сер­дии фра­зу: «Если он не согла­сит­ся, что я пра­ва, зачем мне нужен такой муж?».

Принципы бесконфликтного общения

Зна­ние о том, что наше мыш­ле­ние под­вер­же­но раз­лич­ным иллю­зи­ям, спо­соб­ность допу­стить воз­мож­ность соб­ствен­ной неправо­ты, навык разум­но­го само­уко­ре­ния могут зна­чи­тель­но улуч­шить общение.

Вооб­ще, для того, что­бы усо­вер­шен­ство­вать соб­ствен­ные стра­те­гии пове­де­ния в кон­фликт­ных ситу­а­ци­ях, нуж­но про­ве­сти серьез­ную «пере­оцен­ку цен­но­стей» в сво­ем внут­рен­нем мире.

Мож­но пред­ло­жить несколь­ко дей­ствий, неко­то­рые из кото­рых тре­бу­ют духов­ной рабо­ты, а дру­гие явля­ют­ся пси­хо­ло­ги­че­ски­ми, пове­ден­че­ски­ми тактиками.

  1. При­нять воз­мож­ность того, что вы не про­сто може­те быть непра­вым, но и име­е­те на это пра­во. Суще­ству­ют раз­ные вер­сии бил­ля о пра­вах уве­рен­но­го в себе чело­ве­ка, в кото­рых про­пи­са­но пра­во на ошиб­ку. Не лиш­ним будет напо­ми­нать себе муд­рость: «не оши­ба­ют­ся толь­ко глуп­цы и мертвецы».
  2. Сфо­ку­си­ро­вать свое вни­ма­ние на соб­ствен­ном пове­де­нии и реак­ци­ях, а не на дру­гом чело­ве­ке. Но это не зна­чит эго­и­стич­но «думать толь­ко о себе», нуж­но пытать­ся понять, что имен­но и поче­му вызы­ва­ет ваше раз­дра­же­ние, и как мож­но решить проблему.
  3. Отка­зать­ся от стрем­ле­ния искать и назна­чать вино­ва­то­го. Ори­ен­ти­ро­вать­ся на совер­ше­ние дей­ствия, полу­че­ние результата.
  4. Отка­зать­ся от оце­ноч­но­го отно­ше­ния, от непро­ве­рен­ных интер­пре­та­ций. Не при­пи­сы­вать дру­го­му чело­ве­ку кажу­щих­ся вам моти­вов и не вешать на него ярлы­ки «пло­хой», «глу­пый», «злой» и т.д. Это то самое «не осуждать».
  5. Изна­чаль­но при­нять внут­рен­нее реше­ние о дове­рии к сво­е­му супру­гу (парт­не­ру по вза­и­мо­дей­ствию). Это помо­жет устра­нить предубеж­де­ние, свя­зан­ное с ожи­да­ни­ем недоб­ро­же­ла­тель­ства в свой адрес. Тут дей­ству­ет сво­е­го рода пре­зумп­ция неви­нов­но­сти в отно­ше­ни­ях – не надо пред­по­ла­гать зара­нее, что чело­век стре­мит­ся вас уяз­вить, сде­лать вам непри­ят­но. Даже если что-то слу­чи­лось, руко­вод­ствуй­тесь так назы­ва­е­мой «брит­вой Хэн­ло­на» (брит­вы в фило­со­фии – это прин­ци­пы, помо­га­ю­щие убрать лиш­ние объ­яс­не­ния). Этот прин­цип зву­чит так: «Нико­гда не при­пи­сы­вай­те зло­му умыс­лу то, что вполне мож­но объ­яс­нить глу­по­стью». То есть ста­рай­тесь пом­нить, что про­блем­ная ситу­а­ция ско­рее вызва­на глу­по­стью, рас­се­ян­но­стью, невни­ма­тель­но­стью, несо­зна­тель­ной ошиб­кой, а не зло­на­ме­рен­но­стью. Соот­вет­ствен­но, нет необ­хо­ди­мо­сти обви­нять парт­не­ра и, тем более, осуж­дать и нака­зы­вать его. В иде­а­ле – хоро­шо бы песто­вать в себе веру в то, что вас любят, что вами доро­жат. Тогда лег­че при­ни­мать тот факт, что непри­ят­ная для вас ситу­а­ция – слу­чай­ность, а не попыт­ка сде­лать вам зло.
  6. Быть гото­вым и стре­мить­ся про­стить ближ­не­го сво­е­го, если он не прав.
  7. Научить­ся раз­ли­чать про­ще­ние и попу­сти­тель­ство гре­ху. Про­ще­ние пред­по­ла­га­ет исправ­ле­ние, а попу­сти­тель­ство – упор­ство в грехе.
  8. Быть гото­вым усту­пить, даже если вы пра­вы, – усту­пить во имя любви.
  9. Отка­зать­ся от исполь­зо­ва­ния кон­флик­то­ге­нов – слов и дей­ствий, про­во­ци­ру­ю­щих и усу­губ­ля­ю­щих кон­флик­ты. Это могут быть про­яв­ле­ния пре­вос­ход­ства, напо­ми­на­ния о недо­стат­ках парт­не­ра и его семьи, неис­крен­ность, навя­зы­ва­ние сове­тов, угро­зы и про­чие агрес­сив­ные дей­ствия, кате­го­рич­ность, обес­це­ни­ва­ние, срав­не­ние, мани­пу­ля­ции и т.д. Соблю­де­ние опре­де­лен­ной эти­ки обще­ния долж­но стать повсе­днев­ным пра­ви­лом поведения.
  10. Нуж­но при­учать себя исполь­зо­вать «я‑высказывания».

«Я‑высказывания» – конструктивная «обратная связь»

Под обрат­ной свя­зью в пси­хо­ло­гии пони­ма­ют сооб­ще­ние о том, как чело­век вос­при­ни­ма­ет инфор­ма­цию, ситу­а­цию или какие-то дей­ствия. В част­но­сти – как один чело­век вос­при­ни­ма­ет дру­го­го чело­ве­ка, какую реак­цию (чув­ства, мыс­ли) вызы­ва­ют его сло­ва, его поведение.

Обрат­ную связь мож­но давать по-раз­но­му. Чаще в быту вни­ма­ние скон­цен­три­ро­ва­но на дей­стви­ях и пове­де­нии дру­го­го. При­выч­ным обра­зом дей­ствия, неволь­но поощ­ря­е­мым в нашем само­лю­би­вом обще­стве, явля­ет­ся оце­ноч­ное сооб­ще­ние, в кото­ром опи­сы­ва­ет­ся, интер­пре­ти­ру­ет­ся и даже осуж­да­ет­ся пове­де­ние дру­го­го чело­ве­ка. Это так назы­ва­е­мое «ты-сооб­ще­ние». Одна­ко для про­дук­тив­но­го вза­и­мо­дей­ствия реко­мен­ду­ет­ся поль­зо­вать­ся фор­му­лой «Я‑высказываний».

«Я‑высказывание» – это прин­цип постро­е­ния фраз, при кото­ром вни­ма­ние сфо­ку­си­ро­ва­но на соб­ствен­ных пере­жи­ва­ни­ях и жела­ни­ях чело­ве­ка. Для того что­бы гово­рить в сти­ле «я‑высказываний», необходимо:

  • учить­ся узна­вать и ана­ли­зи­ро­вать соб­ствен­ные эмоции;
  • доно­сить их до парт­не­ра в необ­ви­ни­тель­ном сти­ле, не делая его ответ­ствен­ным за ваше эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние. Нуж­но пом­нить, что ваше настро­е­ние настра­и­ва­ет­ся вами, ваше настро­е­ние – это ваш соб­ствен­ный выбор.

Глав­ное пра­ви­ло обрат­ной свя­зи – доб­ро­та. «Голос долж­но сораз­ме­рять с потреб­но­стию. Не долж­но отве­чать кому-либо, или делать что-нибудь, дерз­ко или пре­зри­тель­но, но надоб­но пока­зы­вать во всем скром­ность, и ко всем почти­тель­ность» (свт. Васи­лий Вели­кий).

Фор­му­лу «я‑высказывания» мож­но изло­жить сле­ду­ю­щим образом:

  1. «Когда ты…» – здесь сле­ду­ет опи­са­ние КОНКРЕТНОГО дей­ствия чело­ве­ка. Напри­мер, «когда ты не выклю­ча­ешь в ван­ной ком­на­те свет». Мож­но сни­зить напря­жен­ность, исклю­чив сло­во «ты» из опи­са­ния ситу­а­ции: «когда я вижу не выклю­чен­ный в ван­ной свет». Одна­ко в неко­то­рых ситу­а­ци­ях подоб­ное обез­ли­чен­ное опи­са­ние будет неэф­фек­тив­ным, так как не пере­да­ет суть про­бле­мы. В самом деле – что раз­дра­жа­ет в дан­ном слу­чае? Остав­лен­ный вклю­чен­ным свет – сам по себе? Но тогда разум­ным будет про­сто выклю­чить его, и все напря­же­ние посте­пен­но рас­тво­рит­ся. Но обыч­но раз­дра­жа­ет не свет, а тот факт, что его не выклю­чил кто-то дру­гой. Имен­но чужое дей­ствие при­во­дит к нега­тив­ным эмо­ци­ям. И в самом деле: если чело­век дома был дол­гое вре­мя один и заме­тил свет в ван­ной, то он лишь посо­кру­ша­ет­ся о соб­ствен­ной рас­се­ян­но­сти. А вот свет, не выклю­чен­ный супру­гом или ребен­ком, цеп­ля­ет какие-то внут­рен­ние ожи­да­ния, вызы­ва­ет фоно­вое раз­дра­же­ние – или же бур­ную нега­тив­ную реак­цию. По сути, он явля­ет­ся лишь спус­ко­вым крюч­ком для обостре­ния внут­рен­них противоречий.
  2. Я чув­ствую…» – это назва­ние, опи­са­ние эмо­ций, кото­рые воз­ни­ка­ют у вас в резуль­та­те дей­ствий ваше­го парт­не­ра. Тут нуж­но толь­ко пере­чис­лить эмо­ции, воз­мож­но с эпи­те­та­ми («я чув­ствую силь­ную оби­ду, неуправ­ля­е­мый гнев, раз­дра­же­ние, вину, страх, бес­по­кой­ство и т.д.). Если «Я‑высказывание» исполь­зу­ет­ся не в кон­фликт­ной ситу­а­ции, то эмо­ции могут быть и поло­жи­тель­ны­ми – радость, удо­воль­ствие, счастье.
  3. «Пото­му что…» – более подроб­ное объ­яс­не­ние – поче­му имен­но воз­ни­ка­ют эти эмо­ции, в чем суть про­бле­мы имен­но для вас. Но это объ­яс­не­ние толь­ко с пози­ции ваше­го лич­но­го мне­ния. Очень важ­но не давать ника­ких оце­нок пове­де­нию дру­го­го чело­ве­ка и, тем более, его лич­но­сти. Не интер­пре­ти­ро­вать дей­ствия и моти­вы дру­го­го чело­ве­ка. Лишь гово­рить о соб­ствен­ных рас­суж­де­ни­ях и ощу­ще­ни­ях. НЕ «ты игно­ри­ру­ешь мои прось­бы», а «МНЕ КАЖЕТСЯ, что ты игно­ри­ру­ешь мои прось­бы, а зна­чит, игно­ри­ру­ешь меня саму (само­го), и у меня воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние незна­чи­мо­сти, ненуж­но­сти для тебя».
  4. «Я пред­ла­гаю…». Это опи­са­ние вари­ан­тов реше­ния про­бле­мы – попыт­ка най­ти ком­форт­ный для обе­их сто­рон выход. Мож­но начи­нать фра­зу любы­ми сло­ва­ми, веду­щи­ми к вари­ан­там реше­ния про­бле­мы. Это вполне может быть «я не знаю, что делать». А может быть «не мог(ла) бы ты…», «мы мог­ли бы». Напри­мер, «я вижу несколь­ко вари­ан­тов дей­ствий в дан­ной ситу­а­ции: ты начи­на­ешь выклю­чать свет, а если забы­ва­ешь об этом, то сра­зу дела­ешь что-то, что сни­мет мою тре­вож­ность и страх быть ненуж­ной (ненуж­ным). К при­ме­ру, изви­ня­ешь­ся и обни­ма­ешь меня. Или же мы нач­нем исполь­зо­вать какую-то шут­ку для сня­тия напря­же­ния с усло­ви­ем не оби­жать­ся. Или ты даешь мне доб­ро на вор­ча­ние и воз­му­ще­ние – так же не оби­жа­ясь. Или фор­маль­но все оста­ет­ся по-преж­не­му, а ты про­сто ста­ра­ешь­ся давать мне боль­ше уве­ре­ний в том, что я нуж­ный и зна­чи­мый для тебя чело­век, что­бы у меня не было пово­дов наду­мы­вать себе про­бле­мы». В этом пунк­те умест­ны прось­бы. Мож­но про­сто вме­сто гнев­но­го «Сно­ва ты оста­вил свет в ван­ной!» ска­зать: «Выклю­чи, пожа­луй­ста, свет в ванной».

Вооб­ще, заме­на тре­бо­ва­ний прось­ба­ми очень про­дук­тив­на для дости­же­ния жела­е­мо­го резуль­та­та. Ведь часто про­бле­ма вызва­на не жела­ни­ем сде­лать вам непри­ят­но, а забыв­чи­во­стью, или же недо­оцен­кой важ­но­сти ситу­а­ции для вас (исполь­зу­ем уже опи­сан­ную «брит­ву Хэнлона»).

В при­ве­ден­ном при­ме­ре рас­смат­ри­ва­ет­ся свет в ван­ной. Не менее часты­ми пово­да­ми для семей­ных сты­чек явля­ют­ся немы­тая и раз­бро­сан­ная обувь, немы­тая посу­да, крош­ки на сто­ле, неуб­ран­ная постель. И «гвоз­дем про­грам­мы», дово­дя­щим неко­то­рых жен­щин «до бело­го кале­ния», явля­ет­ся неопу­щен­ная крыш­ка уни­та­за. Подоб­ные быто­вые пово­ды для недо­воль­ства лишь отра­жа­ют скры­тые внут­рен­ние пре­тен­зии по пово­ду неоправ­дан­ных ожи­да­ний, ответ­ствен­ным за кото­рые назна­ча­ет­ся дру­гой член семьи.

Фор­му­ла «я‑высказывания» помо­га­ет про­яс­нить про­блем­ные ситу­а­ции, най­ти, в чем на самом деле повод для недо­воль­ства. Пото­му что если про­бле­ма лишь в самом быто­вом дис­ком­фор­те, то она реша­ет­ся про­стым дей­стви­ем по при­ве­де­нию места в поря­док. Одна извест­ная писа­тель­ни­ца как-то ска­за­ла, что ее муж посто­ян­но раз­бра­сы­ва­ет обувь, а ей тре­бу­ет­ся поря­док, что­бы все сто­я­ло по полоч­кам. И она при­зна­ет за ним пра­во на его «меня так устра­и­ва­ет». Она пони­ма­ет, что поря­док в обу­ви – не тре­бо­ва­ние семей­ной жиз­ни, обя­за­тель­ное для всех, а про­сто ее лич­ная потреб­ность, и имен­но она как взрос­лый ответ­ствен­ный чело­век несет ответ­ствен­ность за реа­ли­за­цию сво­ей потреб­но­сти. Поэто­му, когда она видит раз­бро­сан­ную обувь, она не злит­ся, а про­сто наво­дит поря­док, полу­чая удо­воль­ствие от того, что сде­ла­ла так, как ей нравится.

При­ве­ден­ная подроб­ная фор­му­ла «Я‑высказывания» реко­мен­ду­ет­ся для исполь­зо­ва­ния в слож­ных ситу­а­ци­ях – кон­фликт­ных или же тре­бу­ю­щих глу­бо­ко­го погру­же­ния в соб­ствен­ные эмо­ци­о­наль­ные реак­ции. Мож­но ска­зать, что она под­хо­дит для выяс­не­ния отно­ше­ний в целом – нега­тив­но­го или же позитивного.

В оби­хо­де же реко­мен­ду­ет­ся поль­зо­вать­ся более про­стой фор­му­лой, ее чаще назы­ва­ют «я‑сообщение». Суть «я‑сообщений» в той же кон­цен­тра­ции на соб­ствен­ных ощу­ще­ни­ях, одна­ко при этом зна­чи­тель­но мень­ше вни­ма­ния уде­ля­ет­ся поис­ку при­чин эмо­ци­о­наль­ных реак­ций. А ино­гда и вовсе игно­ри­ру­ет­ся этот пункт. В «я‑сообщениях» мож­но менять места­ми опи­са­ние соб­ствен­ных чувств.

Напри­мер: «Меня злит не выклю­чен­ный тобой в ван­ной свет. Выклю­чи его, пожалуйста».

«Я‑сообщения» – это кон­струк­тив­ный спо­соб обрат­ной свя­зи (изве­ще­ния о ваших чув­ствах и реак­ци­ях на жиз­нен­ные ситу­а­ции). Они долж­ны стать частью сти­ля пове­де­ния – если вы хоти­те ком­форт­но­го обще­ния с мини­му­мом кон­флик­тов. А «ты-сооб­ще­ния» явля­ют­ся одним из кон­флик­то­ге­нов, кото­рых сле­ду­ет избегать.

Одна­ко для того, что­бы «я‑сообщения» ста­ли при­выч­ной стра­те­ги­ей пове­де­ния, необ­хо­ди­мо при­ло­жить усилия.

Для нача­ла нуж­но вооб­ще разо­брать­ся с тем, какие быва­ют эмо­ции. Как ни стран­но, но мно­гие люди затруд­ня­ют­ся назвать что-то, кро­ме радо­сти, боли, оби­ды и горя. Для того, что­бы сфор­му­ли­ро­вать свои чув­ства, нуж­но знать, какие чув­ства бывают.

Мож­но поль­зо­вать­ся сле­ду­ю­щим списком:

радость, вос­торг, смех, удо­вле­тво­рен­ность («тихая радость»), изум­ле­ние, удив­ле­ние, сомне­ние, недо­уме­ние, скорбь/горе, тос­ка, уны­ние, печаль, грусть, ярость, злость/гнев, воз­му­ще­ние, оби­да (мяг­кая фор­ма гне­ва), отвра­ще­ние, пре­зре­ние, ужас, страх, тревога/беспокойство, вина, совесть, стыд, зависть (часто мас­ки­ру­ет­ся под пло­хое настро­е­ние, раз­дра­жи­тель­ность, пре­зре­ние, гнев), ауто­агрес­сия (злость на себя).

Затем сле­ду­ет наедине с собой попро­бо­вать сфор­му­ли­ро­вать в пись­мен­ном виде несколь­ко «я‑сообщений» или даже «я‑высказываний» на вол­ну­ю­щие вас темы. Через день-два вер­нуть­ся к запи­сям и оце­нить их с точ­ки зре­ния удач­но­сти – нет ли в них упре­ков, интер­пре­та­ций, обви­не­ний, оце­нок, мани­пу­ля­ций. В иде­а­ле – хоро­шо бы полу­чить кон­суль­та­цию пси­хо­ло­га по это­му пово­ду, но это воз­мож­но не все­гда. Одна­ко у мно­гих людей есть дру­зья, кото­рых мож­но попро­сить оце­нить свой труд – поза­бо­тив­шись о том, что­бы там не было инфор­ма­ции, кото­рую вы не хоте­ли бы откры­вать. Посте­пен­но отта­чи­вая свое мастер­ство, мож­но сде­лать «я‑сообщения» при­выч­ны­ми для себя.

Одна­ко для того, что­бы без­оце­ноч­ные «я‑сообщения» ста­ли есте­ствен­ной частью ваше­го обще­ния, соеди­ня­ясь с при­выч­кой не осуж­дать, нуж­но разо­брать этот вопрос с духов­ной точ­ки зрения.

Поче­му же вооб­ще имен­но «ты-сооб­ще­ния» явля­ют­ся неосо­знан­ным выбо­ром боль­шин­ства людей? Поче­му нам так при­выч­но защи­щать­ся, обвиняя?

Истоки привычки самооправдания 

Вспом­ним исто­рию Гре­хо­па­де­ния. Ева соблаз­ни­лась сло­ва­ми змия, и, в свою оче­редь, соблаз­ни­ла на нару­ше­ние запо­ве­ди Адама.

«Пагуб­ные след­ствия пре­ступ­ле­ния Божи­ей запо­ве­ди не замед­ли­ли обна­ру­жить­ся. Пред­ска­за­ние змия сбы­лось: у пре­ступ­ни­ков дей­стви­тель­но откры­лись очи, но не для свой­ствен­но­го Богу разу­ме­ния добра и зла без порабоще­ния злу, а для горь­ко­го ура­зу­ме­ния сво­ей нрав­ствен­ной пор­чи» (епи­скоп Вис­са­ри­он (Неча­ев)).

В резуль­та­те Адам и Ева впер­вые испы­та­ли неве­до­мый им досе­ле стыд. В этом мучи­тель­ном, непе­ре­но­си­мом сты­де соче­та­лись ощу­ще­ние наго­ты внеш­ней, тре­бу­ю­щей одеж­ды, и внут­рен­ней, кото­рая «соеди­не­на была со стра­хом и жела­ни­ем скрыть­ся от Бога» (свт. Фила­рет (Дроз­дов)).

Когда они «услы­ша­ли голос Гос­по­да Бога, ходя­ще­го в раю во вре­мя про­хла­ды дня» (Быт.3:8), то испу­га­лись. «Поели­ку ощу­ще­нию наго­ты сопут­ству­ет страх Бога, то сие ощу­ще­ние отно­сить мож­но непо­сред­ствен­но к дей­ствию сове­сти» (свт. Фила­рет (Дроз­дов)).

Там, где начи­на­ет дей­ство­вать совесть, у чело­ве­ка есть выбор: в первую оче­редь, быть ли чест­ным перед Богом и с самим собой, после­до­вать веле­нию души, при­не­сти пока­я­ние, упо­вая на Любовь Божию, – или же увяз­нуть в сво­ем грехе.

 «Пад­шие наши пра­ро­ди­те­ли не доволь­ны были собою и спо­соб­ны были к рас­ка­я­нию, кото­рое впро­чем, как уви­дим, не вдруг и не с пол­ною искрен­но­стию обна­ру­жи­ли» (епи­скоп Вис­са­ри­он (Неча­ев)).

Адам и Ева вме­сто пока­я­ния ста­ли защи­щать­ся перед Гос­по­дом – защи­щать­ся, обви­няя дру­го­го вме­сто себя. Ева ска­за­ла, что ее обо­льстил змий, поэто­му она нару­ши­ла запо­ведь, Адам же ска­зал, что его соблаз­ни­ла на нару­ше­ние запо­ве­ди жена.

То есть уже у пер­вых людей мы видим эту вот реак­цию – ощу­ще­ние бес­по­кой­ства и скор­би, свя­зан­ное с соб­ствен­ным пре­ступ­ле­ни­ем запо­ве­ди, вызы­ва­ет жела­ние изба­вить­ся от них. Но вме­сто един­ствен­но вер­но­го, исце­ля­ю­ще­го душу пока­я­ния наши пра­ро­ди­те­ли не при­зна­ют в тот момент свою вину. Пове­рив иску­ше­ни­ям змия, они пока­за­ли тем самым свое неве­рие сло­вам Бога. А укло­нив­шись от само­уко­ре­ния, они усу­гу­би­ли свое богоотступничество.

«Укло­нив­шись от мыс­лен­на­го устрем­ле­ния к Еди­но­му и Суще­му (разу­мею Бога) и от люб­ви к Нему, вда­лись уже в раз­лич­ныя и част­ныя поже­ла­ния тела. Потом, как обык­но­вен­но быва­ет, допу­стив в себя вожде­ле­ние каж­дой вещи и вдруг мно­гих вещей, нача­ли иметь при­вя­зан­ность и к самым вожде­ле­ни­ям; а пото­му ста­ли боять­ся оста­вить их. Отсе­го про­изо­шли в душе и боязнь, и страх, и удо­воль­ствие, и мыс­ли свой­ствен­ныя смерт­но­му. Душа, не желая оста­вить вожде­ле­ний, боит­ся смер­ти и раз­лу­че­ния с телом; сно­ва же вожде­ле­вая и не дости­гая подоб­на­го преж­не­му, науча­ет­ся уби­вать и делать неправ­ду» (свт. Афа­на­сий Вели­кий).

Полу­ча­ет­ся, что при­чи­ной агрес­сив­ных реак­ций, при­чи­ной оску­де­ния люб­ви явля­ет­ся не что иное, как ощу­ще­ние соб­ствен­ной нрав­ствен­ной пор­чи, сво­е­го богоотступничества.

«Поги­бель наша совер­ши­лась через уни­что­же­ние обще­ния наше­го с Богом и через вступ­ле­ние в обще­ние с пад­ши­ми и отвер­жен­ны­ми духа­ми. Спа­се­ние наше заклю­ча­ет­ся в рас­тор­же­нии обще­ния с сата­ной и в вос­ста­нов­ле­нии обще­ния с Богом» (свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)).

Таким обра­зом, истин­ной осно­вой кон­струк­тив­но­го обще­ния – обще­ния, в осно­ве кото­ро­го лежит Любовь, – явля­ет­ся рабо­та над собой, стрем­ле­ние сле­до­вать веле­ни­ям сове­сти, борь­ба со стра­стя­ми, избе­га­ние гре­ха, соблю­де­ние Заповедей.

Повсе­днев­ное вза­и­мо­дей­ствие с дру­ги­ми людь­ми со все­ми его быто­вы­ми про­бле­ма­ми – часть нашей жиз­ни. И если вести жизнь духов­ную, то обще­ние ста­но­вит­ся важ­ней­шим про­стран­ством, в кото­ром про­яв­ля­ют­ся и пре­об­ра­зу­ют­ся наши душев­ные каче­ства, – про­стран­ством само­вос­пи­та­ния, само­со­вер­шен­ство­ва­ния, полем борь­бы с гре­хов­ны­ми стра­стя­ми и путём Спасения.

Ната­лья Ярасова,
пси­хо­лог-кон­суль­тант Мис­си­о­нер­ско­го отде­ла Туль­ской епар­хии РПЦ МП 

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки