Когда кормилица семьи — жена. О женском призвании

Когда кормилица семьи — жена. О женском призвании

(5 голосов5.0 из 5)

Есть семьи, где деньги частично или полностью зарабатывают не мужья, а жены. Каждая ситуация особенная — где-то, быть может, имеет место инфантильная позиция супруга, где-то востребованная специальность супруги, а в некоторых случаях мужчина поглощен служением, которое изначально не может приносить каких-либо серьезных доходов. Если не рассматривать тысячи деталей, можно ли дать универсальный ответ на простой вопрос: может ли в нашем контексте, в нашем социуме нормально существовать семья, в которой добытчицей при здоровом муже является жена?

И в дополнение к этому хотелось бы спросить о творческой реализации в гендерном разрезе, ведь у женщины есть еще и предназначение стать матерью. Я полагаю, что у большинства женщин рано или поздно возникают внутриличностные противоречия. Если это действительно так, то как они преодолеваются?

Протоиерей Андрей Лоргус

Понимаете, добытчик и духовный лидер — это далеко не одно и то же. Большая ложь нашего времени заключается в сведении в одно этих двух понятий — добытчик и глава семьи. Главенство и духовное лидерство не зависит от умения зарабатывать, и считать, что заказывает музыку всегда тот, кто платит, — ошибочно. В семье часто платит один, а музыку заказывает другой, и это нормально, потому что семья — это не ресторан, и материальное обеспечение — не главная семейная функция. Следует заметить, что во многих семьях, где мужчина является добытчиком, лидерство принадлежит жене или теще, и странно было бы считать, что не существует ситуаций, в которых обоснованной выглядит схема, когда добытчиком становится женщина. И я знаю, по крайней мере, несколько хороших примеров семей, где зарабатывает женщина, а мужчина при этом является главой и хорошим хозяином. Я даже знаю интересные семьи, которые вообще отказались от работы в нашем городском понимании. Они живут за городом, успешно развивают домашнее хозяйство и прекрасно себя чувствуют. Ведь любой мегаполис — это патологическая среда, в которой человеку вообще очень трудно жить, и естественной средой обитания для него всегда будет дом с земельным участком и хозяйством.

Что касается второго вопроса, нужно иметь в виду, что немало женщин вовсе не хотят детей. Возможно, это шокирует, но таков печальный факт. Другое дело, что многие из этих женщин все-таки решаются родить, потому что так принято. Это может быть влиянием социальных стереотипов или традицией семьи — семейным призывом, именуемым в психологии генетическим трансом. Одним словом, женщина детей не хочет, но соглашается стать матерью.

Еще больше таких женщин, которые не чувствуют и не знают, хотят они детей или нет, при этом они считают, что родить ребенка — их обязанность или необходимое условие состоятельности. Они идут на дорогостоящее лечение, согласны на любые репродуктивные технологии, вплоть до самых извращенных методов, согласны, наконец, родить не от мужа, лишь бы стать матерями. И такая мотивация часто является причиной трагедий для будущих детей, для супругов и, конечно, для самих женщин. Поэтому всегда отрадно встречать женщин, рожающих детей просто потому, что они забеременели, потому что в них есть любовь, они любят своих мужчин и рожают детей, которых тоже способны полюбить. Вопросы: «хочу — не хочу», «должна — не должна» вообще в таких случаях не стоят, единственная мотивация — это любовь, а в любви и дети рождаются открытыми и жизнерадостными.

Что касается реализации женщины — разумеется, в какой-то момент женщине приходится выбирать: карьера или дети. Иногда в той или иной степени выбор бывает болезненным, однако большинство женщин решает эту проблему без особенной трагедии. Одна моя знакомая, занимавшая высокопоставленную должность в мире телевидения, забеременев вторым сыном, сказала: «Если я уйду — потеряю все, потому что, когда вернусь, мир телевидения будет другим». Сейчас она родила уже третьего ребенка и продолжает работать. Оказалось, что она была по-прежнему востребована, хоть за время ее отсутствия мир телевидения действительно во многом продвинулся вперед. Трижды сделав выбор в пользу семьи и ребенка, она перестала бояться и поняла, что, сохраняя в своей душе призвание, всегда, так или иначе, сможет его реализовать.

Но это не гендерная проблема, а общечеловеческая: не нужно забывать, что подобный выбор есть и у мужчин. Только женщинам кажется, что карьера или семья — это их специфический выбор. Мужчине часто приходится выбирать — следовать призванию или кормить семью. И иногда действительно выбор этот бывает мучительным, потому что мужчина с призванием и служением связан глубже, чем женщина.

Есть естественные, природные стремления, которые реализуются без внутреннего призвания. Например, семья. Господь создал нас семейными людьми — мы вырастаем из семьи, выходим из недр своего рода. Потом мы через брак присоединяем к своему роду другой, рождаем детей, таким образом создавая новые конфигурации семьи. Дети, внуки — в общем, мы оказываемся в таком мощном родовом потоке, который называется жизнь, но это не призвание. Это естественный ход вещей. Призвание и внутренний Божий зов совсем другой. Несчастен тот, кто отрицает свой род, свою семью, но также несчастны те, кто думает, что на этом все заканчивается. Искушением для многих женщин становится убеждение, что родить и воспитать детей — это для них главное, это и есть их призвание.

«Агафья Матвеевна по-прежнему была живым маятником в доме: она смотрела за кухней и столом, поила весь дом чаем и кофе, обшивала всех, смотрела за бельем, за детьми, за Акулиной и за дворником. Но отчего же так? Ведь она госпожа Обломова, помещица; она могла бы жить отдельно, независимо, ни в ком и ни в чем не нуждаясь? Что ж могло заставить ее взять на себя обузу чужого хозяйства, хлопот о чужих детях, обо всех этих мелочах, на которые женщина обрекает себя или по влечению любви, по святому долгу семейных уз, или из-за куска насущного хлеба?» 

Иван Гончаров. «Обломов»

Протоиерей Максим Первозванский

Схема: «мужчина — добытчик, женщина — домохозяйка» достаточно поздняя даже в контексте относительно молодой российской истории. Иногда говорят, что это традиционная модель. Ничего подобного. Она сформировалась, когда мужчины самого крупного тогда крестьянского сословия стали уезжать на заработки в промышленные города. Члены традиционной патриархальной семьи всегда жили и трудились вместе. У каждого было свое место. Начиная с самого младшего ребенка, который мог пасти гусей, и заканчивая ответственным делом главы семейства. Поэтому речь вообще не шла о том, кто зарабатывает, важно было, кто за какую зону отвечает, а главное, кто несет ответственность за совокупность всего происходящего: это, конечно, было прерогативой главы семьи — отца.

У нас, к сожалению, с советских времен в сознании засело убеждение, что тот, кто сидит дома, — отдыхает. И ведь эта оценка распространяется не только на мужчин, но и на женщин. Многодетную мать, если она трудится дома, воспринимают как неработающую. Хотя для каждого очевидно, что она интеллектуально, душевно и физически трудится куда больше любой женщины, сидящей пять дней в неделю в офисе или летающей с командировками по всему миру. Так же будут смотреть и на мужчину, пусть он удаленно успевает сделать за день больше, чем семь сотрудников офиса, и при этом еще регулирует то, что происходит у него дома.

Но поскольку стереотип этот существует в обществе, он существует и в сознании людей. И я могу понимать, что ценность моя как главы семейства нисколько не умаляется от того, что зарабатывает жена, да и она может быть вполне счастлива при такой семейной модели, но сам факт наличия в семье женщины-добытчицы через железобетонные стереотипы будет ежедневным искушающим фактором. К сожалению, большинство из нас — люди неразумные. Как только заработная плата жены начинает превышать мужнину, сразу в мирную жизнь семьи приходят искушения. Нередко бывает, что муж неосознанно начинает мстить жене за мнимое унижение своего достоинства, или жена ведет себя надменно. Это, к сожалению, действует.

В каком-то возрасте я понял, что ничего не знаю про своего отца. Знаю только, где он работает, и то, что работает он много, при этом совершенно не представляю, о чем думает мой отец, что его беспокоит, что его вдохновляет. Недавно мой сын сказал мне: «Пап, я про тебя из „Википедии” узнал», — и не столь важно, что он узнал, потрясает то, что у нас совсем нет возможности быть вместе. То есть не просто находиться в одном месте, а внутренне глубоко общаться. И конечно, здоровая созидательная модель существования семьи — это когда люди трудятся вместе.

Для многих женщин, в том числе и удачно строящих карьеру, понятие об успешности все равно находится еще и в плоскости семьи. И если к тридцати пяти годам не удается выйти замуж и родить ребенка, они начинают считать себя глубоко неуспешными. При этом женщина может быть духовно правильно ориентирована, стать блестящим специалистом, ведь девушки всегда более последовательны и целеустремленны и к тридцати пяти годам нередко достигают больших успехов — но, к сожалению, несмотря на это приходят к внутренним кризисам, хотя внешне считаются успешными. И это серьезная проблема, ведь не пойдешь же с протянутой рукой: «Возьмите меня замуж!» Это никогда не приведет к нужному результату, потому что выйти замуж абы за кого — это тупик! Но и в самых сложных ситуациях, если в человеке есть та самая духовная основа, где ощущается чистота сердечная, есть этот внутренний стержень, корректирующий совесть и чувства, он поймет замысел Божий о себе и через это станет успешным и счастливым. Если такого духовного стержня в человеке нет, никогда не будут нормальными до конца и его психологические ощущения, будь он хоть самым успешным и счастливым человеком в глазах общественности.

Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Николай Заболоцкий

Из книги: Благословенный труд. Карьера, успешность и вера. — М.: Никея, 2015. — 160 с.

Комментировать

«Азбука супружества»
в Telegram.
t.me/azmarriage