Любой брак на грани развода при желании можно спасти — протоиерей Александр Дягилев<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Александр Дягилев</span>

Любой брак на грани развода при желании можно спасти — протоиерей Александр Дягилев
Протоиерей Александр Дягилев

(3 голоса5.0 из 5)

С.-ПЕТЕРБУРГ, 21 окт – РИА Ново­сти. Алек­сандр Куд­ряв­цев. Любой брак на гра­ни раз­во­да, даже после изме­ны, мож­но спа­сти при жела­нии обо­их супру­гов, счи­та­ет орга­ни­за­тор про­грам­мы по предот­вра­ще­нию раз­во­дов «Семей­ный диа­лог» про­то­и­е­рей Алек­сандр Дяги­лев. Кор­ре­спон­дент РИА Ново­сти побы­вал на «анти­раз­вод­ном тре­нин­ге» свя­щен­ни­ка и узнал, как за три дня его веду­щие совер­ша­ют «пере­с­бор­ку» посты­лых отношений.

Тет-а-тет с проблемой

Око­ло два­дца­ти сму­щен­но улы­ба­ю­щих­ся муж­чин и жен­щин соби­ра­ют­ся в круг в хол­ле одной из гости­ниц при­го­ро­да Петер­бур­га. Здесь, выклю­чив мобиль­ные теле­фо­ны, им пред­сто­ит про­ве­сти почти трое суток, что­бы прой­ти все уров­ни спе­ци­аль­ной про­грам­мы помо­щи раз­ва­ли­ва­ю­щим­ся семьям.

Одно из усло­вий про­грам­мы «Семей­ный диа­лог» – мини­мум свя­зей с внеш­ним миром на вре­мя заня­тий. Встре­чи про­хо­дят за горо­дом, детей с собой брать запре­ще­но. Супру­ги долж­ны пол­но­стью погру­зить­ся в обще­ние друг с дру­гом, как бы порой тяже­ло и боль­но это ни было бы.

«Мно­гие при­ез­жа­ют на наши встре­чи, хва­та­ясь за них, как за соло­мин­ку, упо­вая, буд­то на послед­ний шанс. Неко­то­рые мужья и жены уже настоль­ко уста­ли друг от дру­га, что отка­зы­ва­ют­ся от одно­го из глав­ных усло­вий – жить вме­сте в одном номе­ре. А после двух дней встреч люди, недав­но подав­шие на раз­вод, могут ходить, дер­жась за руки и не отры­вая друг от дру­га глаз», – рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандр Дягилев.

Свя­щен­ник не скры­ва­ет, что сам когда-то был участ­ни­ком встреч подоб­но­го формата.

Чувство – не враг

«В отли­чие от обще­ства ано­ним­ных алко­го­ли­ков, свои про­бле­мы здесь обсуж­да­ют тет-а-тет!» – с улыб­кой объ­яв­ля­ет отец Алек­сандр перед нача­лом встреч. Собрав­ши­е­ся пары пере­гля­ды­ва­ют­ся и с замет­ным облег­че­ни­ем пере­во­дят дух. Позд­нее участ­ни­ки при­зна­ют­ся: опа­се­ния пуб­лич­ных при­зна­ний о набо­лев­шем тре­во­жи­ли боль­ше всего.

Гости рас­по­ла­га­ют­ся на сту­льях, уста­нов­лен­ных кру­гом в гости­нич­ном хол­ле. В сере­дине кру­га – стол с зажжен­ной све­чой, сим­во­ли­зи­ру­ю­щей домаш­ний очаг. У окна нахо­дит­ся пре­стол с анти­мин­сом. Орга­ни­за­то­ры встреч зара­нее пре­ду­пре­жда­ют гостей, что в рам­ках про­грам­мы запла­ни­ро­ва­ны молит­вы, испо­ведь и литур­гия, одна­ко не наста­и­ва­ют на обя­за­тель­ном уча­стии в цер­ков­ных риту­а­лах. Участ­ни­ком встреч может стать каж­дый вне зави­си­мо­сти от рели­ги­оз­ных взгля­дов или их отсутствия.

Собра­ние начи­на­ет­ся с выступ­ле­ния одной из трех веду­щих пар – супру­гов, кото­рые про­шли про­грам­му рань­ше и суме­ли пре­одо­леть семей­ный кризис.

Алек­сандр и Ната­лья рас­ска­зы­ва­ют свою исто­рию: жена стар­ше мужа, со вре­ме­нем ком­плекс супру­ги и стес­не­ние об этом рас­ска­зать при­ве­ли к замкну­то­сти в себе. Тяже­лое мол­ча­ние жены оттолк­ну­ло мужа, у обо­их нако­пи­лись вза­им­ные подо­зре­ния в невер­но­сти. «Рев­ность при­ве­ла к раз­го­во­рам о раз­во­де», – рас­ска­зы­ва­ет Наталья.

Отно­ше­ния вто­рой веду­щей пары испы­тал на проч­ность финан­со­вый кри­зис. Тре­во­га за буду­щее детей пла­ви­лась в скан­да­лы. Отно­ше­ния Надеж­ды и Оле­га зашли в тупик, оба не зна­ли, что делать дальше.

«Боль­шин­ство про­блем в обще­нии меж­ду супру­га­ми про­ис­хо­дит из-за неуме­ния стро­ить диа­лог и делить­ся сво­и­ми чув­ства­ми, – всту­па­ет в раз­го­вор Алек­сандр Дяги­лев, – слиш­ком часто чув­ства рас­кла­ды­ва­ют на «пло­хие и хоро­шие», но это дале­ко не так! Мы не спо­соб­ны пол­но­стью их кон­тро­ли­ро­вать, заста­вить себя что-то чув­ство­вать, а что-то не ощу­щать. Напри­мер, нам вре­за­ли по паль­цу, и он болит, хотим мы это­го или нет».

«Чув­ство – повод не осуж­дать, а поду­мать, какая потреб­ность у нас ущем­ле­на, что не так про­ис­хо­дит», – гово­рит Дяги­лев. – Спо­соб­ность при­нять себя и разо­брать­ся в сво­их ощу­ще­ни­ях при­во­дит к сле­ду­ю­ще­му важ­но­му эта­пу: стрем­ле­нию сочув­ство­вать сво­е­му ближнему».

Маски и шифры

Сле­ду­ю­щая встре­ча посвя­ще­на мас­кам, кото­рые при­ме­ри­ва­ют на себя супру­ги, что­бы спря­тать насто­я­щие чувства.

Тре­тья веду­щая пара рас­ска­зы­ва­ет о попыт­ке создать чету супер­ме­нов: Андрей – свер­хуспеш­ный про­фес­си­о­нал, Оль­га – домо­хо­зяй­ка меч­ты, у кото­рой иде­аль­но все – от кули­на­рии до мани­кю­ра. Нега­тив не обсуж­дал­ся, ошиб­ки не при­зна­ва­лись – у супер­ге­ро­ев нет слабостей.

«В ито­ге у каж­до­го насту­пи­ла хро­ни­че­ская уста­лость, оба испы­та­ли вза­им­ное разо­ча­ро­ва­ние друг в дру­ге, реши­ли раз­во­дить­ся», – при­зна­ет­ся Оль­га. Най­дя в себе силы при­знать­ся в самых сокро­вен­ных стра­хах, пер­фек­ци­о­ни­сты сня­ли мас­ки. Они уви­де­ли ужас­но боя­щу­ю­ся поте­рять успеш­но­го супру­га жен­щи­ну и устав­ше­го от стра­ха про­явить сла­бость муж­чи­ну. И оста­лись вме­сте, что­бы помочь друг дру­гу, при­няв себя таки­ми, какие есть.

Часто люди пута­ют любовь с чув­ством влюб­лен­но­сти, эро­ти­че­ским ком­по­нен­том отно­ше­ний. «Око­ло двух лет после зна­ком­ства в орга­низ­мах у муж­чи­ны и жен­щи­ны бушу­ет гор­мо­наль­ный шторм, когда парт­нер кажет­ся иде­аль­ным. Потом про­сту­па­ют его недо­стат­ки, часто кажет­ся, что чело­век к это­му вре­ме­ни испор­тил­ся. Воз­ни­ка­ют разо­ча­ро­ва­ния и раз­ла­ды, пары рас­хо­дят­ся, так и не узнав, что любовь есть состо­я­ние, вклю­ча­ю­щее в себя ответ­ствен­ность. Любовь мож­но и нуж­но разо­гре­вать через выра­же­ния чувств, ина­че ваш костер пре­вра­тит­ся в пепе­ли­ще», – гово­рит Дягилев.

Диалог как форма любви

Сле­ду­ю­щая клю­че­вая тема встреч – искус­ство пра­виль­но­го постро­е­ния семей­но­го диа­ло­га. Каж­дой паре в номер выда­ют таб­лич­ку с четырь­мя, на пер­вый взгляд, про­стень­ки­ми формулами.

Пра­ви­ло пер­вое: слу­шать, преж­де чем говорить.

«Напри­мер, про­ис­хо­дит слож­ный раз­го­вор, что у мужа малень­кая зар­пла­та. Супру­га бро­са­ет фра­зу: «Ты не муж­чи­на, раз не можешь обес­пе­чить свою семью». Муж оби­жа­ет­ся, рас­стра­и­ва­ет­ся, гово­рит, мол, или пред­ло­жи кон­крет­ный выход из ситу­а­ции или закрой рот. Теперь друг на дру­га оби­жа­ют­ся двое, жена – на при­зыв закрыть рот, муж­чи­на – на сомне­ния в его муже­ствен­но­сти», – рас­ска­зы­ва­ет отец Алек­сандр Дягилев.

В этой ситу­а­ции супруг не услы­шал жену. Она кос­вен­ным обра­зом, непра­виль­но, оскор­би­тель­но, но все же выра­зи­ла чув­ство бес­по­кой­ства и стра­ха, что не хва­тит хле­ба насущ­но­го. Она поде­ли­лась стра­хом, но муж не услы­шал, оскор­бив­шись на сло­ва «ты не мужик». И это было его ошиб­кой. Лишь потом, про­ана­ли­зи­ро­вав ошиб­ку, муж­чи­на понял, что имен­но ему пыта­лась ска­зать супру­га. Они вер­ну­лись к этой теме и обсу­ди­ли ее ина­че, без обви­не­ний и требований.

Пра­ви­ло вто­рое: делить­ся, а не спорить.

Жена рев­ну­ет мужа к их общей зна­ко­мой. Тот, вме­сто того что­бы при­слу­шать­ся, сна­ча­ла пыта­ет­ся убе­дить, что это ее выдум­ки. Начи­на­ет­ся противостояние.

«Когда мы делим­ся про­бле­мой, нуж­но быть уве­рен­ным, что «не при­ле­тит кулак в глаз», – рас­ска­зы­ва­ет Оль­га, – когда я поня­ла, что мужу настоль­ко тяже­ло, что он сми­рил свою гор­ды­ню и подо­шел ко мне при­знать­ся в сла­бо­сти, я отре­а­ги­ро­ва­ла мяг­ко. Что я, поло­ма­юсь, если пере­клю­чу вни­ма­ние на себя? Да, при­зна­вать, что он обра­ща­ет вни­ма­ние на дру­гих жен­щин, непри­ят­но. Но важ­но пони­мать: когда чело­век откры­ва­ет тебе душу, важ­но туда не плюнуть».

Пра­ви­ло тре­тье: пони­мать, а не оценивать.

«Я была пред­се­да­те­лем садо­вод­ства. Уста­ла от нагруз­ки, зара­нее пре­ду­пре­ди­ла адми­ни­стра­цию о сво­ем ухо­де, – делит­ся Надеж­да, – когда рас­ска­за­ла супру­гу, он начал кри­чать: надо было ниче­го не гово­рить обще­ствен­но­сти зара­нее, теперь нач­нут­ся интри­ги про­тив тебя. Ста­ло обид­но, почув­ство­ва­ла недо­ве­рие, нача­лись ссоры».

Пра­виль­ной реак­ци­ей здесь была бы про­сто готов­ность выслу­шать. «Чело­век, делясь сво­и­ми тре­во­га­ми, ищет под­держ­ки, сочув­ствия, а его тюка­ют его же виной. Буд­то бы он ребе­нок, кото­рый пора­нил­ся на ули­це, при­хо­дит к вам за помо­щью, а вы его в ответ выпо­ро­ли», – гово­рит ведущая.

Пра­ви­ло чет­вер­тое: преж­де все­го – прощать.

«Чув­ства и разум рабо­та­ют не одно­вре­мен­но. Для того что­бы гра­дус эмо­ции во вре­мя обсуж­де­ния про­бле­мы сни­зить, нуж­но запом­нить фор­му­лу «Я‑сообщение». Я чув­ствую (назы­ва­е­те эмо­цию), когда вижу (гово­ри­те, что види­те). И нико­гда при этом не упо­треб­ля­е­те сло­во «ты», пото­му что собе­сед­ник вос­при­ни­ма­ет это как напа­де­ние и настра­и­ва­ет­ся на защи­ту», – рас­ска­зы­ва­ет веду­щий программы.

Напри­мер, в тысяч­ный раз раз­бро­сан­ные по ком­на­те нос­ки мужа могут вызвать крик, оскорб­ле­ние, обви­не­ние. Но под­ко­ван­ный в пра­ви­лах семей­но­го диа­ло­га супруг пой­мет, что это все­го-навсе­го пока­за­тель силь­ной оби­ды на неряш­ли­вость и невни­ма­ние. Он про­стит неадек­ват­ные эмо­ции, не ста­нет отве­чать тем же, а изви­нит­ся и испра­вит ситуацию.

Выйти из раковины

Груп­по­вые собра­ния-обсуж­де­ния сме­ня­ют встре­чи супру­гов тет-а-тет. После того как люди обре­та­ют навы­ки акку­рат­но гово­рить о чув­ствах друг дру­га, насту­па­ет вре­мя обсу­дить самые болез­нен­ные темы в сво­их отно­ше­ни­ях. Веду­щие про­грам­мы назы­ва­ют это «вый­ти из раковины».

Этот этап самый непро­стой. Ино­гда кто-то из супру­гов после откро­вен­ных раз­го­во­ров оста­ет­ся ноче­вать в кори­до­ре. Быва­ет, что по номе­ру летят вещи и зве­нит раз­би­тая посу­да. Слу­ча­ет­ся и так, что быв­шие вра­ги не спят до утра в объ­я­ти­ях друг дру­га. Наут­ро никто не уез­жа­ет. Рабо­та над семей­ным диа­ло­гом продолжается.

Когда на про­щаль­ной встре­че участ­ни­ки делят­ся впе­чат­ле­ни­я­ми, они не могут скрыть вол­не­ния. Кто-то с нетер­пе­ни­ем рвет­ся опро­бо­вать новые инстру­мен­ты реше­ния про­блем в быту.

«Как и во мно­гих семьях, после деся­ти лет супру­же­ской жиз­ни в нашей семье быт и при­выч­ки заме­сти­ли собой всю роман­ти­ку. Огля­ды­ва­ясь назад, я с уве­рен­но­стью могу ска­зать, что со вре­ме­нем мы про­сто пере­ста­ли ценить друг дру­га, – рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей, посе­тив­ший супру­же­ские встре­чи пол­го­да назад, – вско­ре мы оба поня­ли, что про­сто не можем боль­ше жить вместе.

Мы реши­ли дать дру­гу дру­гу еще один шанс. Хотя бы для того, что­бы хотя бы себе мож­но было потом ска­зать – мы попро­бо­ва­ли все, но у нас не получилось.

Не буду врать, что с «Супру­же­ских встреч» мы уеха­ли счаст­ли­вы­ми и влюб­лен­ны­ми. Самое глав­ное, мы поня­ли, как раз­ру­ши­тель­но мы сами вли­я­ем на наши отно­ше­ния. Научи­лись гораз­до кри­тич­нее отно­сить­ся к соб­ствен­ным амбициям.

С наше­го посе­ще­ния супру­же­ских встреч про­шло боль­ше полу­го­да. За это вре­мя в нашей семье про­изо­шли огром­ные пере­ме­ны. Не ста­ну гово­рить, что все ста­ло абсо­лют­но пра­виль­но. Мы оба зна­ем, что до иде­а­ла нам еще дале­ко. Но уже на сего­дняш­ний день у нас отно­ше­ния в семье ста­ли намно­го луч­ше, чем были до кризиса.»

Источ­ник: РИА Ново­сти

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки