Люта, как преисподня, ревность<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Артемий Владимиров</span>

Люта, как преисподня, ревность
Протоиерей Артемий Владимиров

(1 голос5.0 из 5)

Отче­го воз­ни­ка­ет рев­ность? Нуж­но ли ста­рать­ся изо всех сил не пода­вать пово­да? Что луч­ше – рав­но­ду­шие или рев­ность? Как быть с дет­ской рев­но­стью и рев­но­стью мужа к детям? «Не рев­ну­ет, зна­чит, не любит»?

Навер­ное, зако­но­мер­но, что в раз­го­во­ре о супру­же­ской жиз­ни рано или позд­но речь зай­дет о рев­но­сти этой, как счи­та­ют, непре­мен­ной спут­ни­це люб­ви. Даже в Пес­ни Пес­ней Соло­мо­на два эти чув­ства постав­ле­ны рядом: «…креп­ка, как смерть, любовь; люта, как пре­ис­под­няя, рев­ность; стре­лы ее – стре­лы огнен­ные; она пла­мень весь­ма силь­ный» (Песн.8:6). О том, сколь часто сосед­ству­ют любовь и рев­ность, гово­рит и Еван­ге­лие: ведь свя­тые апо­сто­лы рев­но­ва­ли друг дру­га ко Хри­сту, желая быть как мож­но бли­же к люби­мо­му Учи­те­лю. Как же совре­мен­но­му хри­сти­а­ни­ну нуж­но оце­ни­вать это чув­ство, если оно воз­ни­ка­ет в его душе?

Преж­де все­го раз­гра­ни­чим сла­вян­ское сло­во «рев­ность» (в зна­че­нии «рев­ность по Бозе»), под­ра­зу­ме­ва­ю­щее дей­стви­тель­но свя­тое, воз­вы­шен­ное чув­ство, суть кото­ро­го– стрем­ле­ние содей­ство­вать сла­ве Божи­ей, огнен­ное жела­ние уго­ждать Богу, и одно­му Богу, и иное, душев­ное чув­ство – рев­но­ва­ние, рев­ность, кото­рой не лише­ны были до вре­ме­ни и апо­сто­лы, поку­да не воз­ро­ди­лись бла­го­да­тью Духа Святого.

Если гово­рить о рев­но­сти, кото­рая име­ет место в отно­ше­ни­ях супру­гов, то это конеч­но же тяже­лое, страст­ное чув­ство, достав­ля­ю­щее муче­ния чело­ве­ку. Рав­но­ду­шие ужас­но, но не менее ужас­на и рев­ность, порой заглу­ша­ю­щая совер­шен­но голос разу­ма и дела­ю­щая чело­ве­ка свое­об­раз­ным манья­ком, лиша­ю­щая его нрав­ствен­ной сво­бо­ды. Эта рев­ность назы­ва­ет­ся в Биб­лии жесто­кой, как ад; эта рев­ность дово­дит ино­гда до умо­ис­ступ­ле­ния и убий­ства, зачи­на­ясь и совер­ша­ясь в чело­ве­ке не без уча­стия демонов.

Отче­го она воз­ни­ка­ет? Конеч­но же от недо­стат­ка дове­рия к люби­мо­му, от недо­стат­ка бла­го­род­ства в душе любя­ще­го. Воз­ни­ка­ет она, навер­ное, и пото­му, что мы не любим в Боге того, кого любим, – ведь бла­го­дать не наси­лу­ет, любовь не подав­ля­ет. Любя, мы отда­ем себя дру­го­му. Пред­мет люб­ви для нас не вещь, и мы не про­сти­ра­ем на него пра­ва соб­ствен­но­сти. Истин­ная любовь не пора­бо­ща­ет чело­ве­ка, а стре­мит­ся ува­жать в нем ту цар­ствен­ную сво­бо­ду, кото­рая явля­ет­ся чер­той обра­за Божия.

Все-таки каж­дый из нас соткан из пло­ти и кро­ви, и поэто­му хри­сти­ане, веду­щие семей­ную жизнь, долж­ны быть очень дели­кат­ны, осмот­ри­тель­ны, осто­рож­ны, долж­ны боять­ся и наме­ком подать сво­ей поло­вине малей­шую пищу для ревнования.

Но это кажет­ся почти невоз­мож­ным, осо­бен­но в семьях, кото­рые живут, что назы­ва­ет­ся, «откры­тым домом», когда у супру­гов мно­го дру­зей, каж­дый увле­чен люби­мым делом…

Имея сам почти два­дца­ти­лет­ний стаж супру­же­ства, я раз­мыш­ляю об этом пред­ме­те и как свя­щен­ник, кото­рый испо­ве­ду­ет людей семей­ных. Мне кажет­ся, каж­до­му из хри­сти­ан­ских супру­гов важ­но все­гда сле­дить за сво­им рас­по­ло­же­ни­ем, внут­рен­ним настро­ем, за сво­ей мыс­лью и тот­час бить тре­во­гу, когда серд­це – а оно ведь у нас пад­шее– нахо­дит­ся «на гра­ни» и гото­во увлечься.

Знаю, что если я тот­час осе­каю сам себя, мыс­лен­но каюсь, воз­вра­ща­ясь в поло­жен­ные мне пре­де­лы, и не допус­каю духу блу­да даже оца­ра­пать мою душу, то Гос­подь в награ­ду за вер­ность не допу­стит ниче­го тако­го, что пита­ло бы мою рев­ность. Если хри­сти­ан­ский супруг или супру­га ста­ра­ют­ся быть бес­по­роч­ны­ми в отно­ше­нии друг дру­га и даже мыс­лен­но не согре­шать, то бла­го­дать вен­ча­ния в пол­ной мере цар­ству­ет в их умах и серд­цах, и тем­ное обла­ко гре­ха даже не при­ка­са­ет­ся к ним. Но это непре­стан­ный труд, а ведь каж­дый из нас под­вер­жен иску­ше­ни­ям… Часто при­хо­дит­ся видеть, что супру­ги – по недо­стат­ку опы­та сов­мест­ной жиз­ни или по некой про­сто­те, увле­ка­ясь каж­дый сво­им делом, – не уме­ют жить общим домом. А ведь неда­ром сло­жи­лась посло­ви­ца: «Кто чем увле­ка­ет­ся, тот тем и искушается».

Даже бла­го­род­ные, воз­вы­шен­ные заня­тия, отно­ся­щи­е­ся к бого­слу­же­нию или твор­че­ству, не долж­ны пола­гать меж­ду супру­га­ми ника­ко­го раз­де­ле­ния. Как об этом пре­крас­но пишет в сво­их днев­ни­ках цари­ца Алек­сандра Фео­до­ров­на, жена долж­на уметь жить делом мужа, а муж – про­яв­лять забо­ту и непод­дель­ный инте­рес к кру­гу обя­зан­но­стей жены, так что­бы у них дей­стви­тель­но было все общее: одна душа, одно серд­це – и они смот­ре­ли бы на мир еди­ным обра­зом и жили в пол­ной мере душев­ны­ми пере­жи­ва­ни­я­ми друг дру­га. Тогда и помы­сел о рев­но­сти не смо­жет про­рас­ти на сер­деч­ной почве.

К сожа­ле­нию, в совре­мен­ных семьях часто слу­ча­ет­ся, что рев­ность воз­ни­ка­ет не толь­ко в отно­ше­ни­ях супру­гов, – есть ведь еще роди­те­ли, дети, и порой все тес­нят­ся в одной квар­ти­ре:… Для мно­гих ста­но­вит­ся серьез­ной про­бле­мой рож­де­ние ребен­ка, когда у мужа появ­ля­ет­ся мно­же­ство пово­дов упрек­нуть супру­гу в отсут­ствии было­го вни­ма­ния. А уж отно­ше­ния све­кро­ви и невест­ки ста­ли про­сто «прит­чей во язы­цех», и одно­му Богу ведо­мо, сколь­ко по этой при­чине было про­ли­то слез моло­ды­ми жена­ми и не очень моло­ды­ми мама­ми их мужей.

Если у све­кро­ви доста­ет ума и она зна­ет жизнь, то совесть под­ска­жет ей, сколь так­тич­но она долж­на отно­сить­ся к новой семье. Сама жизнь помо­жет ей отка­зать­ся от сво­е­го чада в поль­зу поло­ви­ны, кото­рую то обре­ло, по биб­лей­ско­му сло­ву: «…оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать свою и при­ле­пит­ся к жене сво­ей; и будут [два] одна плоть» (Быт.2:24). Рев­ность к избран­ни­ку или избран­ни­це чада в пол­ной мере обна­ру­жи­ва­ет роди­тель­ский эго­изм: сле­пую, живот­ную роди­тель­скую любовь, кото­рая не сози­да­ет, а раз­ру­ша­ет. В самом деле, сколь­ко семей рас­па­лось из-за того, что роди­те­ли нару­ши­ли дан­ный Богом чин, иерар­хию вза­и­мо­от­но­ше­ний, и вторг­лись туда, куда не долж­на сту­пать нога посто­рон­не­го чело­ве­ка! Тре­тий здесь – дей­стви­тель­но лишний.

Отно­си­тель­но пер­вой упо­мя­ну­той Вами кол­ли­зии тоже тре­бу­ет­ся раз­мыш­ле­ние и хри­сти­ан­ское пони­ма­ние про­бле­мы. Пре­крас­но гово­рит про­то­и­е­рей Димит­рий Смир­нов об иерар­хии семей­ных отно­ше­ний: сна­ча­ла муж и жена, их попе­че­ние друг о дру­ге, затем дети, а затем роди­те­ли. Это не зна­чит, что мы долж­ны остав­лять роди­те­лей без вни­ма­ния. Но осно­ва основ – мир и согла­сие меж­ду мужем и женой.

Моло­дые жен­щи­ны, супру­ги-хри­сти­ан­ки, конеч­но же не долж­ны совер­шать ошиб­ку и с появ­ле­ни­ем ребен­ка пере­ста­вать инте­ре­со­вать­ся мужем – в этом будет опре­де­лен­ная нрав­ствен­ная ано­ма­лия. Один мно­го­опыт­ный духов­ник, кото­ро­го мне посчаст­ли­ви­лось знать, гово­рит, что если в семье муж пьет или бьет, то это вер­ный при­знак недо­стат­ка муд­ро­сти и под­лин­ной люб­ви в серд­це супру­ги. Совре­мен­ные люди очень сла­бы, эго­и­стич­ны, пад­ки на вся­кие поро­ки… Едва лишь удель­ный вес супру­же­ской жен­ской люб­ви будет пере­ме­щен в сто­ро­ну детей или кого бы то ни было (чего бы то ни было) – муж, остав­лен­ный без попе­че­ния, нач­нет увя­дать, как рас­те­ние без сол­неч­но­го све­та. И напро­тив, про­зор­ли­вая, умная, доб­ро­де­тель­ная женуш­ка будет фокус сво­е­го вни­ма­ния неослаб­но дер­жать на серд­це мужа, нико­гда не ума­лит попе­че­ния о нем, дабы он чув­ство­вал себя удо­вле­тво­рен­ным, насы­щен­ным, радост­ным. И, конеч­но, пла­тил тем же сво­ей супру­ге, явля­ясь под­лин­ным духов­ным гла­вой Богом дан­но­го сою­за. Поэто­му нуж­но опре­де­лен­но ска­зать, что исклю­чи­тель­ное попе­че­ние о детях, при снис­хо­ди­тель­ном «отма­хи­ва­нии» от супру­га: дескать, то, что свя­за­но с мужем, меня не инте­ре­су­ет, дети для меня глав­ное, – такое рас­по­ло­же­ние серд­ца жены-хри­сти­ан­ки непра­виль­но, греховно.

Мне хоте­лось бы вер­нуть­ся к нача­лу наше­го раз­го­во­ра. Ведь мно­гие так или ина­че судят о глу­бине люб­ви по нали­чию или отсут­ствию рев­но­сти, руко­вод­ству­ясь рас­хо­жим утвер­жде­ни­ем, что «не рев­ну­ет – зна­чит, не любит». Как быть, если рев­ность все же посе­ли­лась в душе одно­го из супру­гов, если для нее – наме­рен­но или слу­чай­но – был дан повод?

Без­услов­но, ниче­го не может быть отвра­ти­тель­ней, чем «тре­уголь­ник», создан­ный твор­че­ским вооб­ра­же­ни­ем (а может быть, и жиз­нен­ной прак­ти­кой) Н.Г. Чер­ны­шев­ско­го в романе «Что делать»: Кир­са­нов, Лопу­хов, Вера Пав­лов­на; сво­бод­ное мигри­ро­ва­ние вен­чан­ной жены от мужа к сорат­ни­ку по рево­лю­ци­он­ным делам… Это вырож­де­ние и смерть души. Дру­гое дело, что рев­ность нахо­дит место в серд­це чело­ве­ка, сви­ва­ет там гнез­до в слу­чае, если он не обра­щен все­ми сила­ми сво­ей души ко Хри­сту. Плот­ская рев­ность свой­ствен­на чело­ве­ку гру­бо­му. Чем духов­нее лич­ность супру­га, тем пол­нее он вве­ря­ет судь­бу сво­ей семьи в руки Божии, а ста­ло быть, тем глуб­же и сер­деч­нее молит­ся о нена­ру­ши­мо­сти мира и согла­сия в семье сво­ей, и имен­но в молит­ве к Богу выска­зы­ва­ет и выли­ва­ет, выпла­ки­ва­ет все то, что в язы­че­ских сою­зах обру­ши­ва­ет­ся на голо­ву лег­ко­мыс­лен­ной поло­ви­ны. Вни­ма­тель­ный хри­сти­ан­ский супруг не может не заме­чать малей­ших откло­не­ний в серд­це и мыс­лях люби­мой, не может не видеть тех опас­но­стей и соблаз­нов, кото­рые посто­ян­но сту­чат­ся в две­ри семьи. Но как по-раз­но­му ведут себя мужья! Один накри­чит на свою жену, дру­гой уда­рит, тре­тий пере­ста­нет раз­го­ва­ри­вать, чет­вер­тый будет сидеть с мрач­ным лицом и одно­слож­но бур­кать что-то в ответ на сло­ва супруги…

А иной не повы­сит голо­са, как обыч­но, поздо­ро­ва­ет­ся, в осто­рож­ной фор­ме спро­сит супру­гу или выра­зит свое бес­по­кой­ство, не поте­ряв ни неж­но­сти, ни дове­рия, ни люб­ви. И этот вопрос, эта тре­во­га, иду­щая из чисто­го, доб­ро­де­тель­но­го серд­ца, будут куда более дей­ствен­ны, чем внеш­няя поза или какая-то гру­бость, хотя бы и вну­шен­ная оскорб­лен­ной любовью.

Мне вспо­ми­на­ет­ся в свя­зи с этим пре­крас­ный эпи­зод из кни­ги «Отец Арсе­ний», кото­рую мно­гие наши чита­те­ли зна­ют и любят. В заклю­чи­тель­ной ее части речь идет о жен­щине, обрет­шей мир с Богом у ног духов­ни­ка, отца Арсе­ния. Дол­гое вре­мя она изме­ня­ла мужу, нахо­дясь под ослеп­ля­ю­щим воз­дей­стви­ем плот­ской люб­ви, кото­рая захва­ти­ла все ее суще­ство… Но муж в той семье был истин­ным хри­сти­а­ни­ном. Зная, чув­ствуя то недоб­рое, что вошло в семью, он ни сло­ва не гово­рил супру­ге, но часа­ми молил­ся Богу, ведая, что лишь Врач Небес­ный может изле­чить эту смер­тель­ную, зия­ю­щую язву.

Дру­гой бы на его месте посту­пил ина­че: выгнал бы жену, выки­нув вслед за ней и вещи, или ушел бы сам. Но муж, памя­туя, как силен диа­вол и как труд­но, мучи­тель­но изба­вить­ся от его пле­на, молил­ся и молил­ся, про­ся Гос­по­да и Бого­ро­ди­цу вме­шать­ся… И побе­дил в этом бес­кров­ном сра­же­нии – жена отре­ши­лась от сво­е­го ослеп­ле­ния: усо­ве­стив­шись без­молв­но­го анге­ла, кото­рым был не кто иной, как ее соб­ствен­ный муж, она при­шла к пока­я­нию, и мало-пома­лу семей­ная жизнь восстановилась.

Есть два рода люб­ви, из коих одна свя­тая, а дру­гая нечи­стая… одна покор­ная Богу, а дру­гая страст­ная; одна мир­ная, а дру­гая мятеж­ная; одна – пред­по­чи­та­ю­щая исти­ну похва­лам заблуж­да­ю­щих­ся, а дру­гая – жад­ная ко все­об­щим похва­лам; одна – жела­ю­щая ближ­не­му того же, что и себе, а дру­гая – жела­ю­щая под­чи­не­ния ближ­не­го себе самой… Эти два рода люб­ви суще­ство­ва­ли еще в анге­лах, один в доб­рых, а дру­гой в злых, и поло­жи­ли раз­ли­чие меж­ду дву­мя гра­да­ми, обра­зо­вав­ши­ми­ся в чело­ве­че­ском роде… Из их вре­мен­но­го сме­ше­ния про­ис­хо­дит насто­я­щий век, пока на послед­нем Суде они будут раз­де­ле­ны, и один, соеди­нив­шись с доб­ры­ми анге­ла­ми, насле­ду­ет со сво­им Царем веч­ную жизнь, а дру­гой, соеди­нив­шись со злы­ми анге­ла­ми, будет ото­слан со сво­им царем в огонь вечный.

Бла­жен­ный Августин

Источ­ник: про­то­и­е­рей Арте­мий Вла­ди­ми­ров, «Любовь и вера». М., 2003.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки