О смешанных браках<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Владимир Башкиров</span>

О смешанных браках
Протоиерей Владимир Башкиров

(1 голос5.0 из 5)

Меня дав­но про­си­ли рас­ска­зать о сме­шан­ных бра­ках и об отно­ше­нии к ним Церкви.

Давай­те сна­ча­ла уточ­ним само поня­тие. Сме­шан­ным на цер­ков­ном язы­ке назы­ва­ет­ся такой брак, кото­рый заклю­чи­ли меж­ду собой супру­ги раз­ной веры. Диа­па­зон здесь боль­шой – от раз­ных направ­ле­ний внут­ри само­го хри­сти­ан­ства до совер­ше­но дру­гих рели­гий, напри­мер, брак меж­ду пра­во­слав­ным и мусуль­ман­кой[1].

Как такое слу­ча­ет­ся? Обыч­но моло­дым людям, когда они зна­ко­мят­ся, как-то и невдо­мек, кто из них какой веры или вооб­ще неве­ру­ю­щий. Вопрос этот воз­ни­ка­ет потом, в про­цес­се поис­ка смыс­ла жиз­ни, под вли­я­ни­ем роди­те­лей, дру­зей или рели­ги­оз­ных мис­си­о­не­ров[2].

И вот тогда, неожи­дан­но для самих супру­гов, ока­зы­ва­ет­ся, что рели­гия мужа име­ет свое уче­ние, а вера жены совсем дру­гая. Ино­гда у обо­их воз­ни­ка­ет «рели­ги­оз­ный пат­ри­о­тизм» и жела­ние непре­мен­но вовлечь спут­ни­ка жиз­ни в свою общи­ну, а глав­ное, вос­пи­тать детей толь­ко в сво­ей вере. Пара­докс тут в том, что может воз­ник­нуть кон­фликт, и глав­ное там, где его не долж­но было бы быть – на рели­ги­оз­ной почве.

Вопрос этот не новый и изве­стен в хри­сти­ан­стве уже с глу­бо­кой древ­но­сти. Пока обще­ство жило замкну­то и при­дер­жи­ва­лось одной рели­гии, осо­бых вопро­сов не воз­ни­ка­ло. Раз­ли­чие рели­гии жени­ха и неве­сты счи­та­лось недо­пу­сти­мым. Люди были уве­ре­ны, что рели­гия накла­ды­ва­ет такой отпе­ча­ток на образ мыс­ли сво­их после­до­ва­те­лей, что ожи­дать пол­но­го духов­но­го еди­не­ния супру­гов раз­ных веро­ис­по­ве­да­ний, про­сто не воз­мож­но[3].

Так было и на Руси прак­ти­че­ски до нача­ла 18 века. Допус­ка­лись лишь ред­кие исклю­че­ния. Но вот гря­ну­ли пет­ров­ские рефор­мы, ста­ли появ­лять­ся мас­сы ино­стран­цев, и уже к 20 годам про­бле­ма сме­шан­ных бра­ков ста­ла настоль­ко острой, что ей при­шлось занять­ся Сино­ду Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. И его уже самые пер­вые реше­ния были нетра­ди­ци­он­ны­ми и очень свободными.

В 1721 году был опуб­ли­ко­ван указ (от 23 июня), раз­ре­ша­ю­щий выслан­ным в Сибирь швед­ским плен­ни­кам – про­те­стан­там женить­ся на пра­во­слав­ных рус­ских без пере­ме­ны сво­ей веры. Им запре­ща­лось толь­ко совра­щать жену в свою веру и пред­пи­сы­ва­лось вос­пи­ты­вать детей в пра­во­сла­вии. А в авгу­сте того же года Синод издал посла­ние, в кото­ром гово­ри­лось, что «брак вер­но­го мужа с женою ино­вер­ною не есть сам по себе нечист или бого­мер­зок», и что, если тако­вой и запре­ща­ет­ся цер­ков­ны­ми пра­ви­ла­ми, то не без­услов­но, «аки бы сам собою был он без­за­кон­ный, но толь­ко из опа­се­ния «дабы вер­ное лицо не совра­ти­ло­ся к зло­ве­рию невер­но­го или ино­вер­но­го сво­е­го подружия».

Затем в тече­ние несколь­ких деся­ти­ле­тий после­до­вал еще ряд ука­зов Сино­да о сме­шан­ных бра­ках (Указ от 15 авгу­ста 1728 г.;7 фев­ра­ля 1735 г.; 13 нояб­ря 1780 г.), кото­рые раз­ре­ша­ли «ино­вер­ным лицам муж­ско­го пола бра­ки с пра­во­слав­ны­ми лица­ми жен­ско­го пола», и наобо­рот, пра­во­слав­ным рус­ским под­дан­ным с жена­ми ино­вер­ных испо­ве­да­ний[4].

Инте­рес­ные пра­ви­ла дей­ство­ва­ли с 1768 по 1832 год для корен­ных жите­лей быв­шей Речи Поспо­ли­той на тер­ри­то­рии губер­ний: подоль­ской, моги­лев­ской, мин­ской, полоц­кой и волын­ской. Здесь «дети, рож­да­ю­щи­е­ся от роди­те­лей раз­ной веры, долж­ны были вос­пи­ты­вать­ся: сыно­вья в отцо­вой, а доче­ри – в матер­ней вере»[5].

Еще более сво­бод­ная фор­ма сме­шан­ных бра­ков допус­ка­лась в Фин­лян­дии, кото­рая вхо­ди­ла в состав Рос­сий­ской импе­рии и поль­зо­ва­лась внут­рен­ней авто­но­ми­ей. Указ Сино­да от 23 нояб­ря 1832 г. раз­ре­шал вен­ча­ние сме­шан­ных бра­ков по обря­дам тех церк­вей, к кото­рым при­над­ле­жа­ли жених и неве­ста, а дети от таких бра­ков вос­пи­ты­ва­лись в вере, к кото­рой при­над­ле­жал отец[6].

Труд­ней было с бра­ка­ми пра­во­слав­ных хри­сти­ан с нехри­сти­а­на­ми, кото­рых в Рос­сий­ской импе­рии жило нема­ло. Такой брак про­сто запре­щал­ся. А вот с бра­ка­ми меж­ду сами­ми нехри­сти­а­на­ми дело обсто­я­ло по-ино­му. Если один из супру­гов кре­стил­ся, то он мог пре­бы­вать, как тогда гово­ри­ли, в еди­но­брач­ном сожи­тель­стве и с некре­ще­ной женой, если их брак был заклю­чен еще до его кре­ще­ния. Такой брак оста­вал­ся в силе и не тре­бо­вал под­твер­жде­ния по пра­ви­лам пра­во­слав­ной Церкви.

Если же ново­кре­щен­ный имел несколь­ко жен, то после кре­ще­ния он дол­жен был выбрать из них одну, с кото­рой поже­ла­ет жить, и «тогда их брак бла­го­слов­ля­ет­ся по цер­ков­но­му чину»

Инте­рес­но, что по ука­зу от 25 апре­ля 1729 мужу и жене, если кре­сти­лись оба, не нуж­но было вен­чать­ся. Счи­та­лось, что само таин­ство кре­ще­ния ста­ло для них вен­ча­ни­ем[7].

В общем, эта прак­ти­ка при­зна­ет­ся нашей Цер­ко­вью и сей­час. Вот как гово­рит­ся об этом в при­ня­той в 2000 году «Соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви»:

«…Цер­ковь и сего­дня не освя­ща­ет вен­ча­ни­ем бра­ки, заклю­чен­ные меж­ду пра­во­слав­ны­ми и нехри­сти­а­на­ми, одно­вре­мен­но при­зна­вая тако­вые в каче­стве закон­ных и не счи­тая пре­бы­ва­ю­щих в них нахо­дя­щи­ми­ся в блуд­ном сожительстве…Церковь…и сего­дня нахо­дит воз­мож­ным совер­ше­ние бра­ков православных…с като­ли­ка­ми, чле­на­ми Древ­них Восточ­ных Церк­вей и про­те­стан­та­ми, испо­ве­ду­ю­щи­ми веру в Три­еди­но­го Бога…»[8].

В совре­мен­ном обще­стве может, одна­ко, ока­зать­ся так, что люди, всту­па­ю­щие в сме­шан­ные бра­ки, состо­ят в опре­де­лен­ной сте­пе­ни род­ства. Поэто­му небес­по­лез­но будет уяс­нить те род­ствен­ные свя­зи, кото­рые цер­ков­ное пра­во счи­та­ет без­услов­ны­ми пре­пят­стви­я­ми к бра­ку[9].


При­ме­ча­ния:

[1] Отно­ше­ние Пра­во­слав­ной Церк­ви к сме­шан­ным бра­кам име­ет две сто­ро­ны: Кано­ни­че­ская и практическая.
Кано­ни­че­ское пра­во, вос­хо­дя­щее к эпо­хе Все­лен­ских собо­ров (4–8 вв.), тре­бу­ет при­над­леж­но­сти обо­их супру­гов к Пра­во­слав­ной Церкви:
«…К 7‑му веку в Пра­во­слав­ной Церк­ви повсе­мест­но сло­жи­лась осо­бая кано­ни­че­ская дис­ци­пли­на о сме­шан­ных бра­ках, чет­ко сфор­му­ли­ро­ван­ная 72 кано­ном на 6‑м Все­лен­ском собо­ре (691). Осно­ва­ни­ем для её опре­де­ле­ния послу­жи­ли тек­сты Свя­щен­но­го Писа­ния Вет­хо­го и Ново­го Заве­та об отно­ше­нии к сме­шан­ным бра­кам, а так­же соот­вет­ству­ю­щее зако­но­да­тель­ство собо­ров древ­ней Церк­ви… Соглас­но этому…документу сло­жи­лась сле­ду­ю­щая кано­ни­че­ская прак­ти­ка Пра­во­слав­ной Церк­ви отно­си­тель­но сме­шан­ных браков:
— бра­ки пра­во­слав­ных хри­сти­ан с лица­ми, не при­над­ле­жа­щи­ми к Церк­ви, стро­го воспрещены;
— допус­ка­ет­ся пре­бы­ва­ние пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на в брач­ном сою­зе с ино­вер­цем лишь в том слу­чае, если этот брак был заклю­чен, когда оба супру­га нахо­ди­лись вне Пра­во­слав­ной Церк­ви (1. Кор. 7:13, 14, 16–17);
— дети, родив­ши­е­ся от тако­го сме­шан­но­го бра­ка, долж­ны быть кре­ще­ны и вос­пи­та­ны в пра­во­слав­ной вере;
— в слу­чае, если ино­вер­ный супруг не поже­ла­ет более оста­вать­ся в бра­ке с обра­щен­ной в пра­во­ве­рие супру­же­ской поло­ви­ной, брак рас­па­да­ет­ся, и пра­во­слав­ной поло­вине раз­ре­ша­ет­ся всту­пать в новый брак с пра­во­слав­ным лицом;
— пра­во­слав­но­му раз­ре­ша­ет­ся всту­пать в брач­ное сожи­тель­ство с ино­вер­ной сто­ро­ной лишь в том слу­чае, если она обе­ща­ет при­нять пра­во­сла­вие и тот­час испол­нит это обе­ща­ние» (Боло­хов­ский Н. Совре­мен­ная прак­ти­ка сме­шан­ных бра­ков в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.//Европейский Гума­ни­тар­ный Уни­вер­си­тет. Уче­ние запис­ки. Выпуск 2. Сбор­ник науч­ных ста­тей факуль­те­та тео­ло­гии. Минск, 2004. С. 84–85).

При­бли­зи­тель­но так­же трак­ту­ет сме­шан­ный брак и кано­ни­че­ское пра­во Като­ли­че­ской церкви:
Канон 1124.
— Без спе­ци­аль­но­го раз­ре­ше­ния ком­пе­тент­ных вла­стей брак меж­ду дву­мя кре­ще­ны­ми лица­ми, один из кото­рых кре­щен в Като­ли­че­ской церк­ви или при­ят в неё после кре­ще­ния и не вышел из не неё посред­ством офи­ци­аль­но­го акта, и дру­гим лицом, при­над­ле­жа­щим к церк­ви или цер­ков­но­му сооб­ще­ству, не состо­я­ще­му в пол­ном обще­нии с Като­ли­че­ской цер­ко­вью запрещен.
Канон 1086.
— Брак меж­ду дву­мя лица­ми, один из кото­рых кре­щен в Като­ли­че­ской церк­ви или при­ят в неё после кре­ще­ния и не вышел из неё посред­ством офи­ци­аль­но­го акта, и дру­гим некре­ще­ным лицом недействителен.
— Это пре­пят­ствие не может быть сня­то до тех пор, пока не будут выпол­не­ны усло­вия кано­нов 1125 и 1126.
— Если в момент заклю­че­ния бра­ка счи­та­лось, что одна сто­ро­на была кре­ще­на или факт её кре­ще­ния был сомни­тель­ным, дей­стви­тель­ность бра­ка сле­ду­ет рас­смат­ри­ва­ет в соот­вет­ствии с нор­мой кано­на 1060 до тех пор, пока не выяс­нит­ся со всей опре­де­лен­но­стью, была ли одна сто­ро­на кре­ще­на, а дру­гая нет.
Канон 1125.
— Мест­ный орди­на­рий – (мест­ный судья или (архи)епископ в сво­ей епар­хии, свя­щен­ник в сво­ем при­хо­де – Мюл­лер В. К. Англо-рус­ский сло­варь. М., 1971. С. 529) – может дать такое раз­ре­ше­ние, если име­ет­ся спра­вед­ли­вая и при­ем­ле­мая при­чи­на, одна­ко он не может дать его, пока не будут выпол­не­ны сле­ду­ю­щие условия:
— Като­ли­че­ская сто­ро­на долж­на заявить, что он или она готов (гото­ва) устра­нить опас­ность отпа­де­ния от веры и дать искрен­нее обе­ща­ние делать всё, что в её силах, что­бы кре­стить и вос­пи­тать детей в като­ли­че­ской вере.
— Дру­гая сто­ро­на долж­на быть свое­вре­мен­но про­ин­фор­ми­ро­ва­на о этих обе­ща­ни­ях като­ли­че­ской сто­ро­ны, что­бы дру­гая сто­ро­на точ­но зна­ла о этом обе­ща­нии и обя­за­тель­стве като­ли­че­ской стороны.
— Обе сто­ро­ны долж­ны быть про­ин­фор­ми­ро­ва­ны о суще­ствен­ных целях и свой­ствах бра­ка, кото­рые не могут игно­ри­ро­вать­ся дру­гой сто­ро­ной» (The Companion to the Catechism of the Catholic Church. San-Francisco, 1995. P. 612).
Одна­ко Цер­ковь не мог­ла оста­вить без пас­тыр­ско­го попе­че­ния сме­шан­ные бра­ки, и на прак­ти­ке их при­ни­ма­ла и про­дол­жа­ет принимать:
№ 1852. «Учи­ты­вая рас­ту­щее чис­ло сме­шан­ных бра­ков в раз­ных частях мира, Цер­ковь вклю­ча­ет в круг сво­их пас­тыр­ских задач рабо­ту с пара­ми, всту­па­ю­щи­ми в такие бра­ки. Несмот­ря на то, что у таких бра­ков есть свои внут­рен­ние труд­но­сти, они содер­жат в себе нема­ло эле­мен­тов, кото­рые могут ока­зать­ся полез­ны­ми, рас­крыть обо­им супру­гам их внут­рен­ние каче­ства и вне­сти свой вклад в эку­ме­ни­че­ское движение.
Это ста­но­вит­ся осо­бен­но оче­вид­ным, когда обе сто­ро­ны доб­ро­со­вест­но испол­ня­ют свои рели­ги­оз­ные обя­зан­но­сти. Общее кре­ще­ние и дей­ствие бла­го­да­ти моти­ви­ру­ют супру­гов, состо­я­щих в таких бра­ках, испо­ве­до­вать еди­ные мораль­ные и духов­ные цен­но­сти» (Dupius Jacques, Neuner Josef. Mixed marriages (). // The Christian faith in the documents of the Catholic Church, New-York, 1995. P. 731–732) .

Одна­ко и Пра­во­слав­ная Цер­ковь, и Като­ли­че­ская цер­ковь пре­ду­пре­жда­ют о раз­но­мыс­лии, как об опас­но­сти, кото­рая может подо­рвать такой брак:
Общ­ность веры супру­гов, явля­ю­щих­ся чле­на­ми тела Хри­сто­ва, состав­ля­ет важ­ней­шее усло­вие под­лин­но хри­сти­ан­ско­го и цер­ков­но­го бра­ка. Толь­ко еди­ная в вере семья моет стать домаш­ней Цер­ко­вью (Флм. 1:2), в кото­рой муж и жена сов­мест­но с детьми воз­рас­та­ют в духов­ном совер­шен­ство­ва­нии и позна­нии Бога. Отсут­ствие еди­но­мыс­лия пред­став­ля­ет серьез­ную угро­зу целост­но­сти супру­же­ско­го сою­за. Имен­но поэто­му Цер­ковь счи­та­ет сво­им дол­гом при­звать веру­ю­щих всту­пать в брак толь­ко в Гос­по­де (1. Кор. 7:39), то есть с теми, кто раз­де­ля­ет их хри­сти­ан­ские убеж­де­ния. (Осно­вы соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. М., 2001 г. С. 73).

А в като­ли­че­ском кате­хи­зи­се об этой про­бле­ме гово­рит­ся так:
«№1634… Нель­зя недо­оце­ни­вать труд­но­сти сме­шан­ных бра­ков. Их при­чи­на – в раз­де­ле­нии хри­сти­ан, кото­рое еще не пре­одо­ле­но. Супру­ги риску­ют на опы­те испы­тать тра­ге­дию хри­сти­ан­ско­го раз­де­ле­ния в серд­це их соб­ствен­но­го дома. Аера­вен­ство веро­ис­по­ве­да­ний усу­губ­ля­ет эти труд­но­сти еще боль­ше. Раз­но­сти в вере и в пред­став­ле­ни­ях о бра­ке, раз­ли­чия в рели­ги­оз­ном созна­нии могут стать источ­ни­ком серьез­ной напря­жен­но­сти в бра­ке, осо­бен­но в вопро­се вос­пи­та­ния детей. А отсю­да может воз­ник­нуть опас­ность рели­ги­оз­но­го без­раз­ли­чия» (Mixed marriages and disparity of cult.//Cathechism of the Catholic Church. New-York – London-Toronto-Sydney – Auckland, 1995. P. 455).

[2] «…В насто­я­щее вре­мя, – отме­чал про­то­и­е­рей С. Щукин, – моло­дежь настоль­ко зара­же­на рав­но­ду­ши­ем к цер­ков­ным пред­пи­са­ни­ям, что для моло­дых супру­гов эти «мел­кие» раз­ли­чия кажут­ся не могу­щи­ми поме­шать их люб­ви и «вза­им­но­му ува­же­нию» к вере дру­го­го». Воз­мож­но, что в пер­вые меся­цы и годы бра­ка веро­ис­по­вед­ные рас­хож­де­ния будут мало ощу­щать­ся. Но чем даль­ше будет идти вре­мя, чем более будут опре­де­лять­ся харак­те­ры и убеж­де­ния супру­гов, тем труд­нее им будет осу­ществ­лять свое внут­рен­нее единство.
Их рели­ги­оз­ная жизнь, не зани­мав­шая мно­го места в моло­до­сти, с года­ми обыч­но уси­ли­ва­ет­ся, и тогда рели­ги­оз­ное раз­но­мыс­лие мужа и жены будет ощу­щать­ся более болез­нен­но. Их внут­рен­няя духов­ная жизнь будет всё более и более обособ­лять­ся, пока каж­дый их них не почув­ству­ет, что доро­ги их разо­шлись в самом глав­ном» (Щукин С., про­то­и­е­рей. О бра­ках с ино­слав­ны­ми. //Православное обо­зре­ние. №38. Мон­ре­аль, 1959. С. 5).
Мно­гое зави­сит еще и от того, как моло­дые люди под­хо­дят к выбо­ру неве­сты или жени­ха. К сожа­ле­нию, чаще все­го – это внеш­ние каче­ства, кра­со­та, при­вле­ка­тель­ность, но отнюдь не внут­рен­ние досто­ин­ства. Об обман­чи­во­сти этих моти­вов пре­ду­пре­ждал еще свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст:
«…Не отвра­щай­ся… от жены по при­чине её непри­вле­ка­тель­но­сти. Послу­шай что гово­рит Писа­ние: «Мала пче­ла меж­ду лета­ю­щи­ми, но плод её – луч­ший из сла­стей» (Сир. 11:3). она Божие созда­ние: не её ты пори­ца­ешь, но Того, кто создал её. Чем вино­ва­та жена?
Не хва­ли её и за кра­со­ту. Раз­врат­ным душам свой­ствен­на такая похва­ла и такая нена­висть, да и самая страст­ная любовь. Телес­ная кра­со­та про­из­во­дит вели­кую наг­лость и мно­го нера­зум­но­го; она воз­буж­да­ет рев­ность и неред­ко застав­ля­ет подо­зре­вать тебя в гнус­ных поступ­ках. Но она, ска­жешь, достав­ля­ет удо­воль­ствие? Один месяц или два, мно­го, если год, но не далее; от при­выч­ки диво это ско­ро теря­ет свою пре­лесть. А то, что вслед­ствие кра­со­ты быва­ет дур­но­го, оста­ет­ся навсе­гда: ослеп­ле­ние, безу­мие, высокомерие…А если при­клю­чит­ся болезнь, то тот­час всё улетает.
Будем же искать в жене бла­го­ра­зу­мия, уме­рен­но­сти, кро­то­сти: тако­вы при­зна­ки истин­ной кра­со­ты, а телес­ной кра­со­ты не будем искать и не ста­нем уко­рять её за то, что от неё не зави­сит, или луч­ше, и вовсе не ста­нем уко­рять, пото­му что это свой­ствен­но дер­зо­сти, не будем огор­чать­ся и негодовать.
Или не види­те, сколь­ко таких, кото­рые жили и с кра­си­вы­ми жена­ми, но бед­ствен­но окон­чи­ли свою жизнь; напро­тив, сколь­ко таких, кото­рые име­ли жен не очень бла­го­об­раз­ных, но в пол­ном бла­го­по­лу­чии дожи­ли до глу­бо­кой старости…Не ста­нем искать денег, ни внеш­не­го бла­го­род­ства, но бла­го­род­ства душев­но­го. Пусть никто не дума­ет раз­бо­га­теть через жену, постыд­но и позор­но такое богат­ство…» (Иоанн Зла­то­уст, свя­ти­тель. Бесе­ды на посла­ние к Ефе­ся­нам. Бесе­да 20 (№2, 3). Тво­ре­ния. Т. 11. Кни­га пер­вая. С П б., 1905. Репринт. С. 169, 170).
«Посто­ян­но при­хо­дит­ся наблю­дать бра­ки, – пишет Пер­во­и­е­рарх Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви Загра­ни­цей Мит­ро­по­лит Фила­рет († 1985), – как бра­ки заклю­ча­ют­ся теперь не по серьез­но­му, глу­бо­ко­му, про­ве­рен­но­му чув­ству люб­ви, – а по «влюб­лен­но­сти» – чув­ству не серьез­но­му, не глу­бо­ко­му, и в нрав­ствен­ном отно­ше­нии – очень не невы­со­ко­му. Часто содер­жа­ни­ем такой влюб­лен­но­сти явля­ет­ся – увы – в сущ­но­сти, – толь­ко живот­ная похоть, толь­ко «вол­не­ние кро­ви моло­дой» ( а ино­гда и не моло­дой, да гряз­но – бурливой…).
И вме­сте с тем, в таких «бра­ках» в пред­брач­ную пору посто­ян­но наблю­да­ет­ся фальшь и само­при­кра­ши­ва­ние и тела и души, лице­мер­ное жела­ние не быть, а казать­ся луч­ше и красивее…Но ведь жизнь мож­но стро­ить толь­ко на прав­де, на лжи она усто­ять не может. И отсю­да – столь частое разо­ча­ро­ва­ние супру­гов друг в дру­ге, и – без­об­раз­ная прак­ти­ка раз­во­дов. Да и кто же не зна­ет, что в наши дни эти «влюб­лен­но­сти» посто­ян­но раз­ре­ша­ют­ся в «граж­дан­ские бра­ки», т. е. неза­кон­ные свя­зи, систе­ма­ти­че­ские посто­ян­ные нару­ше­ния 7‑й запо­ве­ди, за кото­рые Цер­ковь отлу­ча­ет от при­ня­тия Свя­тых Таин. А окан­чи­ва­ет­ся всё это сплошь и рядом тра­ги­че­ски – не толь­ко ссо­ра­ми, но и пре­ступ­ле­ни­я­ми, убий­ством и само убийством…
Хри­сти­ан­ский брак есть живая жизнь двух в еди­не­нии. И с года­ми супру­же­ская любовь в нем толь­ко уси­ли­ва­ет­ся, ста­но­вит­ся глуб­же, оду­хо­тво­рен­нее. Конеч­но, и в хри­сти­ан­стве в эту супру­же­скую любовь, как извест­ное сла­га­е­мое, вхо­дит любовь страст­ная, свя­зан­ная со свой­ствен­ной каж­до­му чело­ве­ку есте­ствен­ной поло­вой склон­но­стью и чисто телес­ным вле­че­ни­ем, тяго­те­ни­ем к дру­го­му полу. Но в истин­но хри­сти­ан­ском бра­ке такая любовь стра­сти в при­вя­зан­но­сти супру­гов вхо­дит, как мы ска­за­ли, толь­ко – как сла­га­е­мое, и нико­гда не име­ет тако­го зна­че­ния и силы, как в нехри­сти­ан­ских брач­ных сою­зах» (Фила­рет, мит­ро­по­лит. Кон­спект по Зако­ну Божию. По кни­ге «Хри­сти­ан­ская жизнь» про­то­и­е­рея Н. Воз­не­сен­ско­го. Рок­ленд, 1989. С. 64).

[3]Так счи­та­ет и извест­ный бого­слов про­то­и­е­рей Иоанн Мей­ен­дорф († 2004), кото­рый видит боль­шие труд­но­сти сме­шан­но­го бра­ка в невоз­мож­но­сти евха­ри­сти­че­ско­го един­ства супругов:
«…Без­услов­но, и не при­над­ле­жа к одной Церк­ви, мож­но насла­ждать­ся друж­бой, раз­де­лять инте­ре­сы друг дру­га, ощу­щать истин­ное еди­не­ние и «пре­бы­вать в люб­ви» друг к дру­гу. Но весь вопрос в том, мож­но ли все эти чело­ве­че­ские отно­ше­ния изме­нить и пре­об­ра­зить в реаль­ность Цар­ствия Божия, если отно­ше­ния эти не обо­га­ще­ны опы­том при­над­леж­но­сти к Цар­ству, если они не скреп­ле­ны одной верой. Мож­но ли стать «еди­ным телом во Хри­сте без сов­мест­но­го при­ча­ще­ния Его евха­ри­сти­че­ско­го Тела и Кро­ви? Может ли брач­ная пара вой­ти в таин­ство бра­ка, – таин­ство, отно­ся­ще­е­ся «ко Хри­сту и Церк­ви», – не участ­вуя в таин­стве Боже­ствен­ной Литургии?…».
Но он же сам при­зна­ет, что такое еди­не­ние и в пра­во­слав­ной сре­де, к сожа­ле­нию, не частое явление:
«…На деле неко­то­рые сме­шан­ные бра­ки ока­зы­ва­ют­ся проч­нее и счаст­ли­вее, чем бра­ки пра­во­слав­ных, кото­рые нико­гда не слы­ха­ли об истин­ном зна­че­нии хри­сти­ан­ско­го бра­ка и не при­ни­ма­ли на себя ника­кой хри­сти­ан­ской ответ­ствен­но­сти перед Богом» (Иоанн, Мей­ен­дорф, про­то­и­е­рей. Сме­шан­ные браки.//. Брак в Пра­во­сла­вии. //Сборник: Соло­вьев В. Смысл люб­ви. //Тро­иц­кий С. Хри­сти­ан­ская фило­со­фия брака.//Протоиерей Иоанн Мей­ен­дорф. Брак в Пра­во­сла­вии. М., 1995 С. 242).
Кри­ти­че­ски и даже рез­ко отри­ца­тель­но к сме­шан­ным бра­кам отно­сят­ся и неко­то­рые гре­че­ские богословы:
«Совре­мен­ный гре­че­ский бого­слов Пана­гио­тис Блю­мис, про­фес­сор кано­ни­че­ско­го пра­ва в Уни­вер­си­те­те Афин, под­чер­ки­ва­ет, что древ­няя прак­ти­ка Церк­ви, осно­ван­ная на суще­ству­ю­щих кано­нах, не раз­ре­ша­ет заклю­чать сме­шан­ные бра­ки. Ситу­а­ция изме­ни­лась после обра­зо­ва­ния ино­вер­че­ских общин, в зна­чи­тель­ной мере род­ствен­ных пра­во­слав­но­му хри­сти­ан­ству. Из прак­ти­че­ских сооб­ра­же­ний было нача­то при­ме­не­нии цер­ков­ной ико­но­мии (домо­стро­и­тель­ства – В. Б) так­же и в этой обла­сти и раз­ре­ше­но заклю­чать сме­шан­ные бра­ки, при усло­вии, что таин­ство бра­ка будет совер­ше­но в церк­ви, а дети – кре­ще­ны в Православии.
Гре­че­ские бого­сло­вы счи­та­ют, что таин­ство бра­ка, совер­шен­ное в ино­вер­че­ской церк­ви, хотя бы, напри­мер, в Рим­ско-като­ли­че­ской, долж­но быть совер­ше­но зано­во в Пра­во­слав­ной Церк­ви. Ина­че такой союз счи­та­ет­ся недействительным…В этом вопро­се наблю­да­ет­ся пол­ное согла­сие всех пра­во­слав­ных церк­вей. К сожа­ле­нию, на местах это тре­бо­ва­ние испол­ня­ет­ся не все­гда» (Гав­ри­ил (Крань­чук). Мораль­но-прак­ти­че­ские зада­чи супружества.//Афонское при­но­ше­ние совре­мен­ной пра­во­слав­ной духов­но­сти. Калу­га, 2000. С. 171).

[4] Неча­ев П. Прак­ти­че­ское руко­вод­ство для свя­щен­но­слу­жи­те­лей. С П б., 1892. С. 242.
«Рус­ская Цер­ковь в преж­ние вре­ме­на, – отме­ча­ет про­фес­сор ‑про­то­и­е­рей В. Г. Пев­цов, – стро­го дер­жа­лась бук­валь­но­го смыс­ла кано­ни­че­ских пра­вил каса­тель­но сме­шан­ных бра­ков. Но в позд­ней­шие вре­ме­на Св. Синод дал раз­ре­ше­ние на вен­ча­ние бра­ков пра­во­слав­ных лиц с ино­вер­ны­ми хри­сти­а­на­ми на том осно­ва­нии, что:
а) по смыслу…правила Апо­сто­ла («Если какой брат име­ет жену неве­ру­ю­щую, и она соглас­на с ним жить, то он не дол­жен её остав­лять; и жена, кото­рая име­ет мужа неве­ру­ю­ще­го, и он согла­сен с нею жить, то она не долж­на его остав­лять, ибо неве­ру­ю­щий муж освя­ща­ет­ся веру­ю­щею женою, и жена неве­ру­ю­щая освя­ща­ет­ся мужем веру­ю­щим» 1Кор. 7:12–14) и кано­ни­че­ских поста­нов­ле­ний Церк­ви брач­но­го сожи­тия пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на с ино­вер­ным, или даже с неве­ру­ю­щим нель­зя счи­тать за сожи­тие само по себе неза­кон­ное, непозволительное;
б) при­чи­ною запре­ще­ния кано­на­ми сме­шан­ных бра­ков слу­жит, глав­ным обра­зом, опа­се­ние, что­бы пра­во­слав­ное лицо и его дети не были совра­ще­ны в ино­ве­рие непра­во­слав­ным супру­гом; сле­до­ва­тель­но, когда не будет места тако­му опа­се­нию, тогда и сме­шан­ный брак может быть допу­щен» (Пев­цов, В. Г., про­то­и­е­рей. Лек­ции по Цер­ков­но­му Пра­ву. С П б., 1914. Репринт. С. 170–171).
Одной из при­чин раз­ре­ше­ния сме­шан­ных бра­ков явля­ет­ся и то, что, несмот­ря раз­ли­чие в рели­ги­оз­но – эти­че­ских настро­е­ни­ях супру­гов, такие бра­ки выпол­ня­ют важ­ней­шую свое назна­че­ние – про­дол­же­ние рода чело­ве­че­ско­го, посколь­ку плоть всех людей, как рода, еди­на. Хоро­шо рас­суж­да­ет об этом уже зна­ко­мый нам про­фес­сор С. Тро­иц­кий:
«…Спо­соб­ность раз­мно­же­ния дана не мужу или жене в отдель­но­сти, а дана пло­ти того пол­но­го чело­ве­ка, како­вым был Адам до выде­ле­ния из его суще­ства Евы. Отсю­да после это­го выде­ле­ния спо­соб­ность к раз­мно­же­нию муж и жена могут полу­чить толь­ко при сво­ем плот­ском объ­еди­не­нии. А брак, как пол­ное объ­еди­не­ние супру­гов, вклю­ча­ет в себя, в част­но­сти, и объ­еди­не­ние плот­ское, хотя при гос­под­стве пло­ти над духом воз­мож­но и одно плот­ское объ­еди­не­ние, а сле­до­ва­тель­но, воз­мож­но и рож­де­ние вне брака.
Если грех не извра­тил поло­вую жизнь чело­ве­ка самое по себе, то родо­вая жизнь испы­та­ла на себе его раз­ру­ша­ю­щее вли­я­ние. По биб­лей­ско-пат­ри­сти­че­ской антро­по­ло­гии в телес­ной при­ро­де чело­ве­ка нуж­но раз­ли­чать тело (греч. soma, евр. bela) и плоть (греч. sarx, евр. basar). Плоть – это общая извест­но­му виду живот­ных жиз­нен­ная сила, тогда как тело озна­ча­ет инди­ви­ду­аль­ный орга­низм. Вся­кий род живых существ име­ет свою осо­бую, но общую и еди­ную для всех пред­ста­ви­те­лей дан­но­го рода плоть: «Иная плоть у чело­ве­ков, иная – у ско­тов, иная – рыб и птиц» (1Кор. 15:39).
Эта плоть, как жиз­нен­ная сила, про­яв­ля­ет­ся в пита­нии и раз­мно­же­нии. Но у выс­ших живот­ных она вме­сте с тем созда­ет орга­ны, име­ю­щие целью добы­ва­ние пищи и защи­ту родо­вой части или пло­ти. И чем совер­шен­нее живот­ное, тем более зна­чи­тель­на эта орга­ни­зу­ю­щая дея­тель­ность родо­вой части в ущерб раз­мно­же­нию, так что у выс­ших живот­ных плоть как бы отсту­па­ет на вто­рой план перед телом. Но это толь­ко иллю­зия, и на самом деле, у живот­ных назна­че­ние тела – чисто слу­жеб­ное и мета­фи­зи­че­ско­го зна­че­ния оно не имеет.
Иное отно­ше­ние тела и пло­ти в самом чело­ве­ке. И люди име­ют общую им плоть. Все они, как род, явля­ют­ся одной пло­тью. Связь меж­ду поко­ле­ни­я­ми уста­нав­ли­ва­ет­ся не телом, а пло­тью, дети суть дети пло­ти (Рим. 9:8, Гал. 4:23); роди­те­ли – роди­те­ли по пло­ти (Евр. 12:9), и всё чело­ве­че­ство, свя­зан­ное таким плот­ски­ми уза­ми явля­ет­ся одной пло­тью (Флм. 16). Плоть – это вели­кое дре­во, листья­ми кото­ро­го явля­ют­ся люди. Но в чело­ве­ке она име­ет вре­мен­ное и слу­жеб­ное зна­че­ние. Смысл её суще­ство­ва­ния заклю­ча­ет­ся лишь в обра­зо­ва­нии пре­опре­де­лен­но­го Богом чис­ла орга­низ­мов, и как толь­ко эта зада­ча выпол­не­на, она вме­сте со сво­и­ми пита­тель­ны­ми и родо­вы­ми функ­ци­я­ми долж­на исчез­нуть (1Кор. 6:13).
Дру­гое дело – инди­ви­ду­аль­ное тело чело­ве­ка. В отли­чие от име­ю­щей лишь слу­жеб­ное зна­че­ние пло­ти, тело чело­ве­че­ское име­ет веч­ную цель – слу­жить выра­же­ни­ем обра­за Божия в чело­ве­ке и пото­му ору­ди­ем его гос­под­ства над миром. Оно есть веч­ный храм Свя­то­го Духа…
И пото­му в теле самом по себе нет ниче­го нечи­сто­го, а един­ствен­ным источ­ни­ком нечи­сто­ты явля­ют­ся нечи­стые и сквер­ные мысли…
Сама по себе родо­вая жизнь и свя­зан­ные с ней физио­ло­ги­че­ские про­цес­сы есть нечто поло­жи­тель­ное. Рож­де­ние, как твор­че­ство Божие, долж­но быть пред­ме­том бла­го­го­ве­ния чело­ве­ка, а отри­ца­тель­ное отно­ше­ние к нему есть при­знак… непра­во­слав­но­го настро­е­ния и мыш­ле­ния» (Тро­иц­кий С. О свя­то­сти бра­ка. //Летопись. Пра­во­слав­ная куль­ту­ра. Кни­га 2. Под редак­ци­ей архи­манд­ри­та Иоан­на. Бер­лин, без года изд. С. 67, 68, 69) .
Такое ува­жи­тель­ное отно­ше­ние к телу в бра­ке, неза­ви­си­мо от его фор­мы, было очень харак­тер­но для свя­то­оте­че­ской мыс­ли. Огра­ни­чим­ся дву­мя примерами:
«Ска­жи мне…, пишет свя­ти­тель Афа­на­сий Вели­кий († 373) в посла­нии к мона­ху Аму­ну, – что гре­хов­но­го или нечи­сто­го в каком-либо есте­ствен­ном извер­же­нии? Захо­чет ли кто ста­вить в вину выхо­дя­щие из нозд­рей мок­ро­ты, или изо рта слю­ны? А можешь ука­зать еще и на важ­ней­шее сего, на извер­же­ния чре­ва, кото­рые живо­му суще­ству необ­хо­ди­мы для под­дер­жа­ния жизни.
При­том, если веру­ем, что чело­век, соглас­но с Боже­ствен­ны­ми Писа­ни­я­ми, есть дело рук Божи­их, то от Силы чистой мог­ло ли про­изой­ти какое осквер­нен­ное дело? И если, по ска­зан­но­му в Боже­ствен­ных Апо­столь­ских Дея­ни­ях, мы – род Божий (Деян. 17:29), то ниче­го не име­ем в себе нечи­сто­го; тогда же толь­ко осквер­ня­ем­ся, когда совер­ша­ем злосмрад­ный грех…
Но могут ска­зать, сле­до­ва­тель­но истин­ное упо­треб­ле­ние не есть грех, как ско­ро телес­ные ору­дия созда­ны Творцом…Заставим их молчать,…предложив им такой вопрос: «Какое разу­меть упо­треб­ле­ние, закон­ное, како­вое доз­во­лил Бог, гово­ря: «Пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь, и напол­няй­те зем­лю» (Быт. 1:28), одоб­рил апо­стол, ска­зав: «Брак у всех да будет честен и ложе несквер­но» (Евр. 13:4), или упо­треб­ле­ние, хотя и есте­ствен­ное, но совер­ша­е­мое тай­но и прелюбодейно?…Одно и тоже, в извест­ном отно­ше­нии и не во вре­мя непоз­во­ли­тель­но, а в дру­гом отно­ше­нии и бла­го­вре­мен­но не вос­пре­ща­ет­ся и доз­во­ля­ет­ся. Тот же закон име­ет место и в рас­суж­де­нии плот­ско­го соеди­не­ния. Бла­жен, кто в юно­сти, всту­пив в сво­бод­ный союз, есте­ствен­ные силы обра­ща­ет на чадо­ро­дие» (Афа­на­сий Вели­кий, свя­ти­тель. (38) Посла­ние к мона­ху Аму­ну. Тво­ре­ния. Часть тре­тья. Свя­то-Тро­иц­кая Сер­ги­е­ва Лав­ра, 1903. Репринт. С. 367, 369).
Рас­суж­дая о бра­ках меж­ду языч­ни­ка­ми и хри­сти­а­на­ми, свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст заявляет:
«Нечи­сто­та заклю­ча­ет­ся не в телах соче­та­ва­ю­щих­ся, а в про­из­во­ле­нии и в помыслах…Если ты, будучи нечи­стою, рож­да­ешь дитя, кото­рое про­ис­хо­дит не одной тебя, или неуже­ли и оно нечи­сто или чисто толь­ко впо­ло­ви­ну? В насто­я­щем слу­чае оно не нечи­сто, «ина­че, – гово­рит апо­стол, – дети ваши были бы нечи­сты, а теперь свя­ты» (1Кор. 7:14), т. е. не нечи­сты». Назы­ва­ет их свя­ты­ми, что­бы таким силь­ным назва­ни­ем ото­гнать опа­се­ние от супру­гов» (Иоанн Зла­то­уст, свя­ти­тель. Бесе­ды на пер­вое посла­ния к Корин­фя­нам. Бесе­да 19 (№3). Тво­ре­ния. Т. 10. Кни­га пер­вая. С П б., 1904. С. 181).

[5] «По трак­та­ту 1768 г. фев­ра­ля 12–24 (Пол­ный Свод Зако­нов. №12071), в кото­ром (арти­кул II, ста­тья 10) поста­нов­ле­но сле­ду­ю­щее: «Дети, от раз­ной веры роди­те­лей рож­да­ю­щи­е­ся, сыно­вья в отцо­вой, а доче­ри в матер­ней вере вос­пи­ты­ва­ны быть долж­ны, выклю­чая дого­вор для дво­рян­ства, если бы како­вой чрез кон­тракт брач­ный, пред сва­дьбою заклю­чен­ный, состо­ять­ся имел»… Что же каса­ет­ся слу­ча­ев, в кото­рых один пол детей по преж­не­му пра­ви­лу дол­жен был быть вос­пи­тан в гос­под­ству­ю­щем веро­ис­по­ве­да­нии непре­мен­но, а дру­гой может, по воле ино­вер­ных роди­те­лей, быть или вос­пи­тан в их веро­ис­по­ве­да­нии, или, по их согла­сию при­со­еди­нен, к гос­под­ству­ю­ще­му, то в сих слу­ча­ях Свя­тей­ший Синод предо­став­ля­ет пра­во­слав­но­му духо­вен­ству силою убеж­де­ния дости­гать того, что­бы все дети вос­пи­ты­ва­е­мы были в пра­во­сла­вии (при­ме­ча­ния к 67 ста­тье)» (Пра­во­слав­ная бого­слов­ская энцик­ло­пе­дия. Изда­ние под редак­ци­ей А. П. Лопу­хи­на. Т. 2. Пет­ро­град, 1901 г. С. 1051).

[6] «Из 68 ста­тьи 1 части X тома Сво­да Зако­нов сле­ду­ет, что, с одной сто­ро­ны, корен­ные жите­ли Фин­лян­дии про­те­стант­ско­го испо­ве­да­ния, повен­чав­ши­е­ся вне пре­де­лов Фин­лян­дии, с пра­во­слав­ны­ми жен­щи­на­ми, теря­ют пра­во на кре­ще­ние и вос­пи­та­ние сво­их детей в про­те­стант­ской вере, а обя­за­ны кре­стить и вос­пи­ты­вать их по пра­ви­лам Пра­во­слав­ной Церк­ви; с дру­гой сто­ро­ны, те же корен­ные жите­ли Фин­лян­дии про­те­стант­ско­го веро­ис­по­ве­да­ния, повен­чав­ши­е­ся в пре­де­лах Фин­лян­дии с жен­щи­на­ми пра­во­слав­но­го испо­ве­да­ния, сохра­ня­ют за собою пра­во, если поже­ла­ют, на кре­ще­ние и вос­пи­та­ние сво­их детей в про­те­стант­ской вере и в том слу­чае, если эти дети будут рож­де­ны во вре­мя про­жи­ва­ния их роди­те­лей вне пре­де­лов Фин­лян­дии…» (Бул­га­ков С. В. Раз­ли­чие испо­ве­да­ний лиц бра­чу­ю­щих­ся. Настоль­ная кни­га для свя­щен­но-цер­ков­но­слу­жи­те­лей. Т. 2. М., 1993. С. 1207).

[7] «Бра­ки пра­во­слав­ных хри­сти­ан с нехри­сти­на­ми, а про­те­стан­тов с языч­ни­ка­ми, рус­ским под­дан­ным вовсе запре­ща­ют­ся (Свод Зако­нов, Т. X, ста­тья 85). Но лицо нехри­сти­ан­ско­го испо­ве­да­ния, по вос­при­я­тии св. кре­ще­ния может пре­бы­вать в еди­но­брач­ном сожи­тель­стве и с некре­щен­ною женою, если брак их заклю­чен был еще до вос­при­я­тия одним из них св. кре­ще­ния вне хри­сти­ан­ства; брак их оста­ет­ся в сво­ей силе и без утвер­жде­ния его вен­ча­ни­ем по пра­ви­лам Пра­во­слав­ной Церк­ви (Т. X, ст. 79).
Если жена или одна из жен маго­ме­та­ни­на, или дру­го­го лица нехри­сти­ан­ско­го испо­ве­да­ния при­мет св. кре­ще­ние: то брак её может оста­вать­ся в сво­ей силе, без утвер­жде­ния его вен­ча­ни­ем по пра­ви­лам Пра­во­слав­ной Церк­ви, но тогда лишь, когда муж, оста­ю­щий­ся в сво­ей вере, даст обязательство:
1) име­ю­щих­ся родить­ся от них с того вре­ме­ни детей, кото­рые долж­ны быть кре­ще­ны в пра­во­слав­ную веру, ни пре­льще­ни­я­ми, ни угро­за­ми и ника­ки­ми дру­ги­ми спо­со­ба­ми не при­во­дить в свой закон, и жене сво­ей за содер­жа­ние пра­во­слав­ной веры поно­ше­ния и уко­риз­ны не наносить;
2) состо­ять с при­няв­шею св. кре­ще­ние во всё вре­мя её жиз­ни, или доко­ле про­дол­жит­ся брак их, в еди­но­брач­ном сожи­тель­стве, отки­нув про­чих жен, если име­ет. Сверх того, долж­но быть извест­но, что при­няв­шая св. кре­ще­ние не была пред тем отлу­че­на мужем сво­им от брач­но­го с ним сожительства.
В про­тив­ном слу­чае, т. е. когда муж не согла­сит­ся дать выше­озна­чен­ные обя­за­тель­ства, или когда откро­ет­ся, что при­няв­шая кре­ще­ние была отлу­че­на им от сожи­тель­ства с ним, брак их рас­тор­га­ет­ся, и жене доз­во­ля­ет­ся всту­пать в новый брак с лицом хри­сти­ан­ско­го испо­ве­да­ния» (Свод Зако­нов, Т. X, часть I, ста­тья 85).
Если один из супру­гов, при­над­ле­жа­щих к иудей­ско­му зако­ну, обра­тит­ся к Пра­во­сла­вию, а дру­гой оста­нет­ся в преж­нем законе, но с обра­тив­шим­ся жить поже­ла­ет, то, оста­вив их в супру­же­стве без рас­тор­же­ния, обя­зать под­пис­ка­ми: пер­во­го в том, что­бы он имел тща­тель­ное попе­че­ние о при­ве­де­нии дру­го­го уве­ща­ни­ем к вос­при­я­тию пра­во­слав­ной веры, а послед­не­го в том, что­бы име­ю­щих­ся родить­ся после сего детей ни пре­льще­ни­я­ми, ни угро­за­ми и ника­ки­ми дру­ги­ми спо­со­ба­ми не при­во­дил в закон иудей­ский, обра­тив­ше­му­ся в пра­во­слав­ную веру супру­гу, за содер­жа­ние её, поно­ше­ния и уко­риз­ны не наносил;
Если же муж или жена, по обра­ще­нию дру­го­го супру­га, жить в преж­нем бра­ке не поже­ла­ют, то брак рас­тор­га­ет­ся, и обра­тив­ше­му­ся лицу раз­ре­ша­ет­ся всту­пать в брак с лицом пра­во­слав­ным (Там же, ст. 81) .
Если ново­кре­щен­ный имел несколь­ко жен, то, по вос­при­я­тии св. кре­ще­ния, он дол­жен выбрать из них одну, с кото­рою жить поже­ла­ет и пре­иму­ще­ствен­но так­же обра­тив­шу­ю­ся к хри­сти­ан­ству, и тогда брак их бла­го­слов­ля­ет­ся по цер­ков­но­му чино­по­ло­же­нию. Это пра­ви­ло рас­про­стра­ня­ет­ся и на жен, быв­ших за несколь­ки­ми мужья­ми. Если ни одна из жен кре­стить­ся не поже­ла­ет, и муж не изъ­явит согла­сия жить с некре­щен­ною, то ему доз­во­ля­ет­ся всту­пить в новый брак с пра­во­слав­ною. Брак оста­ет­ся в силе и тогда, когда оба супру­га перей­дут в хри­сти­ан­ство, хотя бы он и заклю­чен был в сте­пе­нях род­ства, воз­бра­нен­ных Цер­ко­вию (Т. X, часть 1. ст. 82, 83 и 84)…
Бла­го­сло­ве­ние или под­твер­жде­ние бра­ка по «цер­ков­но­му чино­по­ло­же­нию» в дан­ном слу­чае состо­ит в том, что свя­щен­ник в церк­ви пуб­лич­но пред­ла­га­ет обо­им супру­гам вопро­сы, уста­нов­лен­ные при вен­ча­нии, отно­си­тель­но сво­бод­но­го про­из­во­ле­ния на вступ­ле­ние в брак и, полу­чив утвер­ди­тель­ные отве­ты, чита­ет заклю­чи­тель­ную молит­ву, поло­жен­ную в кон­це после­до­ва­ния вен­ча­ния: «Отец, Сын и Все­свя­тый Дух, все­свя­тая, и еди­но­сущ­ная, и живо­на­чаль­ная Тро­и­ца» …Пол­но­го же вен­ча­ния при этом не быва­ет»» (Неча­ев П. Указ. соч. С. 246–248).

[8] Осно­вы соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Указ. соч. С. 74.

[9] В совре­мен­ном обще­стве может, одна­ко, ока­зать­ся так, что люди, всту­па­ю­щие в сме­шан­ные бра­ки, состо­ят в опре­де­лен­ной сте­пе­ни род­ства. Поэто­му небес­по­лез­но будет уяс­нить те род­ствен­ные свя­зи, кото­рые цер­ков­ное пра­во счи­та­ет без­услов­ны­ми пре­пят­стви­я­ми к бра­ку. Огра­ни­чим­ся опи­са­ни­ем толь­ко плот­ско­го род­ства, так как осталь­ные сте­пе­ни род­ства не игра­ют при заклю­че­нии бра­ка суще­ствен­ной роли:
«…Запре­ще­ние бра­ков меж­ду близ­ки­ми род­ствен­ни­ка­ми долж­но спо­соб­ство­вать боль­ше­му сбли­же­нию меж­ду собою людей раз­ных родов и рас­про­стра­не­нию в роде чело­ве­че­ском люб­ви посред­ством брач­ных союзов…
Род­ство быва­ет: 1) плот­ское, 2) духов­ное и 3) гражданское.
Пер­вое под­раз­де­ля­ет­ся на род­ство кров­ное или одно­род­ное (cognatio) и свой­ство или раз­но­род­ное affinitas.
А) В род­стве кров­ном лица свя­зы­ва­ют­ся меж­ду собою рож­де­ни­ем или про­ис­хож­де­ни­ем. Бли­зость род­ства опре­де­ля­ет­ся сте­пе­ня­ми и лини­я­ми. Связь одно­го лица с дру­гим посред­ством рож­де­ния (одно­го из них от дру­го­го) назы­ва­ет­ся сте­пе­нью; связь сте­пе­ней, после­до­ва­тель­но иду­щих от одно­го лица к дру­го­му, состав­ля­ет линию пря­мую и боковые.
Пер­вая идет от дан­но­го лица или к его пред­кам, т. е. к его отцу, деду, пра­де­ду и т. п. (это вос­хо­дя­щая линия) или к его потом­кам, т.е. к его детям, вну­кам, пра­вну­кам (нис­хо­дя­щая линия) Боко­вые линии, по отно­ше­нию к дан­но­му лицу, нис­хо­дят: или от бра­тьев и сестер к их потом­ству (1‑я боко­вая), или от его бра­тьев и сестер его роди­те­лей (2‑я боко­вая), или от бра­тьев и сестер его деда и баб­ки (3‑я боко­вая) и т.д.
В пря­мой линии столь­ко сте­пе­ней род­ства меж­ду дан­ны­ми лица­ми, сколь­ко нахо­дит­ся меж­ду ними посред­ству­ю­щих рож­де­ний. Так от роди­те­лей к детям идет одно рож­де­ние и таким обра­зом это есть род­ство пер­вой сте­пе­ни; от дедов до вну­ков посред­ству­ют два рож­де­ния, сле­до­ва­тель­но, те и дру­гие состо­ят меж­ду собой во вто­рой сте­пе­ни род­ства. В боко­вых лини­ях сте­пе­ни род­ства опре­де­ля­ют­ся так­же по чис­лу рож­де­ний, посред­ству­ю­щих меж­ду дан­ны­ми дву­мя лица­ми и общим их пред­ком (т.е. берет­ся сум­ма сте­пе­ней, из кото­рых состо­ит этот пре­док как к одно­му из дан­ных двух лиц, так и к дру­го­му) . Таким обра­зом, бра­тья и сест­ры нахо­дят­ся во 2‑й сте­пе­ни род­ства; дядя и тет­ка с пле­мян­ни­ка­ми в 3‑й сте­пе­ни; дво­ю­род­ные бра­тья сест­ры в 4‑й и т. д.
Б) Брак, соеди­няя мужа и жену в плоть еди­ну, как бы в одно лицо, дела­ет близ­ки­ми друг дру­гу и кров­ных род­ствен­ни­ков того и дру­го­го супру­гов. Такой союз бли­зо­сти назы­ва­ет­ся свой­ством, или род­ством раз­но­род­ным. Смот­ря по тому, сколь­ко родов сопри­ка­са­ют­ся меж­ду собою через брак, т.е. вхо­дят в свой­ство друг с дру­гом, самое это род­ство назы­ва­ет­ся ил двух­род­ным, или трехрод­ным. Так кров­ные род­ствен­ни­ки мужа состо­ят в двух­род­ном род­стве с кров­ны­ми род­ствен­ни­ка­ми жены и в трехрод­ном род­стве с её свой­ствен­ни­ка­ми (напри­мер, с женою её бра­та или с мужем её сестры)…Кровные род­ствен­ни­ки жены в какой –либо сте­пе­ни суть род­ствен­ни­ки (по свой­ству) и её мужа в той же сте­пе­ни, пото­му что муж и жена не состав­ля­ют сте­пе­ни, супру­же­ство вне степеней.
Для опре­де­ле­ния бли­зо­сти меж­ду одним из кров­ных род­ствен­ни­ков жены, скла­ды­ва­ет­ся сте­пень род­ства пер­во­го лица по отно­ше­нию к мужу со сте­пе­нью род­ства вто­ро­го лица по отно­ше­нию к жене… Так, напри­мер, меж­ду мужем и его бра­том – 2‑я сте­пень род­ства, и меж­ду женою и её бра­том так­же 2‑я сте­пень; сле­до­ва­тель­но, меж­ду бра­том мужа и бра­том жены долж­но счи­тать 4 сте­пе­ни свой­ства. Подоб­ным обра­зом исчис­ля­ют­ся сте­пе­ни свой­ства в трехрод­ном родстве.
Род­ствен­ные наиме­но­ва­ния в свой­стве: отец мужа – све­кор, мать – све­кровь; отец жены – тесть, мать – теща; жена сына – сно­ха; мух доче­ри – зять; жена бра­та – невест­ка; муж сест­ры – зять; брат мужа – деверь; сест­ра мужа золов­ка; брат жены – шурин; сест­ра жены – сво­я­че­ни­ца; роди­те­ли мужа меж­ду собою — сва­ты; муж сво­я­че­ни­цы назы­ва­ет­ся сво­як; дети жены или мужа – пасын­ки ил пад­че­ри­цы; муж мате­ри – вот­чим, жена отца – мачиха.
Меж­ду лица­ми, нахо­дя­щи­ми­ся в кров­ном род­стве по пря­мой линии, как вос­хо­дя­щей, так и нис­хо­дя­щей, и при­том, во всех сте­пе­нях, бра­ки все­гда были вос­пре­ще­ны безусловно…В боко­вых лини­ях кров­но­го род­ства брак без­услов­но все­гда запре­щал­ся лицам, нахо­дя­щим­ся в пер­вых трех сте­пе­нях родства…Брак в чет­вер­той сте­пе­ни род­ства кров­но­го по боко­вой линии гре­ко-рим­ски­ми зако­на­ми хри­сти­ан­ско­го пери­о­да то запре­щал­ся (Фео­до­сий Вели­кий † 395), то доз­во­лял­ся (Арка­дий † 408; Юсти­ни­ан † 565). Но Цер­ковь не одоб­ря­ла его и Труль­ский собор (691–692) пря­мо запре­тил его… Двух­кров­ное род­ство, или свой­ство, Цер­ковь при­рав­ня­ла к род­ству кров­но­му, …и пото­му без­услов­но вос­пре­ти­ла бра­ки нахо­дя­щим­ся в пер­вых четы­рех сте­пе­нях род­ства…» (Пев­цев В. Г., про­то­и­е­рей. Указ. соч. С. 173, 174, 175, 176).

Источ­ник: интер­нет-пор­тал «Азбу­ка веры»

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки