Открытость

Открытость

(1 голос5.0 из 5)

Не пом­ню где, я читал забав­ную исто­рию про двух ста­рых супру­гов. Чуть ли ни на смерт­ном одре ста­рик при­зна­ет­ся жене: «Ради тебя, толь­ко ради тебя, я все­гда послуш­но ел этот про­тив­ный горо­хо­вый суп, кото­рый ты так люби­ла, и даже нахо­дил силы его хва­лить». А ста­ру­ха отве­ча­ет: «Я сама его все­гда нена­ви­де­ла, но ты с таким вос­тор­гом о нем отзы­вал­ся, что мне при­хо­ди­лось варить его почти каж­дый день». Может быть, это не столь­ко смеш­ная, сколь­ко груст­ная прит­ча о бес­смыс­лен­ных жерт­вах и недо­стат­ке общения.

Долг выражать себя 

Для общей жиз­ни слу­шать дру­го­го недо­ста­точ­но, надо вдо­ба­вок выра­жать себя. Порой стрем­ле­ние «выра­жать себя» не в поче­те у хри­сти­ан, для кото­рых оно ассо­ци­и­ру­ет­ся с эго­из­мом и само­утвер­жде­ни­ем. Но если двое хотят дей­стви­тель­но быть еди­ным целым, похо­же, дру­го­го пути про­сто не суще­ству­ет. Кро­ме того, эго­изм ли это? Часто, напро­тив, если я «мол­чу, скры­ва­юсь и таю», от это­го ста­но­вит­ся пло­хо не толь­ко мне, но и окружающим.

Неред­ко имен­но так начи­на­ет­ся пре­сло­ву­тая «несов­ме­сти­мость»: чело­век 10 лет скры­вал свои вку­сы, а на один­на­дца­тый взо­рвал­ся: «Меня кор­мят вся­кой гадо­стью, и вооб­ще у нас пол­ное несов­па­де­ние жела­ний». Чаще все­го «несов­ме­сти­мость» озна­ча­ет, что двое не смог­ли сде­лать еду, или постель, или детей, или что-то еще общим делом, пото­му что слиш­ком мало гово­ри­ли об этом. В бра­ке все­гда есть место для жерт­вы и подви­гов, но когда чело­век скры­ва­ет свои «эго­и­сти­че­ские» жела­ния, это нико­му не при­но­сит поль­зы. Тогда он не полу­ча­ет того, что ему нуж­но, окру­жа­ет себя непо­ни­ма­ни­ем и в конеч­ном ито­ге может ока­зать­ся в пле­ну ску­ки и депрес­сии. Это куда раз­ру­ши­тель­нее для всей семьи, чем горя­чие дис­кус­сии и раз­но­гла­сия, пото­му что депрес­сия созда­ет атмо­сфе­ру без­на­деж­но­сти и вызы­ва­ет у окру­жа­ю­щих силь­ное чув­ство вины. Поэто­му скры­вать свои поже­ла­ния неред­ко куда боль­ший эго­изм, чем их выска­зы­вать. Я обя­зан дать понять, чего я хочу. А даль­ше уже мож­но думать, что делать с несов­па­да­ю­щи­ми жела­ни­я­ми, это вто­рой вопрос.

Дать возможность себя понять 

Пра­ви­ло тут про­стое: нуж­но гово­рить о том, что я делал, где был, что мне нра­вит­ся и не нра­вит­ся, чего я чув­ствую, чего мне не хва­та­ет, что меня сер­дит. Одна­ко тут есть одна загвозд­ка: дру­гой не все­гда слы­шит то, что я хотел ска­зать. Так что нуж­но поза­бо­тить­ся, что­бы меня дей­стви­тель­но поня­ли: мне надо гово­рить на его язы­ке и про­ве­рить, услы­шал ли он меня. Я и толь­ко я отве­чаю за то, что­бы меня поня­ли. Не сто­ит мол­ча­ли­во пред­по­ла­гать, что раз я нечто про­из­нес, меня авто­ма­ти­че­ски услышали.

Тут сле­ду­ет кое-что уточ­нить во избе­жа­ние недо­ра­зу­ме­ний. Гово­рить о том, что мне нра­вит­ся или не нра­вит­ся, не озна­ча­ет наста­и­вать на сво­ем. Если жена при­зна­ет­ся: «Мне невы­но­си­мо труд­но общать­ся со све­кро­вью» – это нерав­но­силь­но заяв­ле­нию: «Я кате­го­ри­че­ски отка­зы­ва­юсь общать­ся с тво­ей мате­рью». Это про­сто кон­ста­та­ция фак­та: где она нахо­дит­ся. Далее мож­но искать выход, и даже когда выхо­да нет, жене будет луч­ше, если кто-то ее пони­ма­ет. Даже общать­ся со све­кро­вью ста­нет несколь­ко лег­че. Пока чело­век это­го не выска­зал, он скло­нен чув­ство­вать себя невин­ной жерт­вой; когда сло­во про­из­не­се­но, ситу­а­ция меня­ет­ся – у пары роди­лась общая проблема.

Выска­зы­вать свои жела­ния нуж­но не толь­ко ради того, что­бы их удо­вле­тво­ря­ли. Неко­то­рые удо­вле­тво­рить очень про­сто, дру­гие тре­бу­ют поис­ка ком­про­мис­са, тре­тьи почти неосу­ще­стви­мы. Но в любом слу­чае, если я о них гово­рю, я делаю их общи­ми. Часто это при­гла­ше­ние к обсуж­де­нию про­бле­мы и поис­ку выхо­да. И все­гда это сопри­кос­но­ве­ние. В кон­це кон­цов, я про­сто откры­ваю себя. Если я гово­рю то, что думаю, я этим «разору­жа­юсь»: я весь тут, мне не нуж­но от тебя защи­щать­ся, мне не нуж­но казать­ся луч­ше или что-то скры­вать. Это и выра­жа­ет, и стро­ит дове­рие. Так что когда я откры­ваю, о чем думаю и что чув­ствую, это дар дру­го­му человеку.

Вежливость или честность 

Но порой это не слиш­ком похо­же на дар, кото­рый всех раду­ет. Одно дело ска­зать, что мне в дру­гом чело­ве­ке искренне нра­вит­ся или чем я в нем вос­хи­ща­юсь. И совсем дру­гое – делить­ся сво­и­ми мрач­ны­ми пере­жи­ва­ни­я­ми. Кажет­ся, что это может рас­стро­ить или оби­деть дру­го­го, это про­сто невежливо.

Я бы ска­зал, что брак суще­ству­ет не для веж­ли­во­сти. Веж­ли­вость – это набор пра­вил, кото­рые защи­ща­ют нас от не слиш­ком близ­ких людей: что­бы незна­ко­мец в мет­ро не хло­пал меня по пле­чу или началь­ник на рабо­те не ругал меня, как барин холо­па. В близ­ких отно­ше­ни­ях эти соци­аль­ные зако­ны не рабо­та­ют, сто­ит отде­лить веж­ли­вость от под­лин­но­го ува­же­ния. Обыч­но соци­аль­ная веж­ли­вость меж­ду супру­га­ми «под­мо­ра­жи­ва­ет» отно­ше­ния, это при­знак дистан­ции. А ува­же­ние совер­шен­но необ­хо­ди­мо, даже когда мне при­хо­дит­ся кри­ти­ко­вать поступ­ки собеседника.

Конеч­но, если муж гово­рит жене: «Ты совер­шен­но не уме­ешь обра­щать­ся с день­га­ми» – это не обя­за­тель­но чест­ность, неред­ко за подоб­ны­ми выска­зы­ва­ни­я­ми сто­ит жела­ние ранить и уяз­вить. Поэто­му, когда мы гово­рим то, что дума­ем, надо отда­вать себе отчет в том, зачем, ради какой цели мы это дела­ем: что­бы при­чи­нить боль, поста­вить дру­го­го на место, дока­зать свою право­ту – или из забо­ты? Может быть, гово­ря о день­гах, тот муж дей­стви­тель­но выра­жа­ет забо­ту – в кон­це кон­цов, кто, кро­ме него, обра­тит вни­ма­ние на финан­со­вые про­бле­мы, кото­рые порож­да­ет его жена?

Сколько искренности нам нужно 

Сколь­ко искрен­но­сти нуж­но людям в бра­ке? Хотя я знаю, что мно­гие пси­хо­ло­ги и свя­щен­ни­ки дума­ют ина­че и дают иные сове­ты, я лич­но верю в то, что искрен­но­сти в бра­ке «слиш­ком мно­го» нико­гда не быва­ет. Чем боль­ше, тем лучше.

Это и чест­ность отно­си­тель­но фак­тов: где был, с кем видел­ся, о чем гово­рил. Быть чест­ным на так уж лег­ко: все, даже в целом чест­ные люди в жиз­ни немно­го при­ви­ра­ют, что­бы выгля­деть получ­ше или из забо­ты о дру­гих. Дей­стви­тель­но, какие-то фак­ты могут дру­го­го рас­стро­ить, и поли­ти­ка умол­ча­ния при­но­сит вре­мен­ное облег­че­ние. Но сомне­ва­юсь, что она хоро­ша в целом, если иметь в виду годы жиз­ни вме­сте. Луч­ше жить без сек­ре­тов. Напри­мер, это реаль­ная про­фи­лак­ти­ка измен, кото­рые иску­ша­ют самых любя­щих супру­гов. Когда чело­век зна­ет, что его пове­де­ние не оста­нет­ся тай­ной, он и в оди­но­че­стве не совсем один (те, кто ходят на испо­ведь, это пре­крас­но пони­ма­ют). Кро­ме того, замал­чи­ва­ние непри­ят­но­го при­во­дит к накоп­ле­нию воро­ха нере­шен­ных про­блем – как решать то, что не под­ле­жит обсуж­де­нию? При­вы­кая гово­рить о непри­ят­ных мело­чах, пара обре­та­ет спо­соб­ность откры­то гово­рить и о самых тяже­лых вещах. Встре­ча­ют­ся супру­ги, кото­рые как бы при­ня­ли неглас­ный дого­вор «не гово­рить о верев­ке»: о тех же изме­нах или о сек­су­аль­ных про­бле­мах, о день­гах или об алко­го­лиз­ме чле­на семьи. Эти «запрет­ные темы» сохра­ня­ют в тени те вещи, кото­рые важ­нее все­го выста­вить на свет. Разу­ме­ет­ся, это не поз­во­ля­ет решить самые пер­во­сте­пен­ные про­бле­мы, кото­рые мучат обо­их мол­ча­щих людей. Да, самая чистая и забот­ли­вая искрен­ность может ранить дру­го­го, но неис­крен­ность и мол­ча­ние по боль­шо­му сче­ту куда раз­ру­ши­тель­нее. Так что быть откры­тым – в этом боль­ше насто­я­щей доб­ро­ты, забо­ты и люб­ви. Прав­да, иные люди что-то услы­шать не гото­вы – но и в этом слу­чае важ­но дви­гать­ся от умол­ча­ния к правде.

Кро­ме чест­но­сти отно­си­тель­но фак­тов есть так­же эмо­ци­о­наль­ная чест­ность. Что я пере­жи­ваю, нра­вит­ся мне это или нет, гру­щу ли я, раз­дра­жа­юсь или ску­чаю. Это «про­сто эмо­ции», но они пока­зы­ва­ют, где я нахо­жусь. Кро­ме того, если я их скры­ваю, их все рав­но выда­ет выра­же­ние мое­го лица и тон голо­са. И тогда окру­жа­ю­щие полу­ча­ют двой­ные сооб­ще­ния: сер­ди­тую улыб­ку или ядо­ви­тую веж­ли­вость. Это непо­лез­но детям, а по боль­шо­му сче­ту – непо­лез­но никому.

Добродетель открытости

В нашей жиз­ни немно­го мест, где тебя слу­ша­ют, и еще мень­ше мест, где мож­но риск­нуть быть собой. Совре­мен­ные люди куда охот­нее ски­ды­ва­ют с себя одеж­ду, чем соци­аль­ные мас­ки – боюсь, что это не слиш­ком пра­виль­ное обра­ще­ние с телом. Брак – уни­каль­ное место, где мож­но быть собой, хотя это непро­сто. Каж­дый из нас жела­ет откры­то­сти – и одно­вре­мен­но ее боит­ся. Чело­век может боять­ся, что если он откро­ет­ся, его ранят, его отверг­нут или он при­чи­нит боль дру­го­му. Искрен­ность сно­ва и сно­ва напо­ми­на­ет супру­гам, какие они до боли раз­ные люди. Но что­бы жить в еди­но­ду­шии, не нуж­но быть похо­жи­ми, нуж­но про­сто жела­ние все раз­де­лить. Встре­ча­ет­ся пло­хое еди­но­ду­шие: кто-то подав­ля­ет свою искрен­ность, что­бы соот­вет­ство­вать стан­дар­ту – тому, что нуж­но супру­гу, или «хри­сти­ан­ско­му бра­ку», «счаст­ли­во­му бра­ку». Когда люди искрен­ни, они откры­ва­ют, что мож­но быть собой – и при этом быть вме­сте. Толь­ко такие отно­ше­ния несут в себе полноту.

Разу­ме­ет­ся, откры­тость опас­на, если она суще­ству­ет вне кон­тек­ста. Мож­но быть искрен­ним толь­ко в соот­вет­ству­ю­щих рам­ках отно­ше­ний, когда ты зна­ешь, что ваша цель – жить вме­сте, а не про­сто «выра­жать себя». Такая откры­тость дела­ет отно­ше­ния интен­сив­нее. Она дает боль­ше пово­дов для кон­флик­тов – а кто ска­зал, что их долж­но быть как мож­но мень­ше? – и для про­ще­ния тоже. Без жела­ния быть вме­сте и без стрем­ле­ния про­щать это раз­ру­ши­тель­ная и слиш­ком опас­ная вещь.

 

Миха­ил Завалов

Источ­ник: храм Рож­де­ства Иоан­на Пред­те­чи на Пресне / пра­во­слав­ное инфор­ма­ци­он­ное агент­ство «Рус­ская линия»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки