«Почему современная семья распадается?»

«Почему современная семья распадается?»

(1 голос5.0 из 5)

Извест­ные пас­ты­ри о «проб­ных бра­ках» и пла­чев­ной ста­ти­сти­ке разводов

Соглас­но дан­ным Рос­ста­та, в целом по Рос­сии с янва­ря по май на 1 тыс. рос­си­ян при­хо­дит­ся 5,4 бра­ка (в 2014 году этот пока­за­тель состав­лял 6) и 4 раз­во­да (ранее – 4,8). При этом в 2015 году на 1 тыс. бра­ков при­хо­дит­ся 734 раз­во­да, тогда как в про­шлом году было 806. Мож­но выде­лить несколь­ко реги­о­нов, где чис­ло заклю­чен­ных семей­ных сою­зов выше, чем рас­торг­ну­тых. В Севе­ро-Кав­каз­ском авто­ном­ном окру­ге чис­ло бра­ков (19 747) пре­вы­ша­ет чис­ло раз­во­дов (8912) более чем в два раза. Ана­ло­гич­ная ситу­а­ция в Кры­му (6029 бра­ков и 2755 раз­во­дов) и Туве (494 бра­ка и 207 раз­во­дов), пишет Regions.ru со ссыл­кой на газе­ту «Изве­стия».

По мне­нию руко­во­ди­те­ля сек­то­ра социо­ло­гии семьи Инсти­ту­та социо­ло­гии РАН Татья­ны Гур­ко, ста­ти­сти­ка по бра­кам и раз­во­дам ниче­го не гово­рит о проч­но­сти семей­ных пар: «Брак стал эко­но­ми­че­ским инсти­ту­том соб­ствен­но­сти. Сего­дня он нужен для того, что­бы где-то заре­ги­стри­ро­вать­ся, полу­чить граж­дан­ство и пр. Всё совер­ша­ет­ся в чисто эко­но­ми­че­ских инте­ре­сах. Часто люди живут вме­сте и заво­дят детей без реги­стра­ции отношений». 

Доцент кафед­ры поли­то­ло­гии и социо­ло­гии Рос­сий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го уни­вер­си­те­та име­ни Пле­ха­но­ва Дмит­рий Тихо­ми­ров счи­та­ет, что, несмот­ря на сни­же­ние, пока­за­те­ли раз­во­дов в стране кри­ти­че­ски высо­ки. По его мне­нию, это свя­за­но с него­тов­но­стью моло­де­жи к созда­нию семьи, завы­шен­ны­ми ожи­да­ни­я­ми от парт­не­ра, неуме­ни­ем решать кон­флик­ты и эко­но­ми­че­ски­ми труд­но­стя­ми. Одна­ко, по его мне­нию, важ­ным фак­то­ром так­же слу­жит отно­ше­ние рос­си­ян к добрач­но­му пове­де­нию. По сло­вам социо­ло­га, пред­став­ле­ния о нор­ме и ори­ен­ти­рах раз­ру­ше­ны не толь­ко у моло­де­жи – даже пред­ста­ви­те­ли стар­ше­го поко­ле­ния не явля­ют­ся носи­те­ля­ми норм сек­су­аль­но­го пове­де­ния и добрач­но­го целомудрия. 

«Сего­дня 10–13% моло­дых людей в Рос­сии живут в неза­ре­ги­стри­ро­ван­ном бра­ке, рас­смат­ри­вая его как проб­ный этап семей­ных отно­ше­ний. То есть они, всту­пая в сожи­тель­ство, пла­ни­ру­ют заре­ги­стри­ро­вать свои отно­ше­ния. Боль­шин­ство моло­де­жи, да и стар­шие воз­раст­ные груп­пы, счи­та­ют, что перед бра­ком луч­ше пожить вме­сте, узнать парт­не­ра, про­ве­рить свои чув­ства. Такой срок обыч­но состав­ля­ет от несколь­ких меся­цев до 3 лет. Это при­во­дит к тому, что люди к 30 годам име­ют опыт про­жи­ва­ния в несколь­ких парт­нер­ских сою­зах. При­чем боль­шин­ство счи­та­ют, что детей все-таки луч­ше рожать в заре­ги­стри­ро­ван­ном сою­зе, то есть детей в сожи­тель­стве заво­дить не пла­ни­ру­ет­ся. Это при­во­дит к тому, что жен­щи­на, состо­яв­шая в 1–2 таких сою­зах, выхо­дит замуж в более позд­нем воз­расте и может родить мень­шее коли­че­ство детей, к сожа­ле­нию», – счи­та­ет Тихомиров. 

Про­бле­мой в инсти­ту­те семьи, по сло­вам Тихо­ми­ро­ва, явля­ет­ся так­же сохра­не­ние в рос­сий­ском обще­стве поло­вой асим­мет­рии, осо­бен­но в сто­ли­це и круп­ных горо­дах: «В Москве же отно­ше­ния к вос­при­я­тию добрач­но­го пове­де­ния у юно­шей и деву­шек раз­лич­ны. Как пра­ви­ло, сыну поз­во­ле­но гораз­до боль­ше, чем доче­ри. И нор­ма­тив­ная сфе­ра для сына предо­став­ля­ет широ­кие воз­мож­но­сти выбо­ра пове­де­ния. Как ни пара­док­саль­но, боль­шин­ство людей одоб­ря­ет добрач­ные сек­су­аль­ные отно­ше­ния у моло­де­жи, но при этом боль­шин­ство моло­дых людей хоте­ли бы дев­ствен­ную неве­сту, а боль­шин­ство дево­чек хоте­ли бы, что­бы их буду­щий муж был уже сек­су­аль­но опытен». 

«Как бы вы про­ком­мен­ти­ро­ва­ли эти дан­ные Рос­ста­та? Чем, на ваш взгляд, мож­но объ­яс­нить, что три чет­вер­ти бра­ков рас­па­да­ют­ся, а реги­о­ны, где рас­па­да­ет­ся толь­ко поло­ви­на, уже ока­зы­ва­ют­ся на хоро­шем сче­ту? Поче­му «проб­ные сою­зы», вро­де бы при­зван­ные стра­хо­вать от неудач­но­го выбо­ра, на проч­но­сти семьи ска­зы­ва­ют­ся отри­ца­тель­но?» – с таки­ми вопро­са­ми кор­ре­спон­дент Regions.ru обра­тил­ся к священнослужителям.

Про­то­и­е­рей Сер­гий Рыба­ков, доцент кафед­ры тео­ло­гии Рязан­ско­го госу­ни­вер­си­те­та, пред­се­да­тель отде­ла рели­ги­оз­но­го обра­зо­ва­ния Рязан­ской епар­хии, задал­ся вопро­сом: «Поче­му совре­мен­ная семья рас­па­да­ет­ся?» «Еще в Раю было чет­ко уста­нов­ле­но: муж – гла­ва, а жена – помощ­ни­ца ему, – напом­нил он. – Так выстра­и­ва­ет­ся иерар­хи­че­ская систе­ма. Рань­ше в семьях был пат­ри­ар­халь­ный уклад, и он уста­нав­ли­вал риту­аль­ный обря­до­вый момент, когда жена под­хо­ди­ла за бла­го­сло­ве­ни­ем к мужу на дела на целый день и при­во­ди­ла детей, кото­рые полу­ча­ли бла­го­сло­ве­ние от отца и даже при­кла­ды­ва­лись к его бла­го­слов­ля­ю­щей дес­ни­це. Вот это пат­ри­ар­халь­ный уклад пра­во­слав­ной семьи».

«Но потом под вли­я­ни­ем либе­раль­ных идей и духов­но­го оску­де­ния муж­чи­на пере­стал быть пат­ри­ар­хом. В резуль­та­те жен­щи­на не может выпол­нить то, что запо­ве­до­ва­но апо­сто­лом – не учить, а поучать­ся у мужа сво­е­го. Поучать­ся не у кого теперь, и житей­ской муд­ро­сти не хва­та­ет. И тогда душа жен­щи­ны оста­ет­ся голод­ной, в резуль­та­те начи­на­ет­ся сво­е­го рода бес­но­ва­ние: хочет­ся захва­тить власть в семье. Обос­но­ва­ни­ем часто ста­но­вит­ся ребе­нок. И про­ис­хо­дит пере­строй­ка все­го семей­но­го орга­низ­ма. Во гла­ве ста­но­вит­ся ребе­нок, кото­ро­му слу­жит жен­щи­на. Ребе­нок пре­вра­ща­ет­ся в идо­ла, жен­щи­на – в его жри­цу, а муж­чи­на – в эко­но­ми­че­ский при­да­ток. В резуль­та­те вся струк­ту­ра раз­ру­ша­ет­ся, и муж­чи­на ухо­дит из семьи, что­бы най­ти место, где он ком­форт­нее себя чув­ству­ет. Семья рас­па­да­ет­ся», – кон­ста­ти­ро­вал пастырь.

«Это под­твер­жда­ет ста­ти­сти­ка: где пат­ри­ар­халь­ность сохра­ня­ет­ся, там и раз­во­дов мень­ше – тот же Кав­каз. Пат­ри­ар­халь­ная семья более устой­чи­ва, обла­да­ет имму­ни­те­том к раз­но­го рода труд­но­стям. Если ста­ло чуть мень­ше раз­во­дов – зна­чит, все же какое-то коли­че­ство семей при­об­ре­та­ет пони­ма­ние пра­виль­но­го устро­е­ния семьи, хотя это дает­ся с боль­шим тру­дом. А то у нас мат­ри­ар­халь­ный уклад с дет­ства начи­на­ет­ся, онто­ло­ги­че­ский феми­низм пло­дит феми­ни­сток, кото­рые не гото­вы стать жена­ми и мате­ря­ми, и феми­ни­стов, кото­рые не гото­вы стать ответ­ствен­ны­ми мужья­ми и отца­ми. И пока не будет изме­нен педа­го­ги­че­ский настрой – через раз­дель­ное обу­че­ние и по раз­ным про­грам­мам – тол­ку не будет», – убеж­ден отец Сергий.

Про­то­и­е­рей Миха­ил Дуд­ко, глав­ный редак­тор газе­ты «Пра­во­слав­ная Москва», счи­та­ет, что «инсти­тут семьи у нас по ряду при­чин под угро­зой». «Когда три чет­вер­ти бра­ков рас­па­да­ет­ся, немно­го боль­ше или мень­ше – в любом слу­чае, это ката­стро­фа, – под­черк­нул он. – Сей­час слож­но гово­рить о какой-то одной при­чине кри­зи­са инсти­ту­та бра­ка, но важ­но иметь в виду, что сам брак, – как рань­ше гово­ри­ли, “ячей­ка обще­ства”, – раз­ру­ша­ет­ся. Жен­щи­ны и муж­чи­ны боят­ся заво­дить детей вне бра­ка, и это понят­но: жизнь меня­ет­ся, люди ста­ли без­от­вет­ствен­нее, к тому же они лише­ны закон­ных гаран­тий, кото­рые дает заре­ги­стри­ро­ван­ный брак. А меж­ду тем демо­гра­фи­че­ская ситу­а­ция в стране катастрофична».

«Социо­ло­ги и демо­гра­фы могут опре­де­лен­но ска­зать: чем креп­че брак, чем боль­ше бра­ков, чем боль­ше детей, тем боль­ше пер­спек­тив у того или ино­го обще­ства. Нам нуж­но при­ла­гать все уси­лия для того, что­бы коли­че­ство бра­ков рос­ло, и их при­вле­ка­тель­ность тоже, – при­звал пас­тырь. – Это могут быть эко­но­ми­че­ские, мораль­ные, но в первую оче­редь, рели­ги­оз­ные стимулы».

«На Кав­ка­зе бра­ки сохра­ня­ют­ся не толь­ко пото­му, что в обще­стве чтут тра­ди­ции – это обще­ство более рели­ги­оз­ное. По край­ней мере, в части испол­не­ния рели­ги­оз­ных норм и тре­бо­ва­ний. У нас же, несмот­ря на то, что око­ло 70–80 про­цен­тов рос­си­ян назы­ва­ют себя пра­во­слав­ны­ми, эти нор­мы не испол­ня­ют. Кто-то счи­та­ет допу­сти­мым гулять от жены, кто-то – жить в неза­ре­ги­стри­ро­ван­ном, невен­чан­ном, так назы­ва­е­мом «проб­ном бра­ке», но такой брак с цер­ков­ной точ­ки зре­ния не плюс, а минус. А “раз цве­ты обо­рва­ны, яго­док не жди­те”», – заклю­чил отец Михаил.

Игу­мен Ага­фан­гел (Белых), насто­я­тель Архи­ерей­ско­го подво­рья Свя­то-Нико­ла­ев­ско­го собо­ра г. Валуй­ки (Бел­го­род­ская область), отме­тил, что «реги­о­ны, где мень­шее коли­че­ство раз­во­дов, – это как раз те, где тра­ди­ци­он­ные уста­нов­ле­ния креп­че: и Кав­каз, и Тува, и Крым – рес­пуб­ли­ка мно­го­на­ци­о­наль­ная, что тоже очень важно».

«Дей­стви­тель­но, – про­дол­жил он, – в миро­вой прак­ти­ке брак счи­та­ет­ся, в боль­шей сте­пе­ни эко­но­ми­че­ским или соци­аль­ным сою­зом, имен­но с этим свя­за­но раз­ре­ше­ние одно­по­лых “бра­ков” – они при­зна­ют­ся или как соци­аль­ное или эко­но­ми­че­ское парт­нер­ство, не более того. Это невер­но. Мы зна­ем точ­но: брак – союз муж­чи­ны и жен­щи­ны, кото­рый слу­жит про­дол­же­нию рода. Гово­рить о том, что мы эту свя­щен­ную сущ­ность бра­ка теря­ем, конеч­но, необ­хо­ди­мо. Так назы­ва­е­мые “проб­ные сою­зы” – не что иное, как скры­тый блуд, он при­уча­ет моло­дых людей к без­от­вет­ствен­но­сти, раз­ру­ша­ет инсти­тут семьи. Это серьез­ная про­бле­ма, и о ней сле­ду­ет гово­рить. А нам нуж­но все-таки воз­вра­щать­ся к тра­ди­ци­он­но­му пони­ма­нию бра­ка – если это­го не про­изой­дет, мы выдер­нем камень из осно­вы наше­го зда­ния тра­ди­ций, и тогда может рух­нуть все остальное».

Игу­мен Сера­пи­он (Мить­ко), заме­сти­тель пред­се­да­те­ля Сино­даль­но­го мис­си­о­нер­ско­го отде­ла, член Меж­со­бор­но­го при­сут­ствия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, счи­та­ет, что «три чет­вер­ти бра­ков рас­па­да­ют­ся пото­му, что люди, их заклю­ча­ю­щие, зача­стую не пла­ни­ру­ют жить в бра­ке всю жизнь». «Цер­ковь гово­рит о нерас­тор­жи­мо­сти бра­ка, о том, что муж­чи­на и жен­щи­на соеди­ня­ют­ся таин­ством навсе­гда. Совре­мен­ные же люди в боль­шин­стве сво­ем заклю­ча­ют брак с ого­вор­кой, делая поправ­ку на воз­мож­ный раз­вод. А это сви­де­тель­ству­ет о несо­вер­шен­стве моти­ва­ции, отсут­ствии дове­рия друг дру­гу, и про­во­ци­ру­ет рас­тор­же­ние бра­ка. Кро­ме того, в осно­ве бра­ка лежит любовь, а совре­мен­ный чело­век слиш­ком эго­и­сти­чен, что­бы понять ее суть – само­от­да­чу», – пола­га­ет пастырь.

«Любовь по сво­ей при­ро­де жерт­вен­на, а для совре­мен­но­го чело­ве­ка она – насла­жде­ние. Часто брак заклю­ча­ет­ся не ради люби­мо­го чело­ве­ка, а что­бы решить соб­ствен­ные про­бле­мы – эко­но­ми­че­ские, воз­мож­но, пси­хо­ло­ги­че­ские. И это ведет к рас­па­ду сою­за. Кро­ме того, зача­стую у людей раз­ные взгля­ды на вза­им­ные обя­зан­но­сти и, соот­вет­ствен­но, нере­аль­ные ожи­да­ния. Гаран­тия бра­ка – рож­де­ние детей. А это в совре­мен­ных семьях часто рас­смат­ри­ва­ет­ся как нечто вто­ро­сте­пен­ное. В тех реги­о­нах, где сохра­ни­лось тра­ди­ци­он­ное обще­ство – напри­мер, Север­ном Кав­ка­зе – бра­ки более проч­ные. К сожа­ле­нию, тра­ди­ци­он­ное обще­ство в реги­о­нах с пре­иму­ще­ствен­но рус­ским насе­ле­ни­ем было раз­ру­ше­но еще при совет­ской вла­сти. Соот­вет­ствен­но, посте­пен­но раз­ру­шил­ся и инсти­тут семьи», – посе­то­вал игумен.

Свя­щен­ник Геор­гий Бело­ду­ров, кли­рик Вос­кре­сен­ско­го (Трех испо­вед­ни­ков) хра­ма Тве­ри, убеж­ден, что все зави­сит от вос­пи­та­ния. «Пат­ри­ар­халь­ная семья в XVIII-XIX веке и мыс­лить не мог­ла в поня­ти­ях “поже­ни­лись-раз­бе­жа­лись”, – напом­нил он. – Такое, конеч­но, слу­ча­лось, но счи­та­лось исклю­че­ни­ем из пра­вил. И дево­чек, и маль­чи­ков вос­пи­ты­ва­ли как буду­щих мате­рей и жен, отцов и мужей. Поэто­му и обще­ствен­ное мне­ние было иным. То есть весь ком­плекс куль­тур­ных и педа­го­ги­че­ских усло­вий, в кото­рых нахо­ди­лись люди, начи­ная с дет­ства, был дру­гим, и сего­дня так про­сто его вос­ста­но­вить одним ука­зом или даже мате­ри­аль­ны­ми поощ­ре­ни­я­ми невозможно».

«Нуж­но посте­пен­но выра­ба­ты­вать дру­гое отно­ше­ние к жиз­ни – сра­зу не полу­чит­ся. И осо­знать это долж­ны, преж­де все­го, взрос­лые, пото­му что зача­стую они отно­сят­ся к сво­им детям нера­зум­но. Сколь­ко раз при­хо­ди­лось слы­шать жало­бы учи­те­лей, что они пыта­ют­ся вос­пи­тать ребен­ка, но при­хо­дит потом мама­ша – руки в боки и начи­на­ет орать, что ей луч­ше знать, как его вос­пи­ты­вать. Вот отку­да такие берут­ся?» – вопро­ша­ет он.

«Нуж­но, что­бы обще­ствен­ное созна­ние повер­ну­лось лицом, начи­ная от шко­лы, СМИ и закан­чи­вая орга­на­ми вла­сти. Това­ри­щи из боге­мы – пев­цы и режис­се­ры – долж­ны учить­ся проч­но­сти семей­ных отно­ше­ний и высо­кой куль­ту­ре, посколь­ку луч­шие люди долж­ны пода­вать при­мер мораль­ных усто­ев в обще­стве, что­бы, гля­дя на них, тыся­чи людей посту­па­ли так же. А то все пода­ет­ся как сво­бо­да выбо­ра, но обо­ра­чи­ва­ет­ся сво­бо­дой гре­ха», – заклю­чил отец Георгий.

Иерей Андрей Миха­лев, насто­я­тель Свя­то-Тро­иц­ко­го хра­ма г. Орла, руко­во­ди­тель епар­хи­аль­но­го отде­ла по вза­и­мо­дей­ствию Церк­ви и обще­ства, руко­во­ди­тель комис­сии Орлов­ской мит­ро­по­лии по вопро­сам семьи, ска­зал: «Дей­стви­тель­но, ста­ти­сти­ка заклю­чен­ных бра­ков, дето­рож­де­ния у нас не совсем в пла­чев­ном состо­я­нии в основ­ном бла­го­да­ря Кав­ка­зу. Там бра­ки рас­па­да­ют­ся мень­ше: народ сумел сохра­нить свою куль­ту­ру, обря­ды, веру. Мы же все вре­мя пыта­ем­ся что-то пере­стро­ить. В совет­скую эпо­ху отка­за­лись от преж­них, пат­ри­ар­халь­ных, взгля­дов и убеж­де­ний, пыта­ясь постро­ить счаст­ли­вое ком­му­ни­сти­че­ское обще­ство. Не полу­чи­лось. А сей­час у нас и вовсе нет ника­кой идеологии».

«Запад навя­зы­ва­ет нам свои “цен­но­сти”: гей-про­па­ган­ду, одно­по­лые “бра­ки” – что­бы у нас раз­ру­ша­лись семьи, рож­да­лось мень­ше детей. Что нуж­но делать нам? Не боять­ся при­знать: мы – рус­ские, и у нас свой путь, – под­черк­нул пас­тырь. – Нуж­но ценить свою куль­ту­ру, чтить тра­ди­ции. Но не сто­ит впа­дать в край­но­сти и отвер­гать все запад­ное – луч­шее нуж­но пере­ни­мать. Рань­ше в рос­сий­ских семьях было по 10–15 чело­век. Сей­час 1–2 ребен­ка. Жен­щи­ны не хотят рожать детей, моло­дые люди не стре­мят­ся к бра­ку. Высо­ка ста­ти­сти­ка разводов».

«Поче­му рас­па­да­ют­ся бра­ки? – зада­ет­ся он вопро­сом. – Во мно­гом из-за эго­из­ма супру­гов, не име­ю­щих пред­став­ле­ния о само­по­жерт­во­ва­нии. “Помо­га­ют” и СМИ. Кто в цен­тре их вни­ма­ния? – скан­даль­ные лич­но­сти. А наша моло­дежь пыта­ет­ся им под­ра­жать. Пре­по­да­ва­те­ли, роди­те­ли пыта­ют­ся учить детей “доб­ро­му, веч­но­му”, а по теле­ви­зо­ру, в интер­не­те дети видят дру­гие при­ме­ры. Ино­гда содро­га­ешь­ся от циниз­ма: кем нуж­но быть, что­бы с издев­кой писать о смер­ти чело­ве­ка? Недав­ний при­мер – тра­ги­че­ская исто­рия с эст­рад­ной певи­цей Жан­ной Фри­с­ке. Сколь­ко гря­зи выли­лось на ее род­ных и близ­ких! Со всем этим нуж­но что-то делать. Нам нуж­на госу­дар­ствен­ная идео­ло­гия. Мы долж­ны гор­дить­ся стра­ной, в кото­рой живем».

Свя­щен­ник Филипп Илья­шен­ко, кли­рик хра­ма свя­ти­те­ля Нико­лая в Куз­нец­кой сло­бо­де, заме­сти­тель дека­на исто­ри­че­ско­го факуль­те­та ПСТГУ, кан­ди­дат исто­ри­че­ских наук, доцент, счи­та­ет, что нуж­но как-то опре­де­лять­ся с тер­ми­на­ми. «Если сего­дня усло­вие наше­го выжи­ва­ния – осо­знать необ­хо­ди­мость вос­ста­нов­ле­ния исто­ри­че­ских тра­ди­ций, навер­ное, мож­но было бы исполь­зо­вать тра­ди­ци­он­ные опре­де­ле­ния, не под­ме­няя поня­тий», – уве­рен он.

«Неза­ре­ги­стри­ро­ван­ная сов­мест­ная жизнь моло­дых людей – это не брак, а сожи­тель­ство, – пояс­нил пас­тырь. – Граж­дан­ский брак соот­вет­ству­ет нор­мам граж­дан­ско­го обще­ства, в кото­ром мы про­жи­ва­ем. Ну и рели­ги­оз­ным нор­мам. “Неза­ре­ги­стри­ро­ван­ный брак” – это как осет­ри­на вто­рой свежести».

«Я не могу согла­сить­ся с рас­суж­де­ни­я­ми экс­пер­тов о бра­ке как об эко­но­ми­че­ском сою­зе, вза­и­мо­вы­год­ном ком­мер­че­ском пред­при­я­тии: реги­о­ны, где силь­ны тра­ди­ции, более бла­го­по­луч­ны по коли­че­ству заклю­чен­ных бра­ков и креп­ких семей, – отме­тил отец Филипп. – Это и Кав­каз с его тра­ди­ци­он­но-пат­ри­ар­халь­ной, а ино­гда кажу­щей­ся нам дико­ва­той прак­ти­кой (что каса­ет­ся женить­бы на несо­вер­шен­но­лет­них или мно­го­жен­ства). Тако­ва же и Тува с осо­бым мен­та­ли­те­том жите­лей, кото­рые ощу­ща­ют себя, преж­де все­го тувин­ца­ми, а уж потом (и, кста­ти, не все­гда) россиянами».

«Вто­рая при­чи­на роста коли­че­ства бра­ков и уве­ли­че­ния рож­да­е­мо­сти тоже оче­вид­на, – пола­га­ет он. – Когда обще­ство, госу­дар­ство стал­ки­ва­ет­ся с кри­зи­сом (эко­но­ми­че­ским ли, воен­ным), оно начи­на­ет отме­тать все лиш­нее. И в этом смыс­ле для нашей эко­но­ми­ки санк­ции полез­ны – хотя мно­гим рос­си­я­нам, в том чис­ле и мне как мно­го­дет­но­му отцу, из-за это­го жить слож­нее. Нуж­но кор­мить детей, нику­да не делись и дру­гие рас­хо­ды. Но это полез­но с точ­ки зре­ния нрав­ствен­но­го оздо­ров­ле­ния. Наша эко­но­ми­ка нако­нец-то полу­чи­ла воз­мож­ность окреп­нуть, пере­стать быть сырье­вым при­дат­ком для тех, кто готов про­ло­жить на сво­ей тер­ри­то­рии тру­бу и качать рос­сий­ский газ. Если мы про­дол­жи­ли бы оста­вать­ся таким при­дат­ком, это при­ве­ло бы нашу поли­ти­че­скую и госу­дар­ствен­ную систе­му к кра­ху – у нас уже есть опыт про­шлых лет, послед­ствия кото­ро­го мы пере­жи­ва­ем до сих пор».

«Крым тоже вынуж­ден был изба­вить­ся от все­го лиш­не­го – на его поро­ге сто­я­ла вой­на, люди спа­са­ли свою жизнь. Крым – не Дон­басс, его лег­ко изо­ли­ро­вать и про­ве­сти там “зачист­ку”. Неуди­ви­тель­но, что люди, почув­ство­вав­шие лег­кое дуно­ве­ние смер­ти, ото­дви­ну­ли вто­ро­сте­пен­ное. У них на пер­вый план вышли лич­ные цен­но­сти. Поэто­му я с мне­ни­я­ми экс­пер­тов не согла­сен, – заявил пас­тырь. – Но ситу­а­ция дей­стви­тель­но удру­ча­ю­щая – даже в бла­го­по­луч­ных реги­о­нах. А пото­му, что невоз­мож­но уни­что­жать себя 70 лет, а потом вдруг обре­сти себя зано­во – даже за 25 лет».

«Я испы­ты­ваю глу­бо­чай­шее ува­же­ние к вели­чай­шей стране в мире – Совет­ско­му сою­зу, народ кото­ро­го пере­нес страш­ные испы­та­ния, под­вер­гал­ся гено­ци­ду и высто­ял. Этот народ сумел побе­дить в самой страш­ной войне, создать самую совер­шен­ную нау­ку, меди­ци­ну, обра­зо­ва­ние, систе­му воору­же­ния и мно­гое дру­гое. Но вот какая шту­ка: ока­за­лось, что все это гро­мад­ное зда­ние стро­и­лось на пес­ке без­ве­рия. Было утра­че­но самое глав­ное – связь с Богом. И осталь­ное усто­ять не смог­ло – пред­ло­жен­ная для выжи­ва­ния идео­ло­гия вна­ча­ле была рево­лю­ци­он­но-бан­дит­ской, а поз­же ста­ла идео­ло­ги­ей кор­руп­ции, туне­яд­ства, раз­ло­же­ния. В резуль­та­те госу­дар­ство исчез­ло. Свою же наци­о­наль­ную иден­тич­ность мы не нашли до сих пор, – отме­тил он. – Мы сты­ди­лись сво­их кор­ней, сво­ей исто­рии. Поэто­му неуди­ви­тель­но, что даже в бла­го­по­луч­ных реги­о­нах совсем не бла­го­по­луч­но. И это в Рос­сии, кото­рая в нача­ле XX века была самой мно­го­дет­ной в мире!»

«Ну а что каса­ет­ся “проб­ных бра­ков”, могу при­ве­сти очень про­стую ана­ло­гию. Если мы возь­мем скотч и при­кле­им его к чему-нибудь, а потом отде­рем и попро­бу­ем при­кле­ить вновь, затем во вто­рой, в тре­тий, в чет­вер­тый раз, он с каж­дым разом будет дер­жать­ся все хуже. Так и “проб­ные бра­ки” – это же не что иное, как блуд, – под­черк­нул отец Филипп. – Они уби­ва­ют в чело­ве­ке спо­соб­ность любить – бого­по­доб­ное свой­ство. Любовь бро­са­ла людей гру­дью на амбра­зу­ру, она при­во­ди­ла их к вели­ким дости­же­ни­ям и откры­ти­ям, пре­вра­ща­ла зло­дея в пра­вед­ни­ка, ничто­же­ство – в героя. Людям, кото­рые дума­ют: “если не нач­нем с физио­ло­гии, бра­ка точ­но не полу­чит­ся, мы ведь можем друг дру­гу не подой­ти”, хочет­ся ска­зать: не обма­ны­вай­те себя – “блуд­ни­ки цар­ства Божье­го не насле­ду­ют”. Любовь – это не физио­ло­гия, это совсем дру­гое – боже­ствен­ное состо­я­ние чело­ве­ка, пото­му что Бог есть любовь. Под­ме­няя ее таки­ми отно­ше­ни­я­ми, зав­тра мы будем бороть­ся за пра­во реги­стра­ции бра­ка уже не меж­ду людь­ми одно­го пола, а, напри­мер, с животными».

«Могут ли эти “проб­ные бра­ки” при­не­сти сча­стье? Нет, – убеж­ден отец Филипп. – С чело­ве­ком, живу­щим в таком сою­зе, что-то про­ис­хо­дит. Блуд изме­ня­ет его. И даже пре­кра­щен­ный, испо­ве­дан­ный, этот про­сту­пок име­ет послед­ствия. Такие сою­зы вопре­ки рас­про­стра­нен­но­му мне­нию, обре­че­ны. Они не толь­ко не при­но­сят сча­стья – они уби­ва­ют в чело­ве­ке спо­соб­ность любить. Если мы спро­сим сей­час школь­ни­ка: “Что такое цело­муд­рие?”, – он не отве­тит. А мы зна­ем из исто­рии: нация, кото­рая теря­ла нрав­ствен­ное чув­ство, была обре­че­на. Как пра­ви­ло, это про­ис­хо­ди­ло, когда она созда­ва­ла вели­кое госу­дар­ство. Совет­ская импе­рия пре­кра­ти­ла свое суще­ство­ва­ние. Есть ли буду­щее у сего­дняш­ней Рос­сии? – если не вос­пи­ты­вать нрав­ствен­ное чув­ство, а затем его не пере­да­вать сле­ду­ю­щим поко­ле­ни­ям, нет».

Свя­щен­ник Нико­лай Свят­чен­ко, пред­се­да­тель Отде­ла по мис­си­о­нер­ской, моло­деж­ной и кате­хи­за­тор­ской рабо­те Гат­чин­ской и Луж­ской епар­хии Санкт-Петер­бург­ской мит­ро­по­лии, согла­сил­ся с Дмит­ри­ем Тихо­ми­ро­вым, кото­рый опи­сы­ва­ет про­бле­мы инсти­ту­та семьи: высо­кие пока­за­те­ли раз­во­дов, «проб­ные бра­ки». «К это­му я бы доба­вил еще вот что: такое отно­ше­ние к насто­я­ще­му бра­ку сло­жи­лось не на пустом месте. Когда у моло­дых (и не очень) людей посто­ян­но перед гла­за­ми дур­ной при­мер, ина­че быть не может. В филь­мах, сери­а­лах ситу­а­цию с изме­на­ми или со “сво­бод­ной жиз­нью” вне бра­ка обыг­ры­ва­ют так, что зри­те­ли уве­ре­ны: это нор­маль­но. А если еще и глав­ный герой вызы­ва­ет сим­па­тию и ему сопе­ре­жи­ва­ешь, эта уве­рен­ность креп­нет. У нас не про­па­ган­ди­ру­ют семей­ные цен­но­сти, тра­ди­ции, созда­вав­ши­е­ся на про­тя­же­нии тыся­че­ле­тия. Напро­тив: все хоро­шее раз­ру­ша­ют. В этой ситу­а­ции дру­го­го ожи­дать труд­но», – заклю­чил отец Николай.

 

Источ­ник: пра­во­слав­ное инфор­ма­ци­он­ное агент­ство «Рус­ская линия»

Print Friendly, PDF & Email

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки