Семья без отца что дом без крыши<br><span class="bg_bpub_book_author">Протоиерей Сергий Вогулкин</span>

Семья без отца что дом без крыши
Протоиерей Сергий Вогулкин

(2 голоса5.0 из 5)

Про­то­и­е­рей Сер­гий Вогул­кин, про­фес­сор, док­тор меди­цин­ских наук

Жизнь наша идёт сво­им чере­дом – с посто­ян­ны­ми стрес­са­ми, неустро­ен­но­стью, бед­но­стью или богат­ством, со все­об­щей неуве­рен­но­стью в зав­траш­нем дне, пере­жи­ва­ни­я­ми, тре­во­га­ми… Кру­го­во­рот жиз­ни затя­ги­ва­ет, при­туп­ля­ет наше вни­ма­ние, тихонь­ко катит­ся под гору, ино­гда про­ва­ли­ва­ет­ся в ямы эко­но­ми­че­ских или соци­аль­ных потря­се­ний… Мы уже не хотим при­ло­жить уси­лия и напра­вить жизнь вверх, нам бы не силь­но упасть. Суе­та сует! Зани­ма­ясь собой, мы часто забы­ва­ем, что не одни на зем­ле, что за нами посто­ян­но наблю­да­ют вни­ма­тель­ные и любо­пыт­ные гла­за. Нет, речь не идёт об ино­пла­не­тя­нах, при­шель­цах или НЛО. Рядом с нами живёт дру­гой наро­дец, кото­рый ско­ро ста­нет нашим наро­дом – наши дети, вну­ки, пра­вну­ки. Они не такие, как мы, они ина­че смот­рят на мир. Для нас мир огро­мен, для них мир – это мы, те, кто с ними рядом. Они вни­ма­тель­но смот­рят за тем, что мы дела­ем, они слу­ша­ют и запо­ми­на­ют то, что мы гово­рим, они верят нам, даже если мы рас­ска­зы­ва­ем сказ­ки, они учат­ся у нас жить, они будут с нас делать свою жизнь. Кто отве­ча­ет за их буду­щее? В первую голо­ву – отец.

Ста­ти­сти­че­ская справка

Доля вне­брач­ных рож­де­ний (на 100 родив­ших­ся) вырос­ла с 1960 по 2003 год с 13,1 до 29,7%. Сей­час более тре­ти детей рож­да­ет­ся вне бра­ка. Кро­ме того, нуж­но иметь в виду, что толь­ко треть вне­брач­ных рож­де­ний при­зна­ет­ся отца­ми. Все боль­ше детей вос­пи­ты­ва­ет­ся в неза­ре­ги­стри­ро­ван­ных бра­ках (к 1996 году в них состо­я­ло 14% жен­щин, в 1999 году – 17,4%, в 2003 году уже око­ло 22%, сей­час – почти треть). Чис­ло бра­ков на 1000 насе­ле­ния умень­ши­лось с 1979 по 2002 год с 10,6 до 6,7. В соче­та­нии с уве­ли­че­ни­ем коли­че­ства раз­во­дов (пока­за­тель в Рос­сии – один из самих высо­ких в мире) это спо­соб­ству­ет росту соци­аль­ной и пси­хо­ло­ги­че­ской без­от­цов­щи­ны. На 100 бра­ков по раз­ным реги­о­нам Рос­сии сей­час при­хо­дит­ся от 50 до 90 разводов.

«Отец – у кого есть дети; роди­тель, тятя, тятень­ка, батюш­ка, батя, бать­ка, папа, папа­ша, папень­ка, папоч­ка, атя» (сло­варь В. Даля).

Какие ещё неж­ные сло­ва мож­но обра­тить к тому, кто дал нам жизнь, вос­пи­тал, вывел в люди? А может быть, и не надо слов. Посмот­ри­те на ребен­ка, кото­рый довер­чи­во при­жал­ся к сво­е­му отцу, с опас­кой выгля­ды­ва­ет из-за его пле­ча, в мину­ту самой малень­кой дет­ской опас­но­сти пря­чет­ся за него. Радост­но на душе у отца, счаст­лив ребе­нок. Нуж­ны ли здесь сло­ва? Мать и отец – два самых доро­гих для ребен­ка суще­ства, самые близ­кие и род­ные. Но мать и отец – не одно и то же, и ребе­нок это чув­ству­ет, зна­ет. Он не может об этом рас­ска­зать, он ещё слиш­ком мал, но все его поступ­ки гово­рят об одном – он любит сво­е­го отца и дове­ря­ет ему. Вот имен­но из это­го дове­рия и вырас­та­ет вера – как осно­ва основ, как кра­е­уголь­ный камень нашей жиз­ни. И как страш­но, когда ребе­нок не может про­из­не­сти сло­во «папа», не к кому его обра­тить. Без­от­цов­щи­на – эпи­де­мия, пора­зив­шая Рос­сию. Без­от­цов­щи­на – страш­ный недуг, пора­жа­ю­щий всю лич­ность чело­ве­ка: и дух, и душу и тело…

Отцов­ство с древ­них вре­мен сви­де­тель­ство­ва­ло о муж­ской иден­тич­но­сти, о состо­я­нии зре­ло­сти. Оно все­гда сопро­вож­да­лось опре­де­лен­ны­ми чув­ства­ми и пере­жи­ва­ни­я­ми, кото­рые в силу куль­тур­но-этни­че­ских осо­бен­но­стей муж­чи­нам неред­ко при­хо­ди­лось скры­вать. При­ро­да не бало­ва­ла людей в пер­во­быт­ные вре­ме­на, жизнь их была суро­ва, и это не мог­ло не ска­зать­ся на харак­те­ре их отно­ше­ний. Мы можем об этом судить толь­ко кос­вен­но, но тем не менее мно­гие уче­ные скло­ня­ют­ся к тому, что ста­тус кор­миль­ца, защит­ни­ка, дис­ци­пли­на­то­ра не пред­по­ла­гал неж­ных чувств меж­ду отцом и детьми. Отцу боль­ше под­хо­ди­ла роль настав­ни­ка, при­ме­ра для под­ра­жа­ния. Муж­чи­на от века – защит­ник, охот­ник, добыт­чик, а не «уса­тый нянь». Ещё до недав­не­го вре­ме­ни у неко­то­рых наро­дов сохра­нял­ся обы­чай отда­вать детей, осо­бен­но маль­чи­ков, на вос­пи­та­ние в дру­гие семьи, что­бы не бало­вать их, а рас­тить как насто­я­щих «суро­вых мужчин».

С при­хо­дом хри­сти­ан­ства роль отца изме­ни­лась, освя­ти­лась Любо­вью, мило­сер­ди­ем, про­ще­ни­ем: вспом­ни­те прит­чу о блуд­ном сыне, кото­ро­го отец встре­тил с вели­чай­шей радо­стью. Вспом­ни­те момент Кре­ще­ния Хри­ста, когда с небес доно­сит­ся глас Божий: «Сей есть Сын мой воз­люб­лен­ный!». Пра­во­сла­вие изна­чаль­но – гимн отцов­ству. Хри­сти­ан­ство воз­вы­си­ло роль отца до духов­но­го руко­во­ди­те­ля, гла­вы малой Церк­ви, кото­рой явля­лась семья. Но гла­вен­ство мужа не озна­ча­ет нера­вен­ства. Власть мужа – это власть люб­ви, как власть Хри­ста в Церк­ви: «Как Цер­ковь пови­ну­ет­ся Хри­сту, так и жены (пови­нуй­тесь) сво­им мужьям во всем. Мужья, люби­те сво­их жен, как и Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь и пре­дал Себя за нее… Каж­дый из вас да любит свою жену как само­го себя, а жена да боит­ся сво­е­го мужа», – гово­рит апо­стол Павел (Еф.5:22-33). «Да боит­ся» озна­ча­ет не страх перед силой, но боязнь огор­чить мужа сво­им пове­де­ни­ем, оби­деть его, раз­ру­шить любовь и еди­но­мыс­лие в семье.

В пат­ри­ар­халь­ных семьях, жив­ших рода­ми и веду­щих своё хозяй­ство, отец ред­ко уха­жи­вал за детьми, но дети, осо­бен­но маль­чи­ки, про­во­ди­ли мно­го вре­ме­ни рядом с ним в поле и в лесу, рабо­тая под его руко­вод­ством. Мно­гие ремес­ла пере­да­ва­лись из поко­ле­ния в поко­ле­ние, как и куль­тур­ные тра­ди­ции, одеж­да, духов­ные обы­чаи, ико­ны; из поко­ле­ния в поко­ле­ние пере­да­вал­ся опыт отцов­ства, при­чем не толь­ко как семей­ный, но и как госу­дар­ствен­ный – отец, отцов­ство, оте­че­ская вера, Оте­че­ство: все сло­ва одно­го кор­ня. В боль­шин­стве тра­ди­ци­он­ных обществ «насто­я­щий муж­чи­на» обя­зан иметь семью и детей, для кото­рых он защит­ник и кор­ми­лец. И детей долж­но быть мно­го, что­бы было ребен­ку с кем играть, ведь имен­но через игру ребе­нок учит­ся жиз­ни; в рус­ской деревне чем боль­ше детей, тем боль­ший земель­ный надел выде­лял­ся семье. Холо­стяк, как пра­ви­ло, не счи­тал­ся пол­но­цен­ным зре­лым муж­чи­ной и не поль­зо­вал­ся соот­вет­ству­ю­щим ста­ту­сом (исклю­че­ни­ем были и оста­ют­ся мона­ше­ству­ю­щие духов­ные лица).

Совре­мен­ные иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ют, что бла­го­по­луч­ные семей­ные муж­чи­ны более удо­вле­тво­ре­ны жиз­нью, про­яв­ля­ют опти­мизм в делах и риску­ют взве­шен­но; им свой­стве­нен боль­ший само­кон­троль; они более склон­ны к соблю­де­нию соци­аль­ных норм и пра­вил пове­де­ния, тер­пи­мы и ответ­ствен­ны; менее подо­зри­тель­ны; более прак­тич­ны, ответ­ствен­ны и тер­пи­мы по срав­не­нию с холо­сты­ми или раз­ве­ден­ны­ми. Мно­го бла­го­по­луч­ных семей сре­ди пра­во­слав­ных, воцер­ко­в­лен­ных людей. Это – сча­стье для детей, кото­рые с дет­ства через отца вос­при­ни­ма­ют оте­че­скую веру как кра­е­уголь­ный камень сво­ей буду­щей жизни.

Поте­ря отца в пра­во­слав­ных семьях все­гда была невос­пол­ни­мым горем. Неред­ко отцы поги­ба­ли на войне. Поте­ря отца – это сирот­ство, но не «без­от­цов­щи­на». Отца заме­ня­ли близ­кие род­ствен­ни­ки: дети рос­ли в основ­ном в боль­ших креп­ких семьях, вхо­ди­ли в цер­ков­ную общи­ну и пото­му-то, при лише­нии роди­те­ля, все­гда име­ли отцов­скую забо­ту в лице сво­их бли­жай­ших род­ствен­ни­ков – дедов, дядьев, духов­ных настав­ни­ков и крест­ных. Образ отца вклю­чал­ся в вос­пи­та­тель­ную систе­му семьи как нрав­ствен­ный иде­ал, перед кото­рым и мать, и дети нес­ли лич­ную ответ­ствен­ность. Пси­хо­ло­ги уста­но­ви­ли, что поте­ря отца пере­жи­ва­ет­ся ребен­ком как пси­хи­че­ская трав­ма, но в бла­го­при­ят­ных усло­ви­ях семей­ной пси­хо­ло­ги­че­ской защи­ты и под­держ­ки эта трав­ма может сти­му­ли­ро­вать у маль­чи­ка жела­ние стать хоро­шим отцом, что­бы дать сво­им детям то, чего он сам не получил.

Семья и вера – вот что было опо­рой в любых испытаниях.

Про­шли века, и вот мы сто­им перед раз­би­тым семей­ным коры­том, пыта­ясь собрать по оскол­кам и сохра­нить хотя бы види­мость того, что рань­ше назы­ва­лось семьей. Отку­да пошла без­от­цов­щи­на? Поче­му так про­изо­шло? Поче­му упал пре­стиж отцов­ства, и целые поко­ле­ния моло­дых людей вырос­ли, не имея опы­та созда­ния проч­ных семей?

Ста­ти­сти­че­ская справка

Основ­ная роль отца в семье – соци­а­ли­зи­ру­ю­щая, то есть «вво­дя­щая ребен­ка в жизнь». Роль совре­мен­но­го рос­сий­ско­го муж­чи­ны сво­дит­ся к тому, что 25% муж­чин «дис­ци­пли­ни­ру­ет», то есть нака­зы­ва­ет детей за про­ступ­ки, в осталь­ном отцов­ский вклад в вос­пи­та­ние колеб­лет­ся от 8,5% (помощь в при­го­тов­ле­нии уро­ков) до 1,9% (уход за боль­ным ребенком).

Мож­но назвать мно­го соци­аль­ных, поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских при­чин раз­ва­ла семей­но­го укла­да: семья уже не созда­ет­ся для детей, семья или её подо­бие созда­ет­ся для соб­ствен­но­го удоб­ства. Тысяч­ные оче­ре­ди в дет­ские сады гово­рят, что роди­те­ли ни эко­но­ми­че­ски, ни пси­хо­ло­ги­че­ски не гото­вы к вос­пи­та­нию детей внут­ри семьи. Семьи и преж­де все­го отцы про­дол­жа­ют устра­нять­ся от вос­пи­та­ния детей.

В нашем обще­стве сме­сти­лись кри­те­рии опре­де­ле­ния ком­пе­тент­но­сти отца: сей­час основ­ной пока­за­тель его муже­ствен­но­сти – успе­хи вне семьи, карье­ра, рабо­та, зара­бот­ная пла­та. Мно­гие рос­сий­ские жен­щи­ны, как пока­зы­ва­ют опро­сы, ожи­да­ют, что муж­чи­ны долж­ны нести глав­ную ответ­ствен­ность за мате­ри­аль­ное обес­пе­че­ние семьи. В то же вре­мя от отцов ждут актив­но­го уча­стия в реше­нии быто­вых вопро­сов и вос­пи­та­нии детей. То, что чёт­ко регла­мен­ти­ро­ва­лось пра­во­слав­ны­ми тра­ди­ци­я­ми, теперь порож­да­ет спо­ры и вза­им­ные обви­не­ния меж­ду муж­чи­на­ми и жен­щи­на­ми. Отец пере­стал быть носи­те­лем оте­че­ских тра­ди­ций, веры, родо­вой памя­ти; за годы без­бо­жия его роль, по сути, све­лась к био­ло­ги­че­ско­му уча­стию в зача­тии ребен­ка и в обес­пе­че­нии мате­ри, за кото­рой были офи­ци­аль­но закреп­ле­ны все пра­ва на ребен­ка. Самая глав­ная, духов­ная, состав­ля­ю­щая отцов­ства была уни­что­же­на. Что такое отцов­ство без веры? Ведь рань­ше отцы зна­ли, что несут ответ­ствен­ность за детей перед Богом. Эпи­де­мия без­ду­хов­но­сти поро­ди­ла без­от­вет­ствен­ность, без­от­вет­ствен­ность поро­ди­ла без­от­цов­щи­ну. Пре­стиж отца поте­рян, а сек­су­аль­ная рас­пу­щен­ность и без­от­вет­ствен­ность про­цве­та­ют. Отцы бегут от семей, отцы бегут от детей. Но при этом они теря­ют себя, теря­ют смысл сво­е­го бытия, оста­ют­ся инфан­тиль­ны­ми – несо­сто­яв­ший­ся муж­чи­на будет неудач­ни­ком во всём.

Что пере­жи­ва­ет малень­кий чело­ве­чек, кото­ро­го оста­вил его защит­ник? Для ребен­ка раз­вод роди­те­лей – ката­стро­фа, поте­ря само­го важ­но­го в жиз­ни. Наблю­де­ния пока­зы­ва­ют, что ребе­нок пере­жи­ва­ет тяже­лую депрес­сию, пере­ста­ет спать, чув­ству­ет себя оди­но­ким, отверг­ну­тым и вино­ва­тым. Роди­те­ли обви­ня­ют друг дру­га, а ребе­нок винит себя – может быть, это он сво­им пове­де­ни­ем, непо­слу­ша­ни­ем, про­ка­за­ми вызвал то, что роди­те­ли рас­хо­дят­ся. Дети не могут это­го выне­сти, они бегут из дома, боль и скорбь гонят их. Роди­те­ли теря­ют друг дру­га, ребе­нок теря­ет целый мир, в кото­ром он жил – это пере­жи­ва­ние мож­но срав­нить толь­ко с пере­жи­ва­ни­ем смер­ти близ­ко­го человека.

Сна­ча­ла ребе­нок ста­ра­ет­ся всё вре­мя быть с роди­те­ля­ми, пока­зы­вая им, как он их любит, потом он пони­ма­ет бес­по­лез­ность уси­лий и чув­ству­ет бес­по­мощ­ность и бес­си­лие, кото­рые посте­пен­но пере­хо­дят в агрес­сию, в нена­висть к одно­му или обо­им роди­те­лям. Всё, его боль­ше никто не любит, он отверг­нут, бро­шен, забыт. Если это под­ро­сток, он начи­на­ет избе­гать сво­их роди­те­лей, часто уеди­ня­ет­ся в сво­ей ком­на­те, ухо­дит на ули­цу, а даль­ше – про­бле­мы в шко­ле, куре­ние, нар­ко­ма­ния, нерв­ные сры­вы, наси­лие над дру­ги­ми детьми и даже само­убий­ство. Рушат­ся сфор­ми­ро­вав­ши­е­ся было духов­ные поня­тия, такие, как семья, брак, любовь, пре­дан­ность и вер­ность. Как-то спра­вив­шись с этой поте­рей, ребе­нок вдруг осо­зна­ет, что не он один остал­ся без отца: мно­гие дети нахо­дят­ся в таком же состо­я­нии, пси­хо­ло­ги­че­ская трав­ма буд­то бы смяг­ча­ет­ся, но одно­вре­мен­но исче­за­ют послед­ние пси­хо­ло­ги­че­ские сти­му­лы к буду­ще­му отцов­ству. Без­от­цов­щи­на пло­дит без­от­цов­щи­ну. И резуль­тат: уже несколь­ко деся­ти­ле­тий сот­ни тысяч жен­щин рас­тят детей одни.

Ста­ти­сти­че­ская справка

После раз­во­да толь­ко 1/3 муж­чин уда­ет­ся про­дол­жить кон­такт с детьми. По ста­ти­сти­ке за 2008 год, око­ло 300 000 детей школь­но­го воз­рас­та офи­ци­аль­но вос­пи­ты­ва­ют­ся в так назы­ва­е­мых мате­рин­ских семьях. При­чем, соглас­но неофи­ци­аль­ным дан­ным, боль­шое коли­че­ство детей, заре­ги­стри­ро­ван­ных на обо­их роди­те­лей, на деле полу­ча­ют от отцов толь­ко фамилию.

Непол­ные семьи ста­ли куда более при­выч­ным явле­ни­ем в совре­мен­ном мире, чем те, где вос­пи­та­ни­ем зани­ма­ют­ся и мать, и отец. В насто­я­щее вре­мя пси­хо­ло­ги вновь вер­ну­лись к изу­че­нию послед­ствий для пси­хи­ки ребен­ка взрос­ле­ния в непол­ной семье. Вос­пи­та­ние маль­чи­ка в жен­ской сре­де при­во­дит к тому, что в даль­ней­шем он обыч­но реа­ли­зу­ет две рас­про­стра­нен­ные моде­ли пове­де­ния: или он излишне жен­стве­нен, или, наобо­рот, под­ра­жа­ет широ­ко рас­ти­ра­жи­ро­ван­ным в кино и на теле­ви­де­нии образ­цам муже­ствен­но­сти, полу­чив­шим назва­ние «гипер­мас­ку­лин­но­сти» (Рем­бо, Бэт­мен, чело­век-паук и т.д.). Такие маль­чи­ки излишне агрес­сив­ны в сво­ем пове­де­нии, но при пер­вой реаль­ной опас­но­сти про­яв­ля­ют сла­бость и инфан­тиль­ность. В обо­их слу­ча­ях речь идет о дефек­тив­ной, иска­жен­ной моде­ли пове­де­ния. Кро­ме того, это, как пра­ви­ло, одно­дет­ные семьи, а, по мне­нию пси­хо­ло­гов, ребё­нок, лишён­ный опы­та вза­и­мо­дей­ствия в груп­пе бра­тьев и сестёр, вырас­та­ет эго­и­стич­ным, нев­ро­тич­ным и, в сущ­но­сти, очень оди­но­ким. Дли­тель­ные наблю­де­ния уче­ных пока­зы­ва­ют, что дети из непол­ных семей име­ют мень­ше шан­сов про­жить дол­гую жизнь. Напри­мер, чис­ло само­убийств, смер­тей в резуль­та­те пере­до­зи­ро­вок алко­го­ля или нар­ко­ти­ков, веро­ят­ность погиб­нуть в резуль­та­те актов наси­лия в 4–5 раз выше имен­но сре­ди тех, кто вырос в непол­ной семье. Осо­бен­но тяже­ло при­хо­дит­ся тем, кто пере­жил раз­вод роди­те­лей в воз­расте до 6 лет. Сре­ди них чис­ло депрес­сив­ных и пси­хо­со­ма­ти­че­ских рас­стройств встре­ча­ет­ся в два раза чаще. Дети из непол­ных семей менее стрес­со­устой­чи­вы и хуже сво­их сверст­ни­ков адап­ти­ру­ют­ся к меня­ю­щим­ся усло­ви­ям. Они под­вер­же­ны раз­но­го рода соци­аль­ным откло­не­ни­ям, нега­тив­но­му и обострен­но­му вос­при­я­тию мира. При­чем тако­го рода послед­ствия длят­ся деся­ти­ле­ти­я­ми или даже в тече­ние всей после­ду­ю­щей жиз­ни. Кро­ме чисто пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем, кото­рые могут пере­хо­дить и в пси­хи­че­ские, мно­гие боле­ют раз­ны­ми забо­ле­ва­ни­я­ми, кото­рые име­ют пси­хо­со­ма­ти­че­скую при­ро­ду (гипер­то­ни­че­ская болезнь, брон­хи­аль­ная аст­ма, ней­ро­дер­ми­ты, онко­ло­ги­че­ские забо­ле­ва­ния и др.).

Ста­ти­сти­че­ская справка

Дис­ба­ланс муж­чин и жен­щин (с пре­об­ла­да­ни­ем вто­рых) начи­на­ет­ся годам к 25 и с каж­дой пяти­лет­кой про­грес­си­ру­ет все более. К 40-летию соци­аль­но нор­маль­ный муж­чи­на ста­но­вит­ся явле­ни­ем ред­ким. Кри­зис пока­зал, что наи­ме­нее стрес­со­устой­чи­вы­ми ока­за­лись муж­чи­ны моло­до­го и сред­не­го воз­рас­та: рез­ко уве­ли­чи­лось чис­ло инфарк­тов, смер­тей от травм, вырос­ла до 14 лет раз­ни­ца меж­ду про­дол­жи­тель­но­стью жиз­ни муж­чин и жен­щин, при­чём учё­ные счи­та­ют, что из них 11 лет – это послед­ствия поваль­но­го пьянства.

Круг­лое сирот­ство – пол­ное отсут­ствие одно­го или обо­их роди­те­лей – и соци­аль­ное сирот­ство – номи­наль­ное или вир­ту­аль­ное их при­сут­ствие – это раз­ные состо­я­ния. Даже если ребе­нок это­го не осо­зна­ет, при­сут­ствие «фан­то­ма» сбе­жав­ше­го роди­те­ля всё рав­но дела­ет своё чер­ное дело на под­со­зна­тель­ном уровне. Если в пер­вом слу­чае сирот­ства, осо­бен­но бла­го­да­ря мате­ри, отец осо­зна­ет­ся как ува­жа­е­мый, то во вто­ром (неред­ко тоже бла­го­да­ря мате­ри) – как обид­чик, пре­да­тель. Если ребе­нок бро­шен обо­и­ми роди­те­ля­ми, то это оби­да вдвойне, но на отца всё-таки более – он дол­жен был защи­тить, он не дол­жен был допу­стить, он не имел пра­ва так посту­пить с ребен­ком. Эта оби­да, про­не­сен­ная через всю жизнь, ока­зы­ва­ет силь­ней­шее вли­я­ние на лич­ность ребен­ка, а затем и взрос­ло­го человека.

Ещё одна нарас­та­ю­щая совре­мен­ная «мода» – рож­де­ние жен­щи­ной ребен­ка «для себя» и вне семьи. Что это – рас­пу­щен­ность, эго­изм или незре­лость лич­но­сти мате­ри, кото­рая изна­чаль­но обре­ка­ет ребен­ка на непол­ную семью и весь тот ком­плекс про­блем, кото­рые она в себе несет? Пре­лю­бо­де­я­ние – тяжё­лый грех, но муж­чи­ны неред­ко оста­ют­ся в сто­роне, а вся тяжесть обви­не­ния пада­ет на жен­щи­ну. И у жен­щи­ны вро­де бы тоже появ­ля­ет­ся оправ­да­ние: а где взять «хоро­ше­го» мужа?

Более того, совре­мен­ные пси­хо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния сви­де­тель­ству­ют, что рас­тёт коли­че­ство муж­чин, всту­па­ю­щих в брак с инфан­тиль­ны­ми целя­ми най­ти себе новую «мамоч­ку», к кото­рой они так при­вык­ли в непол­ной семье. Если в новой семье появ­ля­ют­ся дети, то муж про­сто ста­но­вит­ся «стар­шень­ким», и, по сути, семья так и оста­ет­ся неполной.

В одной ста­тье невоз­мож­но осве­тить все сто­ро­ны такой боль­шой про­бле­мы, как без­от­цов­щи­на, пора­зив­шая всю стра­ну. Мне бы хоте­лось, что­бы рас­суж­де­ния и фак­ты, при­ве­ден­ные здесь, послу­жи­ли осно­ва­ни­ем для серьез­но­го обсуж­де­ния темы сирот­ства и без­от­цов­щи­ны – корен­ных про­блем совре­мен­ной Рос­сии. И преж­де все­го хоте­лось бы услы­шать голос тех, кто вырос в сирот­стве, ведь боль, раз­де­лен­ная с дру­гим – это поло­ви­на боли. Эпи­де­мию сирот­ства и без­от­цов­щи­ны нуж­но иско­ре­нять всем миром. Сей­час мно­го гово­рят об «ответ­ствен­ном» или «авто­ри­тет­ном» отцов­стве. Хоро­шие, пра­виль­ные сло­ва – но они оста­нут­ся сло­ва­ми, если не пред­при­нять реши­тель­ных мер в борь­бе с все­об­щей бедой. Мы уже не раз гово­ри­ли, что госу­дар­ство долж­но реши­тель­но под­дер­жать семей­ных муж­чин: им в первую оче­редь долж­на предо­став­лять­ся рабо­та, у них долж­на быть гаран­ти­ро­ван­ная зара­бот­ная пла­та, они долж­ны иметь опре­де­лен­ные льго­ты, им сле­ду­ет помо­гать в при­об­ре­те­нии или стро­и­тель­стве жилья. Возь­ми­те в при­мер Бел­го­род­скую область, где моло­дой семье предо­став­ля­ют­ся земель­ный уча­сток и льгот­ный кре­дит на стро­и­тель­ство дома, долг по кото­ро­му про­грес­сив­но пога­ша­ет­ся с рож­де­ни­ем каж­до­го ребен­ка. У нас мало зем­ли или у нас дру­гое госу­дар­ство? Сле­ду­ет исхо­дить из того, что потреб­ность отцов­ства, настав­ни­че­ства все­гда была при­су­ща муж­ской зре­ло­сти, ей соот­вет­ству­ет встреч­ная потреб­ность детей и под­рост­ков в руко­во­ди­те­ле, настав­ни­ке. Поте­ря обще­ством тра­ди­ций отцов­ства может быть вос­пол­не­на толь­ко обу­че­ни­ем ответ­ствен­но­му отцов­ству с дет­ства. Это – ответ­стве­ней­шая и основ­ная зада­ча и роди­те­лей, и педа­го­гов. Но мы пре­крас­но зна­ем, что без­ду­хов­ность – осно­ва без­от­вет­ствен­но­сти; сле­до­ва­тель­но, ответ­ствен­ное отцов­ство может быть толь­ко духов­ным, и здесь роль и при­мер Пра­во­слав­ной веры долж­ны быть при­о­ри­тет­ны­ми. Ещё и ещё раз необ­хо­ди­мо под­черк­нуть: в непол­ных семьях нель­зя вырас­тить пол­но­цен­но­го и соци­аль­но адап­ти­ро­ван­но­го ребен­ка. Цер­ковь с её без­услов­ным муж­ским нача­лом – един­ствен­ная надеж­да для оди­но­кой мате­ри в пол­но­цен­ном вос­пи­та­нии буду­щих отцов и мате­рей. Иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ют, что дети, посе­ща­ю­щие цер­ков­но-при­ход­ские шко­лы, менее агрес­сив­ны, более кон­такт­ны и эмо­ци­о­наль­ны, отли­ча­ют­ся спо­кой­ным пове­де­ни­ем и хоро­шей соци­аль­ной адап­та­ци­ей. Помни­те сло­ва Иоан­на Зла­то­устого: «Нера­де­ние о детях – боль­ший из всех гре­хов, он при­во­дит к край­не­му нече­стию. Хотя бы вся наша жизнь была бла­го­по­луч­на, мы под­верг­нем­ся стро­го­му нака­за­нию, если не раде­ем о спа­се­нии детей».

Источ­ник: инфор­ма­ци­он­ное агент­ство Ека­те­рин­бург­ской епархии

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки