Советы настоятеля

Советы настоятеля

(5 голосов4.8 из 5)

архи­манд­рит Геор­гий (Евге­ний Вла­ди­ми­ро­вич Шестун)

Оглав­ле­ние

 

Виньетка

 

По бла­го­сло­ве­нию бла­жен­ней­ше­го Вла­ди­ми­ра мит­ро­по­ли­та Киев­ско­го и Всея Украины

Советы священника

Предисловие

Сей­час семья пере­жи­ва­ет тяже­лые вре­ме­на, испы­ты­ва­ет осо­бое дав­ле­ние мира, сата­нин­ских сил. Ста­ра­ясь, что­бы люди нару­ши­ли одну из пер­вых запо­ве­дей Божи­их, лука­вый сеет раз­дор меж­ду ближ­ни­ми, како­вы­ми явля­ют­ся чле­ны семьи. Мы спо­соб­ству­ем это­му, когда забы­ва­ем, что зако­ны, кото­рые Бог дал, долж­ны испол­нять­ся чело­ве­ком. В Свя­щен­ном Писа­нии ска­за­но, что гла­вой семьи явля­ет­ся муж, он дол­жен почи­тать Бога, пред­сто­ять перед Богом, жена долж­на сми­рять­ся перед мужем, а дети долж­ны почи­тать сво­их роди­те­лей. Мы же видим, что отпа­де­ние людей от веры при­ве­ло к тому, что муж пере­стал чтить Бога и покло­нять­ся Ему, слу­шать­ся Его, жить по Его воле и стал про­яв­лять непо­слу­ша­ние. След­стви­ем это­го ста­ло то, что жена ока­зы­ва­ет непо­слу­ша­ние сво­е­му мужу. А у двух непо­слуш­ных людей вырас­та­ет тре­тий непо­слуш­ный – ребе­нок. Сей­час очень мно­го про­блем и тра­ге­дий отто­го, что дети не почи­та­ют, не ува­жа­ют, не хотят слу­шать роди­те­лей, кото­рых Бог дал, что­бы они сохра­ни­ли чадо, при­ве­ли к бла­го­че­сти­во­му духов­но­му житию. Поэто­му надо пони­мать, что раз­го­вор о вос­пи­та­нии, о семье – это раз­го­вор о воз­вра­ще­нии чело­ве­ка к Богу. Создать пол­но­цен­ную семью, како­вой и явля­ет­ся хри­сти­ан­ская семья, может чело­век бла­го­че­сти­вый, живу­щий пол­но­цен­ной жиз­нью, пом­ня­щий, что каж­дый из нас состо­ит не толь­ко из пло­ти, но еще и из души и духа. В этом слу­чае и плот­ская жизнь пол­но­цен­ная у него, и духов­ная, и душев­ная; и эта пол­но­цен­ность поз­во­ля­ет ему жить имен­но на осно­ве духов­ных пред­став­ле­ний во всех сфе­рах, и осо­бен­но в семей­ной жиз­ни. То есть семей­ная жизнь – это в первую оче­редь духов­ная жизнь. Толь­ко чело­век духов­ный может пра­виль­но стро­ить отно­ше­ния с дру­гим чело­ве­ком, вос­пи­ты­вать сво­их детей. Вос­пи­тать хри­сти­а­ни­на может толь­ко хри­сти­а­нин. И суть пра­во­слав­но­го вос­пи­та­ния заклю­ча­ет­ся в том, что роди­те­ли долж­ны преж­де все­го вос­пи­ты­вать себя. Как гово­рил пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский: «Стя­жи дух мирен, и вокруг тебя спа­сут­ся тыся­чи». Часто мы счи­та­ем, что ребен­ку не по силам нести такой вели­кий подвиг – молить­ся, постить­ся, жить хри­сти­ан­ской жиз­нью. Но если он родил­ся в хри­сти­ан­ской семье, если он от чре­ва мате­ри сво­ей есте­ствен­но живет этой жиз­нью, то она не явля­ет­ся подви­гом, ребе­нок быст­ро к ней при­вы­ка­ет. В осно­ве хри­сти­ан­ско­го вос­пи­та­ния лежит хри­сти­ан­ская жизнь семьи – отца и мате­ри. То есть вос­пи­та­ние детей – это созда­ние усло­вий, в кото­рых бы роди­лась, про­цве­та­ла, умно­жа­лась духов­ная жизнь ребенка.

Советы старца Паисия Афонского

Ста­рец ска­зал: «Един­ствен­ная цен­ность жиз­ни – это семья. Как толь­ко погиб­нет семья, погиб­нет и мир. Пока­жи свою любовь преж­де все­го в сво­ей семье». И в дру­гой раз он ска­зал: «Когда раз­ру­шит­ся семья, будет раз­ру­ше­но все: и духо­вен­ство, и монашество».

Из кни­ги свя­щен­ни­ка Дио­ни­сия Таци­са «Архон­да­рик под откры­тым небом», М., 1998.

О воспитании

Совет священника

О вос­пи­та­нии. Надо научить чело­ве­ка уго­ждать Богу, сво­ей жиз­нью Бога радо­вать, точ­но так же, как ребе­нок ста­ра­ет­ся роди­те­лей сво­их радовать.

- Может ли чело­век чело­ве­ка вос­пи­тать и тем более перевоспитать?

– Давай­те поду­ма­ем, что нам дал Бог и что мы сами при­об­ре­ли в мире. Родил­ся каж­дый из нас по Божи­ей воле, то есть никто из людей не выби­рал, родить­ся или не родить­ся. Гос­подь даро­вал каж­до­му вели­кий дар жиз­ни, жизнь веч­ной, бес­смерт­ной души. То же мож­но ска­зать о месте рож­де­ния, о наро­де, в кото­ром мы роди­лись. Поэто­му чув­ство пат­ри­о­тиз­ма может быть толь­ко у веру­ю­ще­го чело­ве­ка, кото­рый пони­ма­ет, что роди­на даро­ва­на Богом, ее сле­ду­ет почи­тать, любить. То же самое мож­но ска­зать про пол – муж­ской или жен­ский, – кото­рый мы не выби­ра­ем. Семью, роди­те­лей тоже долж­ны при­ни­мать как дар Божий. И если вни­ма­тель­но посмот­реть на нашу жизнь, то на самом деле все вокруг нас есть дар Божий. Но тот дар, кото­рый Бог дал, мож­но ли пере­де­лы­вать по соб­ствен­но­му усмот­ре­нию? Сле­ду­ет сми­рять­ся, радо­вать­ся и при­ни­мать с покор­но­стью то, что полу­чил. Роди­те­лей дол­жен почи­тать, народ свой любить, роди­ну свою хра­нить, защи­щать. Поэто­му когда мы пыта­ем­ся все пере­де­лать, когда не согла­ша­ем­ся с тем, что даро­ва­но Богом, то это одно из гре­хов­ных наших настро­е­ний. Мы вооб­ще часто роп­щем на свою жизнь, быва­ем недо­воль­ны. Когда на людей роп­щем, то забы­ва­ем, что каж­дый чело­век – носи­тель обра­за Божия. Хри­стос, Спа­си­тель мира, дал при­мер, когда к Нему при­ве­ли блуд­ни­цу, кото­рую по зако­ну иудей­ско­му сле­до­ва­ло побить кам­ня­ми. Так как Его иску­ша­ли фари­сеи, пыта­лись дока­зать, что Он нару­ша­ет закон, то Иисус не стал нико­го отго­ва­ри­вать. Он про­сто ска­зал: «Кто из вас без гре­ха, пер­вый брось в нее камень» (Ин. 8:7). И все поти­хо­неч­ку поло­жи­ли свои кам­ни и разошлись.

Если гово­рить об отно­ше­ни­ях меж­ду взрос­лы­ми людь­ми, то когда мы начи­на­ем пере­де­лы­вать, судить дру­гих людей, мы идем не по пра­во­слав­но­му пути, пото­му что пра­во­слав­ный путь – это путь зре­ния сво­их гре­хов, а не чужих. Перед каж­дым дру­гим чело­ве­ком нуж­но сми­рять­ся, любить его, чтить, и если есть какое-то недо­воль­ство этим чело­ве­ком, то сле­до­вать Еван­гель­ским запо­ве­дям и за это­го чело­ве­ка молить­ся, пото­му что пере­де­лать друг дру­га прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Каж­дый чело­век хра­нит как дар Божий свою сво­бо­ду, непо­вто­ри­мость, свою осо­бую исклю­чи­тель­ность, кото­рую Гос­подь каж­до­му из нас даро­вал от рож­де­ния наше­го. Мож­но вспом­нить сове­ты Амвро­сия Оптин­ско­го, кото­рые он дал сво­ей духов­ной доче­ри. Она его спро­си­ла, с чего начи­нать спа­се­ние души. Пер­вый совет: пере­стань всех учить. Вто­рой: зри свои гре­хи и кай­ся. Это путь пра­во­слав­но­го отно­ше­ния к чело­ве­ку, к миру. А все попыт­ки пере­де­лать друг дру­га явля­ют­ся порож­де­ни­ем нашей нево­цер­ко­в­лен­но­сти, наше­го нехри­сти­ан­ско­го отно­ше­ния к миру, друг к другу.

Люди живут не по нашим зако­нам, но это не зна­чит, что они живут непра­виль­но. Если я чело­век пра­во­слав­ный, я дол­жен пони­мать, что нет слу­чай­ных людей в моей жиз­ни и каж­дый чело­век, кото­ро­го Бог ко мне посы­ла­ет, – это чело­век, нуж­ный мне, пусть даже он раз­дра­жи­тель­ный, гнев­ли­вый, злой, но моя реак­ция на него пока­зы­ва­ет, что я мало чем от него отли­ча­юсь. Как гово­рят свя­тые отцы, самое глав­ное – я дол­жен смот­реть, что внут­ри меня про­ис­хо­дит. И тогда ста­но­вит­ся ясно, что самый глав­ный враг сидит у меня внут­ри – это мои стра­сти, моя раз­дра­жи­тель­ность, моя гнев­ли­вость, дух зло­бы, кото­рый я часто не заме­чаю. А тот чело­век, кото­ро­го Бог посы­ла­ет, будит эти скры­тые во мне каче­ства, то есть он пока­зы­ва­ет мне мои гре­хи. Но это же вели­кое сча­стье, пото­му что видеть свои гре­хи – зна­чит видеть нача­ло сво­е­го спа­се­ния, нача­ло сво­е­го исправ­ле­ния, нача­ло сво­е­го очи­ще­ния. Поэто­му свя­тые отцы и запо­ве­да­ли молить­ся за сво­их вра­гов, кото­рые помо­га­ют нам видеть нашу соб­ствен­ную внут­рен­нюю нечи­сто­ту. У свя­ти­те­ля Тихо­на Задон­ско­го был такой обы­чай: кто его оби­жал, он тому в знак бла­го­дар­но­сти 15 копе­ек давал за то, что внут­ри себя заме­чал гре­хов­ные дви­же­ния, гре­хов­ные реак­ции, и очень бла­го­да­рил, что Гос­подь при помо­щи это­го чело­ве­ка помо­гал ему каять­ся. Таким обра­зом мы, воз­мож­но, друг дру­га и переделываем.

Мир на нас ока­зы­ва­ет посто­ян­ное вли­я­ние, силы демо­ни­че­ские и люди, живу­щие не по Божи­е­му зако­ну, а по зако­ну мира сего, воз­дей­ству­ют на нас. А наша зада­ча вопре­ки все­му сле­до­вать воле Божи­ей, сле­до­вать спа­си­тель­ным путем, путем стя­жа­ния бла­го­да­ти, путем Бого­уго­жде­ния, пото­му что у нас тоже есть своя воля, свой разум, мы зна­ем закон Божий, Боже­ствен­ное Откро­ве­ние. Мир пыта­ет­ся вли­ять на нас губи­тель­но, гре­хов­но, но есть ведь мир Божий, бла­го­дать, кото­рая помо­га­ет нам усто­ять. Поэто­му когда мы гово­рим о вос­пи­та­нии, то долж­ны пони­мать, что вос­пи­та­ние – это пита­ние, а не толь­ко влияние.

Часто мы пута­ем, счи­тая, что вос­пи­ты­вать – это вли­ять. А вос­пи­ты­вать – это питать и душу, и плоть, и дух. Дух пита­ет душу, душа пре­об­ра­жа­ет плоть. Когда мы забы­ва­ем о духе, забо­тим­ся толь­ко о пло­ти и душе, тогда вос­пи­та­ние сво­дит­ся к росту и раз­ви­тию, осо­бен­но когда дело каса­ет­ся ребен­ка: мы счи­та­ем, что он дол­жен вырас­ти здо­ро­вым и раз­ви­тым. А он дол­жен еще быть духовным.

Боль­шин­ство людей, живу­щих в миру, счи­та­ет, что ребе­нок рож­да­ет­ся здо­ро­вым, нор­маль­ным суще­ством. С точ­ки же зре­ния пра­во­сла­вия чело­век рож­да­ет­ся с повре­жден­ной при­ро­дой, с печа­тью пер­во­род­но­го гре­ха. И преж­де чем его вос­пи­ты­вать, раз­ви­вать, необ­хо­ди­мо сна­ча­ла исце­лить и испра­вить. Если это не про­ис­хо­дит, то мы раз­ви­ва­ем иска­жен­ную чело­ве­че­скую при­ро­ду. Пра­виль­ное пони­ма­ние чело­ве­ка исхо­дит из того, что у него долж­на быть исправ­лен­ная чело­ве­че­ская при­ро­да, а это про­ис­хо­дит в таин­стве кре­ще­ния, в таин­стве Бла­го­дат­но­го посе­ще­ния, когда имен­но духов­ное нача­ло обре­та­ет пер­вен­ство в жиз­ни. Глав­ное, мы долж­ны пом­нить, что все хоро­шее в чело­ве­ке – от Бога, поэто­му вос­пи­тать — при­ве­сти ребен­ка к Богу – и есть основ­ная обя­зан­ность родителей.

- Како­ва цель хри­сти­ан­ско­го воспитания?

– Цель хри­сти­ан­ско­го вос­пи­та­ния — при­ве­сти ребен­ка ко Хри­сту, сде­лать из него хри­сти­а­ни­на, что­бы когда он при­дет в разум, то сам себя испо­ве­до­вал бы как хри­сти­а­ни­на, пони­мая, что такая жизнь – пра­виль­ная, пол­но­цен­ная. В осно­ве жиз­ни дол­жен быть дух; дух пита­ет душу, а душа пре­об­ра­жа­ет плоть. Если плот­ское начи­на­ет подав­лять духов­ное и душев­ное, то про­яв­ля­ет­ся иска­жен­ность чело­ве­че­ской при­ро­ды. При этом радость истин­но­го бытия не при­об­ре­та­ет­ся. Душа скор­бит, места себе не нахо­дит и, как в Свя­щен­ном Писа­нии ска­за­но: «Что поль­зы чело­ве­ку при­об­ре­сти весь мир, а себя само­го погу­бить?» (Лк. 9:25). Это про­ис­хо­дит, когда нару­ша­ет­ся иерар­хич­ность лич­но­сти чело­ве­ка и он начи­на­ет жить про­ти­во­есте­ствен­ной для себя жиз­нью. Это мучи­тель­ная жизнь, не при­но­ся­щая радо­сти, а дово­дя­щая до уны­ния и до тра­ги­че­ских послед­ствий, что мы наблю­да­ем в суще­ство­ва­нии мно­гих людей, даже бла­го­по­луч­ных, на пер­вый взгляд, – и обра­зо­ван­ных, и мате­ри­аль­но обес­пе­чен­ных, — кото­рые скор­бят, испы­ты­вая духов­ную несо­сто­я­тель­ность и непол­но­цен­ность. Чело­век дол­жен реа­ли­зо­вать­ся имен­но как суще­ство духов­ное, име­ю­щее образ и подо­бие Бога в себе. Поэто­му целью хри­сти­ан­ско­го вос­пи­та­ния явля­ет­ся обре­те­ние пол­но­ты духов­но­го бытия, радо­сти духов­но­го бытия, пото­му что, когда у чело­ве­ка душа раду­ет­ся, ему мало что нуж­но в этом мире; а когда душа скор­бит, ниче­го ему радо­сти в этом мире не может принести.

Хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние состо­ит в том, что­бы научить чело­ве­ка уго­ждать Богу, сво­ей жиз­нью Бога радо­вать, точ­но так же, как ребе­нок ста­ра­ет­ся роди­те­лей сво­их радовать.

***

Опыт благочестия. Примеры из жизни прославленных отцов, их советы и наставления

Бесе­ды с детьми стар­ца Силу­а­на Афонского

О любви к Богу

Милые дети бега­ют по лугам, рвут цве­ты, поют и раду­ют­ся, пото­му что их весе­лит бла­го­дать Божия. Но вот уви­де­ли они мона­ха и гово­рят ему:

- Смот­ри: Гос­подь укра­сил небо звез­да­ми и зем­лю река­ми и сада­ми; орлы высо­ко под обла­ка­ми лета­ют и насла­жда­ют­ся кра­со­тою при­ро­ды; пти­цы весе­ло поют в рощах и полях, а ты, монах, сидишь в келий и не видишь всей Кра­со­ты Божи­ей. Сидишь и пла­чешь. О чем ты пла­чешь в сво­ей малень­кой келий, когда солн­це све­тит, весь мир в кра­со­те, и всю­ду радость на земле?

Так спра­ши­ва­ли дети мона­ха, но он отве­чал им:

– Дети, вы не пони­ма­е­те мое­го пла­ча. Душа моя пла­чет о вас, что вы не зна­е­те Бога, Кото­рый создал всю эту кра­со­ту. Душа моя зна­ет Его, и всем вам я хочу это­го зна­ния, и поэто­му скорб­лю и слез­но молю Бога о вас, что­бы и вы позна­ли Гос­по­да Духом Святым.

- Что зна­чит познать Гос­по­да Духом Святым?

- Умом, дети, познать Гос­по­да нель­зя. Но вы читай­те Боже­ствен­ное Писа­ние, в нем живет бла­го­дать, кото­рая будет услаж­дать вас, и так вы позна­е­те Гос­по­да и буде­те с радо­стью рабо­тать Ему день и ночь. Когда же позна­е­те Гос­по­да, тогда уйдет жела­ние смо треть на этот мир, но душа будет стре­мить­ся видеть сла­ву Гос­под­ню на небесах.

- А нам нра­вят­ся цве­ты, и мы любим гулять и веселиться.

- Вы люби­те гулять по полям и рвать цве­ты; вы люби­те петь и слу­шать пение птиц, но есть на небе пре­крас­нее все­го это­го — рай, где живет Гос­подь со анге­ла­ми и свя­ты­ми. Там тоже есть весе­лие и поют­ся пес­ни, но иные, луч­шие, и когда душа услы­шит те пес­ни, то не может забыть их нико­гда и уже не вле­кут ее пес­ни земные.

- Но мы любим петь.

- Пой­те, дети, Гос­по­ду Духом Свя­тым; пой­те во сми­ре­нии и любви.

- А поче­му ты пла­чешь, мы не понимаем?

- Я пла­чу о вас, дет­ки. Гля­дя на вас, жалею вас и про­шу Гос­по­да, что­бы хра­нил Он вас, что­бы позна­ли вы Твор­ца и Гос­по­да сво­е­го. Я смот­рю на вас, и вот, вы похо­жи на отро­ка Хри­ста, и хочу, что­бы вы не поте­ря­ли бла­го­дать Божию и не ста­ли бы, когда вырас­те­те, похо­жи на вра­га за пло­хие мыс­ли. Я хочу, что­бы вы все­гда были похо­жи на Сына Пре­чи­стой Мате­ри Божи­ей. Это­го жела­ет душа моя вам. Об этом я и молюсь. Мне жал­ко всех детей на зем­ле, и пото­му я пла­чу за всех невин­ных детей и сирот. Я пла­чу, дети, за мир и сетую о всем наро­де Божи­ем: «Гос­по­ди, пошли милость Твою на детей зем­ли, кото­рых Ты любишь, и дай им познать Тебя Духом Свя­тым, и научи их сла­вить Тебя. Слез­но про­шу Тебя, услышь молит­ву мою, и всем дай познать сла­ву Твою Духом Свя­тым». Дети, люби­те Бога, как любят Его Анге­лы на небесах.

- Мы нико­гда не вида­ли Бога, как можем мы Его любить?

- Дет­ки мои воз­люб­лен­ные, вы думай­те о Боге все­гда, что Он вас любит, и дал вам жизнь для того, что­бы вы веч­но с Ним жили и насла­жда­лись Его любовью.

- Как можем мы знать, что Бог нас любит?

- По пло­дам, дет­ки, позна­ет­ся любовь: когда мы в люб­ви Божи­ей, то боим­ся гре­ха, и на душе покой­но и весе­ло, и хочет­ся пом­нить Бога все вре­мя, и хочет­ся молить­ся, и в душе хоро­шие мысли.

- Как узнать, какие мыс­ли в нас живут, и какие из них хоро­шие или плохие?

- Что­бы рас­по­знать мыс­ли доб­рые от злых, нуж­но дер­жать ум свой чистым в Боге.

- Не пони­ма­ем, как можем мы дер­жать ум в Боге, когда мы не виде­ли Бога и не зна­ем Его; и что зна­чит – чистый ум?

- Дет­ки, вы помыш­ляй­те, что Бог вас видит, хотя вы Его не види­те. Так вы буде­те ходить все­гда пред лицом Гос­по­да. Хотя это малая любовь, но если сохра­ни­те сло­во мое, то оно при­ве­дет вас к боль­шой люб­ви, и тогда Духом Свя­тым вы позна­е­те все то, что я вам гово­рю и чего сей­час вы еще не разумеете.

Из кни­ги архи­манд­ри­та Софро­ния (Саха­ро­ва) «Ста­рец Силу­ан Афон­ский», М., 1996.

- Чем отли­ча­ет­ся свет­ская семья от христианской?

– Хри­сти­ане пони­ма­ют, что чело­век рож­да­ет­ся с повре­жден­ной при­ро­дой и в нем нуж­но сеять семе­на новой жиз­ни. Цер­ков­ные таин­ства – те бла­го­дат­ные семе­на, кото­рые сеют­ся в чело­ве­ке. Ими исправ­ля­ет­ся чело­ве­че­ская при­ро­да, и пре­об­ла­да­ю­щи­ми ста­но­вят­ся не плоть и кровь – то устро­е­ние, кото­рое дети полу­ча­ют от роди­те­лей, а то устро­е­ние, кото­рое они от Хри­ста полу­ча­ют, от веч­ной жиз­ни. А если ребе­нок живет вне Церк­ви, то пер­вич­но, конеч­но, плот­ское, гене­ти­че­ское наслед­ство. То есть наши недо­стат­ки и наклон­но­сти детей сум­ми­ру­ют­ся, а новых семян нет. Поэто­му глав­ное — что­бы ребе­нок стал хри­сти­а­ни­ном, что­бы роди­те­ли не свое в нем иска­ли, а Божие и ста­ра­лись не на себя похо­жим вырас­тить его, а на Хри­ста. Мно­гие роди­те­ли хотят по-сво­е­му вос­пи­тать, но, не имея высо­ко­го иде­а­ла, забо­тят­ся лишь о том, что­бы был ребе­нок не хуже дру­гих, что­бы обра­зо­ван был, оде­вал­ся хоро­шо, то есть на незна­чи­тель­ные вещи обра­ща­ют вни­ма­ние, а глав­ное упус­ка­ют. А глав­ное – посе­ять духов­ные семе­на, при­учить ребен­ка к тому, что­бы он вку­шал радо­сти имен­но духов­ной жиз­ни. То есть надо ста­рать­ся при­ве­сти ребен­ка к Богу. Нуж­но пони­мать, что без Церк­ви это невоз­мож­но сде­лать. Когда чело­век пыта­ет­ся вос­пи­ты­вать ребен­ка вне Церк­ви, он лиша­ет его мно­гих буду­щих радо­стей, не пол­но­стью поз­во­ля­ет рас­крыть­ся ему, а зна­чит пол­но­ты бытия не дает. Поэто­му глав­ная забо­та роди­те­лей – воцер­ко­вить ребен­ка, что­бы он с дет­ства полю­бил Цер­ковь, остал­ся в ней и что­бы она бла­го­слов­ля­ла его, хра­ни­ла, настав­ля­ла и в даль­ней­шей жизни.

- Гово­рят, что самое важ­ное, когда рас­тишь ребен­ка, – это пра­виль­но его вос­пи­тать. Но когда же зани­мать­ся вос­пи­та­ни­ем, если целый день – на рабо­те, вече­ром — мас­са домаш­них дел и уста­лость валит с ног?

– Вос­пи­та­ние – это еще и уме­ние орга­ни­зо­вать жизнь ребен­ка. Надо, что­бы у него были обя­зан­но­сти по дому. Надо сде­лать так, что­бы он тоже был занят весь день; все тру­дят­ся – и ребе­нок дол­жен тру­дить­ся. Беда в том, что роди­те­ли ухо­дят на весь день ‑и ребе­нок бро­шен­ный, не име­ет сво­е­го дела. Он начи­на­ет ски­тать­ся, маять­ся и в иску­ше­ния все­воз­мож­ные попа­да­ет. И, конеч­но же, самое охра­ни­тель­ное сред­ство — бла­го­че­сти­вая жизнь роди­те­лей. Они долж­ны все вре­мя вос­пи­ты­вать себя, пони­мать, что суще­ству­ет духов­ная связь, а зна­чит, долж­ны боять­ся через соб­ствен­ный грех повре­дить сво­е­му чаду. И если убе­ре­гут себя от гре­ха, то и ребен­ка убе­ре­гут от иску­ше­ний. Сле­до­ва­тель­но, надо забо­тить­ся о заня­то­сти ребен­ка и о сохра­не­нии соб­ствен­ной чистоты.

- Дове­лось про­чи­тать в одной кни­ге, что спа­се­ние души роди­те­лей более все­го зави­сит от детей. Каким же обра­зом? То, что буду­щее детей зави­сит от жиз­ни роди­те­лей, – понят­но. А как же дети могут опре­де­лить спа­се­ние родителей?

– Вос­пи­та­ние детей для роди­те­лей явля­ет­ся послу­ша­ни­ем Богу, пото­му что ребе­нок – это дар Божий. Поэто­му от того, как выпол­ня­ет­ся послу­ша­ние, как чело­век несет крест, воз­ло­жен­ный на него Богом, зави­сит спа­се­ние души. Явля­ет­ся ли жизнь супру­гов Бого­угод­ной? Как раз в детях это боль­ше все­го и про­яв­ля­ет­ся. Дети – это плод нашей жиз­ни. Вос­пи­ты­вая их в люб­ви Божи­ей, при­во­дя к Богу, роди­те­ли выпол­ня­ют послу­ша­ние, воз­ло­жен­ное на них Гос­по­дом, и тем самым спа­са­ют свою душу.

- Долж­на быть раз­ни­ца в вос­пи­та­нии маль­чи­ков и девочек?

– Конеч­но, долж­ны быть отли­чия. Маль­чик дол­жен рас­ти муж­чи­ной, чело­ве­ком ответ­ствен­ным, уме­ю­щим что-то делать, а жен­щи­на долж­на рас­ти сми­рен­ной, забот­ли­вой. Поло­вое вос­пи­та­ние – это зна­ние и выпол­не­ние сво­их муж­ских и жен­ских обя­зан­но­стей. И учить это­му надо с рождения.

О необходимости семейной жизни

Совет священника

О необ­хо­ди­мо­сти семей­ной жиз­ни. Этот союз — ради спа­се­ния души сво­ей, ради выпол­не­ния запо­ве­дей Божи­их и, самое глав­ное, ради умно­же­ния жиз­ни, то есть ради чадорождения.

- Поче­му люди стре­мят­ся к семей­ной жиз­ни? Что она дает человеку?

– Когда Бог сотво­рил чело­ве­ка, создал из его реб­ра жену ему, то пове­лел: «Пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь» (Быт. 1:28). И эта запо­ведь долж­на есте­ствен­ным обра­зом испол­нять­ся в семей­ной жизни.

Чело­ве­че­ство раз­де­ле­но попо­лам: есть муж­чи­ны и есть жен­щи­ны, и само сло­во «пол» озна­ча­ет «поло­ви­на». Бытие пол­но­цен­ное, кото­ро­го каж­дый чело­век жаж­дет, ищет, обре­та­ет­ся или в сою­зе с Богом при вос­ста­нов­ле­нии сво­ей пол­но­ты мона­ше­ством — при­ня­ти­ем ангель­ско­го обра­за, или же через бла­го­дат­ный союз муж­чи­ны и жен­щи­ны, когда «будут два одна плоть» (Быт. 2:24). Этот союз – ради спа­се­ния души сво­ей, ради выпол­не­ния запо­ве­дей Божи­их и, самое глав­ное, ради умно­же­ния жиз­ни, то есть ради чадорождения.

Чело­век пред­на­зна­чен от сотво­ре­ния сво­е­го жить семей­ной жиз­нью для того, что­бы рас­тить детей. Семья – то сред­ство спа­се­ния, без кото­ро­го боль­шин­ство людей, живу­щих на зем­ле, цело­муд­рен­но про­ве­сти свою жизнь не могут. Семья для пра­во­слав­но­го чело­ве­ка — осо­бый, спа­си­тель­ный ков­чег. Мы гово­рим, что Цер­ковь – это новый Ноев ков­чег, а ведь семья — малая Цер­ковь и поэто­му тоже спа­си­тель­ный ков­чег для чело­ве­ка, охра­ня­ю­щий от гре­ха. В этом бла­го­дат­ном сою­зе появ­ля­ет­ся новая жизнь — ребе­нок, кото­рый, с точ­ки зре­ния пра­во­сла­вия, есть дар Божий и Его благословение.

- Но не всем уда­ет­ся создать семью… А неко­то­рые созна­тель­но выби­ра­ют жизнь ино­че­скую. Отче­го так происходит?

– Из Боже­ствен­но­го Откро­ве­ния, из тво­ре­ний свя­тых отцов извест­но, что у чело­ве­ка два основ­ных пред­на­зна­че­ния. Чело­век может выбрать путь ино­че­ско­го слу­же­ния Богу или же созда­ет семью, что­бы через выпол­не­ние запо­ве­дей Божи­их тоже идти к Богу.

Ино­гда начи­на­ют срав­ни­вать, какой путь лег­че, какой – слож­нее. Надо пони­мать, что и тот, и дру­гой – путь кре­сто­но­ше­ния. Свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов) в одном пись­ме назы­вал себя чело­ве­ком сла­бым, объ­яс­няя это тем, что он не мог бы поне­сти подвиг семей­ной жиз­ни. А семей­ный чело­век, наобо­рот, дума­ет, что путь мона­ше­ской жиз­ни – вели­кий, труд­ный и что он-то сам попро­ще выбрал. Оба пути – Богом бла­го­слов­лен­ные. Поэто­му в зави­си­мо­сти от пред­на­зна­че­ния чело­век, испы­тав себя, дол­жен выбрать свой путь. Если путь мона­ше­ства избрал – надо искус в мона­сты­ре прой­ти; он может быть мно­го­лет­ним, и совет стар­цев уже реша­ет, при­ни­мать ли тебе мона­ше­ство, пото­му что мона­хом надо родить­ся. Это — осо­бое при­зва­ние, осо­бый жиз­нен­ный путь. И если чело­век видит пол­но­ту сво­е­го бытия в обще­нии толь­ко с Богом, то это есть при­зва­ние мона­ше­ско­го пути. Дру­гой же путь через созда­ние семьи, когда чело­век, всту­пая в отно­ше­ния, бла­го­слов­лен­ные и Богом, и роди­те­ля­ми, и духов­ни­ком, сохра­ня­ет цело­муд­рие, чисто­ту сво­ей души, убе­ре­га­ет­ся от гре­хо­па­де­ния в плот­ской жиз­ни и полу­ча­ет осо­бую пол­но­ту бытия, пото­му что семья, соглас­но Свя­щен­но­му Писа­нию, — это когда «будут двое одна плоть» (Еф. 5:31). То есть чело­век рас­ши­ря­ет свое бытие и смот­рит на мир уже не толь­ко сво­и­ми гла­за­ми, но и гла­за­ми сво­ей супру­ги, сво­е­го супру­га, сво­ей семьи. К его инте­ре­сам при­бав­ля­ют­ся еще инте­ре­сы супру­ги, а к радо­стям – ее радо­сти. В наро­де нашем хоро­шо гово­ри­ли, что раз­де­лен­ная радость – это двой­ная радость, а раз­де­лен­ное горе – это пол­го­ря. Так что семья ‑тот корабль, кото­рый помо­га­ет чело­ве­ку спа­стись в бушу­ю­щем море житейском.

Беседы старца Варсонофия Оптинского

В жити­ях свя­тых рас­ска­зы­ва­ет­ся про двух жен­щин, двух сестер, из кото­рых одна пошла в мона­стырь, а дру­гая вышла замуж, и обе они спаслись.

Прав­да, та кото­рая пошла в мона­стырь, полу­чи­ла выс­шую награ­ду от Гос­по­да, но спа­се­ние полу­чи­ли обе. Но как нам спа­стись в миру, когда так мно­го соблаз­нов? Апо­стол гово­рит: «Не люби­те мира, ни яже в мире». Впро­чем, здесь надо ого­во­рить­ся. Под сло­вом «мир» под­ра­зу­ме­ва­ет­ся не все­лен­ная, а низ­мен­ное, пош­лое, греховное.

Из кни­ги «Бесе­ды стар­ца Вар­со­но­фия Оптин­ско­го с духов­ны­ми детьми. Вос­по­ми­на­ния духов­ных детей о стар­це Вар­со­но­фии», М. – Рига, 1995.

- В чем сча­стье семей­ной жизни?

– Через семью чело­век име­ет воз­мож­ность спа­стись, духов­но рас­цве­сти, достиг­нуть Небес­ных высот. Чело­век живет для уго­жде­ния Богу, и через семью он дол­жен Богу уго­ждать, то есть жить так, что­бы вос­со­еди­нить­ся с Богом, а в иде­а­ле – вос­со­еди­нить­ся с Богом всей семьей. Семья – тот пря­мой путь, через кото­рый науча­ешь­ся Бого­уго­ждать, не толь­ко себя радо­вать, а Бога преж­де все­го и ближ­них своих.

Святительское наставление. Выдержки из сочинений святителя Иоанна Златоустого

Совет желающим вступить в брак

Уве­ще­ваю вас, что­бы жела­ю­щие всту­пить в брак при­сту­па­ли к это­му делу с вели­кою осмот­ри­тель­но­стью. Сове­тую тем, кото­рые наме­ре­ва­ют­ся взять жен, обра­тить­ся к бла­жен­но­му Пав­лу, про­чи­тать напи­сан­ные им зако­ны о бра­ках и, узнав напе­ред, что пове­ле­ва­ет он делать, когда слу­чит­ся жена злоб­ная, ковар­ная, пре­дан­ная пьян­ству, зло­слов­ная, безум­ная или име­ю­щая какой-нибудь дру­гой подоб­ный недо­ста­ток, потом и рас­суж­дать о бра­ке. Если же это тяже­ло и труд­но, то сде­лай все и при­ми все меры, что­бы взять жену доб­рую, бла­го­нрав­ную и послуш­ную, зная, что долж­но быть одно из двух: или, взяв дур­ную жену, пере­но­сить ее зло­бу, или, не желая это­го и отверг­нув ее, быть винов­ным в пре­лю­бо­де­я­нии. «Всяк, — гово­рит Гос­подь, – отпу­ща­яй жену свою, раз­ве сло­ве­се любо­дей­но­го, тво­рит ю пре­лю­бо­дей­ство­ва­ти, и иже пуще­ни­цу пой­мет, пре­лю­бо­дей­ству­ет» (Мф. 5:32). Обсу­див это хоро­шо преж­де бра­ка и узнав эти зако­ны, будем вся­че­ски ста­рать­ся, что­бы вна­ча­ле брать жену с доб­рым настро­е­ни­ем и соот­вет­ству­ю­щую нашим нра­вам; взяв такую, мы полу­чим не толь­ко ту поль­зу, что нико­гда не отверг­нем ее, но и будем любить ее с вели­кою силою – так, как пове­лел Павел. Он, ска­зав: «Мужие, люби­те своя жены», – не оста­но­вил­ся толь­ко на этом, но пока­зал нам и меру люб­ви: «яко­же и Хри­стос воз­лю­би Цер­ковь» (Еф. 5:25). А как, ска­жи мне, Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь? Так, что пре­дал Себя за нее. Ему под­ра­жай и ты. Хотя бы и мно­же­ство гре­хов сде­ла­ла про­тив тебя супру­га твоя, все отпу­сти и про­сти; хотя бы ты взял ее небла­го­нрав­ною, исправь ее доб­ро­тою и кро­то­стью, как и Хри­стос — Цер­ковь. «Да пред­ста­вит ю Себе слав­ну Цер­ковь, не иму­щу сквер­ны или поро­ка» (Еф. 5:27). И впо­след­ствии, видя ее часто осквер­ня­ю­ще­ю­ся и полу­ча­ю­щею нечи­сто­ту, Он не отвер­га­ет и не отстра­ня­ет ее от Себя, но посто­ян­но вра­чу­ет и исправ­ля­ет. Если будет в жене какой-нибудь порок, то не ее отвер­гай, но истреб­ляй этот порок. Хотя бы она не полу­чи­ла ника­кой поль­зы от наше­го настав­ле­ния, мы полу­чим от Бога вели­кую награ­ду за тер­пе­ние, за то, что по стра­ху перед Ним мы ока­зы­ва­ли такое тер­пе­ние, крот­ко пере­но­си­ли зло­бу ее и дер­жа­ли ее, как член сво­е­го тела. Но не пото­му толь­ко нуж­но любить жену, что она член наш и от нас полу­чи­ла нача­ло сво­е­го суще­ство­ва­ния но и пото­му, что об этом самом Бог поста­но­вил закон, ска­зав так: «Сего ради оста­вит чело­век отца сво­е­го и матерь и при­ле­пит­ся к жене сво­ей, и будут два в плоть еди­ну» (Быт. 2:24). Посе­му и Павел изрек нам такой же закон, что­бы все­ми мера­ми побу­дить нас к этой люб­ви. И, про­чи­тав этот закон, гово­рит: «Тай­на сия вели­ка есть» (Еф. 5:32). Поче­му, ска­жи мне, она вели­ка? Пото­му, что деви­ца, нахо­див­ша­я­ся все вре­мя внут­ри дома, нико­гда не видав­шая жени­ха, с пер­во­го дня так при­вя­зы­ва­ет­ся и начи­на­ет любить его как соб­ствен­ное тело; рав­но и муж ту, кото­рой он нико­гда не видал, с кото­рою нико­гда не раз­го­ва­ри­вал, с пер­во­го дня пред­по­чи­та­ет всем, и дру­зьям, и род­ствен­ни­кам, и самим роди­те­лям. Так­же и роди­те­ли, когда отни­ма­ют у них день­ги по дру­го­му слу­чаю, него­ду­ют, сету­ют и вле­кут отняв­ших в суди­ли­ще; а чело­ве­ку, часто тако­му, кото­ро­го они нико­гда не вида­ли и не зна­ли, вру­ча­ют и дочь свою, и бога­тое при­да­ное; при­том дела­ют это с радо­стью и не счи­та­ют отдан­но­го убыт­ком, но, видя дочь отво­ди­мою, не пом­нят о сво­ей при­выч­ке к ней, не сету­ют, не тер­за­ют­ся, а еще бла­го­да­рят и счи­та­ют вожде­лен­ным делом, видя уво­зи­мою из дома дочь и вме­сте с нею мно­го богат­ства. Все это пред­став­ляя, то есть как остав­ля­ю­щие роди­те­лей оба при­леп­ля­ют­ся друг к дру­гу и тогдаш­ний союз их быва­ет силь­нее столь дол­го­вре­мен­ной при­выч­ки, и созна­вая, что это не дело чело­ве­че­ское, но Бог внед­рил такую любовь и устро­ил, что и отда­ю­щие, и отда­ва­е­мые дела­ют это с радо­стью, Павел гово­рит: «Тай­на сия вели­ка есть». И как рож­ден­ное дитя при взгля­де на роди­те­лей тот­час узна­ет их, еще не умея гово­рить, так точ­но и жених, и неве­ста, без вся­ко­го посред­ни­ка, без чье­го-нибудь уве­ще­ва­ния и сове­та, при одном взгля­де при­леп­ля­ют­ся друг к другу.

Будем одно­го толь­ко искать в изби­ра­е­мой неве­сте – душев­ной доб­ро­де­те­ли и бла­го­род­ства нра­вов, что­бы насла­ждать­ся миром, что­бы уте­шать­ся вза­им­ным согла­си­ем и посто­ян­ною любо­вью. Кто взял бога­тую жену, тот взял себе более гос­по­жу, неже­ли жену. А кто взял жену, рав­ную по состо­я­нию или бед­ней­шую, тот взял себе помощ­ни­цу и сотруд­ни­цу и внес в дом все бла­га; пото­му что нуж­да бед­но­сти рас­по­ла­га­ет ее беречь сво­е­го мужа и во всем слу­шать­ся его и пови­но­вать­ся ему и устра­ня­ет вся­кий повод к несо­гла­сию, враж­де, гор­до­сти и оскорб­ле­нию, а напро­тив, дела­ет­ся сою­зом мира, еди­но­ду­шия, люб­ви и согласия.

Брак не для того, что­бы мы напол­ня­ли домы враж­дою и нена­ви­стью, что­бы име­ли ссо­ры и рас­при, что­бы заво­ди­ли несо­гла­сия друг с дру­гом и дела­ли жизнь не в жизнь, но для того, что­бы нам поль­зо­вать­ся помо­щью, иметь при­стань, при­бе­жи­ще и уте­ше­ние в слу­ча­ю­щих­ся бед­стви­ях, что­бы нахо­дить удо­воль­ствие в бесе­де с женою. Сколь­ко бога­тых, взяв­ших бога­тых жен, уве­ли­чи­ва­ли свое состо­я­ние, лиши­лись и удо­воль­ствия, и согла­сия, имея еже­днев­ные ссо­ры за сто­лом, всту­пая в состя­за­ния? Сколь­ко бед­ных, кото­рые взя­ли бед­ней­ших жен, и насла­жда­ют­ся миром, и с вели­кою радо­стью взи­ра­ют на это солн­це; а бога­тые, при всей окру­жа­ю­щей их рос­ко­ши, из-за жен молят себе смер­ти и осво­бож­де­ния от насто­я­щей жиз­ни. Так, нет ника­кой поль­зы от богат­ства, если мы не най­дем доб­рой души.

Брать жену надоб­но толь­ко для того одно­го, что­бы избе­гать гре­ха, что­бы изба­вить­ся от вся­ко­го блу­до­де­я­ния; для того нуж­но всту­пать в брак, что­бы он помог нам вести жизнь цело­муд­рен­ную; а это будет в таком слу­чае, если мы будем брать таких невест, кото­рые могут при­не­сти к нам вели­кое бла­го­че­стие, вели­кое цело­муд­рие, вели­кую скром­ность. И когда наме­ре­ва­ешь­ся взять жену, не при­бе­гай к людям или к жен­щи­нам, тор­гу­ю­щим чужи­ми несча­стья­ми и ищу­щим толь­ко одно­го, как бы им самим полу­чить награ­ду, но при­бе­гай к Богу. Он не посты­дит­ся быть устро­и­те­лем тво­е­го бра­ка. Он Сам дал такое обе­ща­ние: «Ищи­те же преж­де Цар­ствия Божия и прав­ды Его, и сия вся при­ло­жат­ся вам» (Мф. 6:33). Всту­пай­те в брак с вели­кою бла­го­при­стой­но­стью, устра­няя пляс­ки, смех, срам­ные речи, сви­ре­ли, флей­ты, дья­воль­ские изоб­ре­те­ния и все про­чее, но все­гда при­зы­вая Бога быть посред­ни­ком во всех делах ваших. Если мы так ста­нем устро­ять дела свои, то нико­гда не будет ни раз­во­да, ни подо­зре­ния в пре­лю­бо­де­я­нии, ни пово­да к рев­но­сти, ни ссо­ры, ни враж­ды, но будем насла­ждать­ся вели­ким миром и пол­ным согла­си­ем; а за этим, конеч­но, после­ду­ют и дру­гие добродетели.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на, архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

- Какая самая поучи­тель­ная сказ­ка о семей­ной жиз­ни, на ваш взгляд?

– «О рыба­ке и рыб­ке» – о гор­до­сти жен­ской. Семья может ока­зать­ся у раз­би­то­го коры­та, если нера­зум­но отно­сит­ся к тому, что Бог дает.

- Поче­му семью назы­ва­ют «малой Церковью»?

– Пото­му что союз муж­чи­ны и жен­щи­ны в Свя­щен­ном Писа­нии все­гда срав­ни­ва­ет­ся с сою­зом Хри­ста и Церк­ви. Так дол­жен любить муж жену, как Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь. Высо­чай­шее духов­ное пред­на­зна­че­ние это­го сою­за под­твер­жда­ет­ся тем, что бла­го­дать объ­еди­ня­ет двух людей в еди­ную плоть. То же про­ис­хо­дит в Церк­ви, где люди объ­еди­ня­ют­ся Духом Свя­тым, Пло­тью и Кро­вью Хри­сто­вы­ми в еди­ное тело Хри­сто­во. Поэто­му мы и гово­рим о семье как о малой Церк­ви. Это союз людей, кото­рые в семье живут бла­го­да­тью, хри­сти­ан­ски­ми иде­а­ла­ми и цер­ков­ной жизнью.

- Что в семье самое важное?

– Самое важ­ное — научить­ся хра­нить семью, пото­му что сата­нин­ские силы, демо­ни­че­ские обру­ши­ва­ют­ся имен­но на бла­го­дат­ный союз, союз люб­ви, союз Боже­ствен­ный. Преж­де все­го они пыта­ют­ся раз­лу­чить чело­ве­ка с Богом, нару­шить первую Боже­ствен­ную запо­ведь: «Воз­лю­би Бога сво­е­го». А затем и вто­рую: «Воз­лю­би ближ­не­го сво­е­го». Самый вели­кий подвиг супру­же­ской жиз­ни – это вопре­ки все­му семью сохра­нить. Это самое глав­ное. Даже народ­ная муд­рость гово­рит: «Стер­пит­ся – слю­бит­ся». То есть преж­де чем научить­ся любить, нуж­но научить­ся немо­щи друг дру­га пере­но­сить и так испол­нять закон Хри­стов. Нуж­но научить­ся тер­петь, сми­рять­ся, нуж­но научить­ся хра­нить мир. Вот что состав­ля­ет осно­ву семей­но­го бытия. Если это­го нет, то, конеч­но, семью сохра­нить быва­ет трудно.

Извест­ный ста­рец Пско­во-Печер­ско­го мона­сты­ря архи­манд­рит Иоанн (Кре­стьян­кин) за всю мно­го­лет­нюю жизнь духов­но­го окорм­ле­ния чад сво­их, как мне гово­ри­ли в мона­сты­ре, ни разу нико­му не дал бла­го­сло­ве­ния на раз­вод. Он гово­рил сво­им чадам, что семья не долж­на рас­па­дать­ся по их вине ни в коем слу­чае. То есть нуж­но хра­нить семью до послед­не­го. Нуж­но сми­рять­ся, тер­петь, про­щать. Самое глав­ное в семей­ной жиз­ни – нуж­но научить­ся вос­при­ни­мать семью как одно из самых вели­ких даро­ва­ний, как дра­го­цен­ность, кото­рую Бог каж­до­му из нас вру­чил. Поэто­му не долж­но быть коле­ба­ний, не долж­но быть сомне­ний: «Что Бог соче­тал, того чело­век да не раз­лу­ча­ет», – гово­рит­ся в Свя­щен­ном Писа­нии. И когда в тяже­лые момен­ты мыс­ли о раз­во­де воз­ни­ка­ют, то мы долж­ны пони­мать, что вдво­ем быва­ет тяже­ло, но друг без дру­га будет еще хуже. Пото­му что это еди­ный орга­низм, кото­рый разо­рвать нель­зя – все рав­но кро­во­то­чить, болеть будет. Этот путь реше­ния семей­ных про­блем нуж­но про­сто исклю­чить. Быва­ют вся­кие паде­ния, быва­ют иску­ше­ния и сла­бо­сти, но все же нуж­но ста­рать­ся семью сохра­нять. Вот это, я думаю, самое главное.

Но без бла­го­да­ти Божи­ей это сде­лать почти невоз­мож­но. Поэто­му надо ста­рать­ся жить всей семьей цер­ков­ной жиз­нью, не отры­вать­ся от Церк­ви Хри­сто­вой, кото­рая спа­си­тель­ным покро­вом все­гда будет хра­нить нас и наших деток. Надо испо­ве­до­вать­ся, при­ча­щать­ся, ходить в храм Божий, быт устро­ить спа­си­тель­ный, что­бы дети наши, да и мы сами не забы­ва­ли о Боге и о люб­ви Божи­ей. Свя­щен­ные пред­ме­ты, кото­рые есть у нас в доме: ико­ны, лам­па­ды, свя­щен­ные кни­ги, свя­щен­ные изоб­ра­же­ния, фото­гра­фии род­ных наших, свя­тых мест, – слу­жат напо­ми­на­ни­ем о нашей ответ­ствен­но­сти перед родом, это бла­го­дар­ность пред­кам, кото­рые поз­во­ли­ли нам в про­дол­же­ние рода наше­го бла­го­че­сти­во жить, тра­ди­ции сохра­нять. Все в доме долж­но напо­ми­нать и давать пищу для серд­ца имен­но свя­тую, чистую, духов­ную. Мы долж­ны весь быт наш устро­ить, что­бы он напо­ми­нал нам о глав­ном пред­на­зна­че­нии – о пред­сто­я­нии чело­ве­ка перед Богом, о Бого­уго­жде­нии и веч­ном нашем бытии. Пото­му что все осталь­ное – то, что про­ис­хо­дит в мире, — вре­мен­но, это есть наша юность чело­ве­че­ская, и мы перей­дем в мир веч­ный. А как свя­тые отцы гово­рят: если ты в жиз­ни вре­мен­ной был с Богом, то и в жиз­ни веч­ной будешь с Ним, а если в жиз­ни вре­мен­ной был без Него, то и в жиз­ни веч­ной будешь без Бога. Будешь мучить­ся о несо­сто­яв­шей­ся сво­ей жиз­ни, будешь видеть воз­мож­ность, кото­рую Бог тебе предо­ста­вил и кото­рую ты не исполь­зо­вал. Жить цер­ков­ной жиз­нью – это зна­чит не толь­ко сохра­нить семью, но скре­пить и взрас­тить в семье самое глав­ное: Боже­ствен­ную любовь жены к мужу, мужа к жене и обо­их – к дет­кам своим.

Письмо старца Ионы Киевского

Хри­стос посре­де нас!

Любез­ный брат о Гос­по­де и по пло­ти Егор Пав­ло­вич. Про­шу и умо­ляю тебя, брат, напо­ми­най бра­тьям Иоан­ну и Терен­тию быть хоро­ши­ми и чест­ны­ми людь­ми, и да про­хо­дят жизнь свою несквер­но, чисто пред Богом и людь­ми, уда­ля­ют­ся вся­ко­го лукав­ства, ковар­ства, обма­на и лжи. Пусть они пустя­ка­ми не зани­ма­ют­ся: таба­ку, папи­рос, сигар и тру­бок отнюдь не поз­во­ляй им иметь, этою дуро­стью пусть себя не зара­жа­ют. За вод­ку, воров­ство и нечи­стую жизнь нака­зы­вай роз­га­ми, это луч­шее лекар­ство от всех шало­стей, пусть чрез это научат­ся испол­нять запо­ве­ди Господа.

Сам ты ста­рай­ся вести себя, как достой­но отцу и гла­ве семей­ства: будь при­мер­ным хри­сти­а­ни­ном, образ­цом бла­го­че­стия, что­бы всем быть полез­ным толь­ко доб­ром, ибо лишь это достой­но под­ра­жа­ния и сла­вы. Хмель­ных напит­ков не упо­треб­ляй, ибо какая поль­за в вин­ных парах и удо­воль­стви­ях в бес­со­зна­тель­ном состо­я­нии? Кого вино сде­ла­ло чест­ным? Не наобо­рот ли? Ста­рай­ся буй­но­сти и неве­же­ства, часто при­су­щих людям, не выка­зы­вать пред дру­ги­ми, что­бы кого-нибудь не пре­льстить и не соблаз­нить. Бой­ся Бога, [бой­ся] дать какой-либо повод к соблаз­ну — отве­тишь за погиб­ше­го ты, как соблаз­ни­тель. Ста­рай­ся быть ко всем ува­жи­тель­ным, при­дер­жи­вай­ся ста­рин­ной про­сто­ты, а не новой напы­щен­но­сти; будь чисто­сер­де­чен и при­вет­лив. Всем желай толь­ко доб­ро­го, во имя Бога люби всех. Ведь все мы бра­тья. Знай­ся же и посе­щай тех, в кото­рых нет ника­ко­го соблаз­на, где можешь себе почерп­нуть поль­зу, с теми имей содру­же­ство, ибо это под­дер­жит в жиз­ни. Теперь ты немо­лод, ста­рай­ся же быть мужем Бого­угод­ным, а я как монах обя­зан был напом­нить тебе обо всем, что ты, воз­мож­но, и знал, но или по без­печ­но­сти, или же по нера­де­нию и незна­нию про­пус­кал без долж­но­го вни­ма­ния. Бог даст тебе бла­гая Его. Сест­ре Анне поча­ще напо­ми­най, что­бы она; была крот­ка и сми­рен­на, с мужем почти­тель­на и не забы­ва­ла, что она име­ет бра­та сво­е­го в чине мона­ше­ском. Это долж­но при­во­дить ее в раз­мыш­ле­ние и покор­ность. Пре­бы­вай­те же все вы в люб­ви, кото­рая мно­го­цен­на пред Богом. Васи­лию же Ива­но­ви­чу пере­дай мое почте­ние. Ска­жи ему, что я не забыл его и до смер­ти люб­лю. Об одном сожа­лею, что он, живя в миру, про­во­дит свои дни в оди­но­че­стве, так опас­ном – осо­бен­но для него. Боюсь, что сата­на через Божие попу­ще­ние посме­ет­ся над ним, и он погряз­нет в плот­ской нечи­сто­те, и через это лишит­ся Божи­ей бла­го­да­ти, а потом и Бога забу­дет, ибо гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние: «Паре­ние похо­ти про­ме­ня­ет ум незло­бив» (Прем. 4:12).

Пред­ла­гаю ему свой доб­рый совет, хочет послу­ша­ет или нет ‑его воля: пусть женит­ся, ибо Апо­стол гово­рит: «Луч­ше бо есть женит­ся, неже­ли раз­жи­за­ти­ся» (1Кор. 7:9). Труд­но жить в мире небрач­но, раз­ве толь­ко осо­бая бла­го­дать Божия покро­ет душу и защи­тит от тер­за­ния стра­стей. Кро­ме же бла­го­да­ти, неудоб­но побе­дить огонь страсти.

Ска­жи ему от меня, как я люб­лю его, и он это зна­ет, что стра­сти не дол­го­веч­ны в насла­жде­ни­ях и в кон­це при­но­сят стра­да­ния и тер­за­ния, но Гос­подь пре­бы­ва­ет в истине и чистоте.

Пре­бы­вая в оди­но­че­стве, холо­стяк велик есть; пре­бы­ва­ю­щий же в супру­же­стве, и обе­ре­га­ю­щий честь семей­ной, обо­юд­ной жиз­ни, и остав­ший­ся до гро­ба в нена­ру­ши­мой огра­де, хра­ня­щий тай­ну и свя­ты­ню этой супру­же­ской жиз­ни и соблю­да­ю­щий запо­ве­ди Божий пра­ве­ден пред Гос­по­дом. Как иная сла­ва – солн­цу, иная – луне, иная – звез­дам, а звез­ды разн­ству­ют меж­ду собою в сла­ве, кра­со­те и блес­ке, так и в Цар­стве Небес­ном каж­дый будет иметь по сво­им делам награ­ду от Все­пра­вед­но­го Судии Бога.

Спа­си тебя Гос­по­ди, любез­ный брат, и всех с тобою. Шлю тебе свя­щен­ную просфо­ру. Всех вас да спа­сет Гос­подь и помилует.

Ваш бого­мо­лец иеро­ди­а­кон Иона. 1855 года, 2‑го октяб­ря. Киев. «Духов­ный собе­сед­ник», №3, 1998.

- Нор­маль­на ли эта ситу­а­ция, когда муж­чи­на или жен­щи­на созна­тель­но или по сте­че­нию обсто­я­тельств оста­ют­ся «ста­ры­ми холо­стя­ка­ми»? Мно­гие даже под­чер­ки­ва­ют свое неже­ла­ние жить семей­ной жизнью.

– Вопрос этот непро­стой. Обще­ство настоль­ко раз­ное, люди настоль­ко раз­ные, пред­став­ле­ния раз­ные. Если чело­век неве­ру­ю­щий, то труд­но объ­яс­нить при­чи­ны. Самая глав­ная, навер­ное, заклю­ча­ет­ся в недо­ве­рии, в отсут­ствии веры в Бога, когда чело­век про­сто стра­шит­ся свою семью созда­вать. Когда мы гово­рим о веру­ю­щих людях, то, как потом откры­ва­ет­ся, мно­гие «ста­рые холо­стя­ки» име­ли тай­ный мона­ше­ский постриг или жили в под­ра­жа­ние мона­ше­ству­ю­щим, хра­ни­ли цело­муд­рие ради Бога.

- Как отно­сит­ся Цер­ковь к тому, что оди­но­кая жен­щи­на реши­ла родить ребен­ка и вос­пи­ты­вать его сама?

– Блуд, он и есть блуд. Грех, он и есть грех. Чело­век сми­рил­ся с тем, что семью невоз­мож­но создать, нуж­но сми­рить­ся и с тем, что ребен­ка вне семьи нель­зя рожать. Быва­ют слу­чаи, конеч­но, иску­ше­ния и паде­ний. Тогда рож­де­ние ребен­ка вне бра­ка – это пока­ян­ная ситу­а­ция. Но если чело­век осо­знан­но идет на рож­де­ние ребен­ка вне бра­ка, нуж­но пони­мать, что он осо­знан­но идет на грех. Конеч­но, нико­му запре­тить ниче­го нель­зя, пото­му что чело­век сво­бо­ден в сво­ем выбо­ре, но запо­ведь Божия извест­на: «Не пре­лю­бы сотво­ри», то есть не пре­лю­бо­дей­ствуй. Сожи­тель­ство вне бра­ка – пре­лю­бо­дей­ство, блуд. И об этом гово­рит Божие откровение.

О стяжании любви

Совет священника

О стя­жа­нии люб­ви. Когда чело­век живет в бра­ке цело­муд­рен­ной чистой жиз­нью, то это путь стя­жа­ния бла­го­да­ти и путь воз­рас­та­ния любви.

- Народ­ная муд­рость гово­рит: «Стер­пит­сяслю­бит­ся». Но как же мож­но всту­пать в брак без любви?

– Пол­но­цен­ной люб­ви чело­век доби­ва­ет­ся всю свою жизнь. Это дар Божий, кото­рый дает­ся по бла­го­да­ти. Что­бы достичь такой люб­ви, нуж­но стя­жать бла­го­дать и хра­нить ее. И когда чело­век живет в бра­ке цело­муд­рен­ной чистой жиз­нью, то это путь стя­жа­ния бла­го­да­ти и путь воз­рас­та­ния люб­ви. Конеч­но же, такие бра­ки, когда один чело­век про­ти­вен дру­го­му, – ненор­маль­ные. Но и горя­чая страсть – это тоже ненор­маль­ность; страсть про­хо­дит, а то, что оста­нет­ся, когда страсть прой­дет, – это и есть осно­ва­ние для семей­ной жиз­ни. Поэто­му долж­ны быть сим­па­тия друг к дру­гу, нали­чие общих инте­ре­сов, жела­те­лен близ­кий уро­вень обра­зо­ва­ния, соци­аль­но­го поло­же­ния. Долж­на быть неболь­шая раз­ни­ца в воз­расте. А до люб­ви нуж­но дожить, заслу­жить ее нуж­но. И тогда через 10–15 лет муж смот­рит на жену, а жена – на мужа, и он дума­ет: «Какое сча­стье, что я женил­ся на ней», а она: «Какое сча­стье, что я вышла замуж за него». Пони­ма­ние того, что это – избран­ник един­ствен­ный, дру­го­го чело­ве­ка рядом пред­ста­вить себе невоз­мож­но, и есть любовь. Но она при­хо­дит, когда корабль семей­ной жиз­ни пре­одо­лел мно­гие бури и сохра­нил­ся, вопре­ки всему.

Святительское наставление

Необходимые условия любви к ближнему

Гос­подь пред­ло­жил нам такие усло­вия каса­тель­но ближ­них, кото­рые не пред­став­ля­ют ниче­го труд­но­го. «Ели­ка аще хоще­те, ‑гово­рит Он, – да тво­рят вам чело­ве­цы, тако и вы тво­ри­те им» (Мф. 7:12). Видишь ли, что Он не пред­пи­сал ниче­го чуж­до­го, но то же, что и преж­де тре­бо­вал закон есте­ствен­ный? Как ты хочешь, гово­рит Он, что­бы посту­па­ли с тобой ближ­ние, так и сам посту­пай. Хочешь, что­бы хва­ли­ли тебя? Хва­ли сам. Хочешь, что­бы у тебя не похи­ща­ли? Не похи­щай сам. Хочешь быть в чести? Почи­тай дру­гих сам. Хочешь быть люби­мым? Люби сам. Хочешь не слы­шать о себе худо­го? Не гово­ри ниче­го тако­го сам. И заметь, какая точ­ность в выра­же­ни­ях. Он не ска­зал: «Ели­ка аще не хоще­те, да тво­рят вам, и вы не тво­ри­те», но: «Ели­ка хоще­те». Так как к доб­ро­де­те­ли ведут два пути, из кото­рых один состо­ит в уда­ле­нии от поро­ков, а дру­гой в совер­ше­нии доб­ро­де­те­лей, то Он пред­ла­га­ет послед­ний. Пер­вый путь Он открыл, когда ска­зал: «Еже нена­ви­ди­ши, да нико­му же тво­ри­ши» (Тов. 4:15); а послед­ний Он ясно ука­зал, ска­зав: «Ели­ка аще хоще­те, да тво­рят вам чело­ве­цы, тако и вы тво­ри­те им». Есть и дру­гое усло­вие. Какое же имен­но? Любить ближ­не­го, как само­го себя (Мф. 22:39).Что может быть лег­че это­го? Нена­ви­деть — тяже­ло и сопря­же­но с бес­по­кой­ством; а любить – лег­ко и удоб­но. Под­лин­но, если бы Гос­подь ска­зал: «Вы, люди, люби­те зве­рей», – такая запо­ведь была бы труд­на; но когда Он запо­ве­дал людям любить людей же, к чему и одно­род­ность, и един­ство про­ис­хож­де­ния, и есте­ствен­ное вле­че­ние слу­жат вели­ким побуж­де­ни­ем, то какая может быть здесь труд­ность? Это быва­ет и у львов, и у вол­ков; и их срод­ство при­ро­ды рас­по­ла­га­ет к вза­им­ной при­яз­ни. Посе­му какое мы можем иметь оправ­да­ние, если не ста­нем при­вле­кать к себе любо­вью одно­род­ных с нами, тогда как укро­ща­ем львов и при­уча­ем их к сво­е­му дому?

Об уступчивости и кротости

Научим­ся уступ­чи­во­сти и кро­то­сти у Спа­си­те­ля: «Научи­те­ся от Мене, – гово­рит Он, – яко кро­ток есмь и сми­рен серд­цем» (Мф. 11:29), – и отверг­нем вся­кую гнев­ли­вость. Вос­ста­нет ли кто про­тив нас – мы да будем сми­рен­ны. Ста­нет ли кто посту­пать с нами наг­ло – мы да будем услуж­ли­вы. Будет ли кто язвить и тер­зать нас насмеш­ка­ми и руга­тель­ства­ми — не будем отве­чать тем же, что­бы мще­ни­ем за себя не погу­бить себя. Гнев есть зверь, зверь жесто­кий и лютый. Что­бы укро­тить его, будем при­пе­вать себе сти­хи из Боже­ствен­но­го Писа­ния и гово­рить: «Зем­ля еси и пепел» (Быт. 3:19), и: «Поч­то гор­дит­ся зем­ля и пепел» (Сир. 10:9), так­же: «Устрем­ле­ние яро­сти его – паде­ние ему» (Сир. 1:22), и еще: «Муж ярый не бла­го­об­ра­зен» (Прит. 11, 25). Под­лин­но нет ниче­го без­об­раз­нее гнев­но­го лица; если же – лица, то тем более — души. Как тогда, когда раз­ры­ва­ют грязь, обык­но­вен­но быва­ет зло­во­ние, так и тогда, когда душа воз­му­ща­ет­ся гне­вом, появ­ля­ет­ся вели­кое без­об­ра­зие. Но не могу, ска­жешь, выне­сти поно­ше­ния от врагов.

Отче­го же, ска­жи? Если враг ска­зал прав­ду, то еще преж­де его тебе само­му сле­до­ва­ло бы уко­рить себя и ты дол­жен бла­го­да­рить его за обли­че­ние; если же ложь, то не обра­щай на то внимания.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на, архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

- Любовь и страсть – это раз­ные вещи?

– Страсть чаще все­го сле­пит чело­ве­ка. Ослеп­лен­ный стра­стя­ми чело­век очень силь­но иде­а­ли­зи­ру­ет объ­ект сво­е­го покло­не­ния, а когда стра­сти ути­ха­ют, начи­на­ет­ся про­зре­ние: «Как же я мог так покло­нять­ся?!». И вели­кое разо­ча­ро­ва­ние наблю­да­ет­ся. Поэто­му не сле­ду­ет торо­пить­ся. Нуж­но подру­жить, узнать друг дру­га. То есть чело­век дол­жен пред­став­лять, на что он идет.

Семей­ная жизнь – это крест­ная ноша. В ней мно­го радо­стей, но и мно­го труд­но­стей. И чело­век дол­жен посту­пать разум­но, дол­жен быть реа­ли­стом. Не надо в семей­ную жизнь, как в лоте­рею, играть: пове­зет – не пове­зет. Это очень серьез­ный шаг, речь – о веч­ной жиз­ни, о спа­се­нии. Через семью мож­но спа­стись, но мож­но и погиб­нуть. Плот­ское уте­ше­ние быст­ро прой­дет, а духов­ный союз – это веч­ный союз. Вот о чем надо помышлять.

- Неко­то­рые счи­та­ют, что мож­но при­во­ро­жить люби­мо­го, обра­ща­ют­ся за помо­щью к «бабуш­кам».

– Чело­ве­ка неза­щи­щен­но­го, непра­во­слав­но­го, Богом не охра­ня­е­мо­го мож­но при помо­щи заго­во­ров, кол­дов­ства заста­вить посту­пить так, как он и не жела­ет. Но любить таким спо­со­бом нель­зя заста­вить. Это будет сов­мест­ное житье, от кото­ро­го никто не испы­та­ет сча­стья. Мож­но изоб­ра­жать сча­стье, но в осно­ве тако­го сою­за лежит корысть, гор­дость. Чело­век добил­ся сво­е­го. Есть у гор­дых людей такое жела­ние любым спо­со­бом добить­ся сво­е­го. Но не все сред­ства хоро­ши. Любовь чиста имен­но ответ­но­стью сво­ей и свободой.

При заго­во­рах ты рис­ку­ешь и люби­мым чело­ве­ком – его душу отда­ешь демо­ни­че­ским силам, и сам всту­па­ешь в кон­такт с ними. Изна­чаль­но губишь тот Боже­ствен­ный союз, кото­рым долж­на быть семья. Этот союз объ­еди­нен уже не бла­го­да­тью Божи­ей, а демо­ни­че­ски­ми сила­ми, кото­рые будут людей толь­ко мучить, дово­дить до отча­я­ния, сжи­вать со света.

О семейной иерархии

Совет священника

О семей­ной иерар­хии. Муж боит­ся Бога, жена боит­ся мужа, а дети чтут роди­те­лей своих.

- Как муж спа­са­ет­ся сво­ей женой, а женамужем?

– Во всем мире есть иерар­хия, и муж может спа­сать­ся сво­ей женой, если жена зна­ет свое место. Она долж­на быть сми­рен­нее само­го сми­рен­но­го мужа. Таким обра­зом и она спа­са­ет­ся, и муж спа­са­ет­ся тем, что жена про­сто вынуж­да­ет его быть гла­вой семьи, даже когда по немо­щи он пыта­ет­ся от это­го отка­зать­ся. Семья суще­ству­ет до тех пор, пока гла­вой семьи явля­ет­ся муж, а «жена да боит­ся мужа сво­е­го». Сей­час очень мно­го энер­гич­ных, дело­вых жен­щин, кото­рые начи­на­ют кор­мить семью, коман­до­вать в семье, и мы видим, что в боль­шин­стве слу­ча­ев это кон­ча­ет­ся пла­чев­но: муж или впа­да­ет в иску­ше­ния – начи­на­ет пить, блу­дить, или вооб­ще поки­да­ет семью.

Иерар­хи­че­ское устро­е­ние семьи запо­ве­да­но Богом. Муж в семье может быть толь­ко гла­вой, и в первую оче­редь он сам дол­жен это пом­нить. Содер­жать и хра­нить семью – его пря­мая обя­зан­ность. Если он не гла­ва, то, даже не созна­вая того, начи­на­ет мучить­ся, он места себе не нахо­дит. Жена тоже начи­на­ет иска­жать свою природу.

В сохра­не­нии иерар­хии, когда жена долж­на быть за мужем, как за камен­ной сте­ной, а муж – дома с женой, как в раю, и состо­ит спа­се­ние друг через дру­га. Мы выпол­ня­ем свою роль в семье и, сви­де­тель­ствуя об этом, помо­га­ем ближ­не­му тоже свое место зани­мать. И, конеч­но, долж­ны быть молит­вы друг за друга.

Советы старца Паисия Афонского

Ста­рец ска­зал: «Нуж­но тер­пе­ние, а не зло­ба в серд­це. Один чело­век во Фра­кии стал хри­сти­а­ни­ном. Одна­ко его жена не толь­ко не после­до­ва­ла его при­ме­ру, но и силь­но пре­пят­ство­ва­ла ему и жесто­ко с ним обра­ща­лась. Но он тер­пел и отве­чал ей любо­вью. Со вре­ме­нем жена скло­ни­лась перед его тер­пе­ни­ем и любо­вью и ска­за­ла: «Долж­но быть, исти­нен и велик Бог, в Кото­ро­го он верит». И тоже ста­ла христианкой.

Ста­рец ска­зал: «Что­бы под­чи­нять­ся кому-либо, нуж­но или бла­го­го­веть перед ним, или боять­ся его. Под­чи­не­ние от бла­го­го­ве­ния явля­ет­ся духов­ным, от стра­ха же – воен­ной дисциплиной».

Из бесе­ды стар­ца с его посетителями-мирянами.

- Отче, мы борем­ся со мно­же­ством семей­ных проблем.

– Мы сами себе силь­но затруд­ня­ем жизнь пого­ней за мате­ри­аль­ны­ми бла­га­ми. Мы не дога­ды­ва­ем­ся о том, что чем боль­ше благ циви­ли­за­ции мы име­ем, тем боль­ше про­блем при­бав­ля­ем себе и сво­ей семье.

- Отче, какие про­бле­мы, созда­ва­е­мые пого­ней за бла­га­ми, ты име­ешь в виду?

– Мы вда­ем­ся в чрез­мер­ную суе­ту, теряя при этом дра­го­цен­ное спо­кой­ствие. Мы рас­пы­ля­ем­ся. Жен­щи­на вынуж­де­на рабо­тать пото­му, дескать, что нам не хва­та­ет денег. А в резуль­та­те дети лиша­ют­ся сво­ей мате­ри. Ради чего-то незна­чи­тель­но­го мы теря­ем смысл и цель созда­ния семьи.

- Одна­ко боль­шин­ство из нас пре­бы­ва­ет в иллю­зии, что мы не сво­дим кон­цы с кон­ца­ми, поэто­му все боль­ше и боль­ше жен­щин работает.

– Мы не сво­дим кон­цы с кон­ца­ми, пото­му что хотим иметь видео, теле­ви­зор, новую маши­ну, мно­же­ство укра­ше­ний. Нас заса­сы­ва­ет суе­та, и мы никак не можем оста­но­вить­ся, мы жела­ем все боль­ше­го и боль­ше­го, а в резуль­та­те дети оста­ют­ся без вни­ма­ния. Это огром­ная ошиб­ка – вот что мы долж­ны понять. Будем доволь­ство­вать­ся немно­гим. Тогда про­бле­ма пере­ста­нет существовать.

Из кни­ги свя­щен­ни­ка Дио­ни­сия Таци­са «Архон­да­рик под откры­тым небом», М., 1998.

- Что озна­ча­ет «жена да боит­ся сво­е­го мужа» (Еф. 5:33)?

– Это зна­чит, что она боит­ся его огор­чить, оби­деть, боит­ся раз­ру­шить его любовь. Любить – это жалеть люби­мо­го и боять­ся непра­виль­но пове­сти себя по отно­ше­нию к нему.

- А муж дол­жен боять­ся сво­ей жены?

– Он дол­жен Бога боять­ся и при этом «любить свою жену, как само­го себя» (Еф. 5:33). В этом-то иерар­хия и заклю­ча­ет­ся, что муж боит­ся Бога, жена боит­ся мужа, а дети чтут роди­те­лей сво­их. Дети спа­са­ют­ся через почи­та­ние роди­те­лей, жена – через послу­ша­ние мужу, а муж – через послу­ша­ние Богу. Это тоже осо­бый крест, кото­рый мы не выби­ра­ем. Не все муж­чи­ны хотят быть гла­вой семьи, а хоть плачь; но будь, не все жен­щи­ны хотят сми­рять­ся, но сми­рять­ся надо, пото­му что нахож­де­ние сов­мест­но­го пра­виль­но­го пове­де­ния в семье по отно­ше­нию к Богу – это уго­жде­ние Ему.

Святительское наставление

О любви и согласии в супружеской жизни

У нас жена под­чи­не­на мужу; пото­му, что рав­но­че­стие мог­ло бы про­из­ве­сти враж­ду, и пото­му, что в нача­ле от жены про­изо­шло обо­льще­ние; она под­чи­не­на не тот­час по сотво­ре­нии: когда Бог при­вел ее к мужу, она не слу­ша­ла от Бога ниче­го тако­го, и муж ниче­го подоб­но­го не выра­зил ей, а ска­зал, что она кость от костей его и плоть от пло­ти его, о вла­сти же и под­чи­не­нии ниче­го не гово­рил; но когда она зло­упо­тре­би­ла сво­ею вла­стью, сде­лав­шись из помощ­ни­цы обо­льсти­тель­ни­цей, и погу­би­ла все, тогда спра­вед­ли­во услы­ша­ла сло­ва: «К мужу тво­е­му обра­ще­ние твое» (Быт. 3:16).Так как этот грех мог воз­бу­дить враж­ду в нашем роде, ибо после тако­го собы­тия не послу­жи­ло бы к миру то, что жена про­изо­шла от мужа, напро­тив, то самое, что, про­ис­шед­ши от него, она не поща­ди­ла соб­ствен­но­го чле­на, еще более раз­дра­жа­ло бы мужа, то Бог, видя зло­бу диа­во­ла, огра­дил их этим сло­вом как бы сте­ною, уни­что­жил таким опре­де­ле­ни­ем враж­ду, кото­рая долж­на была про­изой­ти после обо­льще­ния, поста­вив как бы оплот про­тив есте­ствен­ной стра­сти – про­ис­хо­дя­ще­го от гре­ха зло­па­мят­ства. Сле­до­ва­тель­но, власть мужа над женой есте­ствен­на. И преж­ние жены назы­ва­ли мужей сво­их — гос­по­да­ми и усту­па­ли им пер­вен­ство. Посе­му и ты ста­рай­ся испол­нять свои обя­зан­но­сти и ока­зы­вай покор­ность сво­е­му мужу. Если хочешь пови­но­вать­ся мужу для Бога, то не пред­став­ляй мне его обя­зан­но­стей; но тща­тель­но испол­няй те, кото­рые Зако­но­да­тель воз­ло­жил на тебя. В том осо­бен­но и состо­ит пови­но­ве­ние Богу, что­бы не нару­шать зако­на, даже в том слу­чае, если сама ты тер­пишь про­тив­ное. Кто любит любя­ще­го, тот не дела­ет ниче­го важ­но­го; а кто любит нена­ви­дя­ще­го его, тот пре­иму­ще­ствен­но досто­ин вен­цов. Так раз­мыш­ляй и ты: если будешь сно­сить жесто­ко­го мужа, то полу­чишь свет­лый венец; а если тихо­го и крот­ко­го, то за что Бог будет награж­дать тебя? Гово­рю это не для того, что­бы подать мужьям повод к жесто­ко­стям, но что­бы убе­дить жен – сно­сить и жесто­ких мужей. Ибо когда каж­дый будет ста­рать­ся испол­нять свои обя­зан­но­сти, то и ближ­ний не замед­лит сде­лать то же.

Так и было у древ­них: каж­дый испол­нял свое, не ука­зы­вая на обя­зан­но­сти ближ­не­го. Смот­ри: Авра­ам взял с собою пле­мян­ни­ка, и жена не уко­ря­ла его за это. Он велел ей идти в даль­ний путь, и она не вос­про­ти­ви­лась это­му, но пови­но­ва­лась. Потом после мно­го­чис­лен­ных бед­ствий, уси­лий и тру­дов, сде­лав­шись гос­по­ди­ном все­го, он усту­пил пер­вен­ство Лоту, и Сар­ра не толь­ко не огор­чи­лась этим, но даже не откры­ла уст и не ска­за­ла ниче­го тако­го, что мно­гие жены гово­рят ныне, когда видят, что мужья их при подоб­ных раз­де­лах полу­ча­ют менее дру­гих, осо­бен­но низ­ших себя, пори­ца­ют их, назы­ва­ют и глу­пы­ми, и несмыс­лен­ны­ми, и роб­ки­ми, и бес­печ­ны­ми, и лени­вы­ми. Она же не ска­за­ла и не поду­ма­ла ниче­го тако­го, но оста­лась доволь­на всем, что он сде­лал. И еще более: когда Лота постиг­ла вели­кая опас­ность после того, как он сам сде­лал выбор и предо­ста­вил дяде худ­шую часть, и когда пра­о­тец, услы­шав об этом, воору­жил всех сво­их домо­чад­цев и с ними одни­ми пошел про­тив цело­го пер­сид­ско­го вой­ска, она не удер­жи­ва­ла его и не ска­за­ла, напри­мер, так: куда идешь ты, ввер­гая сам себя в про­пасть, под­вер­га­ясь таким опас­но­стям, гото­вясь про­лить кровь за чело­ве­ка, кото­рый оби­дел тебя и похи­тил твою соб­ствен­ность? Если ты не дума­ешь о себе, то пожа­лей меня, оста­вив­шую дом, оте­че­ство, дру­зей и род­ных, и после­до­вав­шую за тобою в такой путь, не под­вер­гай меня вдов­ству и соеди­нен­ным с ним бед­стви­ям. Ниче­го тако­го она не ска­за­ла и не поду­ма­ла, но все пере­нес­ла мол­ча. Посе­му ты, жена, не ожи­дай доб­ро­ты от мужа, что­бы после того пока­зать и свою; в этом не будет ниче­го важ­но­го; и ты, муж, не ожи­дай бла­го­нра­вия от жены, что­бы после того и само­му быть любо­муд­рым; это уже не будет подви­гом; но каж­дый, как я ска­зал, пусть пер­вый испол­ня­ет свои обязанности.

И вам, мужья, ска­жу: ника­кой про­сту­пок не дол­жен вынуж­дать вас бить свою жену. Вспом­ни, что она — жена, сла­бый сосуд, а ты – муж. Ты для того и постав­лен над нею началь­ни­ком и гла­вою, что­бы сно­сить сла­бость под­чи­нен­ной. Ста­рай­ся сде­лать свое прав­ле­ние слав­ным; а слав­ным оно будет тогда, когда ты не будешь бес­че­стить подчиненной.

Не видишь ли, как зем­ле­дель­цы удоб­ря­ют все­ми спо­со­ба­ми зем­лю, при­няв­шую семе­на, хотя бы она име­ла тыся­чи недо­стат­ков, хотя была бы, напри­мер, непло­до­нос­на, про­из­ра­ща­ла дур­ные тра­вы, под­вер­га­лась навод­не­ни­ям по свой­ству место­по­ло­же­ния? Так посту­пай и ты; тогда ты же пер­вый насла­дишь­ся и пло­да­ми, и спо­кой­стви­ем. Жена есть при­стань и важ­ней­шее вра­чев­ство от душев­но­го рас­строй­ства. Если эту при­стань ты будешь соблю­дать сво­бод­ною от вет­ров и вол­не­ния, то най­дешь в ней вели­кое спо­кой­ствие, воз­вра­тив­шись с тор­жи­ща; а если будешь воз­му­щать и вол­но­вать ее, то уго­тов­ля­ешь сам себе опас­ней­шее кораб­ле­кру­ше­ние. Итак, пусть не будет это­го, а да будет про­тив­ное тому. Если слу­чит­ся в доме что-нибудь при­скорб­ное по ее вине, то уте­шай ее, а не уве­ли­чи­вай скор­би. Хотя бы ты лишил­ся все­го иму­ще­ства, это не будет при­скорб­нее непри­яз­ни с сожи­тель­ни­цей; какую бы ты ни пред­ста­вил вину, ничто не будет неснос­нее раз­до­ра с женою.

Посе­му пусть любовь к ней будет для тебя дра­го­цен­нее все­го. Если долж­но носить тяго­ты друг дру­га, то тем более сно­сить недо­стат­ки жены. Если она бед­на, не уко­ряй ее; если нера­зум­на – не осуж­дай, а луч­ше поста­рай­ся научить ее; ибо она — член твой; вы – одна плоть. Но, ска­жешь, она болт­ли­ва, склон­на к пьян­ству, гнев­ли­ва? В таком слу­чае долж­но не гне­вать­ся, а скор­беть, молить­ся Богу, уве­ще­вать, вра­зум­лять ее и делать все, что­бы истре­бить страсть ее. Если же будешь бить и мучить ее, то не исце­лишь ее болез­ни; гру­бость исправ­ля­ет­ся кро­то­стью, а не вза­им­ной гру­бо­стью. Вме­сте с тем не забудь и о награ­де от Бога. Ибо если ты, имея воз­мож­ность отверг­нуть ее, не сде­ла­ешь это­го по стра­ху Божию, но ста­нешь сно­сить недо­стат­ки ее из ува­же­ния к зако­ну, воз­бра­нив­ше­му отвер­гать жену, то сколь ни вели­ка была бы болезнь ее, ты полу­чишь неиз­ре­чен­ную награ­ду и еще преж­де награ­ды полу­чишь вели­кую поль­зу, сде­лав ее более бла­го­по­кор­ною и себя при­учив к боль­шей в отно­ше­нии к ней кротости.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на, архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

О венчании

Совет священника

О вен­ча­нии. Если таин­ства вен­ча­ния не совер­ша­ет­ся, то два чело­ве­ка сожи­тель­ству­ют, сов­мест­но ведут хозяй­ство, а обра­зо­ва­ния семьи как еди­но­го бла­го­дат­но­го духов­но­го орга­низ­ма не происходит.

- Так ли важ­но семей­ной паре обвенчаться?

– Таин­ство в том и заклю­ча­ет­ся, что в нем семья сози­да­ет­ся как еди­ный духов­ный орга­низм в бла­го­дат­ном соеди­не­нии. Если таин­ства вен­ча­ния не совер­ша­ет­ся, то два чело­ве­ка сожи­тель­ству­ют, сов­мест­но ведут хозяй­ство, а обра­зо­ва­ния семьи как еди­но­го бла­го­дат­но­го духов­но­го орга­низ­ма не про­ис­хо­дит. В Пра­во­слав­ной Церк­ви пере­ход к само­сто­я­тель­ной жиз­ни явно обо­зна­чен – она начи­на­ет­ся с вен­ча­ния. До это­го ты – ребе­нок, ты дол­жен чтить роди­те­лей, дол­жен жить семей­ной жиз­нью, но в семье роди­те­лей, а вен­ча­ние — это созда­ние сво­ей соб­ствен­ной семьи. Таин­ство вен­ча­ния начи­на­ет­ся с этих слов: «Оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей». Это долж­ны созна­вать и роди­те­ли, и дети – раз вен­ча­ние состо­я­лось, зна­чит, моло­дые долж­ны про­дол­жать чтить сво­их роди­те­лей, но жить уже за свой счет, то есть долж­ны быть гото­вы содер­жать свою семью. А дело роди­те­лей – не вме­ши­вать­ся в жизнь детей, а толь­ко молить­ся и по необ­хо­ди­мо­сти помо­гать. Бла­го­сло­ви­ли – зна­чит отда­ли. Конеч­но, для каж­дой мате­ри свой сыно­чек луч­ше всех, как и доч­ка, и все они счи­та­ют, что дети их достой­ны луч­шей жиз­ни, но раз Гос­подь до бра­ка допу­стил, раз таин­ство вен­ча­ния совер­ши­лось – это слу­жит под­твер­жде­ни­ем того, что они Богом бла­го­слов­ле­ны на сов­мест­ную жизнь. Зна­чит, они – луч­шая друг для дру­га пара. Если Богу не уго­ден этот союз, мно­же­ство обсто­я­тельств может поме­шать совер­шить­ся таин­ству вен­ча­ния. А если уж Гос­подь допу­стил – не сомне­вай­ся: это дар Божий рядом с тобой сто­ит, через кото­рый ты толь­ко и можешь спастись.

Советы старца Иосифа Афонского

Чадо мое бла­го­сло­вен­ное, желаю тебе все­го доброго!

Полу­чил, дитят­ко мое, твое пись­мо и видел, что в нем, и забо­ле­ла о тебе душа моя.

Поло­же­ние твое нехо­ро­шо. Долж­но про­изой­ти одно из двух: или пусть он возь­мет тебя сво­ею закон­ной женой, или ты оставь его и живи одна в покаянии.

А так, как сей­час, – ты ниче­го не смо­жешь сде­лать, и испо­ведь не может совер­шить­ся. Если ты не оста­вишь грех, что бы ты ни дела­ла, все напрас­но. Толь­ко если разой­дешь­ся и оста­вишь грех – все будет про­ще­но с исповедью.

Не можешь, дитя мое? Пой­ди в какой-нибудь дом доб­рых хри­сти­ан, делай, какую можешь, рабо­ту, толь­ко беги от греха.

Грех — это раз­лу­ка с Богом. Веч­ная мука. Тогда как здесь, какая бы ни была скорбь, она проходит.

Реши: если он с тобой повен­ча­ет­ся, это пре­кра­ща­ет назы­вать­ся гре­хом, дела­ет­ся закон­ным. Тогда ты напи­шешь, и мы опре­де­лим епи­ти­мию за прошлое.

Если ты его оста­вишь, опять же, напи­шешь, и мы тебе ска­жем, что делать.

Но сей­час, пока грех с тобой, ниче­го не выхо­дит. Поспе­ши, дитя мое, ибо смерть при­хо­дит вне­зап­но, и жаль, если ты будешь осуж­де­на на муки.

Из кни­ги стар­ца Иоси­фа Афон­ско­го «Изло­же­ние мона­ше­ско­го опы­та», Тро­и­ие-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1998.

- Поче­му во вре­мя вен­ча­ния, когда моло­дые вслед за свя­щен­ни­ком идут вокруг ана­лоя, зву­чит пес­но­пе­ние «Свя­тии мученицы…»?

– Это напо­ми­на­ние о том, что спа­си­тель­ный путь — все­гда крест­ный путь; как гово­рят свя­тые отцы, если хочешь спа­сти свою душу — при­го­товь­ся к иску­ше­ни­ям. Семей­ная жизнь – жизнь испо­вед­ни­че­ская, супру­ги долж­ны дока­зы­вать в ней веру подви­гом сво­им через тер­пе­ние, сми­ре­ние, уме­ние пере­но­сить скор­би, иску­ше­ния. Сила Боже­ствен­но­го откро­ве­ния Свя­той Церк­ви в том, что она гово­рит людям прав­ду обо всем. Эта прав­да ино­гда сму­ща­ет, но в жиз­ни все имен­но так и про­ис­хо­дит, как Гос­по­дом установлено.

Святительское наставление

О любви и свойствах ее

Апо­стол Павел, опи­сы­вая кра­со­ту люб­ви, гово­рит: «Любы дол­го­тер­пит, мило­серд­ству­ет: любы не зави­дит: любы не пре­воз­но­сит­ся» (1Кор. 13:4). Смот­ри, с чего он начал и что поста­вил пер­вою при­чи­ною всех благ. Что же имен­но? Дол­го­тер­пе­ние ‑корень вся­ко­го любо­муд­рия; посе­му и Пре­муд­рый гово­рит: «Дол­го­тер­пе­лив муж мног в разу­ме: мало­душ­ный же креп­ко безу­мен» (Притч. 14:29), — и, далее, срав­ни­вая эту доб­ро­де­тель с креп­ким горо­дом, гово­рит, что она креп­че его. Это несо­кру­ши­мое ору­жие, непо­ко­ле­би­мый столп, лег­ко отра­жа­ю­щий все напа­сти. Как искра, упад­шая в море, не при­чи­ня­ет ему ника­ко­го вре­да, но сама тот­час исче­за­ет, так все неожи­дан­ное, пора­жая дол­го­тер­пе­ли­вую душу, ско­ро исче­за­ет, а ее не воз­му­ща­ет. Дол­го­тер­пе­ли­вый, как бы пре­бы­вая в при­ста­ни, насла­жда­ет­ся глу­бо­ким спо­кой­стви­ем: при­чи­нишь ли ему вред – не подви­нешь это­го кам­ня; нане­сешь ли ему оби­ду – не потря­сешь это­го стол­па; нане­сешь ли ему уда­ры – не сокру­шишь это­го ада­ман­та; пото­му он и назы­ва­ет­ся дол­го­тер­пе­ли­вым, что име­ет как бы дол­гую и вели­кую душу; ибо дол­гое назы­ва­ет­ся и вели­ким. Меж­ду тем эта доб­ро­де­тель рож­да­ет­ся от люб­ви, и тем, кото­рые име­ют и хоро­шо упо­треб­ля­ют ее, достав­ля­ет вели­кую поль­зу. Апо­стол не оста­нав­ли­ва­ет­ся на этом, но (При­со­во­куп­ля­ет еще дру­гие совер­шен­ства люб­ви: она, гово­рит, .(мило­серд­ству­ет. Так как есть люди, кото­рые упо­треб­ля­ют дол­го­тер­пе­ние не на соб­ствен­ное любо­муд­рие, а на мще­ние тем, кто оскорб­ля­ет их, тер­за­ясь внут­ри себя самих, то он гово­рит, что любовь не име­ет и это­го недо­стат­ка; посе­му и при­со­во­куп­ля­ет: « мило­серд­ству­ет». Любя­щие не для того посту­па­ют крот­ко с пла­ме­не­ю­щи­ми гне­вом, что­бы уси­лить пла­мень гне­ва, но что­бы укро­тить его и пога­сить и не толь­ко муже­ствен­ным тер­пе­ни­ем, но и уго­жде­ни­ем и уве­ща­ни­ем вра­чу­ют рану и исце­ля­ют язву гне­ва. «Не зави­дит». Слу­ча­ет­ся, что иной тер­пе­лив, но завист­лив, от чего доб­ро­де­тель его теря­ет свое совер­шен­ство. Но любовь дале­ка и от это­го. «Не пре­воз­но­сит­ся», то есть не посту­па­ет без­рас­суд­но. Она дела­ет любя­ще­го бла­го­душ­ным, сте­пен­ным и осно­ва­тель­ным. Без­рас­суд­ство свой­ствен­но людям, любя­щим постыд­но; а любя­щий любо­вью истин­ной совер­шен­но сво­бо­ден от это­го; ибо, когда нет в серд­це гне­ва, то не может быть и без­рас­суд­ства и дер­зо­сти; любовь, пре­бы­вая в душе, как бы какой-нибудь искус­ный зем­ле­де­лец, не допус­ка­ет вырас­тать ни одно­му из этих тер­ний. «Не гор­дит­ся». Мы видим, что мно­гие гор­дят­ся сво­и­ми доб­ро­де­те­ля­ми, т. е. тем, что они не завист­ли­вы, не злы, не мало­душ­ны, не без­рас­суд­ны; эти поро­ки соеди­не­ны не толь­ко с богат­ством и бед­но­стью, но и с самы­ми доб­ры­ми по при­ро­де каче­ства­ми; а любовь совер­шен­но очи­ща­ет все. Заметь: дол­го­тер­пе­ли­вый не все­гда еще мило­серд; если же он не будет мило­сер­дым, то его доб­рое каче­ство ста­но­вит­ся поро­ком и может обра­тить­ся в памя­то­зло­бие; но любовь, достав­ляя вра­чев­ство, т. е. мило­сер­дие, сохра­ня­ет доб­ро­де­тель чистою. Так­же мило­сер­дый часто быва­ет лег­ко­мыс­лен, но любовь исправ­ля­ет и этот недо­ста­ток. «Любы, ‑гово­рит, – не пре­воз­но­сит­ся, не гор­дит­ся». Мило­сер­дые и дол­го­тер­пе­ли­вые часто быва­ют гор­ды­ми; но любовь истреб­ля­ет и этот порок. Что я гово­рю, про­дол­жа­ет Апо­стол, что любовь не гор­дит­ся? Она так дале­ка от этой стра­сти, что, и тер­пя край­ние бед­ствия за люби­мо­го, не счи­та­ет того бес­че­сти­ем для себя. Не ска­зал опять: хотя тер­пит бес­че­стие, но муже­ствен­но пере­но­сит его и даже нисколь­ко не чув­ству­ет бес­че­стия. Посмот­рим в этом отно­ше­нии на Хри­ста и уви­дим исти­ну ска­зан­но­го. Гос­подь наш Иисус Хри­стос под­вер­гал­ся опле­ва­нию и биче­ва­нию от жал­ких рабов и не толь­ко не счи­тал это­го бес­че­сти­ем, но еще радо­вал­ся и вме­нял в сла­ву; раз­бой­ни­ка и чело­ве­ко­убий­цу Он вме­сте с Собою преж­де дру­гих ввел в рай, бесе­до­вал с блуд­ни­цею, при­том в при­сут­ствии всех обви­ни­те­лей Сво­их, и не счи­тал это­го постыд­ным, а даже поз­во­лил ей цело­вать Свои ноги, оро­шать сле­за­ми Свое тело и оти­рать воло­са­ми, и все это пред гла­за­ми вра­гов и про­тив­ни­ков; пото­му что любовь «не бес­чин­ству­ет». Посе­му и отцы, хотя бы они были муд­рее и крас­но­ре­чи­вее всех, не сты­дят­ся лепе­тать вме­сти с детьми и никто из взи­ра­ю­щих на это не осуж­да­ет их, а напро­тив, это кажет­ся столь хоро­шим делом, что даже удо­ста­и­ва­ет­ся похва­лы; если дети быва­ют пороч­ны, то они тер­пе­ли­во ста­ра­ют­ся испра­вить их, наблю­да­ют за ними, удер­жи­ва­ют их от дур­ных поступ­ков и не сты­дят­ся; пото­му что любовь «не бес­чин­ству­ет»,но как бы каки­ми золо­ты­ми кры­лья­ми при­кры­ва­ет все про­ступ­ки люби­мых. Для нее стыд не уметь любить или любя не под­вер­гать­ся опас­но­стям и не тер­петь все­го за люби­мых. Впро­чем, когда я гово­рю «все», то не поду­май, буд­то разу­мею вред­ное. Тот толь­ко любит, кто люби­мо­му жела­ет полез­но­го; а кто не ищет добра, тот, хотя бы тыся­чу раз гово­рил, что любит, враж­деб­нее всех вра­гов. «Не ищет сво­их си, не раз­дра­жа­ет­ся». Ска­зав «не бес­чин­ству­ет», Апо­стол пока­зы­ва­ет и то, каким обра­зом она не тер­пит бес­че­стия. Каким же? Она «не ищет сво­их си». Люби­мый состав­ля­ет для нее все, и она вме­ня­ет себе в бес­че­стие, когда не может изба­вить его от бес­че­стия, так что если мож­но соб­ствен­ным бес­че­сти­ем помочь люби­мо­му, то не счи­та­ет и это­го бес­че­сти­ем для себя; люби­мый для люби­мо­го есть то же, что сам он. Любовь тако­ва, что любя­щий и люби­мый состав­ля­ют уже не два отдель­ные лица, а одно­го чело­ве­ка, чего не может сде­лать ничто, кро­ме люб­ви. Посе­му не ищи сво­е­го, дабы тебе най­ти свое; ибо кто ищет сво­е­го, тот не нахо­дит сво­е­го. Пото­му и Павел гово­рит: «ник­то­же сво­е­го си да ищет, но еже ближ­ня­го кийж­до» (1Кор. 10:24). Поль­за каж­до­го заклю­ча­ет­ся в поль­зе ближ­не­го, а поль­за ближ­не­го в его поль­зе. Кто не хочет в поль­зе ближ­не­го искать соб­ствен­ной поль­зы, тот не полу­чит вен­цов. Бог устро­ил так для того, что­бы мы были при­вя­за­ны друг к дру­гу; и полез­ное для каж­до­го Бог даро­вал ближ­не­му, дабы мы име­ли обще­ние друг с дру­гом и не раз­де­ля­лись. Ска­зав «не ищет сво­их си», Апо­стол опять гово­рит о бла­гах, про­ис­хо­дя­щих от люб­ви. Какие же эти бла­га? Не раз­дра­жа­ет­ся, не мыс­лит зла. Смот­ри опять, как она не толь­ко истреб­ля­ет поро­ки, но даже не доз­во­ля­ет им полу­чить нача­ло. Ибо не ска­зал: «Хотя раз­дра­жа­ет­ся, но пре­одо­ле­ва­ет раз­дра­же­ние», – а: «Не раз­дра­жа­ет­ся»; не ска­зал так­же: «Не дела­ет зла», – но: «Даже не мыс­лит зла», не толь­ко не совер­ша­ет, но даже и не замыш­ля­ет ниче­го худо­го про­тив люби­мо­го. И дей­стви­тель­но, как она может делать зло или раз­дра­жать­ся, когда не допус­ка­ет даже худой мыс­ли? А здесь и есть источ­ник люб­ви. «Не раду­ет­ся о неправ­де» (ст. 6), т. е. не раду­ет­ся, когда дру­гие тер­пят зло; и не толь­ко это, но есть в ней и гораз­до боль­шее: «раду­ет­ся же о истине», т. е. раду­ет­ся о тех, кото­рые бла­го­устро­е­ны в жиз­ни, как и в дру­гом месте он гово­рит: «Радо­ва­ти­ся с раду­ю­щи­ми­ся, и пла­ка­ти с пла­чу­щи­ми» (Рим. 12:15). Пото­му она и не зави­ду­ет, пото­му и не гор­дит­ся: бла­га дру­гих она при­зна­ет сво­и­ми. Видишь ли, как любовь дела­ет питом­ца сво­е­го почти Анге­лом? Ибо, если он не име­ет гне­ва, чужд зави­сти и чист от вся­кой пагуб­ной стра­сти, то оче­вид­но, что он уже выше при­ро­ды чело­ве­че­ской и достиг­нул бес­стра­стия Анге­лов. Впро­чем, Павел не доволь­ству­ет­ся этим, но нахо­дит ска­зать еще нечто боль­шее; важ­ней­шее он все­гда изла­га­ет после. Любовь, гово­рит, «вся покры­ва­ет» (ст. 7) по сво­е­му дол­го­тер­пе­нию и кро­то­сти, что бы ни слу­чи­лось при­скорб­ное и тяж­кое, хотя бы то были оби­ды, хотя бы побои, хотя бы смерть, или что-нибудь дру­гое подоб­ное. «Вся покры­ва­ет». Эти­ми сло­ва­ми он выра­жа­ет силу люб­ви, а даль­ней­ши­ми доб­ро­ту ее: «Вся, ‑гово­рит, – упо­ва­ет, все­му веру емлет, вся тер­пит». Что зна­чит «вся упо­ва­ет»? Не отча­и­ва­ясь, ожи­да­ет от люби­мо­го чело­ве­ка все­го доб­ро­го и, хотя бы он был худ, не пере­ста­ет исправ­лять его, пещись и забо­тить­ся о нем. «Все­му веру емлет», не про­сто наде­ет­ся, но с уве­рен­но­стью, пото­му что силь­но любит; и хотя бы сверх чая­ния не про­ис­хо­ди­ло добра, и даже люби­мый ста­но­вил­ся бы еще хуже, она пере­но­сит и это: «Вся, – гово­рит, – тер­пит». «Любы нико­ли­же отпа­да­ет» (ст. 8). Видишь ли, чем он завер­шил изоб­ра­же­ние и что осо­бен­но пре­вос­ход­но в этом даре? Что зна­чит: «нико­ли­же отпа­да­ет»? Не пре­кра­ща­ет­ся, не осла­бе­ва­ет от того, что тер­пит, пото­му что любит все. Кто любит, тот нико­гда не может нена­ви­деть, что бы ни слу­чи­лось; в этом вели­чай­шее досто­ин­ство любви.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на, архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

- Неред­ко вен­ча­ние для неве­ру­ю­щих моло­дых людей ста­но­вит­ся лишь частью сва­деб­но­го обря­да. Хоро­шо ли это?

– Даже в такой ситу­а­ции вен­чать­ся все-таки луч­ше, чем не вен­чать­ся, ведь бла­го­дать Божия умуд­ря­ет людей. Семе­на сеют­ся, но взра­щи­вать дол­жен и сам чело­век. Он дол­жен пони­мать, что в таин­стве вен­ча­ния про­из­но­сят­ся клят­вы и нару­шать их нельзя.

О разводе

Совет священника

О раз­во­де. Пер­вое, что мы долж­ны сде­лать, ока­зав­шись в таком поло­же­нии, когда семья рушит­ся: вину раз­де­лить, понять, что вино­ва­ты оба.

- Как сохра­нить семью, если кто-то из супру­гов вдруг встре­ча­ет «дру­гую» и готов раз­ру­шить преж­ний союз?

– Нуж­но про­явить осо­бое тер­пе­ние и муд­рость. Когда кто-то впа­да­ет в иску­ше­ние, то его близ­ким посы­ла­ет­ся кре­пость, что­бы они вме­сте мог­ли пере­жить труд­ную ситуацию.

Поче­му мы впа­да­ем в иску­ше­ния? Да пото­му, что вто­рой из супру­гов зача­стую непра­виль­но себя ведет. При­хо­дит муж с рабо­ты уста­лый и не встре­ча­ет той заслу­жен­ной забо­ты, лас­ки, отды­ха в семье. А жена тоже уста­ла, пото­му что вынуж­де­на хлеб зара­ба­ты­вать. Это все раз­дра­жа­ет, выво­дит чело­ве­ка из равновесия.

Поэто­му пер­вое, что мы долж­ны сде­лать, ока­зав­шись в таком поло­же­нии, когда семья рушит­ся: вину раз­де­лить, понять, что вино­ва­ты оба. И попы­тать­ся сохра­нить семью. Каким обра­зом? Испра­вить свое пове­де­ние, то есть пока­ять­ся в том, что было непра­виль­но. Обыч­но мы начи­на­ем пла­кать, выска­зы­вать вза­им­ные оби­ды и упре­ки и в резуль­та­те дела­ем сов­мест­ную жизнь совсем невы­но­си­мой. А нуж­но поста­рать­ся улуч­шить ситу­а­цию в семье. Если дело каса­ет­ся муж­чи­ны, то он дол­жен посмот­реть, как хра­нит, содер­жит свою семью. Если жен­щи­ны, то она долж­на поду­мать, кем она для мужа явля­ет­ся, долж­на опять стать жен­щи­ной, женой. Нуж­но вспом­нить, поче­му они друг дру­га полю­би­ли, и стать таки­ми опять – лас­ко­вы­ми, покла­ди­сты­ми, кра­си­вы­ми. Чело­век тоже ведь не разом бро­са­ет все и ухо­дит, он дол­го не реша­ет­ся, и не надо под­тал­ки­вать, а нуж­но сде­лать все, что­бы сохра­нить семью, создать в доме при­ят­ную атмо­сфе­ру, что­бы были радость, покой, любовь. Это тре­бу­ет муд­ро­сти и боль­шо­го напря­же­ния сил. Но самое муд­рое – не упре­кать, не иску­шать, не вспо­ми­нать, а про­стить, пока­ять­ся и в первую оче­редь само­му исправляться.

Сохра­нив­шие семью обыч­но пони­ма­ют ее дра­го­цен­ность. Муж и жена через год, два, три могут ска­зать: «Какое сча­стье, что мы не наде­ла­ли глупостей…».

Ты прости ее

Воен­ную служ­бу Семен (Семен – имя, дан­ное стар­цу Силу­а­ну в кре­ще­нии) отбы­вал в Петер­бур­ге. Уви­дел он в поме­ще­нии роты одно­го сол­да­та, окон­чив­ше­го свой срок, сидя­щим печаль­но, с опу­щен­ной голо­вой, на сво­ей кой­ке. Семен подо­шел к нему и говорит:

- Что ты печаль­ный сидишь, а не раду­ешь­ся, как дру­гие, что окон­чил служ­бу и теперь поедешь домой?

- Я полу­чил пись­мо от сво­их,ска­зал сол­дат, – пишут, что жена моя роди­ла за это вре­мя. Помол­чав немно­го, качая голо­вой, тихим голо­сом, в кото­ром слы­ша­лись и скорбь, и оби­да, и озлоб­ле­ние, он проговорил:

- Не знаю, что я с ней сде­лаю… Ох, боюсь!.. Так что ехать домой не хочет­ся. Семен спо­кой­но спросил:

- А ты за это вре­мя сколь­ко раз ходил в заведения?

- Да, быва­ли слу­чаи, – слов­но что-то вспо­ми­ная, отве­тил солдат.

- Ты вот не мог утер­петь, – гово­рит ему Семен, – а ей, ты дума­ешь, лег­ко было?.. Тебе хоро­шо: ты муж­чи­на, а она от одно­го раза родить может… Поду­май, куда ты ходил!… Ты перед ней боль­ше вино­ват, чем она перед тобой… Ты про­сти ее… При­е­дешь домой, при­ми ребен­ка, как сво­е­го, и уви­дишь, что все будет хорошо.

Про­шло несколь­ко меся­цев. Семен полу­чил бла­го­дар­ное пись­мо от того сол­да­та, кото­рый опи­сы­вал, что когда подъ­ез­жал он к дому, то отец и мать вышли ему навстре­чу «скуч­ные», а жена, роб­кая и сму­щен­ная, сто­я­ла око­ло само­го дома с ребен­ком на руках. У него же на душе с того момен­та, как пого­во­рил с ним Семен в казар­ме, было лег­ко; весе­ло он поздо­ро­вал­ся с роди­те­ля­ми, весе­ло подо­шел к жене, поце­ло­вал ее, ребен­ка взял на руки, тоже поце­ло­вал. Все пове­се­ле­ли, вошли в дом, а потом пошли по селу наве­щать род­ных и зна­ко­мых; и всю­ду он с ребен­ком на руках; у всех было хоро­шо на душе. И после они жили в мире.

Сол­дат в пись­ме мно­го бла­го­да­рил сво­е­го дру­га Семе­на за доб­рый совет. И нель­зя не согла­сить­ся, что совет был дей­стви­тель­но не толь­ко доб­рый, но и муд­рый. Так уже в моло­дые годы ста­рец Силу­ан пре­крас­но пони­мал, что необ­хо­ди­мым усло­ви­ем мира меж­ду людь­ми явля­ет­ся созна­ние каж­дым сво­ей вины.

Из кни­ги архи­манд­ри­та Софро­ния (Саха­ро­ва) «Ста­рец Силу­ан Афон­ский», М., 1996.

- После раз­во­да как решить эту труд­ную про­бле­му сохра­не­ния доб­рых отно­ше­ний меж­ду роди­те­ля­ми и поки­ну­ты­ми детьми?

– Раз­вод не лиша­ет ни одно­го из роди­те­лей прав отцов­ства и мате­рин­ства. В мисти­че­ском, духов­ном плане это­го ни один закон не может лишить. А от разум­но­сти людей зави­сит, как скла­ды­ва­ют­ся отно­ше­ния после раз­во­да; во вся­ком слу­чае отец не дол­жен лишать сво­их детей попе­че­ния, если дети оста­ют­ся с мате­рью, и дол­жен за них молить­ся. А мать долж­на по-преж­не­му хра­нить, вос­пи­ты­вать и раз­ви­вать сво­их детей.

Без­нрав­ствен­но, конеч­но, не допус­кать отца или мать к ребен­ку. Из серд­ца нель­зя вычер­ки­вать сво­их родных.

Раз­вод — это испы­та­ние и для детей. И они тоже долж­ны достой­но вести себя – не судить роди­те­лей. Бог — судья отцу и мате­ри. Такой при­мер в Свя­щен­ном Писа­нии есть. Сына зва­ли Хам. И он не то что осу­дил, он про­сто немнож­ко посме­ял­ся, уви­дев наго­ту отца. Нари­ца­тель­ное имя… Нель­зя быть хамом в отно­ше­нии роди­те­лей. Нуж­но сми­рять­ся, молить­ся, любить, чтить, в каком бы состо­я­нии роди­те­ли ни нахо­ди­лись. Это Богом даро­ван­ные тебе люди. У детей не быва­ет вла­сти, но сво­ей любо­вью они могут сохра­нить семью. Когда ребе­но­чек обни­ма­ет одной руч­кой маму, дру­гой – папу, нуж­но иметь очень жесто­кое серд­це, что­бы решить­ся на раз­вод. А слу­ча­ет­ся, что дети помо­га­ют семье рас­па­дать­ся, когда ко всем труд­но­стям, кото­рые быва­ют меж­ду мужем и женой, еще добав­ля­ет­ся невоз­дер­жан­ность дет­ской жиз­ни, непослушание.

О домашних обязанностях

Совет священника

О домаш­них обя­зан­но­стях. У каж­до­го в семье есть свои обя­зан­но­сти. Муж содер­жит семью, а жена долж­на быть хра­ни­тель­ни­цей дома.

- Дол­жен ли муж помо­гать жене в домаш­них делах?

– Я бы по-дру­го­му сфор­му­ли­ро­вал: может ли муж помо­гать жене в домаш­них делах? Может. Но ска­зать «дол­жен» нель­зя. Ведь что такое долг? Это обя­зан­ность. А мы уже гово­ри­ли, что у каж­до­го в семье есть свои обя­зан­но­сти. Муж содер­жит семью, а жена долж­на быть хра­ни­тель­ни­цей дома.

То есть домаш­ние забо­ты в основ­ном лежат все же на ее пле­чах. И застав­лять мужа посто­ян­но полы мыть, сти­рать нель­зя. Я знаю, что мужья сами с удо­воль­стви­ем это дела­ют, если они видят, что жене труд­но. Но когда их застав­ля­ют – для них это очень печаль­но, все внут­ри про­ти­вит­ся, пото­му что это не явля­ет­ся их обя­зан­но­стью. Неко­то­рые жен­щи­ны похва­ля­ют­ся: «Муж мой сти­ра­ет, гото­вит, уби­ра­ет…». Надо пони­мать, что когда жена начи­на­ет посте­пен­но заво­е­вы­вать авто­ри­тет и власть в семье и муж ото­дви­га­ет­ся на вто­рые роли – это путь к рас­па­ду семьи. Дол­жен быть авто­ри­тет мужа и отца. Это очень важ­но. Точ­но так же, как для мужа дол­жен быть авто­ри­тет Бога. Поэто­му в выпол­не­нии домаш­них обя­зан­но­стей мож­но про­сить мужа о помо­щи, но нель­зя при­ка­зы­вать. Мож­но при­ни­мать помощь, но нель­зя ее узаконивать.

- На ком из супру­гов в боль­шей сте­пе­ни лежит вос­пи­та­ние детей?

– В пра­во­слав­ной тра­ди­ции жена долж­на быть все же домаш­ним чело­ве­ком, детей вос­пи­ты­вать. Это вели­кий труд — вести дом, хозяй­ство, и жен­щи­на обыч­но этим толь­ко и зани­ма­лась. По бед­но­сти, когда муж не в состо­я­нии стал про­кор­мить семью, жене при­шлось рабо­тать. Но даже если у жены быва­ет зар­пла­та выше, чем у мужа, она долж­на это забыть. Тра­ди­ци­он­но весь уклад семей­ной жиз­ни под­чер­ки­вал авто­ри­тет мужа, отца. Он садил­ся на глав­ное место за сто­лом и пока не брал лож­ку, никто не начи­нал обед. А сей­час мамоч­ка несет тарел­ку сыноч­ку, доч­ке сна­ча­ла, потом уж про папу вспом­нит. Мело­чи, но они раз­ру­ша­ю­щие. Они воз­ве­ли­чи­ва­ют детей, дети пере­ста­ют слу­шать­ся роди­те­лей, авто­ри­тет взрос­лых теря­ет­ся. Искус­ство семей­ной жиз­ни – это искус­ство муд­ро­сти. Сми­рен­ной муд­ро­сти. Если папа отды­ха­ет – все на цыпоч­ках ходить долж­ны. Если маме труд­но, папа дол­жен ска­зать: «Ну-ка, дет­ки, помо­жем». Это видеть нуж­но, нуж­но заме­чать друг дру­га, любить, ува­жать, жить забо­той друг о дру­ге. А когда видишь толь­ко себя, свою уста­лость, свои жела­ния, то начи­на­ешь и жалеть толь­ко себя.

- Но что делать, если жен­щине все же при­хо­дит­ся брать на себя обя­зан­но­сти главы?

– Не брать! Грех, когда муж отда­ет жене власть в семье, и точ­но такой же грех, когда она берет. Тебе дают, а ты не бери: «Нет, доро­гой, ты — гла­ва семьи». Не гово­рить это надо, а бытом, отно­ше­ни­ем под­чер­ки­вать гла­вен­ству­ю­щую роль мужчины.

- Как не брать? Семья будет нищей. Может так быть?

– Может. Беда в том, что мы в срав­не­нии с дру­ги­ми пыта­ем­ся жить. А надо доволь­ство­вать­ся тем, что у тебя есть. Жена кор­мит семью, но власть-то не надо брать. Муж у нее без­ра­бот­ный, не может зара­бо­тать, но его все рав­но сле­ду­ет сажать на пер­вое место, сохра­нять ува­жи­тель­ное отно­ше­ние, пока­зы­вать, что он ‑глав­ный в семье. Власть ведь не в том, кто боль­ше денег при­но­сит, а в иерар­хии перед Богом.

- Быва­ет так, что жен­щи­на-руко­во­ди­тель не под­чер­ки­ва­ет в семье свое руко­во­дя­щее поло­же­ние, а муж все рав­но болез­нен­но пере­жи­ва­ет это.

– Под­чер­ки­ва­ет, к сожа­ле­нию. Это она дума­ет, что не под­чер­ки­ва­ет. Внут­рен­нее состо­я­ние очень инер­ци­он­но. Когда чело­век при­хо­дит с рабо­ты, где был руко­во­ди­те­лем, пере­клю­чить­ся на семей­ную жизнь быва­ет труд­но. Это про­ис­хо­дит, когда мы начи­на­ем отно­сить­ся к рабо­те как к глав­но­му в жиз­ни, но ведь рабо­та ‑это же послу­ша­ние и гор­дить­ся осо­бен­но нечем. Есть внут­ри­се­мей­ное послу­ша­ние, и есть соци­аль­ное. И к каж­до­му надо отно­сить­ся ответ­ствен­но, но не делать из него куль­та. К сожа­ле­нию, послуш­ни­ки из нас пло­хие. В этом все дело.

О размолвках

Совет священника

О раз­молв­ках. Надо пони­мать, что близ­кий про­яв­ля­ет немощь. И ста­рать­ся пово­да не пода­вать ему.

- Поче­му гово­рят: «Милые руга­ют­сятоль­ко тешат­ся»? Зна­читэто неопас­но?

– Не руга­ют­ся, а бра­нят­ся, то есть вор­чат. Мог­ли бы пору­гать­ся, но сми­ри­ли себя до того, что толь­ко вор­чат. Суме­ли внут­ри себя пога­сить огонь раз­дра­жи­тель­но­сти, ссо­ры, когда мог бы кон­фликт воз­ник­нуть. Но когда руга­ют­ся — уже не тешат­ся. А со све­та друг дру­га сжи­ва­ют. Когда чело­век гасит в себе огонь, это дает уте­ше­ние и радость, что уда­лось не дове­сти дело до кон­флик­та. Тогда тешат­ся, конечно.

Советы старца Паисия Афонского

Об обыч­ных раз­но­гла­си­ях меж­ду супру­га­ми ста­рец сказал:

«Супру­ги долж­ны иметь одно­го и того же духов­ни­ка. Что­бы две дере­вяш­ки иде­аль­но под­хо­ди­ли друг к дру­гу, их нуж­но остру­гать одним рубан­ком». И в дру­гой раз он ска­зал: «Супру­ги долж­ны иметь духов­ни­ка, пото­му что без арбит­ра не быва­ет состязаний».

Из кни­ги свя­щен­ни­ка Дио­ни­сия Таци­са «Архон­да­рик под откры­тым небом», М., 1998.

- Что делать, если муж или жена начи­на­ют на людях высме­и­вать сла­бо­сти супру­га, гово­рить кол­кие, непри­ят­ные вещи?

– Свя­тые отцы гово­рят, что про внут­рен­ние семей­ные про­бле­мы нико­му ни сло­ва не сле­ду­ет рас­ска­зы­вать. Не то что насме­хать­ся друг над дру­гом, но даже делить­ся не надо ни с кем. Если откры­ва­ешь тай­ны семей­ной жиз­ни перед дру­ги­ми людь­ми – власть над сво­ей семей­ной жиз­нью даешь. А люди не все ведь поря­доч­ные. Ни в коем слу­чае не сле­ду­ет ни хва­лить­ся, ни радо­вать­ся, ни огор­че­ни­я­ми сво­и­ми делить­ся. Это внут­рен­няя, очень таин­ствен­ная жизнь, ее надо беречь. Чело­век может в семье и сла­бость про­явить, но он имен­но в семье ее про­явил, он-то наде­ял­ся, что близ­кие его пой­мут. Он, воз­мож­но, в дру­гой ситу­а­ции не про­явил бы ее, а здесь не сдер­жал­ся, немощь свою пока­зал, но не пото­му, что отыг­ры­ва­ет­ся на близ­ких, а отто­го, что верит им. Муж жене откры­ва­ет душу свою, пото­му что дове­ря­ет, как на испо­ве­ди дове­ря­ют свя­щен­ни­ку, и когда про­ис­хо­дит нару­ше­ние тай­ны, это очень близ­ко к раз­гла­ше­нию испо­ве­ди. Печаль­но, когда начи­на­ют друг над дру­гом насме­хать­ся, рас­ска­зы­вать тай­ны, уни­чи­жать. Это гово­рит о пороч­но­сти того чело­ве­ка, кото­рый себе поз­во­ля­ет так посту­пать, об отсут­ствии мудрости.

- Что же вто­ро­му чело­ве­ку в такой ситу­а­ции делать?

– Попы­тать­ся вра­зу­мить супру­га и тер­петь. И ста­рать­ся пово­да не пода­вать ему для насмешек.

Советы старца Иосифа Афонского

Так вот, это я гово­рю тебе и всем: нико­гда не стре­ми­тесь исправ­лять друг дру­га гне­вом, ибо иску­ше­ние иску­ше­ния не устра­ня­ет, но сми­ре­ни­ем и искрен­ней любо­вью. Если видишь, что впе­ре­ди идет гнев, отло­жи на вре­мя исправ­ле­ние. И когда уви­дишь, что гнев про­шел, и при­шел мир, и бес­страст­но рабо­та­ет рас­суж­де­ние, тогда гово­ри полезное.

Сест­ра моя воз­люб­лен­ная, радуй­ся в Гос­по­де. Сего­дня я полу­чил пол­ное люб­ви и бла­го­го­ве­ния твое пись­мо. И, воз­дев руки, с теп­лой душой и горя­чей любо­вью тай­ны­ми гла­са­ми сми­рен­но­го мое­го серд­ца молил­ся Гос­по­ду: «Услы­ши, – гово­рю, – слад­кая Любовь, Иисус мой Спа­си­тель, Свет выше вся­ко­го све­та, от без­на­чаль­но­го Отца Роди­те­ля, Веде­ние и Исти­на, моя Надеж­да и Уте­ше­ние, моя Кре­пость и Сила, моя Любовь и Про­све­ще­ние, услы­ши и пошли моей сест­ре свет Боже­ствен­но­го Тво­е­го уте­ше­ния, и раз­бей засо­вы и запо­ры тем­ной и избо­лев­шей­ся ее души, и оза­ре­ни­ем Тво­е­го сия­ния утешь ее серд­це, что­бы умень­ши­лись ее скор­би и посто­ян­ные вол­ны иску­ше­ний. Ей, слад­кий мой Хри­стос, Свет, про­све­ща­ю­щий утро­бу и серд­це, душу и тело, нер­вы и кости, ум и разум, и вся­кий состав наше­го селе­ния, услы­ши меня, моля­ще­го­ся о моей сест­ре, скор­бя­щей и обессиленной».

Это и мно­гое дру­гое, моей люб­ви к тебе вер­ные зна­ки, мое­му Вла­ды­ке воз­гла­шаю. Посколь­ку не забы­ваю, поми­ная тебя, о тво­их мно­гих и бес­чис­лен­ных с дет­ства муках. И из-за них я еще более люб­лю тебя. И из всех мною люби­мых, тебе отдаю боль­ше все­го люб­ви, ибо мои пер­вен­цы люб­ви тво­ей суть.

Одно я про­шу тебя сде­лать для меня, в воз­да­я­ние такой моей люб­ви к тебе, – немно­го при­ба­вить тер­пе­ния. И верю воз­лю­бив­ше­му нас Иису­су, что все твои прось­бы Он испол­нит с при­бав­кою. И мир душев­ный обре­тешь, и покой, и все, что на поль­зу бед­ной нашей душе, тебе Гос­подь пода­рит. Ты толь­ко про­си со сле­за­ми, что­бы совер­ши­лась, как зна­ет Гос­подь, Его свя­тая воля, а не твоя.

Один раз позна­ла, что согре­ши­ла Гос­по­ду? Не при­бав­ляй более язв к ране. А если как чело­век сно­ва упа­дешь, не уны­вай, не отча­и­вай­ся в себе. Ибо как не про­стит нас чело­ве­ко­лю­би­вый Гос­подь, ска­зав­ший Пет­ру про­щать винов­но­го семь­де­сят раз по семь в день?

Поз­воль сво­е­му мужу делать так, как он хочет. Ска­жи, что ты это дала на мило­сты­ню, и то, что долж­на была дать дру­го­му, не давай туда. Не делай ново­го бла­го­де­я­ния дру­го­му, это­го доста­точ­но. Оставь соб­ствен­ную волю, что­бы най­ти мир душев­ный. Ибо воля чело­ве­ка ста­ла мед­ной сте­ной, кото­рая пре­пят­ству­ет его про­све­ще­нию от Бога и миру.

Смот­ри на при­мер слад­ко­го Иису­са, Кото­рый стал послуш­ли­вым Без­на­чаль­но­му Сво­е­му Отцу до смер­ти крест­ной. Пре­дал тело биче­ва­нию, щеки – зау­ше­ни­ям и лицо Свое не отвра­тил от опле­ва­ний. Видишь, сест­ра моя, какую любовь пока­зал нам бла­го­у­троб­ный Гос­подь! Итак, да оста­вим и мы соб­ствен­ную нашу волю, да оста­вим и про­ви­нив­шим­ся перед нами. И тогда с дерз­но­ве­ни­ем мы ска­жем: «И оста­ви нам дол­ги наша, яко­же и мы остав­ля­ем долж­ни­ком нашим».

Ибо все мы – люди, из пра­ха рож­ден­ные, и все согре­ша­ем. Гли­на мы, и нет у нас веде­ния. Гли­на у гли­ны вору­ет. Гли­на гли­ну оскорб­ля­ет. Гли­на на гли­ну кле­ве­щет. Гли­на над гли­ной воз­но­сит­ся. Гли­на гли­ну обо­га­ща­ет. Гли­на над гли­ной началь­ству­ет. Гли­на гли­ну бьет. Гли­на гли­ну заклю­ча­ет в тюрь­му. И вооб­ще, гли­на перед гли­ной вооб­ра­жа­ет себя муд­рее, силь­нее, бога­че, бла­го­род­нее, чест­нее, обо­га­ща­ясь безу­ми­ем и неве­де­ни­ем соб­ствен­но­го есте­ства: отку­да и где ока­зал­ся, как родил­ся, како­во его назна­че­ние, где окан­чи­ва­ет­ся, что после этого.

Так вот, все это погло­ти­ло забве­ние и неве­де­ние и воз­ник хаос бес­чув­ствия, поэто­му, не пока­яв­ши­е­ся, скор­бим здесь и в дру­гой жиз­ни. И поэто­му тот, кто видит луч­ше и кто чуть более про­све­щен, дол­жен про­щать и состра­дать еди­но­душ­но­му и еди­но­страст­но­му ближ­не­му сво­е­му брату.

Ах, дитя мое! Чело­век нико­гда не быва­ет совер­шен­но пло­хим. У него есть и хоро­шее, и пло­хое. Так что, вспо­ми­ная его хоро­шее, жела­ешь ему добра, сопе­ре­жи­ва­ешь, болит твоя душа и про­сишь о нем Бога. А в пло­хом вино­ват не он, а враг наш диавол.

Из кни­ги стар­ца Иоси­фа Афон­ско­го «Изло­же­ние мона­ше­ско­го опы­та», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1998.

- Мож­но ли пони­мать «пол­ную сво­бо­ду» в бра­ке как воз­мож­ность супру­гам иметь отдель­ные друг от дру­га вне­се­мей­ные инте­ре­сы, свои ком­па­нии? Как вооб­ще отно­сить­ся к дру­зьям мужа или жены, кото­рые сохра­ни­лись со вре­мен холо­стяц­кой жиз­ни и не ста­ли дру­зья­ми семьи?

– В семей­ной жиз­ни не зна­чит, что супру­ги друг на дру­га долж­ны смот­реть, они долж­ны смот­реть вме­сте в одном направ­ле­нии. Суть-то семей­ной жиз­ни в этом. Общие инте­ре­сы, общая бла­го­дать – вот, что объ­еди­ня­ет. Поэто­му надо научить­ся ради люб­ви, ради семьи чем-то жерт­во­вать. Если ты от мало­го не можешь отка­зать­ся ради супру­га, ради детей, то это очень тре­вож­но. Когда чело­век ниче­го не хочет менять в сво­ей жиз­ни и сво­бо­ду пол­ную дает себе и дру­гим – это не путь укреп­ле­ния семьи. Это игры в нее.

Жерт­вен­ность не озна­ча­ет, что чело­век не име­ет сво­бо­ды в семье. Послу­ша­ние как раз и обес­пе­чи­ва­ет сохра­не­ние свободы.

- Когда жене кажет­ся, что муж ее не любит, что он не вни­ма­те­лен к ней, как сде­лать, что­бы супруг был более внимательным?

– Любовь – это жерт­вен­ность по отно­ше­нию к семье. Мож­но и слов-то о люб­ви не про­из­но­сить, но жить так, что всем оче­вид­но, как супру­ги любят, забо­тят­ся друг о дру­ге. А когда тре­бу­ют сло­вес­ных под­твер­жде­ний – это уже игра начи­на­ет­ся, эле­мент зави­сти, что у нас не как у людей. Но у нас на самом деле все по-другому.

Конеч­но, хочет­ся вни­ма­ния. Жене при­ят­но, когда цве­ты при­но­сят, но и мужу при­ят­но, когда стол накрыт. Друг дру­га радо­вать мело­ча­ми нуж­но. Но мы отвы­ка­ем это делать. Мы очерст­ве­ли уже, добы­вая хлеб насущ­ный, и не дума­ем о том, что все же семью дела­ет счаст­ли­вой не то, что ты одел, обул всех с ног до голо­вы… Семью дела­ют счаст­ли­вой эти мело­чи. Не все уме­ют такие малень­кие празд­ни­ки друг для дру­га устра­и­вать. Тут уж надо сми­рить­ся, пони­мая, что «он у меня такой» или «она у меня такая». У дру­гих супру­ги вни­ма­тель­ные, зато у наших есть дру­гие досто­ин­ства. Все­гда друг в дру­ге надо видеть досто­ин­ства. А недо­стат­ков у всех хватает.

Святительское наставление

Домашняя война бывает за грехи

Отку­да источ­ник гре­ха, отту­да и бич нака­за­ния. Давид ввел в дом свой чужую агни­цу, убив ее пас­ты­ря, и агнец из соб­ствен­но­го дома его стал бодать сво­е­го пас­ты­ря; он внес вой­ну в чужой дом, и из соб­ствен­но­го дома его вос­ста­ла про­тив него вой­на. Про­тив Дави­да вос­стал сын его за умерщ­вле­ние Урии и при­ня­тие жены его.

И ныне мно­гие ведут вой­ну в домах сво­их: один встре­ча­ет вой­ну от жены, дру­гой оса­жда­ет­ся сыном, иной тер­пит непри­ят­но­сти от бра­та, иной от слу­ги – и каж­дый мучит­ся, доса­ду­ет, сра­жа­ет­ся, при­чи­ня­ет вой­ну и пора­жа­ет­ся вой­ною; но никто не дума­ет, рас­суж­дая сам в себе, что, если бы он не посе­ял гре­хов, то не воз­рос­ли бы в доме его тер­ния и вол­ч­цы, – если бы не под­ло­жил искр гре­хов­ных, то не вос­пла­ме­нил­ся бы дом его. А что бед­ствия суть пло­ды гре­хов и что испол­ни­те­ля­ми нака­за­ния греш­ни­ку Бог назна­ча­ет домаш­них его, об этом сви­де­тель­ству­ет Боже­ствен­ное Писа­ние, кото­ро­го нет досто­вер­нее. С тобою ведет вой­ну жена, при вхо­де тво­ем встре­ча­ет тебя, как дикий зверь, изощ­ря­ет язык свой, как меч? При­скорб­но, что помощ­ни­ца сде­ла­лась про­тив­ни­цею; но иссле­дуй само­го себя, не замыш­лял ли ты в юно­сти чего-нибудь про­тив какой-нибудь жен­щи­ны, и вот оскорб­ле­ние жен­щи­ны отмща­ет­ся жен­щи­ною, и чужую рану вра­чу­ет соб­ствен­ная жена твоя. Хотя дей­ству­ю­щая не зна­ет это­го, но зна­ет врач – Бог. А что злая жена есть бич за грех, об этом сви­де­тель­ству­ет Боже­ствен­ное Писа­ние; оно гово­рит, что злая жена дает­ся греш­но­му мужу (Сир. 26:3,9). И что напа­де­ния от детей суть так­же нака­за­ния за гре­хи, тому сви­де­тель Давид, гони­мый сыном сво­им Авес­са­ло­мом за без­за­кон­ную связь. И что бра­тья враж­ду­ют про­тив бра­тьев так­же за гре­хи, о том сви­де­тель­ству­ет Кни­га Судей. Когда бра­тья напа­да­ют на тебя, то не столь­ко сетуй на них, сколь­ко смот­ри на само­го себя и тща­тель­но Иссле­дуй, за какие гре­хи бра­тья сде­ла­лись тво­и­ми врагами.

Но что я гово­рю о домаш­них бед­стви­ях, если и самое тело наше, кото­рое все­го бли­же и любез­нее нам, ино­гда враж­ду­ет про­тив нас, когда мы согре­ша­ем, отмщая нам горяч­ка­ми и дру­ги­ми болез­ня­ми и стра­да­ни­я­ми, – если и рабо­леп­ству­ю­щее тело нака­зы­ва­ет вла­ды­че­ству­ю­щую душу, когда она согре­ша­ет, не пото­му, что­бы оно хоте­ло это­го, но пото­му, что делать так запо­ве­да­но ему. Об этом сви­де­тель­ству­ет Хри­стос, Кото­рый ска­зал исце­лен­но­му рас­слаб­лен­но­му: «Се здрав еси: кто­му не согре­шай, да не гор­ше ти что будет» (Ин. 5:14). Итак узнав, бра­тия, что вой­ны от домаш­них, род­ных и рабов, и болез­ни телес­ные боль­шею частью быва­ют за гре­хи, будем истреб­лять источ­ник зол – грех.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на, архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

- Что делать, если муж жестокий?

– В одной из пра­во­слав­ных книг я про­чи­тал такую исто­рию, что муж часто при­хо­дил домой пья­ный и изби­вал жену. Бил-бил… А жена все сми­ря­лась. Он в кон­це кон­цов ее так избил, что она помер­ла. И когда ее при­вез­ли на клад­би­ще, зако­па­ли в могил­ку, он, стоя перед кре­стом, понял, что натво­рил. Запла­кал и с этой моги­лы не схо­дил несколь­ко лет. Потом совер­шен­но изме­нил свою жизнь. Полу­ча­ет­ся, что жена сво­им сми­ре­ни­ем его спас­ла. Сво­им сми­ре­ни­ем она его из глу­би­ны гре­хов­ной доста­ла и сама муче­ни­че­ский венец полу­чи­ла. Это, конеч­но, очень высо­кий подвиг.

Надо пони­мать, что все же пожар сле­ду­ет тушить не бен­зи­ном и не керо­си­ном. Нель­зя раз­дра­жать. А то полу­ча­ет­ся, что муж вспы­лит, а жена еще боль­ше мас­ла в огонь под­ли­ва­ет. Нуж­но себя заста­вить потер­петь, сми­рить­ся, пото­му что у зла есть одна осо­бен­ность: оно тре­бу­ет под­пит­ки. Чело­век, когда раз­дра­жа­ет­ся, жела­ет и дру­гих выве­сти из себя, зара­зить сво­ей зло­бой. Если хули­ган уда­рит чело­ве­ка, он ждет, когда ему сда­чи дадут. И уж начи­на­ет драть­ся с пол­ным осно­ва­ни­ем. Если ска­зал бран­ное сло­во – ждет того же в ответ. А если не полу­ча­ет, он даль­ше не зна­ет, что делать. Нуж­но научить­ся этот пожар гасить. А гасит сми­ре­ние, тер­пе­ние. Потом, когда все успо­ко­ит­ся, мож­но ска­зать, но толь­ко не в раз­дра­же­нии. И молить­ся об умяг­че­нии злых сер­дец пред «Семи­стрель­ной» ико­ной Божи­ей Мате­ри, свя­тым, кото­рые явля­ют­ся покро­ви­те­ля­ми семей­ной жиз­ни; если муж стра­да­ет поро­ком пьян­ства — муче­ни­ку Вони­фа­тию, Божи­ей Мате­ри пред Ее ико­ной «Неупи­ва­е­мая Чаша».

И, конеч­но, нуж­но быть разум­ным, когда всту­па­ешь в брак. Чело­век ни с того ни с сего не ста­но­вит­ся алко­го­ли­ком, не ста­но­вит­ся жесто­ким. Если ты видишь такие про­яв­ле­ния и все же идешь под венец, долж­на пони­мать, какой крест на себя берешь. А если уж берешь, то тер­пи, неси, сми­ряй­ся. Ты свой выбор сделала.

- Как при­ве­сти неве­ру­ю­ще­го супру­га в Цер­ковь, как заро­нить семе­на веры в его серд­це? И что делать, если он про­тив того, что­бы жена моли­лась, ходи­ла в храм, соблю­да­ла пост?

– Когда в про­цес­се семей­ной жиз­ни один из супру­гов ста­но­вит­ся веру­ю­щим, неред­ко он слиш­ком рез­ко меня­ет свою жизнь и начи­на­ет всех в доме дони­мать, забы­вая, что сам-то к этой жиз­ни мно­го лет шел. Поэто­му нуж­но и близ­ким дать какое-то вре­мя, что­бы они про­шли этот путь. Мы не долж­ны застав­лять, учить, мы долж­ны сами жить этой чистой жиз­нью, что­бы близ­кие убе­ди­лись: с верой я ста­нов­люсь луч­ше – доб­рее, тер­пе­ли­вее, тру­до­лю­би­вее. Заста­вить верить и любить невоз­мож­но. А видя нашу жизнь, и близ­кие поже­ла­ют нам под­ра­жать. Вот это — един­ствен­ный путь обра­ще­ния семьи к вере. И, конеч­но, нуж­но молить­ся, что­бы Гос­подь при­вел близ­ких наших к вере. Все с любо­вью долж­но быть, с ува­же­ни­ем, с соблю­де­ни­ем сво­бо­ды каж­до­го в семье.

- Что делать, если один из супру­гов не прав и не наме­рен при­знать это­го, а наста­и­ва­ет, что­бы было так, как он хочет?

– Муд­рый усту­па­ет. Мож­но усту­пить на вре­мя, что­бы пога­сить кон­фликт. Как гово­рит­ся, утро вече­ра муд­ре­нее. Зло рас­сы­па­ет­ся от вре­ме­ни, а доб­ро тер­пит, пото­му что оно на веч­но­сти основано.

- Часто боят­ся, что дру­гой уступ­чи­вость при­мет за слабость.

– Усту­пать надо бла­го­род­но. Когда взрос­лый усту­па­ет ребен­ку – это ведь не вос­при­ни­ма­ет­ся как сла­бость. Надо пони­мать что мож­но усту­пить не по сла­бо­сти, а по мудрости.

- Как ужить­ся с раз­дра­жа­ю­щи­ми недо­стат­ка­ми супруга?

– Нуж­но с собой ужить­ся, со сво­и­ми недо­стат­ка­ми бороть­ся. Раз чьи-то недо­стат­ки меня раз­дра­жа­ют, зна­чит меня надо лечить. Раз­дра­жи­тель­ность, невы­дер­жан­ность – это мой грех. Я дол­жен в этом каять­ся, цер­ков­ные таин­ства на помощь при­зы­вать. Если вни­ма­тель­но после­дить за сво­им внут­рен­ним состо­я­ни­ем, то эти же недо­стат­ки, кото­рые так раз­дра­жа­ют в дру­гих, обна­ру­жишь и в себе.

- Мож­но обоб­щен­но ска­зать, от чего все про­бле­мы в семье?

– Из-за отсут­ствия сми­ре­ния, все про­бле­мы. Мы все не хотим сми­рять­ся: мужья — перед Богом, жены – перед мужья­ми, дети ‑перед роди­те­ля­ми. Как толь­ко каж­дый вста­нет на свое место, все про­бле­мы в семье нач­нут исчезать.

Ска­зы­ва­ет­ся еще и стрем­ле­ние срав­нить свою семей­ную жизнь с жиз­нью дру­гих семей, когда воз­ни­ка­ет зависть. С одной сто­ро­ны, мы пони­ма­ем, что Бог дал нам инди­ви­ду­аль­ность, непо­вто­ри­мость, что мы друг на дру­га не похо­жи и семьи наши не похо­жи, но поче­му-то мы хотим жить, как все. А жить, как все, невоз­мож­но, пото­му что мы все раз­ные. Бог кому-то дал боль­ше бла­го­по­лу­чия, кому-то мень­ше, и нуж­но сми­рять­ся с эти­ми обсто­я­тель­ства­ми, учить­ся радо­вать­ся тому, что есть. Если чело­век бла­го­да­рит и раду­ет­ся тому, что у него есть, он все­гда богат. Я видел людей, у кото­рых огром­ный мате­ри­аль­ный доста­ток, с пси­хо­ло­ги­ей нищих. Они все вре­мя пла­чут, им все вре­мя не хва­та­ет. А есть такие, что могут отдать послед­нее, как еван­гель­ская вдо­ва, поло­жив­шая две леп­ты, и при этом достой­но живут. За все бла­го­да­рить – это путь к богат­ству, пото­му что богат­ство – это уме­ние согла­шать­ся с обсто­я­тель­ства­ми сво­ей жиз­ни и уме­ние жить по сред­ствам. Мы ино­гда зави­ду­ем и даже не подо­зре­ва­ем, что как толь­ко семья ста­но­вит­ся бла­го­по­луч­ной, она чаще все­го рас­па­да­ет­ся. Жили в бед­но­сти – в мире, в люб­ви, вдруг все изме­ни­лось, муж уже стес­ня­ет­ся жену, меня­ет ее, меня­ет семью. Мало людей, кото­рые могут достой­но прой­ти испы­та­ние вла­стью, деньгами.

Поэто­му Гос­подь тому, кто может, – дает. А когда люди сами ста­ра­ют­ся взять жела­е­мое, это часто обо­ра­чи­ва­ет­ся им во вред.

Не раздражайтесь

Когда я боле­ла, то огор­ча­лась на детей, что они мне не помо­га­ют. При­ез­жаю к отцу и спра­ши­ваю: как быть?

- Когда уста­нешь, то пере­кре­стись и ска­жи: «Делаю ради Хри­ста», – и Хри­стос тебе поможет.

Так я и ста­ла посту­пать. Исчез­ли мои оби­ды, и уста­ло­сти не ста­ло. Как толь­ко, почув­ствую, что раз­дра­жа­юсь, про­шу перед кар­точ­кой отца:

- Отец, помо­ги­те, опять раз­дра­жа­юсь. При­ез­жаю к нему, он говорит:

- Вот ты все пишешь мне: «Раз­дра­жа­юсь, помо­ги­те» (а я и не писа­ла). – В руке у отца ико­ноч­ка Божи­ей Мате­ри «Неопа­ли­мая Купи­на», он дает ее мне и гово­рит: «Она помо­га­ет не толь­ко от пожа­ра дома, но и от пожа­ра души. Молись Ей».

Нача­ла я молить­ся Божи­ей Мате­ри перед этой ико­ной. Мне сде­ла­лось лег­ко, я пере­ста­ла раздражаться.

Поссо­ри­лись мы с доче­рью. А в это вре­мя у отца была одна из наших чад. Отправ­ляя ее домой, он пере­дал для нас духи «Роза» и говорит:

- Там у Н. с Г. вспыш­ка. Ух какая! – И рука­ми пока­зал, как. – Пусть они поду­шат­ся эти­ми духа­ми, а Г. ска­жи, что­бы она так боль­ше не поступала.

После вто­рой вспыш­ки отец при­сы­ла­ет нам розо­вое мас­ло. Я серьез­но обра­ти­ла вни­ма­ние на свою вспыль­чи­вость и ста­ла сдер­жи­вать­ся, даже сер­ди­то­го вида не пока­зы­ва­ла доче­ри, вспо­ми­ная батюш­ки­ны сло­ва: «Сми­ряй­ся перед детьми, ведь ты гос­под­ству­ешь над ними».

Отец мне ска­зал, что­бы я чита­ла ака­фист Божи­ей Мате­ри, а какой – не ска­зал. По жре­бию я ста­ла читать ака­фист Ахтыр­ской Божи­ей Мате­ри, ико­ноч­ку кото­рой полу­чи­ла от него как пер­вое благословение.

И дочь моя ста­ла изме­нять­ся. Через неко­то­рое вре­мя она мне призналась:

- Если бы ты, мама, посту­па­ла со мной гру­бо, ты поте­ря­ла бы меня навсегда.

Видя, как стра­да­ют от гре­ха раз­дра­жи­тель­но­сти, гне­ва, отец гово­рил: «У неко­то­рых быва­ет такой гнев, такая раз­дра­жи­тель­ность, как на море вол­ны бьют, под­ни­ма­ют­ся, шумят. Но если нас руга­ют, это не так страш­но, лишь бы мы так не посту­па­ли, не гне­ва­лись сами. Пред­ставь­те, как тяже­ло быва­ет раз­гне­ван­но­му чело­ве­ку, ведь у него ад в душе. Его надо: пожа­леть, помо­лить­ся за него».

Мы жили с мужем вдво­ем, но мира и тиши­ны в доме не было. Я мужу не усту­па­ла, а он, в свою оче­редь, дока­зы­вал свою право­ту, и так дол­го продолжалось.

Нако­нец мне все это надо­е­ло, и я реши­ла вести себя по-дру­го­му. Муж мне ска­жет обид­ное сло­во, чув­ствую, что начи­наю раз­дра­жать­ся, — беру Псал­тирь и начи­наю читать. Муж немно­го пошу­мит, потом замол­чит. И так мало-пома­лу у нас в доме водво­ри­лись тиши­на и спокойствие.

При­шла я в храм, мимо про­хо­дит отец, оста­но­вил­ся око­ло меня и гово­рит: «Вот дав­но бы так!».

Отец Сав­ва сове­то­вал: «Если име­е­те к кому-нибудь непри­язнь, ста­рай­тесь пере­ло­мить, побе­дить себя. Моли­тесь так: «Спа­си, Гос­по­ди, раба Тво­е­го (имя), и свя­ты­ми его молит­ва­ми поми­луй меня, греш­но­го, и уми­ри серд­це мое». При­ну­ди­те себя ока­зы­вать нелю­би­мо­му чело­ве­ку зна­ки вни­ма­ния, ста­рай­тесь услу­жить ему. И Гос­подь, видя ваше доб­рое наме­ре­ние, вырвет из серд­ца непри­язнь и напол­нит его свя­тою любо­вью. Напрас­ны молит­вы и подви­ги чело­ве­ка, если он пита­ет в серд­це зло­бу на ближ­не­го сво­е­го. Гос­подь не отпус­ка­ет таким гре­хов на испо­ве­ди». И еще гово­рил: «Когда чув­ству­е­те, что гнев овла­дел вами, ска­жи­те про себя: «Гос­по­ди, поми­луй», – а потом пять раз, вдох­ни­те: «Гос­по­ди», – выдох­ни­те: «поми­луй». И гнев прой­дет, насту­пят мир и тишина.

Из кни­ги «Жиз­не­опи­са­ние стар­ца схи­и­гу­ме­на Сав­вы. С любо­вью о Гос­по­де, ваш Д.О.С.», М., 1998.

- Если семей­ные отно­ше­ния дол­гое вре­мя стро­и­лись непра­виль­но, но кто-то из супру­гов или оба про­зре­ли, уви­де­ли, что все в семье постав­ле­но с ног на голо­ву, как изме­нить при­выч­ный, сло­жив­ший­ся уже образ жиз­ни? С чего начать?

– Молить­ся нуж­но. А Гос­подь рас­по­ря­дит­ся. Когда начи­на­ешь сми­рять­ся перед про­мыс­ли­тель­ной волей Бога, Кото­рый ино­гда и попус­ка­ет испы­та­ния для того, что­бы спа­сти душу чело­ве­ка, – вот это и есть нача­ло спасения.

О бесплодном браке

Совет священника

О бес­плод­ном бра­ке. Рож­де­ние детей есть момент таин­ствен­ных отно­ше­ний чело­ве­ка с Богом, момент смиренный.

- Как пони­мать сло­ва, что жен­щи­на спа­са­ет­ся чадородием?

– Жен­щи­на спа­са­ет­ся не про­сто чадо­ро­ди­ем, а чадо­лю­би­ем, жерт­вен­ной любо­вью, когда она не сво­е­го ищет в люб­ви, а рас­тит чадо для Бога, с Богом и в Боге. Чадо­лю­бие все­гда начи­на­ет­ся с Бого­лю­бия. Поэто­му не надо пони­мать эти апо­столь­ские сла­ва толь­ко как спа­се­ние коли­че­ством рож­ден­ных детей. Мож­но ведь иметь мно­го детей, но не забо­тить­ся о них.

Пра­во­слав­ная семья спа­са­ет­ся через чадо­ро­дие, так как чем боль­ше детей, тем боль­ше воз­мож­но­сти про­явить любовь и заботу.

- Поче­му не во всех семьях есть дети? И часто нет имен­но в тех семьях, где бы их хоте­ли иметь и мог­ли бы хоро­шо воспитать?

– Ино­гда супру­ги сами не хотят иметь детей, а ино­гда Бог их не дает. Неже­ла­ние иметь детей – это иска­же­ние смыс­ла супру­же­ства, кото­рый заклю­чен в чадо­ро­дии. Семья обра­зу­ет­ся для того, что­бы появи­лась на свет новая жизнь. А поче­му Гос­подь не дает детей? Может быть, преды­ду­щая жизнь была не очень бла­го­че­сти­вой или, слу­ча­ет­ся, что Гос­подь давал детей, а роди­те­ли в своё вре­мя сами отказались.

Из Свя­щен­но­го Писа­ния мы зна­ем при­ме­ры бес­плод­ных супру­же­ских сою­зов. Без­дет­ность вос­при­ни­ма­лась в преж­ние вре­ме­на как нака­за­ние Божие за гре­хи роди­те­лей, и роди­те­ли очень пере­жи­ва­ли и моли­лись всю жизнь о даро­ва­нии детей. Иоаким и Анна, Ели­за­ве­та и Заха­рия… И мы видим, что в кон­це жиз­ни, когда уже по всем физи­че­ским зако­нам они не мог­ли иметь детей, Гос­подь даро­вал им чадо после того, как они обет взя­ли посвя­тить дитя Богу. Рож­де­ние детей есть момент таин­ствен­ных отно­ше­ний чело­ве­ка с Богом, момент сми­рен­ный. Если Гос­подь дает детей, нуж­но радо­вать­ся, если не дает – нуж­но молить Бога, сми­рять­ся, терпеть.

- Мож­но без­дет­ный брак рас­торг­нуть, счи­тая его безблагодатным?

– Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит, что по этой при­чине бра­ки не рас­тор­га­лись; супру­ги сми­ря­лись, тер­пе­ли, нес­ли свой крест.

- А лечить­ся от бес­пло­дия можно?

– Поче­му же нель­зя? Гос­подь помо­га­ет через людей и обсто­я­тель­ства. Вра­чи – это спе­ци­а­ли­сты, кото­рые могут испол­нить волю Божию по исце­ле­нию людей. Запре­та на обра­ще­ние к вра­чам нет.

Об интимных отношениях

Совет священника

Об интим­ных отно­ше­ни­ях. Сла­до­стра­стие, кото­рое сей­час раз­ви­ва­ет­ся и поощ­ря­ет­ся на осно­ве интим­ной супру­же­ской жиз­ни – это есть гре­хов­ное состо­я­ние, пото­му что Богом были уста­нов­ле­ны такие отно­ше­ния муж­чи­ны и жен­щи­ны, что­бы умно­жать род чело­ве­че­ский, рож­дать детей.

- В апо­столь­ском посла­нии есть такая фра­за: «Брак у всех да будет честен и ложе непо­роч­но…» (Евр. 13:4). Но ведь речь идет о бра­ке, как же ложе будет непорочно?

- Про интим­ную сто­ро­ну бра­ка гово­рить осо­бен­но не при­ня­то, пото­му что глав­ное в бра­ке все же духов­ное еди­не­ние. Вен­чан­ный брак сохра­ня­ет цело­муд­рие, не повре­ждая внут­рен­ний духов­ный мир супру­гов и после их вступ­ле­ния в супру­же­ские отно­ше­ния. В осо­бо бла­го­че­сти­вых семьях муж с женой раз­де­ля­ли ложе толь­ко для того, что­бы зачать новую жизнь, для рож­де­ния детей. Во вре­мя постов дети нико­гда не зачи­на­лись. Когда жена была бере­мен­на, муж не при­ка­сал­ся к ней. И во вре­мя корм­ле­ния тоже. Сла­до­стра­стие, кото­рое сей­час раз­ви­ва­ет­ся и поощ­ря­ет­ся на осно­ве интим­ной супру­же­ской жиз­ни, – это есть гре­хов­ное состо­я­ние, пото­му что Богом были уста­нов­ле­ны такие отно­ше­ний муж­чи­ны и жен­щи­ны, что­бы через них умно­жать род чело­ве­че­ский, рож­дать детей. В бла­го­че­сти­вых семьях муж и жена жили как брат с сест­рой, когда счи­та­ли, что коли­че­ство детей уже доста­точ­но, а под ста­рость лет при­ни­ма­ли мона­ше­ство. Не раз­жи­га­ли стра­сти и ста­ра­лись себя сми­рить, так как все­гда поло­же­но жить смиренно.

Святительское наставление

Увещание к целомудренной супружеской жизни

Пра­вая вера при пороч­ной жиз­ни не при­но­сит ника­кой поль­зы; это пока­зы­ва­ют и Хри­стос, и Павел, кото­рые пре­иму­ще­ствен­но забо­ти­лись о доб­рой жиз­ни. Так, Хри­стос учит: «Не всяк гла­го­ляй Ми, Гос­по­ди, Гос­по­ди, вни­дет в Цар­ствие Небес­ное» (Мф. 7:21). А Павел в сво­ем посла­нии к евре­ям так гово­рит и убеж­да­ет: «Мир имей­те и свя­ты­ню со все­ми, ихже кро­ме ник­то­же узрит Гос­по­да» (Евр. 12:14). Свя­ты­нею он назы­ва­ет цело­муд­рие, по кото­ро­му каж­дый дол­жен доволь­ство­вать­ся сво­ею женою и не падать с дру­гою. Ибо кто не доволь­ству­ет­ся сво­ею женою, тот не может спа­стись, но неиз­беж­но погиб­нет, хотя бы имел тыся­чи доб­ро­де­те­лей. В самом деле, блуд­ни­ку невоз­мож­но вой­ти в Цар­ство Небес­ное; а тут уже не блуд, но гораз­до более – пре­лю­бо­де­я­ние. Как жена, кото­рая свя­за­на с мужем, если будет еще в свя­зи с дру­гим, уже пре­лю­бо­дей­ству­ет, так точ­но и муж, свя­зан­ный с женою, если будет иметь еще дру­гую, пре­лю­бо­дей­ству­ет. А такой не насле­ду­ет Цар­ства Небес­но­го, но будет ввер­жен в геен­ну. Послу­шай, что о таких людях гово­рит Хри­стос: «Червь их не уми­ра­ет и огнь не уга­са­ет» (Мк. 9:44). Под­лин­но, для того нет ника­ко­го изви­не­ния, кто при сво­ей жене бес­чин­ству­ет с дру­гою; ибо это уже невоз­дер­жа­ние. Если мно­гие и от сво­ей жены воз­дер­жи­ва­ют­ся, когда насту­па­ет вре­мя поста или вре­мя молит­вы, то какой огонь соби­ра­ет на себя тот, кто не доволь­ству­ет­ся даже сво­ею женою, но име­ет еще связь с дру­гою? Если отпу­стив­ше­му и отверг­ше­му от себя свою жену не поз­во­ля­ет­ся сопря­гать­ся с дру­гою, ибо это пре­лю­бо­де­я­ние, то какой грех дела­ет тот, кто, имея в сво­ем доме жену, при­во­дит еще дру­гую? Пусть же никто не поз­во­ля­ет оста­вать­ся тако­му неду­гу в сво­ей душе, но пусть вся­кий с кор­нем истор­га­ет его. Пре­лю­бо­дей не столь­ко вре­дит жене, сколь­ко само­му себе. Ибо этот грех столь­ко тяжел и непро­сти­те­лен, что если жена оста­вит мужа, даже идо­ло­по­клон­ни­ка, про­тив его воли, то Бог ее нака­зы­ва­ет; а когда она оста­вит пре­лю­бо­дея – не нака­зы­ва­ет. Видишь ли, какое это зло? Если какая-нибудь вер­ная жена, гово­рит Апо­стол, «имать мужа невер­на, и той бла­го­во­лит жити с нею, да не оста­вит его» (1 Кор. 7:13). Но о блуд­ни­це не то ска­за­но, но что? «Всяк, отпу­ща­яй жену свою, раз­ве сло­ве­се пре­лю­бо­дей­на­го, тво­рит ю пре­лю­бо­дей­ство­ва­ти» (Мф. 5:32). Поэто­му умо­ляю вас, пот­щи­тесь осво­бо­дить­ся от этой болез­ни. Если не послу­ша­е­тесь, то не вхо­ди­те в эти свя­щен­ные пред­две­рия. Овцам, покры­тым язва­ми и зара­жен­ным болез­нию, не сле­ду­ет пастись вме­сте с овца­ми здо­ро­вы­ми; но их долж­но отго­нять от ста­да, пока не осво­бо­дят­ся от сво­ей болез­ни. Мы сде­ла­лись чле­на­ми Хри­сто­вы­ми, не будем же чле­на­ми блуд­ни­цы. Здесь не блу­ди­ли­ще, но цер­ковь; и если ты име­ешь чле­ны блуд­ни­цы, то не стой в церк­ви, что­бы не бес­че­стить это­го места. Если бы даже не было геен­ны, если бы даже не было нака­за­ния – и в этом слу­чае, как ты, после тех дого­во­ров и брач­ных све­тиль­ни­ков, после это­го закон­но­го ложа, после чадо­ро­дия, после тако­го обще­ния, – как ты можешь доз­во­лить себе при­леп­лять­ся к дру­гой? Как не сты­дишь­ся и не крас­не­ешь? Раз­ве не зна­ешь, что мно­гие осуж­да­ют даже и тех, кото­рые вво­дят к себе дру­гую жену по смер­ти сво­ей жены, хотя это дело и не заслу­жи­ва­ет нака­за­ния? А ты еще при жиз­ни сво­ей жены берешь себе другую.

Како­во же здесь невоз­дер­жа­ние! Узнай, что ска­за­но о таких людях: «Червь их не уми­ра­ет и огнь не уга­са­ет» (Мк. 9:14). Устра­шись этой угро­зы. Убой­ся тако­го нака­за­ния. Не так вели­ко здесь удо­воль­ствие, как вели­ко там нака­за­ние. Но дай Бог, что­бы никто не под­верг­ся тому нака­за­нию; дай Бог, что­бы мы, под­ви­за­ясь в свя­то­сти, узре­ли Хри­ста и достиг­ли обе­то­ван­ных благ.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на, архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

- Может ли один из супру­гов отка­зы­вать дру­го­му в интим­ной близости?

– Если и муж, и жена явля­ют­ся бла­го­че­сти­вы­ми, пра­во­слав­ны­ми, веру­ю­щи­ми людь­ми, то таких про­блем и не воз­ни­ка­ет. Они зна­ют, когда такая бли­зость воз­мож­на, а когда нет. Но все же свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст сове­ту­ет: когда в семье один из супру­гов неве­ру­ю­щий, ради хра­не­ния мира, если это может при­ве­сти к раз­ла­ду в семье, усту­пать ему даже во вре­мя поста.

- Если нет гар­мо­нии в интим­ных отно­ше­ни­ях, мож­но ли за помо­щью обра­щать­ся к пси­хо­ло­гам, сек­со­ло­гам, дру­гим спе­ци­а­ли­стам в этой сфере?

– Про­бле­ма гар­мо­нии в интим­ных отно­ше­ни­ях – это тоже порож­де­ние физио­ло­гич­но­сти, когда есть стрем­ле­ние най­ти в них еще что-то, кро­ме дето­рож­де­ния: удо­вле­тво­ре­ние сво­их сла­сто­лю­би­вых, страст­ных наклон­но­стей. Когда чело­век иска­жа­ет эту сто­ро­ну сво­ей жиз­ни, он начи­на­ет испы­ты­вать неудо­вле­тво­ре­ние. В бла­го­че­сти­вых семьях, где живут на осно­ве духов­но­го еди­не­ния и где людей объ­еди­ня­ют не толь­ко интим­ные отно­ше­ния и глав­ным обра­зом не они, подоб­ных про­блем не возникает.

Об абортах

Совет священника

Об абор­тах. Аборт явля­ет­ся одним из страш­ных гре­хов, пото­му что это убий­ство соб­ствен­но­го чада во чре­ве, а убий­ца теря­ет спо­соб­ность вос­пи­ты­вать, в чисто­те хра­нить ум свой, волю, сердце.

- Поче­му аборт счи­та­ет­ся гре­хом? Раз­ве луч­ше родить ребен­ка и не суметь его нор­маль­но вос­пи­тать, пото­му что нет квар­ти­ры, мало денег, нуж­но делать карьеру?

– Аборт явля­ет­ся одним из страш­ных гре­хов, пото­му что это убий­ство соб­ствен­но­го чада во чре­ве. Это зло­дей­ское пре­ступ­ле­ние, и от него нуж­но удер­жи­вать­ся. Рас­ска­зы­ва­ют такую исто­рию. К стар­цу при­шла соблаз­нен­ная деви­ца, кото­рая долж­на была родить, но боя­лась роди­те­лей и хоте­ла изба­вить­ся от ребен­ка. Ста­рец пытал­ся уве­ще­вать ее, но видел, что сло­ва не дохо­дят. Тогда он как буд­то бы согла­сил­ся: «Хочешь убить ребе­ноч­ка сво­е­го – уби­вай. Но преж­де роди его, а потом возь­ми на руки да и брось в реку». Она послу­ша­лась. А когда роди­ла и взя­ла свое чадо на руки, то вдруг почув­ство­ва­ла, что теперь с ним ни за что не рас­ста­нет­ся, не погу­бит свою кро­ви­ноч­ку. Про­бу­ди­лось в ней мате­рин­ское чув­ство. И поня­ла она, что невоз­мож­но совер­шить такое преступление.

Когда ребе­нок уже рож­ден – оче­вид­но, что совер­ша­ет­ся убий­ство, но ведь то же самое про­ис­хо­дит, когда он еще нахо­дит­ся во чре­ве мате­ри. Вам же не при­хо­дит в голо­ву из-за тес­но­ты в квар­ти­ре или нехват­ки денег решить эти про­бле­мы с помо­щью убий­ства кого-то из чле­нов семьи?

- Если рож­де­ние ребен­ка гро­зит смер­тью мате­ри, неуже­ли и в этом слу­чае аборт будет счи­тать­ся грехом?

– Ради сво­е­го уже рож­ден­но­го ребен­ка мать, как пра­ви­ло, гото­ва на все, если его жиз­ни угро­жа­ет опас­ность. Но когда дитя еще во чре­ве, оно ведь тоже твое, твоя часть, твоя кро­ви­ноч­ка. Поэто­му аборт и в этом слу­чае, и все­гда – грех.

- Гово­рят, что сде­лан­ный аборт может повли­ять на жизнь дру­гих детей в семье. Но каким же обра­зом это может быть?

– Извест­но, что аборт под­ры­ва­ет здо­ро­вье мате­ри. В духов­ном же плане – в семье совер­ша­ет­ся грех убий­ства, а грех – это не толь­ко посту­пок, это еще и иска­же­ние всей духов­ной при­ро­ды чело­ве­ка, когда теря­ет­ся спо­соб­ность в чисто­те хра­нить свой ум, волю, серд­це. Исце­ле­ние про­ис­хо­дит через пока­я­ние, но не все­гда так ско­ро, как нам бы хотелось.

- Одна жен­щи­на жало­ва­лась, что ребе­нок у нее был послуш­ный, тихий, лас­ко­вый, но когда она сде­ла­ла аборт, с ним что-то про­изо­шло, как буд­то бы без вселился.

– Семья – это живой орга­низм, и все несут ответ­ствен­ность за соде­ян­ное любым ее чле­ном. Мне зна­ко­ма семья, в кото­рой сыно­чек очень любит отца и не при­зна­ет мать. Отец гово­рит: «Я знаю, поче­му так про­ис­хо­дит, – пото­му что я ему жизнь спас». Мама наста­и­ва­ла на абор­те, а папа про­ти­вил­ся и отсто­ял ребен­ка. Сын не может на уровне созна­ния оце­нить это собы­тие, но от рож­де­ния к маме не тянет­ся, а от отца не отхо­дит. Семья – еди­ный духов­ный орга­низм, повре­жде­ние во вре­мя гре­хо­па­де­ния духов­ной осно­вы одно­го чле­на семьи обя­за­тель­но ска­жет­ся и на жиз­ни дру­гих ее чле­нов. А дети вос­при­им­чи­вее взрос­лых, и в них более откры­то про­яв­ля­ют­ся эти изменения.

- Абор­ты делать нель­зя, пото­му что это дето­убий­ство. Но поче­му же нель­зя поль­зо­вать­ся кон­тра­цеп­ти­ва­ми, сте­ри­ли­зо­вать­ся? Каза­лось бы, это как раз сред­ства, что­бы не при­бе­гать к абортам?

– Опять попыт­ка пере­ве­сти отно­ше­ния, веду­щие к чадо­ро­дию, к отно­ше­ни­ям дру­гим, пита­ю­щим сла­сто­лю­би­вые наклон­но­сти людей. В Гре­ции, напри­мер, за исполь­зо­ва­ние кон­тра­цеп­ти­вов на три года отлу­ча­ют от Церк­ви. Так что самая луч­шая защи­та от слу­чай­ной бере­мен­но­сти – это воздержание.

- Если извест­но, что родит­ся боль­ной ребе­нок, надо ли его рожать?

– Все в Божи­ей руке, поэто­му долж­но быть сми­ре­ние перед Его волей. Если родит­ся боль­ной – то како­го Бог дал, тако­го дал. Слу­чай­но боль­ной ребе­нок не рож­да­ет­ся, не быва­ет тако­го. Это крест, необ­хо­ди­мый для спа­се­ния душ роди­те­лей, пото­му что через детей роди­те­ли и спа­са­ют­ся. И имен­но через боль­ных детей, совер­шая хри­сти­ан­ский подвиг, роди­те­ли могут достичь боль­ших духов­ных высот.

Быва­ют так­же слу­чаи, когда вра­чи оши­ба­ют­ся в сво­их про­гно­зах. Луч­ше все­го пола­гать­ся на Божью волю и все при­ни­мать из руки Божией.

О Крещении

Совет священника

О Кре­ще­нии. Кре­ще­ный – это исце­лен­ный чело­век. Его при­ро­да исце­ля­ет­ся, духов­ное нача­ло обре­та­ет сво­бо­ду, и зада­ча роди­те­лей и само­го ребен­ка, когда он в ум вой­дет, — сохра­нять эту иерар­хи­че­скую, вос­ста­нов­лен­ную при­ро­ду, что­бы на пер­вом месте все­гда было духов­ное начало.

- В чем сила свя­то­го Крещения?

– Соглас­но пра­во­слав­но­му уче­нию чело­век рож­да­ет­ся с печа­тью пер­во­род­но­го гре­ха. Как же, гово­рят, ребе­нок может быть гре­шен? Это же ангель­ское суще­ство? Свя­тые отцы гово­рят: мы долж­ны кре­стить ребен­ка не пото­му, что он гре­шен, а пото­му, что смер­тен. А смерт­ность чело­ве­ка – это уже есть след­ствие пер­во­род­но­го гре­ха. Кре­ще­ние дару­ет чело­ве­ку бес­смер­тие, веч­ное бытие. Это рож­де­ние чело­ве­ка для веч­ной жиз­ни. То есть кре­ще­ние вос­ста­нав­ли­ва­ет орга­ни­че­скую иерар­хич­ность в чело­ве­ке, дела­ет его суще­ством духов­ным, выво­дит духов­ное нача­ло из-под вла­сти плот­ско­го. У чело­ве­ка некре­ще­но­го плот­ское нача­ло побеж­да­ет духов­ное, он скло­нен ко гре­ху от при­ро­ды сво­ей. И пре­одо­леть эту склон­ность сво­и­ми сила­ми он не может. А кре­ще­ный – это исце­лен­ный чело­век. Его при­ро­да исце­ля­ет­ся, духов­ное нача­ло обре­та­ет сво­бо­ду, и зада­ча роди­те­лей и само­го ребен­ка, когда он вой­дет в разум, — сохра­нять эту иерар­хи­че­скую, вос­ста­нов­лен­ную при­ро­ду, что­бы на пер­вом месте все­гда было духов­ное нача­ло. При­ро­да хра­нит­ся при помо­щи бла­го­да­ти Божи­ей, то есть сво­и­ми сила­ми чело­век это сде­лать не может, а кре­ще­ние дает вос­ста­нов­ле­ние при­ро­ды, закла­ды­ва­ет бла­го­дат­ные осно­вы жиз­ни. Важ­но сохра­нить полу­чен­ную при кре­ще­нии бла­го­дать вос­пи­та­ни­ем, умно­жить ее.

Это­му помо­га­ет цер­ков­ная жизнь. Ребе­ноч­ка сле­ду­ет чаще при­ча­щать, поить свя­той водич­кой, носить в храм, осе­нять крест­ным зна­ме­ни­ем, надеть на него кре­стик и не сни­мать, читать молит­вы в его при­сут­ствии. Надо сде­лать так, что­бы чистое, свя­тое, Боже­ствен­ное было для ребен­ка род­ным и близ­ким с колы­бе­ли. А самое глав­ное – долж­но быть бла­го­че­стие роди­те­лей, их стрем­ле­ние посто­ян­но жить цер­ков­ной жизнью.

- Как выбрать крест­ных для ребен­ка? Нали­чие крест­ных ~ это про­стая фор­маль­ность или они тоже выпол­ня­ют свою роль в вос­пи­та­нии ребенка?

– Крест­ный – это чело­век, кото­рый дает за ребен­ка обе­ты, обе­ща­ния и клят­вы, пото­му что малыш сам их ска­зать еще не может. То есть, согла­сив­шись быть крест­ным, чело­век берет на себя ответ­ствен­ность за судь­бу дове­рен­но­го ему ребен­ка. А раз берет ответ­ствен­ность, зна­чит, он дол­жен при­ло­жить уси­лия, что­бы ребе­нок, когда он при­дет в силу разу­ма, сам испо­ве­до­вал себя хри­сти­а­ни­ном. Сле­до­ва­тель­но, крест­ный дол­жен быть пра­во­слав­ным, веру­ю­щим, бла­го­че­сти­вым чело­ве­ком, уме­ю­щим жить по зако­нам цер­ков­ным. Он будет помо­гать сво­им под­опеч­ным крест­ни­кам тоже жить по этим зако­нам, будет молить­ся за них. То есть, это не фор­маль­ный акт – быть крест­ным. И роди­те­ли долж­ны осо­знан­но выби­рать крест­но­го, что­бы он был спо­со­бен ока­зать молит­вен­ную, духов­ную помощь в воз­рас­та­нии ребенка.

- Какое имя наречь мла­ден­цу? Име­ет ли выбран­ное имя вли­я­ние на его судьбу?

– Соглас­но цер­ков­ным пра­ви­лам, имя ребен­ку наре­ка­ет­ся в вось­мой день и дает­ся в честь свя­то­го, память кото­ро­го почи­та­ет­ся в один из этих вось­ми дней. Если счи­тать, что в мире все слу­чай­но, то мож­но давать любое имя; а при­зна­вая Божию волю, пони­ма­ешь, что Гос­подь дару­ет тебе ребен­ка имен­но в то вре­мя, когда про­слав­ля­ют­ся эти свя­тые. Надо знать зна­че­ние сво­е­го име­ни и ста­рать­ся свою жизнь при­ве­сти в соот­вет­ствие с зало­жен­ным в нем смыслом.

День памя­ти свя­то­го, в честь кото­ро­го чело­век назван, назы­ва­ет­ся Днем Анге­ла. При­ня­то в этот день при­ча­щать­ся, зака­зы­вать моле­бен сво­е­му небес­но­му покро­ви­те­лю, про­во­дить этот день в хра­ме. Для каж­до­го чело­ве­ка День Анге­ла – это самый важ­ный день, пото­му что это дата его рож­де­ния для духов­ной жиз­ни. Ребен­ка нарек­ли – зна­чит дали ему покро­ви­те­ля. Этот свя­той будет встре­чать душу чело­ве­ка, когда он кон­чит дни зем­ной жиз­ни и ста­нет про­хо­дить мытарства.

Об авторитете старших

Совет священника

Об авто­ри­те­те стар­ших. Каж­дое после­ду­ю­щее поко­ле­ние, к сожа­ле­нию, все­гда пло­хо исполь­зу­ет опыт преды­ду­ще­го, в Свя­щен­ном Писа­нии ведь ска­за­но, что про­рок не име­ет сла­вы в сво­ем Отечестве.

- Про­бле­ма отцов и детей суще­ству­ет на самом деле или она надумана?

– Она суще­ству­ет пото­му, что не пре­кра­ща­ют­ся неви­ди­мая брань и бесов­ское стрем­ле­ние совра­тить чело­ве­ка на нару­ше­ние запо­ве­дей. Грех — это откло­не­ние от тех пра­вил жиз­ни, тех зако­нов, кото­рые уста­но­вил Бог. Гос­подь дал запо­ведь: «чти отца сво­е­го и мать», а лука­вый хочет чело­ве­ка от этой запо­ве­ди отвра­тить. И так как ребе­нок, юно­ша – еще духов­но неустой­чи­вые, то ино­гда под­да­ют­ся этим соблаз­нам. К тому же в шко­ле, в сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции ребен­ку под­ска­зы­ва­ют: ты – чело­век само­сто­я­тель­ный, чело­век дру­го­го поко­ле­ния, у тебя дру­гие мыс­ли, дру­гие иде­а­лы, не обя­за­тель­но слу­шать­ся роди­те­лей. Это анти­хри­сти­ан­ское отно­ше­ние к стар­шим очень опас­но, пото­му что если моло­дой чело­век не почи­та­ет сво­их роди­те­лей, то, став взрос­лым, он не будет почи­тать свое началь­ство, для него не будет ника­ких авто­ри­те­тов. Такая лич­ность, не зна­ю­щая сво­е­го места в иерар­хии семей­ной, в иерар­хии госу­дар­ства, в иерар­хии соци­аль­ной, пред­став­ля­ет опас­ность для обще­ства, пото­му что это чело­век, пло­хо управ­ля­е­мый и внут­ренне, и внешне. Отно­ше­ния, Богом уста­нов­лен­ные, долж­ны под­дер­жи­вать­ся, и осо­бен­но отно­ше­ния меж­ду роди­те­ля­ми и детьми все­гда нуж­но хра­нить, пото­му что через роди­те­лей Гос­подь волю Свою на детей изливает.

Святительское наставление

О почтении к родителям

Власть роди­те­лей над детьми име­ет свое нача­ло от самой при­ро­ды. Такая честь им есть награ­да за болез­ни рож­де­ния. Поэто­му и Пре­муд­рый гово­рит: «Яко вла­ды­кам послу­жи родив­шим тебя» (Сир. 3:7); затем при­во­дит и при­чи­ну: «Что има воз­да­си, яко же они тебе?» (Сир. 7:30). Меж­ду тем что же есть такое, чего бы сын не мог воз­дать отцу? Зна­чит, смысл слов такой: ты не можешь родить их, как они роди­ли тебя. Итак, если мы в этом усту­па­ем роди­те­лям, то воз­вы­сим­ся дру­гим – ува­же­ни­ем к ним, не толь­ко по зако­ну при­ро­ды, но, пре­иму­ще­ствен­но перед при­ро­дою, по стра­ху Божию. Бог силь­но жела­ет, что­бы роди­те­ли были почи­та­е­мы детьми; и дела­ю­щих это награж­да­ет вели­ки­ми бла­га­ми и дара­ми, а пре­сту­па­ю­щих этот закон нака­зы­ва­ет вели­ки­ми и тяж­ки­ми несча­стья­ми. «Иже зло­сло­вит, – ска­за­но, – отца или матерь, смер­тью да умрет» (Исх. 21:16). А почи­та­ю­щим их вот что Бог гово­рит: «Чти отца тво­е­го и матерь твою, да бла­го ти будет, и да дол­го­ле­тен буде­ши на зем­ли» (Исх. 20:12). Что счи­та­ет­ся вели­чай­шим бла­гом – счаст­ли­вая ста­рость и дол­гая жизнь, – то Бог назна­чил в награ­ду почи­та­ю­щим роди­те­лей; а что кажет­ся край­ним несча­стьем – ран­няя смерть, то Он назна­чил в нака­за­ние оскорб­ля­ю­щим их. Таким обра­зом одних Он при­вле­ка­ет к ува­же­нию роди­те­лей обе­ща­ни­ем чести, а дру­гих и про­тив воли отво­дит от оскорб­ле­ния стра­хом наказания.

Грехи ближних должно прикрывать, а не разглашать

Если открыв­ший чув­ствен­ную наго­ту отца сво­е­го Хам под­верг себя про­кля­тию и, лишив­шись оди­на­ко­вой с бра­тья­ми чести, осуж­ден слу­жить им, если не он сам, так все потом­ки его, то чему под­верг­нут­ся те, кото­рые обна­ру­жи­ва­ют гре­хи бра­тьев и не толь­ко не при­кры­ва­ют их, но ста­ра­ют­ся еще сде­лать более извест­ны­ми и чрез это раз­мно­жа­ют гре­хи? Пото­му что, когда ты обна­ру­жи­ва­ешь грех бра­та, то не толь­ко его сде­ла­ешь, может быть, более бес­стыд­ным и нерас­по­ло­жен­ным к воз­вра­ще­нию на путь доб­ро­де­те­ли, но и тех, кто будет слу­шать тебя, более уко­ре­нишь в бес­печ­но­сти и рас­по­ло­жишь к упор­ству во зле; мало это­го, ты подашь повод и к хуле на Бога. А какое нака­за­ние ожи­да­ет пода­ю­щих повод к это­му гре­ху, вся­ко­му извест­но. Будем же избе­гать бес­стыд­ства Хамо­ва, а ста­нем под­ра­жать цело­муд­рию скром­ных сыно­вей Ноя, кото­рое они обна­ру­жи­ли по отно­ше­нию к наго­те отца, и таким обра­зом при­кры­вать гре­хи бра­тьев не для того, что­бы рас­по­ла­гать их к нера­де­нию, но что­бы, напро­тив, этим силь­нее побу­дить их к ско­рей­ше­му осво­бож­де­нию от зара­зы гре­хов­ной и воз­вра­ще­нию на путь доб­ро­де­те­ли. Ибо для чело­ве­ка вни­ма­тель­но­го неиме­ние сви­де­те­лей гре­хов его облег­ча­ет исправ­ле­ние; напро­тив, когда душа теря­ет стыд и уви­дит, что ее пре­ступ­ле­ния извест­ны всем, то не ско­ро решит­ся испра­вить­ся, но, как бы упав в глу­бо­кое озе­ро и увле­ка­ясь мно­же­ством волн все ниже и ниже, будет уже не в состо­я­нии всплыть наверх, впа­да­ет нако­нец в отча­я­ние и теря­ет надеж­ду на исправ­ле­ние. Посе­му, про­шу, не будем ни сами откры­вать пре­гре­ше­ний наших бра­тьев, ни, когда узна­ем об них от дру­гих, домо­гать­ся уви­деть наго­ту их, но, подоб­но доб­рым сыно­вьям Ноя, при­кро­ем ее и поста­ра­ем­ся испра­вить пад­шую душу уве­ща­ни­я­ми и сове­та­ми, напо­ми­ная ей о вели­чии чело­ве­ко­лю­бия Божия, о бес­пре­дель­ной бла­го­сти и без­мер­ном мило­сер­дии Его, дабы нам удо­сто­ить­ся боль­ших, неже­ли сыно­вья Ноя, бла­го­сло­ве­ний от Бога вся­че­ских, «иже всем чело­ве­ком хощет спа­сти­ся и в разум исти­ны при­и­ти» (1Тим. 2:4), и не хочет «смер­ти греш­ни­ка, но еже обра­ти­ти­ся и живу быти ему» (Иезек. 18:23).

О взаимной любви

Бог от нача­ла при­ни­мал мно­же­ство мер, что­бы наса­дить в нас любовь; Он даро­вал всем нам одну гла­ву — Ада­ма. Для чего все мы не про­ис­хо­дим из зем­ли? Для чего не про­ис­хо­дим совер­шен­ны­ми воз­рас­том, как он? Для того, что­бы рож­де­ние, вос­пи­та­ние и про­ис­хож­де­ние друг от дру­га при­вя­зы­ва­ли нас друг к дру­гу. Пото­му Он не сотво­рил и жены из зем­ли. Так как един­ства при­ро­ды было бы недо­ста­точ­но для побуж­де­ния нас к еди­но­ду­шию, если бы мы не име­ли одно­го пра­ро­ди­те­ля, то Он сде­лал и это. Если мы ныне, раз­де­ля­ясь одни­ми толь­ко места­ми, чуж­да­ем­ся друг дру­га, то тем более было бы так, если бы род наш имел два нача­ла. Посе­му Он и соеди­нил как бы одною гла­вою все тело чело­ве­че­ско­го рода. И так как в нача­ле, по-види­мо­му, было два лица, то смот­ри, как Он опять соеди­нил их и сово­ку­пил в одно посред­ством бра­ка: «Сего ради, – ска­зал Бог, — оста­вит чело­век отца сво­е­го и матерь, и при­ле­пит­ся к жене сво­ей: и буде­та два в плоть еди­ну» (Быт. 2 24). Не ска­зал: жена, но: чело­век, пото­му что в нем при­вя­зан­ность быва­ет силь­нее; а силь­ней­шею сде­лал ее для того, что­бы силою этой люб­ви пре­вос­ход­ней­шее суще­ство пре­кло­нить и при­вя­зать к сла­бей­ше­му. Так как над­ле­жа­ло уста­но­вить и брак, то Он сде­лал жене мужем того, от кого она про­изо­шла. Для Бога все ниже люб­ви. Ибо если и при этом пер­вый чело­век ско­ро впал в такое безу­мие и диа­вол посе­ял такую враж­ду и зависть, то чего не сде­ла­лось бы, если бы они про­ис­хо­ди ли не от одно­го кор­ня? Далее, устрояя, что­бы один пови­но­вал­ся, а дру­гой пове­ле­вал, ибо равен­ство чести часто про­из­во­дит враж­ду, Он учре­дил не народ­ное прав­ле­ние, но цар­ское и, подоб­но как в вой­ске, такой же поря­док мож­но видеть в каж­дом доме. Муж зани­ма­ет место царя; жена — место пра­ви­те­ля и вое­на­чаль­ни­ка; дети полу­чи­ли власть тре­тьей сте­пе­ни; затем власть чет­вер­той сте­пе­ни при­над­ле­жит рабам; ибо и они име­ют власть над низ­ши­ми, и часто кото­рый-нибудь один быва­ет постав­лен над все­ми, заме­няя гос­по­ди­на, будучи, впро­чем, сам рабом; потом и меж­ду ними опять есть дру­гие сте­пе­ни вла­сти, ина­че у жен, иная у детей, и у самих детей так­же раз­лич­ные, сооб­раз­но с воз­рас­том и полом; ибо и у детей жен­ский пол име­ет власть не оди­на­ко­вую с муж­ским. Вез­де Бог устро­ил сте­пе­ни и раз­но­об­ра­зие вла­сти, дабы все пре­бы­ва­ло в еди­но­ду­шии и вели­ком согла­сии. Посе­му и преж­де раз­мно­же­ния рода наше­го, когда были толь­ко два пер­вых чело­ве­ка, Он пове­лел одно­му началь­ство­вать, а дру­гой под­чи­нять­ся. Дабы пер­вый не стал пре­зи­рать и не отверг послед­ней, как низ­шей, смот­ри, как Бог почтил и соеди­нил ее с ним еще преж­де сотво­ре­ния: «Сотво­рим ему помощ­ни­ка» (Быт. 2:18), – ска­зал Он, выра­жая, что она сотво­ре­на для его поль­зы и таким обра­зом соеди­няя его с тою, кото­рая для него сотво­ре­на; ибо мы быва­ем осо­бен­но рас­по­ло­же­ны к тому, что сде­ла­но для нас. Дабы опять не ста­ла пре­воз­но­сить­ся она, как назна­чен­ная в помощь ему, и не рас­торг­ла этих уз, Бог сотво­рил ее из реб­ра его, вну­шая, что она есть часть цело­го тела. А дабы и муж не стал пре­воз­но­сить­ся этим, даль­ней­шее Он не предо­ста­вил ему одно­му, как при­над­ле­жа­ло ему одно­му преды­ду­щее, но сде­лал про­тив­ное тому, устро­ив дето­рож­де­ние, в кото­ром хотя отдал пред­по­чте­ние мужу, одна­ко не все предо­ста­вил ему.

Видишь ли, сколь­ко Бог устро­ил уз люб­ви! Во всем этом заклю­ча­ют­ся есте­ствен­ные зало­ги еди­но­ду­шия. Под­лин­но, к нему при­во­дит един­ство при­ро­ды, ибо «вся­ко живот­но любит подоб­ное себе» (Сир. 13:19), — про­ис­хож­де­ние жены от мужа и — детей от них обо­их. Отсю­да про­ис­хо­дят мно­гие роды люб­ви: одно­го мы любим как отца, дру­го­го как деда, одну как мать, дру­гую как кор­ми­ли­цу, одно­го опять как сына, вну­ка или пра­вну­ка, дру­гую как дочь или внуч­ку, одно­го как бра­та, дру­го­го как пле­мян­ни­ка, одну как сест­ру, дру­гую как пле­мян­ни­цу. Впро­чем, для чего исчис­лять все роды род­ства? Бог упо­тре­бил и дру­гое побуж­де­ние к люб­ви: запре­тив бра­ки меж­ду род­ствен­ни­ка­ми, Он обра­тил нас к чужим, а их рас­по­ло­жил к нам. Так как они не соеди­не­ны с нами есте­ствен­ным род­ством, то Он соеди­нил ина­че – посред­ством бра­ка, сово­куп­ляя посред­ством одной неве­сты целые домы и сво­дя роды с рода­ми. «Да не пой­ме­ши, – ска­зал Он, – сест­ры тво­ея, ни сест­ры отца», ни иной деви­цы, име­ю­щей с тобою род­ство пре­пят­ству­ю­щее бра­ку, пере­чис­лив поимен­но подоб­ные виды род­ства (Лев. 18). Доволь­но для люб­ви тво­ей к ним того, что ты родил­ся из одно­го с ними чре­ва или свя­зан с ними дру­гим обра­зом. Для чего же стес­нять широ­ту люб­ви! Для чего более над­ле­жа­ще­го уси­ли­вать рас­по­ло­же­ние к люб­ви здесь, тогда как можешь полу­чить иной повод к люб­ви, взяв жену из чужих и с нею ряд род­ствен­ни­ков – мать, отца, бра­тьев и их ближ­них? Видишь ли, сколь мно­ги­ми спо­со­ба­ми Бог соеди­нил нас? Но Он не удо­воль­ство­вал­ся этим, а устро­ил еще, что мы име­ем нуж­ду друг в дру­ге, дабы и таким обра­зом соеди­нить нас; ибо нуж­ды осо­бен­но про­из­во­дят обще­ние. Для того Он не попу­стил, что­бы все было вез­де, дабы и этим заста­вить одних иметь обще­ние с дру­ги­ми. Сде­лав, что мы име­ем нуж­ду друг в дру­ге, Он доста­вил и удоб­ства сооб­ще­ния. Если бы это­го не было, то опять воз­ник­ли бы непри­ят­но­сти и затруд­не­ния; если бы, напри­мер, име­ю­щий нуж­ду во вра­че, плот­ни­ке или дру­гом ремес­лен­ни­ке дол­жен был совер­шать дале­кое путе­ше­ствие, то все погиб­ло бы. Посе­му Он и устро­ил горо­да и собрал всех вме­сте. А дабы и к живу­щим дале­ко мы мог­ли ходить удоб­но, Он рас­про­стер меж­ду горо­да­ми море и послал быст­рые вет­ры, сде­лав таким обра­зом сооб­ще­ния удоб­ны­ми. В нача­ле же Он посе­лил всех в одном месте, и рас­се­ял не преж­де, как пер­вые люди, полу­чив­шие этот дар, зло­упо­тре­би­ли согла­си­ем. Так Он соеди­нил нас все­ми спо­со­ба­ми – и при­ро­дою, и род­ством, и язы­ком, и местом! Он не хотел, что­бы мы лиши­лись рая; ибо если бы хотел, то не посе­лил бы в нем пер­во­со­здан­но­го чело­ве­ка; но вино­вен в том нару­шив­ший запо­ведь; не хотел так­же, что­бы мы были раз­но­языч­ны­ми; ибо ина­че сде­лал бы это в нача­ле; — но тогда «бе вся зем­ля устне едине и глас един всем» (Быт. 11:1). Посе­му и тогда, как над­ле­жа­ло истре­бить живу­щих на зем­ле, Он не создал нас из дру­го­го веще­ства и не пере­се­лил пра­вед­ни­ка, но оста­вил его сре­ди пото­па как бы некую искру все­лен­ной, опять воз­жег род наш от ней – от бла­жен­но­го Ноя. В нача­ле Он уста­но­вил одну власть, поста­вив мужа над женою; но когда род наш при­шел в вели­кое рас­строй­ство, то Он учре­дил и дру­гие вла­сти – гос­под, пра­ви­те­лей, и это так­же для люб­ви. Зло­ба раз­вра­ща­ла и погуб­ля­ла род наш, посе­му Он поса­дил сре­ди горо­дов судей, как бы каких вра­чей, дабы они, истреб­ляя зло­бу, как бы какую зара­зу люб­ви, соби­ра­ли всех в одно. А дабы не толь­ко в горо­дах, но и в каж­дом доме было согла­сие, Он почтил мужа вла­стью и пре­иму­ще­ством, а жену воору­жил стра­стию, и меж­ду обо­и­ми поста­вил дар чадо­ро­дия, упо­тре­бив, кро­ме того, и дру­гие свя­зи люб­ви. Ибо не все Он предо­ста­вил мужу, и не все — жене, но все раз­де­лил меж­ду обо­и­ми, вру­чив ей дом, а ему тор­жи­ще, предо­ста­вив ему снис­ки­вать про­пи­та­ние, ибо он воз­де­лы­ва­ет зем­лю, а ей устро­ять одеж­ду, ибо пря­жа и тка­нье дело жены, ей дал Он искус­ство – прясть. Впро­чем, и при этом сия­ет домо­стро­и­тель­ство Боже­ствен­но­го Про­мыс­ла. Ибо и жена весь­ма нуж­на в дру­гих вещах необ­хо­ди­мей­ших, и низ­шие нуж­ны нам для под­дер­жа­ния нашей жиз­ни; нуж­да эта тако­ва, что хотя бы кто был бога­тее всех людей, одна­ко не может чуж­дать­ся обще­ния с дру­ги­ми и не нуж­дать­ся в бед­ней­ших. Ибо не толь­ко бед­ные име­ют нуж­ду в бога­тых, но и бога­тые в бед­ных, и бога­тые даже более в бед­ных, неже­ли послед­ние в первых.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на, архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

- Дей­стви­тель­но ли одно поко­ле­ние отли­ча­ет­ся от дру­го­го, или мы все похо­жи неза­ви­си­мо от вре­ме­ни, в кото­ром живем?

– Одно поко­ле­ние, конеч­но, отли­ча­ет­ся от дру­го­го. Стар­шее поко­ле­ние все­гда муд­рее, чем млад­шее. В этом глав­ное отли­чие. А млад­шие поче­му-то не дове­ря­ют стар­шим и в гор­до­сти счи­та­ют себя умнее. Это, навер­ное, про­бле­ма всех вре­мен и наро­дов. Каж­дое после­ду­ю­щее поко­ле­ние, к сожа­ле­нию, все­гда пло­хо исполь­зу­ет опыт преды­ду­ще­го, в Свя­щен­ном Писа­нии ведь ска­за­но, что про­рок не име­ет сла­вы в сво­ем Оте­че­стве. То же самое про­ис­хо­дит и в семьях: ребе­нок часто готов слу­шать кого угод­но, толь­ко не муд­рый совет роди­те­лей. Ска­зы­ва­ет­ся отсут­ствие сми­ре­ния. Чело­век, не научен­ный в дет­стве сми­ре­нию, почи­та­нию Бога, почи­та­нию роди­те­лей, как раз и ста­но­вит­ся тем кли­ном, кото­рый вби­ва­ет­ся меж­ду поколениями.

Когда я рабо­тал учи­те­лем, сде­лал уди­вив­шее меня откры­тие. Одна­жды бесе­до­вал со сво­и­ми 15–16-летними уче­ни­ка­ми, и они ста­ли гово­рить, что роди­те­ли у них уже ста­рые, им ниче­го не нуж­но, они долж­ны все детям отда­вать, они жизнь свою про­жи­ли; а на роди­тель­ском собра­нии я уви­дел этих роди­те­лей – им ока­за­лось по 35–40 лет. Совер­шен­но моло­дые люди! Но дети счи­та­ют, что они уже свою жизнь про­жи­ли и им ниче­го уже в этом мире не нуж­но. Такое эго­и­стич­ное отно­ше­ние детей к роди­те­лям. Беда и роди­те­лей тоже, когда дочь оде­ва­ет­ся луч­ше мате­ри, а сын отды­ха­ет луч­ше, чем труж­да­ю­щий­ся отец. Каж­дый дол­жен знать в семье свое место, и роди­те­ли долж­ны с дет­ства под­чер­ки­вать это. Ина­че наблю­да­ет­ся уже не жерт­вен­ность, а неразумие.

- Все вре­мя кажет­ся, что ребе­нок нера­зу­мен. Даже когда он вырос, хочет­ся давать сове­ты, в резуль­та­те быва­ют ссоры.

– Сове­ты надо слу­шать. Извест­но, что если роди­те­ли что-то бла­го­слов­ля­ют, то у ребен­ка все и полу­ча­ет­ся. А если ребе­нок пыта­ет­ся по-сво­е­му устро­ить, то он встре­ча­ет­ся с боль­ши­ми труд­но­стя­ми. Но роди­те­лям тоже надо быть тер­пи­мее: дали совет, объ­яс­ни­ли свою пози­цию, а уж выбор все-таки за ребен­ком, тем более если он уже взрослый.

Советы афонского старца иеромонаха Арсения

Бого­лю­би­вая матуш­ка А.! Мир вам и бла­го­сло­ве­ние св. Афона!

Сожа­лею, что сынок ваш без места, а ска­за­но, что празд­ность – мать всех поро­ков. Вы как мож­но ско­рее при­строй­те его к делу, хотя к само­му про­сто­му, но чтоб он был занят. Это глав­ное; а то, Боже сохра­ни, может поте­рять себя.

В жиз­ни нашей мно­го иску­ше­ний: что делать, надо тер­петь, за тер­пе­ние обе­ща­но спа­се­ние. Тер­пе­ние вре­мен­ное, а награ­да вечная.

Из кни­ги «Пись­ма в Бозе почив­ше­го афон­ско­го стар­ца иеро­мо­на­ха о. Арсе­ния», М., 1899.

- Очень труд­но спо­кой­но отно­сить­ся к тому, что состав­ля­ет совре­мен­ную моло­деж­ную моду. Как тут быть, что­бы и ребен­ка не оби­деть, и напра­вить его в нуж­ное русло?

– Чело­век от рож­де­ния име­ет от Бога два вели­ких даро­ва­ния – сво­бо­ду и непо­вто­ри­мость. Кра­со­та чело­ве­ка заклю­ча­ет­ся в том, что дру­го­го тако­го нет, что каж­дый непо­вто­рим. А чело­век, увле­чен­ный модой, от этих двух вели­ких даро­ва­ний, даже не созна­вая того, стре­мит­ся отка­зать­ся, свою волю под­чи­нить дру­зьям, при­выч­кам, наклон­но­стям, стра­стям. Чело­век хочет выде­лить­ся и быть мод­ным, но, оде­ва­ясь по моде, ста­но­вит­ся, как все. В чем суть моды? Быть, как все. То есть про­ис­хо­дит обман: при­зы­вая чело­ве­ка яко­бы под­черк­нуть свою инди­ви­ду­аль­ность, мода его этой инди­ви­ду­аль­но­сти лиша­ет. Это тоже момент лука­во­го бытия: обе­щая одно, мода пред­ла­га­ет совсем дру­гое. И глу­пость моды с точ­ки зре­ния роди­те­лей заклю­ча­ет­ся имен­но в том, что ребе­нок теря­ет свою непо­вто­ри­мость. Роди­те­ли пере­жи­ва­ют как раз поэто­му, ведь для них ребе­нок на самом деле – непо­вто­ри­мое суще­ство, и дру­го­го тако­го нет. И когда ребе­нок ста­но­вит­ся «как все»: начи­на­ет оде­вать­ся, раз­го­ва­ри­вать, как все, инте­ре­сы «совре­мен­ные» при­об­ре­та­ет, для роди­те­лей это боль­шая печаль, пото­му что их чадо теря­ет непо­вто­ри­мость, кото­рая ценит­ся доро­же всего.

Чело­век начи­на­ет уде­лять слиш­ком мно­го вни­ма­ния сво­е­му внеш­не­му виду, когда живет в основ­ном плот­ской жиз­нью. В семьях, живу­щих духов­ной жиз­нью, и у детей пре­об­ла­да­ют духов­ные инте­ре­сы. Таких детей мода не увлекает.

- Как напра­вить ребен­ка на то, что­бы он не ста­рал­ся соот­вет­ство­вать вку­сам сво­их сверстников?

– У роди­те­лей есть пра­во не поощ­рять: не обя­за­тель­но поку­пать эти мод­ные вещи – все-таки рас­по­ря­жа­ют­ся финан­са­ми роди­те­ли, они их зара­бо­та­ли. Это не зна­чит, что нуж­но все запре­щать, но мож­но не все поощрять.

- В юно­сти детям нра­вит­ся полю­бо­вать­ся собой, при­укра­ши­вать­ся, они боль­шое вни­ма­ние сво­ей внеш­но­сти уде­ля­ют. Как помочь ребен­ку понять, что это не самое главное?

– При­мер ему надо пода­вать. Если взрос­лые любу­ют­ся собой, то и ребе­нок тоже. А если взрос­лые пони­ма­ют кра­со­ту духов­ной жиз­ни, то и ребе­нок на это глав­ное вни­ма­ние обра­ща­ет. Подоб­ное тянет­ся к подоб­но­му: плот­ское к плот­ско­му, душев­ное к душев­но­му, духов­ное к духов­но­му. На каком уровне ребе­нок нахо­дит­ся, на таком и живет. Если на плот­ском, то на этом уровне о себе и забо­тит­ся. Плот­ским людям боль­ше нечем зани­мать­ся, кро­ме как при­хо­ра­ши­ва­ни­ем. Что такое душа – они не зна­ют. Что такое молит­ва – тоже. Книг они не чита­ют. Одни забо­тят­ся, как душа у них выгля­дит, дру­гие — как плоть выгля­дит. Нуж­но во всем пока­зы­вать при­мер детям.

Важ­но, конеч­но, научить и тому, что­бы маль­чик умел костюм носить, что­бы знал, куда в чем мож­но пой­ти. Дегра­да­ция во всем сей­час наблю­да­ет­ся – и в том, что чело­век может в цер­ковь прий­ти оде­тым, как на дис­ко­те­ку. Каж­дый акт жиз­ни дол­жен осу­ществ­лять­ся с пони­ма­ни­ем: что ты дела­ешь, куда соби­ра­ешь­ся, с кем встре­ча­ешь­ся? Не о при­хо­ра­ши­ва­ний речь идет, а о разум­но­сти. Чело­век дол­жен забо­тить­ся о том, что­бы сво­им внеш­ним видом дру­гих не оби­деть. А все начи­на­ет­ся со стра­ха Божия. Если ты ста­ра­ешь­ся Бога не оби­деть, то и роди­те­лей, и люби­мую… Тогда ты начи­на­ешь муд­рость обретать.

- Но одно­класс­ни­ки будут высме­и­вать «белую воро­ну». Дети это болез­нен­но переносят.

– Опять же, на чье мне­ние с дет­ства ребен­ка ори­ен­ти­ро­вать: на мне­ние роди­те­лей, людей опыт­ных и муд­рых, или на мне­ние сво­их одно­класс­ни­ков? А жела­ния у ребен­ка чаще импульсивные.

Роди­те­ли муд­рые не спе­шат испол­нять все дет­ские при­хо­ти. Все­гда нуж­но ста­рать­ся умень­шить силу кон­флик­та: «Хоро­шо, хоро­шо, зар­пла­ту полу­чим, посчи­та­ем, посмот­рим, сто­ит ли это поку­пать, нуж­но ли, есть ли у нас воз­мож­ность, может, на что-то дру­гое день­ги потра­тим». А если есть воз­мож­ность – в какой-то мере удо­вле­тво­рить потреб­ность ребенка.

- Ста­ли оде­вать детей, как взрос­лых. Не вре­дит ли это дет­ской психике?

- Наблю­да­ет­ся тен­ден­ция напра­вить жизнь дет­скую во взрос­лое рус­ло – не толь­ко в одеж­де, но и в играх. К при­ме­ру, детям поку­па­ют «Бар­би». Но ведь это не кук­ла: с ней невоз­мож­но играть в доч­ки-мате­ри. Мате­рью для такой «кук­лы» девоч­ка, конеч­но, не ста­нет, пото­му что Бар­би намно­го стар­ше само­го ребен­ка. Это взрос­лая жен­щи­на, кото­рую мож­но оде­вать-раз­де­вать. Эле­мент скры­то­го раз­вра­та уже вкла­ды­ва­ет­ся в дитя. А раз игруш­ки такие взрос­лые – нуж­но и ребен­ка во взрос­лые наря­ды оде­вать. И еще одна про­бле­ма — управ­ляя взрос­лой Бар­би, ребе­нок начи­на­ет терять пред­став­ле­ние об авто­ри­те­те старших.

- Малень­ко­го хочет­ся лас­кать. Не вред­но ли это для него?

– Роди­те­лям за собой нуж­но после­дить, что­бы не свои потреб­но­сти удо­вле­тво­рять, а потреб­но­сти ребен­ка. Не дол­жен он быть игруш­кой, но в доб­ро­те, лас­ке, люб­ви, кото­рые через взор, голос, через отно­ше­ние взрос­лых про­яв­ля­ют­ся, ребе­нок испы­ты­ва­ет такую же потреб­ность, как в пита­нии, уходе.

- Дети часто ищут авто­ри­те­ты на сто­роне, а не в семье. Если мы видим, что такое вли­я­ние не полез­но, как пове­сти себя, что­бы не раз­ру­шить авто­ри­тет учи­те­ля или дру­га и не навре­дить ребенку?

– Не надо спо­рить. Мы обыч­но пыта­ем­ся друг дру­га пере­убе­дить. А нуж­но не дово­дить до кон­флик­та и уметь друг дру­га слу­шать. Видишь, что кон­фликт может вспых­нуть, — оста­но­вись. Но в дру­гой момент — гуля­е­те, чай пье­те – свою точ­ку зре­ния изло­жи, что­бы ребе­нок ее знал. Нуж­но давать ему воз­мож­ность выбо­ра, а не навя­зы­вать одну пози­цию – свою. Нена­вяз­чи­во пред­ла­гать ему дру­гие мыс­ли, да еще и опи­ра­ясь на авто­ри­те­ты свя­тых людей, зна­ме­ни­тых людей. Роди­тель­ская муд­рость тоже заклю­ча­ет­ся в том, что­бы опе­реть­ся на авто­ри­те­ты, не от себя говорить.

- Роди­те­лей надо почи­тать. Но очень труд­но это делать, когда нали­цо роди­тель­ские сла­бо­сти, пло­хой харак­тер, дур­ные привычки.

– Если ребе­нок смот­рит на мир дет­ски­ми гла­за­ми, он его иде­а­ли­зи­ру­ет, и если что-то ему непо­нят­но — сла­бо­сти, немо­щи, – он судить не будет, пото­му что не оце­ни­ва­ет. И толь­ко ребе­нок, кото­рый сам оку­нул­ся во взрос­лую жизнь, испы­тал ее, вку­сил, полу­чил опыт, раз­вра­тил­ся, берет­ся судить сво­их роди­те­лей. Это уже след­ствие дур­но­го опы­та. Пото­му что изна­чаль­но в чело­ве­ке закла­ды­ва­ет­ся Богом закон сове­сти, когда он пони­ма­ет, что мож­но, что нель­зя. Почи­та­ние роди­те­лей – одно из усло­вий наше­го изна­чаль­но­го духов­но­го бытия. Нуж­но ребен­ку с дет­ства вну­шать, что он не име­ет пра­ва судить ни отца, ни мать. Не име­ет пра­ва, что бы они ни совер­ша­ли. Нуж­но знать, что этих людей тебе Бог дал. Каких дал – таких и чти. Через них мы, может быть, и спа­са­ем­ся. А при­выч­ки, харак­те­ры – это все отно­си­тель­но. Кто как оценивает…

- В чем заклю­ча­ет­ся почи­та­ние родителей?

– Почи­та­ние роди­те­лей состо­ит в послушании.

- Если роди­те­ли свое­нрав­ны, при­хот­ли­вы, никак на них не уго­дишь, все вызы­ва­ет у них недо­воль­ство, как тут быть?

- И не нуж­но уго­ждать. Послу­ша­ние роди­те­лям – это все же послу­ша­ние воле Божи­ей. В конеч­ном сче­те мы все явля­ем­ся послуш­ни­ка­ми Бога, Божи­и­ми чада­ми. Через роди­те­лей слу­шать надо волю Божию. Отец напря­мую может Его слу­шать. Мать долж­на почи­тать через отца. А дети – через роди­те­лей. И в мона­сты­ре стар­цы быва­ют раз­ные – уми­ли­тель­ные и стро­гие, кому како­го Бог даст, того монах дол­жен любить, чтить, слу­шать. То же самое и с роди­те­ля­ми. Все же нор­маль­ные роди­те­ли пло­хо­го нико­гда сво­им детям не поже­ла­ют, это нуж­но знать. Если любят, то все­гда тре­во­жат­ся, боят­ся, защи­ща­ют. Это все про­яв­ле­ния люб­ви. Она, может быть, и не совсем разум­ная, но это – любовь. Ребе­нок дол­жен знать, что если мама тре­во­жит­ся позд­но вече­ром, если отец бес­по­ко­ит­ся, ищет тебя – то это не пото­му, что он злой, а пото­му, что боит­ся поте­рять тебя. Нуж­но ребен­ку это объ­яс­нять. И спра­ши­вать его: «Будут у тебя дети – как ты-то сам будешь себя вести?».

- Ино­гда такая забот­ли­вость быва­ет в тягость.

- Все разум­но долж­но быть. Роди­те­ли не все­гда упо­ва­ют на Бога и на молит­ву. А они долж­ны знать, что ребе­нок рано или позд­но нач­нет из дома посте­пен­но ухо­дить, само­сто­я­тель­но жить будет когда-то и воли ему нуж­но чуть-чуть давать боль­ше и боль­ше, а для того, что­бы он был целым-невре­ди­мым, — пере­по­ру­чить его Гос­по­ду, Божи­ей Мате­ри сво­ей роди­тель­ской молит­вой. Она, как извест­но, со дна моря может доста­вать. Нуж­но научить­ся не толь­ко пере­жи­вать, о дет­ке пла­кать, но еще и молить­ся, на Бога упо­вать. Это дела­ет роди­те­лей более муд­ры­ми, терпеливыми.

- Взрос­лые дети ста­ра­ют­ся избе­жать излиш­ней опе­ки, роди­те­ли же стре­мят­ся вме­ши­вать­ся в их жизнь. Как не оби­деть роди­те­лей, но ука­зать им, что это­го делать не нужно?

– Надо пони­мать, что вос­пи­та­ние детей – одно из послу­ша­ний. Важ­ное. Но не един­ствен­ное. Чело­век дол­жен ведь о сво­ей душе забо­тить­ся, есть так­же вокруг мно­го дру­гих людей, кото­рых ему необ­хо­ди­мо опе­кать, – свои роди­те­ли, дру­гие близ­кие. Жизнь мно­го­об­раз­на, она не сво­дит­ся толь­ко к отно­ше­ни­ям детей и роди­те­лей. Если ими огра­ни­чить­ся, то это путь к эго­из­му, к нера­зум­но­сти. Когда у роди­те­лей мно­го дел и есть своя жизнь, то это быва­ет полез­ней и для них, и для их детей. Жизнь роди­те­лей долж­на быть авто­ри­тет­ной. Такой авто­ри­тет более бла­го­твор­но вли­я­ет, чем тот, кото­рый роди­те­ли пыта­ют­ся ребен­ку навя­зать. Но и дети не долж­ны демон­стри­ро­вать свою неза­ви­си­мость. Живи сво­ей жиз­нью, но не под­чер­ки­вай перед роди­те­ля­ми, что, кро­ме них, у тебя есть дру­гие, более важ­ные дела и забо­ты. Надо ста­рать­ся не печа­лить друг дру­га. Слу­ча­ет­ся, что роди­те­ли тре­бу­ют ухо­да посто­ян­но­го, тогда нуж­но жерт­во­вать сво­и­ми интересами.

- Поче­му так быва­ет, что роди­те­ли – всей душой к детям, а дети на любовь роди­те­лей отве­ча­ют дер­зо­стью? Роди­те­ли стра­да­ют от тако­го пове­де­ния детей.

– Не нуж­но почи­та­ния спе­ци­аль­но искать. Как мона­хи гово­рят? Ты живи, Богу слу­жи, а ниче­го не жди. Если кто-то даро­ва­ний ищет, бла­го­дар­но­сти, зна­чит, эле­мент коры­сти при­сут­ству­ет, то есть полу­ча­ет­ся, что ребен­ка для себя, а не для Бога рас­тит. Отче­го все пере­жи­ва­ния? Отто­го, что я про­шу одно, а Бог дает мне дру­гое. Он, может быть, еще луч­ше дает, но я‑то ждал не это­го, начи­наю роп­тать, пере­жи­вать. То же самое и в семей­ной жиз­ни полу­ча­ет­ся. Я думал о сво­ей ста­ро­сти, а ребе­нок стал воен­ным и на Даль­ний Восток уехал… Пло­хо это или хоро­шо? Чело­век Отчизне слу­жит, в люди выбил­ся. А я‑то хотел, что­бы всю жизнь око­ло меня был. Нуж­но для Бога ребе­ноч­ка рас­тить, а Гос­подь рас­по­ря­дит­ся им. Мно­гие кон­флик­ты про­ис­хо­дят отто­го, что дети посту­па­ют не так, как нам хочет­ся. А нуж­но, что­бы не по-наше­му было, а по-Божиему.

Необ­хо­ди­мо учи­ты­вать и еще один момент. Часто роди­те­ли начи­на­ют про­яв­лять излиш­нюю забот­ли­вость о взрос­ле­ю­щих детях, хотя те сами ниче­го не про­сят. Потом ждут бла­го­дар­но­сти, а полу­ча­ют в ответ: «Я вас про­сил об этом?». В Еван­ге­лии как ска­за­но? «Про­си­те, и даст­ся вам» (Мф. 7:7). Вот если дети сами спра­ши­ва­ли ваше­го сове­та или помо­щи, то они и будут вам бла­го­дар­ны. Толь­ко про­ся­щий уме­ет благодарить.

Но вооб­ще гово­ря, даже про­си­мое нуж­но делать бес­ко­рыст­но, не ожи­дая ниче­го вза­мен. Делать ради люб­ви и не тре­бо­вать ника­кой благодарности.

Святительское наставление

О воспитании детей

Часто мно­гие из отцов дела­ют все и при­ни­ма­ют все меры, что­бы у сына был хоро­ший конь, вели­ко­леп­ный дом или доро­гое поме­стье, а о том, что­бы у него была хоро­шая душа и бла­го­че­сти­вое настро­е­ние, нисколь­ко не забо­тят­ся. Это и рас­стра­и­ва­ет всю все­лен­ную — то, что мы не радим о сво­их детях, забо­тим­ся об их богат­стве, а душою их пре­не­бре­га­ем, допус­кая крайне безум­ное дело. Ибо хотя бы и вели­ки и дра­го­цен­ны были богат­ства, но если чело­век не спо­со­бен рас­по­ря­жать­ся ими доб­ро­де­тель­но, то погиб­нет и исчез­нет вме­сте с ним и при­чи­нит вла­дель­цу край­ний вред; а если душа его будет бла­го­род­на и любо­муд­ра, то хотя бы у него не было собра­но ниче­го, он будет в состо­я­нии сво­бод­но рас­по­ря­жать­ся иму­ще­ством всех. Итак, нуж­но смот­реть не на то, что­бы сде­лать детей бога­ты­ми сереб­ром и золо­том и тому подоб­ным, но что­бы они были бога­тее всех бла­го­че­сти­ем, любо­муд­ри­ем и дру­ги­ми доб­ро­де­те­ля­ми, что­бы они не нуж­да­лись во мно­гом, что­бы не увле­ка­лись житей­ски­ми пред­ме­та­ми и поже­ла­ни­я­ми. Нуж­но тща­тель­но смот­реть и за вхо­да­ми их и за выхо­да­ми, и за пове­де­ни­ем и зна­ком­ства­ми, в той уве­рен­но­сти, что за небре­же­ние об этом мы не полу­чим про­ще­ния от Бога.

Не посе­лил ли Я, ска­жет Бог, сына тво­е­го с тобою с само­го нача­ла? Не при­ста­вил ли тебя к нему учи­те­лем, руко­во­ди­те­лем, попе­чи­те­лем и началь­ни­ком? Не отдал ли в твои руки всю власть над ним? В неж­ном воз­расте обра­зо­вы­вать его и настра­и­вать пове­лел Я; какое же ты можешь иметь оправ­да­ние, если пре­не­бре­га­ешь его непо­ви­но­ве­ни­ем? Что ска­жешь ты? Толи, что он не обуз­дан и упрям? Но это над­ле­жа­ло пред­ви­деть в нача­ле, когда он был спо­со­бен к обуз­да­нию и весь­ма молод, и обуз­ды­вать его тща­тель­но, при­учать к долж­но­му, исправ­лять, нака­зы­вать душев­ные болез­ни его. Когда, воз­де­лы­ва­ние более удоб­но, тогда и нуж­но истор­гать тер­ние, когда при неж­но­сти воз­рас­та оно лег­че может быть вырва­но, когда стра­сти, остав­лен­ные в пре­не­бре­же­нии и воз­рос­шие, не сде­ла­лись неудо­бо­ис­пол­ни­мы­ми. Пото­му и гово­рит Пре­муд­рый: «Пре­кло­ни от юно­сти выю его» (Сир. 7:25), — когда вос­пи­та­ние может быть удоб­нее. И не толь­ко Бог пове­ле­ва­ет, но и Сам содей­ству­ет тебе в этом деле. Как и каким обра­зом? «Иже зло­сло­вит отца сво­е­го или матерь свою, – гово­рит Он, — смер­тию да умрет» (Исх. 21:16). Видишь ли, какой вну­шил Он детям страх? Каким огра­дил опа­се­ни­ем? Как силь­ною сде­лал твою власть? Какое же можем мы ска­зать оправ­да­ние, если Он Сам не щадит даже их жиз­ни, когда они оскорб­ля­ют нас, а мы даже не хотим выра­зить им неудо­воль­ствия, когда они оскорб­ля­ют Бога?

Итак, не будем бес­печ­ны­ми, зная, что дети, хоро­шо настро­ен­ные в отно­ше­нии к Богу, будут чест­ны­ми и отлич­ны­ми и в отно­ше­нии к насто­я­щей жиз­ни. Чело­ве­ка, живу­ще­го доб­ро­де­тель­но и скром­но, все ува­жа­ют и почи­та­ют, хотя бы он был бед­нее всех; а пороч­но­го и раз­врат­но­го все отвра­ща­ют­ся и нена­ви­дят, хотя бы он вла­дел вели­ким богат­ством. И не толь­ко от дру­гих людей такой сын будет поль­зо­вать­ся ува­же­ни­ем. Как небла­го­дар­ные в отно­ше­нии к Богу пре­зи­ра­ют и роди­те­лей, так бла­го­го­вей­ные перед Созда­те­лем ока­зы­ва­ют и роди­те­лям вели­кое почте­ние. Посе­му, что­бы тебе заслу­жить, одоб­ре­ние и от Бога, и от людей, сде­лать для себя жизнь при­ят­ною и изба­вить­ся от буду­ще­го нака­за­ния, ока­зы­вай все попе­че­ние о сыне своем.

Не гово­ри мне, что невоз­мож­но обуз­дать юность. Если Павел тре­бу­ет этой забот­ли­во­сти от жены вдо­вой, то гораз­до боль­ше ‑от мужей; если бы это было невоз­мож­но, то он и не тре­бо­вал бы. Но все поро­ки про­ис­хо­дят от нашей бес­печ­но­сти, отто­го, что мы не с само­го нача­ла и не с пер­во­го воз­рас­та руко­во­дим детей к бла­го­че­стию. О том, что­бы они полу­чи­ли внеш­нее обра­зо­ва­ние и посту­пи­ли в воен­ную служ­бу, мы забо­тим­ся, тра­тим день­ги, про­сим дру­зей и мно­го ходим и туда и сюда; а о том, что­бы они были угод­ны Царю анге­лов, не ока­зы­ва­ем ника­ко­го попечения.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на, архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

- Свя­щен­ное Писа­ние учит чтить роди­те­лей и пови­но­вать­ся им. Но что делать, если они про­тив хож­де­ния ребен­ка в цер­ковь, не под­дер­жи­ва­ют его стрем­ле­ния посвя­тить свою жизнь Богу?

– Роди­те­ли не долж­ны вста­вать меж­ду ребен­ком и Богом, это верх нера­зу­мия – от род­ни­ка с живой водой детей отры­вать. Но здесь тоже долж­но быть роди­тель­ское вни­ма­ние, надо знать, к какой вере стре­мит­ся ребе­нок, в кого он верит, с каки­ми людь­ми обща­ет­ся. Есть ведь сек­ты, кото­рые отры­ва­ют детей от роди­те­лей, иска­жа­ют их созна­ние. Детей нель­зя туда пус­кать. Роди­те­ли долж­ны быть опыт­ны­ми в этих делах. Ина­че когда они стал­ки­ва­ют­ся с про­бле­ма­ми, свя­зан­ны­ми с ухо­дом детей в сек­ты, то най­ти выхо­да не могут. Роди­те­лям нуж­но самим идти по пути обре­те­ния веры.

- Часто роди­те­ли начи­на­ют забо­тить­ся о том, как бы ребе­нок себя не пере­уто­мил, гово­рят: «Ты устал, а идешь в цер­ковь – луч­ше отдох­ни; зачем постишь­ся – и так пло­хо выгля­дишь». Так труд­но про­ти­во­сто­ять этим посто­ян­ным заботам.

– На самом деле это забо­та не о детях, а забо­та о себе. Нуж­но не себя тешить, а ребен­ку поль­зу достав­лять. Поче­му-то роди­те­ли пекут­ся все­гда об орга­ни­за­ции досу­га детей… А нуж­но забо­тить­ся, что­бы ребе­нок боль­ше тру­дил­ся и мень­ше отды­хал. Если роди­те­ли при­учат его пере­но­сить труд­но­сти, голод, холод, пере­груз­ки, то этот ребе­нок счаст­лив будет, пото­му что в жиз­ни все пере­не­сет. А если не научат – будет под­вер­гать­ся опас­но­стям, соблаз­нам, иску­ше­ни­ям. Поэто­му нуж­но радо­вать­ся, что ребе­нок мно­го тру­дит­ся, мало спит.

Конеч­но, во всем долж­на быть разум­ность, что­бы здо­ро­вью не повре­дить. Роди­те­лям хоро­шо бы самим поучаст­во­вать в цер­ков­ной жиз­ни, помо­лить­ся, посмот­реть, после­дить, на самом ли деле это труд­но и губи­тель­но. На при­ме­ре наше­го при­хо­да знаю мно­го слу­ча­ев, когда роди­те­ли при­хо­ди­ли в цер­ковь посмот­реть и сами ста­но­ви­лись веру­ю­щи­ми. Теперь вме­сте с роди­те­ля­ми наблю­да­ем, что­бы не пере­мо­лил­ся, не пере­по­стил­ся их ребе­нок. Самое луч­шее и для пас­ты­ря, и для роди­те­лей, когда они сов­мест­но забо­тят­ся о сво­ем чаде.

- Сын или дочь реши­ли уйти в мона­стырь. Понят­но, что роди­те­лям хоте­лось бы видеть их до кон­ца сво­ей жиз­ни рядом с собой, что­бы дети уте­ши­ли их ста­рость. Мож­но ли силой задер­жать детей, не пустить их в мона­стырь? Пусть живут, как все: созда­ют семью, рас­тят детей…

– В каж­дом кон­крет­ном слу­чае нужен совет духов­ни­ка, вплоть до того, что ино­гда сле­ду­ет и роди­те­лей при­гла­шать на бесе­ду. Про­сто они не все­гда пред­став­ля­ют, что такое мона­ше­ство. Беда, если у роди­те­лей не было сво­ей жиз­ни, а была посвя­ще­на она толь­ко детям, тогда с их ухо­дом пусто­та обра­зу­ет­ся. Надо уметь быть семей­ным чело­ве­ком, но при этом не забы­вать о сво­ей лич­ной жиз­ни и о лич­ной жиз­ни сво­их детей. В слу­чае вза­им­но­го непо­ни­ма­ния луч­ше все­го обра­тить­ся за помо­щью к духов­ни­ку. Опыт­ный пас­тырь най­дет сло­ва, что­бы убе­дить роди­те­лей. Все­гда надо ста­рать­ся мир вос­ста­но­вить в семье. В мона­сты­рях мне дово­ди­лось встре­чать­ся с мона­ха­ми, роди­те­ли кото­рых сна­ча­ла про­ти­ви­лись ухо­ду детей, а теперь с удо­воль­стви­ем при­ез­жа­ют и вполне рады за них. А монах из чис­ла род­ных – все­гда вели­кое сча­стье и радость для все­го рода. Мно­гие люди сей­час, изу­чая исто­рии соб­ствен­ных семей, нахо­дят в чис­ле сво­их пред­ков свя­щен­но­слу­жи­те­лей или мона­хов. Это молит­вен­ни­ки за свой род.

- Ино­гда роди­те­ли не на все вопро­сы ребен­ка могут дать ответ, а ронять авто­ри­тет не хотят. Что тут делать?

– Не страш­но при­знать­ся, что не зна­ешь отве­та. Но потом надо поста­рать­ся его най­ти. У меня был слу­чай в моло­до­сти, когда начи­нал учи­тель­ство­вать. Извест­но, что дети часто на уро­ках зада­ют про­во­ка­ци­он­ные вопро­сы, про­ве­ря­ют учи­те­ля. Меня это тре­во­жи­ло: я счи­тал, что учи­тель дол­жен все знать. Одна­жды сам задал вопрос опыт­но­му педа­го­гу, доцен­ту авиа­ци­он­но­го инсти­ту­та и услы­шал в ответ: «Не знаю. Я не дол­жен это знать». Я был пора­жен. Ока­зы­ва­ет­ся, есть вещи, кото­рые не обя­за­тель­но знать, и не нуж­но это­го стес­нять­ся. Все знать невоз­мож­но. Осо­бен­но зло нель­зя изу­чать. Нуж­но про­яв­лять муд­рость и не стес­нять­ся сво­е­го незнания.

- Поче­му дети насле­ду­ют как бла­го­сло­ве­ние, так и про­кля­тие, совер­шен­ное Богом над их предками?

– Каж­дый чело­век — плод все­го рода, не толь­ко роди­те­лей, и несет ответ­ствен­ность за сво­их пред­ков. Он может или усу­гу­бить гре­хов­ные наклон­но­сти преды­ду­щих поко­ле­ний или испра­вить их. Чело­ве­ку из бла­го­че­сти­во­го рода в духов­ном плане лег­че умножать.

Советы старца Иакова Эвбейского

Ста­рец под­чер­ки­вал, что боль­шое зна­че­ние в духов­ном раз­ви­тии потом­ков име­ет духов­ное состо­я­ние и житие роди­те­лей и вооб­ще пред­ков их. Ста­рец реко­мен­до­вал роди­те­лям быть вни­ма­тель­ны­ми в жиз­ни, сколь­ко воз­мож­но, и сове­то­вать сво­им детям иметь дело и уста­нав­ли­вать семей­ные отно­ше­ния с детьми доб­ро­де­тель­ных семейств. «Име­ет боль­шое зна­че­ние корень», — гово­рил старец.

из кни­ги «Ста­рец Иаков Эвбей­ский», Мака­ри­ев-Решем­ская оби­тель, 1998.

- Если ребе­нок рас­тет в семье при­ем­ных роди­те­лей, то какой род будет воз­дей­ство­вать на ребенка?

– Тот, в кото­ром родил­ся. Но если при­ем­ная семья цер­ков­ная, то в жиз­ни ребен­ка будут пре­об­ла­дать бла­го­дат­ные семе­на Хри­сто­вой жиз­ни. А един­ство в духе – это глав­ное род­ство, выше плот­ско­го и кров­но­го. Это един­ство и объ­еди­ня­ет, род­нит при­ем­ных детей и родителей.

- Что зна­чит бла­го­сло­ве­ние роди­тель­ское? В каких слу­ча­ях его про­сят? В каких лишают?

- Бла­го­сло­ве­ние роди­тель­ское охра­ни­тель­ное, пото­му что Божия воля через роди­те­лей изли­ва­ет­ся. Что с бла­го­сло­ве­ния роди­те­лей про­ис­хо­дит – то с согла­сия Божия. Это не зна­чит, что по бла­го­сло­ве­нию любое дело обя­за­тель­но долж­но полу­чить­ся; оно полу­ча­ет­ся, если полезно.

О детских болезнях

Совет священника

О дет­ских болез­нях. Нуж­но учить тому, как быть здоровым.

- Все роди­те­ли хотят, что­бы ребе­нок был здо­ров. Если он забо­лел – нуж­но ли ста­рать­ся, что­бы он выздо­ро­вел, или надо поло­жить­ся на волю Божию?

– Поло­жив­шись на волю Божию, надо при­ла­гать уси­лия к тому, что­бы помочь ребен­ку, но сле­ду­ет пом­нить, что есть спо­со­бы поз­во­ли­тель­ные и непоз­во­ли­тель­ные. Плот­ские болез­ни нель­зя за счет души лечить. Вызо­ви­те вра­ча, при­ча­сти­те ребен­ка, моли­тесь за него.

- Как убе­речь ребен­ка от болезней?

– Не долж­но быть такой цели – убе­речь ребен­ка от болез­ни. Надо предо­сте­ре­гать его от опас­но­стей и глав­ное — нуж­но научить пра­виль­но жить. Мы учим обыч­но, как не надо жить, а ведь как не надо жить — столь­ко вари­ан­тов… Болез­ней тыся­чи, раз­ве от всех убе­ре­жешь. Нуж­но учить тому, как быть здо­ро­вым. Извест­но, что в осно­ве здо­ро­вья — духов­ная жизнь и что мно­гие болез­ни – от гре­хов, от наше­го нера­зу­мия. Поэто­му самое важ­ное – выпол­нять запо­ве­ди Божии. Если мы будем гово­рить о том, что нель­зя, то при­дет­ся гово­рить про зло. «Не гово­ри этих слов». А каких? Мы что, долж­ны повто­рить их? Пра­виль­нее сове­то­вать: «Ты гово­ри эти сло­ва, хоро­шие». Нуж­но учить жить, что­бы ребе­нок пони­мал: если он будет жить здо­ро­вой жиз­нью, есть здо­ро­вую пищу, читать здо­ро­вые кни­ги, зани­мать­ся здо­ро­вы­ми дела­ми, общать­ся в кру­гу здо­ро­вых людей, то веро­ят­ность того, что он впа­дет в иску­ше­ние, уменьшится.

- Детей мож­но закаливать?

– Нуж­но. Ведь что такое зака­ли­ва­ние? Чело­век ста­но­вит­ся неза­ви­си­мым от внеш­них обсто­я­тельств – от холо­да, голо­да… Если ребе­нок может все это пере­но­сить, не изме­няя свой внут­рен­ний образ жиз­ни в зави­си­мо­сти от внеш­них усло­вий, – это же хорошо.

- Если ребе­нок забо­лел по сво­ей вине (бра­ва­да, напри­мер), его мож­но ругать?

– Ему сле­ду­ет пояс­нить, что яви­лось при­чи­ной болез­ни, что­бы он понял, что к болез­ни при­ве­ло его непо­слу­ша­ние. Что­бы боял­ся сво­ей воли.

- Неуже­ли нуж­но бла­го­да­рить Бога даже в том слу­чае, когда ребе­нок умирает?

– У нас отно­ше­ние к смер­ти быва­ет нехри­сти­ан­ское. Нуж­но пони­мать, что ребе­нок – не толь­ко мой, но и Божий. И нуж­но перед Богом сми­рять­ся: Он дал, Он взял. А самое глав­ное: я не дол­жен при­сва­и­вать его себе. Одна мать так и моли­лась: «Гос­по­ди, ребе­нок не толь­ко мой, но и Твой – помо­ги»… Поэто­му каж­дый роди­тель дол­жен эту мысль в серд­це носить, что ребе­нок не толь­ко мой, но и Божий. Если Гос­подь что-то попус­ка­ет, зна­чит, это долж­но быть.

Все долж­ны уме­реть. Нет ни одно­го чело­ве­ка, кото­рый не умрет. Часто сету­ют: поче­му хоро­ший чело­век уми­ра­ет, поче­му дети уми­ра­ют… Ангель­ский мир ими пополняется.

Из исто­рии изве­стен при­мер, когда Гос­подь чистым анге­лом в дет­стве хотел забрать одно­го из декаб­ри­стов, но мать его отмо­ли­ла, хотя ей было откры­то, что впе­ре­ди сына ждет висе­ли­ца. Мы не зна­ем Про­мыс­ла Божия, но если бы нам было откры­то, что будет даль­ше, может быть, мы радо­ва­лись бы этой смер­ти? Может быть, Гос­подь не попу­стил ему в буду­щем при­не­сти несча­стья себе и другим…

Советы афонского старца иеромонаха Арсения

Гос­по­ду угод­но было посе­тить вас сер­деч­ною скор­бию – вы лиши­лись един­ствен­но­го на зем­ле уте­ше­ния, в сыне вашем N. Гос­подь пред­по­чел его веч­ное бла­жен­ство ваше­му вре­мен­но­му огор­че­нию, кото­рое Он не умед­лит уто­лить по Сво­е­му чело­ве­ко­лю­бию. Пере­но­ся пости­га­ю­щие нас в жиз­ни лише­ния и скор­би с пре­дан­но­стью воле Божи­ей, устро­я­ю­щей веч­ное бла­го наше, мы чрез то спо­доб­ля­ем­ся люб­ви Божи­ей и насле­дия небес­ных бла­женств. И вам открыт путь туда, где сын ваш. Про­вож­дая жизнь Бого­угод­ную, вы нераз­луч­ны буде­те с сыном вашим в веч­но­сти. N ваш взят Богом к Себе в столь юных летах по люб­ви Божи­ей к нему, как ска­за­но в Св. Писа­нии, да не изме­нит зло­ба его разум, что неред­ко видим мы, как моло­дые люди увле­ка­ют­ся совре­мен­ным направ­ле­ни­ем. Гос­подь по мило­сер­дию Сво­е­му устро­ил пре­крас­но его будущ­ность. Очень мог­ло быть, если бы он остал­ся долее жить, то не спо­до­бил­ся бы того бла­жен­ства, каким теперь будет веч­но наслаждаться.

Из кни­ги «Пись­ма в Бозе почив­ше­го афон­ско­го стар­ца иеро­мо­на­ха о. Арсе­ния», М., 1899.

О молитве

Совет священника

О молит­ве. Все молят­ся – и ребе­нок молит­ся, он счи­та­ет это естественным.

- Когда начи­на­ет­ся рели­ги­оз­ное воспитание?

– Пра­виль­нее гово­рить о духов­ном вос­пи­та­нии. Есть при­ме­ры бла­го­че­сти­вой жиз­ни, когда перед зача­ти­ем молеб­ны слу­жат­ся, когда роди­те­ля­ми чисто­та хра­нит­ся. С бла­го­че­стия и чисто­ты роди­те­лей начи­на­ет­ся духов­ное вос­пи­та­ние буду­ще­го ребен­ка. А рели­ги­оз­ное вос­пи­та­ние – одно из видов вос­пи­та­ния, когда детей обу­ча­ют вере и они полу­ча­ют рели­ги­оз­ные зна­ния. Но жизнь духов­ная не сво­дит­ся толь­ко к зна­ни­ям, а заклю­ча­ет­ся в опы­те жиз­ни, в опы­те цер­ков­ной, пра­во­слав­ной жизни.

- Как ребен­ку рас­ска­зать о тем­ных силах, что­бы не напу­гать его?

– До поры до вре­ме­ни не рас­ска­зы­вать. Нуж­но ребен­ка научить стя­жать Божию милость, бла­го­дать и защи­ту, к Богу бли­же дер­жать­ся. А уж по мере воз­рас­та­ния мож­но объ­яс­нить ребен­ку на при­ме­рах из его жиз­ни при­чи­ны слу­чав­ших­ся с ним или с его зна­ко­мы­ми неприятностей.

- Как учить ребен­ка молит­ве? С како­го воз­рас­та? Дол­жен ли он знать молит­вы наизусть?

– Дети живут жиз­нью семьи, и то, что состав­ля­ет жизнь их роди­те­лей, ста­но­вит­ся есте­ствен­ным для них. Все молят­ся – и ребе­нок молит­ся, он счи­та­ет это есте­ствен­ным. Зажи­га­ют­ся све­чи, лам­пад­ки, уго­лок с ико­на­ми – это же иной мир. Дети любят крест, ико­ну поце­ло­вать, что­бы их мас­ли­цем пома­за­ли. Эта тяга к кра­со­те, бла­го­го­ве­ние врож­ден­ные у них. То, что нуж­но петь, они поют. Они лег­ко запо­ми­на­ют с малых лет основ­ные молит­вы. Дру­гое дело, если семья обра­ща­ет­ся к Богу, когда в ней уже под­рос­ли дети. Тогда долж­на быть воля ребен­ка к тако­му обра­зу жиз­ни. Если ребе­нок при­вык дове­рять роди­те­лям, он пой­дет за ними.

Святительское наставление

О пользе для детей слушания слова Божия

Никто не гово­ри мне, что нам не нуж­но зани­мать детей слу­ша­ни­ем сло­ва Божия. Не толь­ко этим долж­но зани­мать­ся, но об том одном и надоб­но бы вам забо­тить­ся. Одна­ко ж ради немо­щи вашей я уже не гово­рю это­го; я и не отво­жу детей от посто­рон­них заня­тий, так же как и вас не отвле­каю от обще­ствен­ных дел. Я счи­таю толь­ко спра­вед­ли­вым, что­бы из семи дней один посвя­щен был обще­му наше­му Гос­по­ду. Когда вы води­те детей на зре­ли­ща, то не нахо­ди­те пре­пят­ствия к это­му ни в нау­ках, ни в дру­гом чем-нибудь. А когда надоб­но собрать и полу­чить какую-нибудь духов­ную поль­зу, вы это дело назы­ва­е­те без­дель­ным. Как же вы не про­гнев­ля­е­те Бога, когда во всем дру­гом упраж­ня­е­те сво­их детей и на то нахо­ди­те вре­мя, а зани­мать их делом Божи­им счи­та­е­те тягост­ным и небла­го­вре­мен­ным для детей! Нет, не так, бра­тие! Этот-то воз­раст пре­иму­ще­ствен­но и нуж­да­ет­ся в таких уро­ках. Воз­раст неж­ный – он ско­ро усво­я­ет себе то, что ему гово­рят; и, как печать на вос­ке, в душе детей отпе­чат­ле­ва­ет­ся то, что они слы­шат. А меж­ду тем и жизнь их тогда уже начи­на­ет скло­нять­ся или к поро­ку, или к доб­ро­де­те­ли. Посе­му если в самом нача­ле и, так ска­зать, в пред­две­рии откло­нить их от поро­ка и напра­вить на луч­ший путь, то на буду­щее вре­мя это уже обра­тит­ся им в навык и как бы в при­ро­ду, и они уже не так удоб­но по сво­е­му про­из­во­лу будут укло­нять­ся к худ­ше­му, пото­му что навык будет при­вле­кать их к делам добрым.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на, архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

- Надо ли застав­лять детей вычи­ты­вать все молит­вен­ное правило?

- Да вооб­ще нико­гда не надо застав­лять. Чело­ве­ка нель­зя заста­вить быть хри­сти­а­ни­ном. Мы, взрос­лые, часто того не подо­зре­вая, отвра­ща­ем детей от мно­гих полез­ных дел. А ведь мож­но испол­не­ние любых обя­зан­но­стей пре­вра­тить в празд­ник. Напри­мер, моя зна­ко­мая вос­пи­ты­ва­ет дочь так, что в виде награ­ды поз­во­ля­ет ей мыть посу­ду. В виде награ­ды! Пото­му что сама счи­та­ет, что мытьё посу­ды – дело ответ­ствен­ное, она любит хло­по­тать по хозяй­ству и не счи­та­ет это нака­за­ни­ем. Мно­гие же счи­та­ют забо­ты по хозяй­ству нака­за­ни­ем и ребен­ку гово­рят: «Будешь себя пло­хо вести — посу­ду застав­лю мыть».

Не нуж­но же застав­лять ребен­ка дышать. Это наша жизнь! Когда сам взрос­лый живет и раду­ет­ся этой жиз­ни, с радо­стью полы моет, ого­род копа­ет, то и те, кто рядом с ним, так же эти обя­зан­но­сти вос­при­ни­ма­ют… Мы в себе несем неже­ла­ние нести свой крест. Это неже­ла­ние и к детям пере­хо­дит. Если я себя застав­ляю на молит­ву вста­вать, как на катор­гу, то я думаю: «Нуж­но ли ребен­ка застав­лять…». Если чело­век этим живет, он дела­ет все есте­ствен­но. Ребе­нок от нас учит­ся неже­ла­нию. То, что Гос­подь допус­ка­ет нас жить, молить­ся, тру­дить­ся, это же надо вос­при­ни­мать как награ­ду. Это богат­ство, кото­рое нуж­но хра­нить, нуж­но радо­вать­ся, что име­ешь его. Когда чело­век молит­ся, он потом уже не может не молить­ся. Если даже пере­ста­нет на какое-то вре­мя, он будет чув­ство­вать, как его жизнь изме­ня­ет­ся в худ­шую сто­ро­ну. Неко­то­рые не хотят молить­ся, пото­му что не зна­ют, что такое жизнь с молит­вой. А ведь это жизнь, когда ты ста­но­вишь­ся Богом хранимым.

Молит­ва при­уча­ет детей ко мно­гим нрав­ствен­ным делам, к кото­рым труд­но в миру при­учить. При­уча­ет про­сить. Роди­те­ли часто пор­тят детей тем, что дети не про­сят, а роди­те­ли дают. А потом, когда роди­те­ли ждут бла­го­дар­но­сти за это, ребе­нок гово­рит: «Я и не про­сил…». Дети вырас­та­ют и счи­та­ют, что так и долж­но быть, что­бы роди­те­ли забо­ти­лись о них все­гда, что они обя­за­ны это делать. Не уме­ю­щий про­сить не уме­ет бла­го­да­рить. Еван­ге­лие гово­рит, что Бога надо про­сить и не забы­вать бла­го­да­рить. Это осно­ва нрав­ствен­ной жиз­ни. Тогда ты начи­на­ешь ценить доб­ро, забо­ту. И в молит­ве все­гда на пер­вом месте долж­но быть бла­го­да­ре­ние, пока­я­ние, про­ше­ние. Даже сам строй молит­вен­ный несет в себе вос­пи­та­тель­ный заряд, кото­рый в миру труд­но най­ти. Поэто­му, когда ребе­нок молит­ся, он к жиз­ни по-дру­го­му отно­сит­ся, сло­ва дру­гие про­из­но­сит — пока­ян­ные, бла­го­дар­ствен­ные, про­ся­щие, изви­нять­ся уме­ет. Молит­вен­ное пра­ви­ло – это не про­сто выпол­не­ние дол­га, это живое отно­ше­ние чело­ве­ка с Богом, и оно пере­но­сит­ся на отно­ше­ние чело­ве­ка к миру.

- С чего сле­ду­ет начи­нать зна­ком­ство ребен­ка с молитвой?

– Сей­час мамы и не зна­ют, что петь – колы­бель­ные забы­ты. А пра­во­слав­ная мама кор­мит гру­дью, пес­ню поет — «Бого­ро­ди­цу», «Отче наш». Поет молит­вы, и когда каш­ку варит, и когда спать ребе­ноч­ка укла­ды­ва­ет. В цер­ковь его при­но­сит. Ребе­нок в этой молит­вен­ной атмо­сфе­ре рас­тет. Ему все­го сорок дней, а он уже все впи­ты­ва­ет. За три года дитя вби­ра­ет в себя столь­ко, что несет потом всю жизнь. В пер­вые три года фор­ми­ру­ет­ся тип чело­ве­ка, его харак­тер, и отры­вать ребен­ка от Церк­ви – это самое губи­тель­ное для него в вос­пи­та­тель­ном отно­ше­нии. Ино­гда гово­рят: «Вырас­тет – сам при­дет…». А он вырас­тет сфор­ми­ро­вав­ший­ся, нуж­но ломать, пере­де­лы­вать. Луч­шее, впи­тан­ное с дет­ских лет, ‑семе­на пло­до­нос­ные, потом они обя­за­тель­но взойдут.

Советы старца Паисия Афонского

Памят­на и достой­на вни­ма­ния бесе­да, кото­рую имел ста­рец с одним моим хоро­шим дру­гом о рели­ги­оз­ном вос­пи­та­нии детей. Здесь я поме­щаю ее глав­ные моменты.

- Мно­го иску­ше­ний и опас­но­стей сего­дня для моло­де­жи, батюшка.

– За детей, с мало­го воз­рас­та напо­ен­ных бла­го­че­сти­ем, не бой­тесь. Если они и отой­дут немно­го от Церк­ви с воз­рас­том или из-за иску­ше­ний, то потом вер­нут­ся опять. Они слов­но двер­ные кося­ки, кото­рые мы сма­зы­ва­ем мас­лом, и их не берет гниль.

- Как ты счи­та­ешь, отче, с како­го воз­рас­та дети ста­но­вят­ся вос­при­им­чи­вы­ми, и как мы, роди­те­ли, долж­ны посту­пать, что­бы не боять­ся неча­ян­но повре­дить им сво­и­ми крайностями?

– Преж­де все­го дети копи­ру­ют нас самих, и, конеч­но, с само­го мла­ден­че­ства. Вот с это­го вре­ме­ни и долж­ны мы обра­щать­ся с ними, как с часа­ми. Как толь­ко у них ослаб­нет пру­жи­на, будем сра­зу их заво­дить, но вни­ма­тель­но и поти­хонь­ку, что­бы она не лоп­ну­ла от чрез­мер­но­го усилия.

- Часто, батюш­ка, дети про­ти­вят­ся раз­лич­ным бла­го­че­сти­вым обычаям.

– Когда что-то не в поряд­ке, это­му все­гда есть при­чи­на. Может быть, вы пода­е­те им пло­хой при­мер? Может быть, при­чи­на в каких-то недолж­ных зре­ли­щах, дур­ных поступ­ках, пло­хих сло­вах в доме? Во вся­ком слу­чае будем давать детям бла­го­че­стие в виде моло­ка, а не сухой и твер­дой пищи. Нико­гда нель­зя давить на них или при­ка­зы­вать им, но преж­де все­го – быть самим при­ме­ром для детей.

- В слу­чае пло­хих поступ­ков при­но­сит ли поль­зу телес­ное наказание?

– Будем, насколь­ко воз­мож­но, избе­гать это­го. Если же и допус­ка­ем его, то это ни в коем слу­чае не долж­но быть посто­ян­ным. Телес­но нака­зы­вать нуж­но так, что­бы ребе­нок понял, за что мы его нака­зы­ва­ем. Толь­ко тогда это при­не­сет пользу.

- Батюш­ка, несмот­ря на то, что мы все это испол­ня­ем, дети наши ста­но­вят­ся необуз­дан­ны­ми. Ино­гда они пере­хо­дят все гра­ни­цы. Мы не зна­ем, что нам делать.

– Будем давать ино­гда отверт­ку в руки Хри­ста, что­бы Он Сам навел поря­док, под­кру­тив неко­то­рые вин­ти­ки. Не будем думать, что со всем мы можем спра­вить­ся сами.

- Если, батюш­ка, ребе­нок ходит в цер­ковь, но с како­го-то воз­рас­та пове­де­ние его начи­на­ет изме­нять­ся и он убе­га­ет из хра­ма, как мы долж­ны действовать?

– Спо­кой­но. Если же будет что-то серьез­ное, то вме­шай­тесь. Но будем вни­ма­тель­ны, что­бы ребе­нок не оже­сто­чил­ся и не слу­чи­лось еще чего-нибудь худшего.

- Когда ребе­нок свя­жет­ся с дур­ны­ми ком­па­ни­я­ми и поки­нет свой дом, еще не стя­жав даже немно­го Хри­сто­вой бла­го­да­ти, есть ли надеж­да на его возвращение?

– А вынес ли он отту­да любовь? Когда в доме любовь и само­го ребен­ка мы окру­жа­ем любо­вью, то если он и уйдет и свя­жет­ся с дур­ны­ми ком­па­ни­я­ми, в один пре­крас­ный момент уви­дит, что там нет люб­ви. Он уви­дит, что повсю­ду лице­ме­рие, и вер­нет­ся домой. Но если он будет пом­нить о враж­деб­но­сти и нена­ви­сти в доме то его серд­це не заста­вит его напра­вить свои сто­пы обратно.

- Если мы позна­ли Хри­ста позд­но, когда дети наши уже вырос­ли, что нам делать, что­бы наста­вить их на путь Божий?

– Здесь толь­ко молит­ва при­но­сит пло­ды. Мы долж­ны со мно­гой верой про­сить у Бога мило­сти для этих детей, кото­рые неви­нов­ны в сво­ем неве­рии. При­зна­ем, что ответ­ствен­ность лежит толь­ко на нас, сми­рим­ся и пока­ем­ся искрен­но, и Бог им помо­жет. Он все же бро­сит им какой-нибудь спа­са­тель­ный круг, что­бы спас­лись и они».

Из кни­ги свя­щен­ни­ка Дио­ни­сия Таци­са «Архон­да­рик под откры­тым небом», М., 1998.

- Вста­ли на вечер­нюю молит­ву, ребе­нок посто­ял-посто­ял и убе­жал. Как роди­те­лям к это­му относиться?

– Пусть побе­га­ет. Долж­на быть разум­ность и в постах, и в молит­вах. Дру­гой вопрос, что не надо это поощ­рять. Порой ведь сами взрос­лые говорят:

«Ты устал – иди побе­гай, а мы даль­ше помо­лим­ся». А ребе­нок и не соби­рал­ся никуда.

- Как пра­виль­но молить­ся за детей?

– В утрен­них и вечер­них молит­вен­ных пра­ви­лах есть молит­вы за близ­ких – об их здра­вии и упо­ко­е­нии. Есть молит­вы мате­рин­ские о чадах, мож­но их при­ла­гать к утрен­ним и вечер­ним пра­ви­лам. В церк­ви мож­но зака­зы­вать молеб­ны, соро­ко­уст, обед­ню за сво­их чад, поча­ще при­ча­щать их следует.

Советы старца Паисия Афонского

Ста­рец ска­зал: «Как-то ко мне при­шел скорб­ный отец, сын кото­ро­го болел бело­кро­ви­ем, и про­сил помо­лить­ся. Я ска­зал ему: «Я буду что-нибудь делать, но дол­жен и ты помочь. Конеч­но, ты не опы­тен в духов­ном, но брось хотя бы курить». Он с готов­но­стью при­нял мой совет и ухо­дя бла­го­да­рил меня. Здо­ро­вье ребен­ка ста­ло улуч­шать­ся день ото дня. Отец уви­дел чудо, но со вре­ме­нем забыл­ся и сно­ва начал курить. В резуль­та­те воз­об­но­ви­лась болезнь ребен­ка. Через два года отец его сно­ва при­е­хал и рас­ска­зал мне о слу­чив­шем­ся. Я спро­сил, поче­му он оста­вил свой духов­ный подвиг, и ска­зал, что Бог жела­ет видеть неко­то­рое ста­ра­ние и с нашей сто­ро­ны. Вот так. Недо­ста­точ­но молит­вы дру­го­го чело­ве­ка Нуж­но, что­бы и мы сами про­яв­ля­ли ста­ра­ние и молились».

Ста­рец ска­зал: «Часто мы про­сим у Бога то одно, то дру­гое, но Он не отве­ча­ет нам. Что­бы Он отве­тил на наше про­ше­ние и дал нам то, что про­сим, мы преж­де все­го долж­ны иметь сми­ре­ние. Все мы, и дети, и взрос­лые, име­ем мно­го эго­из­ма и не при­ни­ма­ем ни ука­за­ний, ни заме­ча­ний. Все мы зна­ем сами, все мы муд­ре­цы. Когда в нас гос­под­ству­ет эго­изм, то доста­точ­но и мало­го пово­да, что­бы слу­чи­лась боль­шая ссо­ра. Мы откры­ва­ем дверь сатане, и он вхо­дит в нашу семью и раз­ру­ша­ет ее. Оставь­те неза­ме­чен­ным то, что вы види­те и слы­ши­те в тот момент. Ваш совет не помо­га­ет, а еще боль­ше раз­жи­га­ет огонь. Толь­ко немно­го потер­пи­те, помо­ли­тесь, и, когда дру­гой успо­ко­ит­ся, тогда толь­ко будет воз­мож­но вза­и­мо­по­ни­ма­ние. Рыбак не рыба­чит в шторм, а ждет, когда успо­ко­ит­ся море».

Из кни­ги свя­щен­ни­ка Дио­ни­сия Таци­са «Архон­да­рик под откры­тым небом», М., 1998.

- Что делать, если ребе­нок не хочет носить крест, отка­зы­ва­ет­ся от Причастия?

– Глав­ное – мир не раз­ру­шить, нера­зум­ны­ми дей­стви­я­ми не настро­ить ребен­ка про­тив Церк­ви. Когда гово­рят о чем-либо с любо­вью, с миром, с радо­стью – дети зара­жа­ют­ся этой радо­стью. Дело ведь не в том, что ты пыта­ешь­ся ребен­ку ска­зать, а как ты это делаешь.

Об исповеди и причастии

Совет священника

Об испо­ве­ди и при­ча­стии. Что такое пока­я­ние? Это изме­не­ние жиз­ни в сто­ро­ну иде­а­ла, святости.

- Дол­жен ли ребе­нок перед при­ча­сти­ем пост соблюдать?

– Опять: если для роди­те­лей пост в тягость, то воз­ни­ка­ет про­бле­ма и с ребен­ком. А если это есте­ствен­ная жизнь семьи, то и вопро­сы такие даже не воз­ни­ка­ют. Ребе­нок ест, что дают ему взрос­лые. Пост ведь это не голо­дов­ка. Это изме­не­ние сво­их при­вы­чек, обра­за жиз­ни. Глав­ное в нашей жиз­ни не коли­че­ство молитв, не пост – все это лишь средство.

Нуж­но не запре­щать, не застав­лять, а что­бы ребе­нок доб­ро­воль­но при­ни­мал такой образ жиз­ни. Если его заста­ви­ли – он вырвет­ся из-под роди­тель­ско­го кры­ла и все рав­но сде­ла­ет по-сво­е­му, вот что ужас­но. Свя­тые отцы сове­ту­ют ребен­ка так рас­тить, что­бы, когда вырас­тет, когда в 7 лет впер­вые сам на испо­ведь пой­дет, он себя сам ощу­щал хри­сти­а­ни­ном, что­бы взял иго Хри­сто­во доб­ро­воль­но. Заста­вить сде­лать это невоз­мож­но. Кра­со­ту такой жиз­ни мож­но толь­ко пока­зать. И когда дети увле­кут­ся духов­ной жиз­нью, то они откры­ва­ют такое богат­ство, кото­рое несрав­ни­мо со все­ми богат­ства­ми мира. Как в Еван­ге­лии: нашел жем­чу­жи­ну, пошел и ради нее все про­дал. Так и духов­ная жизнь: нашел ее – от все­го отка­жешь­ся, что­бы этой жиз­нью жить. Нуж­но помочь ребен­ку это богат­ство внут­ри себя открыть, что­бы он не думал, что это все лишь внешнее.

- Если ребе­нок еще без испо­ве­ди при­ча­ща­ет­ся – он уже дол­жен как-то гото­вить­ся к причастию?

– Осо­бых пра­вил нет, но если воз­мож­но, что­бы он не вку­шал перед при­ча­сти­ем, – это будет хоро­шо. Надо при­учать ребен­ка, что­бы он с малых лет гото­вил­ся к похо­ду в храм, собирался.

- Когда ребе­нок гото­вит­ся к пер­вой сво­ей испо­ве­ди, нуж­но под­ска­зать, какие гре­хи у него есть, как в них каяться?

– Мы при­вык­ли обра­щать вни­ма­ние детей на то, что они пло­хо дела­ют. Но ведь глав­ная-то беда не в том, что пло­хое дела­ют, а в том, что не ста­ра­ют­ся делать хоро­шее. Самый боль­шой грех заклю­ча­ет­ся в том, что чело­век не дела­ет то, что дол­жен делать. Его руга­ют, и чело­век понял, что он – пло­хой. Но грех в том, что он хоро­шим не ста­но­вит­ся. Глав­ная гре­хов­ность – несо­от­вет­ствие иде­а­лу, свя­то­сти. Что такое пока­я­ние? Это изме­не­ние жиз­ни В сто­ро­ну иде­а­ла, свя­то­сти. Я дол­жен исправ­лять себя. Если у меня есть толь­ко виде­ние откло­не­ния, а не дви­же­ние к иде­а­лу – это самое пло­хое. Нуж­но видеть цель хри­сти­ан­ской жиз­ни – Бого­уго­жде­ние. Чем я Богу не уго­дил, дол­жен был уго­дить, а не уго­дил? Это не сде­лал, это не сде­лал… Самые наши гре­хи — не в дела­нии, а в неде­ла­нии. Не выпол­нил свои обя­зан­но­сти ребен­ка. Какие? Послу­ша­ния роди­те­лям, помо­щи, сми­ре­ния, свои обя­зан­но­сти как уче­ни­ка… Когда взрос­лый чело­век при­хо­дит и гово­рит, что гре­хов у него осо­бых нет, то это сви­де­тель­ство непо­ни­ма­ния им цели сво­ей жизни.

- Роди­те­ли долж­ны как-то направ­лять, под­ска­зы­вать, или ребе­нок сам реша­ет, что ска­зать батюшке?

– Еще до семи лет его надо под­го­то­вить, что насту­пит такой день, когда он при­дет пер­вый раз на испо­ведь. Это празд­ник! Это пер­вая встре­ча ребен­ка со свя­щен­ни­ком на испо­ве­ди. Роди­те­ли ему пере­да­ют из сво­их рук ребен­ка. К это­му гото­вить нуж­но и свя­щен­ни­ка. Бла­го­че­сти­вые роди­те­ли меня пре­ду­пре­жда­ют зара­нее. Я уже знаю, что ребе­нок при­шел пер­вый раз и с ним нуж­но пого­во­рить. Здесь уже дру­гой раз­го­вор – раз­го­вор духов­ни­ка, начи­на­ет­ся духов­ное окорм­ле­ние ребен­ка. Не про­сто фор­маль­но роди­те­ли при­во­дят ребен­ка в цер­ковь, а нуж­но при­ве­сти к тому свя­щен­ни­ку, кото­рый будет окорм­лять его и впоследствии.

- Мож­но рас­спра­ши­вать ребен­ка, что ему батюш­ка сказал?

– Тай­на испо­ве­ди заклю­ча­ет­ся не толь­ко в том, что свя­щен­ник не может рас­ска­зы­вать об услы­шан­ном на испо­ве­ди, но и тот, кто испо­ве­до­вал­ся, тоже дол­жен ее хра­нить. Празд­ное любо­пыт­ство о тайне духов­ной жиз­ни гре­хов­но. Поэто­му роди­те­ли долж­ны научить себя сми­рять­ся, не зада­вать таких вопросов.

- А если ребе­нок сам хочет рас­ска­зать, пото­му что он при­вык делить­ся во всем с родителями?

– Тогда мол­чать и слу­шать. Со свя­щен­ни­ком потом посо­ве­то­вать­ся. Но не раз­жи­гать этот раз­го­вор, не поощ­рять. Все-таки раз­го­вор на испо­ве­даль­ные темы дол­жен быть толь­ко на испо­ве­ди. И ребе­нок тоже дол­жен уметь хра­нить свой внут­рен­ний мир.

- Роди­те­ли могут под­ска­зать свя­щен­ни­ку: ребе­нок то не дела­ет другое?

– Мож­но посо­ве­то­вать­ся по вопро­сам, сму­ща­ю­щим родителей.

О детских капризах

Совет священника

О дет­ских капри­зах. Глав­ное – хоро­ше­му научить, тогда чело­век сам будет пони­мать, что мож­но, что нельзя.

- С како­го воз­рас­та ребе­нок дол­жен знать сло­во «нель­зя»? Ино­гда гово­рят: в шко­лу пой­дет – сам пой­мет, что мож­но, что нельзя.

- Огра­ни­чи­вать детей нуж­но, но не обя­за­тель­но исполь­зо­вать сло­во «нель­зя». Мож­но мно­го­го доби­вать­ся, не гово­ря «нет». Запрет дол­жен быть аргу­мен­ти­ро­ван­ным и осмыс­лен­ным. И ребе­нок дол­жен пони­мать, поче­му нель­зя. Быт в доме дол­жен быть устро­ен так, что­бы ребе­нок при­вы­кал себя сдер­жи­вать, когда кто-то отды­ха­ет, когда гости при­шли, дол­жен научить­ся не толь­ко о себе и о сво­их жела­ни­ях думать. К это­му надо при­учать ребен­ка с рож­де­ния, пре­се­кать вли­я­ние стра­стей на его жизнь. При том сле­ду­ет не ребен­ка оста­нав­ли­вать, а от гре­ха его предо­сте­ре­гать и не попус­кать раз­ви­тия в нем гре­хов­ных наклон­но­стей и стра­стей. И пита­ние долж­но быть про­ду­ман­ным, пото­му что от него зави­сит раз­ви­тие стра­стей. Надо вос­пи­ты­вать и уме­ние пере­но­сить испы­та­ния, сдер­жи­вать себя в дви­же­ни­ях, в любо­зна­тель­но­сти. Все в раз­ви­тии ребен­ка име­ет смысл. Во всем долж­на быть воз­дер­жан­ность, во всем — благочестие.

- От чего быва­ют дет­ские капризы?

– Капри­зы часто быва­ют от при­ро­ды и от нера­зум­но­го пове­де­ния роди­те­лей. Ребе­нок изме­нил­ся, подвиж­ным стал, раз­го­ва­ри­вать начал, вопро­сы зада­вать, а мы отве­чать не хотим. Он начи­на­ет сам оде­вать­ся, а мы торо­пим. А есть капри­зы, опре­де­ля­ю­щи­е­ся кри­зис­ны­ми пери­о­да­ми, когда про­яв­ля­ют­ся нега­ти­визм, упрям­ство – про­сто состо­я­ние пере­ход­но­го воз­рас­та в 3, 5, 7, 13 лет. Ребе­нок сам собой не управ­ля­ет; он, может, и хотел бы по-дру­го­му себя вести, но не полу­ча­ет­ся. Если он вос­пи­ты­ва­ет­ся вне Церк­ви — обыч­но это острое состо­я­ние, а если ребе­нок при­ча­ща­ет­ся, роди­те­ли молят­ся за него – он более уми­ро­тво­рен, кри­зи­сы про­хо­дят более глад­ко. Сле­ду­ет все­гда миро­лю­би­во посту­пать, про­яв­лять тер­пе­ние. И нуж­но ста­рать­ся не давать ребен­ку выбор, а гово­рить: «Иди и делай». Если ему в эти пери­о­ды дать волю, он будет каприз­ни­чать и про­яв­лять непослушание.

Советы старца Иакова Эвбейского

Роди­те­лям, кото­рые спра­ши­ва­ли, что им делать с детьми, когда они не слу­ша­ют­ся, гово­рил: «Моли­тесь с верою, вра­зум­ляй­те, сколь­ко може­те, с любо­вью, по-доб­ро­му. Пото­му что, про­сти­те меня, по стро­го­сти не пой­дет. Так как тебе ска­жет: под­ни­ма­юсь и иду – и идет… и быва­ет день Содо­ма и Гомор­ры, и нечто худшее».

Из кни­ги «Ста­рец Иаков Эвбей­ский» Мака­ри­ев-Решем­ская оби­тель, 1998.

- Как отучить ребен­ка от трусости?

– Когда чело­век не зна­ет, что его ожи­да­ет, это все­гда вну­ша­ет ему неко­то­рые опа­се­ния. Вера укреп­ля­ет чело­ве­ка в пре­одо­ле­нии стра­хов. А для малень­ко­го чело­ве­ка такой кре­по­стью ока­зы­ва­ет­ся при­сут­ствие роди­те­лей. Поэто­му ниче­го осо­бен­но­го нет, если ребе­нок боит­ся остать­ся один, боит­ся один вый­ти на улицу;

нуж­но даже радо­вать­ся это­му и быть поча­ще с ним. Если ребе­нок к тебе льнет, если он хочет быть с семьей, с роди­те­ля­ми, про­сто нера­зум­но его оттал­ки­вать, при­учать к мни­мой само­сто­я­тель­но­сти. Вырас­тет — оста­вит отца сво­е­го и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей. Тогда само­сто­я­тель­ность начнется.

Изве­стен совет совре­мен­ных стар­цев не отпус­кать детей одних на ули­цу, пото­му что там столь­ко соблаз­нов, спо­соб­ных душу детей наших погу­бить, что все­гда надо ста­рать­ся дер­жать­ся всей семьей. И роди­те­ли долж­ны жерт­вен­но к это­му отно­сить­ся. Конеч­но, дети, отды­хая, будут рез­вить­ся, и нуж­но все это обес­пе­чить – на при­ро­ду выез­жать, досуг орга­ни­зо­вы­вать. Нуж­но ста­рать­ся всем вме­сте быть. Бог и семья – это то, что детей хранит.

Неко­то­рые роди­те­ли под­тал­ки­ва­ют: иди сам… Но ведь мы тол­ка­ем ребен­ка в неиз­вест­ность; мы не зна­ем, в чьи руки он попа­дет… Поэто­му чем доль­ше дер­жишь ребен­ка рядом с собой, тем луч­ше. Важ­но толь­ко, каким духом его напи­та­ешь при этом. Когда мы ребен­ка предо­сте­ре­га­ем от опас­но­стей, обыч­но объ­яс­ня­ем, чего нуж­но боять­ся, чего нель­зя делать, а глав­ное – его сле­ду­ет научить, что нуж­но делать, как жить в этом мире. А жить надо с верой, с молит­вой, нуж­но опа­сать­ся людей раз­врат­ных, рас­пу­щен­ных, соблаз­ни­тель­ных. Необ­хо­ди­мо укре­пить в детях дух Божи­ей бла­го­да­ти и научить пра­виль­но­му обра­зу жиз­ни. Глав­ное ‑на хоро­шее наста­вить, тогда чело­век сам будет пони­мать, что мож­но, что нельзя.

Святительское наставление

О том, что неправильный взгляд на воспитание бывает причиной величайшего зла

Раз­вра­ще­ние детей часто про­ис­хо­дит от безум­ной при­вя­зан­но­сти отцов к житей­ско­му: обра­щая вни­ма­ние толь­ко на это и ниче­го не счи­тая выше это­го, они поне­во­ле уже не радят о детях с их душой. О таких отцах ска­жу я, что они хуже даже дето­убийц. Рас­смот­рим это подроб­но в сло­ве. Можешь ли ты ска­зать, что сын твой или от тебя слы­шал, или сам узнал когда-нибудь, что кля­ну­щий­ся, хотя бы клял­ся и в прав­де, оскорб­ля­ет Бога? Так же, что зло­па­мят­ству­ю­ще­му спа­стись невоз­мож­но? Ибо «путие, – гово­рит­ся, — зло­пом­ня­щих в смерть» (Притч. 12:28). Или что зло­ре­чи­во­го Бог под­верг тако­му уни­же­нию, что даже вос­пре­тил ему читать сло­во Божие? Так же, что гор­де­ца и доса­ди­те­ля Он низ­верг с неба и пре­дал геен­ско­му огню? Или что взи­ра­ю­ще­го на жену неце­ло­муд­рен­ным оком осу­дил, как дей­стви­тель­но­го пре­лю­бо­дея? А убеж­дал ли ты когда-нибудь сына сво­е­го убе­гать это­го, столь обык­но­вен­но­го у всех, гре­ха осуж­де­ния ближ­них, навле­ка­ю­ще­го на нас самое тяж­кое нака­за­ние, и сде­лал ли ему извест­ны­ми запо­ве­ди Хри­сто­вы об этом? Или и сам ты не зна­ешь, что есть такие запо­ве­ди? Как же сын может испол­нить то, каса­тель­но чего не зна­ет зако­нов и отец, кото­рый дол­жен бы научить его? И, о если бы зло толь­ко и огра­ни­чи­ва­лось тем, что роди­те­ли не дава­ли бы детям ника­ких полез­ных сове­тов, тогда зло не было бы так вели­ко. Но вот вы, роди­те­ли, побуж­да­е­те детей еще и к про­тив­но­му. В самом деле, когда отцы убеж­да­ют детей зани­мать­ся нау­ка­ми, то в их раз­го­во­ре с детьми не услы­шишь ниче­го дру­го­го, кро­ме таких слов: такой-то, гово­рят, чело­век низ­кий и из низ­ко­го состо­я­ния, усо­вер­шив­шись в крас­но­ре­чии, полу­чил весь­ма высо­кую долж­ность, при­об­рел боль­шое име­ние, взял бога­тую жену, постро­ил вели­ко­леп­ный дом, стал для всех стра­шен и зна­ме­нит. Дру­гой гово­рит: такой-то, изу­чив латин­ский язык, бли­ста­ет при дво­ре и всем рас­по­ря­жа­ет­ся там. Иной опять ука­зы­ва­ет на дру­го­го, и все — толь­ко на слав­ных на зем­ле; а о про­сла­вив­ших­ся на Небе­сах никто не вспом­нит и одна­жды; даже если дру­гой и решит­ся напом­нить об них, его пре­сле­ду­ют, как чело­ве­ка, кото­рый все рас­стра­и­ва­ет. Итак вы, когда вну­ша­е­те это детям с юных лет, учи­те их не дру­го­му чему, как осно­ва­нию всех поро­ков, все­ляя в них две самые исто­вые стра­сти – то есть среб­ро­лю­бие и еще более пороч­ную страсть – тще­сла­вие. Каж­дая из них и порознь может низ­вра­тить все; а когда они обе вме­сте вторг­нут­ся в неж­ную душу юно­ши, то подоб­но соеди­нив­шим­ся бур­ным пото­кам губят все доб­рое и нано­сят столь­ко тер­ния, столь­ко пес­ку, столь­ко сору, что дела­ют душу бес­плод­ною и неспо­соб­ною ни к чему доб­ро­му. Сви­де­те­ли мне в этом могут быть и внеш­ние писа­те­ли: ибо ту и дру­гую из этих стра­стей – не обе вме­сте, но каж­дую в отдель­но­сти – один назвал вер­хом, а дру­гой гла­вою зол. Но если среб­ро­лю­бие и само по себе в отдель­но­сти есть грех и гла­ва зол, то, когда она соеди­нит­ся с дру­гою, гораз­до силь­ней­шею и жесто­чай­шею стра­стью, т. е. со сла­во­лю­би­ем, и вме­сте с нею вторг­нет­ся в душу юно­ши, уко­ре­нит­ся в ней и овла­де­ет ею – кто тогда уже в состо­я­нии будет истре­бить эту болезнь, осо­бен­но когда и отцы и дела­ют и гово­рят все не для того, что­бы осла­бить эти злые рас­те­ния, но что­бы еще более укре­пить их? Кто так нера­зу­мен, что не усум­нит­ся в спа­се­нии вос­пи­ты­ва­е­мо­го таким обра­зом сына? Вели­кое дело, если душа, полу­чив и про­ти­во­по­лож­ное настав­ле­ние, избег­нет раз­вра­та; но, когда за все награ­дою счи­та­ют­ся день­ги и в при­мер для сорев­но­ва­ния пред­став­ля­ют­ся люди пороч­ные, какая тогда надеж­да на спа­се­ние? При­стра­стив­ши­е­ся к день­гам обык­но­вен­но быва­ют и завист­ли­вы, и зло­нрав­ны, и склон­ны к клят­вам, и веро­лом­ны, и дерз­ки, и зло­ре­чи­вы, и хищ­ны, и бес­стыд­ны, и наг­лы, и непри­зна­тель­ны, сло­вом, во всех отно­ше­ни­ях злы. Досто­вер­ный сви­де­тель это­го – бла­жен­ный Павел, кото­рый ска­зал, что среб­ро­лю­бие есть корень вся­ко­го зла в жиз­ни (1Тим. 6:10). А преж­де его то же открыл Хри­стос, воз­ве­щая, что пора­бо­щен­ный этой стра­сти не может слу­жить Богу (Мф. 6:24). Итак, если юно­ша увле­чен будет в это раб­ство с ран­них лет, то когда же он будет в состо­я­нии сде­лать­ся сво­бод­ным? Как может воз­ник­нуть из волн, когда все тол­ка­ют его, все погру­жа­ют и ста­вят в неиз­беж­ную необ­хо­ди­мость пото­нуть? Ты дума­ешь, что сын твой лег­ко может избег­нуть диа­воль­ских сетей, будучи молод, живя сре­ди Егип­та или луч­ше, сре­ди воин­ства диа­воль­ско­го, не слы­ша меж­ду тем ни от кого ни одно­го полез­но­го сове­та и видя, что все, а боль­ше всех роди­те­ли и вос­пи­та­те­ли, ведут его к противному.

Как же мог бы он сде­лать то? При помо­щи ли тво­их уве­ща­ний? Но ты настав­ля­ешь его про­тив­но­му и, не поз­во­ляя ему вспом­нить о любо­муд­рии даже и во сне, напро­тив, посто­ян­но зани­мая его душу насто­я­щею жиз­нью и выго­да­ми ее, толь­ко еще более содей­ству­ешь ее потоп­ле­нию. Или сам собою? Совсем нет; юно­ша сам по себе не име­ет доволь­но сил к совер­ше­нию доб­ро­де­те­ли; а если и поро­дит он что-либо доб­рое, то это доб­рое ско­ро, преж­де неже­ли воз­рас­тет, погиб­нет от силь­но­го дождя слов тво­их. Ибо как тело не может жить дол­го, когда пита­ет­ся не здо­ро­вой, но вред­ной пищей, так и душа, полу­чая такие вну­ше­ния, не может и помыс­лить о чем-либо доб­ром и вели­ком; нет, будучи так рас­стра­и­ва­е­ма и рас­слаб­ля­е­ма, посто­ян­но измож­да­ясь поро­ком, как какой-нибудь зара­зой, она нако­нец неиз­беж­но низ­верг­нет­ся в геен­ну и в тамош­нюю поги­бель. Ведь вы, как буд­то наме­рен­но ста­ра­ясь погу­бить детей, при­ка­зы­ва­е­те им делать толь­ко то, что делая, невоз­мож­но спа­стись. Вот посмот­ри преж­де все­го. «Горе, – ска­за­но, – сме­ю­щим­ся» (Лк. 6:25); а вы пода­е­те детям мно­же­ство пово­дов к сме­ху. «Горе бога­тым» (ст. 24); а вы о том толь­ко и ста­ра­е­тесь, что­бы они раз­бо­га­те­ли. «Горе, егда доб­ре рекут вам вси чело­ве­цы» (ст. 26); а вы часто тра­ти­те все свое иму­ще­ство из-за сла­вы люд­ской. Опять поно­ся­щий бра­та сво­е­го «пови­нен есть геенне» (Мф. 5:22); а вы счи­та­е­те сла­бы­ми и трус­ли­вы­ми тех, кто мол­ча­ли­во сно­сит обид­ные речи от дру­гих. Хри­стос пове­ле­ва­ет отвра­щать­ся бра­ни и рас­при, а вы посто­ян­но зани­ма­е­те детей эти­ми злы­ми дела­ми. Он пове­лел во мно­гих слу­ча­ях выры­вать око, если оно ведет ко злу (ст. 29); а вы тех-то осо­бен­но и дела­е­те им дру­зья­ми, кто толь­ко может дать денег, хоть бы и научил край­не­му раз­вра­ту. Он не поз­во­лил остав­лять жену, раз­ве толь­ко за пре­лю­бо­де­я­ние (ст. 32); а вы, когда мож­но полу­чить день­ги, при­ка­зы­ва­е­те пре­не­бре­гать и этой запо­ве­дью. Клят­ву Он запре­тил совер­шен­но (ст. 34); а вы даже сме­е­тесь, когда види­те, что это запре­ще­ние соблю­да­ет­ся. «Любяй душу свою, – ска­зал Гос­подь, – погу­бит ю» (Ин. 12:25); а вы вся­че­ски вовле­ка­е­те их в эту любовь. «Аще не отпу­ща­е­те, – гово­рит Он, – чело­ве­ком согре­ше­ний их, ни Отец ваш Небес­ный отпу­стит вам» (Мф. 6:15); а вы даже попре­ка­е­те детям, когда они не захо­тят мстить оби­дев­шим, и ста­ра­е­тесь ско­рее при­ве­сти их в состо­я­ние сде­лать это. Хри­стос ска­зал, что любя­щие сла­ву, постят­ся ли, молят­ся ли, пода­ют ли мило­сты­ню, все это дела­ют без поль­зы (Мф. 6:1); а вы толь­ко и ста­ра­е­тесь о том, чтоб ваши дети полу­чи­ли ее. И для чего пере­чис­лять все? Если уже и ска­зан­ные поро­ки, не толь­ко все вме­сте, но и каж­дый сам по себе, в состо­я­нии при­го­то­вить тыся­чу геенн, а вы, собрав все их вме­сте и воз­ло­жив на детей эту невы­но­си­мую ношу гре­хов, с нею посы­ла­е­те их в огнен­ную реку, то как же они могут спа­стись, неся столь­ко пищи для огня?

И худо не это одно, что вы вну­ша­е­те про­тив­ное запо­ве­дям Хри­сто­вым, но и то еще, что нече­стие при­кры­ва­е­те бла­го­звуч­ны­ми име­на­ми; назы­вая посто­ян­ное пре­бы­ва­ние на кон­ских риста­ли­щах и в теат­рах свет­ско­стью; обла­да­ние богат­ством – сво­бо­дою, сла­во­лю­бие – вели­ко­ду­ши­ем, дер­зость – откро­вен­но­стью, рас­то­чи­тель­ность — чело­ве­ко­лю­би­ем, неспра­вед­ли­вость – муже­ством. Потом, как буд­то еще мало это­го обма­на, вы и доб­ро­де­тель назы­ва­е­те про­тив­ны­ми име­на­ми: скром­ность — необ­ра­зо­ван­но­стью, кро­тость — тру­со­стью, спра­вед­ли­вость — сла­бо­стью, сми­ре­ние — рабо­леп­ством, незло­бие — бес­си­ли­ем. Вы буд­то бои­тесь, как бы дети, услы­шав от дру­гих насто­я­щее назва­ние этих доб­ро­де­те­лей и поро­ков, не убе­жа­ли от зара­зы. Ибо назва­ние поро­ков пря­мы­ми и насто­я­щи­ми их име­на­ми нема­ло спо­соб­ству­ет к отвра­ще­нию от оных; напро­тив, еще так силь­но пора­жа­ет греш­ни­ков, что часто мно­гие, извест­ные по самым бес­чест­ным поступ­кам, не могут пере­но­сить рав­но­душ­но, когда их назы­ва­ют тем, что они на самом деле, но при­хо­дят в силь­ный гнев и раз­дра­жа­ют­ся, как буд­то тер­пят самое ужас­ное зло. Так, если бы кто бес­чест­ную жен­щи­ну и раз­врат­но­го юно­шу назвал по это­му срам­но­му поро­ку, тот сде­лал­ся бы непри­ми­ри­мым вра­гом их, как буд­то бы нанес им вели­чай­шую оби­ду. И не толь­ко эти люди, но и среб­ро­лю­бец, и пья­ни­ца, и гор­дец, и вооб­ще все, сде­лав­шие самые важ­ные пре­ступ­ле­ния, пора­жа­ют­ся и оскорб­ля­ют­ся не столь­ко самым делом и мне­ни­ем люд­ским, сколь­ко назва­ни­ем по сво­им Делам. А я знаю мно­го и таких, кото­рые этим спо­со­бом были обра­зум­ле­ны и, слы­ша понос­ные себе назва­ния, сде­ла­лись скром­нее по жиз­ни. Но вы отни­ма­е­те у детей и это посо­бие к исправ­ле­нию. И, что еще хуже, вну­ша­е­те им зло не толь­ко сло­ва­ми, но и Дела­ми: стро­и­те вели­ко­леп­ные домы, поку­па­е­те доро­гие поля, окру­жа­е­те их и про­чим блес­ком и всем этим, как бы густым каким обла­ком, омра­ча­е­те их душу. Так чем же могу я убе­дить­ся, что им воз­мож­но спа­стись, когда вижу, что вы скло­ня­е­те их к таким делам, за кото­рые Хри­стос опре­де­лил неиз­беж­ную поги­бель; когда вижу, что вы об их душе, как о чем-то ненуж­ном, небре­же­те, а о том, что дей­стви­тель­но излишне, забо­ти­тесь, как о необ­хо­ди­мом и важ­ней­шем. Вы все дела­е­те, что­бы были у сына слу­га, конь и самая луч­шая одеж­да, а что­бы он сам был хорош, об этом и поду­мать не хоти­те; нет, про­сти­рая до такой сте­пе­ни забот­ли­вость о дере­ве и кам­нях, души не удо­ста­и­ва­е­те и малей­шей части тако­го попе­че­ния. Все дела­е­те, толь­ко бы на доме сто­я­ла чуд­ная ста­туя и кров­ля была золо­тая; а что­бы дра­го­цен­ней­шее изва­я­ние – душа была золо­тая, об этом и помыс­лить не хотите.

Далее, когда мы хотим детей озна­ко­мить с нау­ка­ми, не толь­ко отда­ля­ем пре­пят­ству­ю­щее уче­нию, но и достав­ля­ем им все, что содей­ству­ет это­му, — при­став­ля­ем к ним вос­пи­та­те­лей и учи­те­лей, издер­жи­ва­ем день­ги, осво­бож­да­ем их от всех дру­гих заня­тий и чаще, чем учи­те­ли на олим­пий­ских играх, кри­чим им о бед­но­сти от неуче­нья и о богат­стве от уче­нья, дела­ем и гово­рим все и сами, и чрез дру­гих, толь­ко бы дове­сти их до окон­ча­ния пред­ле­жа­ще­го им уче­ния, одна­ко ж и при всем этом часто не успе­ва­ем. А скром­ность нра­вов и тща­тель­ность о чест­ном пове­де­нии, по наше­му мне­нию, при­дут сами собой и несмот­ря на столь мно­гие к тому пре­пят­ствия? Что может быть хуже это­го нера­зу­мия ‑на самое лег­кое обра­щать столь­ко вни­ма­ния и забот, как буд­то бы ина­че и нель­зя успеть в этом; а о гораз­до труд­ней­шем думать, что оно как какая-нибудь пустая и ничтож­ная вещь при­дет к нам, хоть бы мы и спа­ли? Ведь упраж­не­ние души в бла­го­че­сти­вой жиз­ни во столь­ко раз труд­нее и тяже­лее изу­че­ния наук, во сколь­ко испол­нять труд­нее, чем гово­рить, во сколь­ко дела труд­нее слов. Так что же? Раз­ру­шить нам, ска­же­те, учи­ли­ща? Не об этом гово­рю, но о том, как бы нам не раз­ру­шить зда­ние доб­ро­де­те­ли и не погу­бить живой души. Когда душа цело­муд­рен­на, тогда не будет ника­кой поте­ри от незна­ния крас­но­ре­чия, а когда она раз­вра­ще­на, тогда от нее вели­чай­ший вред, хотя бы язык был и весь­ма изощ­рен, и даже тем боль­ше вре­да, чем боль­ше силы в сло­ве. Ибо нече­стие с искус­ством в сло­ве про­из­во­дит гораз­до более зла, чем необ­ра­зо­ван­ность. Для успеш­но­го заня­тия сло­вес­но­стью нуж­на доб­рая нрав­ствен­ность; а доб­рая нрав­ствен­ность не нуж­да­ет­ся в посо­бии сло­вес­но­сти. Мож­но быть цело­муд­рен­ным и без этой уче­но­сти, но никто нико­гда не успе­ет в нау­ках без доб­рых нра­вов, когда будет все вре­мя про­во­дить в поро­ках и рас­пут­стве. Что будет нам доб­ро­го от зна­ния сло­вес­но­сти, если у нас рас­стро­е­но будет самое глав­ное? И что худо­го от незна­ния оной, коль ско­ро у нас устро­е­но самое важ­ное? Истин­ная муд­рость и истин­ное обра­зо­ва­ние есть не иное что, как страх Божий. И никто не думай, буд­то я пред­пи­сы­ваю, что­бы дети оста­ва­лись невеж­да­ми; нет, пусть кто пору­чит­ся мне на счет само­го необ­хо­ди­мо­го, т. е. бла­го­че­стия, я не ста­ну пре­пят­ство­вать детям изу­чать в совер­шен­стве и искус­ство крас­но­ре­чия. Как тогда, когда колеб­лют­ся осно­ва­ния и весь дом и все зда­ние нахо­дит­ся в опас­но­сти упасть, было бы крайне бес­смыс­лен­но и безум­но бежать к шту­ка­тур­щи­кам, а не к плот­ни­кам, так опять было бы делом неумест­ной при­тя­за­тель­но­сти не поз­во­лять окра­ши­вать сте­ны, когда они сто­ят твер­до и креп­ко. Будем преж­де все­го обу­чать детей бла­го­че­стию и вну­шать им страх не тогда, когда они сде­ла­ют­ся уже мужа­ми, но настав­лять и обра­зо­вать их еще в дет­стве. И Павел при­став­ля­ет к детям учи­те­лей доб­ро­де­те­ли с нача­ла и с само­го юно­го их воз­рас­та, что­бы пре­гра­дить злу самый доступ к ним. Ибо не то самое луч­шее уче­ние, когда, напе­ред допу­стив гре­ху овла­деть, потом ищут средств изгнать его, но то, когда упо­треб­ля­ют все уси­лия, что­бы сде­лать душу нашу недо­ступ­ной для него. Посе­му уве­ще­ваю не толь­ко поз­во­лять дру­гим обу­чать бла­го­че­стию, но и самим помо­гать детям спа­сать ладью и ста­рать­ся, что­бы она плы­ла попут­ным вет­ром. Ибо если бы мы все усво­и­ли себе такой образ мыс­лей и преж­де все­го вели детей к доб­ро­де­те­ли, счи­тая это глав­ным делом, а все про­чее при­да­точ­ным, то отсю­да про­изо­шло бы столь­ко благ, что, если бы я стал теперь пере­чис­лять их, меня почли бы хва­ста­ю­щим. Если бы бла­го­че­стие сде­ла­лось как бы зако­ном и вла­стью, если бы мы детей сво­их преж­де все­го настав­ля­ли быть дру­зья­ми Божи­и­ми и учи­ли боль­ше всех и преж­де всех про­чих наук духов­ным, то пре­кра­ти­лись бы все скор­би и насто­я­щая жизнь осво­бо­ди­лась бы от бес­чис­лен­ных зол и что гово­рит­ся о буду­щей жиз­ни, имен­но, что «отбе­же болезнь, и печаль, и воз­ды­ха­ние» (Ис. 35:10), – этим мы насла­жда­лись бы уже и здесь. Ибо если бы не было в нас при­вя­зан­но­сти ни к день­гам, ни к пустой сла­ве, если бы мы не боя­лись ни смер­ти, ни бед­но­сти, скор­би счи­та­ли бы не злом, но вели­чай­шим бла­гом, не зна­ли ни враж­ды, ни зави­сти, то не стра­да­ли бы ни от сво­их, ни от чужих горе­стей, но род чело­ве­че­ский упо­доб­лял­ся бы самим Ангелам.

Будем же делать все, что­бы оста­вить детям богат­ство бла­го­че­стия, кото­рое пре­бы­ва­ет посто­ян­но, сопро­вож­да­ет нас и по смер­ти и может при­не­сти вели­чай­шую поль­зу не толь­ко здесь, но и там. Богат­ство мир­ское не перей­дет в веч­ность вме­сте с людь­ми, но еще и здесь поги­ба­ет преж­де их, а часто погуб­ля­ет и сво­их вла­дель­цев; но богат­ство бла­го­че­стия и здесь, и там и само пре­бу­дет посто­ян­но, и стя­жав­ших его сохра­нит в вели­кой без­опас­но­сти. Это дей­стви­тель­но так: кто зем­ное пред­по­чи­та­ет духов­но­му, тот лишит­ся и того, и дру­го­го; а кто стре­мит­ся к Небес­но­му, тот навер­ное полу­чит и зем­ное. Это не мои сло­ва, но само­го Гос­по­да, Кото­рый обе­ща­ет подать сии бла­га: «Ищи­те, – гово­рит Он, — Цар­ствия Божия, и сия вся при­ло­жат­ся вам» (Мф. 6:33). Что может срав­нить­ся с этой честью? Заботь­ся, гово­рит, о духов­ном, а все про­чее предо­ставь Мне. Как сер­до­боль­ный отец при­ни­ма­ет на себя все попе­че­ние о доме, управ­ле­ние слу­га­ми и всем про­чим, а сыну сове­ту­ет зани­мать­ся толь­ко любо­муд­ри­ем, так точ­но посту­па­ет и Бог. Будем же послуш­ны, ста­нем искать Цар­ствия Божия, и тогда и детей уви­дим вез­де почтен­ны­ми, и сами про­сла­вим­ся с ними; насла­дим­ся и насто­я­щи­ми бла­га­ми, если толь­ко воз­лю­бим буду­щие и Небес­ные. Поста­ра­ем­ся сде­лать­ся отца­ми доб­лест­ных детей, созда­те­ля­ми Хри­сто­нос­ных хра­мов, попе­чи­те­ля­ми Небес­ных подвиж­ни­ков, укреп­ляя их, направ­ляя и делая все к их поль­зе, что­бы и самим нам полу­чить оди­на­ко­вые с ними венцы.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на, архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

- В церк­ви ребе­нок нароч­но гром­ко топал, и бабуш­ка никак не мог­ла его вра­зу­мить. Как ей сле­до­ва­ло бы поступить?

– Совет читал: когда ребе­нок кри­чит, пла­чет, топа­ет во вре­мя бого­слу­же­ния, его луч­ше выво­дить из церк­ви, пото­му что это не место для раз­вле­че­ний. Нуж­но ста­рать­ся, что­бы ребе­нок не нару­шал цер­ков­ный покой. Поощ­рять такое пове­де­ние не сле­ду­ет, но и нака­зы­вать не надо, пото­му что не от зло­го умыс­ла он это дела­ет. Ребе­нок сам ино­гда не пони­ма­ет, что он ведет себя непо­до­ба­ю­ще. Он не уме­ет регу­ли­ро­вать гром­кость голо­са. Он при­вык так гово­рить, при­вык зада­вать вопро­сы, у него нет при­выч­ки обще­ния, но это не зна­чит, что сле­ду­ет учить его в церк­ви. Бла­го­че­стие выра­ба­ты­ва­ет­ся со временем.

О наказании и поощрении

Совет священника

О нака­за­нии и поощ­ре­нии. Мы не с ребен­ком долж­ны бороть­ся, а с гре­хом в ребен­ке и помо­гать ему, когда он не может, пре­одо­леть этот грех.

- Как испра­вить пло­хие свой­ства в ребенке?

– Стро­гим отно­ше­ни­ем. И, конеч­но, надо пони­мать, что пло­хие свой­ства, как пра­ви­ло, име­ют духов­ное про­яв­ле­ние. Поэто­му ребен­ка надо при­ча­щать поча­ще, молить­ся за него, в свя­тые места возить. У ребен­ка духов­ное забо­ле­ва­ние – и нуж­но исполь­зо­вать духов­ные сред­ства для его лече­ния, а не толь­ко внеш­ние огра­ни­че­ния для него устанавливать.

- Мож­но ли нака­зы­вать детей?

– Если с любо­вью, то мож­но. В нака­за­нии не долж­но быть раз­дра­же­ния, зло­бы, но разум и забо­та. Мы не с ребен­ком долж­ны бороть­ся, а с гре­хом в ребен­ке и помо­гать ему, когда он не может, пре­одо­леть этот грех. Поэто­му нака­за­ние на самом деле долж­но быть помо­щью ребен­ку в пре­одо­ле­нии страст­ных наклон­но­стей, удер­жа­ни­ем его от греха.

- А что может слу­жить наказанием?

– Как мы гово­ри­ли, нака­за­ние – это попыт­ка удер­жать ребен­ка от паде­ния, гре­ха. То есть нака­зы­вать – это не пус­кать ребен­ка туда, где он может погиб­нуть. Ино­гда и силу мож­но при­ме­нить, если опас­ность грозит.

- Мы часто нака­зы­ва­ем под горя­чую руку, в состо­я­нии раз­дра­же­ния. Когда успо­ко­ишь­ся, пони­ма­ешь, что оби­дел ребен­ка. Что надо делать в этом случае?

- Мирить­ся нуж­но с ребен­ком. Не обя­за­тель­но про­сить про­ще­ния, но най­ти спо­соб кон­фликт сгла­дить. Роди­те­ли тоже долж­ны пони­мать, что нару­ши­ли мир.

- А вооб­ще допу­сти­мо, что­бы роди­те­ли про­си­ли про­ще­ния у ребенка?

– Я думаю, что допу­сти­мо. Но очень акку­рат­но. Ведь что такое про­ще­ние? Это при­ми­ре­ние. При­ми­ре­ние долж­но в серд­це насту­пить сна­ча­ла. При­зна­вать свои ошиб­ки мож­но, а пре­смы­кать­ся и уни­жать­ся нель­зя. При­зна­ние – это еще и обу­че­ние ребен­ка, он тоже учит­ся при­зна­вать свои ошибки.

- Ниче­го пло­хо­го ребе­нок не сде­лал. Роди­те­ли при посто­рон­них ста­ли тре­бо­вать, что­бы он про­сил про­ще­ния. Пра­виль­но ли они поступили?

- Мы уже гово­ри­ли, что демон­стра­ция семей­ных отно­ше­ний недо­пу­сти­ма. Они долж­ны выяс­нять­ся в семей­ном кру­гу или с духов­ни­ком. Не нуж­но пока­зы­вать власть над детьми, а детям не сле­ду­ет про­яв­лять капри­зы. Даже совсем малень­кие дети ува­жи­тель­ное отно­ше­ние ощущают.

- Мож­но ли за хоро­шее пове­де­ние, за помощь, за оцен­ку детей награж­дать деньгами?

– Так коры­сто­лю­бие вос­пи­ты­ва­ет­ся. Не хва­лить нуж­но, а ска­зать, какое он доб­рое дело сде­лал – маме помог. Он дол­жен пони­мать, что его заслу­га в забо­те о дру­гом. А роди­те­ли долж­ны с бла­го­дар­но­стью эту помощь при­ни­мать, за все бла­го­да­рить, точ­но так же, как когда роди­те­ли ребен­ку помо­га­ют, он дол­жен их бла­го­да­рить. Чув­ство бла­го­дар­но­сти за помощь нуж­но вос­пи­ты­вать, а не хваль­бой под­пи­ты­вать его гордыню.

- Мож­но ли детей пре­ры­вать, останавливать?

– Смот­ря как оста­нав­ли­вать. Мож­но оста­нав­ли­вать оби­жая, а мож­но ина­че. Гру­бо оста­нав­ли­вать не сле­ду­ет. А мож­но пере­клю­чить раз­го­вор на дру­гую тему, мож­но пред­ло­жить иное заня­тие. Все зави­сит от муд­ро­сти, от искус­ства родителей.

- Мож­но ли дру­го­му ребен­ку при его роди­те­лях делать замечание?

– В чужое вос­пи­та­ние вме­ши­вать­ся не сле­ду­ет. Если мама попро­сит — дру­гое дело.

- Роди­те­ли обя­за­ны засту­пать­ся за детей?

- Ребе­нок дол­жен видеть в роди­те­лях сво­их защит­ни­ков. Ни в коем слу­чае они не долж­ны лишать сво­е­го ребен­ка под­держ­ки: они за него отве­ча­ют. Не долж­ны поз­во­лять оби­жать сво­их детей. Поэто­му пре­тен­зии к ребен­ку надо раз­ре­шать с его роди­те­ля­ми, а не с ним. А они уж с него спро­сят. Они име­ют на это право.

О самостоятельности детей

Совет священника

О само­сто­я­тель­но­сти детей. Что такое само­сто­я­тель­ность? Рас­суж­де­ние с советом.

- Хочет­ся предо­сте­речь ребен­ка от вся­ких опас­но­стей, но невоз­мож­но под­сте­лить солом­ку вез­де, где дове­дет­ся упасть. Чем воору­жить его, что­бы он научил­ся видеть опас­ность и не пугать­ся ее?

– Ино­гда нуж­но поз­во­лять ребен­ку про­явить само­сто­я­тель­ность. Когда момент не очень опас­ный, а зна­ешь, что он труд­ность испы­та­ет, – поз­во­лять сде­лать так, как он хочет. Что­бы ребе­нок почув­ство­вал опас­ность, труд­ность ситу­а­ции, когда по сво­ей воле начи­на­ет жить. Что­бы боял­ся свое­во­лия. При этом хра­нить его неза­мет­но, изда­ле­ка. Глав­ное – вера и молит­ва, пони­ма­ние того, что все про­ис­хо­дит по воле Божи­ей. Это укреп­ля­ет и про­го­ня­ет страх, пото­му что если Бог тебя хра­нит, то нече­го боять­ся… Но иску­шать Бога тоже нель­зя, нель­зя само­му созда­вать опас­ные ситуации.

- Ребе­нок при­вык­нет все спра­ши­вать у роди­те­лей, а как же будет жить взрослым?

– Сове­то­вать­ся все­гда хорошо.

- Не полу­чит­ся так, что он не будет самостоятельным?

– Что такое само­сто­я­тель­ность? Рас­суж­де­ние с сове­том, как отец Иоанн (Кре­стьян­кин) гово­рит. Уме­ние сове­то­вать­ся – это очень хоро­шая чер­та, кото­рую с дет­ства нуж­но в ребен­ке вос­пи­ты­вать. Не нуж­но доби­вать­ся, что­бы имен­но твой совет выпол­нил, ребе­нок сам пой­мет, что совет муд­ро­го на деле испол­ня­ет­ся, он на опы­те силу роди­тель­ско­го бла­го­сло­ве­ния испы­та­ет. Совет — не при­ка­за­ние, не нака­за­ние. Мы видим один вари­ант, а когда полу­ча­ем совет, то вари­ан­тов ока­зы­ва­ет­ся несколь­ко и мож­но выбрать. Выби­рать одно из одно­го – это отсут­ствие свободы.

Святительское наставление

О воспитании детей

Апо­стол Павел гово­рит, что отцы и мате­ри могут пожать пло­ды доб­ро­де­те­ли сво­их детей, когда хоро­шо вос­пи­та­ют их (1Тим. 2:15). В том не малая, но весь­ма вели­кая будет состо­ять для них награ­да, что они вос­пи­та­ли рато­бор­цев Хри­сту. Впро­чем, каким обра­зом спа­сет­ся жена, если она сама будет бес­чест­на и испол­не­на бес­чис­лен­ных поро­ков? Уже­ли вос­пи­та­ние детей при­не­сет ей какую-либо поль­зу? Не будет ли веро­ят­ным, что она вос­пи­та­ет их подоб­ны­ми себе? О доб­ро­де­тель­ной мате­ри гово­рит он это, а не о вся­кой, что она полу­чит вели­кую награ­ду и воз­да­я­ние. Слу­шай­те сие, отцы и мате­ри: вос­пи­та­ние детей для вас не оста­нет­ся без награ­ды. Под­лин­но, нема­ло­важ­ное дело посвя­тить Богу детей, дан­ных от Бога. Если они твер­дые опо­ры и осно­ва­ния поло­жат под зда­ние, то будут иметь вели­кую награ­ду; а за нера­де­ние под­верг­нут­ся нака­за­нию. Нам вве­рен важ­ный залог – дети. Будем поэто­му забо­тить­ся об них и упо­тре­бим все меры, что­бы лука­вый не похи­тил их у нас.

Меж­ду тем теперь у нас все про­ис­хо­дит наобо­рот. Мы упо­треб­ля­ем все­воз­мож­ные для того уси­лия, что­бы поле было хоро­шим и что­бы вве­рить его бла­го­на­деж­но­му чело­ве­ку, – и погон­щи­ка ослов и мулов, и над­зи­ра­те­ля, и пове­рен­но­го мы отыс­ки­ва­ем само­го искус­но­го; а на то, что для нас доро­же, имен­но на то, что­бы пору­чить сына чело­ве­ку, кото­рый бы мог сохра­нить его в цело­муд­рии, не обра­ща­ем вни­ма­ния, несмот­ря на то, что сие стя­жа­ние цен­нее всех про­чих и ради его при­хо­дят осталь­ные бла­га. Об иму­ще­стве для них мы забо­тим­ся, а о них самих – нет. Видишь ли, какое безу­мие овла­де­ло нами? Преж­де обра­зуй душу сына тво­е­го, а стя­жа­ния он уже после полу­чит. Если душа у него не хоро­ша, то он не будет иметь ни малей­шей поль­зы от денег; и наобо­рот, если ей дано пра­виль­ное обра­зо­ва­ние, то бед­ность нисколь­ко не повре­дит ему. Хочешь ли оста­вить его бога­тым? Научи его быть добродетельным.

Вы, мате­ри, боль­ше все­го смот­ри­те за дочерь­ми: попе­че­ние это для вас не труд­но. Наблю­дай­те за тем, что­бы они сиде­ли дома; а преж­де все­го учи­те их быть бла­го­че­сти­вы­ми, скром­ны­ми, пре­зи­рать день­ги и не слиш­ком забо­тить­ся о наря­дах. Если так обра­зу­е­те их, то вы спа­се­те не толь­ко их, но и мужа, кото­рый возь­мет ее, и не толь­ко мужа, но и детей, и не одних детей, но и вну­ков. Если корень будет хорош, то и вет­ви будут луч­ше раз­ви­вать­ся – и за все это вы полу­чи­те награду.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

- У мамы не хва­та­ет сил пере­бо­роть харак­тер сво­е­го семи­лет­не­го сына, коман­ду­ет в доме он. Ситу­а­ция ненор­маль­ная, но изме­нить ее она не может.

– Если идти по пути под­чи­не­ния воли ребен­ка сво­ей воле, то это путь пороч­ный. Сами роди­те­ли долж­ны послуш­ны­ми быть: отец — Богу, мать – разум­ной воле мужа. Тогда они не будут тре­бо­вать излиш­не­го от ребен­ка, ведь послу­ша­ние – это не игры, это крест. Добить­ся послу­ша­ния мож­но, толь­ко если сам послуш­ник. Ребе­нок ведь обра­ща­ет­ся все вре­мя к роди­те­лям, спра­ши­ва­ет, мож­но ли. И это нуж­но вве­сти в рам­ки зако­на, что­бы он пони­мал, что совет роди­те­лей, сле­до­ва­ние их воле для него полез­но и спа­си­тель­но. Не навя­зы­вать волю нуж­но, а ребе­нок дол­жен чув­ство­вать охра­ни­тель­ные роди­тель­ские руки. В этом слу­чае он послу­ша­ние вос­при­ни­ма­ет как защи­ту. А если что-то при­хо­дит­ся делать по тре­бо­ва­нию ребен­ка, надо устро­ить так, что­бы он не вос­при­нял это как уступ­ку себе – через неко­то­рое вре­мя сде­лать тре­бу­е­мое, а не сра­зу или отвлечь чем-то.

- Нуж­но ли тре­бо­вать от ребен­ка, что­бы он ухо­дя сооб­щал, куда идет? Когда роди­те­лей нет, запи­соч­ку что­бы оставлял?

– Жела­тель­но, конеч­но. Но и роди­те­ли так же долж­ны посту­пать. Тогда будет вза­им­ная при­выч­ка друг дру­гу сооб­щать, что­бы не вол­но­вать. Ребе­нок от роди­те­лей учит­ся вести себя. Если роди­те­ли ува­жи­тель­но к нему отно­сят­ся, то и он ста­ра­ет­ся быть таким же.

- В чем состо­ит ува­жи­тель­ное отно­ше­ние к детям?

– Надо к ребен­ку отно­сить­ся как к дару Божи­е­му. Это не твоя соб­ствен­ность, это образ и подо­бие Божие, дар Божий, бла­го­сло­ве­ние Божие, это свя­тынь­ка, кото­рая Богом тебе дана на хра­не­ние, на раз­ви­тие. Ува­жи­тель­ное – это бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние друг к другу.

Советы старца Арсения Каппадокийского

Одна­жды к отцу Арсе­нию при­нес­ли бес­но­ва­то­го ребен­ка из Сина­со­са. Взгля­нув на ребен­ка, он велел роди­те­лям немед­лен­но раз­вя­зать его. Одна­ко те боя­лись это сде­лать. Отец Арсе­ний сно­ва повто­рил: «Быст­ро раз­вя­жи­те его». Тогда род­ные изму­чен­но­го ребен­ка ска­за­ли: «С ваше­го бла­го­сло­ве­ния, Хаджи­фен­ди, но маль­чик безу­мен и при­чи­нит нам беду. Мы с боль­шим тру­дом его свя­за­ли». Но отец Арсе­ний ска­зал им: «Осво­бо­ди­те его и не бой­тесь». Как толь­ко они его раз­вя­за­ли, бес поки­нул маль­чи­ка, и тот исце­лил­ся. Он подо­шел к отцу Арсе­нию и тихо, как агнец, сел рядом с ним. После это­го отец Арсе­ний нало­жил на роди­те­лей маль­чи­ка епи­ти­мию постить­ся сорок дней, как в Вели­кий пост, ибо понял, что они вино­ва­ты – как в том, что ребе­нок родил­ся бес­но­ва­тым, так и в жесто­ко­сти по отно­ше­нию к невин­но­му (что­бы как-то сдер­жи­вать и физи­че­ски осла­бить бес­но­ва­то­го сына, они остав­ля­ли ребен­ка голодным).

Из кни­ги стар­ца Паи­сия Свя­то­гор­ца «Пре­по­доб­ный Арсе­ний Кап­па­до­кий­ский», Тро­и­це-Свр­ги­е­ва лав­ра, 1997.

- Где золо­тая сере­ди­на что­бы не стать нянь­кой для ребен­ка, но и не пере­гру­зить его домаш­ни­ми делами?

– Рас­по­ря­док жиз­ни дол­жен быть у него, как и у взрос­ло­го: вре­мя — рабо­те, вре­мя – отды­ху. Конеч­но, ребе­нок дол­жен иметь и свое лич­ное время.

О взаимоотношении с другими детьми

Совет священника

О вза­и­мо­от­но­ше­нии с дру­ги­ми детьми. Ребе­нок учит­ся у роди­те­лей. Их ува­жи­тель­ное, учти­вое, бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние к людям и ребен­ка учит.

Как про­ти­во­сто­ять в вос­пи­та­нии детей раз­ла­га­ю­ще­му воз­дей­ствию на них совре­мен­но­го мира?

– Мы не все­гда пони­ма­ем, что быть веру­ю­щим, бла­го­че­сти­вым – это и зна­чит быть все­гда совре­мен­ным. Мы же часто назы­ва­ем совре­мен­ным чело­ве­ка рас­пу­щен­но­го, мир­ско­го, без­ре­ли­ги­оз­но­го. И порок, и свя­тость живут одно­вре­мен­но. И носи­те­ли этих качеств живут одно­вре­мен­но. Про­сто подоб­ное тянет­ся к подоб­но­му. Свя­тость – к свя­то­сти, а раз­вра­щен­ный раз­вра­та ищет. Соблазн при­дет в мир, но чело­век не дол­жен быть источ­ни­ком соблаз­на для дру­го­го. И в этом смыс­ле, я думаю, все­гда совре­ме­нен благочестивый.

Советы старца Иакова Эвбейского

Детям ста­рец сове­то­вал не иметь ком­па­ний и не отлу­чать­ся от роди­те­лей сво­их, и пусть харак­те­ри­зу­ют их дру­гие как необ­щи­тель­ных. Сове­то­вал ниче­го не брать от чужо­го, ни одной кон­фе­ты, напри­мер, ни осве­жа­ю­ще­го напит­ка, пото­му что вели­ка опас­ность нар­ко­ти­ков, кото­рая губит моло­дежь. Гово­рил ста­рец: «От чело­ве­ка, кото­ро­го не знаю, и анти­до­ра не при­му, пото­му что может тебе ска­зать, что анти­дор, а на самом деле нет, но вещь от диавола».

Из кни­ги «Ста­рец Иаков Эвбей­ский», Мака­ри­ев-Решем­ская оби­тель, 1998.

- Есть такие дети-дич­ки, кото­рые не хотят идти на ули­цу, играть с ровес­ни­ка­ми. Как к это­му относиться?

– Раз­ве пло­хо, если ребе­нок дома зани­ма­ет­ся делом? Но нуж­но сле­дить, что­бы эта уеди­нен­ность не при­ни­ма­ла пато­ло­ги­че­ских форм – уны­ния, меч­та­тель­но­сти, лено­сти. Что­бы чело­век не жил в мире иллюзий.

- Каки­ми долж­ны быть отно­ше­ния ребен­ка с окру­жа­ю­щи­ми людьми?

– Ребе­нок учит­ся у роди­те­лей. Их ува­жи­тель­ное, учти­вое, бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние к людям и ребен­ка учит. Рас­пу­щен­ность, воль­ное отно­ше­ние – тоже. Сле­ду­ет ограж­дать детей и свой дом от людей лука­вых, злых. Ска­за­но ведь, что «с пре­по­доб­ным пре­по­доб­ным будешь, со строп­ти­вым раз­вра­тишь­ся» (Пс. 17:27).

Уте­ше­ние любо­вью Хри­сто­вой (Из жиз­не­опи­са­ния афон­ско­го стар­ца Тихона).

Всех ста­рец по чисто­те души сво­ей видел хоро­ши­ми, ибо, по сло­ву Апо­сто­ла, «для чисто­го все чисто» (Тит. 1:15). Как-то после испо­ве­ди спро­сил его один игумен:

- Отче, ска­жи мне, кто из бра­тии нашей более чист?

- Авва свя­тый, – отве­тил ста­рец, – все они у вас чистые. Нико­гда он не уко­рял ближ­не­го, а ста­рал­ся исце­лить его и уте­шить любо­вью Христовой.

- Тебя, чадо мое, – гово­рил он отцу Паи­сию, – Хри­стос полю­бил и про­стил тебе гре­хи твои, ибо любит Гос­подь каю­щих­ся и взыс­ку­ю­щих смирения.

Очень огор­чал­ся ста­рец, когда видел рас­тол­стев­ших юно­шей, и осо­бен­но мона­хов, ибо пол­но­та совсем не идет носи­те­лю ангель­ской схимы.

Как-то посе­тил его один очень тол­стый миря­нин и при­знал­ся, что име­ет силь­ную плот­скую брань и одер­жим нечи­сты­ми мыслями.

- Дитя мое, – ска­зал ему любя­щий ста­рец, – если послу­ша­ешь меня, греш­но­го, сде­лаю тебя анге­лом! Нач­ни стро­гий пост с молит­вою: «Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Божий, поми­луй мя». И вку­шай толь­ко хлеб и воду. По ночам кла­ди по сто пять­де­сят покло­нов и читай еже­днев­но канон Бого­ма­те­ри, гла­ву из Еван­ге­лия и житие днев­но­го свя­то­го. В суб­бо­ту и вос­кре­се­нье можешь вку­шать неболь­шое коли­че­ство пищи с рас­ти­тель­ным мас­лом. И так, про­ве­дя сорок дней, исцелишься.

Через шесть меся­цев этот тол­стяк опять появил­ся, и отец Тихон совер­шен­но не мог узнать его. Исчез­ла излиш­няя пол­но­та, и уже лег­ко и сво­бод­но вхо­дил он в узкую дверь церк­ви. Спро­сил его удив­лен­ный старец:

- Как живет­ся теперь тебе, дитя мое? И отве­тил ему гость радостно:

- Теперь я воис­ти­ну чув­ствую себя анге­лом, отче, ибо исчез­ли совсем блуд­ные мыс­ли и, как види­те, непо­мер­ная пол­но­та, кото­рая очень тяго­ти­ла меня.

Так умел ста­рец воз­жи­гать в дру­гих рев­ность, что греш­ни­ки уже сами вожде­ле­ва­ли начать борь­бу с гре­хом. Для это­го он часто отсы­лал вопро­шав­ших его к свя­тым отцам, что­бы огонь бла­го­да­ти, кото­рый полу­чи­ли отцы от Гос­по­да, воз­гре­вал у них любовь к истине. Ибо под­ви­за­ю­щий­ся при­об­ре­та­ет доб­ро­де­те­ли, а непод­ви­за­ю­щий­ся кор­мит стра­сти. Осо­бен­но сове­то­вал он читать Свя­щен­ное Писа­ние и все­лен­ских учи­те­лей, таких как Васи­лий Вели­кий, Гри­го­рий Бого­слов, Иоанн Зла­то­уст, пре­по­доб­ный Мак­сим Испо­вед­ник, Симе­он Новый Бого­слов, Мака­рий Еги­пет­ский и пре­по­доб­ный Иса­ак Сирин. Как-то спро­сил он у отца Паисия:

- Ты, чадо, какие кни­ги читаешь?

- Авву Иса­а­ка, отче, – отве­тил ему духов­ный сын.

- Ох! Ох! Ох! Чадо мое! Этот свя­той очень велик! Ни одно­го насе­ко­мо­го он даже паль­цем не задел.

Ска­зан­ным ста­рец как бы хотел под­черк­нуть высо­ту жития и духов­ной муд­ро­сти сего пре­по­доб­но­го отца. Сам отец Тихон ста­рал­ся под­ра­жать пре­по­доб­но­му Иса­а­ку не толь­ко в пустын­ном сво­ем житии, но и в аске­ти­че­ском подви­ге поста и бес­по­пе­чи­тель­но­сти. В отли­чие от мирян, кото­рые мно­го рабо­та­ют и пото­му мно­го едят, дело мона­ха – молит­ва и пост, покло­ны и пока­ян­ные сле­зы не толь­ко о себе, но и о целом мире, о всех, кто живет и кто уже умер. А пото­му и рабо­тать нуж­но столь­ко, сколь­ко необ­хо­ди­мо, что­бы не быть в тягость дру­го­му. Ибо от мно­гих работ и попе­че­ний забы­ва­ет чело­век о Боге и назна­че­нии своем.

- Фара­он дал мно­го рабо­ты изра­иль­тя­нам, – заме­чал ста­рец, – что­бы они мно­го ели и отто­го забы­ва­ли о Боге своем.

Из кни­ги «Отец Тихон. Послед­ний вели­кий рус­ский ста­рец на Афоне», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1997.

- Мож­но обра­тить вни­ма­ние ребен­ка на пло­хие каче­ства его товарищей?

– Осуж­дать вооб­ще нико­го не нуж­но. Про­сто пред­ло­жить сыну или доче­ри какое-либо заня­тие, кото­рое мог­ло бы уве­сти их, отвлечь от при­вя­зан­но­сти к вред­но­му товариществу.

- Ребе­нок стре­мит­ся быть пер­вым. Это вос­при­ни­ма­ет­ся как поло­жи­тель­ное качество?

– Ни перед кем не нуж­но себя утвер­ждать. Во всем долж­но быть отсут­ствие азар­та. Если ребе­нок достиг успе­ха – не сле­ду­ет гово­рить, что он луч­ше всех. Долж­ны быть дру­гие харак­те­ри­сти­ки: хоро­шо или пло­хо он сде­лал, полез­но это или не полез­но. Он дол­жен пони­мать, что любое дело нуж­но делать хоро­шо. А успе­хи его и неуспе­хи надо соот­но­сить с его воз­мож­но­стя­ми. Ино­гда даже «трой­ки» полу­ча­ет, но он ста­ра­ет­ся, луч­ше не может. Для него это успех. А для неко­то­рых «чет­вер­ка» – не успех, а лень. Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник гово­рит, что оце­ни­вать ребен­ка нуж­но не по учеб­ным успе­хам, а по бла­го­че­стию, по ста­ра­нию, по духов­ным даро­ва­ни­ям, кото­ры­ми ребе­нок обла­да­ет. Поче­му-то у нас при­вык­ли оце­ни­вать по коли­че­ству зна­ний, по оцен­кам, а что при этом в душе тво­рит­ся, каков нрав­ствен­ный облик ребен­ка – это­го не заме­ча­ют. Душев­ный ли ребе­нок, смир­ный, покла­ди­стый, люб­ве­обиль­ный ‑вот это самый глав­ный успех вос­пи­та­ния, школь­но­го и семей­но­го. А все осталь­ное при­ло­жит­ся, все осталь­ное – это талан­ты, кото­рые кому пять, кому – два, кому – один. По ним оце­ни­вать осо­бен­но не нуж­но. Это не твое дости­же­ние, это Гос­подь дал.

- Роди­те­ли часто отда­ют ребен­ка в дет­ский садик, счи­тая, что это важ­но для его раз­ви­тия, необ­хо­ди­мо для при­об­ре­те­ния навы­ков общения.

– А полу­ча­ет­ся наобо­рот. Ребе­нок впи­ты­ва­ет все, как губ­ка. Боль­шое коли­че­ство детей, и все свои позна­ния они при­но­сят в груп­пу. Но ведь не все впи­ты­ва­ют хоро­шее. На дет­ской пло­щад­ке — модель мира: кто-то стро­ит доми­ки, кто-то их бом­бит и топ­чет. Чему он там научит­ся? Если есть воз­мож­ность осу­ще­ствить семей­ное вос­пи­та­ние, то ребен­ка, конеч­но, луч­ше рас­тить дома.

- Но будет ли он готов к обще­нию с дру­ги­ми людьми?

– А мы раз­ве с ним не обща­ем­ся? В семье про­ис­хо­дит обще­ние с обра­зо­ван­ны­ми, духов­ны­ми людь­ми. Какое ему дру­гое обще­ние нуж­но? Друг у дру­га игруш­ки отни­мать и драть­ся? В Псал­ти­ри ска­за­но, что «с пре­по­доб­ным пре­по­доб­ным будешь, со строп­ти­вым раз­вра­тишь­ся» (Пс. 17:27). А дети быст­ро усва­и­ва­ют новое, и новые, не все­гда полез­ные, сло­ва, при­выч­ки для них быва­ют интересны.

- При­вет­ство­вать ли, когда дети при­во­дят дру­зей в дом? Сей­час тра­ди­ция, что дети обща­ют­ся в подъ­ез­дах или на улице.

– Имен­но дру­зей при­во­дить мож­но, а не кого угод­но. Сей­час дети дру­жить-то не уме­ют. Они дру­гом назы­ва­ют пер­во­го встреч­но­го. А это же не дру­зья, это часто рас­хи­ти­те­ли: они или соблаз­нят ребен­ка, или в дом при­не­сут какую-то дру­гую тра­ди­цию. На самом деле дом – не про­ход­ной двор. Ребе­нок это дол­жен пони­мать. Это уже пло­хой симп­том, если он со все­ми под­ряд водит­ся всех под­ряд в дом ведет. Зна­чит, что-то не суме­ли ему объ­яс­нить. А обще­ние в подъ­ез­де – это не тра­ди­ция, это наша беда. На ули­це и в подъ­ез­де наши дети – как овцы без пас­ты­ря, кото­рые рано или позд­но попа­дут­ся волку.

- Ста­ло при­ня­то насме­хать­ся над учи­те­ля­ми, над сверст­ни­ка­ми, так ли это без­обид­но, как кажет­ся на пер­вый взгляд?

– Насмеш­ка, скеп­сис – это беда наше­го вре­ме­ни, кото­рая име­ет серьез­ные послед­ствия, пото­му что они сеют сомне­ния. А сомне­ния име­ют раз­ру­ши­тель­ную силу. Это дело сата­нин­ское. В Еван­ге­лии опи­сы­ва­ет­ся, как апо­стол Петр пошел навстре­чу Хри­сту по воде, на мгно­ве­ние усо­мнил­ся – и стал тонуть. Сомне­ние порож­да­ет мало­ве­рие, недо­ве­рие, поэто­му насме­шек, сомне­ний надо избегать.

О школьной жизни

Совет священника

О школь­ной жиз­ни. В шко­ле пра­во­сла­вие – это дух, это отно­ше­ние миро­лю­бия, люб­ви, нравственности.

- Как выбрать школу?

– В иде­а­ле долж­на быть еди­ная цепоч­ка: Цер­ковь, семья, шко­ла. Если дома гово­рят одно, а в шко­ле – дру­гое, то про­ис­хо­дит раз­дво­е­ние лич­но­сти. У ребен­ка очень боль­шое дове­рие к учи­те­лю, осо­бен­но в началь­ный пери­од. И если учи­тель гово­рит совер­шен­но про­ти­во­по­лож­ное тому, что гово­ри­ли ему роди­те­ли, это может раз­ру­шить все то, что роди­те­ли созда­ва­ли преды­ду­щие семь лет. Тако­ва про­бле­ма секу­ля­ри­зо­ван­ной шко­лы, когда педа­го­ги не жела­ют видеть детей пра­во­слав­ны­ми, хри­сти­а­на­ми, духов­ны­ми, чисты­ми, цело­муд­рен­ны­ми, а шко­ла по содер­жа­нию сей­час выда­ет худ­шие образ­цы мате­ри­а­лиз­ма. Поэто­му пра­виль­но ори­ен­ти­ро­ван­ная шко­ла – та, в кото­рой дух, содер­жа­ние пре­по­да­ва­ния не про­ти­во­ре­чат пра­во­сла­вию. Нуж­но знать учи­те­ля, к кото­ро­му соби­ра­ешь­ся вести ребен­ка. Важ­но, что­бы учи­тель не был ате­и­сти­че­ски настро­ен­ным и мате­ри­а­ли­стом, а был бы куль­тур­ным чело­ве­ком. То есть надо зара­нее схо­дить и познакомиться.

- За пло­хие оцен­ки ребен­ка мож­но наказывать?

– При­чи­ны пло­хих оце­нок могут быть раз­ные. Поэто­му нуж­но сна­ча­ла при­чи­ну выяс­нить. Одно дело, если ребе­нок не может учить­ся луч­ше. Из жития пре­по­доб­но­го Сер­гия Радо­неж­ско­го мы зна­ем, что ему гра­мот­ность не дава­лась. По молит­вам мона­ха-схим­ни­ка Гос­подь открыл его разум для позна­ния книж­ной муд­ро­сти. То же самое было со свя­тым пра­вед­ным Иоан­ном Крон­штадт­ским. Он со сле­за­ми молил­ся, что­бы Гос­подь помог ему овла­деть книж­ной пре­муд­ро­стью. Жития свя­тых под­твер­жда­ют, что все в руке Божи­ей. Поэто­му нуж­но молить­ся за детей и не бра­нить за плохую успе­ва­е­мость по при­чине неспо­соб­но­сти к уче­нию. Дру­гое дело, когда по лени дети пло­хо успе­ва­ют. Быва­ет, что пло­хие оцен­ки появ­ля­ют­ся из-за кон­флик­та с учи­те­лем. То есть при­чи­на оцен­ки раз­ная, нель­зя ска­зать, что она все­гда отра­жа­ет уро­вень зна­ний ребен­ка. Нуж­но смот­реть, как по отно­ше­нию к себе тру­дит­ся, рабо­та­ет ребе­нок, а не срав­ни­вать его с дру­ги­ми, пото­му что мы все раз­ные; Гос­подь дал кому пять, кому два, кому один талант. Глав­ное, что­бы он учил­ся в меру сво­их воз­мож­но­стей, не ленился.

Стар­цы гово­рят: «Не ищи, чадо, муд­ро­сти, а ищи кро­то­сти, най­дешь кро­тость – полу­чишь муд­рость. Муд­рый не тот, кто мно­го зна­ний име­ет, а тот, кто мно­го добра тво­рит». Нуж­но пони­мать, что есть обра­зо­ван­ность, а есть муд­рость. Под­лин­ная муд­рость при­хо­дит через кро­тость. Зна­ние над­ме­ва­ет, гово­рят свя­тые отцы, им пита­ет­ся гор­дость. Когда чело­век пони­ма­ет свое несо­вер­шен­ство, он дви­жет­ся посте­пен­но и таким обра­зом посто­ян­но раз­ви­ва­ет­ся. Глав­ное – рост дол­жен быть посто­ян­ным до кон­ца жиз­ни. Если чело­век в гор­дость впа­да­ет – он останавливается.

О досуге

Совет священника

О досу­ге. Игра все­гда чело­ве­ка меня­ет – она долж­на менять в луч­шую сторону.

- Неко­то­рые роди­те­ли ста­ра­ют­ся до пре­де­ла загру­зить ребен­ка: тен­нис, музы­ка, балет… Но раз­ве это хоро­шо, что ребен­ку неко­гда вздохнуть?

- Конеч­но, хоро­шо. Надо дать мень­ше воз­мож­но­стей для бес­цель­но­го вре­мя­пре­про­вож­де­ния. Нуж­но, что­бы он уста­вал. Бес­по­кой­ство, жела­ние куда-то бежать быва­ют от празд­но­сти. А если ребе­нок потра­тил силы на бла­го­че­сти­вые заня­тия, он отды­ха­ет. Я уже гово­рил, что отпус­кать детей про­сто на ули­цу сей­час очень рис­ко­ван­но. Так что роди­те­ли долж­ны тоже себе покоя не давать – гулять с ними, отды­хать, но не как над­смотр­щи­ки, а так, что­бы инте­рес­но ребен­ку было; надо жить жиз­нью ребен­ка. То есть роди­те­лям посто­ян­но нуж­но пре­одо­ле­вать свои немо­щи и лень.

- Мож­но ли поз­во­лять детям культ­по­хо­ды с клас­сом в цирк, в театр?

– Не надо поощ­рять не полез­ное для ребен­ка, но и запре­щать не сто­ит. Класс идет в театр – он тоже рвет­ся. Пусть схо­дит. Если скла­ды­ва­ет­ся так — не надо вое­вать. Но самим не тол­кать на подоб­ные посе­ще­ния. Разум­ная долж­на быть поли­ти­ка. Раз­врат­ные вещи, конеч­но, нель­зя поз­во­лять смотреть.

Ребе­нок дол­жен знать, какой жиз­нью живут роди­те­ли, цен­но­сти, смысл их жиз­ни. И посте­пен­но сам будет убеж­дать­ся, что роди­те­ли пра­вы, когда не сове­ту­ют ему ходить на зрелища.

Телевизор не полезен

Отно­си­тель­но теле­ви­зо­ра ста­рец Иаков говорил:

- Теле­ви­зор – короб­ка диа­во­ла, при­но­сит боль­шой вред, осо­бен­но детям, пото­му и нуж­но уда­лить его из дома.

Испо­ве­ду­е­мо­му ребен­ку, духов­но­му чаду сво­е­му, кото­рый про­сил его раз­ре­ше­ния смот­реть на выбор неко­то­рые обра­зо­ва­тель­ные или дет­ские пере­да­чи, не дал бла­го­сло­ве­ния: «Нель­зя дер­жать теле­ви­зор в доме. Когда услы­шишь иерея, уви­дишь духов­ную пере­да­чу – в этом гре­ха нет, но мно­га­жды пере­да­ют­ся вещи непо­треб­ные, как мне гово­рят мно­гие хри­сти­ане. Сие не годит­ся нам. Луч­ше возь­мем, откро­ем Свя­щен­ное Писа­ние, почи­та­ем, помо­лим­ся, Пана­гии нашей сде­ла­ем пять покло­нов, про­чи­та­ем пять псал­мов Дави­да, чем смот­реть теле­ви­зор, поэто­му предо­сте­ре­гай­те детей от теле­ви­зо­ра, от вещей непо­треб­ных и непристойных».

Из кни­ги « Ста­рец Иаков Эвбей­ский», Мака­ри­ев-Решем­ская оби­тель, 1998.

О развлечениях

Схи­и­гу­ме­на Сав­ву спро­си­ли: «Мож­но ли ходить в кино?». Ста­рец отве­тил: «Мож­но. Но это отда­ля­ет от Бога».

Из кни­ги «Жиз­не­опи­са­ние стар­ца схи­и­гу­ме­на Сав­вы. С Любо­вью о Гос­по­де, ваш Д.О.С.», М., 1998.

- Что долж­но состав­лять дет­ское чтение?

– В дет­ских кни­гах есть все, что и во взрос­лых, – и полез­ное, и вред­ное. Поэто­му роди­те­лям надо самим все про­чи­ты­вать, преж­де чем давать кни­ги детям. Луч­ше на ста­рых кни­гах вос­пи­ты­вать, на классике.

- В какие игры мож­но играть?

– Мы долж­ны знать, к чему хотим при­учить детей. Глав­ное, что­бы они не учи­лись злу, что­бы игры не были страст­ны­ми, сорев­но­ва­тель­ны­ми, раз­ви­ва­ю­щи­ми азарт. Игра все­гда чело­ве­ка меня­ет – она долж­на менять в луч­шую сторону.

- Сей­час дети совсем не уме­ют играть, их обще­ние сво­дит­ся к бес­со­дер­жа­тель­но­му тол­ка­нию, к крику.

– И роди­те­ли разу­чи­лись. Для нас в дет­стве самым радост­ным было, когда в лап­ту отцы выхо­ди­ли играть вме­сте с нами, они нас учи­ли дет­ским играм, что-то нам масте­ри­ли. Вели­кое сча­стье для детей, когда роди­те­ли игра­ют вме­сте с ними. Сей­час эта тра­ди­ция нару­ши­лась, вооб­ще нару­ши­лись тра­ди­ции семей­ной жиз­ни – семей­ных вече­ров, семей­ных обе­дов, семей­но­го чте­ния, семей­но­го про­ве­де­ния вре­ме­ни. Каж­дый живет сво­ей жизнью.

Будьте, как дети

свя­щен­ник Сер­гий Дурылин

Я бро­дил по ост­ро­ву и удив­лял­ся оби­лию цве­тов, всю­ду бла­го­уха­ю­щих и никем не сеян­ных, и уви­дел в чащо­бе бра­та Ники­фо­ра. Он сто­ял у ста­ро­го полу­г­ни­ло­го дере­ва и изда­ли зна­ка­ми отстра­нял меня, что­бы я не шел даль­ше. Я ото­шел от того места и пошел в дру­гую сто­ро­ну, а по вече­ру брат Ники­фор ска­зал мне с улыбкой:

- Не сер­дись, мла­до, что про­гнал тебя. Нам Бог милость послал: я пче­ли­ный рой в лесу пой­мал. Будем с вос­ком. Я научу тебя све­чи делать и пче­лу тебе пере­дам. Я пче­лы недо­сто­ин по гре­хам моим. Это на твою долю пче­лу Гос­подь послал. Зна­ешь, пче­ле дан осо­бый талант: чисто­ту чуять, она дет­скую душу любит. А ты у нас «отро­ча младо».

«На похва­лы мол­чи», – вспом­нил я сло­ва стар­ца, еще в мона­сты­ре мною слы­шан­ные, но сму­тил­ся душою: «Гос­по­ди! Гос­по­ди! Я‑то – дитя?»

Я греш­ник. Я с ран­не­го дет­ства хра­ню и не извер­гаю из себя злые мыс­ли, пре­ступ­ные хоте­ния; помыс­лы суе­ты и боре­ния мучат меня. Оси­ли, Гос­по­ди, оси­ли­ва­ю­ще­го меня!

При­звал нас ста­рец и тол­ко­вал Евангелие:

- Что зна­чит «будь­те, как дети»? Как мыслите?

- Дети сми­рен­ны, – я отвечал.

- Есть и злоб­ные, – воз­ра­зил, – мучат живот­ных, разо­ря­ют пти­чьи гнез­да. Есть и убий­цы – дети.

- Я, взрос­лый, не имею послу­ша­ния, а дети послуш­ны, отче, – брат сказал.

- Есть и непо­слуш­ные, даже до про­тив­ле­ния родителям.

- Не разу­ме­ем, святе.

- Един свят. Непо­слуш­ные и послуш­ные, сми­рен­ные и злоб­ные, все дети в одном сход­ны: по мла­до­сти, по сла­бо­си­лию и совер­шен­но­му неуме­нию к соб­ствен­но­му попе­че­нию о себе, все оди­на­ко­во без отца суще­ство­вать не могут, име­ют в отце нуж­ду неот­мен­ную, и это еди­ное зна­ют, и пла­чут горь­ко, видя себя остав­лен­ны­ми отцом, пред­ви­дя неми­ну­е­мую гибель. Взрос­лые же на себя наде­ют­ся и в отце не видят нуж­ды. Да не упо­до­бим­ся взрос­лым. Почув­ству­ем себя и в зло­бе и в непо­слу­ша­нии нашем детьми, в отце веч­но нуж­да­ю­щи­ми­ся. Сия нуж­да спа­си­тель­на. Сие и зна­чит: «будь­те, как дети».

из вос­по­ми­на­ния свя­щен­ни­ка Сер­гея Дуры­ли­на. «Мос­ков­ский жур­нал», №8, 1991.

- Роди­те­ли доволь­ны, что ребе­нок занят ком­пью­те­ром, не бега­ет, не меша­ет, а даже чему-то полез­но­му учит­ся. Пра­вы они?

– Вос­пи­та­ние – это пита­ние, а куль­ту­ра – это воз­де­лы­ва­ние. Воз­де­лы­вать мож­но толь­ко то, что посе­ял и взрас­тил. Поэто­му зада­ча роди­те­лей – все вре­мя сеять. Если не сеют роди­те­ли – сеет кто-то дру­гой. Если ты пше­ни­цу не посе­ял, то одни пле­ве­лы будут и даже уро­жай не собе­решь. В дет­стве все вре­мя что-то сеет­ся, в том чис­ле и на ули­це, и по теле­ви­зо­ру. Это те семе­на, кото­рые потом дают свой плод. У чело­ве­ка под воз­дей­стви­ем того, что он вос­при­ни­ма­ет, фор­ми­ру­ет­ся отно­ше­ние к жиз­ни. Поэто­му когда роди­те­ли отда­ют ребен­ка в руки дру­гих, то долж­ны пони­мать, что он не про­сто теле­ви­зор смот­рит, а смот­рит фильм, сде­лан­ный таким-то чело­ве­ком. Бес­след­но это зре­ли­ще не про­хо­дит. Если роди­те­ли дей­стви­тель­но заня­ты, то и ребе­нок, конеч­но, не дол­жен празд­но вре­мя про­во­дить, но необ­хо­ди­мо кон­тро­ли­ро­вать его заня­тия. Важ­но знать, какие кни­ги он чита­ет, для чего вклю­чил ком­пью­тер. Все­гда быть бди­тель­ны­ми. Извест­но, что хоро­шую куль­ту­ру труд­но вырас­тить, а сор­ня­ки рас­тут сами. И если уж они попа­ли, то потом всю жизнь при­дет­ся их выдер­ги­вать. А пере­вос­пи­та­ние — про­цесс очень трудный.

- Поче­му надо осте­ре­гать­ся ком­пью­тер­ных игр?

– Дет­ская игра — твор­че­ская. Ребе­нок сам тво­рит тот мир, в кото­ром он живет. Это дет­ский мир – ангель­ский, цело­муд­рен­ный. Когда ребе­нок садит­ся у ком­пью­те­ра, перед ним откры­ва­ет­ся иска­жен­ный стра­стя­ми мир, создан­ный взрос­лы­ми людь­ми. Самое опас­ное то, что при­су­щие им стра­сти взрос­лые вкла­ды­ва­ют в детей и часто навя­зы­ва­ют им роль, не свой­ствен­ную ни по воз­рас­ту, ни по духов­но­му раз­ви­тию. Такая игра вме­сто того, что­бы раз­ви­вать и хра­нить ребен­ка, может настоль­ко иска­зить его духов­ную жизнь, потря­сти его пси­хи­ку, что в ито­ге мы полу­ча­ем нерв­ные забо­ле­ва­ния и даже бес­но­ва­ния. Боль­шин­ство ком­пью­тер­ных игр отли­ча­ют­ся жесто­ко­стью, агрес­сив­но­стью. Такие игры – один из спо­со­бов раз­ру­ше­ния чело­ве­ка. С точ­ки зре­ния пра­во­слав­ной антро­по­ло­гии, чело­век состо­ит из духа, души и пло­ти, а зна­чит, чело­век име­ет пра­во на жизнь плот­скую, душев­ную и духов­ную. Все защи­ща­ют плот­скую жизнь, при­ни­ма­ют меры, что­бы чело­век сохра­нил­ся как био­ло­ги­че­ское суще­ство. Но если иска­жа­ют­ся нрав­ствен­ные ори­ен­ти­ры, если иска­жа­ют­ся духов­ные осно­вы жиз­ни, чело­век ведь тоже уни­что­жа­ет­ся. Ком­пью­тер­ные игры уби­ва­ют в чело­ве­ке духов­ную жизнь. В резуль­та­те оста­ет­ся одна био­ло­ги­че­ская оболочка.

- Дети любят порой сочи­нять, напри­ду­мы­вать каких-то неве­ро­ят­ных исто­рий. Это невин­ная шалость?

– Надо знать, с какой целью это дела­ет­ся. Неко­то­рые сочи­ня­ют, что­бы похва­лить­ся, неко­то­рые – что­бы обма­нуть. Если ребе­нок, сочи­няя, про­дол­жа­ет раз­ви­тие ска­зоч­ных сюже­тов, я думаю, здесь осо­бо­го вре­да не быва­ет. Хотя уход в мир иллю­зий луч­ше не поощ­рять. Живи этим миром, реаль­но­стью, пото­му что меч­та­тель­ность, сочи­ни­тель­ство уво­дят людей в мир иной, в мир нере­аль­ный, потом они эти все меч­та­ния пыта­ют­ся пере­не­сти в свою жизнь, и несо­от­вет­ствие вызы­ва­ет потря­се­ния. Поэто­му осо­бую меч­та­тель­ность, вооб­ра­же­ние раз­ви­вать не сле­ду­ет. Дол­жен быть разум­ный праг­ма­тизм в жиз­ни чело­ве­ка, ощу­ще­ние реаль­но­сти. А неко­то­рые начи­на­ют сочи­нять и при­ду­мы­вать то, что и сочи­нять-то не надо. Мир пре­крас­ный, реаль­но суще­ству­ю­щий, види­мый и неви­ди­мый, нуж­но позна­вать. Это гораз­до полезнее.

- Взрос­лые могут про­во­дить досуг одни, без детей?

– Не нуж­но к это­му стре­мить­ся, а по необ­хо­ди­мо­сти, конеч­но, могут. Но нель­зя такое вре­мя­пре­про­вож­де­ние пре­вра­щать в поиск удо­воль­ствий, раз­вле­че­ний, в привычку.

- Когда в доме тор­же­ство и есть при­гла­шен­ные гости, сто­ит ли детей сажать за стол со взрослыми?

– Нель­зя гаран­ти­ро­вать, что никто из взрос­лых не поз­во­лит себе воль­но­сти в застоль­ных раз­го­во­рах, в пове­де­нии, осо­бен­но если вино­пи­тие сопро­вож­да­ет засто­лье. Поэто­му луч­ше, конеч­но, не брать детей с собой в такие ком­па­нии. А если уж нет воз­мож­но­сти избе­жать это­го, то в отдель­ной ком­на­те сто­лик им накрыть. Сажать детей сле­ду­ет толь­ко за семей­ный стол.

О хранении родственных отношений

Совет священника

О хра­не­нии род­ствен­ных отно­ше­ний. Если в еди­но­ду­шии дети рас­тут, то они потом еди­но­ду­шие это хранят.

- Как зало­жить такие осно­вы, что­бы не раз­ру­ши­лось род­ство у детей во взрос­лой жизни?

– Свя­щен­ное Писа­ние об этом гово­рит, повест­вуя, как Хри­стос ска­зал, ука­зы­вая на собрав­ших­ся вокруг уче­ни­ков: «Матерь Моя и бра­тья Мои суть слу­ша­ю­щие сло­во Божие и испол­ня­ю­щие его» (Лк. 8:21). То есть дух объ­еди­ня­ет. Дети могут быть раз­ны­ми, но если их объ­еди­ня­ет дух, то они будут любить друг дру­га и дру­жить. А если дух раз­ный, раз­ная направ­лен­ность жиз­нен­ная, то искус­ствен­но их не объ­еди­нишь. Зако­ны люб­ви, конеч­но, суще­ству­ют, и род­ствен­ные отно­ше­ния нуж­но хра­нить. Но все же дух нас боль­ше объ­еди­ня­ет, чем род­ство. Если в еди­но­ду­шии дети рас­тут, то они потом еди­но­ду­шие это хранят.

- Быва­ет, что после смер­ти роди­те­лей деле­ние наслед­ства вле­чет за собой ссо­ры меж­ду детьми.

– Когда живут не по-хри­сти­ан­ски – бушу­ют стра­сти, и в них очень труд­но разо­брать­ся. Сата­на хочет всех нас пере­ссо­рить, осо­бен­но близ­ких. Бла­го­род­ство хри­сти­а­ни­на состо­ит в том, что­бы ради сохра­не­ния мира отка­зать­ся от части сво­е­го наслед­ства. Кто-то дол­жен быть муд­рым. И необ­хо­ди­ма роди­тель­ская муд­рость, пото­му что нель­зя ухо­дить из жиз­ни, не наве­дя во всем поря­док. При жиз­ни нуж­но все ула­дить, поста­рать­ся как мож­но мень­ше остав­лять после себя про­блем. К смер­ти нуж­но готовиться.

- Поче­му стар­шие силой утвер­жда­ют свое стар­шин­ство, а млад­шие так же заво­е­вы­ва­ют свою независимость?

– Это про­ис­хо­дит от ненор­маль­но­сти нашей жиз­ни. Основ­ной чер­той рус­ско­го чело­ве­ка все­гда была забо­та о млад­ших. У роди­те­лей мно­го было дел по хозяй­ству, и они млад­ших детей пору­ча­ли стар­шим. Стар­шие были нянь­ка­ми, покровителями.

Они пони­ма­ли, что от них зави­сит жизнь млад­ше­го бра­та или сест­ры, а у тех отно­ше­ние к стар­шим было почти как к роди­те­лям – бла­го­го­вей­ное. Раз­ру­ше­ние же укла­да жиз­ни наше­го наро­да, семей­ных тра­ди­ций при­ве­ло к ненор­маль­ным отно­ше­ни­ям меж­ду стар­ши­ми и младшими.

- Как отно­сить­ся к тому, что у роди­те­лей быва­ют любимчики?

– Уме­ние любить всех – обя­зан­ность хри­сти­а­ни­на. Когда кого-то любим боль­ше, кого-то мень­ше, то дело не в детях, а в роди­те­лях – в их духов­ном нездо­ро­вье. Любить — это бес­ко­рыст­ное состо­я­ние, а если ты выде­ля­ешь кого-то, зна­чит, за что-то любишь. Эле­мент коры­сти появляется.

- Что нуж­но делать, если дети не хотят при­нять отчи­ма или мачеху?

– Серд­це нуж­но заво­е­вы­вать. Это муд­рость и мате­ри, и буду­ще­го отчи­ма. Нель­зя торо­пить собы­тия, нуж­но най­ти под­ход к ребенку.

- Поче­му суще­ству­ет враж­да меж­ду ста­ри­ка­ми и взрос­лы­ми детьми?

– Это обостре­ние тех отно­ше­ний, кото­рые уже были зало­же­ны в семье. Они явля­ют­ся след­стви­ем наше­го отпа­де­ния от Бога: когда по сво­им зако­нам живем. Если уж ока­за­лись в такой ситу­а­ции враж­ды, нуж­но сми­рять­ся и тер­петь. По гре­хам сво­им нака­зы­ва­ем­ся. Мы вос­пи­та­ли таких детей — на кого жаловаться?

- Кто вино­ват в этом?

– Все! Если в семье что-то слу­ча­ет­ся, вино­ва­ты все. Каж­дый чело­век дол­жен уси­лия при­ла­гать, пре­одо­ле­вать эти иску­ше­ния. Каж­дый. И ребе­нок в том чис­ле. Семей­ная беда – это беда всех.

Служение ближним

При неот­лож­ных делах по долж­но­сти и поло­же­нию сво­е­му в семье или обще­стве нуж­но сокра­щать подви­ги поста и молит­вы. Крот­ко слу­жить ближ­ним – это выше вычи­ты­ва­ния молит­вен­но­го пра­ви­ла и посе­ще­ния хра­ма с над­ры­вом сво­их сил. Гос­подь это­го не требует.

Из кни­ги «Жиз­не­опи­са­ние стар­ца схи­и­гу­ме­на Сав­вы. С любо­вью о Гос­по­де, ваш Д.О.С.», М., 1998.

Об отношениях юношей и девушек

Совет священника

Об отно­ше­ни­ях юно­шей и деву­шек. Плот­ское пото­му-то и кажет­ся при­вле­ка­тель­ным, что чело­век не пере­жил духов­ную радость.

- Насколь­ко серьез­но мож­но отно­сить­ся к «пер­вой любви»?

- Вели­кое сча­стье, если у чело­ве­ка она была. Недав­но в моло­деж­ной ауди­то­рии, где сиде­ло чело­век сто, желая пока­зать кра­со­ту духов­ной жиз­ни, спро­сил: «Вы помни­те, как пер­вый раз влю­би­лись?». Ока­за­лось, они не зна­ют, что быва­ет чистая, бес­ко­рыст­ная влюб­лен­ность. Пер­вая любовь может воз­ник­нуть, когда в чело­ве­ке силь­но цело­муд­рие, когда чело­век не раз­вра­тил­ся. К сожа­ле­нию, сей­час до того, как воз­ник­нет пер­вая любовь, ребе­нок узна­ет дру­гую, физио­ло­ги­че­скую сто­ро­ну ощу­ще­ний, и он уже не может влю­бить­ся. Ему труд­но объ­яс­нить, как серд­це болит от люб­ви, как оно раду­ет­ся, как душа лику­ет. Вели­кое сча­стье, если моло­дой чело­век спо­со­бен испы­тать это состо­я­ние. Это гово­рит о непо­вре­жден­но­сти его нату­ры. К сожа­ле­нию, сей­час весь мир направ­лен на то, что­бы лишить этой радо­сти наших детей, лишить этих пере­жи­ва­ний, что­бы они опы­та тако­го не имели.

Плот­ское пото­му-то и кажет­ся при­вле­ка­тель­ным, что чело­век не пере­жил духов­ную радость.

Советы старца Иосифа Афонского

Будь вни­ма­тель­на, доб­рая моя дочень­ка, ибо ты уже под­рос­ла и начи­на­ют изме­нять­ся помыс­лы. Нача­ли лететь близ тебя стре­лы лука­во­го. Ты же бере­ги свою душу, креп­ко бере­ги свою честь. Хри­стос и Матерь Божия хотят, что­бы мы все­гда были вни­ма­тель­ны и име­ли страх Божий.

Не думай най­ти радость и удо­вле­тво­ре­ние в том, в чем твоя душа печа­лит­ся, а Божия бла­го­дать не нахо­дит себе места. Радость — это дар нашей душе от Бога, и если ты ее сму­тишь, она не при­дет вновь, если толь­ко ты с боль­шой болью не опе­ча­лишь­ся и не пока­ешь­ся, в чем согре­ши­ла. Одна­ко есть ли на то при­чи­на, что­бы опро­мет­чи­во про­го­нять голу­би­цу бла­го­да­ти и затем с печа­лью, со мно­ги­ми воз­ды­ха­ни­я­ми искать ее, что­бы она сно­ва при­шла обратно?

Мно­гие про­гна­ли радость, нера­зум­но сму­ти­ли ее, и она более не возвратилась.

Поэто­му будь вни­ма­тель­на, хоро­шая моя девоч­ка. Без тво­ей мате­ри не делай ни шагу. Не заво­ди мно­го подру­жек. Не люби укра­ше­ний. Не инте­ре­суй­ся духа­ми. Все это — мир­ские заня­тия: насколь­ко излиш­ние, настоль­ко предосудительные.

Пусть будет у тебя страх Божий все­гдаш­ним укра­ше­ни­ем, а скром­ной одеж­дой – сми­ре­ние. Надеж­ным покро­вом – Все­ца­ри­ца. Хра­ни­те­лем-настав­ни­ком – ангел тво­ей души. Запа­хом духов ‑дев­ствен­ное бла­го­уха­ние тво­ей души и тела.

Да, дитя мое, так делай и будешь жить ныне и вовеки.

Читай Боже­ствен­ные кни­ги, что­бы ими про­све­щал­ся ум, что­бы направ­ля­лась на духов­ный путь твоя душа. И это Боже­ствен­ное уче­ние ста­нет для тебя небес­ным при­да­ным и веч­ным богатством.

К тому же будь вни­ма­тель­на, что­бы не ослу­шать­ся ни тво­е­го отца, ни мате­ри. Бере­гись слу­чай­ных встреч с мир­ски­ми. Уже про­шел малый и невин­ный возраст.

Не учись мно­го гово­рить, луч­ше — помень­ше, а мол­ча­ние — богат­ство души. Если при­учишь­ся мно­го гово­рить, и молит­ву Иису­со­ву вско­ре поте­ря­ешь, и душу свою очень уто­мишь, и дру­гим мно­гим, без­услов­но, навре­дишь. Ибо в мно­го­сло­вии не избе­жать греха.

И еще поза­боть­ся, дочь моя, быть все­гда разум­ной, сми­рен­ной, послуш­ной, мол­ча­ли­вой, тер­пе­ли­вой, воз­дер­жан­ной, ста­ра­тель­ной, непре­стан­но день и ночь моля­щей­ся. Пусть уста твои не остав­ля­ют умную молит­ву. И уви­дишь, сколь будет про­све­щать­ся ум, как серд­це будет исто­чать радость и мир!

Все делай с бла­го­ра­зу­ми­ем, после доб­ро­го сове­та. Люби испо­ведь и часто при­ча­щай­ся. Не гля­ди на мир, что­бы видел тебя Бог.

И если все­гда будешь хра­нить дев­ство тела и души, Пре­свя­тая Дева будет тебя хра­нить от вся­ко­го зла, от вся­ких вра­гов, види­мых и невидимых.

Из кни­ги стар­ца Иоси­фа Афон­ско­го «Изло­же­ние мона­ше­ско­го опы­та», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1998.

- Как отно­сить­ся к под­рост­ко­вой друж­бе маль­чи­ка и девочки?

– Про­ти­вить­ся не нуж­но, но и поощ­рять, что­бы обя­за­тель­но дру­жи­ли девоч­ка и маль­чик, не обя­за­тель­но. В юно­ше­ском воз­расте учить­ся нуж­но, гото­вить себя к буду­щей жиз­ни, раз­ви­вать свои муж­ские и жен­ские чер­ты, делом зани­мать­ся. Празд­ное вре­мя­пре­про­вож­де­ние искус­ствен­но раз­жи­га­ет страсти.

- Оправ­дан­ны ли при­зы­вы к поло­во­му про­све­ще­нию, о кото­ром так мно­го гово­рят в послед­нее время?

– В живот­ном мире нет поло­во­го про­све­ще­ния, тем не менее живот­ные раз­мно­жа­ют­ся, пло­дят­ся… Это зало­же­но в каж­дом живом орга­низ­ме, пото­му что Гос­подь ска­зал: «Пло­ди­тесь и раз­мно­жай­тесь» (Быт. 1:28). Эта сто­ро­на раз­ви­та и в чело­ве­ке. Но она долж­на быть обла­го­ро­же­на зако­на­ми Боже­ствен­ной жиз­ни. Интим­ные отно­ше­ния муж­чи­ны и жен­щи­ны допу­сти­мы толь­ко в бра­ке. А гово­рить о том, что мож­но иметь такие отно­ше­ния вне бра­ка, – это про­сто раз­вра­щать. Под видом про­све­ти­тель­ства про­ис­хо­дит раз­ру­ше­ние цело­муд­рия. Закон­ный, вен­чан­ный брак не нару­ша­ет цело­муд­рия, хотя муж­чи­на и жен­щи­на всту­пи­ли в близ­кие отно­ше­ния меж­ду собой.

Святительское наставление

О воспитании юношей в целомудрии

Будем вос­пи­ты­вать детей с вели­кой забот­ли­во­стью и уда­лять юно­шей от вся­ко­го гре­ха, осо­бен­но же от плот­ско­го гре­ха; пото­му что брань тяж­кая и ничто так не бес­по­ко­ит того воз­рас­та, как эта страсть. Итак, огра­дим их со всех сто­рон сове­та­ми, уве­ща­ни­я­ми, стра­хом и угро­за­ми. Если побе­дят они эту страсть, то не ско­ро усту­пят и дру­гой; напро­тив, выше будут и среб­ро­лю­бия и сла­сто­лю­бия, и вся­че­ски поста­ра­ют­ся избе­гать нетрез­во­сти и пороч­ных обществ, будут и роди­те­лям любез­нее, и для всех людей почтен­нее. Ибо кто не почтит скром­но­го юношу?

Итак, что­бы дети наши были и у людей почтен­ны, и Богу любез­ны, будем укра­шать их душу и цело­муд­рен­ны­ми вво­дить в жизнь брач­ную. Ни о чем не нуж­но столь­ко пещись и забо­тить­ся в юно­шах, как о цело­муд­рии и чисто­те. Что дела­ем мы со све­тиль­ни­ка­ми, то же будем соблю­дать и по отно­ше­нию к детям.

Ничто столь­ко не укра­ша­ет сего воз­рас­та, как венец цело­муд­рия и то, когда юно­ша всту­пит в брак чистый от вся­ко­го рас­пут­ства. И жены будут им любез­ны, когда душа их напе­ред не узна­ет блу­да и не будет рас­тлен­на; когда юно­ша будет знать одну толь­ко жену, кото­рая соче­та­лась с ним закон­ным бра­ком. Отто­го и любовь быва­ет пла­мен­нее, и рас­по­ло­же­ние искрен­нее, и друж­ба надеж­нее, когда юно­ши всту­па­ют в брак цело­муд­рен­ны­ми. А что дела­ет­ся теперь – это не брак, а про­сто денеж­ный дого­вор и воровство.

«Иже во свя­тых отца наше­го Иоан­на, архи­епи­ско­па Кон­стан­ти­на гра­да, Зла­то­ус­та­го избран­ные тво­ре­ния. Собра­ние поуче­ний в двух томах», Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра, 1993.

- Как быть, если взрос­лый сын при­вел девуш­ку ноче­вать или сам при­шел домой под утро?

- Не поощ­рять. Свой дом в вер­теп не пре­вра­щать, пото­му что дом – это малая Цер­ковь. Очень важ­на духов­но-нрав­ствен­ная атмо­сфе­ра в доме. Это осо­бая атмо­сфе­ра чисто­ты, поряд­ка. Если люди любят друг дру­га, ува­жа­ют, то ста­ра­ют­ся не обидеть.

О проблемах «молодых семей»

Совет священника

О «моло­дой» семье. Не роман­ти­че­ская влюб­лен­ность долж­на быть глав­ной при реше­нии всту­пить в брак, а чув­ство ответственности.

- Что делать, если роди­те­ли видят, что брак будет неудачным?

– Вре­мя тянуть, молить­ся – и Гос­подь все устроит.

- То есть не гово­рить, что он (она) плохой?

– Это же осуж­де­ние чело­ве­ка. Пра­виль­нее пове­сти раз­го­вор о буду­щей их сов­мест­ной жиз­ни, что­бы сын или дочь заду­ма­лись, где они будут жить, на что будут жить, как будет устро­ен их быт; необ­хо­ди­мо воз­вра­щать моло­до­го чело­ве­ка в реаль­ную жизнь.

Благословение на брак

Я окон­чи­ла инсти­тут, посту­пи­ла на рабо­ту, воз­ник вопрос о лич­ной жиз­ни. Как решить такой серьез­ный жиз­нен­ный вопрос, не зная воли Божи­ей? Вдруг вижу во сне отца Сав­ву. Я обра­до­ва­лась и думаю: как хоро­шо, вот я его и спро­шу, как мне быть – выхо­дить замуж или остать­ся оди­но­кой? Он мне отве­тил так: «Сама жизнь покажет».

Ответ его меня огор­чил. Думаю: как это — сама жизнь пока­жет? Хочет­ся точ­но знать – выхо­дить замуж или нет? Так я и просну­лась в недоумении.

В ско­ром вре­ме­ни мне дове­лось позна­ко­мить­ся с одним моло­дым чело­ве­ком. Сим­па­тич­ный, с выс­шим обра­зо­ва­ни­ем, а самое глав­ное – гово­рят, что он веру­ю­щий, его несколь­ко раз виде­ли в храме.

Через неко­то­рое вре­мя этот моло­дой чело­век дела­ет мне пред­ло­же­ние. Но я не спе­ши­ла дать согла­сие на брак, ста­ла вни­ма­тель­но при­смат­ри­вать­ся к его наклон­но­стям, инте­ре­сам, пыта­лась понять, что у нас с ним обще­го. При­бли­жа­ет­ся вос­кре­се­нье, и он мне зада­ет вопрос: «Как мы про­ве­дем этот день?». Я отве­ти­ла: «Мы с мамой идем в цер­ковь». «Ну тогда я один пой­ду на лыжах», – гово­рит он.

При­хо­дит сле­ду­ю­щее вос­кре­се­нье. Он заяв­ля­ет: «Наши сотруд­ни­ки едут на экс­кур­сию, мне как-то неудоб­но отры­вать­ся от кол­лек­ти­ва, при­дет­ся поехать…».

А вот ско­ро и новый год. Опять вопрос: «Как будем встре­чать новый год?».«Будем по-хри­сти­ан­ски, ведь это же будет Рож­де­ствен­ский пост». Он это выслу­шал и как-то сму­щен­но гово­рит: «Ну а я, пожа­луй, поеду к отцу». Неволь­но я вспом­ни­ла сло­ва, ска­зан­ные мне отцом Сав­вой: «Сама жизнь пока­жет». Вот она и пока­за­ла. Я твер­до уве­ре­на, что спас меня Гос­подь от это­го бра­ка по свя­тым молит­вам отца Саввы.

Из кни­ги «Жиз­не­опи­са­ние стар­ца схи­и­гу­ме­на Сав­вы. С любо­вью о Гос­по­де, ваш Д. О. С.», М., 1998.

Наставление вступающей в брак (Письмо старца Ионы Киевского)

Пер­вое, нуж­но обра­тить­ся к Гос­по­ду Богу, к Мате­ри Божи­ей и Всем Свя­тым от всех чувств души и серд­ца Ваше­го теп­лою молит­вою, да пока­жет Гос­подь Бог милость и свя­щен­ную волю Его; вто­рое, нуж­но спра­ши­вать людей опыт­ных: роди­те­лей Ваших и дру­гих, кото­рые зна­ют его жизнь, дела и пове­де­ние. Когда заве­рят о чест­но­сти его, тогда с бла­го­сло­ве­ния Божия и роди­те­лей Ваших мож­но совер­шить закон­ный свя­тый брак. Но не спе­ши­те, а разум­но и осто­рож­но; все нуж­но испы­ты­вать и усмат­ри­вать, а не как зря, ибо брак есть свят и супру­же­ство бла­го­че­сти­во есть жизнь свя­та. «Духов­ный собе­сед­ник» № 3. 1998.

- Дети созда­ли семью. Каким долж­но быть уча­стие родителей?

– В соот­вет­ствии со Свя­щен­ным Писа­ни­ем, где ска­за­но: «Оста­вит чело­век отца сво­е­го и мать и при­ле­пит­ся к жене сво­ей» (Еф. 5:31). Роди­те­ли долж­ны пони­мать, что вме­ша­тель­ство в дру­гую семью, даже с бла­ги­ми целя­ми, вред­но. Если у моло­дых есть какие-то потреб­но­сти в роди­тель­ской помо­щи, они долж­ны про­сить. Роди­те­ли помо­га­ют, если у них есть воз­мож­но­сти и желание.

- Что делать, если не нра­вит­ся зять или невестка?

– Роди­те­ли все­гда счи­та­ют сво­е­го ребен­ка луч­ше всех, и на ком бы сын ни женил­ся, за кого бы дочь ни вышла замуж — все их недо­стой­ны. Нуж­но пре­одо­ле­вать это иску­ше­ние в себе. Нуж­но сми­рять­ся, если уж бла­го­сло­ви­ли на брак, если моло­дые повен­ча­лись. Все­гда нуж­но ста­рать­ся сохра­нять семью. Тем более она не долж­на рас­па­дать­ся по вине роди­те­лей. «Что Бог соче­тал, того чело­век да не разлучает».

- Как быть, если муж доче­ри изби­ва­ет ее?

- Пусть пожи­вет у роди­те­лей. Нуж­но поста­вить мужа перед ситу­а­ци­ей, что семья может раз­ру­шить­ся, но все решать миром. Когда чело­век будет в состо­я­нии слу­шать – тогда гово­рить с ним. Одна­ко стан­дарт­ных сове­тов в этой ситу­а­ции быть не может.

- Когда при­хо­дишь в семью мужа, мно­гое не нра­вит­ся. Как изме­нить сло­жив­ший­ся там быт?

- Извест­на посло­ви­ца: в чужой мона­стырь со сво­им уста­вом не ходи. Надо пони­мать, что если тебе не нра­вит­ся этот устав, ты не дол­жен его менять, дол­жен уйти и орга­ни­зо­вать свой мона­стырь со сво­им уста­вом. Если млад­шие не хотят при­нять образ жиз­ни стар­ших, то надо нанять квар­ти­ру, но не пытать­ся решать про­бле­мы за счет роди­те­лей, не гнать ста­ри­ков из дома, как сей­час часто делают.

Непо­ни­ма­ние иерар­хич­но­сти устрой­ства семьи – это Бого­бор­че­ство. Гос­подь так устро­ил, что если сын под­ни­ма­ет руку на мать, на отца, то он под­ни­ма­ет руку на Бога, если жена вою­ет с мужем — она с Богом вою­ет. И если ребе­нок роди­те­лей не слу­ша­ет­ся, то он Бога не слу­ша­ет­ся. Пото­му что это Богом уста­нов­лен­ная иерар­хия. Ее нару­шать нельзя.

Когда есть необ­хо­ди­мость двум семьям жить вме­сте, то, конеч­но, нуж­но ува­жать ста­рость, нуж­но или сми­рить­ся, или отде­лить­ся. Нуж­но миром решать все проблемы.

Что зна­чит – не может жить со све­кро­вью? Это зна­чит делить мужа и сына на две части – он ведь и ту, и дру­гую любит. В Свя­щен­ном Писа­нии гово­рит­ся: «Чти отца и мать свою». Эта запо­ведь не отме­ня­ет­ся, даже когда чело­век женит­ся. И ска­за­но: «Кто жену не любит — себя не любит». Так что необ­хо­ди­мо и отца чтить с мате­рью, и жену любить. А жена гово­рит: «Люби толь­ко меня». А мать: «Толь­ко меня»… Чело­век не может в состо­я­нии такой неопре­де­лен­но­сти жить.

О воспитании внуков

Совет священника

О вос­пи­та­нии вну­ков. Глав­ная-то зада­ча: научить тому, чему роди­те­ли еще не могут научить. Миро­лю­бию, спо­кой­ствию, сми­ре­нию, воз­дер­жан­но­сти жиз­ни, муд­ро­сти, нето­роп­ли­во­сти, духовности.

- Како­ва роль бабуш­ки, деда?

- Это вели­кая роль. Когда вос­пи­ты­ва­ли соб­ствен­ных детей ‑не все уме­ли, опыт со вре­ме­нем обре­ли. А когда появ­ля­ют­ся вну­ки – любовь сохра­ня­ет­ся и разум­ность при­об­ре­та­ет­ся, и опыт. Конеч­но, если бабуш­ка и дед – разум­ные, веру­ю­щие люди, то они очень мно­го­му могут научить. Глав­ная-то зада­ча: научить тому, чему еще не могут роди­те­ли. Миро­лю­бию, спо­кой­ствию, сми­ре­нию, воз­дер­жан­но­сти жиз­ни, муд­ро­сти, нето­роп­ли­во­сти, духов­но­сти. Это муд­рость, от кото­рой ребе­нок чер­па­ет осно­вы сво­ей жиз­ни. У ста­ри­ков уже вре­ме­ни поболь­ше, они не спе­шат на рабо­ту, глав­ное их заня­тие — внуки.

- Когда у роди­те­лей и ста­ри­ков не сов­па­да­ют точ­ки зре­ния на вос­пи­та­ние, на чьей сто­роне правда?

– Они, конеч­но, могут не сов­па­дать. Но спо­рить не надо: мать есть мать, отец есть отец. Стар­шие долж­ны сми­рять­ся немнож­ко. А когда вну­ки к ним попа­да­ют, надо ста­рать­ся в это вре­мя хоро­ше­му научить. Но, конеч­но, сохра­няя в гла­зах ребен­ка ува­же­ние к отцу и мате­ри. Настра­и­вать ребен­ка про­тив роди­те­лей – это самое глу­пое занятие.

О старости

Совет священника

О ста­ро­сти. Нуж­но ста­рать­ся жить так, что­бы к кон­цу сво­их дней стя­жать муд­рость, не рас­те­рять ее.

- Быва­ют такие дея­тель­ные ста­рич­ки и ста­руш­ки, кото­рые борют­ся с воз­рас­том, ста­ра­ют­ся выгля­деть моло­же сво­их лет, ходят на тан­цы. Мож­но их счи­тать при­ме­ром для подражания?

– Заме­ча­тель­но, если в 70 лет выгля­дит чело­век бод­рым, жиз­не­ра­дост­ным. Но сомни­тель­но, если он не про­сто бод­ро хочет выгля­деть, а моло­до, не хочет сми­рить­ся со сво­им воз­рас­том. В каж­дый пери­од жиз­ни у чело­ве­ка своя кра­со­та, свое зада­ние, своя дея­тель­ность. Поэто­му неле­по выгля­дит попыт­ка любым спо­со­бом удер­жать моло­дость с помо­щью кос­ме­ти­че­ских опе­ра­ций, одеж­ды не по воз­рас­ту. Моло­дость не удер­жишь – жизнь-то ведь идет. Если чело­век воз­дер­жан­но, цело­муд­рен­но ста­рал­ся жить, духов­но, нрав­ствен­но, то, конеч­но, для него любой воз­раст – это радость. А уж у стар­че­ско­го воз­рас­та – осо­бая кра­со­та. Нуж­но ста­рать­ся жить так, что­бы к кон­цу сво­их дней стя­жать эту муд­рость, не рас­те­рять ее. Посмот­ри­те — веру­ю­щий чело­век тих и радо­стен в любой пери­од жиз­ни, даже в гробу.

- Надо ли боять­ся смерти?

– Если чело­век счи­та­ет, что суще­ству­ет толь­ко зем­ная жизнь, то он ста­ра­ет­ся взять от этой зем­ной жиз­ни все. Но с воз­рас­том силы оску­де­ва­ют, полу­чать жела­е­мое ста­но­вит­ся все труд­нее, и от этой неис­пол­ни­мо­сти появ­ля­ет­ся чув­ство печа­ли, неудо­вле­тво­рен­но­сти, кажет­ся, что жизнь уже кон­чи­лась, пото­му что при­выч­ное ста­ло недо­ступ­ным. Такой чело­век боит­ся уми­рать, пото­му что счи­та­ет смерть кон­цом сво­е­го суще­ство­ва­ния. А если чело­век живет верой в вос­кре­се­ние Хри­ста и в Его побе­ду над смер­тью, то он живет как веч­ное суще­ство и гово­рит, что все толь­ко начи­на­ет­ся и впе­ре­ди глав­ное – желан­ная встре­ча с Богом, нача­ло ново­го эта­па нашей жиз­ни. Он тоже боит­ся, но не кон­ца; его стра­шит созна­ние сво­ей гре­хов­но­сти, него­тов­но­сти пред­стать пред Богом.

Советы афонского старца иеромонаха Арсения

Вре­мя идет… Вот уже мы с вами при­бли­жа­ем­ся к ста­ро­сти; надо нам поду­мать, и хоро­шень­ко поду­мать об ожи­да­ю­щей нас веч­но­сти, ибо здеш­няя жизнь подоб­на крат­ко­му сну, а жизнь загроб­ная есть истин­ная наша жизнь; о ней надо поча­ще, поболь­ше и поза­бот­ли­вее думать: каков будет пере­ход наш в ту жизнь, как мы прой­дем мытар­ства и как пред­ста­нем пред пра­вед­ным Суди­ею ‑Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом, Кото­рый воз­даст каж­до­му из нас по делам нашим?.. Вот, любез­ный о Гос­по­де брат, о сем нам надо с вами чаще и чаще раз­мыш­лять и гото­вить­ся в даль­ний путь, ибо мы люди уже немолодые.

Как огонь уга­ша­ет­ся толь­ко водою, так и при­стра­стие к миру ничем не отго­ня­ет­ся, как памя­тью о смерт­ном часе, неред­ко вне­зап­но пости­га­ю­щем чело­ве­ка в пол­ном раз­га­ре его мир­ских заня­тий и увле­че­ний. Как хлеб нуж­нее вся­кой пищи, как воз­дух необ­хо­ди­мее все­го для жиз­ни, так памя­то­ва­ние о смерт­ном часе и суде Божи­ем нуж­нее все­го для живу­щих в сует­ном мире.

Как мож­но чаще долж­но вспо­ми­нать всем нам о смерт­ном часе, ибо даже в нынеш­нее вре­мя очень часто слу­ча­ет­ся, что смерт­ный час пости­га­ет чело­ве­ка вне­зап­но, осо­бен­но тех, кото­рые живут, не забо­тясь о душе своей.

Страш­но поду­мать, как нам, греш­ным, пред­стать пред лице Божие, с чем мы явим­ся, ибо Гос­подь ска­зал: «В чем заста­ну, в том и судить буду». Ну что если Он заста­нет нас в греш­ной нашей жиз­ни без пока­я­ния? Тогда погиб­ли мы на веки. Здесь на зем­ле, если какое и несча­стие постиг­нет, то оное вре­мен­но, а в буду­щей жиз­ни – кто что себе уго­то­вил, то будет на бес­ко­неч­ные веки. Прой­дут тыся­чи лет, тыся­чи тысяч лет, и не будет кон­ца… Страш­но, когда раз­ду­ма­ешь­ся о вечности.

Корот­ка наша жизнь, как одна мину­та про­тив веч­но­сти. Вос­поль­зу­ем­ся же ею, будем чаще и чаще раз­мыш­лять о кон­це сво­ем, о мытар­ствах, кои долж­ны будем про­хо­дить, и затем об уча­сти сво­ей, какую кто себе уготовит.

Непре­мен­но долж­ны чаще ходить в храм Божий и дома побо­лее молить­ся Богу. Это боль­шая помощь для спа­се­ния души. А кто отда­ля­ет­ся от Бога, тот поги­ба­ет. Долж­но, как и чем мож­но, бед­ным помо­гать, ибо это мно­го помо­жет нам на Суде Божием.

Из кни­ги «Пись­ма в Бозе почив­ше­го афон­ско­го стар­ца иеро­мо­на­ха о. Арсе­ния», М., 1899.

- Поче­му «смерть греш­ни­ка люта»?

– В самый момент смер­ти чело­ве­ку откры­ва­ет­ся духов­ный мир; кому ты слу­жил в этой жиз­ни, те и встре­ча­ют тебя. Поэто­му свя­тые отцы уми­ра­ют с радо­стью на лице и гово­рят: «Анге­лы за мной при­шли». И вели­кий ужас видим мы на лицах неве­ру­ю­щих, пото­му что их окру­жа­ют бесы. Если ты с Богом был в этой жиз­ни – с Ним будешь и в вечности.

- Могут ли живые помочь усоп­ше­му сво­и­ми молит­ва­ми, памя­тью о них?

– Когда душе откры­ва­ет­ся духов­ный мир – она пере­жи­ва­ет непро­стое состо­я­ние. Свя­тые отцы неда­ром гово­рят, что душа умер­ше­го, как пте­нец, выпав­ший из гнез­да. И нуж­но помо­гать ей молит­вой. Есть канон на раз­лу­че­ние души с телом. Его чита­ют сра­зу, как толь­ко чело­век скон­ча­ет­ся. Пока гроб с покой­ни­ком в доме и после­ду­ю­щие сорок дней после его смер­ти чита­ет­ся Псал­тирь. Хоро­шо соро­ко­уст за упо­кой зака­зать, обе­ден­ку – что­бы Цер­ковь помо­ли­лась об ушед­шем в мир иной. Мило­сты­ню пода­вать за него. И впо­след­ствии не забы­вать про молит­ву – это тот хлеб небес­ный, кото­рым мы можем уте­шить усоп­ших. Это наша любовь к ним.

Мно­ги­ми заме­че­но, что когда мы начи­на­ем отма­ли­вать умер­ших, то серд­це наше успо­ка­и­ва­ет­ся. Поче­му после смер­ти близ­ких неко­то­рые жалу­ют­ся, что тос­ка съе­да­ет? А это зов души умер­ше­го к сво­им близ­ким, прось­ба: помо­лись, помоги.

- Так ли уж важ­но совер­шить отпевание?

– Раз­лу­че­ние души с телом начи­на­ет­ся кано­ном и завер­ша­ет­ся зем­ной путь чело­ве­ка отпе­ва­ни­ем. Во вре­мя отпе­ва­ния при чте­нии раз­ре­ши­тель­ной молит­вы свя­щен­ник про­сит, что­бы Гос­подь про­стил усоп­ше­му гре­хи, раз­ре­шил от них, ведо­мых и неве­до­мых. Так что отпе­ва­ние — это как бы про­дол­же­ние зем­ной испо­ве­ди, когда бла­го­дать Божия через свя­щен­ни­ка раз­ре­ша­ет чело­ве­ка от зем­ной жиз­ни окон­ча­тель­но, отпус­ка­ет. Поэто­му очень важ­но совер­шить этот обряд, ведь чело­век мог не все вспом­нить, когда испо­ве­до­вал­ся, а мог не вспом­нить и о самой испо­ве­ди и уйти в мир иной с гре­ха­ми, с нера­зум­но дан­ны­ми клятвами.

- Как под­го­то­вить­ся к смерти?

– Веру­ю­щий чело­век к ухо­ду в мир иной отно­сит­ся ответ­ствен­но. Он ухо­дит посте­пен­но, ула­жи­вая все свои дела.

Он пони­ма­ет, что, отправ­ля­ясь на встре­чу с Богом, на небес­ный пир, глав­ное – душу свою при­го­то­вить, очи­стить ее. А как? Пока­я­ни­ем и При­ча­ще­ни­ем. Это самое важ­ное в под­го­тов­ке к смер­ти – с сокру­ше­ни­ем сер­деч­ным вспом­нить о сво­их непра­вед­ных делах, попро­сить про­ще­ния у Господа.

И в зем­ных делах надо наве­сти поря­док. Есть ведь вещи, кото­рые род­ные и близ­кие не могут доде­лать за умер­ше­го – не могут покре­стить­ся за него, повен­чать­ся. Важ­но рас­по­ря­же­ния послед­ние дать, при­ми­рить­ся со все­ми. Узе­ло­чек свой смерт­ный собрать, что­бы род­ные не бега­ли в бес­по­кой­стве, а обмы­ли, оде­ли, уло­жи­ли в гроб, укра­си­ли умер­ше­го и мог­ли спо­кой­но помо­лить­ся за него.

- Поче­му люди умирают?

– Смерть – это закон жиз­ни. Чело­век, как плод, созре­ва­ет. Он не может веч­но жить на этой зем­ле: мы ведь жите­ли Небес­ные, душа рвет­ся к Богу. И самое страш­ное — чело­ве­ка зазем­лить, сде­лать его плот­ским, что­бы он при­вык к это­му миру. Поэто­му смерть – это милость Божия к нам.

Чело­век, кото­рый верит в загроб­ную жизнь, пони­ма­ет, что за все совер­шен­ное им на зем­ле при­дет­ся отве­чать. Каж­до­му дан свой талант, свой путь в этой жиз­ни. И зако­пать его – зна­чит не при­умно­жить то, что дал тебе Бог. Чело­век в зем­ной жиз­ни дол­жен при­рас­тать для веч­но­сти. То, что успе­ем собрать, с тем и пред­ста­нем перед Богом.

Зем­ная жизнь – это наша шко­ла, наша юность. Чему мы здесь научи­лись, что полу­чи­ли – с этим запа­сом и пой­дем в веч­ную жизнь. А чему долж­ны были научить­ся? Извест­на прит­ча о том, что уми­рал чело­век, а три дру­га у гро­ба сто­я­ли. Один гово­рил: «Я тебя до моги­лы про­во­жу». Дру­гой: «Я тебе свеч­ку постав­лю». А тре­тий: «Я с тобой все­гда буду, не раз­лу­чусь и после гро­ба». Умер чело­век. Жена его до моги­лы про­во­ди­ла. День­ги ему свеч­ку поста­ви­ли. А доб­ро­де­те­ли, кото­рые он при­об­рел, ушли с ним в вечность.

Самое глав­ное – стя­жать доб­ро­де­тель. Истин­ное богат­ство — это доб­рые каче­ства души. Ниче­го зем­но­го мы с собой не возь­мем в жизнь загроб­ную. А гре­хи и доб­ро­де­те­ли будут все­гда с нами.

- Жизнь про­жи­ли — про Бога не пом­ни­ли. В ста­ро­сти опом­ни­лись, но хва­тит ли вре­ме­ни на пока­я­ние? Мно­гих бес­по­ко­ит такой вопрос.

– Мы зна­ем об еван­гель­ском бла­го­ра­зум­ном раз­бой­ни­ке (Лк. 23:39–43). Хри­ста рас­пя­ли меж­ду дву­мя раз­бой­ни­ка­ми. Один из них и на кре­сте поно­сил Хри­ста, а дру­гой ска­зал: «Мы осуж­де­ны спра­вед­ли­во, пото­му что достой­ное по делам нашим при­ня­ли, а Он ниче­го худо­го не сде­лал». И попро­сил: «Помя­ни меня, Гос­по­ди, когда при­и­дешь в Цар­ствие Твое!». В послед­ний момент жиз­ни раз­бой­ник испо­ве­дал Бога, и Гос­подь даро­вал ему про­ще­ние. Пер­вый, кто вошел в рай, — бла­го­ра­зум­ный разбойник.

Пока Гос­подь нас тер­пит – зна­чит дает нам вре­мя для пока­я­ния. Но сколь­ко даст – никто не зна­ет, мож­но и не успеть, поэто­му надо все­гда быть гото­вым к смер­ти, часто испо­ве­до­вать­ся, при­ча­щать­ся, собо­ро­вать­ся раз в год, что­бы душа в веч­ную оби­тель ухо­ди­ла укра­шен­ная, как неве­ста Христова.

- В ста­ро­сти, когда сил оста­ет­ся не мно­го, осо­бен­но угне­та­ет созна­ние сво­ей бесполезности.

- О мате­ри­аль­ных накоп­ле­ни­ях мы забо­тим­ся, но ведь важ­но и духов­но нищи­ми не оста­вить сво­их детей и вну­ков. Сво­ей доб­ро­де­тель­ной жиз­нью мы для них покров Божий готовим.

Когда чело­век начи­на­ет осла­бе­вать и в пре­клон­ном воз­расте силы его остав­ля­ют, есть дело, кото­рым он дол­жен зани­мать­ся, ‑это молит­ва за близ­ких и род­ных. Любой свя­щен­ник под­ска­жет, что если ста­рый чело­век молит­ся за свою семью, за пра­вну­ков, то Гос­подь всю семью хра­нит. Моло­дые ушли на рабо­ту или учить­ся, а ста­ри­ки молит­во­слов, Псал­тирь доста­ли и начи­на­ют: «Гос­по­ди, спа­си и сохра­ни», – и пере­чис­ля­ют живых род­ных и близ­ких и умер­ших поми­на­ют. Одни ушли зара­ба­ты­вать хлеб зем­ной, а ста­ри­ки – хлеб Небес­ный долж­ны зара­ба­ты­вать. Тогда Гос­подь за ваш труд и вас поми­лу­ет и про­стит, и деток ваших.

Сочувствие

Пом­ню слу­чай на Афоне. У мона­стыр­ской при­ста­ни сто­я­ло парус­ное суд­но на яко­ре. Вдруг неожи­дан­но под­ня­лась силь­ная буря с запа­да. Вол­ны били суд­но к бере­гу. Каж­дую мину­ту была опас­ность, что разо­рвет­ся канат яко­ря и суд­но с эки­па­жем будет выбро­ше­но на камен­ные ска­лы. Из окна мона­стыр­ской тра­пезы несколь­ко мона­хов наблю­да­ли за суд­ном. Я подо­шел в тот момент, когда мат­ро­сы пыта­лись выбрать­ся через борт в лод­ку, что­бы спа­сти хотя бы свою жизнь. Неболь­шое суд­но бро­са­ло вверх и вниз. Лод­ку — еще того боль­ше. Выбрать­ся, пере­прыг­нуть через борт и попасть в лод­ку тоже было не толь­ко труд­но, но и смер­тель­но опас­но. Смот­ря на эту кар­ти­ну, один из сто­яв­ших у окна моло­дых мона­хов, диа­кон Сера­фим, не удер­жал­ся и ска­зал: «О, как болит за них мое серд­це!». Сто­яв­ший там же ста­рец Силу­ан бла­го­душ­но поло­жил ему на пле­чо руку и ска­зал: «Если болит твое серд­це за них, то они спа­се­ны». Дей­стви­тель­но, им уда­лось всем выпрыг­нуть в лод­ку и чудом достиг­нуть бетон­ной при­ста­ни, на кото­рую их про­сто выбро­си­ло вол­ной свер­ху. Спа­сен­ные, они побе­жа­ли в цер­ковь слу­жить бла­го­дар­ствен­ный молебен.

из кни­ги архи­манд­ри­та Софро­ния (Саха­ро­ва) «Ста­рец Силу­ан Афон­ский», М., 1996.

О хранении семейных традиций

Совет священника

О семей­ных тра­ди­ци­ях. К сожа­ле­нию, мы теря­ем самую глав­ную тра­ди­цию – уме­ние жить семей­ной жизнью.

- Каким дол­жен быть насто­я­щий дом?

– Дом дол­жен быть миро­лю­би­вым, бла­го­дат­ным, спо­кой­ным и бла­го­че­сти­вым. Он не дол­жен быть «про­ход­ным дво­ром». Дом ‑это место, куда хочет­ся идти, где тебя любят, где тебя встре­ча­ют с радо­стью, где ты чув­ству­ешь себя уми­ро­тво­рен­ным. Дома ты защи­щен от воз­дей­ствия мира сего.

Мир пере­мен­чив, вея­ния раз­ные, но есть цен­но­сти, кото­рые вне вре­ме­ни. Тра­ди­ции, куль­ту­ра — дело семей­но­го хра­не­ния. Из рода в род пере­да­вал­ся опыт жиз­ни. Поэто­му дом как бы вне вре­ме­ни дол­жен быть. Веч­ное в доме долж­но накап­ли­вать­ся – то, что из поко­ле­ния в поко­ле­ние пере­хо­дит и нико­гда не ста­ре­ет, что наво­дит на мыс­ли о жиз­ни вечной.

Советы старца Паисия Афонского

Ста­рец ска­зал: «Рань­ше люди при­ви­ва­ли дикие дере­вья у тро­пи­нок, что­бы после­ду­ю­щие поко­ле­ния, вку­шая от их пло­дов, про­ща­ли бы умер­ших пред­ков. Сего­дня все хотят пол­но­стью обес­пе­чить себя сами, а в конеч­ном ито­ге это­го никто не может сделать».

- Какие тра­ди­ции важ­но в семье сохранять?

– В семье долж­ны быть тра­ди­ции семей­ной жиз­ни, то есть тра­ди­ции соблю­де­ния иерар­хич­но­сти, почи­та­ния гла­вы семьи, почи­та­ния мате­ри, тра­ди­ции ува­жи­тель­но­го отно­ше­ния друг к дру­гу, посто­ян­но­го духов­но­го роста. Долж­на быть тра­ди­ция семей­но­го про­ве­де­ния вре­ме­ни, когда соби­ра­ют­ся все вме­сте за сто­лом, вме­сте про­во­дят досуг, вме­сте ходят в цер­ковь. К сожа­ле­нию, мы теря­ем самую глав­ную тра­ди­цию – уме­ние жить семей­ной жиз­нью. Сей­час чаще види­мость семьи есть, а все живут сами по себе: отец – сво­ей, мать – сво­ей, дети – сво­ей жиз­нью. Но семья – это орга­низм еди­ный, живой. Отец – гла­ва, дети, жена ‑части еди­но­го тела. Если начи­на­ет­ся раз­лад в семье, то у каж­до­го ее чле­на наблю­да­ет­ся раз­лад в делах. Каж­дый отве­ча­ет за всех. Кого винить? Все вино­ва­ты. Мы долж­ны уметь уго­ждать друг дру­гу, свое место пони­мать, ста­рать­ся не оби­деть друг дру­га, то есть жить семьей. Семья тре­бу­ет жерт­вен­но­сти, она тре­бу­ет сми­ре­ния, что­бы каж­дый сми­рил себя перед близ­ки­ми, то есть не все себе позволял.

из кни­ги свя­щен­ни­ка Дио­ни­сия Таци­са «Архон­да­рик под откры­тым небом», М., 1998.

Отеческое наследие. Поучение Владимира Мономаха чадам своим

Пер­вое, страх имей­те Божий в серд­це сво­ем и мило­сты­ню тво­ря неоскуд­ну, это нача­ток вся­ко­му добру.

Если вам Бог умяг­чит серд­це, то сле­зы испу­сти­те о гре­хах сво­их, реку­ще: «Яко же блуд­ни­цу и раз­бой­ни­ка, и мыта­ря поми­ло­вал еси, тако и нас, греш­ных, поми­луй!». И в церк­ви так делай­те, и ложась. Не гре­ши­те ни одну же ночь; если може­те, покло­ни­те­ся до зем­ли, не забы­вай­те, не лени­те­ся; тем бо ноч­ным покло­ном и пени­ем чело­век побе­жа­ет дья­во­ла, и что в день согре­шит – тем чело­век избывает.

На коне едучи, если иных молитв не уме­е­те мол­ви­ти, то «Гос­по­ди, поми­луй» зови­те бес­пре­стан­но, втайне; это будет луч­ше, неже­ли мыс­лить без­ле­пи­цу ездя.

Все­го же паче убо­гих не забы­вай­те, но ели­ко могу­ще, по силе кор­ми­те, и при­дай­те сиро­те, и вдо­ви­цу оправ­ди­те сами, а не вда­вай­те силь­ным погу­би­ти чело­ве­ка. Ни пра­ва, ни кри­ва не уби­вай­те, ни пове­ле­вай­те уби­ти его.

С любо­вью взи­май­те бла­го­сло­ве­ние от епи­ско­пов, и попов, и игу­ме­нов, и не устра­няй­те­ся от них, и по силе люби­те, да при­и­ме­те от них молитву.

Паче все­го гор­до­сти не имей­те в серд­це и в уме, но рцем: «Смерт­ны есмы, днесь живи, а заут­ра в гроб; се все, что нам еси дал – не наше, но Твое, пору­чил нам еси на мало дний».

Ста­рых чти, яко отца; а моло­дых – яко бра­тью. Лжи блю­ди­ся, и пьян­ства, и блу­да – ибо в том душа поги­ба­ет и тело. Куда же ходя­ще путем по сво­им зем­лям, не дай­те пако­сти делать отро­ком, ни сво­им, ни чужим, ни в селах, ни в житех, да не нач­нут вас кля­сти. Куда же пой­де­те, иде­же ста­не­те, напой­те, накор­ми­те про­ся­ще­го; и боле же чти­те гостя, отку­ду же к вам при­дет; те мимо­хо­дя­щие про­сла­вят чело­ве­ка по всем зем­лям, либо доб­рым, либо злым.

Боль­но­го при­се­ти­те. И чело­ве­ка не мине­те, не при­ве­чав­ше, доб­ро сло­во ему дади­те. Жену свою люби­те, но не дай­те ей над собою вла­сти. Се же вы конец все­му; страх Божий имей­те выше всего.

Аще забу­де­те ска­зан­ное — пере­чи­тай­те: и мне не будет сра­ма, и вам будет добро.

Леность все­му мати: что уме­ет – то забу­дет, а что не уме­ет – тому не учит­ся. Не лени­те­ся ни на что доб­рое, пер­вое – к церк­ви. Да не заста­нет вас солн­це на посте­ли; тако бо отец мой делал бла­жен­ный и все доб­рые мужи совер­шен­ные. А узрев­шие солн­це — про­сла­ви­те Бога, с радо­стью рече: «Про­све­ти очи мои, Хри­сте Боже, иже дал мне еси свет Твой крас­ный!». И еще: «Гос­по­ди, при­ло­жи ми лето к лету, да оста­ток гре­хов сво­их пока­яв­ся, оправ­див живот, тако похва­лю Бога!».

Что сове­тую тво­ри­ти отро­ку мое­му, то и сам отво­рил – дела на войне и на охо­те, ночь и день, на зною и на зиме, не давая себе упо­коя. Тоже и худо­го смер­да, и убо­гих вдо­виц не дал силь­ным оби­де­ти, и цер­ков­но­го наря­да, и служ­бы сам нико­гда не пре­зи­рал. Да не зазри­те меня, дети мои, ни иной, кто про­чтет, не хва­лю бо ся ни дер­зо­сти сво­ея, но хва­лю Бога и про­слав­ляю милость Его, иже меня греш­но­го и худо­го, на вся дела чело­ве­че­ская потреб­на. Да сию гра­мо­ти­цу про­чи­та­ю­чи, потес­ни­те­ся на вся дела доб­рая, сла­вя­ще Бога со свя­ты­ми Его.

Смер­ти, дети, не бой­те­ся – ни в бою, ни от зве­ри, но муж­ское дело тво­ри­те, как вам Бог подаст. А если от Бога будет смерть, то ни отец, ни мати, ни бра­тья не могут отъ­я­ти, но то, что доб­ро есть блю­сти – Божие блю­де­ние, луч­ше человеческого.

***

Молитвы ко Пресвятой Богородице

К кому возо­пи­ем. Вла­ды­чи­це; к кому при­бег­нем в горе­сти нашей, аще не к Тебе, Цари­це Небес­ная; кто плач наш и воз­ды­ха­ние при­и­мет, аще не Ты, Пре­не­по­роч­ная, надеж­до хри­сти­ан и при­бе­жи­ще нам, греш­ным. Кто паче Тебе в мило­сти; при­к­ло­ни ухо Твое к нам, Вла­ды­чи­це, Мати Бога наше­го, и не пре­зри тре­бу­ю­щих Тво­ея помо­щи; услы­ши сте­на­ние наше, под­кре­пи нас, греш­ных, вра­зу­ми и научи, Цари­це Небес­ная, и не отсту­пи от нас, раб Тво­их, Вла­ды­чи­це, за роп­та­ние наше, но буди нам Мати и Заступ­ни­ца и вру­чи нас мило­сти­во­му покро­ву Сына Тво­е­го: устрой нас, како угод­но будет свя­тей Тво­ей воле, и при­ве­ди нас, греш­ных, к тихой и без­мя­теж­ной жиз­ни, да пла­чем­ся о гре­сех наших, да воз­ра­ду­ем­ся же с Тобою все­гда, ныне и прис­но, и во веки веков.

Заступ­ни­це усерд­ная, Мати Гос­по­да Выш­ня­го! За всех моли­ши Сына Тво­е­го, Хри­ста Бога наше­го, и всем тво­ри­ши спа­сти­ся, в дер­жав­ный Твой покров при­бе­га­ю­щим. Всех нас засту­пи, о Гос­по­же, Цари­це и Вла­ды­чи­це, иже в напа­стех и в скор­бех, и в болез­нех, обре­ме­нен­ных гре­хи мно­ги­ми, пред­сто­я­щих и моля­щих­ся Тебе уми­лен­ною душею и сокру­шен­ным серд­цем пред Пре­чи­стым Тво­им обра­зом со сле­за­ми, и невоз­врат­но надеж­ду иму­щих на Тя избав­ле­ния всех зол. Всем полез­ная даруй и вся спа­си, Бого­ро­ди­це Дево: Ты бо еси Боже­ствен­ный покров рабом Твоим.

О Вла­ды­чи­це, не оста­ви нас пад­ших в тлю гре­хов­ную, греш­ных и осквер­нен­ных вся­ки­ми нечи­сто­та­ми, но при­зи­рай на нас, про­све­щай, вра­зум­ляй, очи­щай и спа­сай нас, яко Мати Спасова!

***

Преподобным Кириллу и Марии, родителям преподобного Сергия Радонежского

Тро­парь, глас 3‑й

Бла­женств Хри­сто­вых при­част­ни­цы, чест­на­го супру­же­ства и попе­че­ния о чадех доб­рый обра­зе, пра­вед­нии Кирил­ле и Марие, плод бла­го­че­стия, Сер­гия пре­по­доб­на­го, нам явив­ший, с ним же усерд­но моли­те Гос­по­да низ­по­сла­ти нам дух люб­ве и сми­рен­но­муд­рия, да в мире и еди­но­мыс­лии про­сла­вим Тро­и­цу Единосущную.

Кондак, глас 4‑й

Днесь, вер­нии, сошед­ше­ся, вос­хва­лим дво­и­цу бла­жен­ную, бла­го­вер­на­го Кирил­ла и Марию доб­ро­нрав­ную, тии бо молят­ся вку­пе со воз­люб­лен­ным сыном сво­им пре­по­доб­ным Сер­ги­ем ко Еди­но­му во Свя­тей Тро­и­це Богу Оте­че­ство наше в пра­во­ве­рии утвер­ди­ти, домы миром огра­ди­ти, юныя от напа­стей и соблаз­нов изба­ви­ти, ста­рость укре­пи­ти и спа­сти души наша.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки