Влечение, влюбленность, любовь<br><span class="bg_bpub_book_author">Иерей Валерий Духанин</span>

Влечение, влюбленность, любовь
Иерей Валерий Духанин

(2 голоса5.0 из 5)

Спа­си­тель одна­жды про­из­нес такие сло­ва: Где сокро­ви­ще ваше, там будет и серд­це ваше. Све­тиль­ник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет свет­ло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет тем­но. Итак, если свет, кото­рый в тебе, тьма, то како­ва же тьма? (Мф.6:21-23). Остав­ляя любо­зна­тель­но­му чита­те­лю воз­мож­ность най­ти более широ­кое тол­ко­ва­ние дан­ных слов, мы вновь ска­жем, что есть три вида све­та, кото­рые при­вле­ка­ют нас в дру­гом человеке.

Есть сво­е­го рода блеск сек­су­аль­но­сти, кото­рый раз­жи­га­ет в тебе скры­тые стра­сти. Это ‒ излу­че­ние обо­льсти­тель­ной внеш­но­сти. Несча­стен тот чело­век, кото­рый при­знал этот блеск за под­лин­ный свет души. В этом смыс­ле пока­за­тель­на судь­ба извест­ной аме­ри­кан­ской актри­сы Мэри­лин Мон­ро, меняв­шей поклон­ни­ков слов­но пер­чат­ки. В кон­це кон­цов она страш­но разо­ча­ро­вы­ва­ет­ся и с горе­чью про­из­но­сит, что нико­гда не была люби­ма, а лишь явля­лась пред­ме­том вожде­ле­ния. «Для них я была лишь пло­тью», ‒ ска­за­ла Мон­ро неза­дол­го до гибе­ли. Такой вид све­та нель­зя даже и назвать све­том, а ско­рее ‒ это мер­ца­ние плот­ско­го влечения.

Один мой зна­ко­мый, едва начав общать­ся, уже допус­кал интим­ную бли­зость, и это свя­за­ло его по рукам и ногам ‒ он вынуж­ден был всту­пить в брак под дав­ле­ни­ем сво­ей девуш­ки, хотя оче­вид­но было их внут­рен­нее недо­по­ни­ма­ние друг дру­га, он жало­вал­ся на нее еще до сва­дьбы. Свер­ши­лось бра­ко­со­че­та­ние, их все поздрав­ля­ли, дари­ли подар­ки, но через год испол­ни­лось сло­во роди­те­лей: «Этот брак будет недолгим».

Свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский одна­жды напи­сал: «Когда чело­век к чело­ве­ку, один пол к дру­го­му чув­ству­ет или пита­ет скот­ское вожде­ле­ние или плот­скую любовь, тогда исче­за­ет в серд­це чело­ве­ка любо­де­ю­ще­го истин­ная любовь и чело­век как бы обра­ща­ет­ся в без­душ­ную, лако­мую вещь, в сласть ‒ нечи­стую, мерз­кую, бого­про­тив­ную, в его серд­це исче­за­ет любовь Божия и посе­ля­ет­ся вожде­ле­ние дья­воль­ское». Не прав­да ли, жест­ко это сло­во, но вер­но опи­сы­ва­ет то, на чем пре­ты­ка­ет­ся боль­шая часть наших современников.

Есть свет куда более чистый, воз­вы­шен­ный ‒ свет влюб­лен­но­сти, при кото­ром, напро­тив, вдруг тают все твои стра­сти, и ты ока­зы­ва­ешь­ся заво­ро­жен иде­а­лом люби­мо­го чело­ве­ка. Так вели­кий Андер­сен (1805–1875), став в юно­сти домаш­ним учи­те­лем детей Йона­са Кол­ли­на, круп­но­го госу­дар­ствен­но­го дея­те­ля Дании, затем полю­бил его дочь Луи­су. Он дол­гие годы тос­ко­вал и стра­дал, не имея воз­мож­но­сти соеди­нить­ся с ней в бра­ке. Так был влюб­лен поэт Васи­лий Жуков­ский в свою свод­ную пле­мян­ни­цу Машу Мой­ер. Их брак был тоже по ряду при­чин невоз­мо­жен, а они и не иска­ли вза­им­ной интим­ной бли­зо­сти, их свя­зы­ва­ла иде­аль­ная любовь, а точ­нее, влюбленность.

Что такое влюб­лен­ность? Это долж­но быть извест­но каж­до­му. Она, как яркие обра­зы свет­ло­го дет­ства, остав­ля­ет в душе осо­бую память и какую-то неис­по­ве­ди­мую тос­ку. В тво­ем серд­це мель­ка­ет образ един­ствен­но­го для тебя чело­ве­ка. Влюб­лен­ность ‒ как пей­за­жи сол­неч­но­го Кры­ма, как роман­ти­ка путе­ше­ствий. Она зама­ни­ва­ет, ранит и вдохновляет.

Едва влю­бив­шись, мы уже всмат­ри­ва­ем­ся в самые мель­чай­шие жесты, дви­же­ния при­вле­ка­тель­но­го для нас чело­ве­ка, в выра­же­ние его лица. Пыта­ем­ся уга­дать в них что-то важ­ное для себя, а преж­де все­го ‒ отно­ше­ние это­го чело­ве­ка лич­но к нам.

Как важ­но понять, что скры­ва­ет­ся за этим явле­ни­ем. Влюб­лен­ность ‒ это сво­е­го рода любовь к кра­си­вой фото­гра­фии. Дол­го гото­вил­ся чело­век к фото­гра­фии, при­хо­ра­ши­вал себя, сгла­жи­вал недо­стат­ки. Спе­ци­а­лист-фото­граф уме­ло совер­шил свое дело. Мгно­вен­ная вспыш­ка запе­чат­ле­ла этот вычи­щен­ный облик. Кто-то уви­дел его, и заго­ре­лось серд­це, пле­ня­ет душу иде­аль­ный образ. Так и влюб­лен­ность ‒ момент ярко­го душев­но­го всплес­ка, во вре­мя кото­ро­го на тво­ем серд­це запе­чат­ле­ва­ет­ся образ души дру­го­го, иде­аль­ный образ, кото­рый пленяет.

Суще­ству­ет ста­ти­сти­ка, а точ­нее, науч­ные наблю­де­ния над био­хи­ми­че­ски­ми про­цес­са­ми в орга­низ­ме чело­ве­ка. В момент зна­ком­ства с при­вле­ка­тель­ным чело­ве­ком в орга­низ­ме влюб­лен­но­го начи­на­ет уси­лен­но выде­лять­ся свое­об­раз­ный гор­мон, кото­рый неко­то­рые так и назы­ва­ют ‒ «гор­мо­ном люб­ви». Его выде­ле­ние про­из­во­дит в чело­ве­ке ощу­ще­ние неко­ей эйфо­рии в пери­од обще­ния с тем, в кого ты влюб­лен. Но, увы, про­хо­дит два года и гор­мон вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся в преж­ней норме.

Теперь пред­ставь­те: про­шло вре­мя, рас­се­я­лись все пер­вые вол­не­ния, а яркие чув­ства поблек­ли, «они» при­вык­ли друг к дру­гу. Внеш­ность тебя уже не шоки­ру­ет, влюб­лен­но­сти нет. Что даль­ше? Искать дру­го­го еще на два года? Зна­чит, при под­лин­ной люб­ви долж­но быть нечто более глу­бо­кое, чем минут­ное увле­че­ние внеш­ним видом или яркий костер чувств сердечных.

Одна­ко не все так печаль­но. Пото­му что влюб­лен­ность со вре­ме­нем может перей­ти в любовь. И даже более того, влюб­лен­ность ‒ это осо­бен­ный дар Божий, дар, спа­са­ю­щий юно­го чело­ве­ка от пош­ло­сти и плот­ских иску­ше­ний. Это тот дар, при при­ня­тии кото­ро­го внут­ри влюб­лен­но­го вдруг все пере­хва­ты­ва­ет вол­не­ни­ем, серд­це зами­ра­ет от сия­ния иде­аль­но­го обра­за люби­мо­го чело­ве­ка. Плоть осты­ва­ет, ибо даже в уме влюб­лен­ный не дер­за­ет затме­вать свя­щен­ный облик люби­мо­го чело­ве­ка нечи­сты­ми образами.

Еще раз повто­рим: влюб­лен­ность может перей­ти в любовь, тогда как плот­ское вле­че­ние нико­гда само не порож­да­ет ни люб­ви, ни влюб­лен­но­сти. А забе­гая впе­ред, при­от­кро­ем одну важ­ную тай­ну: в бра­ке остро­та чувств долж­на перей­ти в их глубину.

Яркие чув­ства, слов­но заман­чи­вый гори­зонт, к кото­ро­му сколь­ко ни при­бли­жай­ся, он оста­нет­ся недо­ступ­ным. Вспом­ни­те, сколь­ко раз вы испы­ты­ва­ли силь­ный голод, с удо­воль­стви­ем ели, а потом все рав­но ста­но­ви­лись голод­ны­ми. Сколь­ко раз пили и опять испы­ты­ва­ли жаж­ду. Так и яркие чув­ства влюб­лен­но­сти ‒ сна­ча­ла какой-то силь­ный душев­ный голод, затем бур­ное насы­ще­ние себя достиг­ну­тым обще­ни­ем, а потом опять голод. Эти­ми чув­ства­ми невоз­мож­но насы­тить­ся. Они осты­нут, а в самый непод­хо­дя­щий момент вдруг вспых­нут к другому.

Есть свет мир­ный, вза­им­ный. Мы можем назвать это нача­лом люб­ви. Любовь ‒ это не про­сто чув­ство, когда в нас вдруг воз­ни­ка­ет вол­не­ние при виде кого-то или том­ле­ние при отсут­ствии его рядом. Под­лин­но любя­щий ищет не столь­ко поль­зы сво­ей, сколь­ко того, кого любит. А чув­ство ищет поль­зы себе, пото­му что жаж­дет быть удовлетворенным.

Вы, конеч­но, не раз чита­ли, а может, и слы­ша­ли, как кто-нибудь про­из­но­сит: «Я без нее жить не могу». Вот это «я… не могу», к сожа­ле­нию, ука­зы­ва­ет на само­лю­бие ‒ речь идет о сво­ем «я», кото­рое не будет доволь­но, пока не добьет­ся дру­го­го. А если испы­ты­ва­ет неуда­чу, то впа­да­ет в отча­я­ние, как поет­ся в песне: «С ним пошла под венец, моей жиз­ни конец».

Мы не слу­чай­но ска­за­ли, что при зна­ком­стве воз­мож­но нача­ло люб­ви. Пото­му что теперь чело­век начи­на­ет отка­зы­вать­ся от само­го себя и в цен­тре его инте­ре­сов уже не толь­ко его соб­ствен­ное бла­го­по­лу­чие. Он начи­на­ет забо­тить­ся о дру­гом, ущем­ляя свое вре­мя, силы, здо­ро­вье. Одна­ко лишь жизнь про­ве­рит, была ли это любовь или вре­мен­ное рыцар­ство уязв­лен­но­го роман­ти­кой серд­ца. Любовь, как пре­крас­ный сад, за кото­рым надо посто­ян­но уха­жи­вать. И недо­ста­точ­но поса­дить цве­ты, важ­но все­гда содер­жать их в поряд­ке. Недо­ста­точ­но иметь фрук­то­вое дере­во, ово­щи, тра­вы, надо их поли­вать, удоб­рять и устра­нять сор­ня­ки. Так и влюб­лен­ность пере­хо­дит в любовь толь­ко при непре­стан­ном тру­де над собою.

Любовь ‒ не иде­а­ли­за­ция дру­го­го чело­ве­ка, а зре­ние в нем обра­за Божия. Любовь ‒ не пре­кло­не­ние или вос­хи­ще­ние, вызван­ное вре­мен­ным всплес­ком тво­их чувств. Любовь ‒ осо­бое про­зре­ние серд­ца, когда за внеш­ней обо­лоч­кой пло­ти ты видишь внут­рен­нюю кра­со­ту дру­го­го. Не про­сто лицо и фигу­ра при­вле­ка­ют тебя. Быва­ет, окру­жа­ю­щие гово­рят: «Что он в ней тако­го нашел?» Но они, любя­щие, видят друг в дру­ге то, что не видят дру­гие. А что же видят они?

Любовь ‒ сокро­вен­ный свет, пре­бы­ва­ю­щий в серд­цах двух воз­люб­лен­ных, кото­рый видят толь­ко они. Она есть вполне объ­ек­тив­ное ощу­ще­ние, что все, что есть в этом чело­ве­ке, ‒ дей­стви­тель­но «твое», это что-то род­ное и самое близ­кое тво­е­му сердцу.

Любовь ‒ это зре­лость, глу­би­на, посто­ян­ство. Любовь ‒ осво­бож­де­ние, она бес­ко­рыст­на в сво­их дарах и пото­му несет в себе проч­ный мир. Любовь не под­да­ет­ся раци­о­наль­но­му опре­де­ле­нию. Ее мож­но чув­ство­вать, ею мож­но и нуж­но жить. И толь­ко под­лин­но любя­щий зна­ет, что такое любовь.

Иерей Вале­рий Духанин

Источ­ник: сайт о люб­ви и семье «Насто­я­щая любовь»

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки