Зачем сохранять девство до брака?<br><span class="bg_bpub_book_author">Иерей Валерий Духанин</span>

Зачем сохранять девство до брака?
Иерей Валерий Духанин

(6 голосов3.7 из 5)

Совре­мен­ные духов­ные пас­ты­ри гово­рят, что мно­гие в наши дни гото­вы согла­сить­ся и при­нять какой угод­но цер­ков­ный закон, толь­ко лишь бы не тре­во­жи­ли сфе­ру их интим­ных отно­ше­ний. Лег­ко чело­век рас­ста­ет­ся со сво­им дев­ством, спе­шит успо­ко­ить само­го себя мне­ни­ем, что «сей­час все так живут».

В 303 году по Р.X. в Нико­ми­дии к пра­ви­те­лю Мак­си­ми­ну при­ве­ли деви­цу неви­дан­ной кра­со­ты ‒ Евфра­сию. Без­жа­лост­ный мучи­тель пове­лел ей отречь­ся от Хри­ста, покло­нить­ся идо­лам ‒ в про­тив­ном слу­чае она будет осквер­не­на. И вот рядом с Евфра­си­ей ока­зал­ся гру­бый воин с обна­жен­ным мечом, кото­рый жаж­дет плот­ской уте­хи. Угод­ни­ца Божия обра­ти­лась с горя­чей молит­вой к Спа­си­те­лю, твер­до веруя, что Гос­подь не посра­мит. И вдруг в серд­це свя­той яви­лось, слов­но луч, небес­ное вра­зум­ле­ние. Евфра­сия ска­за­ла: «Храб­рый воин, ты часто быва­ешь в сра­же­ни­ях. Хочешь, я най­ду тебе такой чудес­ный цве­ток, кото­рый сохра­ня­ет от вся­ко­го вра­же­ско­го посе­че­ния?» Гла­за леги­о­не­ра заго­ре­лись: «Най­ди мне такой цве­ток: я хочу все­гда иметь его при себе». Свя­тая про­дол­жи­ла: «Этот цве­ток может иметь силу толь­ко тогда, когда его даст деви­ца, а не жен­щи­на». Воин, желая завла­деть чудо­дей­ствен­ным талис­ма­ном, пошел за Евфра­си­ей в сад.

Вот она ходит по пре­крас­но­му саду и соби­ра­ет цве­ты ‒ вся, слов­но ангел, в белом, с рас­пу­щен­ны­ми воло­са­ми. Она ищет цве­ток бес­смер­тия. Нако­нец девуш­ка ука­за­ла на несколь­ко одно­об­раз­ных цвет­ков: «Это и есть цве­ты бес­смер­тия», ‒ неж­но сорва­ла их и доба­ви­ла: «Для того, что­бы ты сам убе­дил­ся в их чудо­дей­ствии, поло­жи их мне на шею и силь­но ударь мечом». Пере­кре­стив­шись, свя­тая Евфра­сия обна­жи­ла юную шею и сми­рен­но скло­ни­ла голо­ву. А воин, при­ло­жив к ее шее цве­ты, силь­но уда­рил мечом.

…Тихо, слов­но про­дол­жая бла­го­го­вей­ную, сми­рен­ную молит­ву, пада­ло обез­глав­лен­ное тело на тра­ву. Изум­лен­но смот­рел воин на подвиг юной хри­сти­ан­ки. Ради сохра­не­ния дев­ства, нетлен­но­го дара цело­муд­рия, свя­тая Евфра­сия жерт­во­ва­ла жиз­нью. А душа ее… Насле­до­вав небес­ный венец, она помо­га­ет тем, кто на зем­ле ста­ра­ет­ся соблю­сти свое девство.

Мно­гим подоб­ный при­мер пока­жет­ся стран­ным. Сто­и­ло ли ради сохра­не­ния дев­ства терять саму жизнь? Так хоть жила бы, а то вооб­ще ниче­го. Давай­те заду­ма­ем­ся: обык­но­вен­но люди теря­ют дев­ство, когда вопрос об угро­зе их жиз­ни не воз­ни­ка­ет. Свя­тая Евфра­сия пока­за­ла: сохра­нить дев­ство ‒ зна­чит сохра­нить исклю­чи­тель­ный Боже­ствен­ный дар, сохра­нить в себе то луч­шее, что в нас есть. Вер­но то, что дев­ство ‒ одно из самых дра­го­цен­ных сокро­вищ чело­ве­ка. И это сокро­ви­ще Гос­подь пода­ет всем нам даром. Пода­ет толь­ко одна­жды. Сокро­ви­ще это так же бес­цен­но, как свя­тость, как чисто­та и непо­роч­ность серд­ца. Не слу­чай­но в каж­дом юно­ше и девуш­ке сокры­то глу­бо­кое чув­ство свя­ты­ни сво­е­го дев­ства. Без­за­щит­ная девуш­ка, свя­тая Евфра­сия, ока­за­лась силь­нее и муд­рее гру­бо­го вои­на и в ито­ге удо­сто­и­лась небес­но­го вен­ца, веч­ной жиз­ни. Мно­гие же лиша­ют­ся это­го ради вре­мен­ной сла­сти, а потом дол­го, но бес­по­лез­но жалеют.

У совре­мен­ной моло­де­жи быва­ют две фор­мы пре­ткно­ве­ния в дан­ном отно­ше­нии и соот­вет­ствен­но две точ­ки зре­ния на вопрос добрач­ных отношений.

Во-пер­вых, неко­то­рые вос­при­ни­ма­ют добрач­ные свя­зи как есте­ствен­ный спо­соб обще­ния с дру­гим чело­ве­ком на опре­де­лен­ном эта­пе зна­ком­ства. При­чем брак в дан­ном слу­чае даже не пред­по­ла­га­ет­ся. Допу­стим, понра­ви­лось пар­ню моро­же­ное ‒ купил и съел, при­влек­ла вни­ма­ние рекла­ма филь­ма ‒ пошел и посмот­рел, заин­те­ре­со­ва­ла хоро­шень­кая девуш­ка ‒ позна­ко­мил­ся и пере­спал. Все как бы есте­ствен­но: поесть, посмот­реть, всту­пить в интим­ную связь.

Несколь­ко лет назад некая деви­ца очень хоте­ла вый­ти замуж за зна­ко­мо­го ей моло­до­го чело­ве­ка. Но он не желал, и после одной вече­рин­ки она смог­ла его соблаз­нить. За этим после­до­ва­ла бере­мен­ность, и теперь она ста­ла шан­та­жи­ро­вать свою жерт­ву: «У нас ребе­нок. Если не женишь­ся на мне, сде­лаю аборт». Вот так один порок вле­чет за собой дру­гой: от блу­да до убий­ства, ока­зы­ва­ет­ся, один шаг. Мне неиз­вест­но, чем закон­чи­лась эта исто­рия, кро­ме того, что моло­дой чело­век искал раз­ре­ше­ния сво­ей про­бле­мы в церк­ви. А сто­ит ли вооб­ще созда­вать себе такие про­бле­мы? Кста­ти, у Свя­тых Отцов есть весь­ма муд­рые реко­мен­да­ции, кото­рые помо­гут вовре­мя убе­речь себя от ненуж­ной тра­ге­дии. Пре­по­доб­ный Нико­дим Свя­то­го­рец гово­рил: помни, ты ‒ порох, не при­ка­сай­ся к огню, то есть не доз­во­ляй себе рис­ко­ван­ной бли­зо­сти с чело­ве­ком про­ти­во­по­лож­но­го пола. Не ходи там, где ты поте­ря­ешь свое сокро­ви­ще, избе­гай ситу­а­ций, в кото­рых слу­чит­ся трагедия.

Порой и девуш­ка, допу­стив интим­ную бли­зость, теря­ет свою неза­ви­си­мость, боит­ся, что ее теперь бро­сят, и начи­на­ет бегать сама за пар­нем. Но во вза­им­ных отно­ше­ни­ях теперь исче­за­ет неж­ность. Любов­ник после это­го обра­ща­ет­ся с ней уже бес­це­ре­мон­но: он зна­ет, что уже завла­дел ею. И как комар, напив­ший­ся кро­ви, уда­ля­ет­ся тяже­ло и мед­лен­но, ко все­му рав­но­душ­ный, так ухо­дит любов­ник, удо­вле­тво­рив­ший спол­на свою страсть.

Здесь девы юные цветут
Для при­хо­ти бес­чув­ствен­ной злодея, ‒

писал А. С. Пушкин.

Слиш­ком мно­гие девуш­ки зна­ют на горь­ком опы­те: едва парень добил­ся, «чего хотел», как стал гру­бым и дерз­ким, из друж­бы исчез­ло бла­го­го­ве­ние. Пси­хо­ло­гию подоб­но­го иску­ше­ния хоро­шо знал Лер­мон­тов, когда вкла­ды­вал в уста гор­до­го Печо­ри­на такие сло­ва: «Есть необъ­ят­ное насла­жде­ние в обла­да­нии моло­дой, едва рас­пу­стив­шей­ся душой! Она как цве­ток, кото­ро­го луч­ший аро­мат испа­ря­ет­ся навстре­чу пер­во­му лучу солн­ца; его надо сорвать в эту мину­ту и, поды­шав им досы­та, бро­сить на доро­ге: авось кто-нибудь поднимет!»

Есть очень хоро­шее пра­ви­ло жиз­ни: не при­сва­и­вай себе чужо­го. Если ты слу­чай­но зашел в сто­ло­вую, уви­дел накры­тый стол, то это не зна­чит, что надо выжи­дать момент, когда понра­вив­ше­е­ся блю­до мож­но будет быст­рень­ко ску­шать. Оно не тебе при­го­тов­ле­но, не кра­ди его у дру­го­го. О каж­дом из нас есть Божие про­из­во­ле­ние. Гос­подь Сво­им пре­муд­рым Про­мыс­лом зара­нее опре­де­ля­ет нам спут­ни­ка жиз­ни, того, с кем мы соеди­ним­ся в еди­ную плоть в Таин­стве Бра­ка. Отда­вая себя кому-либо до Вен­ча­ния, чело­век дерз­ко втор­га­ет­ся в этот Про­мысл, он как бы гово­рит Небес­но­му Отцу: «Мне не нуж­ны Твои дары, я сам о себе поза­бо­чусь». Он подо­бен каприз­но­му ребен­ку, кото­рый меня­ет полез­ные фрук­ты, пода­ва­е­мые в свое вре­мя, на пирог из пес­ка, кото­рый хочет выле­пить пря­мо сейчас.

Суще­ству­ют доста­точ­но вер­ные жиз­нен­ные наблю­де­ния. Само­лю­би­вый торо­пит­ся удо­вле­тво­рить себя, свои низ­кие, телес­ные чув­ства. Он жаж­дет насы­тить понра­вив­шим­ся чело­ве­ком пре­ступ­ную страсть, но как толь­ко насы­тит­ся, вмиг охла­де­ва­ет и отвра­ща­ет­ся от мни­мо люби­мо­го. Жела­ние обла­дать дру­гим чело­ве­ком, насы­тить себя его кра­со­той и дев­ствен­но­стью пока­зы­ва­ет не любовь, а тай­ную гор­дость. Пусть такой герой пред­став­ля­ет­ся сим­па­тич­ным, силь­ным, отваж­ным. Но очень веро­ят­но, что это герой не ваше­го романа.

Поверь­те, что насто­я­щая любовь чуж­да дер­зо­сти. Плот­ская при­вя­зан­ность сте­лет­ся по зем­ле, слов­но дым от жерт­вы Каи­на, тогда как чистая друж­ба вос­хо­дит к небе­сам как бла­го­вон­ный фими­ам. Как хруп­кий сосуд с дра­го­цен­ным миром вы ста­не­те акку­рат­но дер­жать в руках, так сохра­ни­те чисто­ту люб­ви. Как мать обни­ма­ет ново­рож­ден­но­го, так обни­май­те чув­ства пер­вой люб­ви. Не дай­те на рас­тер­за­ние свою чисто­ту, свое дев­ство, не спе­ши­те с пер­вой ночью. Пусть вы помед­ли­те, зато обре­те­те бес­ко­неч­но боль­шее. Дев­ство ‒ как чистое лицо ребен­ка, блуд ‒ слов­но шрам на кра­си­вом лице. Как скрип желе­за по стек­лу, так отзы­ва­ют­ся в душе блуд­ные помыс­лы. И как ката­стро­фа горо­да, стра­да­ю­ще­го от сти­хий­но­го бед­ствия, так и рас­тле­ние дев­ства ‒ это ката­стро­фа тво­ей лич­ной судь­бы. Поте­ря невин­но­сти отра­жа­ет­ся даже на лице, кра­со­та тако­го чело­ве­ка утра­чи­ва­ет све­жесть, на ней про­яв­ля­ет­ся печать порочности.

Один свя­щен­ник зашел в биб­лио­те­ку, где заказ при­ни­ма­ла девуш­ка, сияв­шая све­же­стью, чисто­той и невин­но­стью. Когда он зашел на сле­ду­ю­щий день, то пора­зил­ся: лицо потуск­не­ло, на девуш­ке слов­но лежа­ла какая-то тяжесть, слов­но кто-то разо­рил ее душу ‒ батюш­ка сра­зу все понял. Об этом свя­щен­ник впо­след­ствии с горе­чью гово­рил: «Кто же посмел разо­рить этот храм?» Это все­гда кара­ет­ся уко­ра­ми сове­сти, и в самый пер­вый раз добрач­но­го кон­так­та душа еще ощу­ща­ет что-то нелад­ное ‒ какое-то пят­но на душе, что-то пре­ступ­ное ‒ такой чело­век пере­сту­пил через запрет­ную чер­ту, а точ­нее, он совер­шил над сво­ей душой глу­бо­кое осквер­не­ние. Потом, если чело­век про­дол­жа­ет подоб­ный образ жиз­ни, голос сове­сти сти­ха­ет, и он погру­жа­ет­ся в некое упо­е­ние, усла­ду подоб­ным обра­зом жиз­ни. От это­го труд­но отка­зать­ся, так как барьер сове­сти пре­одо­лен, а страсть услаж­да­ет глу­би­ны ваше­го есте­ства ярки­ми, хотя и вре­мен­ны­ми вспыш­ка­ми, перед кото­ры­ми блек­нут все осталь­ные уте­хи. Но про­хо­дит вре­мя, чув­ства при­еда­ют­ся, и плот­ская усла­да вас уже не насы­ща­ет, внут­ри обна­ру­жи­ва­ет­ся пусто­та. Поте­ря дев­ства в конеч­ном ито­ге разо­ча­ро­вы­ва­ет и похо­жа на оскол­ки раз­би­то­го неко­гда кра­си­во­го и дра­го­цен­но­го сосуда.

Чело­век, имев­ший добрач­ные свя­зи, всту­пая в брак, часто уже не спо­со­бен внут­ренне при­нять Божию запо­ведь: будут два одною пло­тью (Мф.19:5), ведь сколь­ко раз он уже соеди­нял­ся с жен­щи­на­ми и теперь неволь­но вос­при­ни­ма­ет брак как оче­ред­ной вари­ант, может быть, не послед­ний, как при­кос­но­ве­ние к пред­ме­там, к кото­рым он уже дав­но при­вык. Исче­за­ет и сакраль­ность интим­ных отно­ше­ний, кото­рые вос­при­ни­ма­ют­ся про­сто как насла­жде­ние, а не как таин­ство и чудо дето­рож­де­ния. Да еще чело­век начи­на­ет срав­ни­вать, с кем ему было луч­ше, то есть все меря­ет­ся не духов­ны­ми или душев­ны­ми каче­ства­ми, а самы­ми при­ми­тив­ны­ми чув­ствен­ны­ми ощущениями.

В мире суще­ству­ет закон: те, кто хра­нит чисто­ту, нахо­дят­ся под покро­вом Божи­им. Когда чело­век лиша­ет себя чисто­ты, он утра­чи­ва­ет и Боже­ствен­ную помощь. Так царь Давид был под покро­вом Все­выш­не­го, пока не впал в пре­лю­бо­де­я­ние. После утра­ты чисто­ты его тот­час постиг­ли мно­гие беды. Какие беды пре­сле­ду­ют в наши дни блуд­ни­ков, извест­но каждому.

В наше вре­мя ино­гда гово­рят, что опыт интим­ной жиз­ни до бра­ка теперь име­ют фак­ти­че­ски все, а пото­му речь о дев­стве есть про­яв­ле­ние древ­них, сред­не­ве­ко­вых пред­став­ле­ний. Так что мож­но было бы кон­ста­ти­ро­вать, что 7‑я запо­ведь: «не пре­лю­бо­дей­ствуй» ‒ бес­ко­неч­но уста­ре­ла. На самом деле, в таком утвер­жде­нии таит­ся глу­бо­кая ложь, а те, кто ее про­из­но­сит, судят об окру­жа­ю­щих людях по себе.

Преж­де все­го, заме­тим, что блуд не толь­ко в наше вре­мя, а во все века без исклю­че­ния был излюб­лен­ным соблаз­ном человека.

Вожди наро­да, от кото­ро­го ведет нача­ло наша юрис­пру­ден­ция, то есть наро­да рим­ско­го, ‒ импе­ра­то­ры отли­ча­лись небы­ва­лой рас­пу­щен­но­стью. Князь Вла­ди­мир до обра­ще­ния в хри­сти­ан­ство не ску­пил­ся на жен и налож­ниц. Одна рос­сий­ская импе­ра­три­ца по вече­рам вызы­ва­ла гвар­дей­цев, что­бы выбрать сол­да­та на одну ночь. И даже в жиз­не­опи­са­нии стар­ца Силу­а­на повест­ву­ет­ся, что в моло­до­сти, когда он еще даже не пред­по­ла­гал о сво­ем мона­ше­ском буду­щем, он позна­ко­мил­ся с кра­си­вой девуш­кой, и одна­жды вече­ром с ними слу­чи­лось «обыч­ное». Поэто­му наше вре­мя в исто­рии не исклю­че­ние. Одна­ко в том заклю­ча­ет­ся неот­мир­ность Еван­ге­лия, новиз­на хри­сти­ан­ства, ‒ эта новиз­на не пре­кра­ща­ет­ся с тече­ни­ем вре­ме­ни, ‒ что имен­но в усло­ви­ях подоб­ных иску­ше­ний и часто встре­ча­ю­щих­ся паде­ний осо­бым све­том сия­ет доб­ро­де­тель дев­ства. Кто хра­нит чисто­ту, тот обре­та­ет осо­бую бли­зость к Богу, и Бог тако­му чело­ве­ку помогает.

И еще доба­вим, что по сей день есть чистые души, сохра­нив­шие себя в цело­муд­рии. Ведь при­зна­ем­ся чест­но, сама совесть под­ска­зы­ва­ет ‒ дев­ство необ­хо­ди­мо хранить.

Все блуд­ные гре­хи осно­вы­ва­ют­ся на отсут­ствии насто­я­щей люб­ви к ближ­не­му. Это очень важ­ный момент. Любя­щий видит в люби­мом чело­ве­ке высо­чай­шую цен­ность, а не сред­ство к удо­вле­тво­ре­нию сво­их стра­стей. Под­лин­ная любовь бла­го­го­ве­ет перед цело­муд­ри­ем люби­мо­го: до закон­но­го бра­ка она не допу­стит телес­ной бли­зо­сти, а в бра­ке сохра­нит вза­им­ную верность.

Здесь сто­ит заме­тить и еще кое-что. Как мы гово­ри­ли, суще­ству­ет еще одна точ­ка зре­ния. Кто-то, напри­мер, ска­жет сле­ду­ю­щее: «Хоро­шо. Себя, конеч­но же, не сто­ит отда­вать кому попа­ло. Но если мы уже дав­но дру­жим и даже реши­ли женить­ся, то поче­му интим­ное обще­ние недо­пу­сти­мо до вен­ца? Не все ли рав­но, когда это насту­пит, ведь наша судь­ба уже предрешена?»

Это как бы более бла­го­род­ный вид блу­да: мы все рав­но ско­ро поже­ним­ся, и какая раз­ни­ца, сей­час всту­пить в интим­ную бли­зость или через два месяца?

Пред­ставь­те, что в день ваше­го рож­де­ния для вас спе­ци­аль­но накры­ли стол, и вы, едва уви­дев его, тут же бро­си­лись погло­щать аппе­тит­ные блю­да ‒ не все ли рав­но, сей­час или чуть попоз­же, когда все будут в сбо­ре, когда вы уде­ли­те каж­до­му вни­ма­ние. Да, обед при­го­тов­лен для вас, но вы сво­им пове­де­ни­ем разо­ря­е­те тор­же­ство празд­ни­ка и сами у себя кра­де­те сча­стье. Так жених и неве­ста, допу­стив­шие интим­ную бли­зость, при­хо­дят к бра­ку как к уже разо­рен­но­му обе­ду ‒ нет све­же­сти и радо­сти новой жизни.

А давай­те поду­ма­ем, что зна­чит: все рав­но когда? Все ли рав­но, когда рожать детей: по вступ­ле­нии в брак или несколь­ко рань­ше? Все ли рав­но, когда вос­пи­ты­вать ребен­ка: имея рядом надеж­но­го супру­га или когда он еще не появил­ся (или исчез перед сва­дьбой)? Все ли рав­но, когда при­зна­вать­ся в люб­ви: едва уви­дев или по испы­та­нии друг дру­га временем?

Иерей Вале­рий Духанин

Источ­ник: сайт о люб­ви и семье «Насто­я­щая любовь»

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки