Народная медицина. Наука и традиционное знание — И.И.Соколов, В.В.Степанов

Народная медицина. Наука и традиционное знание — И.И.Соколов, В.В.Степанов

(2 голоса5.0 из 5)

Содер­жа­ние

  1. Об изда­нии
  2. ПРЕДИСЛОВИЯ РЕЦЕНЗЕНТОВ
  3. ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРОВ
  4. О ЧЕМ СПОРЯТ УЧЕНЫЕ
  5. КУЛЬТУРА — ОСНОВА ТРАДИЦИОННОГО ЗНАНИЯ
  6. НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА — ТРАДИЦИОННЫЕ ЗНАНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ
  7. КУЛЬТУР
  8. ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОХРАНЫ НАРОДНОЙ МЕДИЦИНЫ
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Интер­нет-изда­ние Вэб-Цен­тра “Оме­га”
Москва — Санкт-Петер­бург – 2001

Об издании

Рецен­зен­ты:
А.Я.Винников, кан­ди­дат физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук, дирек­тор Цен­тра науч­ных и обра­зо­ва­тель­ных про­грамм Санкт-Петер­бург­ско­го Сою­за ученых.
Отец Сер­гий Фили­мо­нов, кан­ди­дат меди­цин­ских наук, пред­се­да­тель Санкт-Петер­бург­ско­го обще­ства Пра­во­слав­ных вра­чей име­ни Свя­ти­те­ля Луки (Вой­но-Ясе­нец­ко­го).

Рас­смот­ре­ны акту­аль­ные вопро­сы народ­ной меди­ци­ны как части тра­ди­ци­он­ных зна­ний, вхо­дя­щих состав­ной частью в куль­тур­ное насле­дие человечества.
На при­ме­ре ана­ли­за исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия эта­пов ста­нов­ле­ния совре­мен­ной народ­ной меди­ци­ны пока­за­на ее роль в обес­пе­че­нии сохра­не­ния жиз­не­де­я­тель­но­сти чело­ве­ка в окру­жа­ю­щей среде.
При­ве­ден ана­лиз направ­ле­ний пра­во­вой охра­ны народ­ной меди­ци­ны и тра­ди­ци­он­ных зна­ний как эле­мен­тов био­ло­ги­че­ско­го разнообразия.
Бро­шю­ра пред­на­зна­че­на для широ­ко­го кру­га чита­те­лей и может пред­став­лять инте­рес для спе­ци­а­ли­стов по вопро­сам меди­ци­ны, куль­ту­ры, интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти и информатики.

ПРЕДИСЛОВИЯ РЕЦЕНЗЕНТОВ

В пре­ди­сло­вии к кни­ге мне, как пра­во­слав­но­му свя­щен­ни­ку и вра­чу хоте­лось бы оста­но­вить­ся на двух очень важ­ных моментах:
— во-пер­вых, меж­ду тра­ди­ци­он­ной народ­ной меди­ци­ной и цели­тель­ством нет ниче­го обще­го. Тра­ди­ци­он­ная народ­ная меди­ци­на пред­ла­га­ет лече­ние телес­но­го соста­ва чело­ве­ка, цели­тель­ство пред­ла­га­ет втор­же­ние в духов­ный мир чело­ве­ка. Кро­ме того, к поня­тию „цели­тель­ство” в насто­я­щее вре­мя отно­сят­ся экс­тра­сен­со­ри­ка, био­энер­ге­ти­ка, кол­дов­ство, магия и про­чие оккульт­ные мето­ды воз­дей­ствия. Такое отож­деств­ле­ние народ­ной меди­ци­ны и цели­тель­ства глу­бо­ко оши­боч­но и непра­во­моч­но. Поэто­му, если тра­ди­ци­он­ная меди­ци­на при­зна­ет­ся Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, то цели­тель­ство во всех выше­пе­ре­чис­лен­ных фор­мах явля­ет­ся объ­ек­том борь­бы Церк­ви, как одно из про­яв­ле­ний демо­низ­ма, кале­ча­ще­го в нача­ле XXI века тыся­чи и мил­ли­о­ны чело­ве­че­ских душ;
— во-вто­рых, народ­ная меди­ци­на в Рос­сии нико­гда не втор­га­лась в духов­ную область, име­ла отно­ше­ние к оздо­ров­ле­нию, вос­ста­нов­ле­нию телес­но­го соста­ва чело­ве­ка в отли­чие от тра­ди­ци­он­ных меди­цин­ских систем дру­гих наро­дов, хотя послед­нюю тыся­чу лет была нераз­рыв­но свя­за­на с православием.
Очень инте­рес­ным пред­став­ля­ет­ся попыт­ка авто­ров инте­гри­ро­вать име­ю­щи­е­ся зна­ния по тра­ди­ци­он­ной меди­цине с новей­ши­ми дости­же­ни­я­ми в обла­сти физио­ло­гии человека.
Под­ход к тра­ди­ци­он­ным поня­ти­ям с точ­ки зре­ния функ­ци­о­наль­ных систем П. К. Ано­хи­на — новая сту­пень в раз­ви­тии тео­ре­ти­че­ско­го бази­са народ­ной меди­ци­ны, как систе­мы опре­де­лен­ных зна­ний, поня­тий, взгля­дов; пре­це­дент созда­ния опре­де­лен­ной кон­цеп­ции на осно­ве боль­шо­го, но раз­роз­нен­но­го и бес­по­ря­доч­но­го материала.
Кни­га „Народ­ная меди­ци­на — нау­ка и тра­ди­ци­он­ное зна­ние” свое­вре­мен­на и важ­на, так как к глу­бо­чай­ше­му сожа­ле­нию неве­же­ство и лег­ко­мыс­лие во взгля­де на народ­ную меди­ци­ну со сто­ро­ны испол­ни­тель­ных лиц офи­ци­аль­но­го здра­во­охра­не­ния ста­ло зало­гом про­ник­но­ве­ния и зако­но­да­тель­ной под­держ­ки оккуль­тиз­ма и магии под одеж­дой „народ­ной меди­ци­ны” и угро­зы дис­кре­ди­та­ции последней.

Пред­се­да­тель обще­ства Пра­во­слав­ных вра­чей Санкт-Петер­бур­га им. Свя­ти­те­ля Луки (Вой­но-Ясе­нец­ко­го)
кан­ди­дат меди­цин­ских наук, свя­щен­ник Сер­гий Филимонов

Бро­шю­ра, под­го­тов­лен­ная чле­ном Санкт-Петер­бург­ско­го Обще­ства Пра­во­слав­ных вра­чей Соко­ло­вым И. И. и чле­ном Санкт-Петер­бург­ско­го Сою­за Уче­ных Сте­па­но­вым В. В., посвя­ще­на про­бле­ме защи­ты народ­ной меди­ци­ны от иска­же­ний и не пра­во­во­го исполь­зо­ва­ния с целью извле­че­ния прибыли.
Мето­до­ло­ги­че­ски народ­ная меди­ци­на рас­смат­ри­ва­ет­ся как тра­ди­ци­он­ные зна­ния — часть наци­о­наль­ных куль­тур, сохра­ня­ю­щих­ся в фор­ме уст­ной и рели­ги­оз­ной тра­ди­ции. Народ­ная меди­ци­на рас­смат­ри­ва­ет­ся авто­ра­ми как живая часть чело­ве­че­ской куль­ту­ры, изу­ча­е­мая в послед­ние 10 лет в рам­ках соот­вет­ству­ю­щих про­грамм Все­мир­ной Орга­ни­за­ции Интел­лек­ту­аль­ной Соб­ствен­но­сти. Изло­же­ние ведет­ся при­ме­ни­тель­но к рос­сий­ско­му зако­но­да­тель­ству, с при­вле­че­ни­ем при­ме­ров из меж­ду­на­род­ной юри­ди­че­ской прак­ти­ки. Рас­смот­ре­ны раз­лич­ные пра­во­вые режи­мы, воз­ни­ка­ю­щие в ситу­а­ци­ях, когда тра­ди­ци­он­ные зна­ния рас­смат­ри­ва­ют­ся как интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность, а так­же воз­мож­но­стей, предо­став­ля­ю­щих для охра­ны тра­ди­ци­он­ных зна­ний инфор­ма­ци­он­ным зако­но­да­тель­ством. Осо­бую акту­аль­ность бро­шю­ре при­да­ет ана­лиз кон­крет­ной ситу­а­ции, сло­жив­шей­ся в Рос­сии в свя­зи с фор­му­ли­ров­кой ст. 57 Основ зако­но­да­тель­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции об охране здо­ро­вья граж­дан, прак­ти­че­ски открыв­шей доро­гу бес­кон­троль­ной дея­тель­но­сти само­зван­ных „Цели­те­лей”, не име­ю­щих меди­цин­ско­го образования.
Несмот­ря на попу­ляр­ный харак­тер, бро­шю­ра ори­ен­ти­ро­ва­на на мас­со­во­го чита­те­ля, содер­жит биб­лио­гра­фию, поз­во­ля­ю­щую более глу­бо­ко озна­ко­мит­ся с затро­ну­ты­ми в ней вопро­са­ми. Пафос бро­шю­ры, направ­лен­ный про­тив лже­на­у­ки и общее ее наце­лен­ность на про­па­ган­ду совре­мен­но­го либе­раль­но­го зако­но­да­тель­ства, раз­ви­ва­ю­ще­го­ся в такой важ­ной обла­сти, как пра­во­вая защи­та тра­ди­ци­он­ных зна­ний, пол­но­стью соот­вет­ству­ет про­грамм­ным прин­ци­пам Санкт-Петер­бург­ско­го Сою­за Ученых.

Дирек­тор Цен­тра иссле­до­ва­тель­ских и обра­зо­ва­тель­ных про­грамм Санкт-Петер­бург­ско­го Сою­за Ученых,
кан­ди­дат физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук А. Я. Винников

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРОВ

Пред­ла­га­е­мые Ваше­му вни­ма­нию резуль­та­ты иссле­до­ва­ний, явля­ют­ся одной из немно­гих работ, в кото­рой народ­ная меди­ци­на рас­смат­ри­ва­ет­ся не толь­ко как часть тра­ди­ци­он­ных зна­ний чело­ве­че­ства и эле­мент наци­о­наль­ной куль­ту­ры наро­дов, но и как гло­баль­ный феномен.

Рас­смот­ре­ние все­го ком­плек­са про­блем — исто­ри­че­ско­го, науч­но­го и пра­во­во­го харак­те­ра про­во­ди­лось авто­ра­ми в кон­тек­сте рас­кры­тия поня­тия наци­о­наль­ной куль­ту­ры, фор­ми­ро­вав­шей­ся на про­тя­же­нии всей исто­рии чело­ве­че­ства с целью сохра­не­ния „чело­ве­ка — разум­но­го” как вида в Природе.
Такой под­ход поз­во­лил иссле­до­вать спектр про­блем, свя­зан­ных с опре­де­ле­ни­ем роли и места куль­ту­ры в раз­ви­тии и суще­ство­ва­нии чело­ве­ка, с реше­ния про­блем сохра­не­ния био­ло­ги­че­ско­го раз­но­об­ра­зия, пра­во­вы­ми вопро­са­ми регу­ли­ро­ва­ния дея­тель­но­сти в обла­сти народ­ной меди­ци­ны и исполь­зо­ва­ния тра­ди­ци­он­ных знаний.

Рабо­та под­го­тов­ле­на Соко­ло­вым Ива­ном Ива­но­ви­чем — спе­ци­а­ли­стом в обла­сти народ­ной меди­ци­ны, чле­ном Санкт-Петер­бург­ско­го обще­ства Пра­во­слав­ных вра­чей и Сте­па­но­вым Вале­ри­ем Вик­то­ро­ви­чем — экс­пер­том РИНКЦЭ, чле­ном Санкт-Петер­бург­ско­го Сою­за Ученых.
Авто­ры выра­жа­ют искрен­нюю бла­го­дар­ность Тхор­жев­ской Ната­лье Оле­говне, Осю­хи­ну Бори­су Алек­сан­дро­ви­чу и Хво­стов­ско­му Ана­то­лию Алек­се­е­ви­чу за помощь в изда­нии насто­я­щей брошюры.

Авто­ры наде­ют­ся, что напи­са­ни­ем насто­я­щей рабо­ты они вне­сут свой посиль­ный вклад в защи­ту народ­ной меди­ци­ны от иска­же­ния, кото­рым она под­вер­га­ет­ся в послед­нее вре­мя. Дру­гой целью явля­лось предо­став­ле­ние спе­ци­а­ли­стам в обла­сти пра­ва систе­ма­ти­зи­ро­ван­но­го обзо­ра все­го кру­га вопро­сов, сопут­ству­ю­щих народ­ной меди­цине как нау­ки и как объ­ек­та пра­во­во­го регулирования.

О ЧЕМ СПОРЯТ УЧЕНЫЕ

(вме­сто введения)

В послед­ние годы мы ста­ли сви­де­те­ля­ми наше­ствия огром­ной армии „цели­те­лей”, кол­ду­нов, магов, шама­нов, экс­тра­сен­сов. Не утруж­дая себя полу­че­ни­ем меди­цин­ско­го обра­зо­ва­ния, они, тем не менее, име­ют вполне кон­крет­ные моти­вы для заня­тия такой дея­тель­но­стью. Вре­мя от вре­ме­ни на нас так­же обру­ши­ва­ет­ся шквал „новых наук”. То нас пыта­ют­ся убе­дить, что „… пара­пси­хо­ло­гия — эта нау­ка, изу­ча­ю­щая энер­ге­ти­че­ские труб­ки в орга­низ­ме…”, то вкрад­чи­во объ­яс­ня­ют, что народ­ная меди­ци­на и экс­тра­сен­со­ри­ка — это одно и тоже. Или изве­ща­ют об изоб­ре­те­нии оче­ред­но­го ново­го при­бо­ра — пана­цеи от всех бед.

Без­удерж­но­му наступ­ле­нию „цели­те­лей” во мно­гом спо­соб­ство­ва­ли три фак­то­ра: неосве­дом­лен­ность, гра­ни­ча­щая с без­гра­мот­но­стью части наше­го насе­ле­ния, пас­сив­ное пове­де­ние офи­ци­аль­ной меди­ци­ны, и откро­вен­ное лоб­би­ро­ва­ние при­ня­тия зако­но­да­тель­ных актов в обла­сти исполь­зо­ва­ния народ­ной медицины.
Меди­ци­на еще не вошла в чис­ло точ­ных наук, таких как физи­ка или мате­ма­ти­ка, что в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опре­де­ли­ло „сда­чу” ею сво­их пози­ций перед натис­ком кол­ду­нов, магов, экс­тра­сен­сов и иных „спе­ци­а­ли­стов”.

Как извест­но, зако­но­да­тель­ные и нор­ма­тив­ные акты выра­жа­ют в виде пра­во­вых норм толь­ко уже сло­жив­ши­е­ся в обще­стве отно­ше­ния. До послед­не­го вре­ме­ни оте­че­ствен­ная прак­ти­ка не зна­ла слу­ча­ев, когда пра­во­вая нор­ма была спо­соб­на вызвать к жиз­ни еще не суще­ству­ю­щий вид деятельности.
Но про­шед­шее деся­ти­ле­тие пода­ри­ло нам два зако­на, кото­рые потре­бо­ва­ли орга­ни­за­ции новых видов дея­тель­но­сти (есте­ствен­но в пред­при­ни­ма­тель­ской сфе­ре). Один из них регу­ли­ру­ет дея­тель­ность в обла­сти народ­ной меди­ци­ны. В „Осно­вах зако­но­да­тель­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции об охране здра­вья граж­дан”, в ста­тье 57 „Пра­во на заня­тие народ­ной меди­ци­ной (цели­тель­ством)” опре­де­ле­но, что:

„Народ­ная меди­ци­на — это мето­ды оздо­ров­ле­ния, про­фи­лак­ти­ки, диа­гно­сти­ки и лече­ния, осно­ван­ные на опы­те мно­гих поко­ле­ний людей. утвер­див­ши­е­ся в народ­ных тра­ди­ци­ях и не заре­ги­стри­ро­ван­ные в поряд­ке, уста­нов­лен­ном зако­но­да­тель­ством Рос­сий­ской Федерации.
Пра­вом на заня­тие народ­ной меди­ци­ной обла­да­ют граж­дане Рос­сий­ской Феде­ра­ции, полу­чив­шие диплом цели­те­ля, выда­ва­е­мый мини­стер­ства­ми здра­во­охра­не­ния рес­пуб­лик в соста­ве Рос­сий­ской Феде­ра­ции, орга­на­ми управ­ле­ния здра­во­охра­не­ни­ем авто­ном­ной обла­сти, авто­лом­ных окру­гов, кра­ев, обла­стей, горо­дов Моск­вы, и Санкт-Петербурга.

Реше­ние о выда­че дипло­ма цели­те­ля при­ни­ма­ет­ся на осно­ва­нии за явле­ния граж­да­ни­на и пред­став­ле­ния про­фес­си­о­наль­ной меди­цин­ской ассо­ци­а­ции либо заяв­ле­ния граж­да­ни­на и сов­мест­но­го пред­став­ле­ния про­фес­си­о­наль­ной меди­цин­ской ассо­ци­а­ции и учре­жде­ния, име­ю­ще­го лицен­зию на соот­вет­ству­ю­щий вид дея­тель­но­сти. Диплом цели­те­ля дает пра­во на заня­тие народ­ной меди­ци­ной на тер­ри­то­рии, под­ве­дом­ствен ной орга­ну управ­ле­ния здра­во­охра­не­ни­ем, выдав­ше­му диплом.
Лица, полу­чив­шие диплом цели­те­ля, зани­ма­ют­ся народ­ной меди­ци­ной в поряд­ке, уста­нав­ли­ва­е­мом мест­ной адми­ни­стра­ци­ей в соот­вет­ствии со ста­тьей 56 насто­я­щих Основ.

Допус­ка­ет­ся исполь­зо­ва­ние мето­дов народ­ной меди­ци­ны в лечеб­но- про­фи­лак­ти­че­ских учре­жде­ни­ях госу­дар­ствен­ной или муни­ци­паль­ной систе­мы здра­во­охра­не­ния по реше­нию руко­во­ди­те­лей этих учре­жде­ний в соот­вет­ствии со ста­тьей 43 насто­я­щих Основ.
Про­ве­де­ние сеан­сов мас­со­во­го цели­тель­ства, в том чис­ле с исполь­зо­ва­ни­ем средств мас­со­вой инфор­ма­ции, запрещается.
Лише­ние дипло­ма цели­те­ля про­из­во­дит­ся по реше­нию орга­на управ­ле­ния здра­во­охра­не­ни­ем, выдав­ше­го диплом цели­те­ля, и может быть обжа­ло­ва­но в суд.

Неза­кон­ное заня­тие народ­ной меди­ци­ной (цели­тель­ством) вле­чет за собой адми­ни­стра­тив­ную ответ­ствен­ность, а в слу­ча­ях, преду­смот­рен­ных зако­но­да­тель­ством Рос­сий­ской Феде­ра­ции, — уго­лов­ную ответственность”.
Не надо мно­го­лет­ней уче­бы, прак­ти­ки, навы­ков тех­ни­ки при­ме­не­ния меди­цин­ско­го обо­ру­до­ва­ния — доста­точ­но назвать себя цели­те­лем, и мож­но зани­мать­ся меди­цин­ской дея­тель­но­стью, прав да, когда полу­чишь диплом и лицен­зию. Имен­но меди­цин­ской, что и удо­сто­ве­рил Вер­хов­ный суд Российской

Феде­ра­ции сво­им реше­ни­ем еще в 1998 году. Но диплом по спе­ци­аль­но­сти, кото­рой нигде не обу­ча­ют. Лицен­зию — по пра­ви­лам, кото­рые „цели­те­ли” с по мощью мест­ных вла­стей сами уста­нав­ли­ва­ют по сво­е­му усмот­ре­нию. А послед­ствия дея­тель­но­сти таких „вра­чей” несут паци­ен­ты, без воз­мож­но­сти меди­цин­ско­го стра­хо­ва­ния или уго­лов­но­го пре сле­до­ва­ния за без­воз­врат­но загуб­лен­ное здо­ро­вье. Удоб­ная пози­ция для опре­де­лен­ной груп­пы лиц.

Прав­ды ради надо отме­тить, что прак­ти­че­ская реа­ли­за­ция ука­ан­ной ста­тьи встре­ти­ла непре­одо­ли­мые труд­но­сти, посколь­ку пред­ло­жен­ные схе­мы реа­ли­за­ции зако­на в этой части пока­за­ли всю их несу­раз­ность — цели­те­ли атте­сту­ют сами себя по неве­до­мым кри­те­ри­ям, выда­ют друг дру­гу дипло­мы о неве­до­мом обра­зо­ва­нии, лицен­зии выда­ют­ся физи­че­ским лицам, не явля­ю­щи­ми­ся пред­при нима­те­ля­ми и т.п. И для того, что­бы испра­вить поло­же­ние, в про ект новой редак­ции зако­на „О здра­во­охра­не­нии в Рос­сий­ской Феде­ра­ции” в 1999 году была вклю­че­на бес­пре­це­дент­ная по сво­ей неле­по­сти статья:

Ста­тья 56. Народ­ная меди­ци­на (цели­тель­ство)

1. Народ­ной меди­ци­ной (цели­тель­ством) — явля­ет­ся дея­тель­ность в обла­сти здра­во­охра­не­ния, осу­ществ­ля­е­мая граж­да­на­ми, обла­да­ю­щи­ми спе­ци­фи­че­ски­ми инди­ви­ду­аль­ны­ми спо­соб­но­стя­ми диа­гно­сти­ки забо­ле­ва­ний чело­ве­ка или спо­соб­но­стя­ми пози­тив­но­го воз­дей­ствия на орга­низм чело­ве­ка в целях кор­рек­ции здоровья.
2. Граж­дане, име­ю­щие жела­ние зани­мать­ся народ­ной меди­ци­ной (цели­тель­ством), обя­за­ны прой­ти про­ве­роч­ные испы­та­ния в поряд­ке, ста­нов­ле­ни­ем феде­раль­ным орга­ном испол­ни­тель­ной вла­сти в обла­сти здравоохранения.
3. Усло­вия, поря­док выда­чи и анну­ли­ро­ва­ния раз­ре­ше­ний на заня­тие народ­ной меди­ци­ной (цели­тель­ством) и поря­док осу­ществ­ле­ния ука­зан­ной дея­тель­но­сти уста­нав­ли­ва­ют­ся феде­раль­ным орга­ном испол­ни­тель­ной вла­сти в обла­сти здравоохранения
4. Про­ве­де­ние сеан­сов мас­со­во­го цели­тель­ства, в том чис­ле с исполь­зо­ва­ни­ем средств мас­со­вой инфор­ма­ции, запрещается.

Вот теперь все ста­ло на свое место. Есть у тебя „спе­ци­фи­че­ские” воз­мож­но­сти — ты цели­тель. Нет — изви­ни. А народ­ная меди­ци­на, ока­зы­ва­ет­ся, это про­сто вид дея­тель­но­сти таких „спе­ци­фи­ци­ро­ван­ных” субъектов.
Про­изо­шло вве­де­ние пра­во­вой нор­мы, не соот­вет­ству­ю­щей сути объ­ек­та регу­ли­ро­ва­ния. Толь­ко зако­но­да­тель­ство, орга­ни­зо­ван­ное в систе­му, поз­во­лит исклю­чить подоб­ное мани­пу­ли­ро­ва­ние, сила логи­ки долж­на пре­взой­ти инте­ре­сы опре­де­лен­ных лоб­би­ру­ю­щих групп.
Что же может про­ти­во­по­ста­вить это­му чет­ко выра­жен­но­му дви­же­нию совре­мен­ная наука?

Преж­де все­го, сле­ду­ет отме­тить отсут­ствие еди­но­го взгля­да на народ­ную меди­ци­ну сре­ди самих вра­чей. Оппо­нен­ты народ­ной меди­ци­ны утвер­жда­ют, что нет, и не может быть такой меди­ци­ны, как нет народ­ной физи­ки, народ­ной химии. Далее, спе­ци­а­ли­сты никак не могут решить дру­гой вопрос — тер­ми­но­ло­ги­че­ский — что счи­тать народ­ной, а что тра­ди­ци­он­ной меди­ци­ной. Часть спе­ци­а­ли­стов евро­пей­ской меди­цин­ской шко­лы (алло­па­ты) тра­ди­ци­он­ной (т.е. обыч­ной) счи­та­ют меди­ци­ну, кото­рую они изу­ча­ли в меди­цин­ских вузах.

Дру­гая их часть счи­та­ет тра­ди­ци­ей меди­цин­ские зна­ния и при­е­мы вра­че­ва­ния, родив­ши­е­ся в глу­бине веков. С этой пози­ции народ­ная меди­ци­на тоже явля­ет­ся тра­ди­ци­он­ной, т.е. тра­ди­ци­он­ная меди­ци­на — это народ­ная меди­ци­на, кото­рая роди­лась в нед­рах народ­ных масс. И, нако­нец, ряд спе­ци­а­ли­стов в насто­я­щее вре­мя отно­сят к тра­ди­ци­он­ной меди­цине фито­те­ра­пию (или более пра­виль­но — лекар­ствен­ную тера­пию пре­па­ра­та­ми рас­ти­тель­но­го, живот­но­го и мине­раль­но­го про­ис­хож­де­ния), аку­пунк­ту­ру (рефлек­со­те­ра­пию), ману­аль­ную терапию.

Осно­ва­ние для это­го они видят в том, что ука­зан­ные направ­ле­ния уже утвер­ди­лись в меди­цин­ской прак­ти­ке боль­шин­ства стран, мето­ды их при­ме­не­ния апро­би­ро­ва­ны, име­ют опре­де­лен­ное тео­ре­ти­че­ское обос­но­ва­ние и, что самое важ­ное — орга­ни­зо­ва­на под­го­тов­ка спе­ци­а­ли­стов по утвер­жден­ным про­грам­мам. Послед­нее озна­ча­ет, что созда­на уни­фи­ци­ро­ван­ная систе­ма про­грам­мам обу­че­ния и под­го­тов­ки специалистов.

Суще­ству­ет еще одно мне­ние о раз­ни­це меж­ду народ­ной и тра­ди­ци­он­ной меди­ци­ной. Народ­ная меди­ци­на не име­ет пись­мен­ных источ­ни­ков, ее сек­ре­ты пере­ла­ют­ся уст­но. Вся сово­куп­ность све­де­ний не носит харак­те­ра более или менее закон­чен­ной и изло­жен­ной систе­мы. По-види­мо­му, здесь идет речь о народ­ной меди­цине, при­ме­ня­е­мой в быту. Эле­мен­ты народ­ных меди­цин­ских зна­ний исполь­зо­ва­лись при фор­ми­ро­ва­нии тра­ди­ци­он­ной меди­ци­ны, но, как пра­ви­ло, парал­лель­но с фило­соф­ски­ми взгля­да­ми на при­ро­ду чело­ве­ка и окру­жа­ю­ще­го мира. Поло­же­ния же тра­ди­ци­он­ной меди­ци­ны все­гда оформ­ле­ны в виде пись­мен­ных руко­водств. В неко­то­рых стра­нах эти меди­цин­ские систе­мы нахо­дят­ся в сфе­ре вли­я­ния госу­дар­ствен­ной рели­гии. Лече­ние осу­ществ­ля­ет­ся спе­ци­аль­но под­го­тов­лен­ны­ми в осо­бых шко­лах лица­ми, для кото­рых подоб­но­го рода прак­ти­ка явля­ет­ся профессией.

Суще­ству­ет мне­ние, что меж­ду тра­ди­ци­он­ной и быто­вой народ­ной меди­ци­ной мож­но поста­вить знак равен­ства и это не что иное, как соеди­не­ние лич­но­го опы­та цели­те­лей раз­ной спе­ци­а­ли­за­ции, пере­да­ю­ще­го­ся из поко­ле­ния в поко­ле­ние (по тра­ди­ции) и зафик­си­ро­ван­но­го в обра­бо­тан­ном виде в текстах.

Если счи­тать офи­ци­аль­ным опре­де­ле­ние, дан­ное Все­мир­ной орга­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния (ВОЗ), то тра­ди­ци­он­ной (народ­ной) меди­ци­ной явля­ет­ся сово­куп­ность зна­ний и навы­ков (неза­ви­си­мо от того полу­чи­ли ли они логи­че­ское объ­яс­не­ние), при­ме­ня­е­мых в про­цес­сах про­фи­лак­ти­ки, диа­гно­сти­ки и устра­не­ния физи­че­ских, пси­хи­че­ских и соци­аль­ных нару­ше­ний здо­ро­вья и опи­ра­ю­щих­ся исклю­чи­тель­но на прак­ти­ку и наблю­де­ния, пере­да­ва­е­мые из поко­ле­ния в поко­ле­ние в уст­ной и пись­мен­ной фор­ме. Соглас­но назва­нию стра­ны, тра­ди­ци­он­ная меди­ци­на под­раз­де­ля­ет­ся на китай­скую, тибет­скую, индий­скую, рус­скую и т.п. Как сле­ду­ет из это­го опре­де­ле­ния, ВОЗ так­же при­дер­жи­ва­ет­ся иден­тич­но­сти опре­де­ле­ние народ­ной и тра­ди­ци­он­ной медицины.

ВОЗ выде­ля­ет так­же основ­ные состав­ля­ю­щие тра­ди­ци­он­ной медицины:
— фито­те­ра­пию и лече­ние дру­ги­ми сред­ства­ми при­род­но­го происхождения;
аку­пунк­ту­ру и ману­аль­ную тера­пию, не огра­ни­чи­вая при этом при­ме­не­ние дру­гих средств и мето­дов, харак­тер­ных для иных наци­о­наль­ных систем.

Тра­ди­ци­он­ная народ­ная меди­ци­на в систе­ме здра­во­охра­не­ния уже сего­дня игра­ет зна­чи­тель­ную роль в ряде стран мира. Так, в Юго-Восточ­ной Азии тра­ди­ци­он­ная народ­ная меди­ци­на орга­нич­но вклю­че­на в состав совре­мен­ной. Но в запад­ных стра­нах она не может кон­ку­ри­ро­вать с раз­ви­той совре­мен­ной меди­ци­ной, осно­ван­ной на мощ­ной инду­стрии про­из­вод­ства лекарств. Суще­ству­ет так­же мне­ние, что народ­ная меди­ци­на долж­на быть осо­бой систе­мой ока­за­ния меди­цин­ской помо­щи со сво­и­ми зако­на­ми и прин­ци­па­ми. На при­ме­ре Китая вид­но, как пло­до­твор­но сосу­ще­ству­ют наци­о­наль­ная тра­ди­ци­он­ная и евро­пей­ская меди­ци­на, вза­им­но допол­няя и обо­га­щая друг дру­га. В рам­ках тра­ди­ци­он­ной меди­ци­ны про­во­дит­ся обу­че­ние в вузах (инсти­ту­ты тра­ди­ци­он­ной меди­ци­ны с 5‑летним обу­че­ни­ем), выпол­ня­ют­ся фун­да­мен­таль­ные физио­ло­ги­че­ские и кли­ни­ко-физио­ло­ги­че­ские исследования.

В насто­я­щее вре­мя в нашей стране отсут­ству­ет еди­ный, мето­ди­че­ский под­ход к диа­гно­сти­ке и лече­нию всем арсе­на­лом средств и мето­дов народ­ной меди­ци­ны. Чаще все­го из систе­мы тра­ди­ци­он­ной меди­цин­ской помо­щи „выры­ва­ет­ся” одна состав­ля­ю­щая, напри­мер рефлек­со­те­ра­пия (аку­пунк­ту­ра) или фито­те­ра­пия, и искус­ствен­но „при­вя­зы­ва­ет­ся” к сред­ствам и мето­дам офи­ци­аль­ной медицины.

Одной из осо­бен­но­стей совре­мен­ной рос­сий­ской тра­ди­ци­он­ной меди­ци­ны явля­ет­ся ее мно­го­на­ци­о­наль­ность, что дела­ет вос­при­им­чи­вой к раз­лич­ным зару­беж­ным наци­о­наль­ным тра­ди­ци­он­ным систе­мам, кото­рые пра­виль­нее было бы отне­сти к наци­о­наль­ным оздо­ро­ви­тель­ным системам.
В про­цес­се исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия для каж­до­го этно­са выра­бо­та­лись свои под­хо­ды к сохра­не­нию наци­о­наль­ных групп, в том чис­ле и оздо­ро­ви­тель­ные меро­при­я­тия, бази­ру­ю­щи­е­ся на сво­их осо­бен­но­стях усло­вий при­ро­ды, пита­ния и быта. К тра­ди­ци­он­ной меди­цине мно­гие оте­че­ствен­ные спе­ци­а­ли­сты отно­сят отдель­ные мето­ды или спо­со­бы оздо­ров­ле­ния. Но такие оздо­ро­ви­тель­ные меро­при­я­тия в Рос­сии были исто­ри­че­ски раз­роз­нен­ны­ми и не сло­жи­ли еди­но­го само­сто­я­тель­но­го направления.

Оздо­ро­ви­тель­ные систе­мы, отсут­ству­ю­щие в офи­ци­аль­ной меди­цине (китай­ские, тибет­ские, веди­че­ские, вьет­нам­ские и др.), име­ют свои осо­бен­но­сти раз­ви­тия, каж­дая из них впи­та­ла в себя фило­со­фию, миро­воз­зре­ние, дух наро­да, кото­рый ее создал. Для рус­ской (и евро­пей­ской) наци­о­наль­ной куль­ту­ры эти оздо­ро­ви­тель­ные систе­мы явля­ют­ся несвой­ствен­ны­ми и, в извест­ной мере, чуже­род­ны­ми. Мож­но счи­тать, что в Рос­сии в чистом виде суще­ству­ет толь­ко одна тра­ди­ци­он­ная наци­о­наль­ная систе­ма — тибет­ская, мето­ды кото­рой исполь­зу­ют­ся в Буря­тии и Кал­мы­кии, где есть про­фес­си­о­наль­ные эмчи-ламы, полу­чив­шие спе­ци­аль­ное обра­зо­ва­ние. Но надо учесть и соот­вет­ству­ю­щую систе­му под­го­тов­ки спе­ци­а­ли­ста, на кото­рую ухо­дит, как пра­ви­ло, до 20 лет и более.

Ни в коем слу­чае не игно­ри­руя наци­о­наль­ные оздо­ро­ви­тель­ные систе­мы, их мно­го­ве­ко­вой опыт и тягу насе­ле­ния к ним, необ­хо­ди­мо разъ­яс­нять их осно­вы, реаль­ные воз­мож­но­сти и вред, кото­рый они смо­гут нане­сти. Так, в Индии, на родине столь попу­ляр­ной сего­дня Аюрве­ды, рас­про­стра­не­ние дру­гих наци­о­наль­ных тра­ди­ци­он­ных систем запре­ще­но законодательно.
Таким обра­зом, мож­но отме­тить, что не суще­ству­ет еди­но­го мне­ния не толь­ко отно­си­тель­но ста­ту­са народ­ной меди­ци­ны, но и опре­де­ле­ния, рас­кры­ва­ю­ще­го ее суть, как исто­ри­че­ско­го фено­ме­на. Что же из себя пред­став­ля­ет тра­ди­ци­он­ная народ­ная меди­ци­на? Или это дей­стви­тель­но эмпи­ри­че­ские зна­ния, взя­тые чело­ве­ком у При­ро­ды или „спе­ци­фи­че­ские” спо­соб­но­сти отдель­ных людей ?
На этот вопрос мож­но отве­тить, если рас­смот­реть исто­ри­че­ские кор­ни народ­ной меди­ци­ны и пра­во­вые инсти­ту­ты, потен­ци­аль­но спо­соб­ные обес­пе­чить пра­во­вую охра­ну тра­ди­ци­он­ных знаний.

КУЛЬТУРА — ОСНОВА ТРАДИЦИОННОГО ЗНАНИЯ

Позна­ние окру­жа­ю­ще­го мира посто­ян­но ста­вит перед чело­ве­ком про­бле­му адек­ват­но­го вос­при­я­тия новых зна­ний, кото­рые стре­ми­тель­но вхо­дят в при­выч­ную жизнь. Но наря­ду с этим про­дол­жа­ют исполь­зо­вать­ся зна­ния, накоп­лен­ные тысячелетиями.

Спо­соб­ность вос­при­ни­мать нов­ше­ство опре­де­ля­ет­ся не толь­ко нали­чи­ем у кон­крет­но­го чело­ве­ка про­фес­си­о­наль­ных навы­ков, уров­ня обра­зо­ва­ния, но в зна­чи­тель­ной мере осо­бен­но­стя­ми наци­о­наль­ной куль­ту­ры. Ника­кие реклам­ные акции не могут насиль­но внед­рить в оби­ход ново­вве­де­ния, если они не соот­вет­ству­ют нор­мам наци­о­наль­ных тра­ди­ций и обычаев.

Тра­ди­ци­он­ные зна­ния неот­де­ли­мы от культуры.
Содер­жа­тель­ное поня­тие „куль­ту­ра” (от лат. cultura — воз­де­лы­ва­ние, вос­пи­та­ние, обра­зо­ва­ние, раз­ви­тие, почи­та­ние) вклю­ча­ет исто­ри­че­ски опре­де­лен­ный уро­вень раз­ви­тия обще­ства, твор­че­ских сил и спо­соб­но­стей чело­ве­ка, выра­жен­ный в типах и фор­мах орга­ни­за­ции жиз­ни и дея­тель­но­сти людей, в их вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях, а так­же в созда­ва­е­мых ими мате­ри­аль­ных и духов­ных цен­но­стях. Если какой то эле­мент раз­ви­тия нашел рас­про­стра­не­ние во всем мире (напри­мер пись­мен­ность, лите­ра­ту­ра) то он состав­ля­ет обще чело­ве­че­скую цен­ность (состав­ля­ет эле­мент все­об­щей куль­ту­ры). Раз­но­об­ра­зие групп орга­ни­зо­ван­но­го насе­ле­ния фор­ми­ру­ет наци­о­наль­ную, само­быт­ную, культуру.

Обще­че­ло­ве­че­ские куль­тур­ные цен­но­сти раз­де­ля­ют­ся по при зна­ку их происхождения:
— есте­ствен­ные, воз­ник­шее из одной или несколь­ких наци­о­наль­ных куль­тур и гар­мо­ни­че­ски соче­та­ю­щие друг дру­га. Они фор­ми­ру­ют­ся дли­тель­ное вре­мя и не име­ют кон­крет­но­го авторства.
искус­ствен­ные, обра­зо­ван­ные син­те­зом одной или несколь­ких наци­о­наль­ных куль­тур и выра­жен­ные через лич­ност­ное вос­при­я­тие кон­крет­но­го чело­ве­ка. Как пра­ви­ло, име­ют автора.
Как про­дукт жиз­не­де­я­тель­но­сти чело­ве­че­ско­го обще­ства, куль­ту­ра име­ет свое предназначение.
Наци­о­наль­ная куль­ту­ра скла­ды­ва­ет­ся из ряда эле­мен­тов, таких как веро­ис­по­ве­да­ние, при­ня­тое в реги­оне, уклад жиз­ни, тра­ди­ции, обря­ды, тра­ди­ци­он­ные ремес­ла и заня­тия, повсе­днев­ный быт, наци­о­наль­ная кух­ня, одеж­да, наци­о­наль­ная музы­ка, пес­ни и тан­цы и т.п. В осно­ве вос­пи­та­ния и обра­за жиз­ни любо­го чело­ве­ка мож­но заме­тить про­яв­ле­ние его куль­тур­но­го наследия.
Вос­пи­та­ние в тра­ди­ци­ях наци­о­наль­ной куль­ту­ры фор­ми­ру­ет опре­де­лен­ное миро­воз­зре­ние каж­до­го чле­на обще­ства. Это поз­во­ля­ет чело­ве­ку суще­ство­вать в при­род­но-гео­гра­фи­че­ских и кон­крет­но сло­жив­ших­ся соци­аль­ных усло­ви­ях с исполь­зо­ва­ни­ем накоп­лен­но­го багаж сво­их пред­ков как бы по инер­ции, по при­выч­ке. Такие навы­ки, став­шие при­выч­кой в окру­же­нии кон­крет­ной сре­ды оби­та­ния помо­га­ют сбе­ре­гать силы и здо­ро­вье, а так­же вос­пи­ты­вать физи­че­ски и нрав­ствен­но здо­ро­вое под­рас­та­ю­щее поколение.

Тра­ди­ции и образ жиз­ни в каж­дой наци­о­наль­ной куль­ту­ре фор­ми­ру­ют­ся с уче­том кон­крет­ных при­род­но-гео­гра­фи­че­ских усло­вий. Так, наци­о­наль­ная куль­ту­ра ряда афри­кан­ских пле­мен поз­во­ля­ет им выжить в усло­ви­ях без­вод­ных пустынь и паля­ще­го солн­ца, а наро­дам край­не­го Севе­ра — в усло­ви­ях низ­ких тем­пе­ра­тур и дли­тель­ной поляр­ной ночи. Наци­о­наль­но-куль­тур­ные тра­ди­ции поз­во­ля­ют адап­ти­ро­вать орга­низм чело­ве­ка к кли­ма­ти­че­ским усло­ви­ям, повсе­днев­но доступ­ным про­дук­там пита­ния, месту оби­та­ния, опре­де­лен­ны­ми при­е­мам сохра­не­ния и под­дер­жа­ния рабо­то­спо­соб­но­го состо­я­ния организма.
Зна­чи­тель­ную, если не опре­де­ля­ю­щую роль в фор­ми­ро­ва­нии наци­о­наль­ной куль­ту­ры игра­ет вера, неза­ви­си­мо на какой ста­дии орга­ни­за­ции (при­ми­тив­ной или сло­жив­шей­ся систе­мы веро­ис­по­ве­да­ния) она нахо­дит­ся. Вера вос­пи­ты­ва­ет созна­тель­ное миро­воз­зре­ние чело­ве­ка. Чело­век реа­ги­ру­ет на дей­ствия окру­жа­ю­щей сре­ды через приз­му сво­е­го миро­воз­зре­ния и совер­ша­ет адек­ват­ные поступ­ки, соиз­ме­ряя свои потреб­но­сти и жела­ния со шка­лой цен­но­стей наци­о­наль­ной культуры.

Дру­гую важ­ней­шую часть наци­о­наль­ной куль­ту­ры состав­ля­ет язык и тра­ди­ци­он­ная (наци­о­наль­ная) жести­ку­ля­ция. На их осно­ве воз­ни­ка­ют меж­лич­ност­ные отно­ше­ния, обще­ние и вос­пи­та­ние. Про­ек­ция слов и жестов через зри­тель­ное вос­при­я­тие обра­зу­ет наци­о­наль­ную пись­мен­ность и изоб­ра­зи­тель­ное искус­ство. Каж­дый рису­нок, каж­дый орна­мент и цве­то­вая гам­ма име­ют в наци­о­наль­ной куль­ту­ре свое смыс­ло­вое значение.

Так же к одно­му из основ­ных эле­мен­тов наци­о­наль­ной куль­ту­ры мож­но отне­сти раци­он и режим пита­ния (наци­о­наль­ную кух­ню), посколь­ку они адап­ти­ро­ва­ны к усло­ви­ям жиз­ни, быту и обра­зу заня­тий. Наци­о­наль­ные игры, пес­ни, тан­цы и музы­ка, в свою оче­редь, при­ви­ва­ют необ­хо­ди­мые навы­ки для усво­е­ния тра­ди­ци­он­ных заня­тий, воин­ско­го искус­ства, вос­пи­ты­ва­ют вынос­ли­вость и тер­пе­ние. Одеж­да, пред­ме­ты быта, уклад жиз­ни — все они обес­пе­чи­ва­ют опти­маль­ное суще­ство­ва­ние чело­ве­ка в усло­ви­ях коче­во­го или осед­ло­го обра­за жиз­ни. Мож­но ска­зать, что весь ком­плекс само­быт­ной наци­о­наль­ной куль­ту­ры ори­ен­ти­ро­ван на сохра­не­ние физи­че­ско­го и духов­но­го здо­ро­вья чело­ве­ка, поз­во­ля­ю­ще­го ему выжить и вос­про­из­ве­сти здо­ро­вое потом­ство, сохра­нить био­ло­ги­че­ское раз­но­об­ра­зие природы.

Био­ло­ги­че­ское раз­но­об­ра­зие (раз­но­об­ра­зие живых орга­низ­мов на Зем­ле) явля­ет­ся самой боль­шой цен­но­стью, посколь­ку вклю­ча­ет в себя и весь ком­плекс чело­ве­че­ских цен­но­стей, таких как эко­ло­ги­че­ской, гене­ти­че­ской, соци­аль­ной, эко­но­ми­че­ской, науч­ной, обра­зо­ва­тель­ной, культурной.
Это раз­но­об­ра­зие явля­ет­ся осно­вой эво­лю­ции и сохра­не­ния жиз­не­обес­пе­че­ния всей био­сфе­ры Зем­ли. Ее сохра­не­ние и исполь­зо­ва­ние осо­бен­но важ­но для удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей в обла­сти здра­во­охра­не­ния все уве­ли­чи­ва­ю­ще­го­ся насе­ле­ния Земли.

При­ни­мая такую точ­ку зре­ния на роль куль­ту­ры, мы можем выявить свя­зи раз­ви­тия обще­ства, твор­че­ских сил и спо­соб­но­стей чело­ве­ка, выра­жен­ных в мно­го­об­ра­зии типов и форм орга­ни­за­ции жиз­ни и дея­тель­но­сти, в их вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях, а так­же в созда­ва­е­мых ими мате­ри­аль­ных и духов­ных ценностях.
Тогда чет­ко про­смат­ри­ва­ет­ся роль куль­ту­ры в обес­пе­че­нии без­опас­но­го суще­ство­ва­ния и сохра­не­ния духов­но­го и физи­че­ско­го здо­ро­вья чело­ве­ка как вида.

Непре­рыв­ное раз­ви­тие обще­ства, рас­про­стра­не­ние дости­же­ний нау­ки и тех­ни­ки застав­ля­ют наци­о­наль­ные куль­ту­ры реа­ги­ро­вать на все изме­не­ния, кото­рые посто­ян­но меня­ют образ жиз­ни, основ­ные заня­тия, быто­вые усло­вия чело­ве­ка. Появ­ле­ние мас­со­во­го про извод­ства, совре­мен­ных средств ком­му­ни­ка­ции вовле­ка­ют в сфе­ру инду­стрии и потреб­ле­ния все боль­шее коли­че­ство людей. В резуль­та­те этих транс­фор­ма­ций меня­ет­ся образ тра­ди­ци­он­ных заня­тий, изме­ня­ют­ся усло­вия жиз­ни и быта. Про­ис­хо­дит отказ от ста­рых и появ­ле­ние новых наци­о­наль­но-куль­тур­ных тра­ди­ций, исче­за­ют тра­ди­ци­он­ные ремес­ла и про­мыс­лы, кото­рые при­об­ре­та­ют ста­тус „суве­нир­ных”, а тра­ди­ци­он­ные пред­ме­ты быта и оби­хо­да ста­но­вят ся музей­ны­ми экспонатами,

В сво­ем раз­ви­тии тех­ни­че­ский про­гресс мно­го­крат­но опе­ре­жа­ет дина­ми­ку изме­не­ния наци­о­наль­ной куль­ту­ры. Для воз­ник­но­ве­ния наци­о­наль­ной тра­ди­ции тре­бу­ет­ся срок жиз­ни десят­ков, сотен поко­ле­ний. Имен­но поэто­му все про­дук­ты науч­но­го и тех­ни­че­ско­го про­грес­са пока еще дол­го оста­нут­ся вспо­мо­га­тель­ны­ми, не вхо­дя­щи­ми в наци­о­наль­но-куль­тур­ное наследие.

Сред­ства рас­про­стра­не­ния инфор­ма­ции, раз­ви­тие транс­пор­та поз­во­ля­ют инте­гри­ро­вать наци­о­наль­ные куль­ту­ры в куль­тур­ное насле­дие все­го чело­ве­че­ства — обще­куль­тур­ные цен­но­сти. При­ме ром может слу­жить широ­кая рас­про­стра­нен­ность худо­же­ствен­ных про­из­ве­де­ний, изоб­ра­зи­тель­но­го и при­клад­но­го искус­ства раз­ных наро­дов, кото­рые орга­нич­но впи­ты­ва­ют­ся боль­шин­ством наци­о­наль­ных культур.
Эти же при­чи­ны поз­во­ля­ют широ­ко рас­про­стра­нять и отдель­ные автор­ские рабо­ты, в кото­рых чело­век отра­жа­ет свое вос­при­я­тие мира, порой сме­ши­вая наци­о­наль­ные тра­ди­ции и отра­жая пер­со­наль­ное виде­ние мира. Цен­ность любо­го про­из­ве­де­ния обще­че­ло­ве­че­ской куль­ту­ры опре­де­ля­ет­ся его спо­соб­но­стью гар­мо­нич­но отве­чать зада­чам той наци­о­наль­ной куль­ту­ры, в кото­рую оно приходит.

Соче­та­ние раз­лич­ных автор­ских работ и наци­о­наль­ных тра­ди­ций обра­зу­ет новые фор­мы и жан­ры. К при­ме­ру, появ­ле­ние в 70‑х годах XX века рок, панк, хип­пи и поп направ­ле­ний шоу-биз­не­са насиль­но внед­ря­ет­ся в созна­ние как куль­ту­ра. Адеп­та­ми ука­зан­ных направ­ле­ний вве­де­ны даже спе­ци­аль­ное поня­тия „поп-куль­ту­ра”, „рок-куль­ту­ра” и дру­гие „куль­ту­ры”. В резуль­та­те чего про­ис­хо­дит транс­фор­ма­ция и под­ме­на наци­о­наль­ных тра­ди­ций. Попро­буй­те попро­сить у моло­дых людей вспом­нить хотя бы несколь­ко народ­ных песен. И срав­ни­те ответ с коли­че­ством извест­ных им совре­мен­ных песен. Раз­ни­ца будет явной. Или еще при­мер — попыт­ка внед­ре­ния в систе­му обу­че­ния рос­сий­ских школь­ни­ков, сло­жив­шу­ю­ся на осно­ве наци­о­наль­ных тра­ди­ций, ново­мод­ных про­грамм поло­во­го вос­пи­та­ния или оккуль­тиз­ма. Они вхо­дят в про­ти­во­ре­чие с наци­о­наль­ны­ми куль­ту­рой и тра­ди­ци­я­ми, сло­жив­ши­ми­ся на тер­ри­то­рии России.

При­вне­сен­ные извне куль­тур­ные цен­но­сти не все­гда согла­су­ют­ся с наци­о­наль­ны­ми тра­ди­ци­я­ми и поэто­му не могут спо­соб­ство­вать без­опас­но­сти физи­че­ско­го и духов­но­го суще­ство­ва­ния чело­ве­ка. В резуль­та­те при­ня­тия таких новых „куль­тур­ных” тра­ди­ций теря­ют­ся тра­ди­ции наци­о­наль­ной куль­ту­ры, идет поте­ря жиз­нен­ной ори­ен­та­ции каж­до­го чело­ве­ка. Начи­на­ют­ся поис­ки ново­го „автор­ско­го” под­хо­да, про­ис­хо­дит отход от реаль­но­сти, воз­ни­ка­ют наду­ман­ные про­бле­мы. Веро­ят­но, в этом есть одна из при­чин рас­цве­та нар­ко­ма­нии, алко­го­лиз­ма, раз­вра­та. Стре­мясь обре­сти „смысл жиз­ни” неокреп­шие духов­но и лишен­ные наци­о­наль­ных куль­тур­ных кор­ней моло­дые люди без­огляд­но бро­са­ют­ся в оккуль­тизм, пара­пси­хо­ло­гию, кото­рые с удо­воль­стви­ем берут на себя функ­цию „пер­ста ука­зу­ю­ще­го”, под­ме­няя собой наци­о­наль­ные куль­тур­ные традиции.

Раз­ру­ше­ние наци­о­наль­ной куль­ту­ры и тра­ди­ций рано или позд­но поста­вит нацию под угро­зу выми­ра­ния. Вре­мя кро­во­про­лит­ных войн ото­шло в про­шлое. В насто­я­щее вре­мя для уни­что­же­ния любо­го госу­дар­ства доста­точ­но внед­рить в ее наци­о­наль­ную куль­ту­ру чуже­род­ные, деста­би­ли­зи­ру­ю­щие эле­мен­ты. Если наци­о­наль­ное само­со­зна­ние (стрем­ле­ние сохра­нить свой род, свою наци­о­наль­ную куль­ту­ру) не отверг­нет эту агрес­сию, спу­стя неко­то­рое вре­мя про­изой­дет рас­пад нации и раз­вал стра­ны. Это самый деше­вый и бес­кров­ный метод, а под при­кры­ти­ем „сво­бо­ды и прав чело­ве­ка”, (но без соблю­де­ния каких-либо обя­зан­но­стей) и самый дей­ствен­ный. При­ме­ры таких экс­пан­сии чужих тра­ди­ций и куль­тур извест­ны в исто­рии чело­ве­че­ства. Одно из них — втор­же­ние тата­ро-мон­голь­ских орд на тер­ри­то­рию Руси. Толь­ко кре­пость наци­о­наль­ной куль­ту­ры, осно­ван­ной на Пра­во­сла­вии, поз­во­ли­ла сохра­нить рус­скую нацию и ее само­быт­ную культуру.

В совре­мен­ных усло­ви­ях не втор­же­ние извне, а внед­ре­ние искус­ствен­но создан­ных обще­че­ло­ве­че­ских цен­но­стей в наци­о­наль­ные куль­ту­ры наро­дов, ста­вит их на грань выми­ра­ния. В Рос­сии подоб­ный про­цесс идет с 90‑х годов XX века. Толь­ко за счет огром­ных про­странств, мно­же­ства неболь­ших горо­дов и вслед­ствии не раз­ви­той систе­мы инфор­ма­ци­он­ной ком­му­ни­ка­ции он более инертен.
Запре­щать или игно­ри­ро­вать обще­куль­тур­ные цен­но­сти нель­зя и бес­смыс­лен­но. Это хоро­шо поня­ли и осо­зна­ли, даже в раз­ви­тых запад­ных стра­нах. Например,

Фран­ция при­кла­ды­ва­ет колос­саль­ные уси­лия про­тив втор­же­ния „англо­языч­ной” куль­ту­ры. Для про­ти­во­сто­я­ния втор­же­нию чуже­род­ных куль­тур нача­ли интен­сив­но воз­рож­дать забы­тые наци­о­наль­ные тра­ди­ции, ремес­ла, акти­ви­зи­ро­ва­лась про­па­ган­да тра­ди­ци­он­но­го обра­за и укла­да жиз­ни. Пре­об­ла­да­ние наци­о­наль­ной куль­ту­ры над при­вне­сен­ны­ми эле­мен­та­ми чуже­род­ной куль­ту­ры ярко отра­же­ны в куль­ту­рах почти всех стран Востока.
Стерж­нем сохра­не­ния любой наци­о­наль­ной куль­ту­ры от внеш ней экс­пан­сии явля­ет­ся при­ня­тое в реги­о­нах вероисповедание.

На Руси Пра­во­сла­вие, а в дру­гих реги­о­нах Рос­сии Ислам, Буд­дизм и Иуда­изм ста­ли опло­том сохра­не­ния тра­ди­ций и наци­о­наль­ных куль­тур. Вспом­ни­те, какую реак­цию вызва­ла попыт­ка транс­ли­ро­вать по кана­лу НТВ в одной из рес­пуб­лик пере­да­чи сек­су­аль­ной направ­лен­но­сти „Про это”. Попыт­ка рас­про­стра­нить такие „со вре­мен­ные и демо­кра­ти­че­ские” эле­мен­ты сек­су­аль­ной „сво­бо­ды” как гомо­сек­су­а­лизм и лес­би­ян­ство, глу­бо­ко чуж­ды основ­но­му зако­ну При­ро­ды — необ­хо­ди­мо­сти про­дол­же­ния рода. Это ока­за­лось абсо­лют­но непри­ем­ле­мо для при­ня­тых веро­ис­по­ве­да­ний и встре­ти­ло мас­со­вый про­тест жите­лей одно­го из реги­о­нов Рос­сии и тре­бо­ва­ние запре­та транс­ля­ции пере­да­чи. В свя­зи с этим, и не без­осно­ва­тель­но, с воцер­ко­в­ле­ни­ем свя­зы­ва­ет­ся духов­ное воз­рож­де­ние рус­ско­го наро­да, забыв­ше­го за вре­мя суще­ство­ва­ния Совет­ско­го Сою­за основ­ную часть сво­их наци­о­наль­ных тра­ди­ций и Пра­во­слав­ную Веру.
Стрем­ле­ние раз­ру­шить сло­жив­ший­ся быт и наса­дить новые тра­ди­ции при­ве­ло к тому, что в народ­ной мас­се воз­ник­ло мощ­ней­шее про­ти­во­сто­я­ние наци­о­наль­ной куль­ту­ры и идео­ло­гии госу­дар­ствен­ной систе­мы цен­но­стей СССР. В этой борь­бе вме­сте с раз­ру­ше­ни­ем хра­мов была раз­ру­ше­на часть обще­рос­сий­ской куль­ту­ры. Раз­ру­шив ста­рое, „новый мир” постро­ить не уда­лось, как не уда­лось силой внед­рить в наци­о­наль­ную куль­ту­ру и само­со­зна­ние, чуж­дые рос­сий­ско­му наро­ду тра­ди­ции. В резуль­та­те госу­дар­ствен­ная систе­ма рух­ну­ла, похо­ро­нив под сво­и­ми руи­на­ми свою „новую” идеологию.

Духов­ное воз­рож­де­ние — это ста­нов­ле­ние и укреп­ле­ние наци­о­наль­ной куль­ту­ры. Рели­ги­оз­ные кон­фес­сии, дей­ству­ю­щие в Рос­сии в тече­ние мно­гих сто­ле­тий, не без осно­ва­ний, посто­ян­но рату­ют за воз­рож­де­ние и упроч­не­ние тра­ди­ций обу­че­ния и вос­пи­та­ния детей, семей­ных и меж­лич­ност­ных отно­ше­ний, раз­ви­тия народ­ных про­мыс­лов, наци­о­наль­ных искусств и ремесел.

Зача­стую наци­о­наль­ную куль­ту­ру отож­деств­ля­ют с этно­гра­фи­ей, нау­кой об этно­сах (наро­дах), изу­ча­ю­щую их про­ис­хож­де­ние, рас­се­ле­ние, быт и куль­ту­ру. Стрем­ле­ние понять исто­ки наци­о­наль­ных тра­ди­ций, обря­дов при­во­ди­ли этно­гра­фов порой к самым неожи­дан­ным выво­дам. Извест­ный иссле­до­ва­тель Д. Д. Фрэ­зер в сво­ем тру­де „Золо­тая ветвь” собрал огром­ный фак­ти­че­ский мате­ри­ал по пер­во­быт­ным веро­ва­ни­ям. Он опи­сал и систе­ма­ти­зи­ро­вал мно­же­ство наци­о­наль­ных обы­ча­ев и тра­ди­ций, табу, покло­не­нии, при­мет. Но эта систе­ма­ти­за­ция (и выво­ды из иссле­до­ва­ний) были сде­ла­ны им в отры­ве от глав­ной цели наци­о­наль­ной куль­ту­ры — обес­пе­че­ния без­опас­но­сти суще­ство­ва­ния чело­ве­ка и сохра­не­ния духов­но­го и физи­че­ско­го здо­ро­вья нации. И в резуль­та­те автор при­шел к выво­ду, что „магия воз­ник­ла рань­ше рели­гии” и что „… все­об­щей, все­лен­ской верой явля­ет­ся вера в дей­ствен­ность магии”. Ана­ло­гии меж­ду обря­да­ми в раз­лич­ных наци­о­наль­ных куль­ту­рах дают осно­ва­ния сде­лать совер­шен­но про­ти­во­по­лож­ный вывод о том, что это един­ство есть про­ек­ция нечто более обще­го, содер­жа­ще­го­ся в наци­о­наль­ных куль­ту­рах, а имен­но — веро­ис­по­ве­да­ния. В этом мож­но уви­деть исто­ки извеч­но­го спо­ра меж­ду ате­и­ста­ми и веру­ю­щи­ми о кор­нях про­ис­хож­де­ния рели­гии. Ате­и­сты утвер­жда­ют о зем­ных, чело­ве­че­ских кор­нях рели­гии. Веру­ю­щие — об абсо­лют­ной истине про­зву­чав­шей из уст Бога и адре­со­ван­ной чело­ве­ку. Не вда­ва­ясь в эти спо­ры, мож­но отме­тить толь­ко один момент — язы­че­ская магия, изна­чаль­но не мог­ла во всем объ­е­ме решить зада­чу, сто­я­щую перед наци­о­наль­ной куль­ту­рой, посколь­ку труд­но согла­сить­ся, что, как утвер­жда­ет Д. Д. Фрэ­зер, толь­ко „бес­плот­ность и тщет­ность при­е­мов магии при­ве­ла к отка­зу от ее использования”.

Незна­ние зако­нов при­ро­ды не озна­ча­ет бес­пре­дель­ную глу­пость древ­не­го чело­ве­ка тупо повто­ря­ю­ще­го бес­по­лез­ные риту­а­лы. Его отли­чи­тель­ной осо­бен­но­стью все-таки явля­ет­ся уме­ние наблю­дать, сопо­став­лять и вза­им­но увя­зы­вать собы­тия и явле­ния. Этой спо­соб­но­стью обла­да­ли как наши даль­ние пред­ки, так и более близ­кие пра­ро­ди­те­ли. Счи­тать людей, жив­ших ранее, неспо­соб­ны­ми мыс­лить было бы не кор­рект­но. Под­твер­жде­ни­ем тому слу­жит накоп­лен­ный опыт тра­ди­ци­он­ных зна­ний в цели­тель­стве, стро­и­тель­стве, зем­ле­де­лии, скотоводстве.

Веро­ят­но, одной из при­чин отка­за наци­о­наль­ных куль­тур от язы­че­ской магии и кол­дов­ства явля­ет­ся их неспо­соб­ность решать зада­чи духов­но­го вос­пи­та­ния и раз­ви­тия чело­ве­ка и нации в целом. Кол­дов­ство и магия созда­ют у чело­ве­ка иллю­зию того, что ему ста­но­вят­ся под­власт­ны все силы при­ро­ды види­мо­го и неви­ди­мо­го миpa. Поста­вив свое чело­ве­че­ское „Я” на вер­ши­ну все­го суще­го на Зем­ле, ему уже нет надоб­но­сти раз­ви­вать­ся духов­но — он уже все­го достиг, кажет­ся, что ему все под­власт­но. Язы­че­ская магия пре­вра­ти­лась в тор­моз раз­ви­тия наци­о­наль­ной куль­ту­ры, заста­ви­ла чело­ве­ка обра­тить­ся к исходным -

Боже­ствен­ным исто­кам сво­е­го про­ис­хож­де­ния. Это ста­ло одним из побу­ди­тель­ных моти­вов в отка­зе от язы­че­ства, но никак не „поис­ком более истин­ной тео­рии при­род­ных явлений”.
Отказ от язы­че­ства и пере­ход к рели­гии нашел отра­же­ние в наци­о­наль­ных куль­ту­рах наро­дов, нахо­дя­щих­ся на доста­точ­но высо­кой сту­пе­ни сво­е­го раз­ви­тия. Эти изме­не­ния отра­зи­лись и в народ­ных спо­со­бах лечения.

Таким обра­зом, един­ство взгля­дов наци­о­наль­ных куль­тур в части пони­ма­ния свя­зи суще­ство­ва­ния чело­ве­ка с При­ро­дой поз­во­ля­ет счи­тать народ­ную меди­ци­ну отрас­лью тра­ди­ци­он­ных зна­ний, изу­ча­ю­щей реак­ции орга­низ­ма чело­ве­ка на внеш­ние воз­дей­ствия и спо­со­бы их регу­ли­ро­ва­ния. Такое зна­ние уже содер­жит свои пред­мет и методы.

НАРОДНАЯ МЕДИЦИНА — ТРАДИЦИОННЫЕ ЗНАНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ КУЛЬТУР

Народ­ная меди­ци­на суще­ству­ет как область тра­ди­ци­он­ных зна­ний в нераз­рыв­ной вза­и­мо­свя­зи с наци­о­наль­ной куль­ту­рой. У каж­дой народ­но­сти, нации сло­жил­ся свой арсе­нал народ­ных спо­со­бов лече­ния, кото­рый свя­зан с их тра­ди­ци­я­ми и верой испо­ве­да­ния. По при­зна­ку при­над­леж­но­сти к наци­о­наль­ной куль­ту­ре народ­ная меди­ци­на раз­де­ля­ет­ся на рус­скую, китай­скую, мон­голь­скую, тибет­скую, мек­си­кан­скую, афри­кан­скую и т.д.

В насто­я­щее вре­мя мож­но рас­смат­ри­вать два аспек­та народ­ной медицины:
— как нау­ки, осно­ван­ной на отлич­ном от совре­мен­ной меди­ци­ны пони­ма­нии функ­ци­о­ни­ро­ва­ния орга­низ­ма чело­ве­ка и
— как тра­ди­ци­он­но­го зна­ния наци­о­наль­ной культуры.
Сопо­став­ле­ние мно­же­ства извест­ных наци­о­наль­ных спо­со­бов лече­ния поз­во­ля­ет счи­тать народ­ную меди­ци­ну нау­кой, име­ю­щей свой пред­мет иссле­до­ва­ния, мето­ды и спо­со­бы. Как и любая дру­гая нау­ка, народ­ная меди­ци­на может рас­смат­ри­вать­ся как нау­ка, сто­я­щая вне наци­о­наль­ной при­над­леж­но­сти, кото­рая, про­еци­ру­ясь в наци­о­наль­ные куль­ту­ры, при­об­ре­та­ет самые раз­но­об­раз­ные виды и фор­мы. Так­же как, напри­мер, зако­ны меха­ни­ки или стро­и­тель­ства, про­еци­ру­ясь в наци­о­наль­ные куль­ту­ры, вопло­ща­ют­ся в афри­кан­ские хижи­ны, чукот­ские чумы, китай­ские паго­ды или рус­ские избы.

Исто­рия народ­ной медицины

Попро­бу­ем, посколь­ку это воз­мож­но, вос­ста­но­вить исто­ки народ­ной меди­ци­ны на осно­ва­нии тех немно­гих дан­ных, кото­ры­ми рас­по­ла­га­ет чело­ве­че­ство. В дои­сто­ри­че­ские вре­ме­на суще­ство­ва­ния чело­ве­че­ско­го обще­ства в его при­ми­тив­ных фор­мах — раз­об­щен­ных родов (кла­нов), чело­век смог выжить в суро­вых усло­ви­ях дикой при­ро­ды, толь­ко сле­по сле­дуя ее зако­нам. Выжи­ва­ние про­ис­хо­ди­ло в посто­ян­ном наблю­де­нии за при­ро­дой и сопо­став­ле­нии ее явле­ний со сво­и­ми дей­стви­я­ми. Все, что мог делать чело­век в те вре­ме­на — это повто­рять при­е­мы и мето­ды живот­но­го мира. В таком под­ра­жа­нии обна­ру­жи­ва­лись те основ­ные пра­ви­ла пове­де­ния, кото­рые смог­ли взять на себя зада­чу обес­пе­че­ния выжи­ва­ния чело­ве­ка. Полу­чен­ные эмпи­ри­че­ским путем зна­ния дали нача­ла наци­о­наль­ным куль­ту­рам. Посте­пен­ное накоп­ле­ние опы­та поз­во­ли­ло выявить вза­и­мо­свя­зи при­род­ных явле­ний. В част­но­сти — дей­ствие на орга­низм чело­ве­ка упо­треб­ле­ния раз­лич­ной живот­ной и рас­ти­тель­ной пищи, рас­те­ний и минералов.

Необ­хо­ди­мость повсе­днев­но­го исполь­зо­ва­ния най­ден­ных зна­ний, потреб­ность управ­лять доступ­ны­ми при­род­ны­ми про­цес­са­ми по сво­е­му усмот­ре­нию смог­ли дать нача­ло воз­ник­но­ве­ния магии. Язы­че­ская магия в сво­ей осно­ве (посколь­ку мож­но судить по дошед­шим до нас источ­ни­кам) осно­вы­ва­лась на двух постулатах.
Пер­вый — дей­ствие прин­ци­па вза­им­но­го порож­де­ния подоб­ных явле­ний, осно­ван­но­го на том, что любое малое явле­ние может вызвать подоб­ное большое.
Вто­рой, — прин­цип все­об­щей свя­зи, утвер­жда­ю­щий, что пред­ме­ты всту­пав­шие когда-либо в кон­такт меж­ду собой навсе­гда оста­ют­ся свя­зан­ны­ми, даже после их разъединения.

Этим мож­но объ­яс­нить дей­ствие обря­да вызы­ва­ния дождя, когда при­вле­ка­ли духов и ими­ти­ро­ва­ли дождь рас­прыс­ки­ва­ни­ем воды, а гро­зу шума­ми, подоб­ны­ми зву­кам гро­ма. Так же счи­та­лось, что пред­ме­ты, кото­рых когда-либо касал­ся чело­век в сво­ем оби­хо­де, остав­лен­ные сле­ды на зем­ле, а уж тем более его кровь, воло­сы и ног­ти — име­ют с ним непо­сред­ствен­ную и посто­ян­ную связь.
В про­цес­се посте­пен­но­го раз­де­ле­ния тру­да, в родо­вой общине выде­ли­лась осо­бая груп­па людей — шама­ны. Имен­но на них была воз­ло­же­на обя­зан­ность соблю­де­ния риту­а­лов и обря­дов. Ина­че гово­ря, они выпол­ня­ли функ­ции испол­ни­те­лей и хра­ни­те­лей тра­ди­ци­он­ной родо­вой культуры.
В те вре­ме­на болез­ни, полу­чен­ные ране­ния и трав­мы вос­при­ни­ма­лись не как слу­чай­ность, а как след­ствие вме­ша­тель­ства духов при­ро­ды или же маги­че­ско­го воз­дей­ствия дру­го­го человека.

Нару­ше­ние табу, обря­дов и риту­а­лов счи­та­лось одной из глав­ных при­чин, кото­рые поз­во­ля­ли злым духам про­ник­нуть в тело чело­ве­ка и вме­шать­ся в его жизнь. Для того, что­бы зару­чить­ся под­держ­кой доб­рых духов или изгнать злых, защи­тить сво­их сопле­мен­ни­ков от внеш­не­го кол­дов­ства, шама­ны исполь­зо­ва­ли опыт родо­вой магии. При испол­не­нии язы­че­ских обря­дов, кото­рые состав­ля­ли осно­ву обще­ния с духа­ми, актив­но исполь­зо­вать рит­мич­ные зву­ки, пес­но­пе­ния и тан­цы, допол­няв­ши­е­ся при­ме­не­ни­ем огня, воды, кото­рым при­пи­сы­ва­лись мисти­че­ские свой­ства. Соблю­де­ние язы­че­ских тра­ди­ций все­ми чле­на­ми рода счи­та­лось гаран­том их без­опас­но­го существования.

Одна­ко исполь­зо­ва­ние одних обря­дов в лече­нии чело­ве­ка было недо­ста­точ­но. Наблю­де­ния за живот­ны­ми дали воз­мож­ность исполь­зо­вать раз­лич­ные рас­те­ния и мине­ра­лы. Для их при­ме­не­ния уже тре­бо­ва­лось изу­че­ние чело­ве­че­ско­го тела, его стро­е­ния, функ­ций раз­лич­ных его частей. Начал­ся поиск при­род­ных средств, вызы­ва­ю­щих целе­вые изме­не­ния в орга­низ­ме. Накоп­лен­ный опыт при­ме­не­ния целеб­ных рас­те­ний, мине­ра­лов и про­це­дур орга­ни­че­ски вошел в тра­ди­ции родо­вой куль­ту­ры. Исполь­зо­ва­ние пла­ме­ни кост­ра, водя­но­го пара, разо­гре­тых кам­ней, так­же дали нача­ло ряду тра­ди­ци­он­ных лечеб­ных при­е­мов, таких как про­гре­ва­ние, при­жи­га­ние, целеб­ные ван­ны, бани.

В рам­ках соблю­де­ния родо­вых тра­ди­ций на шама­нов так же воз­ла­га­лась зада­ча сохра­не­ние здо­ро­вья сле­ду­ю­щих поко­ле­ний. Они при­ни­ма­ли уча­стие в фор­ми­ро­ва­нии семей­ных отно­ше­ний, кон­тро­ли­ро­ва­ли вре­мя зача­тия, опре­де­ля­ли пра­ви­ла вос­пи­та­ния детей в соот­вет­ствии с кано­на­ми родо­вой культуры.
Свои сокро­вен­ные зна­ния шама­ны пере­да­ва­ли сво­им пре­ем­ни­кам (глав­ным обра­зом чле­нам сво­ей семьи) как самый бес­цен­ный дар. И лишь со вре­ме­нем этот эмпи­ри­че­ский опыт лече­ния ста­но­вил­ся досто­я­ни­ем всех чле­нов рода.

Шло вре­мя, род раз­рас­тал­ся, рас­ши­рял­ся его аре­ал, и насту­па­ла пора сопри­кос­но­ве­ния раз­лич­ных родов. Воз­ник­ли усло­вия для обме­на ору­ди­я­ми тру­да, накоп­лен­ным опы­том и зна­ни­я­ми. Начи­нал­ся про­цесс сли­я­ния родо­вых куль­тур. Пер­вы­ми, кто сопри­кос­нул­ся с про­бле­ма­ми дан­но­го про­цес­са и понял необ­хо­ди­мость уста­нов­ле­ния пра­вил меж­ро­до­во­го обще­ния, были шама­ны. При­чин тому было несколько.

Одна из них заклю­ча­лась в том, что выра­бо­тан­ные века­ми тра­ди­ции одной родо­вой куль­ту­ры не без­бо­лез­нен­но объ­еди­ня­лись с дру­ги­ми. Так, навы­ки, быт, обря­ды и при­е­мы лече­ния родо­вой куль­ту­ры осно­ван­ной на рыб­ной лов­ле, как тра­ди­ци­он­ном заня­тии одно­го рода, отли­ча­ют­ся от куль­ту­ры рода, в осно­ве тра­ди­ци­он­но­го заня­тии кото­ро­го была, напри­мер, охо­та. Для реше­ния про­бле­мы соеди­не­ния родов потре­бо­ва­лось либо изме­нить осно­вы одной родо­вой куль­ту­ры, то есть раз­ра­бо­тать такие осно­во­по­ла­га­ю­щие прин­ци­пы пове­де­ния, кото­рые поз­во­ли­ли бы чело­ве­ку с ины­ми тра­ди­ци­я­ми („чужа­ка” из дру­го­го рода) адап­ти­ро­вать­ся к ино­му укла­ду жиз­ни. Реше­ние дан­ной про­бле­мы лежит в раз­ра­бот­ке при­е­мов пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия, кото­рое непо­сред­ствен­но не затра­ги­ва­ет быто­вую сто­ро­ну про­цес­са вос­со­еди­не­ния, а лишь изме­ня­ли реак­ции чело­ве­ка для его быст­рей­ше­го при­спо­саб­ли­вая под иные усло­вия родо­вых традиций.

Вто­рым кам­нем пре­ткно­ве­ния ста­ли раз­ли­чия в объ­ек­тах покло­не­ния родо­вым идо­лам. Эта про­бле­ма реши­лась сли­я­ни­ем родо­вых куль­тур, когда культ идо­ло­по­клон­ства одно­го рода плав­но вхо­дил в родо­вую куль­ту­ру дру­го­го. В отдель­ных реги­о­нах язы­че­ское мно­го­бо­жие в послед­ствии так и оста­лась осно­вой тра­ди­ци­он­ных веро­ва­ний. Но такие изме­не­ния в обще­стве предъ­яви­ли к хра­ни­те­лям родо­вой куль­ту­ры — шама­нам новые тре­бо­ва­ния. Для них ста­ло необ­хо­ди­мым соблю­дать тра­ди­ции уже не одной родо­вой куль­ту­ры, а меж­ро­до­вой, став­шей про­то­ти­пом наци­о­наль­ной культуры.
Сов­ме­щать реше­ние задач изле­че­ния неду­гов и выпол­не­ния куль­то­вых обря­дов ста­ло невоз­мож­но физи­че­ски. И инсти­тут шама­нов раз­де­лил­ся на два — касту жре­цов, кото­рые сле­ди­ли за тра­ди­ци­я­ми и соблю­де­ни­ем обря­дов язы­че­ско­го мно­го­бо­жия, и зна­ха­рей — хра­ни­те­лей и прак­ти­ков тра­ди­ци­он­ных спо­со­бов лечения.

Надо пола­гать, что такое раз­де­ле­ние про­ис­хо­ди­ло не глад­ко. Зна­хар­ские при­е­мы сво­и­ми кор­ня­ми ухо­ди­ли в глубь родо­вых куль­тур и поэто­му не ред­ко затра­ги­ва­ли область дея­тель­но­сти, при­над­ле­жа­щую жре­цам. Так же и жре­цам, испо­ве­ду­ю­щим мно­го­бо­жие, кор­ни кото­ро­го так­же лежат в тра­ди­ци­ях язы­че­ских родо­вых куль­тур, неред­ко при­хо­ди­лось зани­мать­ся лечением.
Ярким при­ме­ром про­яв­ле­ния тако­го сов­ме­ще­ния слу­жит суще­ство­вав­шая в дохри­сти­ан­ской Руси иерар­хия язы­че­ских богов, меж­ду кото­ры­ми были рас­пре­де­ле­ны как жре­че­ское, так и зна­хар­ское уча­стие в жиз­ни и здо­ро­вье чело­ве­ка. Зна­ха­ри, исполь­зу­ю­щие эту систе­му, при­пи­сы­ва­ю­щую каж­до­му идо­лу ответ­ствен­ность за кон­крет­ные функ­ции орга­низ­ма чело­ве­ка, в соот­вет­ствии с ней рас­пре­де­ля­ли сред­ства лече­ния, пита­ние и обря­ды. Глав­ным боже­ством был Перун, затем два вто­рых — Белее, вопло­ща­ю­щий в себе муж­ское нача­ло, и Зла­тая мать — жен­ское начало.

За здо­ро­вье чело­ве­ка нес­ли ответ­ствен­ность мно­гие боже­ства. Рас­пре­де­ле­ние их „ответ­ствен­но­сти” на совре­мен­ном язы­ке мож­но пред­ста­вить при­ме­ре­но так. Знич отве­чал за щелоч­ные балан­сы в орга­низ­ме, Све­то­вид — за гор­мо­наль­ные, Бел­бог — регу­ли­ро­вал нерв­ную систе­му. Лада — отве­ча­ла за кис­лот­ный баланс. Сил­бо­гу был ответ­стве­нен за мышеч­ные тка­ни, Леда — за кост­ную систе­му, Живо­ту отво­ди­лась роль регу­ли­ро­вать лим­фо­си­сте­му, Тригла­ве — жен­ские гор­мо­ны, Мого­ши — муж­ские гор­мо­ны, и т.д.

Боль­шое коли­че­ство идо­лов поз­во­ля­ло опре­де­лить при­чи­ну неду­гов через вза­и­мо­от­но­ше­ние божест. Так, диа­гноз „… не убла­жил Усла­да, он пожа­ло­вал­ся Мого­шу, послав ему тень, и рассо­рил­ся с Сил­бо­гом, отка­зав в помо­щи, Све­то­вид засту­пил­ся и ото­брал у Зни-ча силу, пога­сив огонь. Велес пожа­ло­вал­ся Перу­ну на Зла­тую мать…” озна­ча­ет при­мер­но сле­ду­ю­щее: „… из-за нару­ше­ния пита­ния (Услад) воз­ник­ло ослаб­ле­ние муж­ских гор­мо­нов (Мого­шу) и поте­ря тону­са мышеч­ной тка­ни (Сил­бо­гом), что нару­ши­ло гор­мо­наль­ные (Све­то­вид) и щелоч­ные (Знич) балан­сы. Ком­пен­са­тор­но орга­низм (Перун) пере­рас­пре­де­лил нагруз­ку по дру­гим системам…”.

Такие объ­яс­не­ния уже тре­бо­ва­ли, кро­ме выпол­не­ния язы­че­ских обря­дов, соблю­де­ния ком­плек­са тре­бо­ва­ний по пита­нию, при­ме­не­нию трав, огра­ни­че­нии физи­че­ских нагрузок.
Отож­деств­ле­ние с каж­дым из идо­лов опре­де­лен­но­го набо­ра лекар­ствен­ных трав поз­во­ля­ло доста­точ­но тон­ко учи­ты­вать их вли­я­ние на орга­низм чело­ве­ка. Назна­че­ние трав опре­де­ля­лось не толь­ко их свой­ства­ми по при­над­леж­но­сти к идо­лу. Неко­то­рые из них пере­хо­ди­ли от одно­го к дру­го­му в зави­си­мо­сти от места, вре­ме­ни и усло­вий сбора.

Такое „неза­кон­ное” исполь­зо­ва­ние инсти­ту­та мно­го­бо­жия не мог­ло не вызвать ответ­ной реак­ции у жре­цов. Зна­ха­ри ока­за­лись в слож­ной ситу­а­ции — име­лись при­е­мы и спо­со­бы лече­ния, но не было сво­ей систе­мы, осно­ван­ной не на идо­ло­по­клон­стве. Для реше­ния этой оче­ред­ной про­бле­мы посте­пен­но стал выде­лять­ся осо­бый круг людей, кото­рый взял на себя роль созда­ния миро­воз­зрен­че­ских тео­рий, поз­во­ля­ю­щих систе­ма­ти­зи­ро­вать накоп­лен­ные тра­ди­ци­он­ные зна­ния. Есте­ствен­но, что дан­ный исто­ри­че­ский про­цесс про­хо­дил не в отры­ве от раз­ви­тия само­го обще­ства и, в первую оче­редь от раз­ви­тия фило­со­фии, как нау­ки о поис­ке зако­но­мер­но­стей в зна­нии. Зна­хар­ская прак­ти­ка, допол­нен­ная уче­ни­ем о рабо­те орга­низ­ма, поло­жи­ла нача­ло раз­ви­тию ново­го направ­ле­ния — лекарства.

Этот про­цесс позна­ния про­ис­хо­дил на фоне даль­ней­ше­го раз­ви­тия наци­о­наль­ных куль­тур и обще­ства при актив­ной мигра­ции людей. В резуль­та­те бок о бок суще­ство­ва­ли несколь­ко наци­о­наль­ных куль­тур. Но язы­че­ство, лежа­щее в их осно­ве, уже не обес­пе­чи­ва­ло даль­ней­ше­го развития.
Зна­хар­ство сыг­ра­ло свою исто­ри­че­скую роль и ото­шло в про­шлое вме­сте с язы­че­ством. Его пре­ем­ни­ком ста­ло лекар­ство, кото­рое в рам­ках наци­о­наль­ной куль­ту­ры ста­ло зани­мать­ся сохра­не­ние здо­ро­вья человека.

Лека­ри в сво­ей прак­ти­ке уже исполь­зо­ва­ли (в доступ­ном объ­е­ме) зна­ние физио­ло­гии, стро­е­ния орга­низ­ма чело­ве­ка, дей­ствие трав и сна­до­бий из них. Зна­чи­тель­ную роль на раз­ви­тие лекар­ства ока­за­ла алхи­мия — эта пра­на­у­ка, лежа­щая в осно­ве цело­го спек­тра совре­мен­ных при­клад­ных наук. В про­цес­се дости­же­ния сво­ей глав­ной цели — познать сути пре­об­ра­зо­ва­ние веществ, алхи­мия дала нача­ло и таким новым для того вре­ме­ни нау­кам как химии и фар­ма­ко­ло­гии. Толь­ко после это­го появи­лись мето­ды полу­че­ния уни­вер­саль­ных пре­па­ра­тов, выде­лен­ных из при­род­ных продуктов.
Иссле­до­ва­ние хими­че­ских и био­ло­ги­че­ских про­цес­сов в орга­низ­ме с уче­том его реак­ций на внеш­нее воз­дей­ствие дало, в свою оче­редь, нача­ло совре­мен­ной медицине.

Изло­жен­ная выше после­до­ва­тель­ность раз­ви­тия тра­ди­ци­он­ных зна­ний в обла­сти народ­ной меди­ци­ны, есте­ствен­но, при­бли­зи­тель­ная, но отра­жа­ет основ­ные направ­ле­ния исто­ри­че­ско­го пути ее раз­ви­тия, состав­ля­ю­ще­го сле­ду­ю­щие основ­ные эта­пы ста­нов­ле­ния народ­ной медицины:
— шаман­ство, опи­рав­ше­е­ся на опыт одной родо­вой культуры;
— зна­хар­ство, исполь­зу­ю­щее опыт несколь­ких язы­че­ских родо­вых куль­тур в лече­нии тра­ва­ми и при­род­ны­ми веществами;
— лекар­ство, опи­ра­ю­ще­е­ся на опыт наци­о­наль­ной культуры;
— меди­ци­на, осно­ван­ная на зна­ние стро­е­ния тела чело­ве­ка, хими­че­ских и физио­ло­ги­че­ских про­цес­сах в его организме.

Рас­смат­ри­вая каж­дый из эта­пов, мож­но выде­лить общие, харак­тер­ные для них моменты:
1. Пред­ме­том рас­смот­ре­ния и изу­че­ния являл­ся чело­век — состо­я­ние его орга­низ­ма, спо­соб­ность быть пол­но­цен­ным чле­ном обще­ства и про­дол­жа­те­лем рода.
2. Состо­я­ния чело­ве­ка опре­де­ля­лась по оцен­ке харак­те­ра реак­ций его орга­низ­ма на окру­жа­ю­щую среду.
3. Нару­ше­ния в состо­я­нии орга­низ­ма чело­ве­ка исправ­ля­лись путем после­до­ва­тель­но­го исполь­зо­ва­ния раз­лич­ных при­е­мов и процедур.
Каж­до­му эта­пу раз­ви­тия соот­вет­ство­ва­ли свои кри­те­рии оцен­ки состо­я­ния организма.
На эта­пе шама­низ­ма таким кри­те­ри­ем явля­лось соот­вет­ствие реак­ций при­ня­тым нор­мам родо­вой куль­ту­ры. Все болез­ни и трав­мы рас­смат­ри­ва­лись как нару­ше­ние опре­де­лен­ных пра­вил поведения.
Зна­хар­ство оце­ни­ва­ло забо­ле­ва­ния и полу­чен­ные трав­мы как реак­цию на кон­фликт язы­че­ских богов, вызван­ный уси­ле­ни­ем или ослаб­ле­ни­ем вли­я­ния одно­го из них (с уче­том его поло­же­ния в иерар­хии). Оцен­ка ситу­а­ции дава­ла воз­мож­ность опре­де­лить, что нару­ше­но, и как это нару­ше­ние устранить.

Лекар­ство рас­смат­ри­ва­ло состо­я­ние чело­ве­ка с уче­том тра­ди­ций наци­о­наль­ной куль­ту­ры как урав­но­ве­шен­ность состав­ля­ю­щих эле­мен­тов уни­вер­саль­ной фило­соф­ской (рели­ги­оз­ной) систе­мы. Кри­те­ри­ем оцен­ки явля­лась состо­я­ние ее эле­мен­тов (четы­рех эле­мент­ная систе­ма Ари­сто­те­ля, пяти­эле­мент­ная и „каналь­ная” Китай­ская систе­ма). Суть таких систем заклю­ча­лась в том, что поня­тие соста­ва все­го суще­го скла­ды­ва­лось из неких „пер­во­эле­мен­тов” — не изме­ря­е­мых (неде­ли­мых) кате­го­рий, с помо­щью кото­рых было воз­мож­но про­ве­сти опи­са­ние любой ситу­а­ции как про­цес­са сме­ше­ния этих „пер­во­эле­мен­тов”, их соеди­не­ния и раз­де­ле­ния, порож­де­ния и подав­ле­ния. Все рас­смат­ри­ва­лось как сово­куп­ность и сба­лан­си­ро­ван­ность этих начал. Абу Али Ибн Сина (Ави­цен­на) исполь­зо­вал уче­ние Ари­сто­те­ля в систе­ма­ти­за­ции тра­ди­ци­он­ных спо­со­бов лече­ния, давая харак­те­ри­сти­ки лечеб­ным тра­вам, про­дук­там пита­ния и состо­я­нию орга­низ­ма чело­ве­ка. Четы­ре кате­го­рии свойств мате­рии „теп­ло”, „холод”, „сухость” и „вла­га” поз­во­ли­ли ему создать вели­ко­леп­ный инстру­мент сопо­став­ле­ния. Напри­мер, если у чело­ве­ка в его харак­те­ри­сти­ках при­сут­ству­ет избы­точ­ность теп­ла, то соот­вет­ствен­но нуж­но исполь­зо­вать про­дук­ты, тра­вы и про­це­ду­ры, несу­щие в себе холод и вла­гу. Но коли­че­ство соче­та­ний четы­рех „пер­во­эле­мен­тов” огра­ни­че­но, и тогда были вве­де­ны гра­да­ции (четы­ре сте­пе­ни актив­но­сти) — напри­мер, „горя­чий в пер­вой сте­пе­ни”, „влаж­ный в тре­тей степени”.

Все эти при­е­мы Ави­цен­на изло­жил в „Каноне вра­чеб­ной науки”.
Осо­бен­ность вос­при­я­тия наци­о­наль­ных лекар­ских тра­ди­ций состо­ит в том, что они исполь­зу­ют каче­ствен­ные, а не коли­че­ствен­ные оцен­ки (напри­мер, „влаж­ное в тре­тей сте­пе­ни”) Для при­об­ре­те­ния необ­хо­ди­мых навы­ков и зна­ний тре­бо­ва­лось усво­е­ние слож­ной систе­мы непа­ра­мет­ри­че­ских оце­нок и срав­не­ний. Но она уже была спо­соб­на инте­гри­ро­вать мето­ды народ­ной меди­ци­ны, раз­ви­ва­ю­щи­е­ся в усло­ви­ях раз­лич­ных наци­о­наль­ных куль­ту­ры и вероисповеданий.
Слож­ность систе­мы каче­ствен­ных оце­нок и необ­хо­ди­мость под­го­тов­ки зна­чи­тель­но­го чис­ла лека­рей-про­фес­си­о­на­лов при­ве­ла к поис­ку более доступ­ных под­хо­дов. Раз­ви­тие наук (химии, физи­ки, меха­ни­ки, метал­лур­гии, стро­и­тель­ства, зем­ле­де­лия) потре­бо­ва­ли вве­де­ния мет­ри­че­ских систем исчис­ле­ния, в том чис­ле и в лекар­стве для опи­са­ния и еди­но­об­раз­но­го при­го­тов­ле­ния пре­па­ра­тов. Это при­ве­ло от целост­ной инте­граль­ной каче­ствен­ной оцен­ки реак­ций орга­низ­ма, при­ня­той в лекар­стве, к коли­че­ствен­ной оцен­ке состо­я­ния отдель­но взя­тых орга­нов (меди­цине). В этот пери­од реа­ли­зу­ет­ся клас­си­че­ская (с совре­мен­ных пози­ций) систе­ма рас­по­зна­ва­ния, состо­я­щая из ряда детер­ми­ни­ро­ван­ных про­це­дур — клас­си­фи­ка­ции и иден­ти­фи­ка­ции. Осно­вой для меди­цин­ско­го заклю­че­ния ста­но­вит­ся состо­я­ние внут­рен­них орга­нов, оце­нен­ное по ряду коли­че­ствен­ных пока­за­те­лей (полу­чен­ных из ана­ли­зов). В меди­цине пато­ло­гия или забо­ле­ва­ние рас­по­зна­ет­ся толь­ко при нали­чии откло­не­ний, полу­чен­ных из коли­че­ствен­ных иссле­до­ва­ний. Если есть жало­бы и фик­си­ру­ют­ся откло­не­ния, то забо­ле­ва­ние мож­но опре­де­лить. В меди­цине кри­те­ри­ем явля­ет­ся соот­вет­ствие коли­че­ствен­но­го пока­за­те­ля неко­то­рой нор­ме. Если же при­сут­ству­ют одни жало­бы и не обна­ру­же­но коли­че­ствен­ных откло­не­ний в иссле­до­ва­ни­ях, — забо­ле­ва­ние не распознается.

Каж­до­му эта­пу раз­ви­тия наци­о­наль­ной куль­ту­ры соот­вет­ству­ют раз­лич­ные соче­та­ния средств и при­е­мов лечения.
На эта­пе шаман­ства исполь­зо­ва­лись раз­лич­ные язы­че­ские обря­ды „изгна­ния”, „очи­ще­ния” или „при­не­се­ния жерт­вы”. Для каж­до­го обря­да в допол­не­ние к при­е­мам пси­хо­ло­ги­че­ско­го воз­дей­ствия, магии и кол­дов­ства, исполь­зо­ва­лись соот­вет­ству­ю­щие набо­ры трав и снадобий.

Этап зна­хар­ства харак­те­рен тем, что нару­ше­ния рас­смат­ри­ва­лись как внут­рен­ний кон­фликт богов. Каж­до­му боже­ству в мно­го­уров­не­вой систе­ме иерар­хии были опре­де­ле­ны тра­вы и про­це­ду­ры. По харак­те­ру кон­флик­та опре­де­лял­ся состав необ­хо­ди­мых лекар­ствен­ных трав, сна­до­бий, совер­ша­лись обря­ды и риту­а­лы. В прак­ти­ке зна­хар­ства целеб­ные пре­па­ра­ты и язы­че­ские обря­ды ста­ли рав­но­знач­ны­ми и вза­им­но заменяемыми.

Этап лекар­ства отли­ча­ет­ся вве­де­ни­ем клас­си­фи­ка­ции нару­ше­ний в реак­ци­ях орга­низ­ма по каче­ствен­ным при­зна­кам и соот­вет­ству­ю­щих им при­е­мах лече­ния. Осно­вой тра­ди­ци­он­ных зна­ний ста­ло исполь­зо­ва­ние при при­го­тов­ле­нии пре­па­ра­тов дей­ствия целеб­ных трав, мине­ра­лов и лечеб­ных процедур.
Меди­ци­на, раз­ви­вав­ша­я­ся вне наци­о­наль­ных куль­тур, исполь­зу­ет коли­че­ствен­ные оцен­ки состо­я­ния орга­низ­ма чело­ве­ка и инстру­мен­таль­ные мето­ды диа­гно­сти­ки. В соот­вет­ствии полу­чен­ным коли­че­ствен­ным оцен­кам опре­де­ля­ют­ся необ­хо­ди­мые лекар­ствен­ные фор­мы, пре­па­ра­ты и процедуры.

Пере­ход к меди­цине сде­лал невоз­мож­ным при­ме­не­ние инди­ви­ду­аль­но­го под­хо­да к каж­до­му чело­ве­ку, с уче­том его наци­о­наль­но-куль­тур­ных тра­ди­ций. От тща­тель­ной пер­со­наль­ной диа­гно­сти­ки меди­ци­на пере­шла к схе­мам лече­ния опре­де­лен­ных болез­ней. При­чем пере­чень послед­них посто­ян­но воз­рас­та­ет. Все боль­шую роль в меди­цине начи­на­ют ока­зы­вать пра­во­вые нор­мы, посколь­ку ста­но­вит­ся воз­мож­ным опре­де­лить меру ответ­ствен­но­сти вра­ча за при­чи­нен­ный ущерб по кри­те­рию откло­не­ния от при­ня­той схе­мы лечения.
Но меди­ци­на суме­ла решить мно­гие вопро­сы сохра­не­ния здо­ро­вья и жиз­ни чело­ве­ка. Побе­да над инфек­ци­он­ны­ми забо­ле­ва­ни­я­ми, дости­же­ние хирур­гии и трав­ма­то­ло­гии, лекар­ствен­ные пре­па­ра­ты, кото­рые про­дле­ва­ют срок жиз­ни чело­ве­ка с таки­ми неду­га­ми, как диа­бет и сер­деч­ная недостаточность.
Про­бле­ма сохра­не­ния наци­о­наль­ной куль­ту­ры в совре­мен­ный пери­од поро­ди­ла объ­ек­тив­ную соци­аль­ную потреб­ность сохра­не­ния народ­ных спо­со­бов лечения.

Вос­тре­бо­ван­ность тра­ди­ци­он­ных народ­ных мето­дов лече­ния в сере­дине XX века, вызван­ная ком­мер­ци­а­ли­за­ци­ей зна­ний (в том чис­ле и тра­ди­ци­он­ных) не толь­ко воз­ро­ди­ла инте­рес к каза­лось бы, канув­шим навсе­гда в лету спо­со­бам лече­ния, но и вве­ла в обо­рот новые нау­ко­об­раз­ные фор­мы, такие как био­энер­ге­ти­ка, био­ин­фор­ма­ти­ка, пара­пси­хо­ло­гия, валео­ло­гия и т.п.).
Меди­ци­на так же пыта­ет­ся учесть потреб­ность обще­ства. Все боль­шее место при­об­ре­та­ют доступ­ные адап­та­ции мето­дов народ­ной меди­ци­ны. К ним мож­но отне­сти, напри­мер, нату­ро­па­тию — лече­ние эко­ло­ги­че­ски чисты­ми при­род­ны­ми про­дук­та­ми. Но, так как кри­те­рий при этом один — эко­ло­ги­че­ская чисто­та, без уче­та осо­бен­но­стей наци­о­наль­ных куль­тур, она изна­чаль­но не смо­жет таким обра­зом решить свою глав­ную зада­чу — сохра­не­ния здо­ро­вья нации. И как след­ствие, нату­ро­па­тия пре­вра­ти­лась в отрасль фар­ма­ко­ло­гии и высо­ких технологий.

Раз­ли­чия в наци­о­наль­ных куль­ту­рах не все­гда могут быть пре­одо­ле­ны чисто меха­ни­че­ски. Попыт­ка их насиль­ствен­но­го объ­еди­не­ния все­гда закан­чи­ва­ет­ся кон­флик­том. Искус­ствен­ное насаж­де ние тра­ди­ций чужой куль­ту­ры при­во­дит к син­те­зу язы­ков, поня­тий, нару­ше­нию целост­но­сти сво­ей наци­о­наль­ной куль­ту­ры. В резуль­та­те появ­ля­ют­ся новые куль­ты и сек­ты, дея­тель­ность кото­рых губи­тель­на для наци­о­наль­ной куль­ту­ры. Самой доступ­ной и неза­щи­щен­ной состав­ля­ю­щей наци­о­наль­ной куль­ту­ры ока­за­лась на род­ная меди­ци­на, под видом кото­рой пред­ла­га­ют­ся раз­лич­ные не свой­ствен­ные ей при­е­мы оздо­ров­ле­ния и чудо­дей­ствен­ные лечеб­ные препараты.

В Совет­ском Сою­зе заня­тие народ­ной меди­ци­ной было офи­ци­аль­но запре­ще­но и пре­сле­до­ва­лись по зако­ну. Но, не смот­ря ни на какие запре­ты, почти что в под­по­лье про­дол­жа­ли рабо­тать трав­ни­ки и косто­пра­вы. Их пре­сле­до­ва­ли, сажа­ли в тюрь­мы, пуб­ли­ко­ва­ли раз­гром­ные ста­тьи о „дедов­ских” мето­дах лече­ния, устра­и­ва­ли пуб­лич­ные про­цес­сы, но они выжи­ва­ли и пере­да­ва­ли уче­ни­кам мно­го веко­вой опыт народ­ной меди­ци­ны. И тыся­чи людей, рань­ше тай ком, сего­дня легаль­но обра­ща­ют­ся к ним за помощью.

Отри­ца­ние части тра­ди­ци­он­ной рос­сий­ской куль­ту­ры поз­во­ли­ло сво­бод­но мани­пу­ли­ро­вать и в кон­це кон­цов под­ме­нить народ­ную меди­ци­ну кол­дов­ством и маги­ей. В резуль­та­те тыся­чи людей ока­за­лись вверг­ну­ты­ми в заблуж­де­ние — они обра­ща­лись к сво­им наци­о­наль­ным тра­ди­ци­ям, а вме­сто это­го попа­да­ли к совре­мен­ным кол­ду­нам и магам.

Рус­ская народ­ная меди­ци­на берет свое нача­ло из язы­че­ства. Но с кре­ще­ни­ем Руси кол­дов­ство, ведов­ство и чаро­дей­ство были исклю­че­ны из арсе­на­ла народ­ной меди­ци­ны. С это­го момен­та Пра­во­сла­вие нача­ло фор­ми­ро­вать иной путь раз­ви­тия народ­ной меди­ци­ны, про­хо­дя­щий вне тра­ди­ций язы­че­ских и кол­дов­ских обря­дов. Похо­жая ситу­а­ция сло­жи­лась в 900‑1000 годах на Восто­ке в тех стра­нах, кото­рые при­ня­ли Ислам.

Традиционная народная медицина — наука о человеке

Во всех угол­ках зем­ли с самых древ­них вре­мен и по насто­я­щее вре­мя про­ис­хо­дит накоп­ле­ние эмпи­ри­че­ско­го опы­та лече­ния. Накоп­лен­ные тра­ди­ци­он­ные зна­ния о мето­дах и спо­со­бах лече­ния в насто­я­щее вре­мя пред­став­ле­ны прак­ти­че­ски во всех наци­о­наль­ных куль­ту­рах, име­ю­щих даже неглу­бо­кие исто­ри­че­ские корни.
Глав­ная при­чи­на такой при­тя­га­тель­но­сти и жиз­не­стой­ко­сти видит­ся в том, что народ­ная меди­ци­на явля­ет­ся частью той наци­о­наль­ной куль­ту­ры, кото­рую осо­знан­но или нет фор­ми­ру­ют соци­аль­но орга­ни­зо­ван­ные сооб­ще­ства людей.
Кон­крет­ный при­мер. Рус­ский, вос­пи­тан­ный в наци­о­наль­ных тра­ди­ци­ях, после тяже­лой физи­че­ской рабо­ты пред­по­чтет пой­ти в рус­скую баню, где с удо­воль­стви­ем попа­рить­ся бере­зо­вым вени­ком. Япо­нец пред­по­чтет при­нять обжи­га­ю­щую горя­чую ванну.

У китай­цев при­ня­то сухое поте­ние. Если же чело­век вос­пи­тан вне наци­о­наль­ных тра­ди­ций, — его дей­ствия могут быть самы­ми раз­но­об­раз­ны­ми, из кото­рых самое про­стое — взять, да и при­нять лекар­ство (а такие суще­ству­ют даже от уста­ло­сти?!) При лег­ком недо­мо­га­нии рус­ский поста­ра­ет­ся в первую оче­редь согреть­ся, выпить горя­че­го мали­но­во­го чая, при­нять мед, т.е. вызвать обиль­ное пото­от­де­ле­ние доступ­ны­ми при­род­ны­ми сред­ства­ми. Ну а если даже это не помо­га­ет, то и при­нять лекар­ство. Но он нико­гда не ста­нет сра­зу хва­тать­ся за таб­лет­ки. В этом про­яв­ля­ет­ся наци­о­наль­ные тра­ди­ции лече­ния недуга.

Дру­гой при­тя­га­тель­ной сто­ро­ной народ­ной меди­ци­ны явля­ет­ся надеж­ность исполь­зу­е­мых мето­дов и средств, обес­пе­чен­ная сто­ле­ти­я­ми и тыся­че­ле­ти­я­ми прак­ти­че­ско­го исполь­зо­ва­ния. Эти мето­ды нико­гда не могут вызвать деструк­тив­ные послед­ствия при­ме­не­ния на сле­ду­ю­щих поко­ле­ни­ях. Пре­па­ра­ты, син­те­зи­ро­ван­ные фар­ма­ко­ло­ги­че­ской про­мыш­лен­но­стью, суще­ству­ют от силы 50–100 лет, а послед­ствия их дей­ствия на буду­щие поко­ле­ния не опре­де­лен­но. Да, все они про­хо­дят кли­ни­че­ские испы­та­ния, но ни одно из них не про­хо­дит про­вер­ку на без­вред­ность для потом­ства чело­ве­ка. Еди­ни­цы из суще­ству­ю­щих пре­па­ра­тов про­ве­ря­ют­ся на пред­мет отсут­ствия послед­ствия при­ме­не­ния на репро­дук­тив­ные свой­ства. Но толь­ко на живот­ных. Но чело­век не животное!

Схо­жесть в стро­е­нии и реак­ци­ях орга­низ­мов у них име­ет­ся, но это толь­ко внеш­няя схо­жесть, но не рав­но­знач­ность. Появ­ле­ние новых забо­ле­ва­ний и не вос­при­им­чи­вость их к лекар­ствен­ным пре­па­ра­там наво­дит на мысль о том, что искус­ствен­но син­те­зи­ро­ван­ные лекар­ства не так уж без­опас­ны, как нам хочет­ся. Их стро­го дози­ро­ван­ное исполь­зо­ва­ние долж­но осу­ществ­лять­ся толь­ко под кон­тро­лем вра­ча в край­них слу­ча­ях, но никак не ста­но­вит­ся повсе­днев­ным, при­ни­мая об раз традиции.

Отсут­ствие чет­кой пози­ции в опре­де­ле­нии роли и места народ ной меди­ци­ны при­ве­ло к тому, что вме­сто нее актив­но про­па­ган­ди­ру­ет­ся оккуль­тизм, магия и кол­дов­ство. В повсе­днев­ном оби­хо­де уже при­ме­ня­ют­ся сло­ва „био­энер­гия”, „аура”, „кар­ма” и т.п. Народ­ная меди­ци­на ста­ла вос­при­ни­мать­ся не как опыт лече­ния тра­ва­ми, пита­ни­ем и про­це­ду­ра­ми, а как „таин­ство” лече­ния при по мощи раз­лич­ных „энер­гий”, пас­сов рука­ми, воз­дей­ствия на „кана­лы”, спо­соб­ных совер­шить чудо момен­таль­но­го исцеления.
Там где подоб­ные при­е­мы в лече­нии изна­чаль­но зало­же­ны в наци­о­наль­ных тра­ди­ци­ях (в соот­вет­ствии с при­ня­ты­ми рели­ги­оз­но-фило­соф­ски­ми миро­воз­зре­ни­я­ми), такие при­е­мы могут иметь место. Напри­мер в китай­ской куль­ту­ре, где при­ня­ты поня­тия „Дао”, „энер­гии чи”, „инь-ян”, „энер­ге­ти­че­ских кана­лов”, им соот­вет­ству­ют и осо­бые народ­ные при­е­мы лече­ния, дей­ству­ю­щие толь­ко в огра­ни­чен­ном реги­оне. Это вызва­но тем, что наци­о­наль­ные тра­ди­ции Китая ори­ен­ти­ро­ва­ны на китай­скую нацию, свое­об­раз­ный образ и уклад жиз­ни, и самое глав­ное — кор­ни наци­о­наль­ной китай­ской куль­ту­ры берут свое нача­ло в буд­диз­ме. Миро­воз­зрен­че­ская осно­ва китай­ской народ­ной меди­ци­ны орга­ни­че­ски свя­за­на с народ­ны­ми при­е­ма­ми лече­ния дру­гих наций, испо­ве­ду­ю­щих буд­дизм. Так китай­ская, мон­голь­ская, тибет­ская и вьет­нам­ская народ­ные меди­ци­ны пре­крас­но соче­та­ют­ся, вза­им­но допол­ня­ют­ся и посто­ян­но обо­га­ща­ют друг друга.

На Руси к пред­ста­ви­те­лям народ­ной меди­ци­ны издрев­ле отно­си­ли пови­тух, трав­ни­ков, косто­пра­вов, цирюль­ни­ков и бан­щи­ков, т.е. всех тех, кто зани­мал­ся непо­сред­ствен­ным вос­ста­нов­ле­ни­ем здо­ро­вья, без обра­ще­ния к тра­ди­ци­ям язы­че­ской магии и колдовства.
Спле­тен­ный клу­бок при­е­мов лече­ния и наци­о­наль­ных тра­ди­ций в каж­дом отдель­но взя­том слу­чае невоз­мож­но рас­пу­тать. Одна­ко лече­ние тра­ди­ци­он­ны­ми мето­да­ми, не зави­си­мо от места их воз­ник­но­ве­ния, осно­ва­но на опре­де­лен­ной тео­ре­ти­че­ской базе пони­ма­ния рабо­ты орга­низ­ма человека.
Для того, что­бы сфор­му­ли­ро­вать общие прин­ци­пы народ­ной меди­ци­ны как нау­ки, необ­хо­ди­мо вычле­нить из опи­са­ния ее средств и мето­дов рели­ги­оз­но-фило­соф­ские обос­но­ва­ния и наци­о­наль­но-куль­то­вые осо­бен­но­сти. К таким общим прин­ци­пам мож­но отнести:

1. Пони­ма­ние, что любое недо­мо­га­ние и болезнь долж­на рас­смат­ри­вать­ся в непо­сред­ствен­ной вза­и­мо­свя­зи со сре­дой оби­та­ния чело­ве­ка, посколь­ку для обес­пе­че­ния сво­е­го нор­маль­но­го суще­ство­ва­ния орга­низм дол­жен сохра­нять баланс внут­рен­ней и окру­жа­ю­щей сре­ды. Для дости­же­ния балан­са в соот­вет­ствии с изме­не­ни­я­ми состо­я­ния внеш­ней сре­ды долж­ны менять­ся реак­ции орга­низ­ма. Неспо­соб­ность адек­ват­но реа­ги­ро­вать на внеш­ние воз­дей­ствия при­во­дит к нару­ше­нию внут­рен­не­го и внеш­не­го балан­са и, как след­ствие, к воз­ник­но­ве­нию болезни.
2. Рас­по­зна­ние чело­ве­ком ситу­а­ции. Чем пра­виль­нее рецеп­то­ра­ми орга­низ­ма рас­по­зна­ет­ся направ­ле­ние и сте­пень воз­дей­ствия сре­ды, тем адек­ват­нее реак­ция орга­низ­ма. Про­цесс рас­по­зна­ния чело­ве­ком осу­ществ­ля­ет­ся и управ­ля­ет­ся в соот­вет­ствии с его вос­пи­та­ни­ем в тра­ди­ци­ях сво­ей наци­о­наль­ной культуры.
3. Нару­ше­ни­ем рабо­ты орга­низ­ма явля­ет­ся не повре­жде­ние отдель­но­го орга­на, а резуль­тат неадек­ват­ной реак­ци­ей сово­куп­но­сти ряда орга­нов на вос­при­ни­ма­е­мый образ окру­жа­ю­щей сре­ды. Каж­дой наци­о­наль­ной систе­ме народ­ной меди­ци­ны соот­вет­ству­ют свои ори­ги­наль­ные сово­куп­но­сти внут­рен­них орга­нов, вклю­ча­е­мые в еди­ный рас­по­зна­ю­щий блок. Эти осо­бен­но­сти тра­ди­ци­он­ной народ­ной меди­ци­ны, поз­во­ля­ют рас­смат­ри­вать чело­ве­ка не как набор внут­рен­них орга­нов, а как систе­му, орга­ни­зо­ван­ную раз­лич­ны­ми сово­куп­но­стя­ми внут­рен­них орга­нов. Каж­дая сово­куп­ность в отдель­но­сти ори­ен­ти­ро­ва­на на реше­ние сво­их задач в целях под­дер­жа­ния посто­ян­ства внут­рен­не­го состо­я­ния организма.
Лече­ние ста­вит целью при­ве­де­ние сово­куп­но­стей внут­рен­них орга­нов к состо­я­нию балан­са, как внут­рен­не­го, так и с окру­жа­ю­щей сре­дой. Таким обра­зом сни­ма­ет­ся избы­точ­ная нагруз­ка на внут­рен­ние орга­ны, что поз­во­ля­ет им функ­ци­о­ни­ро­вать в нор­маль­ном режи­ме и осу­ществ­лять вос­ста­нов­ле­ние нару­шен­ных функ­ций. Если пора­же­ния несов­ме­сти­мы с воз­мож­но­стью вос­ста­но­вить­ся рабо­чих функ­ций, то про­ис­хо­дит пере­рас­пре­де­ле­ние рабо­чих нагру­зок на дру­гие орга­ны и системы.

Каж­дый живой орга­низм суще­ству­ет в посто­ян­ном кон­так­те с окру­жа­ю­щей его сре­дой. Для того, что бы выжить тре­бу­ет­ся адек­ват­но реа­ги­ро­вать, как мож­но точ­нее и пол­нее рас­по­знать состо­я­ние сре­ды. В свою оче­редь, при изме­не­нии внут­рен­не­го состо­я­ния орга­низ­ма тре­бу­ет­ся совер­шить опре­де­лен­ные дей­ствия в окру­жа­ю­щей сре­де. Напри­мер, убе­жать от опас­но­сти, занять­ся поис­ком пищи, охра­нять свое потом­ство. Такой ком­плекс реак­ций (живот­ных инстинк­тов) свой­стве­нен не толь­ко чело­ве­ку, а при­сущ все­му живо­му. В народ­ной меди­цине такие реак­ции пони­ма­ют как реак­ции живот­но­го уровня.

Поми­мо таких реак­ций, чело­век наде­лен уни­каль­ной спо­соб­но­стью — мыс­лить — менять и ком­би­ни­ро­вать по сво­е­му усмот­ре­нию мыс­ли­тель­ные обра­зы. На эти обра­зы орга­низм реа­ги­ру­ет так же, как и на внеш­нюю сре­ду — путем изме­не­ния сво­е­го состо­я­ния (доста­точ­но мыс­лен­но пред­ста­вить вкус­ную пищу, как тут же орга­низм отре­а­ги­ру­ет на это выде­ле­ни­ем слю­ны и желу­доч­но­го сока). Такие реак­ции народ­ная меди­ци­на отно­сит к созна­тель­ным реак­ци­ям. Они фор­ми­ру­ют­ся в тра­ди­ци­ях наци­о­наль­ной куль­ту­ры, про­фес­си­о­наль­ной рабо­той, усло­ви­я­ми жиз­ни и т.п.

Таким обра­зом, народ­ная меди­ци­на — это область науч­ной и прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти, сло­жив­ша­я­ся на осно­ве тра­ди­ци­он­ных зна­ний наци­о­наль­ных куль­тур в части без­опас­но­сти суще­ство­ва­ния чело­ве­ка и сохра­не­ния здо­ро­вья нации.

Пред­ме­том изу­че­ния народ­ной меди­ци­ны явля­ют­ся реак­ции орга­низ­ма чело­ве­ка, как систе­мы орга­ни­зо­ван­ной раз­лич­ны­ми сово­куп­но­стя­ми внут­рен­них орга­нов и нахо­дя­щей­ся в непо­сред­ствен­ной вза­и­мо­свя­зи и балан­се с окру­жа­ю­щей средой.
Мето­дом народ­ной меди­ци­ны явля­ют­ся спо­со­бы и при­е­мы есте­ствен­но­го вос­ста­нов­ле­ния реак­ций орга­низ­ма чело­ве­ка, адек­ват­ных изме­не­ни­ям внут­рен­ней и внеш­ней среды.

Рас­смот­рен­ные выше реак­ции, зави­сят от усло­вий жиз­ни чело­ве­ка и раз­ви­то­сти его навы­ков управ­ле­ния сво­и­ми мыс­ли­тель­ны­ми про­цес­са­ми, кото­рые опре­де­ля­ют тре­бо­ва­ния к состо­я­нию сово­куп­но­стей внут­рен­них орга­нов. Зада­ча народ­ной меди­ци­ны заклю­ча­ют­ся в регу­ли­ро­ва­нии состо­я­ния сово­куп­но­стей орга­нов в целях предот­вра­ще­ния нару­ше­ния балан­са внут­рен­ней сре­ды организма.

Чело­век живет в обще­стве себе подоб­ных (в соци­у­ме) и руко­вод­ству­ет­ся в сво­их дей­стви­ях и поступ­ках осо­знан­ны­ми реак­ци­я­ми, кото­рые у него пре­ва­ли­ру­ют над живот­ны­ми инстинк­та­ми. Про­ти­во­ре­чия, воз­ни­ка­ю­щие в направ­лен­но­сти этих двух типов реак­ций, раз­ре­ша­ют­ся тре­мя способами:
1. бес­кон­троль­ное реа­ги­ро­ва­ние на потреб­ность удо­вле­тво­ре­ния реак­ций, осно­ван­ных на живот­ных инстинктах;
2. сдер­жи­ва­ние или подав­ле­ние реак­ций вызван­ных живот­ны­ми инстинк­та­ми. Это про­ис­хо­дит за счет изме­не­ния состо­я­ния отдель­ных сово­куп­но­стей внут­рен­них орга­нов. С одной сто­ро­ны стрем­ле­ние удо­вле­тво­рить живот­ные рефлек­сы, с дру­гой, урав­но­ве­сить их осо­знан­ны­ми реакциями;
3. непо­сред­ствен­ное управ­ле­ние состо­я­ни­ем сово­куп­но­стей внут­рен­них органов.
На каж­дом эта­пе раз­ви­тия чело­ве­че­ства выра­ба­ты­вал­ся свой меха­низм управ­ле­ния реак­ци­я­ми. На эта­пе шаман­ства его осно­ву состав­ля­ли жест­кие пра­ви­ла пове­де­ния. У чле­нов рода, подав­ля­лись все реак­ции, кото­рые не соот­вет­ство­ва­ли кано­нам родо­вой культуры.

Такие огра­ни­че­ния поз­во­ли­ли создать спектр оди­на­ко­вых реак­ций у всех чле­нов рода, что дава­ло воз­мож­ность управ­лять им с высо­кой про­гно­сти­че­ской сте­пе­нью выжи­ва­е­мо­сти. На эта­пе язы­че­ско­го мно­го­бо­жия жест­кие рам­ки пра­вил пове­де­ния, кото­рые опре­де­ля­ли харак­тер реак­ций, были рас­ши­ре­ны. Появи­лась воз­мож­ность незна­чи­тель­но­го про­яв­ле­ние лич­ност­ных свойств в раз­лич­ных обла­стях чело­ве­че­ской деятельности.
Фак­ти­че­ски во всех извест­ных сего­дня видах народ­ной меди­ци­ны в их осно­ве лежит поня­тие „сово­куп­но­стей внут­рен­них орга­нов” и каче­ствен­ность оце­нок их состо­я­ния. Объ­яс­не­ние науч­но­сти тако­го под­хо­да мож­но най­ти в тру­дах ака­де­ми­ка П.К.Анохина.

Науч­ный под­ход к реше­нию про­бле­мы созда­ния тео­рии народ­ной меди­ци­ны поз­во­лил пере­смот­реть неко­то­рые ее фун­да­мен­таль­ные поло­же­ния. В част­но­сти, была выяв­ле­на стро­гая иерар­хия и назна­че­ние сово­куп­но­стей органов :
— сово­куп­но­сти орга­нов реша­ют опре­де­лен­ные зада­чи жиз­не­обес­пе­че­ния организма;
— сово­куп­ность орга­нов объ­еди­ня­ет на толь­ко раз­лич­ные внут­рен­ние орга­ны, но и тка­ни, при этом один и тот же орган может вхо­дить с раз­ной долей уча­стия в ком­плекс­ном про­цес­се в несколь­ко совокупностей;
— каж­дой сово­куп­но­сти орга­нов при­сущ свой инди­ви­ду­аль­ный диа­па­зон пара­мет­ров состо­я­ния, зави­ся­щий от наслед­ствен­но­сти, наци­о­наль­ной куль­ту­рой, опре­де­ля­ю­щей тра­ди­ции вос­пи­та­ния, семей­ные и обще­ствен­ные отно­ше­ния, от, вида про­фес­си­о­наль­ных заня­тий и т.д.;
— реак­ция на воз­дей­ствие внеш­ней сре­ды (вос­при­им­чи­вость орга­низ­ма к ее изме­не­нию) опре­де­ля­ет­ся состо­я­ни­ем сово­куп­но­стей органов;
— мышеч­ные (поступ­ки и дей­ствия), гор­мо­наль­ные, обмен­ные и выде­ли­тель­ные реак­ции воз­ни­ка­ют в резуль­та­те изме­не­ния состо­я­ния сово­куп­но­сти орга­нов с целью дости­же­ния внут­рен­не­го и внеш­не­го баланса.

Позна­ние про­цес­са изме­не­ния состо­я­ния сово­куп­но­сти орга­нов при­ве­ло к вве­де­нию еще одно­го атри­бу­та — инфор­ма­ции, кото­рый поз­во­ля­ет оце­нить дина­ми­ку про­цес­са реа­ги­ро­ва­ния — рас­по­зна­ния чело­ве­ком обра­за окру­жа­ю­щей среды.
Таким обра­зом, при­ме­не­ние тра­ди­ци­он­ных зна­ний в обла­сти народ­ной меди­ци­ны в рам­ках раз­ных куль­тур направ­ле­ны на опре­де­ле­ние дей­ствия при­род­ных веществ на состо­я­ния сово­куп­но­сти орга­нов. Каж­дая тра­ва, каж­дый про­дукт, каж­дая про­це­ду­ра направ­ле­ны на изме­не­ние состо­я­ния несколь­ких сово­куп­но­стей орга­нов. Кон­крет­ный при­мер. Едва ли не треть всех трав, исполь­зу­е­мых в народ­ной меди­цине, обла­да­ют моче­гон­ным эффек­том. Но в тра­ди­ци­он­ной народ­ной меди­цине нет задач, реше­ни­ем кото­рых был бы толь­ко созда­ние моче­гон­но­го эффек­та или, как гово­рят в реклам­ных акци­ях „почи­стить почки”.

При упо­треб­ле­нии таких трав в народ­ной меди­цине было опре­де­ле­но их вли­я­ние на изме­не­ние состо­я­ния сово­куп­но­сти орга­нов, регу­ли­ру­ю­щих вывод про­дук­тов рас­па­да и толь­ко как след­ствие, наблю­да­ет­ся уси­ле­ние отде­ле­ния мочи, кала или желчи.
То же мож­но отме­тить и про режим пита­ния. Все направ­ле­ния народ­ной меди­ци­ны отме­ча­ют, что повсе­днев­ная пища явля­ет­ся самым луч­шим лекар­ством. Общие прин­ци­пы народ­ной меди­ци­ны явля­ют­ся обще­че­ло­ве­че­ски­ми цен­но­стя­ми. Как эле­мент каж­дой наци­о­наль­ной куль­ту­ры, народ­ная меди­ци­на в обще­че­ло­ве­че­ской куль­ту­ре явля­ет­ся нау­кой о здо­ро­вье чело­ве­ка и его потомства.

Мето­ды

Выяв­лен­ные прин­ци­пы народ­ной меди­ци­ны про­яв­ля­ют­ся и в общ­но­сти исполь­зу­е­мых ею основ­ных спо­со­бов диа­гно­сти­ки и лечения.
В народ­ной меди­цине, неза­ви­си­мо от ее при­над­леж­но­сти к опре­де­лен­ной куль­ту­ре, исполь­зу­ет­ся общая после­до­ва­тель­ность дей­ствий при­ве­де­ния орга­низ­ма в нор­маль­ное состо­я­ние. Эту после­до­ва­тель­ность мож­но пред­ста­вить как ряд опе­ра­ций, напри­мер таких как:

  • опре­де­ле­ние исход­но­го нор­маль­но­го состо­я­ния сово­куп­но­стей внут­рен­них органов;
  • опре­де­ле­ние харак­те­ра недо­мо­га­ния и при­чи­ны его появления;
  • опре­де­ле­ние состо­я­ния сово­куп­но­стей внут­рен­них органов;
  • выбор спо­со­ба воздействия;
  • назна­че­ние средств и при­ме­не­ние процедур.

Опре­де­ле­ние исход­но­го нор­маль­но­го состо­я­ния сово­куп­но­стей внут­рен­них органов

Фор­ми­ро­ва­ние нор­маль­но­го состо­я­ния сово­куп­но­сти внут­рен­них орга­нов начи­на­ет­ся у чело­ве­ка на эта­пе внут­ри­утроб­но­го раз­ви­тия и опре­де­ля­ет­ся в этот пери­од наслед­ствен­ны­ми особенностями.
После рож­де­ния доми­ни­ру­ю­щи­ми фак­то­ра­ми явля­ют­ся физи­ко-гео­гра­фи­че­ские усло­вия реги­о­на и быто­вые усло­вия. Вос­пи­та­ние и обу­че­ние ребен­ка в наци­о­наль­ных тра­ди­ци­ях фор­ми­ру­ет у него опре­де­лен­ное миро­воз­зре­ние, кото­рое так же вли­я­ет на фор­ми­ро­ва­ние нор­маль­но­го состо­я­ния сово­куп­но­стей внут­рен­них орга­нов и их спо­соб­ность обес­пе­чи­вать внут­рен­ней баланс организма.

Этот пери­од про­дол­жа­ет­ся до завер­ше­ния поло­во­го созревания.
Далее нор­маль­ное состо­я­ние сово­куп­но­сти внут­рен­них орга­нов сохра­ня­ет свои осо­бен­но­сти, пре­тер­пе­вая неболь­шие изме­не­ния, вызван­ные адап­та­ци­ей орга­низ­ма к внеш­ним усло­ви­ям (харак­те­ра выпол­ня­е­мой рабо­ты, сме­ны мест про­жи­ва­ния и т.п.).
Наи­бо­лее про­сто (эмпи­ри­че­ским путем) опре­де­ля­ет­ся нор­маль­ное состо­я­ние для лиц, посто­ян­но про­жи­ва­ю­щих в усло­ви­ях одно­го реги­о­на с усто­яв­шим­ся укла­дом жиз­ни, тра­ди­ци­я­ми и харак­те­ром тру­да. Это вызва­но тем, что посто­ян­ство реги­о­на про­жи­ва­ния и куль­ту­ры опре­де­ля­ет спектр тра­ди­ци­он­ных зна­ний. Для всех его жите­лей суще­ству­ет обоб­щен­ная (усред­нен­ная) оцен­ка нор­маль­но­го состо­я­ния сово­куп­но­сти внут­рен­них органов.

Срав­не­ние теку­ще­го состо­я­ния сово­куп­но­сти внут­рен­них орга­нов с нор­маль­ным поз­во­ля­ет выде­лить те сово­куп­но­сти, кото­рые не удо­вле­тво­ря­ют усло­вию сохра­не­ния внут­рен­не­го балан­са. Для это­го все виды народ­ной меди­ци­ны исполь­зу­ют в сво­ей прак­ти­ке осмотр. Он вклю­ча­ет огром­ный арсе­нал мето­дов — ощу­пы­ва­ние, про­сту­ки­ва­ние и про­слу­ши­ва­ние, осмотр выде­ле­ний для опре­де­ле­ния харак­те­ра пище­ва­ре­ния и оцен­ки выде­ли­тель­ных функ­ций орга­низ­ма. При суще­ство­ва­нии обоб­щен­ной оцен­ки в боль­шин­стве слу­ча­ев для опре­де­ле­ния харак­те­ра повре­жде­ния орга­низ­ма ока­зы­ва­ет­ся доста­точ­ным несколь­ких симп­то­мов недо­мо­га­ния или неболь­шо­го осмотра.

В круп­ных горо­дах и мно­го­на­ци­о­наль­ных семьях, как пра­ви­ло, не соблю­да­ют­ся тра­ди­ции толь­ко одной наци­о­наль­ной куль­ту­ры, уклад жиз­ни у них осо­бен­ный — сме­шан­ный. Для такой груп­пы насе­ле­ния уже тре­бу­ет­ся тща­тель­ный ана­лиз все­го ком­плек­са воз­мож­ных при­чин, при­во­дя­щих к нару­ше­нию рабо­то­спо­соб­но­го со сто­я­ния орга­низ­ма. А имен­но — опре­де­ле­ние инди­ви­ду­аль­но­го нор­маль­но­го состо­я­ния сово­куп­но­сти орга­нов. В ито­ге мето­ды на род­ной меди­ци­ны более сохра­ни­лись в отда­лен­ных от круп­ных го родов местах с одно­род­ным по наци­о­наль­но­сти соста­вом насе­ле­ния. Инди­ви­ду­аль­ная диа­гно­сти­ка ока­за­лась, в основ­ном, сосре­до­то­чен ной в круп­ных горо­дах, где обоб­щен­ный (усред­нен­ный) под­ход не дает ожи­да­е­мых результатов.

Общие пра­ви­ла в народ­ной меди­цине, как нау­ке, сло­жи­лись из тра­ди­ци­он­ных зна­ний мно­же­ства наци­о­наль­ных куль­тур. В обоб­щен­ном виде диа­гно­сти­ка состо­я­ния орга­низ­ма заклю­ча­ет­ся в после­до­ва­тель­но­сти опре­де­ле­ния ряда при­зна­ков, харак­те­ри­зу­ю­щих внеш­ние осо­бен­но­сти, наци­о­наль­ную при­над­леж­ность, наци­о­наль­ные тра­ди­ции, пол и воз­раст и т.д. Например:

  • усло­вия жиз­ни и быта, при­выч­ки, раци­он пита­ния, режим дня, харак­тер рабо­ты, семей­ное положение;
  • тело­сло­же­ние, поход­ка, мане­ра раз­го­ва­ри­вать, мими­ка и жестикуляция;
  • обыч­ные (при­выч­ные), не бес­по­ко­я­щие осо­бен­но­сти рабо­ты орга­низ­ма (харак­тер опо­рож­не­ния кишеч­ни­ка, моче­ис­пус­ка­ния, осо­бен­но­сти дыха­ния, серд­це­би­е­ния и сна, реак­ции на пище­вые про­дук­ты, потреб­ле­ние и выде­ле­ние жид­ко­сти, от ноше­ние к жаре, холо­ду, влаж­но­сти, реак­ции на кли­мат и т. д);
  • осмотр, посред­ством кото­ро­го опре­де­ля­ют­ся состо­я­ния кож­ных и воло­ся­ных покро­вов, ног­тей, сли­зи­стых, язы­ка, рта, гор­ла и глаз, болез­нен­ных и не чув­стви­тель­ных зон, мышц, суста­вов и позво­ноч­ни­ка, пуль­сов в раз­ных участ­ках тела, внут­рен­них орга­нов с помо­щью про­щу­пы­ва­ния и про­сту­ки­ва­ния, серд­це­би­е­ния и дыха­ния путем про­слу­ши­ва­ния, харак­те­ра мочи, слю­ны, пота и кала и т.п.;
  • общие жало­бы, когда и при каких усло­ви­ях появи­лись, что, по мне­нию недо­мо­га­ю­ще­го, мог­ло послу­жить при­чи­ной их возникновения.

Сопо­став­ле­ние мно­же­ства при­зна­ков, полу­чен­ных путем диа­гно­сти­ки, поз­во­ля­ют выде­лить те сово­куп­но­сти внут­рен­них орга­нов, состо­я­ние кото­рых отлич­но от нор­маль­но­го и опре­де­лить соот­вет­ству­ю­щий ком­плекс мероприятий.

Спо­со­бы и приемы

В вели­ком мно­го­об­ра­зии спо­со­бов и при­е­мов лече­ния, полу­чен­ных эмпи­ри­че­ским путем в раз­ных наци­о­наль­ных куль­ту­рах, мож­но выде­лить два основ­ных направления:

  • общие при­е­мы лече­ния, ори­ен­ти­ро­ван­ные на изме­не­ние состо­я­ния несколь­ких сово­куп­но­стей органов
  • локаль­ные при­ем лече­ния, ори­ен­ти­ро­ван­ные на изме­не­ние состо­я­ния тка­ней при помо­щи раз­лич­ных веществ или с помо­щью меха­ни­че­ско­го воздействия.

Общие при­е­мы лече­ния сфор­ми­ро­ва­лись в народ­ной меди­цине на осно­ве тра­ди­ций наци­о­наль­ных куль­тур и ока­зы­ва­ют обще­укреп­ля­ю­щее и вос­ста­нав­ли­ва­ю­щее дей­ствие. Они заклю­ча­ют­ся в регу­ли­ро­ва­нии раци­о­на пита­ния, в исполь­зо­ва­нии целеб­ных трав и мине­ра­лов, уста­нов­ле­нии осо­бо­го режи­ма дня, назна­че­нии физи­че­ских и гим­на­сти­че­ских упраж­не­ний, выпол­не­нии спе­ци­аль­ных гиги­е­ни­че­ских процедур.

Во всех наци­о­наль­ных куль­ту­рах тра­ди­ции опре­де­ля­ют основ­ной спектр при­ме­ня­е­мых про­дук­тов, их соче­та­ния и спо­со­бы при­го­тов­ле­ния, что выра­жа­ет­ся в наци­о­наль­ных „кух­нях” (китай­ской, фран­цуз­ской, рус­ской и т.п.). Такой раци­он в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни опре­де­ля­ет­ся при­род­но-гео­гра­фи­че­ски­ми усло­ви­я­ми и родом заня­тия. Эмпи­ри­че­ский опыт наци­о­наль­ных куль­тур выбрал все то, что наи­бо­лее бла­го­при­ят­но для чело­ве­че­ско­го орга­низ­ма. Тогда как посто­ян­ное исполь­зо­ва­ние чуж­дых тра­ди­ций в пита­нии вызы­ва­ет нару­ше­ния рабо­ты орга­низ­ма. При­ме­ром тако­го про­яв­ле­ния могут слу­жить слу­чаи, когда жите­ли евро­пей­ско­го реги­о­на попа­да­ли, в сре­ду оби­та­ния малых наро­дов. В резуль­та­те дли­тель­но­го при­е­ма непри­выч­ных им про­дук­тов пита­ния воз­ни­ка­ли и раз­ви­ва­лись такие спе­ци­фи­че­ские забо­ле­ва­ния, с кото­ры­ми часто не в состо­я­нии была спра­вить­ся даже совре­мен­ная медицина.

Тра­ди­ци­он­ные гиги­е­ни­че­ские про­це­ду­ры так же поро­ди­ли общие при­е­мы лече­ния: (рус­ская, турец­кая и рим­ская бани, соле­вые, тра­вя­ные и тер­ми­че­ские ван­ны, купа­ния в теп­лой и холод­ной воде, обливания).

Образ основ­ных заня­тий (рыбо­лов­ство, ско­то­вод­ство, зем­ле­па­ше­ство, охо­та) и образ жиз­ни (коче­вой или осед­лый), нашли непо­сред­ствен­ное отра­же­ние в физи­че­ском воспитании.
Наци­о­наль­ные тан­цы так­же пред­став­ля­ют собой опти­маль­но состав­лен­ную гим­на­сти­ку для мышц и дыха­ния, а наци­о­наль­ные народ­ные пес­ни и музы­ка явля­ют­ся регу­ля­то­ром внут­рен­них ритмов.

Локаль­ное воз­дей­ствие ори­ен­ти­ро­ва­но на изме­не­ние соста­ва тка­ней или их состо­я­ния. К локаль­ным воз­дей­стви­ям, изме­ня­ю­щим состав тка­ни, отно­сят­ся раз­лич­ные при­моч­ки, при­пар­ки, мази, ком­прес­сы и т.п. Их дей­ствие раз­де­ля­ет­ся по сво­е­му харак­те­ру на вно­ся­щие веще­ства в тка­ни и выво­дя­щие их нару­жу. К локаль­ным воз­дей­стви­ям отно­сит­ся и разо­вый при­ем трав или мине­ра­лов, вызы­ва­ю­щих опре­де­лен­ные реак­ции в орга­низ­ме (сла­би­тель­ные, закреп­ля­ю­щие, тони­зи­ру­ю­щие, рас­слаб­ля­ю­щие, сни­жа­ю­щие чув­стви­тель­ность). Они в первую оче­редь уси­ли­ва­ют при­ток или отток кро­ви, повы­ша­ют или сни­жа­ют чув­стви­тель­но­сти нерв­ных окон­ча­ний. Их дей­ствие вызы­ва­ет откло­не­ние от нор­маль­но­го состо­я­ния сово­куп­но­сти внут­рен­них органов.

Локаль­ное изме­не­ние состо­я­ния тка­ней может быть вызва­но и меха­ни­че­ским воз­дей­стви­ем. Основ­ным мето­дом для это­го явля­ет­ся локаль­ный мас­саж и костоправство.
В тра­ди­ци­ях наци­о­наль­ных куль­тур выде­ля­ют­ся общие после­до­ва­тель­но­сти вклю­че­ния в лечеб­ный про­цесс раз­лич­ных спо­со­бов и про­це­дур. Они выра­жа­ет­ся в зако­но­мер­но­сти пере­хо­да от про­стых про­це­дур к более слож­ным, от общих к локальным.

Стро­гая после­до­ва­тель­ность эта­пов лече­ния поз­во­ля­ет не толь­ко плав­но воз­вра­щать к нор­маль­но­му состо­я­нию сово­куп­но­сти орга­нов, но и не исполь­зо­вать без надоб­но­сти слож­ные локаль­ные про­це­ду­ры, посколь­ку дей­ствие каж­дой локаль­ной про­це­ду­ры очень быст­ро отра­жа­ет­ся в общем состо­я­нии орга­низ­ма. Про­из­во­дя быст­рый и види­мый эффект они, без уче­та после­до­ва­тель­но­сти выпол­не­ния, не спо­соб­ству­ют нор­ма­ли­за­ции состо­я­ния сово­куп­но­стей внут­рен­них органов.

Вза­и­мо­связь мето­дов диа­гно­сти­ки и спо­со­бов лечения

Доступ­ные для изу­че­ния наци­о­наль­ные систе­мы народ­ной меди­ци­ны, кро­ме общих пра­вил диа­гно­сти­ки и лече­ния, отра­жа­ют общие зако­но­мер­но­сти в их соче­та­нии и исполь­зо­ва­нии. Зако­но­мер­но­сти такой вза­и­мо­свя­зи мож­но обна­ру­жить в том, как каж­до­му эта­пу диа­гно­сти­ки соот­вет­ству­ет опре­де­лен­ный шаг в выбо­ре спо­со­ба лечения:

  • тра­ди­ции наци­о­наль­ной куль­ту­ры и пол чело­ве­ка опре­де­ля­ют тре­бо­ва­ния к семей­но-быто­вым усло­ви­ям и обра­зу его жиз­ни (режим дня, пита­ние, при­выч­ные заня­тия, отдых и т.д.);
  • семей­но-быто­вые усло­вия опре­де­ля­ют харак­тер общих про­це­дур (быто­вые усло­вия, опре­де­ля­ют воз­мож­ность выпол­не­ния про­це­дур: нали­чие ван­ны, бани, откры­тых и закры­тых водо­е­мов, источ­ни­ков чистой воды, усло­вия хра­не­ния про­дук­тов, посто­ян­ство пре­бы­ва­ния на одном месте и т.д.);
  • общие про­це­ду­ры (обли­ва­ния, ван­ны, согре­ва­ния, общие мас­са­жи) опре­де­ля­ют харак­тер обмен­ных про­цес­сов в орга­низ­ме чело­ве­ка (дыха­ние, пище­ва­ре­ние и т.д.);
  • харак­тер обмен­ных про­цес­сов опре­де­ля­ет спектр лекар­ствен­ных рас­те­ний и мине­ра­лов обще­го действия;
  • лекар­ствен­ные рас­те­ния обще­го дей­ствия дей­ству­ют на изме­не­ние внеш­них осо­бен­но­стей чело­ве­ка (цвет и харак­тер кож­ных покро­вов, харак­тер дыха­ния, жиро­вые отло­же­ния, состо­я­ние мышц, общий тонус и т.д.);
  • внеш­ние осо­бен­но­сти орга­низ­ма чело­ве­ка опре­де­ля­ют спо­со­бы локаль­но­го вне­се­ния в тка­ни орга­низ­ма целеб­ных веществ;
  • локаль­ное вне­се­ние целеб­ных веществ опре­де­ля­ют меха­ни­че­ское (ману­аль­ное) изме­не­ние состо­я­ния тканей;
  • локаль­но-меха­ни­че­ское воз­дей­ствие (точеч­ный и зон­ный мас­саж, при­жи­га­ния, поста­нов­ка игл и т.д.) на тка­ни изме­ня­ет состо­я­ние опор­но-дви­га­тель­но­го аппарата;
  • осо­бен­но­сти опор­но-дви­га­тель­но­го аппа­ра­та чело­ве­ка опре­де­ля­ют спектр нагру­зок, обу­слов­лен­ных спе­ци­фи­кой рабо­ты и обще­ствен­ной жизнью;
  • спектр рабо­чих нагру­зок опре­де­ля­ет спектр лекар­ствен­ных пре­па­ра­тов локаль­но­го действия;
  • лекар­ствен­ные пре­па­ра­ты локаль­но­го дей­ствия изме­ня­ют состо­я­ния выде­ли­тель­ных функ­ций организма;
  • выде­ли­тель­ные функ­ции орга­низ­ма опре­де­ля­ют инди­ви­ду­аль­ный состав про­дук­тов питания;
  • состав про­дук­тов пита­ния изме­ня­ет внут­рен­ние осо­бен­но­сти рабо­ты организма;
  • внут­рен­ние осо­бен­но­сти орга­низ­ма чело­ве­ка опре­де­ля­ют спо­со­бы локаль­но­го выве­де­ния веществ из тканей.
    И так далее.

Про­бле­мы при­ме­не­ния народ­ной медицины.

Как ука­зы­ва­лось во вве­де­нии, в насто­я­щее вре­мя в Рос­сии народ­ная меди­ци­на отне­се­на к дея­тель­но­сти в обла­сти здравоохранения.
Подоб­ный под­ход к народ­ной меди­цине отбра­сы­ва­ет нас в пони­ма­нии ее суще­ства в эпо­ху родо­вых куль­тур, когда опре­де­лен­ная груп­па лиц (шама­ны) осу­ществ­ля­ла такую дея­тель­ность. В наш век при­е­мы магии и кол­дов­ства уже, мяг­ко гово­ря, не доми­ни­ру­ют в народ­ной меди­цине. Они дав­но усту­пи­ли место зна­ни­ям при­чин воз­ник­но­ве­ния неду­гов и меха­низ­мов дей­ствия лекар­ствен­ных трав, мине­ра­лов и про­це­дур. При­ме­ня­ю­щи­е­ся в изо­ли­ро­ван­ных груп­пах насе­ле­ния (наци­о­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ные объ­еди­не­ния, наци­о­наль­ные груп­пы) тра­ди­ци­он­ные шаман­ские и зна­хар­ские при­е­мы лече­ния не долж­ны вос­при­ни­мать­ся, как вид­но из при­ве­ден­но­го выше исто­ри­че­ско­го ана­ли­за, совре­мен­ной народ­ной медициной.

В наши дни боль­шин­ство наци­о­наль­ных куль­тур опи­ра­ют­ся на опре­де­лен­ную рели­гию, кото­рая фор­ми­ру­ет взгля­ды и пони­ма­ние тра­ди­ци­он­ных при­е­мов лече­ния с точ­ки зре­ния опре­де­лен­ных фило­соф­ских систем. Такой ста­тус наци­о­наль­ной куль­ту­ры тре­бу­ет при­ме­не­ния народ­ной меди­ци­ны, осно­ван­ной на науч­ном под­хо­де. В тех реги­о­нах, где сохра­нил­ся изо­ли­ро­ван­ный (не в инфор­ма­ци­он­ном плане) образ жиз­ни, опи­ра­ю­щий­ся на родо­вые куль­ту­ры, со хра­ни­лось при­ме­не­ние мето­дов народ­ной меди­ци­ны, не тре­бу­ю­щих пони­ма­ния и объ­яс­не­ния, и поэто­му исполь­зо­ва­ние при­е­мов магии и кол­дов­ства там вполне приемлемы.

Для иллю­стра­ции рас­смот­рим дея­тель­ность филип­пин­ских знахарей.
Чуде­сам, тво­ри­мым филип­пин­ски­ми хил­ле­ра­ми, нико­го не уди­вишь — сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции пре­под­но­сят их как сен­са­цию уже на про­тя­же­нии не одно­го деся­ти­ле­тия. Куль­ти­ви­ру­ю­ща­я­ся на тер­ри­то­рии Филип­пин народ­ная меди­ци­на в насто­я­щее вре­мя ста­ла попу­ляр­ной во мно­гих стра­нах мира. При­чи­на их маги­че­ской при­тя­га­тель­но­сти вызва­на не толь­ко экзо­ти­че­ским спо­со­бом лече­ния. Экзо­ти­ку мож­но най­ти и у себя в стране, не выез­жая за рубеж. При­чи­на лежит глуб­же, в про­бле­мах самой народ­ной медицины.
Филип­пин­ская народ­ная меди­ци­на исполь­зу­ет локаль­ный спо­соб воз­дей­ствия. Основ­ная зада­ча, кото­рую пыта­ют­ся решить хил­ле­ры, заклю­ча­ет­ся в локаль­ном выве­де­ние из орга­низ­ма веществ, ина­че гово­ря, уда­ле­ние все­го лиш­не­го, что вызы­ва­ет болезнь.

Ана­ло­гич­ную зада­чу реша­ет совре­мен­ная хирур­гия, толь­ко для про­ве­де­ния опе­ра­ции тре­бу­ет­ся инстру­мен­та­рий, ане­сте­зия, соот­вет­ству­ю­щие обо­ру­до­ва­ние и поме­ще­ние. После хирур­ги­че­ско­го вме­ша­тель­ства про­хо­дит опре­де­лен­ное вре­мя, преж­де чем опе­ри­ру­е­мый не вос­ста­но­вит рабо­то­спо­соб­ность пол­но­стью. Боязнь опе­ра­ции, сопро­вож­да­ю­щей ее боли, доста­точ­но дли­тель­ный пери­од после­опе­ра­ци­он­но­го вос­ста­нов­ле­ния, вызы­ва­ют вполне обос­но­ван­ное жела­ние уйти от этих про­блем. А хил­ле­ры, осу­ществ­ля­ют ана­ло­гич­ные мани­пу­ля­ции без инстру­мен­тов, одни­ми рука­ми, без боли в домаш­них усло­ви­ях. После их вме­ша­тель­ства не тре­бу­ет­ся вос­ста­нов­ле­ния. Имен­но этот аспект ока­зал­ся при­вле­ка­тель­ным в филип­пин­ской народ­ной медицине.

С рас­смот­рен­ных нами ранее пози­ций, филип­пин­ские спо­со­бы лече­ния исполь­зу­ют при­е­мы локаль­но­го орган­но­го мик­ро мас­са­жа , а не хирур­гию. Локаль­ное улуч­ше­ние кро­во­об­ра­ще­ния в пора­жен ном болез­нью участ­ке неко­то­ро­го орга­на спо­соб­ству­ет вос­ста­нов­ле­нию его функ­ций. Сам же про­цесс лече­ния все­гда сопро­вож­да­ет­ся маги­че­ски­ми обря­да­ми, осно­ван­ны­ми на прин­ци­пах подо­бия, — ими­та­ции дей­ствия. Таким дей­стви­ем созда­ет­ся ими­та­ция уда­ле­ния тка­ни и у паци­ен­та воз­ни­ка­ет иллю­зия его физи­че­ско­го удаления.

И чем бли­же ими­та­ция к реаль­но­сти (боль­ше кро­ви, изда­ние спе­ци­фи­че­ских ими­ти­ру­ю­щих зву­ков рву­щей­ся тка­ни, демон­стра­ция яко­бы уда­лен­ных орга­нов), тем она дей­ствен­нее. Чело­век, вос­пи­тан­ный и живу­щий в тра­ди­ци­ях филип­пин­ской наци­о­наль­ной куль­ту­ры, адек­ват­но вос­при­ни­ма­ет такие при­е­мы. Они ока­зы­ва­ют на него пози­тив­ное воздействие.

На жела­ю­щих быть про­опе­ри­ро­ван­ны­ми таким мето­дом жите­лей дру­гих стран эта про­це­ду­ра будет толь­ко локаль­ным мас­са­жем, про­ве­ден­ным с ком­плек­се с силь­ным пси­хо­ло­ги­че­ским воз­дей­стви­ем. Непри­выч­ная обста­нов­ка, чужой язык, непо­нят­ные закли­на­ния, вид кро­ви, стру­я­щей­ся из-под рук хил­ле­ра и демон­стри­ру­е­мые „уда­лен­ны” орга­ны спо­соб­ны поверг­нуть кого угод­но в тран­со­вое состо­я­ние. Лече­ние через вну­ше­ние (воз­дей­ствие на пси­хи­ку чело­ве­ка) хоро­шо извест­но в меди­цине. Ана­ло­гич­ный спо­соб лече­ния явля­ет­ся неотъ­ем­ле­мым атри­бу­том дей­ствия и у шама­на. Цель воз­дей­ствия — изме­нить у чело­ве­ка харак­тер адек­ват­но­го вос­при­я­тия реаль­но­сти — рас­по­зна­ния обра­за. При этом меня­ет­ся вос­при­я­тие окру­жа­ю­щей обста­нов­ки и, соот­вет­ствен­но, меня­ют­ся реак­ции сово­куп­но­стей орга­нов. Такой транс­фор­ма­ци­ей созна­ния дости­га­ет­ся сня­тие нагру­зок и созда­ние пред­по­сы­лок к потен­ци­аль­но­му вос­ста­нов­ле­нию функ­ций органов.

Но иска­жен­ное вос­при­я­тие реаль­но­сти, т.е. изме­нен­ное миро­воз­зре­ние оста­ет­ся. Для чело­ве­ка, живу­ще­го в тра­ди­ци­ях язы­че­ской куль­ту­ры подоб­ной дефор­ма­ция миро­воз­зре­ния не про­ис­хо­дит. Как и рань­ше он смо­жет выпол­нять свою рабо­ту, будет по преж­не­му соблю­дать при­ня­тые обря­ды, т.е. состо­я­ние его созна­ния оста­нет­ся адек­ват­ной его обра­зу жиз­ни. Но для совре­мен­но­го чело­ве­ка, живу­ще­го в тра­ди­ци­ях иной наци­о­наль­ной куль­ту­ры, лече­ние вну­ше­ни­ем обя­за­тель­но вызо­вет у него поте­рю сво­бо­ды выбо­ра, спо­соб­но­сти мыс­лить и тво­рить, иска­зит его миро­воз­зре­ние и, как след­ствие, вызо­вет неадек­ват­ную реак­цию на дей­ствие окру­жа­ю­ще­го мира. Неред­ко при­хо­дит­ся наблю­дать, как под воз­дей­стви­ем при­е­мов магии и кол­дов­ства люди отка­зы­ва­ют­ся от цен­но­стей сво­ей преж­ней жиз­ни, сво­ей наци­о­наль­ной куль­ту­ры и обра­ща­ют­ся к язы­че­ским тра­ди­ци­ям родо­вых культур.

В насто­я­щее вре­мя мож­но отме­тить несколь­ко про­блем, сто­я­щих перед народ­ной медициной:

  • устра­не­ние в обще­стве пред­став­ле­ния об отста­ло­сти при­е­мов и мето­дов народ­ной меди­ци­ны от совре­мен­ных дости­же­ний науки;
  • систе­ма­ти­за­ции накоп­лен­ных тра­ди­ци­он­ных зна­ний и фор­ми­ро­ва­ние само­сто­я­тель­но­го науч­но­го направления;
  • поис­ка общей точ­ки зре­ния на функ­ци­о­ни­ро­ва­ние орга­низ­ма чело­ве­ка с совре­мен­ной медициной.

Пер­вая про­бле­ма порож­де­на тем, что к ее реше­нию под­хо­дят как к тра­ди­ци­он­ным зна­ни­ям язы­че­ской родо­вой куль­ту­ры, где в при­е­мах лече­ния гла­вен­ство­ва­ли обря­ды магии и кол­дов­ства. Сме­ши­вая при­е­мы лече­ния и магию, бес­по­лез­но искать в их дей­ствии логи­че­ское объ­яс­не­ние. В сво­ем раз­ви­тии наци­о­наль­ные куль­ту­ры, по изло­жен­ным выше при­чи­нам, отка­за­лись от магии и в целях сохра­не­ния само­быт­но­сти куль­ту­ры, опи­ра­ют­ся на рели­ги­оз­ные кано­ны. Толь­ко рели­гия смог­ла дать импульс раз­ви­тия тем отрас­лям нау­ки, в кото­рых мно­гое объ­яс­ня­ет­ся логи­кой науч­но­го под хода.

В насто­я­щее вре­мя име­ют­ся все пред­по­сыл­ки для того, что­бы народ­ная меди­ци­на, как отрасль зна­ний и состав­ля­ю­щая наци­о­наль­ной куль­ту­ры, сфор­ми­ро­ва­лась в само­сто­я­тель­ное науч­ное на прав­ле­ние, лежа­щее на сты­ке таких наук, как физио­ло­гия и эко­ло­гия, с уче­том зна­ния осо­бен­но­стей фор­ми­ро­ва­ния наци­о­наль­ных куль­тур. В такой нау­ке уже нет места магии и кол­дов­ству, экс­тра­сен­со­ри­ке и био­энер­ге­ти­ки. Толь­ко отсут­ствие систе­ма­ти­зи­ро­ван­ных зна­ний дава­ло воз­мож­ность счи­тать народ­ную меди­ци­ну как про­дол­жа­тель­ни­цы язы­че­ской родо­вой куль­ту­ры. При­чи­ной тому мож­но счи­тать так­же уста­но­вив­ше­е­ся поня­тие об отсут­ствии у мето­дов народ­ной меди­ци­ны логи­че­ско­го обос­но­ва­ния (см. опре­де­ле­ние ВОЗ). Дей­стви­тель­но, отку­да может взять­ся систе­ма­ти­за­ция, если в самом прин­ци­пе дей­ствия при­е­мов лече­ния отсут­ству­ет логика?

Пред­ва­ри­тель­ная систе­ма­ти­за­ция поз­во­ли­ла выявить общие чер­ты, харак­тер­ные для народ­ной меди­ци­ны в боль­шин­стве наци­о­наль­ных культур.
К насто­я­ще­му вре­ме­ни опре­де­ле­ны и опи­са­ны основ­ные сово­куп­но­сти внут­рен­них орга­нов. Полу­чен­ный опыт поз­во­ля­ет логич­но объ­яс­нить дей­ствие боль­шей части мето­дов, полу­чен­ных мно­го веко­вым эмпи­ри­че­ским опы­том лече­ния человека.
Такая систе­ма­ти­за­ция тра­ди­ци­он­ных зна­ний народ­ной меди­ци­ны поз­во­ля­ет по-ново­му взгля­нуть на чело­ве­че­ский орга­низм и при­чи­ны воз­ник­но­ве­ния болезней.
Но, фор­ми­ро­ва­ние ново­го науч­но­го направ­ле­ния ни в коем слу­чае не долж­но сопро­вож­дать­ся про­ти­во­сто­я­ни­ем совре­мен­ной и народ­ной медицин.

Раз­ви­тие народ­ной меди­ци­ны с древ­ней­ших вре­мен до наших дней транс­фор­ми­ро­ва­ло ее части родо­вой или наци­о­наль­ной куль туры до уров­ня обще­че­ло­ве­че­ской куль­ту­ры — нау­ки о чело­ве­ке. Два поляр­ных взгля­да на чело­ве­че­ский орга­низм, кото­рый демон­стри­ру­ют совре­мен­ная и народ­ная меди­ци­на обя­за­ны в обще­че­ло­ве­че­ской куль­ту­ре слить­ся, орга­нич­но допол­нив и обо­га­тив друг дру­га, что­бы создать новую отрасль обще­че­ло­ве­че­ских зна­ний, — куль­ту­ру орга­низ­ма человека.

ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОХРАНЫ НАРОДНОЙ МЕДИЦИНЫ

 

Пра­во­вая охра­на фольклора

До недав­не­го вре­ме­ни пра­во­вая охра­на тра­ди­ци­он­ных зна­ний, как интел­лек­ту­аль­но­го твор­че­ско­го потен­ци­а­ла, накоп­лен­но­го в тече­нии веков, в боль­шин­стве стран мира про­во­ди­лась как защи­та фольк­ло­ра. В насто­я­щее вре­мя наблю­да­ет­ся тен­ден­ция пере­ме­ще­ния акцен­та в их пра­во­вой охране зако­но­да­тель­ством о био­ло­ги­че­ском раз­но­об­ра­зии. В чем заклю­ча­ет­ся при­чи­на тако­го кар­ди­наль­но­го изме­не­ния, и к каким послед­стви­ям она привела?

При­чи­на лежит в более глу­бо­ком пони­ма­нии про­цес­са суще­ство­ва­ния чело­ве­ка в окру­жа­ю­щей сре­де, необ­хо­ди­мо­сти сохра­не­ния раз­но­об­ра­зия био­ло­ги­че­ской фор­мы жиз­ни на Зем­ле, в том чис­ле и само­го чело­ве­ка и атри­бу­тов его жиз­ни, вклю­чая культуру.

Фольк­лор пони­ма­ет­ся как тра­ди­ци­он­ная и попу­ляр­ная куль­ту­ра опре­де­лен­но­го наро­да. Он пере­да­ет­ся уст­но, ими­та­ци­ей или дру­ги­ми сред­ства­ми. Язык, лите­ра­ту­ра, музы­ка, тан­цы, игры, мифо­ло­гия, риту­а­лы, изде­лия кустар­но­го про­мыс­ла, архи­тек­ту­ра и дру­гие искус­ства, состав­ля­ют обыч­ную ее фор­ма выражения.

В миро­вой прак­ти­ке при­ня­то несколь­ко кон­цеп­ций выра­же­ния фольк­ло­ра. Запад­ная кон­цеп­ция име­ет тен­ден­цию опи­рать­ся на „мерт­вые” фор­мы выра­же­ния, направ­лен­ные на соби­ра­ние и сохра­не­ние (фик­са­цию) арти­сти­че­ских и лите­ра­тур­ных работ, а не на сохра­не­ние живых тра­ди­ций наро­да. Афри­кан­ская модель пред­став­ле­на гораз­до более широ­ким диа­па­зо­ном выра­же­ний, затра­ги­ва­ю­щих прак­ти­че­ски все сто­ро­ны куль­тур­но­го насле­дия. Если при­нять за осно­ву запад­ную модель охра­ны фольк­ло­ра и уни­фи­ци­ро­вать все осталь­ные, то это при­ве­дет к под­чи­нен­но­му поло­же­нию куль­тур­ной и интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти боль­шин­ства малых наро­дов от доми­ни­ру­ю­щей запад­ной куль­ту­ры и, как след­ствие, к его уничтожению.

Как мож­но ниве­ли­ро­вать фольк­лор, напри­мер в Ниге­рии, насчи­ты­ва­ю­щей более 250 этни­че­ских групп? Наци­о­наль­ное зако­но­да­тель­ство Ниге­рии опре­де­ля­ет фольк­лор как „…целост­ность тра­ди­ци­он­но эво­лю­ци­о­ни­ро­ван­ной систе­мы куль­тур­ной и соци­аль­ной само­быт­но­сти, норм, веро­ва­ний и цен­но­стей дан­ной общи­ны, на про­тя­же­нии веков пере­да­ва­е­мых уст­но либо путем ими­та­ции или иным спо­со­бом. Кор­ни ее — в веко­вой исто­ри­че­ской и тра­ди­ци­он­ной прак­ти­ке, рели­гии, антро­по­ло­гии, куль­ту­ре, юрис­пру­ден­ции, псев­до­на­уч­ной мифо­ло­гии, мисти­циз­ме и тех­но­ло­гии народа”.

Невоз­мож­ность опре­де­ле­ния все­го мно­го­об­ра­зия тра­ди­ци­он­ных зна­ний как народ­но­го твор­че­ства через фольк­лор и при­ве­ла к при­ня­тию ново­го меха­низ­ма его охра­ны как части куль­тур­но­го насле­дия и эле­мен­та био­ло­ги­че­ско­го разнообразия.

Обос­но­ва­ние ста­ту­са народ­ной меди­ци­ны, про­ве­ден­но­го в преды­ду­щем раз­де­ле, пока­зы­ва­ет, что она состав­ля­ет часть куль­тур­но­го насле­дия, а по сво­е­му содер­жа­нию явля­ет­ся неотъ­ем­ле­мым атри­бу­том суще­ство­ва­ния человечества.

Пра­во­вая охра­на фольк­ло­ра обыч­но рас­смат­ри­ва­ет­ся в аспек­те автор­ско­го пра­ва (напри­мер, выше­при­ве­ден­ное опре­де­ле­ние фольк­ло­ра по зако­ну об автор­ском пра­ве Ниге­рии). Тра­ди­ци­он­ное зна­ние, име­ю­щее более широ­кое поня­тие (вклю­ча­ю­щее, напри­мер, тра­ди­ци­он­ное зна­ние в обла­сти исполь­зо­ва­ния рас­те­ний, мине­ра­лов и живот­но­го мира в лече­нии и пита­нии), пере­ме­сти­ло юрис­дик­цию фольк­ло­ра из обла­сти автор­ско­го пра­ва в область зако­но­да­тель­ства о био­ло­ги­че­ском разнообразии.

Автор­ское пра­во предо­став­ля­ет пра­во­вую охра­ну не само­му фольк­ло­ру, а его про­яв­ле­ни­ям, и защи­ща­ет от вос­про­из­ве­де­ния, сооб­ще­ния для все­об­ще­го све­де­ния и адап­та­ции, пере­во­дов и дру­гих пре­об­ра­зо­ва­ния. В Ниге­рии, напри­мер, уста­нов­лен запрет на исполь­зо­ва­ние про­яв­ле­ний фольк­ло­ра любым лицом не толь­ко в ком­мер­че­ских целях, но и любых дру­гих целях, выхо­дя­щих за рам­ки тра­ди­ци­он­но­го или при­выч­но­го кон­тек­ста рас­смат­ри­ва­е­мых кон­крет­ных про­яв­ле­ний. Нару­ше­ние тако­го запре­та вле­чет не толь­ко адми­ни­стра­тив­ную, но и уго­лов­ную ответственность.

Изме­не­ние юрис­дик­ции потре­бо­ва­ло раз­ра­бот­ки систе­мы мер для пра­во­вой охра­ны ново­го объ­ек­та отно­ше­ний. И не про­сто отно­ше­ний, а с уче­том ком­му­ни­ка­бель­но­сти рас­про­стра­не­ния зна­ний в совре­мен­ном обще­стве, в первую оче­редь эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний с уче­том эти­че­ских норм.

Тра­ди­ци­он­ные зна­ния, как эле­мент био­ло­ги­че­ско­го разнообразия

Меж­ду­на­род­ная кон­вен­ция „О био­ло­ги­че­ском раз­но­об­ра­зии” преду­смат­ри­ва­ет, что каж­дая сто­ро­на, ее при­няв­шая, опре­де­ля­ет ком­по­нен­ты био­ло­ги­че­ско­го раз­но­об­ра­зия, име­ю­щие важ­ное зна­че­ние для его сохра­не­ния и устой­чи­во­го исполь­зо­ва­ния, с уче­том ори­ен­ти­ро­воч­но­го переч­ня кате­го­рий — видов и сообществ:
— нахо­дя­щи­е­ся в опасности;
— пред­став­ля­ю­щие собой дикие род­ствен­ные виды одо­маш­нен­ных или куль­ти­ви­ру­е­мых видов;
— име­ю­щие меди­цин­скую (здесь и далее кур­сив авт.), сель­ско­хо­зяй­ствен­ную или иную эко­но­ми­че­скую ценность;
— или име­ю­щие соци­аль­ное, науч­ное или куль­тур­ное значение.

В насто­я­щее вре­мя оте­че­ствен­ное зако­но­да­тель­ство предо­став­ля­ет пра­во­вую охра­ну в пре­де­лах опре­де­лен­ных обще­ствен­но-гео­гра­фи­че­ских ком­плек­сов, таких как наци­о­наль­но-куль­тур­ные авто­но­мии (далее НКА) и тер­ри­то­рии тра­ди­ци­он­но­го при­ро­до­поль­зо­ва­ния корен­ных мало­чис­лен­ных наро­дов Севе­ра, Сиби­ри и Даль­не­го Восто­ка Рос­сий­ской Феде­ра­ции ( далее ТТП).

НКА опре­де­ле­ны Феде­раль­ным зако­ном от 17 июня 1996 года № 74-ФЗ „О наци­о­наль­но-куль­тур­ной авто­но­мии” как фор­мы наци­о­наль­но — куль­тур­но­го само­опре­де­ле­ния, пред­став­ля­ю­щие собой обще­ствен­ное объ­еди­не­ние граж­дан Рос­сий­ской Феде­ра­ции, отно­ся­щих себя к опре­де­лен­ным этни­че­ским общ­но­стям, на осно­ве их доб­ро­воль­ной само­ор­га­ни­за­ции в целях само­сто­я­тель­но­го реше­ния вопро­сов сохра­не­ния само­быт­но­сти, раз­ви­тия язы­ка, обра­зо­ва­ния, наци­о­наль­ной культуры.

ТТП опре­де­ле­ны Феде­раль­ным зако­ном от 7 мая 2001 года № 49-ФЗ „О тер­ри­то­ри­ях тра­ди­ци­он­но­го при­ро­до­поль­зо­ва­ния корен­ных мало­чис­лен­ных наро­дов Севе­ра, Сиби­ри и Даль­не­го Восто­ка Рос­сий­ской Феде­ра­ции” как осо­бо охра­ня­е­мым при­род­ным тер­ри­то­ри­ям, обра­зо­ван­ным для веде­ния тра­ди­ци­он­но­го при­ро­до­поль­зо­ва­ния и тра­ди­ци­он­но­го обра­за жиз­ни корен­ны­ми мало­чис­лен­ны­ми наро­да­ми Севе­ра, Сиби­ри и Даль­не­го Восто­ка Рос­сий­ской Федерации.

Ука­зан­ны­ми зако­на­ми НКА и ТТП предо­став­лен ряд прав.
Так, напри­мер, НКА полу­чи­ли пра­во на тер­ри­то­ри­аль­ное обособ­ле­ние (без ста­ту­са субъ­ек­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции) — быть мест­ны­ми (город­ски­ми, рай­он­ны­ми, посел­ко­вы­ми, сель­ски­ми), реги­о­наль­ны­ми, феде­раль­ны­ми. Они полу­чи­ли пра­во сле­до­вать наци­о­наль­ным тра­ди­ци­ям и обы­ча­ям, воз­рож­дать и раз­ви­вать худо­же­ствен­ные народ­ные про­мыс­лы и ремес­ла. Кро­ме того, НКА могут обла­дать пра­вом соб­ствен­но­сти в соот­вет­ствии с зако­но­да­тель­ством Рос­сий­ской Феде­ра­ции и вести финан­си­ро­ва­ние дея­тель­но­сти, свя­зан­ной с реа­ли­за­ци­ей прав наци­о­наль­но-куль­тур­ной авто­но­мии, осу­ществ­ля­е­мой за счет раз­лич­ных средств, в том числе:

  • наци­о­наль­но-куль­тур­ных авто­но­мий, их учре­жде­ний и орга­ни­за­ций, част­ных лиц;
  • феде­раль­но­го бюд­же­та, бюд­же­тов субъ­ек­тов Рос­сий­ской Феде­ра­ции, мест­ных бюджетов.

В этих целях могут фор­ми­ро­вать­ся спе­ци­аль­ные феде­раль­ные, реги­о­наль­ные и мест­ные фонды.
Зако­ном о ТТП уста­нов­ле­ны кри­те­рии отне­се­ния к ним опре­де­лен­ных тер­ри­то­рий, таких как осо­бо охра­ня­е­мые при­род­ные тер­ри­то­рии феде­раль­но­го, реги­о­наль­но­го и мест­но­го зна­че­ния, с уче­том осо­бен­но­стей пра­во­во­го режи­ма тер­ри­то­рий. Закон так­же регу­ли­ру­ет отно­ше­ния в обла­сти обра­зо­ва­ния, охра­ны и исполь­зо­ва­ния тер­ри­то­рий тра­ди­ци­он­но­го при­ро­до­поль­зо­ва­ния для веде­ния на этих тер­ри­то­ри­ях тра­ди­ци­он­но­го при­ро­до­поль­зо­ва­ния и тра­ди­ци­он­но­го обра­за жиз­ни лица­ми, отно­ся­щи­ми­ся к мало­чис­лен­ным наро­дам, и общи­на­ми мало­чис­лен­ных наро­дов, а так­же лица­ми, не отно­ся­щи­ми­ся к мало­чис­лен­ным наро­дам, но посто­ян­но про­жи­ва­ю­щи­ми в местах их тра­ди­ци­он­но­го про­жи­ва­ния и тра­ди­ци­он­ной хозяй­ствен­ной дея­тель­но­сти, веду­щи­ми такие же, как и мало­чис­лен­ные наро­ды, тра­ди­ци­он­ное при­ро­до­поль­зо­ва­ние и тра­ди­ци­он­ный образ жизни.

Обы­чаи корен­ных мало­чис­лен­ных наро­дов Севе­ра, Сиби­ри и Даль­не­го Восто­ка Рос­сий­ской Феде­ра­ции закон опре­де­ля­ет как тра­ди­ци­он­но сло­жив­ши­е­ся и широ­ко при­ме­ня­е­мые пра­ви­ла веде­ния тра­ди­ци­он­но­го при­ро­до­поль­зо­ва­ния и тра­ди­ци­он­но­го обра­за жизни.
Основ­ны­ми целя­ми зако­на являются:

  • защи­та искон­ной сре­ды оби­та­ния и тра­ди­ци­он­но­го обра­за жиз­ни мало­чис­лен­ных народов;
  • сохра­не­ние и раз­ви­тие само­быт­ной куль­ту­ры мало­чис­лен­ных народов.

Таким обра­зом в насто­я­щее время:
а) име­ет­ся пра­во­вая осно­ва для обособ­ле­ния опре­де­лен­ных групп насе­ле­ния (по куль­тур­ным, соци­аль­ным и/или тер­ри­то­ри­аль­ным при­зна­кам), спо­соб­ных быть носи­те­ля­ми тра­ди­ци­он­ных знаний;
б) эти груп­пы наде­ле­ны пра­ва­ми субъ­ек­тов граж­дан­ско-пра­во­во­го оборота;
в) народ­ная меди­ци­на, как эле­мент куль­ту­ры, тра­ди­ци­он­ных зна­ний и тра­ди­ци­он­но­го обра­за жиз­ни может являть­ся объ­ек­том пра­во­вой охра­ны и граж­дан­ско-пра­во­во­го обо­ро­та для НКА и ТТП.
Какие же кон­цеп­ции могут быть рас­смот­ре­ны в каче­стве пре­тен­ден­тов на пра­во­вую охра­ну тра­ди­ци­он­ных зна­ний, в общем, и народ­ной меди­ци­ны в частности?

Тра­ди­ци­он­ные зна­ния, как интел­лек­ту­аль­ная собственность

Пер­вой из них явля­ет­ся интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность — инсти­тут прав на резуль­та­ты твор­че­ской и интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти. Опре­де­ле­ние интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти дано в ста­тье 2 Кон­вен­ции, учре­жда­ю­щей Все­мир­ную орга­ни­за­цию интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти (ВОИС), под­пи­сан­ной в Сток­голь­ме 14 июля 1967 года:
“интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность” вклю­ча­ет пра­ва, отно­ся­щи­е­ся к:

  • лите­ра­тур­ным, худо­же­ствен­ным и науч­ным произведениям,
  • испол­ни­тель­ской дея­тель­но­сти арти­стов, зву­ко­за­пи­си, радио- и теле­ви­зи­он­ным передачам,
  • изоб­ре­те­ни­ям во всех обла­стях чело­ве­че­ской деятельности,
  • науч­ным открытиям,
  • про­мыш­лен­ным образцам,
  • товар­ным зна­кам, зна­кам обслу­жи­ва­ния, фир­мен­ным наиме­но­ва­ни­ям и ком­мер­че­ским обозначениям,
  • защи­те про­тив недоб­ро­со­вест­ной кон­ку­рен­ции, а так­же все дру­гие права,
  • отно­ся­щи­е­ся к интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти в про­из­вод­ствен­ной, науч­ной, лите­ра­тур­ной и худо­же­ствен­ной областях.

В общей фор­ме кон­струк­ция пра­во­во­го акта, регу­ли­ру­ю­ще­го отно­ше­ние прав интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, содер­жит нормы:

  • об объ­ек­тах охраны,
  • о лицах поль­зу­ю­щих­ся этой охраной;
  • о пра­вах, кото­ры­ми наде­ля­ют­ся эти лица;
  • о воз­мож­но­сти огра­ни­че­ния этих прав (сво­бод­ное поль­зо­ва­ние, лицен­зия в силу зако­на или обя­за­тель­ная лицензия);
  • о воз­мож­но­сти пол­ной или частич­ной пере­да­чи этих прав дру­гим лицам в силу договора;
  • о сро­ке охраны;
  • о санк­ци­ях за нару­ше­ние прав и о сфе­ре дей­ствия закона.

Инсти­тут интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти не допус­ка­ет одно­вре­мен­ной охра­ны одно­го и того же резуль­та­та интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти в каче­стве раз­ных видов объ­ек­тов: либо это объ­ект автор­ско­го пра­ва, либо объ­ект патент­но­го пра­ва и т. д. Тем не менее, на прак­ти­ке дей­ству­ют нор­мы, изло­жен­ные в раз­лич­ных зако­нах отно­си­тель­но пра­во­вой охра­ны одно­го и того же объ­ек­та интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти. Напри­мер, закон об автор­ском пра­ве и Закон о товар­ных зна­ках дают рав­но­прав­ную защи­ту на один и тот же объ­ект — название.

Момент воз­ник­но­ве­ния исклю­чи­тель­но­го пра­ва определяется:

  • созда­ни­ем (при­ме­ни­тель­но к объ­ек­там автор­ско­го права);
  • реги­стра­ци­ей (для объ­ек­тов патент­но­го права);
  • момен­том нача­ла их исполь­зо­ва­ния (фир­мен­ное наименование)

Обла­да­тель пра­ва интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти исполь­зу­ет их огра­ни­чен­ное вре­мя, опре­де­ля­е­мое сро­ком охра­ны, но может и до их исте­че­ния доб­ро­воль­но пере­дать свой объ­ект в соб­ствен­ность обще­ства, сде­лать его обще­ствен­ным достоянием.
„Обще­ствен­ное досто­я­ние” — это ком­плекс­ный пра­во­вой ре жим, вклю­ча­ю­щий эле­мен­ты как исклю­чи­тель­ных прав, так и пра­ва пуб­лич­ной соб­ствен­но­сти. Такой режим предо­став­ля­ет любо­му лицу пра­во сво­бод­но исполь­зо­вать объ­ект, пере­шед­ший в этот режим, без выпла­ты воз­на­граж­де­ния. Обще­ствен­ным досто­я­ни­ем ста­но­вят­ся либо объ­ект, срок охра­ны иму­ще­ствен­ных прав, на кото­рые истек, либо объ­ект, кото­рым пра­во­вая охра­на нико­гда не предо­став­ля­лась на тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Федерации.
Кто же реа­ли­зу­ет функ­ции управ­ле­ния и рас­по­ря­же­ния „обще­ствен­ным достоянием”?

Таким лицом, веро­ят­но, может быть госу­дар­ство (Рос­сий­ская Феде­ра­ция, субъ­ек­ты Рос­сий­ской Феде­ра­ции: рес­пуб­ли­ки, края, обла­сти, горо­да феде­раль­но­го зна­че­ния, авто­ном­ная область, авто­ном­ные окру­га), муни­ци­паль­ные обра­зо­ва­ния (горо­да, сель­ские посе­ле­ния), а так­же дру­гие обра­зо­ва­ния, к кото­рым мож­но отне­сти НАК и ТТП.

Если субъ­ек­том управ­ле­ния и рас­по­ря­же­ния явля­ет­ся госу­дар­ство, то мож­но эту ситу­а­цию выде­лить как досто­я­ние госу­дар­ства. Досто­я­ни­ем госу­дар­ства могут быть объ­яв­ле­ны либо объ­ек­ты, на кото­рые срок дей­ствия пра­ва истек, либо при­ну­ди­тель­но выкуп­лен­ные, либо пере­ве­ден­ные в этот ста­тус нор­ма­тив­ным актом. Но, иму­ще­ствен­ные пра­ва на объ­ек­ты, объ­яв­лен­ные досто­я­ни­ем госу­дар­ства, долж­ны, быть частью его иму­ще­ства, кото­рым оно обла­да­ет. Этот режим не может быть бессрочным.

Поня­тия „Госу­дар­ствен­ное иму­ще­ство” и „госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти” отли­ча­ют­ся. Госу­дар­ствен­ная соб­ствен­ность осу­ществ­ля­ет­ся извест­ной три­а­дой „вла­де­ние, поль­зо­ва­ние, рас­по­ря­же­ние”. А госу­дар­ствен­ное иму­ще­ство содер­жит круг пра­во­мо­чий совер­ше­ния всех воз­мож­ных дей­ствий по осу­ществ­ле­нию прав и при объ­яв­ле­нии объ­ек­та автор­ско­го пра­ва досто­я­ни­ем госу­дар­ства поря­док и усло­вия его исполь­зо­ва­ния уста­нав­ли­ва­лись Пра­ви­тель­ством Рос­сий­ской Феде­ра­ции или рес­пуб­ли­ки, вхо­дя­щей в ее состав, т. е. име­ет­ся при­знак пра­во­во­го режи­ма пуб­лич­ной собственности.

Под „обще­ствен­ным досто­я­ни­ем” пони­ма­ет­ся такой; пра­во­вой режим, при кото­ром „про­из­ве­де­ния, пере­шед­шие в обще­ствен­ное досто­я­ние, могут сво­бод­но исполь­зо­вать­ся любым лицом без выпла­ты автор­ско­го воз­на­граж­де­ния”. Это основ­ное отли­чие от режи­ма „досто­я­ния госу­дар­ства”. Госу­дар­ство не обла­да­ет иму­ще­ствен­ны­ми пра­ва­ми на объ­ек­ты интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, пере­шед­шие в обще­ствен­ное досто­я­ние. Основ­ной его функ­ци­ей явля­ет­ся гаран­ти­ро­ва­ние усло­вий для досту­па каж­до­го граж­да­ни­на к куль­тур­ным цен­но­стям. П. 2 ст. 44 Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции гаран­ти­ру­ет пра­во каж­до­го „…на уча­стие в куль­тур­ной жиз­ни и …, на доступ к куль­тур­ным цен­но­стям”. Инсти­тут обще­ствен­но­го досто­я­ния как раз и обес­пе­чи­ва­ет такую возможность.

Основ­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми режи­ма „обще­ствен­но­го досто­я­ния” являются:

  • сво­бод­ное исполь­зо­ва­ние про­из­ве­де­ния любым лицом без выпла­ты автор­ско­го вознаграждения;
  • тре­бо­ва­ние соблю­де­ния пра­ва автор­ства, пра­ва на имя и пра­ва на защи­ту репу­та­ции автора;
  • воз­мож­ность уста­нов­ле­ния Пра­ви­тель­ством РФ спе­ци­аль­ных выплат за исполь­зо­ва­ние на тер­ри­то­рии Рос­сии объ­ек­тов автор­ско­го пра­ва, пере­шед­ших в обще­ствен­ное достояние;
  • бес­сроч­ный характер.

Для исполь­зо­ва­ния режи­ма „обще­ствен­но­го досто­я­ния”, при вве­де­нии под него объ­ек­тов интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, суще­ству­ют опре­де­лен­ные пре­пят­ствия. Они заклю­ча­ют­ся в том, что бес­сроч­ность режи­ма исклю­ча­ет воз­мож­ность отне­се­ния его к исклю­чи­тель­ным пра­вам. Сроч­ный харак­тер пра­ва явля­ет­ся основ­ным усло­ви­ем рас­про­стра­не­ния исклю­чи­тель­ных прав на объ­ек­ты интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти. В этом заклю­ча­ет­ся невоз­мож­ность исполь­зо­ва­ния инсти­ту­та интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти для пра­во­вой охра­ны тра­ди­ци­он­ных зна­ний. Его исполь­зо­ва­ние может быть вве­де­но толь­ко при исполь­зо­ва­нии изъ­я­тия ука­зан­ной нор­мы для тра­ди­ци­он­ных зна­ний, кото­рые явля­ют­ся обще­на­род­ны­ми и не име­ю­щи­ми авторства.

Обще­на­род­ное, или обще­на­ци­о­наль­ное, досто­я­ние — это досто­я­ние наро­дов Рос­сий­ской Феде­ра­ции, струк­ту­ри­ро­ван­ных, поми­мо систе­мы феде­раль­но­го устрой­ства и по иным кри­те­ри­ям — обще­ствен­ным, про­фес­си­о­наль­ным, куль­тур­ным и дру­гим при­зна­кам. Для них не может быть уста­нов­ле­но иму­ще­ствен­ных прав на объ­ек­ты интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, а могут быть реа­ли­зо­ва­ны лишь пра­во­мо­чия по исполь­зо­ва­нию их отдель­ны­ми кол­лек­ти­ва­ми. Так п. 3 ст. 28 Зако­на „Об автор­ском пра­ве и смеж­ных пра­вах” поз­во­ля­ет вво­дить спе­ци­аль­ные отчис­ле­ния за исполь­зо­ва­ние объ­ек­тов обще­ствен­но­го достояния.

Эти отчис­ле­ния выпла­чи­ва­ют­ся в про­фес­си­о­наль­ные фон­ды авто­ров, а так­же орга­ни­за­ци­ям по кол­лек­тив­но­му управ­ле­нию иму­ще­ствен­ны­ми пра­ва­ми, кото­рые могут быть обра­зо­ва­ны АКТ и ТТП. Таки­ми субъ­ек­та­ми могут быть и упо­мя­ну­тые выше фон­ды НКА.

Необ­хо­ди­мость пра­во­вой охра­ны обще­ствен­но­го досто­я­ния вызва­на так­же тем, что, напри­мер, тра­ди­ци­он­ное меди­цин­ское зна­ние корен­ных народ­но­стей во всем мире игра­ет важ­ную роль в опре­де­ле­нии био­ло­ги­че­ских ресур­сов, достой­ных ком­мер­че­ской эксплуатации.

Так, жела­ние фар­ма­цев­ти­че­ских ком­па­ний най­ти есте­ствен­ные источ­ни­ки лекар­ствен­ных средств (и тем самым сокра­тить рас­хо­ды на иссле­до­ва­ния) озна­ме­но­ва­лось их уси­лен­ным инте­ре­сом к при род­ным источникам.
Один харак­тер­ный при­мер. В 1991, транс­на­ци­о­наль­ная фар­ма­цев­ти­че­ская ком­па­ния Merck, полу­чи­ла по дого­во­ру с одной из обще­ствен­ный орга­ни­за­ций Коста-Рики 10000 образ­цов рас­те­ний. Образ­цы были снаб­же­ны инфор­ма­ци­ей об их тра­ди­ци­он­ном исполь­зо­ва­нии. Merck запла­ти­ла за это 1,35 мил­ли­о­нов дол­ла­ров и согла­си­лась опла­чи­вать лицен­зи­он­ный пла­теж от исполь­зо­ва­ния раз­ра­бо­тан­ных лекар­ствен­ных форм в раз­ме­ре 2–3 %. В насто­я­щее вре­мя ком­па­ния выпу­сти­ла на рынок три новых лекар­ства, осно­ван­ных на полу­чен­ных зна­ни­ях и полу­ча­ет при­быль по 1 мил­ли­ар­ду дол­ла­ров США за каж­дое. Таким обра­зом, стра­на полу­чи­ла 20–30 мил­ли­о­нов дол­ла­ров от лицен­зи­он­ных платежей.
Это один из ярких при­ме­ров ком­мер­че­ской цен­но­сти, кото­рую фар­ма­цев­ти­че­ская про­мыш­лен­ность инве­сти­ру­ет в „мест­ную интел­лек­ту­аль­ную соб­ствен­ность”. В 1995 оце­нен­ная рыноч­ная цен­ность фар­ма­цев­ти­че­ских про­из­вод­ных от тра­ди­ци­он­ной меди­ци­ны (фар­ма­ко­ло­гии) по все­му миру оце­ни­ва­ет­ся Все­мир­ной Орга­ни­за­ци­ей Интел­лек­ту­аль­ной Соб­ствен­но­сти в сум­му 43 мил­ли­ар­да дол­ла­ров США.

Одна­ко тра­ди­ци­он­ное пра­во интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти не преду­смат­ри­ва­ет обя­за­тельств ком­па­ний, кото­рые исполь­зу­ют тра­ди­ци­он­ное меди­цин­ское зна­ние корен­ных наро­дов по ком­пен­са­ции при ком­мер­че­ском исполь­зо­ва­нии тра­ди­ци­он­ных зна­ний. Пра­во­вой режим „обще­ствен­ное досто­я­ние” в дан­ном слу­чае явля­ет­ся свое­об­раз­ным „табу” на такие действия.

В состав объ­ек­тов, состав­ля­ю­щих обще­на­род­ное досто­я­ние кро­ме объ­ек­тов, име­ю­щих авто­ра, вхо­дят объ­ек­ты, создан­ные твор­че­ским тру­дом поко­ле­ний, к чис­лу кото­рых отно­сят­ся и мето­ды на род­ной меди­ци­ны. В дан­ном слу­чае пра­во­вую охра­ну мож­но реа­ли­зо­вать так­же и пра­вом на имя (напри­мер, пра­во на метод, име­ю­щий вполне опре­де­лен­ное назва­ние, под кото­рым он изве­стен), а не пра­во назы­вать­ся автором.

Еще одна осо­бен­ность заклю­ча­ет­ся в том, что име­ет­ся и дру­гой, общий для всех видов, слу­чай сво­бод­но­го исполь­зо­ва­ния — это исполь­зо­ва­ние в лич­ных целях.
Потен­ци­аль­ная при­вле­ка­тель­ность исполь­зо­ва­ния инсти­ту­та интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, как пра­во­во­го инстру­мен­та охра­ны тра­ди­ци­он­ных зна­ний, заклю­ча­ет­ся в том, что интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность явля­ет­ся объ­ек­том граж­дан­ских отношений.

Как объ­ект граж­дан­ских прав интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность явля­ет­ся обо­ро­то­спо­соб­ной через исклю­чи­тель­ные пра­ва, исчер­пы­ва­ю­щий пере­чень кото­рых и их объ­ем опре­де­ля­ет­ся спе­ци­аль­ны­ми зако­на­ми. Как пра­ви­ло, такие зако­ны при­ни­ма­ют­ся для охра­но­спо­соб­ных резуль­та­тов интел­лек­ту­аль­ной деятельности.

Охра­на интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти в Рос­сии гаран­ти­ру­ет­ся нор­ма­ми ст. 44 Кон­сти­ту­ции, а пра­во­вое регу­ли­ро­ва­ние вхо­дит в сфе­ру исклю­чи­тель­ной ком­пе­тен­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции (п. „о” ст. 71 Кон­сти­ту­ции). Регу­ли­ро­ва­ние отно­ше­ний, воз­ни­ка­ю­щих при созда­нии, пра­во­вой охране и исполь­зо­ва­нии опре­де­ля­ет­ся спе­ци­аль­ны­ми зако­на­ми, кото­рые кро­ме пере­чис­лен­но­го уста­нав­ли­ва­ют так­же сро­ки дей­ствия этих прав.

Сво­бод­ное исполь­зо­ва­ние охра­ня­е­мых резуль­та­тов интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти допус­ка­ет­ся в стро­го огра­ни­чен­ных зако­ном слу­ча­ях и в соот­вет­ствии с уста­нов­лен­ны­ми для каж­до­го слу­чая условиями.
Исклю­чи­тель­ные пра­ва защи­ща­ют­ся нор­ма­ми граж­дан­ско­го, адми­ни­стра­тив­но­го и уго­лов­но­го законодательства.

Если при­нять кон­цеп­цию пра­во­вой охра­ны тра­ди­ци­он­ных зна­ний как интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, то для них тре­бу­ет­ся уста­нов­ле­ние пра­во­во­го регулирования:

  • пра­ва авторства;
  • соб­ствен­но­сти;
  • отчуж­де­ния и использования.

Автор­ство в тра­ди­ци­он­ных зна­ни­ях отсут­ству­ет. Его экви­ва­лен­том может слу­жить „ини­ци­и­ро­ва­ние”, т.е. на опре­де­ле­ние народ­но­сти, НКА, ТТП, где такое зна­ние созда­но и культивируется.

Тер­мин „соб­ствен­ность” может быть рав­но­зна­чен „при­над­леж­но­сти” (напри­мер какой-либо народ­но­сти, рас­про­стра­не­нию на какой-либо территории).
„Отчуж­де­ние” про­ти­во­ре­чит кон­цеп­ции неиз­мен­но­сти ком­му­наль­ной (или обще­ствен­ной) соб­ствен­но­сти. В слу­чае интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти экви­ва­лен­ту отчуж­де­ния соот­вет­ству­ет „уступ­ка”, но для нее суще­ству­ет и дру­гой спо­соб „пере­да­ча на огра­ни­чен­ный срок”. Сле­ду­ет учесть так­же, что исполь­зо­ва­ние тра­ди­ци­он­ных зна­ний зача­стую под­чи­не­но тра­ди­ци­он­ным куль­тур­ным огра­ни­че­ни­ям или табу, соблю­де­ние кото­рых может являть­ся обя­за­тель­ным усло­ви­ем дого­во­ра передачи.

В насто­я­щее вре­мя про­ис­хо­дит гло­ба­ли­за­ция зна­ний, содей­ству­ю­щих про­дви­же­нию тех­но­ло­ги­че­ских нов­шеств и она долж­на при­не­сти поль­зу всем воз­мож­ным вла­дель­цам или поль­зо­ва­те­лям тех­но­ло­гии, неза­ви­си­мо от их спе­ци­фи­че­ских харак­те­ри­стик. Это в пол­ной мере отно­сит­ся и к народ­ной медицине.

Но зна­ния испы­ты­ва­ют дефи­цит идей, управ­ля­ю­щих созда­ни­ем новых тех­но­ло­гий и посто­ян­но идет поиск новых источ­ни­ков. Одним из источ­ни­ков явля­ют­ся народ­ные зна­ния, куль­ти­ви­ру­е­мые в мест­ных общи­нах. Ино­гда воз­ни­ка­ет вопрос: „Поче­му необ­хо­ди­мо предо­став­лять защи­ту „при­ми­тив­ным” объ­ек­там, когда нау­ка и тех­ни­ка достиг­ли зна­чи­тель­но­го уров­ня раз­ви­тия?”. Ответ прост — это зна­ния, полу­чен­ные и исполь­зу­е­мые без при­ме­не­ния науч­ных мето­дов, кото­рые спо­соб­ны решать про­бле­мы, не нашед­шие сво­е­го реше­ния в совре­мен­ном мире.

Какие вари­ан­ты исполь­зо­ва­ния тра­ди­ци­он­ных зна­ний реа­ли­зу­ют­ся при при­ня­тии в каче­стве пра­во­вой охра­ны инсти­ту­та интел­лек­ту­аль­ной собственности?

Во-пер­вых, это пере­да­ча тра­ди­ци­он­ных зна­ний на лицен­зи­он­ной осно­ве. В этом слу­чае лицен­зия нала­га­ет обя­за­тель­ство про­из­ве­сти опла­ту лицу, выда­ю­ще­му ее, (НКА, сооб­ще­ству или дру­го­му лицу, или пред­ста­ви­тель­ско­му учре­жде­нию) вся­кий раз, когда зна­ние, выра­же­ние тра­ди­ци­он­ной или мест­ной куль­ту­ры нахо­дит ком­мер­че­ское при­ме­не­ние. Общи­ны, кото­рые явля­ют­ся про­из­во­ди­те­ля­ми и сохра­ни­те­ля­ми выра­же­ния куль­ту­ры, не явля­ясь физи­че­ски­ми или юри­ди­че­ски­ми лица­ми, как это при­ня­то пра­вом про­мыш­лен­ной соб­ствен­но­сти, полу­чат пра­во пре­пят­ство­вать дру­гим лицам исполь­зо­ва­ние или экс­плу­а­та­цию сво­их зна­ний без ком­пен­са­ции или вознаграждения.

Во-вто­рых, это воз­мож­ность пре­пят­ство­вать недоб­ро­со­вест­ной кон­ку­рен­ции. В этом слу­чае необ­хо­ди­мо при­ня­тие зако­но­да­тель­ных норм, соглас­но кото­рым мар­ке­тинг выра­же­ний тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ры без пред­ва­ри­тель­но­го согла­сия с их носи­те­ля­ми рас­смат­ри­вал­ся несправедливым.

В‑третьих, это необос­но­ван­ное обо­га­ще­ние. Эта кон­цеп­ция при меня­ет­ся в слу­ча­ях, когда один субъ­ект отно­ше­ний ненад­ле­жа­щим обра­зом обо­га­щен за счет дру­го­го, и когда пер­вый обя­зан воз­ме­стить убы­ток послед­не­му, в пре­де­лах его соб­ствен­но­го обо­га­ще­ния и обни­ща­ния другой.

В насто­я­щее вре­мя не выра­бо­та­но еди­ных норм и под­хо­дов. Каж­дое госу­дар­ство стре­мит­ся уре­гу­ли­ро­вать зако­но­да­тель­ство о тра­ди­ци­он­ных зна­ни­ях, нов­ше­ствах и мето­дах общин и корен­ных наро­дов с точ­ки зре­ния наци­о­наль­ных инте­ре­сов. Основ­ной недо­ста­ток исполь­зо­ва­ния инсти­ту­та интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти — невоз­мож­ность чет­ко­го опре­де­ле­ния соста­ва мест­ных общин и раз­ви­тия систем для кон­тро­ля исполь­зо­ва­ния их зна­ний соглас­но кри­те­ри­ям, при­ме­ни­мым к пред­ме­ту, кото­рый будет защи­щен, а так­же про­цес­су­аль­ных про­це­дур судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства. Так­же труд­но реа­ли­зо­вать на прак­ти­ке систе­му, кото­рая долж­на осу­ществ­лять кон­троль над рас­пре­де­ле­ни­ем при­бы­ли от полу­че­ния любо­го прак­ти­че­ско­го, ком­мер­че­ско­го или инду­стри­аль­но­го резуль­та­та, осно­ван­но­го на интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти мест­ных общин.

Реаль­но таки­ми пра­ва­ми могут быть наде­ле­ны толь­ко груп­пы физи­че­ских лиц, ком­пакт­но, обособ­лен­но про­жи­ва­ю­щие на опре­де­лен­ной тер­ри­то­рии. По ука­зан­но­му пути пошли, Австра­лия, ряд стран Афри­ки, цен­траль­ной и южной Аме­ри­ки, юго-восточ­ной Азии.
А как быть с тра­ди­ци­он­ны­ми зна­ни­я­ми, кото­рые на тер­ри­то­рии Рос­сии мож­но встре­тить бук­валь­но в каж­дом рай­оне, горо­де, деревне? Если отно­си­тель­но реме­сел вопрос как-то регу­ли­ру­ет­ся зако­но­да­тель­ством, то опре­де­лить аре­ал рас­про­стра­не­ния тех или иных мето­дов народ­ной меди­ци­ны в Рос­сии зача­стую не пред­став­ля­ет­ся возможным.

В этом слу­чае, веро­ят­но, мож­но исполь­зо­вать опыт Индии, где создан госу­дар­ствен­ный реестр тра­ди­ци­он­ных знаний.
Тра­ди­ци­он­ные зна­ния в обла­сти народ­ной меди­ци­ны в Рос­сии (кро­ме НКА и ТТП) „раз­мы­ты”. На ее тер­ри­то­рии, пожа­луй, мож­но отме­тить суще­ство­ва­ние толь­ко одной тра­ди­ци­он­ная наци­о­наль­ная систе­ма — тибет­ской, мето­ды кото­рой исполь­зу­ют­ся в Буря­тии и Кал­мы­кии, где есть про­фес­си­о­наль­ные эмчи-ламы, полу­чив­шие спе­ци­аль­ное образование.

Рос­сия — мно­го­на­ци­о­наль­ное госу­дар­ство, и в про­цес­се исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия каж­до­го этно­са, ее состав­ля­ю­ще­го, выра­ба­ты­ва­ют­ся свои под­хо­ды к сохра­не­нию наци­о­наль­ных групп, в том чис­ле через оздо­ро­ви­тель­ные меро­при­я­тия, бази­ру­ю­щи­е­ся на осо­бен­но­стях усло­вий при­ро­ды, пита­ния, быта дан­ной наци­о­наль­ной груп­пы. В насто­я­щее вре­мя мно­гие наци­о­наль­ные оздо­ро­ви­тель­ные систе­мы не явля­ют­ся при­над­леж­но­стью толь­ко корен­но­го насе­ле­ния, они вклю­че­ны в про­цесс оздо­ров­ле­ния всех людей, живу­щих в этой местности.

При­ме­не­ние инсти­ту­та интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти для исполь­зо­ва­ния тра­ди­ци­он­ных зна­ний, нов­шеств и мето­дов долж­но в первую оче­редь обес­пе­чить их сохра­не­ние и защи­ту, обес­пе­чить спра­вед­ли­вое и рав­но­прав­ное рас­пре­де­ле­ние выгод, кото­рые мож­но полу­чить от исполь­зо­ва­ния этих знаний.
В каче­стве объ­ек­тов инсти­ту­та интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти высту­па­ют объ­ек­ты автор­ско­го пра­ва и патент­но­го пра­ва. Автор­ское пра­во предо­став­ля­ет пра­во­вую охра­ну толь­ко фор­ме выра­же­ния, а не суще­ству зна­ний, содержанию.

Содер­жа­ние охра­ня­ет патент­ное зако­но­да­тель­ство, или зако­но­да­тель­ство о про­мыш­лен­ной собственности.
Но обос­но­вать охра­ну тра­ди­ци­он­ных зна­ний как про­мыш­лен­ную соб­ствен­ность не про­сто, ино­гда даже невоз­мож­но. Что­бы быть патен­то­спо­соб­ным, изоб­ре­те­ние (спо­соб, метод, объ­ект) долж­но обла­дать свой­ством абсо­лют­ной новиз­ны. Новиз­на же все­гда оце­ни­ва­ет­ся по отно­ше­нию к уже име­ю­щим­ся зна­ни­ям. Про­бле­ма с патен­то­ва­ни­ем мето­дов, исполь­зу­е­мых мест­ны­ми народ­но­стя­ми отно­си­тель­но тра­ди­ци­он­ных меди­цин­ских средств, состо­ит в том, что прак­ти­ка исполь­зо­ва­ния рас­ти­тель­но­го мира носит харак­тер этно­бо­та­ни­че­ско­го и этно­фар­ма­ко­ло­ги­че­ско­го, т.е. уже извест­но­го. Дру­гое пре­пят­ствие опре­де­ле­ния вкла­да корен­ных народ­но­стей в раз витии новых лекарств, явля­ет­ся про­бле­ма „соав­тор­ства”. Патент­ное пра­во тре­бу­ет, что­бы каж­дый из соав­то­ров-изоб­ре­та­те­лей внес вклад в изоб­ре­та­тель­ную концепцию.

Пра­во­вая охра­на тра­ди­ци­он­ных зна­ний инфор­ма­ци­он­ным законодательством

В каче­стве вто­ро­го пре­тен­ден­та на пра­во быть систе­мой пра­во вой охра­ны тра­ди­ци­он­ных зна­ний, явля­ет­ся фор­ми­ру­ю­ще­е­ся в насто­я­щее вре­мя инфор­ма­ци­он­ное зако­но­да­тель­ство, в кото­ром не реше­ны пока серьез­ные про­бле­мы в регу­ли­ро­ва­нии отно­ше­ний интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти и инфор­ма­ции. Но как потен­ци­аль­но воз­мож­ная схе­ма она долж­на быть рас­смот­ре­на, посколь­ку в сво­ей осно­ве инфор­ма­ция — это све­де­ния (зна­ния), в том чис­ле тра­ди­ци­он­ные. Более того, имен­но в про­цес­се фор­ми­ро­ва­ния ново­го на прав­ле­ния мож­но зало­жить в него необ­хо­ди­мые нор­мы, харак­тер­ные для регу­ли­ро­ва­ния тра­ди­ци­он­ных зна­ний, как осо­бо­го вида информации.

Инфор­ма­ци­он­ное пра­во пред­став­ля­ет собой систе­му соци­аль­ных норм и отно­ше­ний, охра­ня­е­мых силой госу­дар­ства, воз­ни­ка­ю­щих в сфе­ре про­из­вод­ства, пре­об­ра­зо­ва­ния и потреб­ле­ния све­де­ний о собы­ти­ях, фак­тах, явле­ни­ях, знаниях.
Пред­ме­том пра­во­во­го регу­ли­ро­ва­ния инфор­ма­ци­он­но­го пра­ва явля­ют­ся инфор­ма­ци­он­ные отно­ше­ния, воз­ни­ка­ю­щие при осу­ществ­ле­нии инфор­ма­ци­он­ных процессов.

Инфор­ма­ци­он­ное пра­во реа­ли­зу­ет­ся через систе­му соб­ствен­ных институтов:

  • мас­со­вой информации,
  • доку­мен­ти­ро­ван­ной информации,
  • инфор­ма­ции огра­ни­чен­но­го доступа.

Путем вклю­че­ния в этот пере­чень инсти­ту­та обще­ствен­но­го досто­я­ния тра­ди­ци­он­ные зна­ния могут соста­вить пред­мет инфор­ма­ци­он­ных отношений.
В инфор­ма­ци­он­ной сфе­ре объ­ек­том рас­смот­ре­ния в первую оче­редь явля­ет­ся све­де­ния, кото­рые нахо­дит­ся в граж­дан­ском, адми­ни­стра­тив­ном или ином обще­ствен­ном обо­ро­тах и по пово­ду кото­рых, или в свя­зи с кото­ры­ми воз­ни­ка­ют обще­ствен­ные отно­ше­ния, под­ле­жа­щие регулированию.

Инфор­ма­ция так­же явля­ет­ся объ­ек­том граж­дан­ско-пра­во­вых отно­ше­ний. Для ее вклю­че­ния в обо­рот и для реше­ния вопро­сов так назы­ва­е­мой инфор­ма­ци­он­ной соб­ствен­но­сти необ­хо­ди­мо учесть юри­ди­че­ские свой­ства инфор­ма­ции, такие как:

1) физи­че­ская неот­чуж­да­е­мо­сти инфор­ма­ции (зна­ния неот­чуж­да­е­мы), когда при пере­да­че инфор­ма­ции от одно­го лица к дру­го­му про­це­ду­ра отчуж­де­ния носи­те­ля с инфор­ма­ци­ей долж­на сопро­вож­дать­ся пере­да­чей прав на ее исполь­зо­ва­ние и инфор­ма­ция долж­на пере­да­вать­ся вме­сте с эти­ми правами;

2) обособ­ля­е­мо­сти инфор­ма­ции. При вклю­че­нии в обо­рот инфор­ма­ция все­гда ове­ществ­ля­ет­ся в виде сим­во­лов, зна­ков, волн, вслед­ствие это­го, обособ­ля­ет­ся от ее созда­те­ля и суще­ству­ет отдель­но и неза­ви­си­мо от него;

3) инфор­ма­ци­он­ной вещи (инфор­ма­ци­он­но­го объ­ек­та), осно­ван­ной на дву­един­стве инфор­ма­ции и мате­ри­аль­но­го носителя;

4) тира­жи­ру­е­мо­сти (рас­про­стра­ня­е­мо­сти) инфор­ма­ции. Инфор­ма­ция может тира­жи­ро­вать­ся и рас­про­стра­нять­ся в неогра­ни­чен­ном коли­че­стве экзем­пля­ров без изме­не­ния ее содержания;

5) орга­ни­за­ци­он­ной фор­мы (доку­мент (под­лин­ник, копия), мас­сив (база) дан­ных (доку­мен­тов), биб­лио­те­ка, фонд доку­мен­тов, архив и т.п.). Это свой­ство поз­во­ля­ет отно­сить к инфор­ма­ци­он­ным вещам (инфор­ма­ци­он­ным объ­ек­там) как отдель­ные доку­мен­ты, так и слож­ные орга­ни­за­ци­он­ные инфор­ма­ци­он­ные структуры.
Обмен инфор­ма­ци­ей пред­став­ля­ет собой сфе­ру дея­тель­но­сти, свя­зан­ную с ее созда­ни­ем, рас­про­стра­не­ни­ем, пре­об­ра­зо­ва­ни­ем и потреблением.

Инфор­ма­ци­он­ную сфе­ру мож­но деком­по­зи­ро­вать на пять пред­мет­ных областей:

1) пред­мет­ная область реа­ли­за­ции пра­ва на поиск, полу­че­ние, пере­да­чу и при­ме­не­ние информации;

2) пред­мет­ная область про­из­вод­ства, пере­да­чи и рас­про­стра­не­ния исход­ной и про­из­вод­ной информации;

3) пред­мет­ная область фор­ми­ро­ва­ния инфор­ма­ци­он­ных ресур­сов, под­го­тов­ки инфор­ма­ци­он­ных про­дук­тов, предо­став­ле­ния инфор­ма­ци­он­ных услуг;

Каж­дая пред­мет­ная область вклю­ча­ет в себя непе­ре­се­ка­ю­щи­е­ся мно­же­ства элементов:
а) инфор­ма­ция раз­но­го вида, назна­че­ния, фор­мы представления;
б) инфор­ма­ци­он­ные про­цес­сы про­из­вод­ства и обра­ще­ния информации;
в) субъ­ек­ты — участ­ни­ки и испол­ни­те­ли инфор­ма­ци­он­ных процессов;
г) обще­ствен­ные отно­ше­ния, воз­ни­ка­ю­щие при испол­не­нии инфор­ма­ци­он­ных про­цес­сов — инфор­ма­ци­он­ные отношения.

Одни­ми из важ­ней­ших в инфор­ма­ци­он­ном пра­ве счи­та­ют­ся вопро­сы инфор­ма­ци­он­ной соб­ствен­но­сти, или соб­ствен­но­сти в свя­зи с инфор­ма­ци­ей. Для тра­ди­ци­он­но­го зна­ния, ука­зан­ный аспект может быть в неко­то­рой мере опре­де­лен для НКА.

Основ­ны­ми прин­ци­па­ми пра­во­во­го регу­ли­ро­ва­ния обще­ствен­ных отно­ше­ний в сфе­ре пере­да­чи зна­ний, в том чис­ле и в инфор­ма­ци­он­ной сфе­ре являются:

1. Прин­цип отчуж­де­ния прав на исполь­зо­ва­ние инфор­ма­ции, осно­ван­ный на юри­ди­че­ском свой­стве физи­че­ской неот­чуж­да­е­мо­сти инфор­ма­ции от ее созда­те­ля (обла­да­те­ля). Он заклю­ча­ет­ся как бы в замене про­це­ду­ры отчуж­де­ния инфор­ма­ции на отчуж­де­ние прав на исполь­зо­ва­ние информации.

2. Прин­цип обо­ро­то­спо­соб­но­сти инфор­ма­ции, осно­ван­ный на свой­стве обособ­ля­е­мо­сти и ове­ществ­ля­е­мо­сти инфор­ма­ции. Он заклю­ча­ет­ся в том, что инфор­ма­ция может обра­щать­ся как само­сто­я­тель­ный объ­ект, неза­ви­си­мо от ее созда­те­ля или обладателя.

3. Прин­цип инфор­ма­ци­он­но­го объ­ек­та (инфор­ма­ци­он­ной вещи) осно­ван на свой­стве дву­един­ства инфор­ма­ции и мате­ри­аль­но­го носи­те­ля. Он заклю­ча­ет­ся в том, что на такой объ­ект долж­ны рас­про­стра­нять­ся одно­вре­мен­но и вза­и­мо­свя­за­но два института:

  • интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, защи­ща­ю­ще­го пра­во на инфор­ма­цию на мате­ри­аль­ном носителе;
  • вещ­ной соб­ствен­но­сти, защи­ща­ю­ще­го пра­во соб­ствен­но­сти на мате­ри­аль­ный носи­тель с зафик­си­ро­ван­ной на нем информацией.

4. Прин­цип рас­про­стра­ня­е­мо­сти инфор­ма­ции. Он осно­ван на свой­стве рас­про­стра­няв мости инфор­ма­ции и заклю­ча­ет­ся в том, что одна и та же инфор­ма­ция может одно­вре­мен­но при­над­ле­жать неогра­ни­чен­но­му кру­гу лиц.

5. Прин­цип орга­ни­за­ци­он­ной фор­мы. Он осно­ван на одно­имен­ном свой­стве инфор­ма­ции и заклю­ча­ет­ся в том, что в пра­во­вой систе­ме речь, как пра­ви­ло, долж­на идти не по пово­ду инфор­ма­ции вооб­ще (напри­мер, в фило­соф­ском ее пони­ма­нии), а по пово­ду инфор­ма­ции, пред­став­лен­ной в опре­де­лен­ной орга­ни­за­ци­он­ной фор­ме (доку­мент — ори­ги­нал, под­лин­ник, копия; мас­сив доку­мен­тов; банк дан­ных; биб­лио­те­ка; архив и т.п.).

Посколь­ку инфор­ма­ци­он­ный объ­ект состо­ит из инфор­ма­ции (содер­жа­ние) и мате­ри­аль­но­го носи­те­ля (фор­мы выра­же­ния), то пра­во­мо­чия вла­де­ния, поль­зо­ва­ния и рас­по­ря­же­ния такой слож­ной вещью реа­ли­зу­ют­ся при усло­вии при­ме­не­ния допол­ни­тель­ных — инфор­ма­ци­он­ных пра­во­мо­чий, опре­де­ля­ю­щих поря­док исполь­зо­ва­ния инфор­ма­ции, отоб­ра­жен­ной в этой вещи, на осно­ве юри­ди­че­ских свойств инфор­ма­ции, отме­чен­ных выше. Тра­ди­ци­он­ные зна­ния, как пра­ви­ло, пере­да­ют­ся уст­но, без мате­ри­аль­но­го носи­те­ля. Но в граж­дан­ско-пра­во­вом обо­ро­те они могут участ­во­вать толь­ко как пра­ва на дву­еди­ный объ­ект — инфор­ма­ци­он­ный ресурс.

Инфор­ма­ци­он­ные пра­во­мо­чия опре­де­ля­ют­ся как право:
а) знать содер­жа­ние инфор­ма­ции (вла­де­ние информацией);
б) при­ме­нять инфор­ма­цию в соб­ствен­ной дея­тель­но­сти (поль­зо­ва­ние информацией);
в) тира­жи­ро­вать и рас­про­стра­нять инфор­ма­цию (рас­по­ря­же­ние информацией).
Ука­зан­ные пра­во­мо­чия могут реа­ли­зо­вать три субъекта:
а) про­из­во­ди­тель инфор­ма­ции (обла­да­ет все­ми инфор­ма­ци­он­ны­ми пра­во­мо­чи­я­ми по фак­ту созда­ния информации),
б) обла­да­тель инфор­ма­ции (поль­зо­ва­тель по автор­ско­му пра­ву) — при­об­ре­та­ет инфор­ма­ци­он­ные пра­во­мо­чия напри­мер, по лицен­зи­он­но­му или автор­ско­му договору);
в) потре­би­тель инфор­ма­ции (име­ет толь­ко пра­во знать содер­жа­ние инфор­ма­ции и при­ме­нять в лич­ной дея­тель­но­сти, ему запре­ща­ет­ся рас­про­стра­нять информацию).
Отсю­да сле­ду­ет, что суще­ству­ет толь­ко два вида соб­ствен­ни­ки инфор­ма­ци­он­ных объектов:
а) соб­ствен­ник инфор­ма­ци­он­но­го объ­ек­та — про­из­во­ди­тель или обла­да­тель инфор­ма­ции, отоб­ра­жен­ной в этом инфор­ма­ци­он­ном объекте;
б) соб­ствен­ник инфор­ма­ци­он­но­го объ­ек­та — потре­би­тель инфор­ма­ции, содер­жа­щей­ся в при­об­ре­тен­ном им инфор­ма­ци­он­ном объекте.
Соб­ствен­ни­ки инфор­ма­ци­он­но­го объ­ек­та — про­из­во­ди­тель или обла­да­тель инфор­ма­ции име­ет исклю­чи­тель­ные (для про­из­во­ди­те­ля инфор­ма­ции) или может иметь неис­клю­чи­тель­ные (для обла­да­те­ля инфор­ма­ции) пра­ва на тира­жи­ро­ва­ние и рас­про­стра­не­ние инфор­ма­ции, отоб­ра­жен­ной в этом объекте.

При этом он име­ет все пра­во­мо­чия вещ­но­го соб­ствен­ни­ка по отно­ше­нию к сво­е­му экзем­пля­ру инфор­ма­ци­он­но­го объ­ек­та (ори­ги­на­лу, копии объ­ек­та), т.е. может про­дать, пере­дать, пода­рить, сдать в арен­ду и т.п. этот объект.
Соб­ствен­ник инфор­ма­ци­он­но­го объ­ек­та — потре­би­тель инфор­ма­ции име­ет пра­во толь­ко лишь при­ме­нять в сво­ей дея­тель­но­сти инфор­ма­цию, отоб­ра­жен­ную в этом объ­ек­те, и не име­ет пра­ва вклю­чать ее в граж­дан­ский обо­рот. Он так­же обла­да­ет все­ми вещ­ны­ми пра­ва­ми на закон­но при­об­ре­тен­ный им инфор­ма­ци­он­ный объ­ект и может вклю­чать его в состав сво­е­го имущества.

В инфор­ма­ци­он­ном пра­ве дей­ству­ет спе­ци­фи­че­ский инсти­тут „пра­во знать”, реа­ли­зу­е­мый через пра­во на доступ к откры­той инфор­ма­ции раз­но­го вида и назначения.
Этот инсти­тут реа­ли­зу­ет пра­ва и сво­бо­ды, осу­ществ­ля­е­мые с помо­щью инфор­ма­ци­он­ных про­цес­сов поис­ка, полу­че­ния и при­ме­не­ния инфор­ма­ции. Здесь сосре­до­то­че­ны инфор­ма­ци­он­ные отно­ше­ния, воз­ни­ка­ю­щие при осу­ществ­ле­нии кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва на поиск, полу­че­ние и потреб­ле­ние инфор­ма­ции, пра­ва на обра­зо­ва­ние, пра­ва на уча­стие в куль­тур­ной жиз­ни, на доступ к куль­тур­ным ценностям.

Инфор­ма­ци­он­ные отно­ше­ния это­го вида охва­ты­ва­ют две груп­пы субъектов:

  • потре­би­те­лей инфор­ма­ции (граж­дане, юри­ди­че­ские лица, орга­ны госу­дар­ствен­ной вла­сти, мест­но­го само­управ­ле­ния, обще­ствен­ные орга­ни­за­ции и объ­еди­не­ния). Они явля­ют­ся конеч­ны­ми полу­ча­те­ля­ми инфор­ма­ции, и имен­но они осу­ществ­ля­ют свое пра­во знать содер­жа­ние инфор­ма­ции, полу­чая ее в резуль­та­те поиска.
  • про­из­во­ди­те­ли и рас­про­стра­ни­те­ли откры­той инфор­ма­ции или субъ­ек­ты, кото­рые ее про­из­во­дят в поряд­ке осу­ществ­ле­ния сво­их инфор­ма­ци­он­ных сво­бод, а так­же и те, кото­рые испол­ня­ют обя­зан­но­сти по созда­нию и рас­про­стра­не­нию соот­вет­ству­ю­щей информации.

Рас­смот­рен­ный ранее инсти­тут интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти неот­де­лим от инфор­ма­ци­он­ных отно­ше­ний, воз­ни­ка­ю­щие при про­из­вод­стве, пере­да­че, рас­про­стра­не­нии и потреб­ле­нии инфор­ма­ции, созда­ва­е­мой в поряд­ке осу­ществ­ле­ния сво­бо­ды мыс­ли и сло­ва, сво­бо­ды лите­ра­тур­но­го, худо­же­ствен­но­го, науч­но­го, тех­ни­че­ско­го и дру­гих видов твор­че­ства и инфор­ма­ции, создан­ной в резуль­та­те иной интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти. К послед­ней мож­но отне­сти тра­ди­ци­он­ные знания.

Таким обра­зом, оба инсти­ту­та — интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти и инфор­ма­ци­он­ных отно­ше­ний потен­ци­аль­но спо­соб­ны обес­пе­чить пра­во­вую охра­ну народ­ной меди­ци­ны, как части тра­ди­ци­он­ных зна­ний вызван­ную необходимостью:

  • предот­вра­ще­ния „раз­мы­ва­нию” и исчез­но­ве­ния тра­ди­ци­он­но­го зна­ния, то есть его сохранения;
  • предот­вра­ще­ние непра­во­моч­ной эксплуатации;
  • раз­ви­тию нов­шеств и твор­че­ско­го потен­ци­а­ла, осно­ван­но­го на тра­ди­ци­он­ных знаниях;
  • защи­ты от неза­кон­но­го при­сво­е­ния, иска­же­ния и дру­гих нано­ся­щих ущерб действий;
  • защи­ты и сохра­не­ния куль­тур­но­го и био­ло­ги­че­ско­го разнообразия;
  • защи­ты досто­ин­ства и мораль­ных прав тра­ди­ци­он­ных нова­то­ров и создателей.

Одна­ко, для выбо­ра пра­во­во­го инсти­ту­та охра­ны народ­ной меди­ци­ны необ­хо­ди­мо про­ве­сти зна­чи­тель­ную допол­ни­тель­ную рабо­ту. Но, несо­мнен­но одно — народ­ная меди­ци­на, как часть тра­ди­ци­он­ных зна­ний, не может регу­ли­ро­вать­ся нор­ма­ми зако­но­да­тель­ства о здравоохранении.
В слу­чае при­ня­тия реше­ния о необ­хо­ди­мо­сти раз­ра­бот­ки отдель­но­го зако­но­да­тель­ства, регу­ли­ру­ю­ще­го дея­тель­ность народ­ной меди­ци­ны, необ­хо­ди­мо учесть, что вопро­сы регу­ли­ро­ва­ния отно­ше­ний, воз­ни­ка­ю­щих в свя­зи с ее пра­во­вой охра­ной и исполь­зо­ва­ни­ем, долж­ны решать­ся в кон­тек­сте реше­ния про­бле­мы охра­ны тра­ди­ци­он­ных зна­ний, как эле­мен­та наци­о­наль­ной культуры.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На этом поз­воль­те на вре­мя при­оста­но­вить изло­же­ние и осмот­реть­ся, куда при­ве­ли наши поис­ки, есть ли в наших рас­суж­де­ни­ях что-нибудь необ­хо­ди­мое для повсе­днев­ной жиз­ни? Добав­ля­ют ли сооб­щен­ные фак­ты нуж­ной новиз­ны в пони­ма­нии фено­ме­на народ­ной медицины?
Отно­си­тель­но повсе­днев­ной жиз­ни про­ще, посколь­ку смо­гут они помочь в чем-то чита­те­лю или нет, зави­сит толь­ко от него.
При­ро­да нико­гда не бало­ва­ла чело­ве­ка бла­го­при­ят­ны­ми усло­ви­я­ми оби­та­ния. В тече­нии тыся­че­ле­тий чело­век выра­бо­тал опре­де­лен­ные пра­ви­ла сво­ей жиз­ни в окру­жа­ю­щей сре­де. Сре­ди этих пра­вил на пер­вое место вышли соблю­де­ния норм мора­ли, поз­во­ля­ю­щие суще­ство­вать соци­у­му, а так­же необ­хо­ди­мость соблю­де­ния прин­ци­пов сохра­не­ния рода чело­ве­че­ско­го с исполь­зо­ва­ни­ем накоп­лен­но­го опы­та. Этот опыт вопло­тил­ся в наци­о­наль­ных куль­ту­рах и пере­да­ет­ся в виде тра­ди­ци­он­ных зна­ний, сре­ди кото­рых народ­ная меди­ци­на зани­ма­ет вид­ное место.
От того, как чело­ве­че­ство рас­по­ря­дит­ся богат­ством, накоп­лен­ным в тече­нии тыся­че­ле­тий — раз­ме­ня­ет его на сереб­ря­ни­ки в ком­мер­че­ской дея­тель­но­сти, или обоб­щит их до уров­ня нау­ки, зави­сит даль­ней­шая судь­ба не толь­ко народ­ной меди­ци­ны, но и наци­о­наль­ных культур.
Пер­во­оче­ред­ной зада­чей для Рос­сии явля­ет­ся защи­та сво­е­го наци­о­наль­но­го досто­я­ния все­ми доступ­ны­ми спо­со­ба­ми, в том чис­ле законодательными.
Если зако­но­да­тель посчи­та­ет необ­хо­ди­мым вклю­чить в феде­раль­ный закон „О здра­во­охра­не­нии в Рос­сий­ской Феде­ра­ции” ста­тью о народ­ной меди­цине, ее нор­мы не долж­ны регу­ли­ро­вать экзо­ти­че­ские отно­ше­ния по пово­ду „цели­те­лей” и „лиц, обла­да­ю­щих спе­ци­фи­че­ски­ми способностями”.
Кон­цеп­ция ука­зан­ной ста­тьи долж­на осно­вы­вать­ся на том, что в насто­я­щее вре­мя с уче­том тре­бо­ва­ний норм меж­ду­на­род­но­го пра­ва зако­но­да­тель­ство Рос­сий­ской Феде­ра­ции в обла­сти народ­ной меди­ци­ны необ­хо­ди­мо фор­ми­ро­вать на прин­ци­пе отне­се­ния ее к тра­ди­ци­он­ным зна­ни­ям. А ста­тья 56 зако­но­про­ек­та может быть изло­же­на в сле­ду­ю­щей редакции:
„Ста­тьи 56 Тра­ди­ци­он­ная народ­ная медицина.
1. Тра­ди­ци­он­ная народ­ная меди­ци­на, как сово­куп­ность тра­ди­ци­он­ных зна­ний, навы­ков и уме­ний, опи­ра­ю­щих­ся на прак­ти­ку и наблю­де­ния, пере­да­ва­е­мые из поко­ле­ния в поко­ле­ние в уст­ной или пись­мен­ной фор­ме, охра­ня­ет­ся е соот­вет­ствии с меж­ду­на­род­ны­ми согла­ше­ни­я­ми и зако­но­да­тель­ством Рос­сий­ской Федерации.
2. На тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Феде­ра­ции тра­ди­ци­он­ная народ­ная меди­ци­на при­ме­ня­ет­ся в целях про­фи­лак­ти­ки, диа­гно­сти­ки и устра­не­ния физи­че­ских нару­ше­ний здоровья.
3. К тра­ди­ци­он­ным зна­ни­ям в обла­сти народ­ной меди­ци­ны, не отно­сят­ся зна­ния, навы­ки и уме­ния, при­ме­ня­е­мые в рели­ги­оз­ных и куль­то­вых обря­дах и церемониях.
4. Дея­тель­ность, в том чис­ле пред­при­ни­ма­тель­ская, в обла­сти тра­ди­ци­он­ной народ­ной меди­ци­ны осу­ществ­ля­ет­ся на тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Феде­ра­ции в соот­вет­ствии с дей­ству­ю­щим законодательством.
5. Про­ве­де­ние сеан­сов мас­со­во­го при­ме­не­ния мето­дов тра­ди­ци­он­ной народ­ной меди­ци­ны, в том чис­ле с исполь­зо­ва­ни­ем средств мас­со­вой инфор­ма­ции, запрещается”.

Авто­ры с бла­го­дар­но­стью при­мут все заме­ча­ния, кон­струк­тив­ную кри­ти­ку и ока­жут посиль­ную помощь раз­де­ля­ю­щим наши взгляды.

199034, Рос­сия,
Санкт-Петербург,
Уни­вер­си­тет­ская наб., д. 5,
комн. 300
Санкт-Петер­бург­ский Союз ученых

194017, Рос­сия Санкт- Петер­бург, пр. Мори­са Торе­за, 72,
Кли­ни­че­ская боль­ни­ца РАН,
Санкт-Петер­бург­ское Общество
Пра­во­слав­ных вра­чей име­ни Свя­ти­те­ля Луки (Вой­но-Ясе­нец­ко­го)

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абу Али ибн Сина. Канон вра­чеб­ной нау­ки. — Том 1–5. — Таш­кент: Фан, 1979.
2. Акту­аль­ные про­бле­мы инфор­ма­ци­он­но­го пра­ва. Тр. ИМПЭ по интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти. — Том 2. — 2000. — 105 с.
3. Ано­хин П. К. Тео­рия функ­ци­о­наль­ной системы.-В кн.: Общие вопро­сы физио­ло­ги­че­ских меха­низ­мов. Ана­лиз и моде­ли­ро­ва­ние био­ло­ги­че­ских систем. — М., 1970. — С. 6–41
4. Ано­хин П. К. Очер­ки по физио­ло­гии функ­ци­о­наль­ных систем.- М., Меди­ци­на. — 1975. — 448 с.
5. Ари­сто­тель. Сочи­не­ния в четы­рех томах. — М.: Мысль, 1976 г.
6. Авл Кор­не­лей Цельс. О меди­цине. М.:2 МГМИ им. Н.И.Пирогова, 1959. ‑407с.
7. Вес­сийе-Рес­си М. Ремес­ло твор­ца // Бюл­ле­тень по автор­ско­му пра­ву. — 1996. — № 4. — С. 5–33.
8. Гип­по­крат. Избран­ные кни­ги. Пер. с гре­че­ско­го. — М.: Сва­рог, 1994. ‑736с.
9. Гри­го­рьев А. Может ли гео­гра­фи­че­ское наиме­но­ва­ние стать товар­ным зна­ком? // Интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность. 1994. № 7–8. С. 3- 8.
10. Губа­нов С. Эво­лю­ция отно­ше­ний соб­ствен­но­сти: фор­ма — содер­жа­ние // Эко­но­мист. — 1997. — № 2. — С. 73–84.
11. Граж­дан­ский кодекс Рос­сий­ской Феде­ра­ции (часть пер­вая) от 30.11.1994г.№51-ФЗ
12. Давид Р., Жоф­ф­ре-Спи­но­зи К. Основ­ные пра­во­вые систе­мы совре­мен­но­сти: пер. с франц. В. А. Тума­но­ва. — М.: Меж­ду­на­род­ные отно­ше­ния, 1996. — 400 с.
13. Джер­ма­кян В. Наиме­но­ва­ние мине­раль­ных вод и Париж­ская кон­вен­ция // Интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность. — 1998. — № 2. — С.27–33.
14. Дозор­цев В.А. Раз­ви­тие зако­но­да­тель­ства о пра­вах на резуль­та­ты интел­лек­ту­аль­ной дея­тель­но­сти // Эко­но­ми­ка и жизнь. — 1996. — № 40. — С. 20 (VIII).
15. Зал­ма­нов А.С. Тай­ная муд­рость чело­ве­че­ско­го орга­низ­ма: Глу­бин­ная меди­ци­на. Изд. 2‑е, пере­раб. И доп. Пер. с франц. И нем. — СПб: Нау­ка, 1991.-335с.
16. Зинец И.И. Здо­ро­вье и пита­ние. — Перм­ское книж­ное изд-во. 1991.-285с.
17. Закон Рос­сий­ской Феде­ра­ции „О кон­ку­рен­ции и огра­ни­че­нии моно­по­ли­сти­че­ской дея­тель­но­сти на товар­ных рын­ках” от 22.03.91 г. №948–1.
18. Закон Рос­сий­ской Феде­ра­ции „Об автор­ском пра­ве и смеж­ных пра­вах” от 09.07.93 г. № 5351–1.
19. Закон Рос­сий­ской Феде­ра­ции „Об архи­тек­тур­ной дея­тель­но­сти в Рос­сий­ской Феде­ра­ции” от 17.11.95 г. № 169.
20. Закон Рос­сий­ской Феде­ра­ции „О товар­ных зна­ках, зна­ках обслу­жи­ва­ния и наиме­но­ва­ни­ях мест про­ис­хож­де­ния това­ров” от 23.09.92 г. №3520–1.
21. Закон Рос­сий­ской Феде­ра­ции „О селек­ци­он­ных дости­же­ни­ях” от 06.08.93 г. №5605–1.
22. Ике­чук­ву Маг­нус Олу­э­зе. Охра­на про­яв­ле­ний фольк­ло­ра по ниге­рий­ским зако­нам как сред­ство рас­про­стра­не­ния куль­ту­ры // Бюл­ле­тень по автор­ско­му пра­ву. — 2000. — № 4. — С. 53–58.
23. Кей­зе­ров Н. Духов­ное иму­ще­ство как ком­плекс­ная про­бле­ма // Обще­ствен­ные нау­ки и совре­мен­ность. — 1992. — № 4. — С. 16–22.
24. Коб­ля­ков Н., Мартья­но­ва Т. Обще­ствен­ное досто­я­ние как осо­бый пра­во­вой режим объ­ек­тов автор­ско­го пра­ва // Интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность. — 2001. — № 4. — С. 31–42.
25. Колес­ни­ков А. Допол­ни­тель­ная охра­на фар­ма­цев­ти­че­ской про­дук­ции // Интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность. — 1996. — № 5–6. — С.12–16.
26. Кон­вен­ция, учре­жда­ю­щая Все­мир­ную орга­ни­за­цию интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти. Под­пи­са­на в Сток­голь­ме 14.07.67 г.
27. Кон­сти­ту­ция Рос­сий­ской Федерации.
28. Копы­лов В. А. Инфор­ма­ция и соб­ствен­ность // Инфор­ма­ци­он­ные ресур­сы Рос­сии. — 1996.- №3. — С. 10–12.
29. Коса­рев И.Э. Огра­ни­че­ния и гра­ни­цы пра­ва соб­ствен­но­сти // Вест­ник Санкт-Петер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. — 1996. — Серия 6. — Вы- п. 4. ‑С. 122–126.
30. Лену­ар Н. Защи­та дан­ных, полу­чен­ных в резуль­та­те иссле­до­ва­ний на живых орга­низ­мах // Бюл­ле­тень по автор­ско­му пра­ву. — 1995. — №3. ‑С. 3–15.
31. Маль­ко А. В. Пра­во граж­да­ни­на на инфор­ма­цию // Обще­ствен­ные нау­ки и совре­мен­ность. — 1995. — №5. — С.56–622.
32. Мари­тен Ж. О чело­ве­че­ском зна­нии // Вопро­сы фило­со­фии. — 1997. — № 5. — С. 106–117.
33. Мар­те­мья­нов В. Эко­но­ми­ка и реа­ли­за­ция прав на объ­ек­ты твор­че­ской дея­тель­но­сти // Закон. — 1994. — № 1. — С. 89–91.
34. Меж­ду­на­род­ная кон­вен­ция „О био­ло­ги­че­ском раз­но­об­ра­зии”, рати­фи­ци­ро­ван­ная Рос­сий­ской Феде­ра­ци­ей зако­ном от 17.02.1995 № 16-ФЗ.
35. Мель­ни­ков В. Защи­та обо­зна­че­ний: звук, запах, цвет // Интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность. — 1997. — № 5–6. — С. 16–23.
36. Нгу­ен Ван Нги. Пато­го­нез забо­ле­ва­ний. Диа­гно­сти­ка и лече­ние мето­да­ми тра­ди­ци­он­ной китай­ской меди­ци­ны: игло­ука­лы­ва­ние, мас­саж, при­жи­га­ние. — Том 1,2 — МП „Вен-Мер”, 1982 г. — 584с., ил.
37. Одо из Мена. О свой­ствах трав. Пер. с лат. / Под общей ред. В. Н. Тер­нов­ско­го. — М.: Меди­ци­на, 1976. — 272 с.
38. Осно­вы зако­но­да­тель­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции об архив­ном фон­де Рос­сий­ской Феде­ра­ции и архи­вах от 7 июля 1993 года № 5341–1.
39. Осно­вы зако­но­да­тель­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции о куль­ту­ре от 9 октяб­ря 1992 года № 3612–1.
40. Осно­вы зако­но­да­тель­ства Рос­сий­ской Феде­ра­ции об охране здо­ро­вья граж­дан от 22 июля 1993 года № 5487–1.
41. Пра­во­слав­ная Цер­ковь и совре­мен­ная меди­ци­на. (Сб. Под общей ред. к. м. н. свя­щен­ни­ка Сер­гия Фили­мо­но­ва) — СПб.: Обще­ство свя­ти­те­ля Васи­лия Вели­ко­го, 2000. — 432 с.
42. Патент­ный закон Рос­сий­ской Феде­ра­ции от 23.09.92 г. № 3517–1.
43. Розов М.А. Зна­ние как объ­ект исследования//Вопросы фило­со­фии. — 1998. — № 1. — С. 89–109.
44. Серов Н.В. Хро­ма­тизм мифа. Л.: „Васи­льев­ский ост­ров”, 1990. ‑352 с.: ил.
45. Сер­ге­ев А.П. Пра­во интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти в Рос­сий­ской Феде­ра­ции. — М.: Теис, 1996. — 704 с.
46. Симо­но­ва Л. Интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность и тра­ди­ци­он­ные зна­ния // Интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность. — 2000. — № 2. — С. 30–33.
47. Соко­лов И.И. Цели­тель­ство без при­крас. Исто­рия. Фило­со­фия. Взгля­ды. — СПб: НПО „Мир и семья-95″, 000 „Интер­лайн”, 1999. — 256с., ил.
48. Тере­щен­ко Л. К. Инфор­ма­ция в обще­стве: пра­во­вой аспект // Жур­нал рос­сий­ско­го пра­ва. — 1998. — № 4/5. — С. 128–132.
49. Трах­тен­герц Л. Сво­бо­да твор­че­ства и интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность (о ста­тье 44 Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Феде­ра­ции) // Пра­во и эко­но­ми­ка. — 1994. — № 34. — С. 1–4.
50. Фалев А.И. Клас­си­че­ская мето­до­ло­гия тра­ди­ци­он­ной китай­ской чжень-цзю тера­пии (игло­ука­лы­ва­ние и при­жи­га­ние). — М.: Олим­пия, 1993. — 199с.
51. Феде­раль­ный закон „Об инфор­ма­ции, инфор­ма­ти­за­ции и защи­те инфор­ма­ции” от 25.01.95 г. № 24.
52. Феде­раль­ный закон „Об обя­за­тель­ном экзем­пля­ре доку­мен­тов” от 29 декаб­ря 1994 года № 77-ФЗ Феде­раль­ный закон „Об уча­стии в меж­ду­на­род­ном инфор­ма­ци­он­ном обмене” от 05.06.96 г.
53. Феде­раль­ный закон „О наиме­но­ва­нии гео­гра­фи­че­ских объ­ек­тов” 18 декаб­ря 1997 года №152-ФЗ.
54. Феде­раль­ный закон от 17 июня 1996 года № 74-ФЗ „О наци­о­наль­но-куль­тур­ной автономии”.
55. Феде­раль­ный закон от 7 мая 2001 года № 49-ФЗ „О тер­ри­то­ри­ях тра­ди­ци­он­но­го при­ро­до­поль­зо­ва­ния корен­ных мало­чис­лен­ных наро­дов Севе­ра, Сиби­ри и Даль­не­го Восто­ка Рос­сий­ской Федерации”.
56. Форель А. Поло­вой вопрос. Пер. с нем. — СПб: Осво­бож­де­ние, 1907.-656с.
57. Фрэ­зер Дж. Дж. Золо­тая ветвь: Иссле­до­ва­ние мании и рели­гии. Пер. с англ. — М.: Поли­т­из­дат, 1980. — 831с.
58. Хар­вей Э.Р. Плат­ное обще­ствен­ное досто­я­ние: срав­ни­тель­но-пра­во­вой ана­лиз в све­те опы­та зако­но­да­тель­ства Арген­ти­ны // Бюл­ле­тень по автор­ско­му пра­ву. — 1995. — № 4. — С. 33–45.
59. „Чжуд-ши” — памят­ник сред­не­ве­ко­вой тибет­ской куль­ту­ры: Пер. с тиб / Пре­дисл. Д. Б. Даши­е­ва, С. М. Нико­ла­е­ва. — Ново­си­бирск: Нау­ка. Сиб. отд-ние, 1989. — 349 с.
60. Шивер­ский А. А. Защи­та инфор­ма­ции: про­бле­мы тео­рии и прак­ти­ки. — М.: Юри­стъ, 1996. — 112 с.
61. Traditional Knowledge and the Need to Give it Adequate Intellectual Property Protection (WIPO/GRTKF/IC/1/5/). — Geneva: World Intellectual Property Organization, 2001. ‑P. 20
62. What is traditional knowledge? Why should it be protected? Who should protect it? For whom? Understanding the value chain? (WIPO/IPTK/RT/99/3). — Geneva: World Intellectual Property Organisation, 1999.-P. 19

Источ­ник

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки