Психотерапевт: как вылечить психосоматическое заболевание?

Психотерапевт: как вылечить психосоматическое заболевание?

(13 голосов4.5 из 5)

Интер­вью с пси­хо­те­ра­пев­том Сер­ге­ем Вла­ди­ми­ро­ви­чем Серо­вым.

Справ­ка:

  • закон­чил Рос­сий­скую Воен­но-меди­цин­скую академию,
  • изу­чал пси­хо­те­ра­пию в Петер­бург­ской Меди­цин­ской ака­де­мии после­ди­плом­но­го обра­зо­ва­ния (МАПО) и Мос­ков­ском инсти­ту­те гештальт-тера­пии и кон­суль­ти­ро­ва­ния (МИГ­ТиК),
  • спе­ци­а­лист в обла­сти пси­хо­со­ма­ти­че­ских рас­стройств, зависимостей.

— Психосоматические заболевания — что это?

— Даже у вра­чей есть пута­ни­ца по пово­ду того, что же такое пси­хо­со­ма­ти­ка. Боль­шин­ство вра­чей и пси­хо­ло­гов, кото­рые рабо­та­ют кон­суль­тан­та­ми, счи­та­ют, что пси­хо­со­ма­ти­ка — это когда есть жало­бы, что-то болит, но в реаль­но­сти ника­ких изме­не­ний нет в теле. Быту­ет отно­ше­ние к пси­хо­со­ма­ти­ке как к чему-то исклю­чи­тель­но функ­ци­о­наль­но­му, к тому, что в голо­ве, а нач­нёшь обсле­до­вать — ниче­го нет. На самом деле это не так. 

Пси­хо­со­ма­ти­ка — это зна­чит, что в фор­ми­ро­ва­нии забо­ле­ва­ния участ­ву­ет пси­хи­ка. То есть это те забо­ле­ва­ния, при­чи­ной кото­рых явля­ют­ся пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы. Это более пра­виль­ное значение.

— То есть реаль­ные изме­не­ния при пси­хо­со­ма­ти­ке могут быть в теле?

Конеч­но! Есть клас­си­че­ская семёр­ка пси­хо­со­ма­ти­че­ских заболеваний

  1. брон­хи­аль­ная астма,
  2. ней­ро­дер­мит,
  3. неспе­ци­фи­че­ский язвен­ный колит,
  4. рев­ма­то­ид­ный артрит;
  5. язвен­ная болезнь две­на­дца­ти­перст­ной киш­ки и желудка,
  6. гипер­то­ни­че­ская болезнь,
  7. тирео­ток­си­коз (Базе­до­ва болезнь).

Они абсо­лют­но замет­ные, име­ют про­яв­ле­ния. Напри­мер, ней­ро­дер­мит — вот он на коже, пожа­луй­ста. Но это забо­ле­ва­ния, у кото­рых пси­хи­че­ский ком­по­нент игра­ет веду­щую роль.

Но есть одна слож­ность — это отно­ше­ние к пси­хи­ке и к телу. У нас до сих пор суще­ству­ет некий дуа­лизм: тело и душа у нас раз­де­ле­ны, как буд­то они могут раз­дель­но суще­ство­вать. Как буд­то есть отдель­но пси­хо­ло­ги­че­ские про­бле­мы, отдель­но телес­ные. Но в живом орга­низ­ме душа и тело — они одно целое. Это после смер­ти душа идёт даль­ше, но пока чело­век жив, его душев­ные и телес­ные дви­же­ния не отли­ча­ют­ся. Когда мы гово­рим “душа болит”, мы всё рав­но чув­ству­ем, что где-то там в гру­ди нехо­ро­шо. Т.е. в основ­ном мы через свои физи­че­ские ощу­ще­ния узна­ём о пси­хо­ло­ги­че­ских про­бле­мах. Соот­вет­ствен­но, если есть какое-то дви­же­ние пси­хи­ки, оно всё рав­но идёт через тело. Даже если мы рас­суж­да­ем о чём-то, пред­став­ля­ем что-то, в теле идёт про­цесс. Поэто­му нель­зя раз­де­лить тело и душу.

— Если что-то болит у чело­ве­ка, он что-то ощу­ща­ет, напри­мер, боли в желуд­ке, но в ана­ли­зах и иссле­до­ва­ни­ях дей­стви­тель­но ниче­го нет, это отно­сит­ся к пси­хо­со­ма­ти­че­ским забо­ле­ва­ни­ям? Или здесь дру­гой термин?

— Пси­хо­со­ма­ти­че­ские забо­ле­ва­ния мож­но раз­де­лить на функ­ци­о­наль­ные и орга­ни­че­ские. Но это не забо­ле­ва­ния раз­ные, а ско­рее ста­дии раз­ви­тия про­цес­са. Сна­ча­ла идут функ­ци­о­наль­ные изме­не­ния, а затем орга­ни­че­ские. Вопрос в ста­дии. Сна­ча­ла боли в желуд­ке могут быть от того, что есть спазм — мыш­цы сокра­ща­ют­ся и это вос­при­ни­ма­ет­ся как боль, затем раз­ви­ва­ет­ся вос­па­ле­ние, а в конеч­ном ито­ге язва. Но изна­чаль­но это были функ­ци­о­наль­ные изменения.

— С чем кон­крет­но к Вам при­хо­дят люди, с каки­ми про­бле­ма­ми, пси­хо­со­ма­ти­че­ски­ми болезнями?

— Конеч­но, круг забо­ле­ва­ний шире клас­си­че­ской семёр­ки. Все забо­ле­ва­ния по боль­шо­му счё­ту мож­но рас­смат­ри­вать как пси­хо­со­ма­ти­че­ские. Фра­за “все болез­ни от нер­вов” — это опять про раз­де­ле­ние на душу и тело. Но как мы зна­ем, это одно целое, в нашем мире это одно и то же. Еди­ны меха­низ­мы у живо­го чело­ве­ка. Про­сто есть про­цес­сы в теле, кото­рые не зави­сят от созна­ния, а есть про­цес­сы, на кото­рые созна­ние вли­я­ет. Попро­бую объ­яс­нить подробнее.

Scenes From My Indoor Garden 300x240 - Психотерапевт: как вылечить психосоматическое заболевание?

Есть спон­тан­ные отве­ты тела. Веге­та­тив­ная нерв­ная систе­ма состо­ит из двух, поляр­ных по дей­ствию нерв­ных систем — сим­па­ти­че­ской и пара­сим­па­ти­че­ской. Сим­па­ти­че­ская отве­ча­ет за что? — за готов­ность, напри­мер, бежать, драть­ся, решать про­бле­мы, актив­но рабо­тать. Это вся­кие гор­мо­ны адре­на­ли­ны, норад­ре­на­ли­ны, кото­рые гото­вят нас к борь­бе, бег­ству. Мыш­цы при­хо­дят в тонус, серд­це сту­чит чаще, дав­ле­ние в сосу­дах рас­тёт, кровь быст­рее бежит к мыш­цам. Всё это актив­но рабо­та­ет, и мы дерём­ся, бежим и т.д. Это сим­па­ти­че­ская нерв­ная систе­ма. При этом всё, что свя­за­но с пище­ва­ре­ни­ем отхо­дит на вто­рой план.

Пара­сим­па­ти­че­ская нерв­ная систе­ма рабо­та­ет совер­шен­но наобо­рот. Мы пере­хо­дим в состо­я­ние покоя. Тонус круп­ных сосу­дов умень­ша­ет­ся, дав­ле­ние сни­жа­ет­ся, мыш­цы рас­слаб­ля­ют­ся, а пище­ва­ре­ние, наобо­рот, начи­на­ет рабо­тать. Это нор­маль­но. Если бы мы были хищ­ни­ка­ми, то мы бы, напри­мер, при­бе­жа­ли, схва­ти­ли кого-то там, съе­ли, а теперь рас­слаб­ля­ем­ся, пере­ва­ри­ва­ем — сим­па­ти­ка и пара­сим­па­ти­ка в нор­маль­ном рит­ме. И эти систе­мы дей­ству­ют авто­ма­ти­че­ски. Посту­пил сиг­нал опас­но­сти — всё помо­га­ет нам бежать, решать и т.д. И всё это дей­ству­ет само собой, так зало­же­но в нашей систе­ме природой.

Но дело в том, что мы ещё что-то можем созна­тель­но делать со сво­им телом. Напри­мер, можем в этот момент ска­зать: “Стоп, стоп, стоп. Куда ты собрал­ся бежать? Что о тебе поду­ма­ют люди? Зачем?” 
Или, напри­мер, когда ты дол­жен защи­щать­ся, драть­ся, вме­сто это­го гово­ришь себе: “Стоп, стоп, стоп, ты хоро­ший маль­чик. Не надо драть­ся, не надо кри­чать. Давай по-тихо­му сей­час замнём это дело”.

Полу­ча­ет­ся, что авто­ма­ти­че­ская реак­ция направ­ле­на на выжи­ва­ние, на борь­бу, а созна­тель­ная реак­ция — затор­мо­зить это всё. Одна часть орга­низ­ма дей­ству­ет в одну сто­ро­ну, вто­рая — в дру­гую. Мыш­цы уже напи­ты­ва­ют­ся кро­вью, что­бы бежать, а созна­ние гово­рит “стоп”. В резуль­та­те внут­ри у нас буря, а сна­ру­жи непо­движ­ность. Что полу­ча­ет­ся? Что наше дав­ле­ние в покое высокое.

Или наобо­рот. Уже пора дей­ство­вать пара­сим­па­ти­че­ской систе­ме — опас­ность мино­ва­ла, надо рас­сла­бить­ся. А мы всё ещё в напря­же­нии. Пото­му что у нас есть уста­но­воч­ка, что нель­зя рас­слаб­лять­ся, надо быть гото­вым ко все­му. В резуль­та­те тело напря­же­но, самые кон­тро­ли­ру­ю­щие наши мыш­цы — зад­ние мыш­цы шеи (ведь поте­рять кон­троль — это “поте­рять голо­ву”) — в напря­ге, сосу­ды позво­ноч­ни­ка пере­жи­ма­ют­ся, к моз­гу кровь посту­па­ет пло­хо, орга­низм при­хо­дит в ужас, он начи­на­ет под­ни­мать дав­ле­ние, что­бы кровь до моз­га доста­вить. Опять повы­ше­ние давления.

То есть мы не идём вме­сте с нашей сим­па­ти­че­ской и пара­сим­па­ти­че­ской нерв­ны­ми систе­ма­ми. Наше созна­ние дей­ству­ет в дру­гую сто­ро­ну. Вот вам два про­ти­во­по­лож­ных спо­со­ба повы­ше­ния дав­ле­ния в покое. В нача­ле гипер­то­ни­че­ской болез­ни вот такая реакция.

По боль­шо­му счё­ту пси­хо­со­ма­ти­ка — это когда в орга­низ­ме про­ис­хо­дит вот такой раз­лад: авто­ма­ти­че­ские реак­ции в одну сто­ро­ну, созна­тель­ные в дру­гую. Подоб­ные меха­низ­мы дей­ству­ют во всех хро­ни­че­ских заболеваниях.

Совершить выбор, исходя из духовных приоритетов

Скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что мы всё вре­мя долж­ны сле­до­вать за веге­та­ти­кой, делать её глав­ной в орга­низ­ме. Но на самом деле мы можем и созна­тель­но отка­зать­ся от борь­бы. Совер­шить выбор, исхо­дя из духов­ных при­о­ри­те­тов, цен­но­стей. Хотя сим­па­ти­ка в этот момент актив­на. Но если мы дей­стви­тель­но сми­ря­ем­ся, то и орга­низм посте­пен­но успо­ка­и­ва­ет­ся. А остат­ки адре­на­ли­на ути­ли­зи­ру­ют­ся. Но есть важ­ный момент — надо сбро­сить напря­же­ние. Мыш­цы долж­ны дро­жать. С очень силь­ным напря­же­ни­ем дыха­тель­ных мышц помо­га­ют спра­вить­ся рыдания.

Пси­хо­со­ма­ти­ка — это когда ни туда, ни сюда, когда кон­фликт не решен, а замо­ро­жен, выбор не сделан.
Т.е. мы не даем себе ни бороть­ся, ни сдать­ся, ни напрячь­ся как сле­ду­ет, ни рас­сла­бить­ся. Быть сла­бым, про­иг­ры­вать, сми­рять­ся нуж­но уметь. “Бла­жен­ны нищие духом” — это не толь­ко про буду­щее Цар­ство Небес­ное, но и про зем­ное здоровье.

— А в инфек­ци­он­ных забо­ле­ва­ни­ях может быть пси­хо­со­ма­ти­че­ский компонент? 

— Инфек­ци­он­ные забо­ле­ва­ния слу­ча­ют­ся со все­ми пери­о­ди­че­ски, это нор­маль­но. Вооб­ще, болеть пери­о­ди­че­ски это нормально.

— Если чело­ве­ка после нерв­но­го потря­се­ния (смерть, болезнь близ­ко­го и т.п.) муча­ют, напри­мер, реци­ди­ви­ру­ю­щие респи­ра­тор­ные инфек­ции с ослож­не­ни­я­ми. Возь­мём, к при­ме­ру, такое ослож­не­ние, как гай­мо­рит. Это мож­но отне­сти к психосоматике?

— Хро­ни­че­ские вос­па­ли­тель­ные забо­ле­ва­ния или затяж­ные забо­ле­ва­ния вполне могут отно­сить­ся к пси­хо­со­ма­ти­ке. Напри­мер, чело­ве­ку надо пла­кать — когда что-то свя­за­но с поте­рей, идёт плач. Но мы дер­жим лицо: “Пла­кать нель­зя, сле­за­ми горю не помо­жешь”, “На тебя люди смот­рят”, “Ты будешь пла­кать, дру­гие рас­стро­ят­ся”, “Надо дела делать”… Лицо напря­га­ем, пере­жи­ма­ем слёз­ный канал, нару­жу слё­зы не пус­ка­ем, куда они пой­дут? В носо­слёз­ный канал, а в пазу­хах носа будет застой. Вот вам и гайморит.

Даже воз­мож­но, что сей­час чело­век созна­тель­но себя не сдер­жи­ва­ет, про­сто пото­му что эта уста­нов­ка “не пла­кать”, когда-то быв­шая созна­тель­ной, уже ста­ла авто­ма­ти­че­ской. Мы даже не заме­ча­ем, как сдер­жи­ва­ем себя, как мы вклю­ча­ем эти меха­низ­мы. Мы даже ещё поду­мать не успе­ли “каким я дол­жен быть?”, а тело сре­а­ги­ро­ва­ло по нака­тан­ной. Здесь про­ис­хо­дит, как в любом навы­ке. Напри­мер, водить маши­ну — вна­ча­ле всё непо­нят­но, а затем едешь на авто­ма­те. И здесь так же.

Вот взять, к при­ме­ру, аст­му — это моя люби­мая тема. Осо­бен­но аст­ма­ти­ков мно­го сре­ди тех, кто по Бен­жа­ми­ну Спо­ку вос­пи­тан. Самый частый меха­низм обра­зо­ва­ния аст­мы — это когда ребё­нок не докри­чал­ся, когда он остав­лен. Он кри­чит, пла­чет, а к нему не под­хо­дят. Ребён­ку для того, что­бы выжить, невоз­мож­но всё вре­мя пла­кать, он задох­нёт­ся. Тогда при­дёт­ся подав­лять плач. Это мож­но сде­лать одним из самых рас­про­стра­нён­ных спо­со­бов — зажать диа­фраг­му. Брон­хи гото­вят­ся к кри­ку, сжи­ма­ют­ся, нуж­но диа­фраг­мой толк­нуть воз­дух, а диа­фраг­ма зажа­та. Это самый частый механизм.

По пово­ду аллер­гии тоже инте­рес­ная тема. Изна­чаль­но аллер­гия про­ис­хо­дит как реак­ция оттор­же­ния. Это совер­шен­но нор­маль­ная реак­ция. Напри­мер, попал к нам пух топо­ли­ный в дыха­тель­ную систе­му, начи­на­ет­ся кашель, насморк, чиха­ние. Абсо­лют­но нор­маль­ная реак­ция. Она долж­на закон­чить­ся. Орга­низм “выплю­нет” из себя, что ему непри­ят­но, и на этом всё. Если мы начи­на­ем бороть­ся с этой реак­ци­ей, делать вид, что мы не долж­ны быть таки­ми чув­стви­тель­ны­ми, то опять начи­на­ет­ся дис­ба­ланс. Мы орга­низм тор­мо­зим, тогда он нара­щи­ва­ет реак­цию: “Поче­му это ниче­го не выле­та­ет из меня? Может я не то делаю?”. Мы гово­рим: “Нет, надо ещё пода­вить”. Одно дело, если мы начи­на­ем это делать с помо­щью напря­же­ния мышц, ещё каки­ми-то созна­тель­ны­ми веща­ми, а дру­гое дело, когда мы ещё начи­на­ем под­клю­чать медикаменты.

Поэто­му дина­ми­ка от кож­ной аллер­гии до аст­мы часто меди­ка­мен­тоз­ная. Сна­ча­ла на кожу ста­ло что-то выхо­дить, и это нор­маль­но, орга­низм про­сто чистит­ся. Но мне пло­хо, мне это­го не надо и давай пить анти­ги­ста­мин­ные, мазать­ся гор­мо­наль­ны­ми мазя­ми. Мы закры­ва­ем этот путь. И тогда этот про­цесс идёт даль­ше. Это дале­ко не ред­кость, когда путь от аллер­гии до аст­мы идёт через подав­ле­ние кож­ных высы­па­ний. Это очень важ­ный момент.

Ведь это как с инфек­ци­ей. Изна­чаль­но может быть реак­ция на инфек­ци­он­ный агент, на при­вив­ку, на ток­си­ны какие-то. То есть каким бы спо­со­бом это в нас ни попа­ло, есть пер­вич­ная реак­ция орга­низ­ма. Что мы с этим дела­ем? Мы помо­га­ем орга­низ­му — в ту же сто­ро­ну про­бу­ем идти. Либо мы начи­на­ем бороть­ся с эти­ми про­яв­ле­ни­я­ми. Ост­рая болезнь — это есте­ствен­ная реак­ция орга­низ­ма, кото­рая может идти часто с таки­ми про­яв­ле­ни­я­ми, кото­рые мы назы­ва­ем аллер­ги­че­ски­ми. Напри­мер, нач­нёт­ся отёк сли­зи­стой, что­бы даль­ше не пустить аллер­ген­ное веще­ство. Если в орга­низ­ме всё нала­же­но, он зна­ет, как с этим справиться.

Что мы дела­ем с болез­нью, кото­рая воз­ник­ла в виду воз­дей­ствия инфек­ции, виру­сов, ток­си­нов — не важ­но. У орга­низ­ма в ответ появ­ля­ет­ся реак­ция. И по уму врач дол­жен под­дер­жи­вать эту реак­цию. Орга­низм сам дол­жен знать, что делать. Ему надо толь­ко помочь дви­гать­ся в нуж­ном направ­ле­нии. Возь­мём, к при­ме­ру, грипп. Что чело­ве­ку надо делать: лечь, огра­ни­чить свою актив­ность, пить мно­го жид­ко­сти. Все реак­ции, кото­рые у него есть — насморк, кашель, тем­пе­ра­ту­ра — это совер­шен­но нор­маль­ные реак­ции. При повы­шен­ной тем­пе­ра­ту­ре имму­ни­тет луч­ше рабо­та­ет, имму­но­гло­бу­ли­ны выра­ба­ты­ва­ют­ся. Мно­гие виру­сы к высо­кой тем­пе­ра­ту­ре неустой­чи­вы. А что про­ис­хо­дит, если у чело­ве­ка есть уста­нов­ка, что ему неко­гда болеть? Сей­час этот сло­ган даже в рекла­ме есть — “неко­гда болеть”… Он при­ни­ма­ет сосу­до­су­жи­ва­ю­щие в нос, что­бы из него не капа­ло, про­ти­во­кашле­вые, тем­пе­ра­ту­ру сби­ва­ет. В резуль­та­те он защи­ту орга­низ­ма под­ко­сил, ему ста­ло лег­че, бежит на рабо­ту. Вот пря­мой путь к пнев­мо­нии. В основ­ном, кро­ме ослаб­лен­ных людей, уми­ра­ют такие моло­дые, здо­ро­вые, кото­рым неко­гда болеть. У них стре­ми­тель­ная пнев­мо­ния, т.к. пода­ви­ли все защит­ные реак­ции орга­низ­ма. Что это, пси­хо­со­ма­ти­ка? Пси­хи­ка участ­во­ва­ла, созна­тель­ный ком­по­нент участвовал. 

— Чело­век, к при­ме­ру, дал себе побо­леть, лежал, пил воду. Но всё рав­но на его вирус­ную инфек­цию через 2 дня нало­жи­лась силь­ней­шая анги­на, кото­рую при­шлось лечить боль­шой дозой антибиотика…Как это мож­но понять с точ­ки зре­ния психосоматики?

— Может быть, ему надо было ещё поле­жать. Имму­ни­тет сел на фоне виру­са и пошло бак­те­ри­аль­ное вос­па­ле­ние. Такое быва­ет. Быва­ет, что на рабо­те накла­ды­ва­ет­ся кон­фликт или ещё что-то, и инфек­ция может реци­ди­ви­ро­вать, затя­ги­вать­ся, могут дети начать болеть, за счёт кото­рых боль­нич­ный берёт­ся. В этом слу­чае мы тоже гово­рим, что это пси­хо­со­ма­ти­ка — там, где есть какие-то уста­нов­ки. Дру­гое дело, что орга­низм мог быть изна­чаль­но сла­бым, инфек­ция нало­жи­лась, тогда она даль­ше и даль­ше раз­ви­ва­ет­ся. Тогда в этом слу­чае врач заме­ня­ет те функ­ции орга­низ­ма, кото­рых не хва­та­ет. Я знаю гомео­па­тов, кото­рые ярые про­тив­ни­ки анти­био­ти­ков, но если у орга­низ­ма есть исто­ще­ние, у него имму­ни­тет не рабо­та­ет, мы его ничем не про­сти­му­ли­ру­ем. То есть всё рав­но надо здра­во к это­му подходить.

Наши внутренние конфликты — это нормально

— Чем Вы помо­га­е­те паци­ен­там в лече­нии пси­хо­со­ма­ти­че­ско­го заболевания?

— Пси­хо­те­ра­пия рабо­та­ет как раз с этим созна­тель­ным ком­по­нен­том. Она нала­жи­ва­ет кон­фликт внутренний.

— Чем Вы може­те помочь, напри­мер, при гипертонии?

— Сей­час ска­жу важ­ную вещь. Суще­ству­ет кон­фликт. Пси­хо­со­ма­ти­ка суще­ству­ет там, где есть кон­фликт про­ти­во­по­лож­ных спо­со­бов дей­ствия — либо пой­ти в агрес­сию, либо отка­зать­ся от агрес­сии. Мы не берём тот слу­чай, когда жиз­ни дей­стви­тель­но угро­жа­ет опас­ность. Там люди не заду­мы­ва­ют­ся, хоро­ший я или пло­хой мальчик/девочка, это уже всё рав­но. Мы спа­са­ем­ся при явной угро­зе жиз­ни. Спа­сать­ся мож­но тоже раз­ны­ми спо­со­ба­ми, в том чис­ле и заме­реть. Эта реак­ция авто­ма­ти­че­ски сра­ба­ты­ва­ет, если ни драть­ся, ни бежать мы не можем. Поэто­му люди зами­ра­ют, сто­пор — это тоже спо­соб само­со­хра­не­ния. Но это отдель­ная тема.

А если ситу­а­ция не угро­жа­ет жиз­ни, а, напри­мер, про­сто кто-то нару­ша­ет мои лич­ные гра­ни­цы? Кто-то от меня что-то тре­бу­ет: наезд, гром­кий голос. Есте­ствен­но воз­ни­ка­ет стрес­со­вая реак­ция и тоже мыш­цы гото­вят­ся либо драть­ся, либо бежать отсю­да. Но тут тоже дей­ству­ет ста­рая уста­нов­ка: “Стоп, стоп. Зачем? Мне важ­но сохра­нить отно­ше­ния, поэто­му если я сей­час в ответ тоже буду агрес­сив­ным, кон­фликт разо­вьёт­ся неиз­вест­но до чего. Отно­ше­ния с ним раз­ру­шат­ся”. В общем-то, тоже нор­маль­но. Эта уста­нов­ка тор­мо­зит мою при­род­ную реак­цию, и я нахо­жусь в состо­я­нии заме­ша­тель­ства, что мне в этой ситу­а­ции делать.

Если я сей­час решу сдать­ся, моя авто­ма­ти­че­ская стрес­со­вая реак­ция угас­нет. Вооб­ще, наши внут­рен­ние кон­флик­ты — это нор­маль­но. Мы всё вре­мя нахо­дим­ся в ситу­а­ции выбо­ра, в ситу­а­ции заме­ша­тель­ства: так или не так посту­пить. А вот когда эти две про­ти­во­бор­ству­ю­щие тен­ден­ции ни туда, ни туда не пошли, кон­фликт не дошёл до кри­зи­са, если мы в нашем внут­рен­нем напря­же­нии не дохо­дим до созрев­ше­го реше­ния, то у нас есть дру­гой путь — мы пыта­ем­ся при­ми­рить этот кон­фликт. И забо­ле­ва­ние — это пре­крас­ный спо­соб при­ми­ре­ния. Во-пер­вых, оно про­ис­хо­дит за счёт это­го напря­же­ния, во-вто­рых, это (ещё назы­ва­ет­ся вто­рич­ная выго­да) оно начи­на­ет регу­ли­ро­вать наши отно­ше­ния. Я в этот момент вышел из кон­флик­та не пото­му что я сбе­жал, а пото­му что “ой, у меня голо­ва болит”, “ой, у меня дав­ле­ние” и пр. В резуль­та­те, тот чело­век, кото­рый на меня “наез­жал”, он начи­на­ет бежать ско­рую вызы­вать, за меня бес­по­ко­ить­ся. То есть я непря­мым спо­со­бом решил эту кон­фликт­ную ситуацию.

Дру­гой при­мер, у меня на рабо­те про­бле­ма: мне либо ухо­дить с рабо­ты, либо кон­флик­то­вать. На сле­ду­ю­щий день у меня тем­пе­ра­ту­ра высо­кая. То есть забо­ле­ва­ние при­хо­дит на помощь, что­бы не решать этот конфликт.

— То есть мож­но пред­по­ло­жить, что созна­ние (или, может, под­со­зна­ние) какие-то свои сце­на­рии пишет?

Попро­бую ска­зать попро­ще, для неспе­ци­а­ли­стов. Есть три уров­ня. Пер­вый — био­ло­ги­че­ский (телес­ный). Я уже гово­рил, на телес­ном уровне дав­ле­ние под­ни­ма­ет­ся, мыш­цы при­хо­дят в тонус, что­бы бежать. Созна­ние гово­рит: я сдер­жи­ва­юсь, я оста­юсь на месте. Чело­век напря­га­ет свои мыш­цы и не даёт себе нику­да дви­гать­ся. Это на телес­ном уровне происходит. 
На пси­хо­ло­ги­че­ском уровне во мне борют­ся два чело­ве­ка. Один агрес­сор, дру­гой миро­тво­рец. Никто никак не победит.
Тре­тий уро­вень — ком­му­ни­ка­ции. На нём я тоже выби­раю, так мне себя вести или не так. Болезнь помо­га­ет раз­ре­шить мне этот ком­му­ни­ка­тив­ный уро­вень. Она остав­ля­ет наши отно­ше­ния на том уровне, на кото­ром они есть. Т.е. наш кон­фликт на этом уровне замораживается. 
На пси­хо­ло­ги­че­ском уровне кон­фликт сохра­ня­ет­ся, пото­му что я не выбрал ни то, ни дру­гое. А на телес­ном уровне суще­ству­ет напря­же­ние и болезнь. 
Я пыта­юсь сохра­нить отно­ше­ния, не дохо­дя в кон­флик­те до какой-то дру­гой фазы. Я на уровне пси­хи­ки тоже сохра­няю всё на том же месте, что­бы не выби­рать, какой я сей­час буду. А рас­пла­чи­ва­ет­ся за это всё тело.

Когда ко мне при­хо­дит чело­век, мы от его телес­ных симп­то­мов дохо­дим до это­го само­го кон­флик­та. До того, что он никак не может решить, выбрать меж­ду миро­твор­цем и агрес­со­ром, и не может выбрать, что же ему делать в отношениях.

— Вы помо­га­е­те сде­лать осо­знан­ный выбор?

— Да. Глав­ное, доко­пать­ся до при­чи­ны вна­ча­ле, а самое слож­ное — эти про­ти­во­бор­ству­ю­щие тен­ден­ции столк­нуть и не делать выбор за чело­ве­ка, а поста­вить его перед реаль­но­стью это­го выбо­ра. Более того, мы посте­пен­но этот выбор обост­ря­ем. Помо­га­ем ему уси­лить и эту тен­ден­цию, и дру­гую, силь­нее и силь­нее. И когда они будут доста­точ­но силь­ны, чело­век в напря­же­нии ска­жет: “А‑а-а, я не знаю, что выбрать”. И напря­же­ние тако­во в тот момент, что вне­зап­но что-то про­ис­хо­дит и чело­век при­ни­ма­ет реше­ние, он его сам рож­да­ет. Во вре­мя такой рабо­ты напря­же­ние и симп­то­ма­ти­ка обост­ря­ет­ся. И тут непро­сто, пото­му что страш­но и хочет­ся сроч­но облег­чить жизнь и выпить таблетку.

— То есть Вы помо­га­е­те чело­ве­ку про­ве­сти само­сто­я­тель­ную рабо­ту над пси­хо­со­ма­ти­кой. Может ли он сде­лать это сам, без уча­стия специалиста?

— Я думаю, что нет. Все­гда есть соблазн най­ти более лёг­кий путь. Тера­певт помо­га­ет ему не сбе­жать, быть чест­ным с собой наедине.

— Сколь­ко может зани­мать эта работа?

От одной встре­чи до несколь­ких лет.

— Какую роль в пси­хо­те­ра­пии игра­ет духов­ная жизнь, покаяние?

— Что такое пока­я­ние — это момент чест­но­сти с собой. Поче­му домаш­няя испо­ведь силь­но отли­ча­ет­ся от той испо­ве­ди, кото­рая в хра­ме? Пото­му что мне нужен дру­гой чело­век, кото­рый помо­жет мне быть более чест­ным с собой. Ведь батюш­ка может вопро­сы какие-то задать. И если я какую-то тему пытал­ся на испо­ве­ди, так ска­жем, обой­ти, свя­щен­ник может ска­зать: “Рас­ска­жи мне поболь­ше об этом”.

Быва­ет, даже сам не дума­ешь, не при­да­ёшь зна­че­ния — “а, пустяк, напи­шу как бы до кучи”, а батюш­ка чутьём каким-то внут­рен­ним оста­но­вил­ся на этом. А ока­зы­ва­ет­ся, там такая важ­ная вещь, где я пытал­ся сам себе соврать… И потом одно дело, что я про­сто выпи­сал, попе­ре­жи­вал немно­го, но толь­ко рядом с дру­гим чело­ве­ком наши пере­жи­ва­ния дохо­дят до той сте­пе­ни, когда они ста­но­вят­ся режу­щи­ми, но исце­ля­ю­щи­ми. Когда мета­нойя слу­ча­ет­ся. Ведь имен­но бла­го­да­ря пере­жи­ва­ни­ям мы вос­ста­нав­ли­ва­ем свою целост­ность. А страх пере­жи­ва­ний, застав­ля­ет нас подав­лять ту часть нас, кото­рая свя­за­на с эти­ми чув­ства­ми. А это и часть тела. Тоже путь к болезни.
Толь­ко рядом с дру­гим чело­ве­ком про­ис­хо­дит исце­ле­ние. Дру­гой чело­век явля­ет­ся как бы зер­ка­лом и уве­ли­чи­тель­ным стек­лом. Есте­ствен­но, это если не затра­ги­вать мисти­че­ский ком­по­нент таин­ства испо­ве­ди. Свя­щен­ник — это ещё и под­держ­ка. Бла­го­да­ря тому, что он рядом, я могу пой­ти в такие тай­ни­ки души, в кото­рые один боюсь идти. 
Батюш­ка гово­рит, напри­мер: “Да, все мы греш­ные, и я тоже”. Он гово­рит как бы, что “я тоже там был”, пря­мо за руку тебя берёт — “пой­дём туда вме­сте сходим”.

И когда пси­хо­те­ра­певт рабо­та­ет, он похо­жее дела­ет. Он тоже явля­ет­ся и под­держ­кой и в то же вре­мя тем, кто не даст соврать. В этом пере­кли­ка­ет­ся духов­ная жизнь с психотерапией.

— Полу­ча­ет­ся, что духов­ная жизнь так­же под­во­дит чело­ве­ка к выбо­ру, в резуль­та­те кото­ро­го может про­изой­ти исце­ле­ние от пси­хо­со­ма­ти­че­ско­го заболевания?

— Пси­хо­со­ма­ти­че­ская болезнь — это когда у меня нет сил на раз­ре­ше­ние внут­рен­не­го кон­флик­та. Я не знаю, напри­мер, как посту­пить в этой ситу­а­ции, я муча­юсь. И болезнь явля­ет­ся спо­со­бом этот кон­фликт пока пога­сить. Но мне всё рав­но при­дёт­ся с этим что-то делать. Для это­го мне нуж­ны ресур­сы, силы. Боль­шая часть пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ской рабо­ты направ­ле­на на поиск ресур­сов, под­держ­ки, что­бы пой­ти сно­ва в этот кон­фликт и его по-чест­но­му раз­ре­шить. Духов­ная жизнь — это путь под­держ­ки, путь опо­ры. Если у меня появ­ля­ют­ся мои духов­ные ори­ен­ти­ры, если для меня что-то ста­но­вит­ся важ­нее, иерар­хия цен­но­стей выстра­и­ва­ет­ся, то я готов буду пой­ти каким-либо путём, выбрать тот путь, где я буду себя ува­жать. Выбрать тот путь, где я не пре­дам свои ценности.

— То есть ты чув­ству­ешь, что идёшь пра­виль­но… Я имею в виду, пра­виль­но — это когда мир в душе.

— Ино­гда речь идёт о тех выбо­рах, при кото­рых всё рав­но не будет мира в душе. Что бы я ни выбрал, я очень боль­шую часть поте­ряю. Напри­мер, если брать ситу­а­цию с кон­флик­том и гипер­то­ни­ей, то либо я буду моло­дец, что отсто­ял себя, но буду скор­беть о поте­ре отно­ше­ний, либо я “про­гнусь”, сохра­ню эти отно­ше­ния, но буду чув­ство­вать, что себя пре­дал, свои цен­но­сти. Это всё рав­но будет поте­ря. Кон­фликт имен­но тогда с помо­щью болез­ни кон­сер­ви­ру­ет­ся, когда невоз­мож­но сде­лать выбор — и отно­ше­ние цен­ны и мои убеж­де­ния цен­ны одинаково.

— Может быть, чело­век счи­та­ет эти отно­ше­ния излишне цен­ны­ми для себя? Если эти отно­ше­ния всё вре­мя при­во­дят к доса­де, к унижению?

— Тогда здесь немно­го дру­гая исто­рия — чело­век при­вык так жить. И это тоже часть пси­хо­те­ра­пии, когда мы воз­вра­ща­ем­ся к каким-то очень ран­ним исто­ри­ям. Чело­век всё вре­мя как буд­то ищет такие ситу­а­ции, что­бы сно­ва туда попасть. Это отдель­ная и очень инте­рес­ная тема — поче­му мы выби­ра­ем тех людей, кото­рые будут нас тиранить.

Поэто­му если я реша­юсь на тяжё­лый выбор, если я чело­век с духов­ной жиз­нью, тогда я знаю, что мои стра­да­ния… Я смо­гу их пере­жить. Я могу обра­тить­ся к людям, кото­рые меня под­дер­жат, я могу в молит­ве обра­тить­ся к Богу. И я знаю, что всё это будет не напрас­но, я свой и оста­нусь люби­мым. И даже если в миру меня сей­час никто не при­мет, я знаю, что там есть Тот, кто меня при­мет. Эта связь, эта под­держ­ка, опо­ра — самая боль­шая, самая силь­ная. Я знаю, куда плыть.

Даже если я сей­час оши­бусь и сде­лаю не тот выбор, я всё рав­но смо­гу остать­ся сво­им. Прак­ти­ка пока­я­ния поз­во­ля­ет всё рав­но остать­ся сво­им. Я иду и вос­ста­нав­ли­ваю связь. Появ­ля­ет­ся воз­мож­ность совер­шить ошиб­ку, из-за кото­рой мно­гие нехри­сти­ане нас кри­ти­ку­ют, мол вам лег­ко — “согре­шил-пока­ял­ся”. Но ведь по-дру­го­му невоз­мож­но! Если я всё вре­мя дол­жен дей­ство­вать пра­виль­но, а я не знаю, как пра­виль­но? Тогда я дол­жен оста­но­вить­ся и заболеть. 
А если я знаю, что мой путь хри­сти­а­ни­на — это путь оши­бок и исправ­ле­ния, тогда у меня появ­ля­ет­ся пра­во на ошиб­ку. Тогда я делаю выбор, а если оши­бусь, то буду про­сить помощи.

Бесе­до­ва­ла Ека­те­ри­на Соловьева

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки