Беснование

***

Беснова́ние — 1) одер­жи­мость чело­века дья­во­лом (лука­выми духами); под­чи­нен­ность чело­века гос­под­ству дья­вола; 2) пове­де­ние чело­века, обу­слов­лен­ное одер­жи­мо­стью дья­во­лом (демо­нами).

Одер­жи­мость может выра­жаться как явно, так и при­кро­венно, про­яв­ля­ясь в виде отстра­нён­но­сти от Бого­об­ще­ния, при­вер­жен­но­сти лже­уче­ниям, ате­изму.

***

пре­по­доб­ный Исаак Сирин
«Самое силь­ное сред­ство к отгна­нию бесов есть насколько воз­можно чистое, от чистого сердца и усер­дия при­об­ще­ние Св. Живо­тво­ря­щих Таин Хри­сто­вых».

пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник
«Всякая демон­ская брань про­из­во­дится в нас тремя глав­ными спо­со­бами: или по нера­де­нию, или по гор­до­сти, или по зави­сти демо­нов. Первая брань достойна сожа­ле­ния, вторая весьма бед­ственна, а третья преб­ла­женна».

***

Бес­но­ва­ние – необя­за­тельно буй­ство

Пат­ри­арх Кирилл

Пат­ри­ар­шее слово после Боже­ствен­ной литур­гии в Новоспас­ском мона­стыре 21 авгу­ста 2011 г.

Сего­дня, в 10‑ю неделю по Пяти­де­сят­нице, в дни Успен­ского поста, мы слы­шали еван­гель­ское повест­во­ва­ние о том, как Гос­подь исце­лил бес­но­ва­того, кото­рый в ново­лу­ние бро­сался и в воду, и в огонь. Апо­столы не могли совер­шить этого чуда, и отец несчаст­ного пришел и стал про­сить мило­сти у Спа­си­теля, и Тот исце­лил его. Когда апо­столы спро­сили, почему же они не смогли сде­лать то, что сделал Гос­подь, Он отве­тил: «род сей изго­ня­ется только молит­вой и постом» (см. Мф. 17:21). Эти слова мы все должны крепко хра­нить в своей памяти, про­пу­стив через свое созна­ние и через свое сердце.

Нам кажется, что бес­но­ва­тые, о кото­рых так часто повест­вует Еван­ге­лие, – это буй­но­по­ме­шан­ные люди, соци­ально опас­ные, кото­рые бро­са­лись в огонь, воду, раз­ры­вали цепи, кото­рые могли напасть на чело­века. Да, дей­стви­тельно, были и такие бес­но­ва­тые. Но бес­но­ва­ние – необя­за­тельно буй­ство. Бес­но­ва­ние — это гос­под­ство диа­вола над чело­ве­ком. Когда чело­век ока­зы­ва­ется в воле диа­вола, то диавол опре­де­ляет строй его мыслей и чувств, его пове­де­ние, и если захо­чет, чтобы чело­век был буйным, бро­сался в огонь и в воду, – так и будет. Но диавол может захо­теть и нечто иное, и было бы глу­бо­чай­шей ошиб­кой счи­тать, что бес­но­ва­тый – лишь тот, кто цепи на себе рвет. И сего­дня суще­ствует мно­же­ство бес­но­ва­тых – это люди, кото­рые одер­жимы дья­во­лом; неко­то­рых из них даже пока­зы­вают по теле­ви­де­нию. Смот­ришь в глаза таких людей и видишь диа­воль­скую злобу и бездну, раз­вер­за­ю­щийся ад. Когда диавол гос­под­ствует над чело­ве­ком, когда он пора­бо­щает его мысли, когда он тол­кает его на хулу на Духа Свя­таго, тогда такой чело­век – раб диа­вола.

А почему же дух сей изго­ня­ется только молит­вой и постом? Заме­ча­тельно сказал об этом свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст: не бойся поста, ибо поста тре­пе­щет диавол. Потому что пост, воз­дер­жа­ние застав­ляют чело­века обра­тить вни­ма­ние на свои чув­ства, на внут­рен­нее состо­я­ние. Пост связан с воз­дер­жа­нием, само­вос­пи­та­нием, само­огра­ни­че­нием – с тем, чтобы при­бли­зить гос­под­ство разума над пове­де­нием чело­века.

Чело­век постя­щийся — это чело­век, управ­ля­е­мый Богом, потому что он по Божи­ему закону ста­ра­ется жить, огра­ни­чи­вает свои стра­сти, рас­ка­и­ва­ется в своих грехах. Пре­бы­вая в молитве, в посто­ян­ном обще­нии с Богом, он Богом управ­ляем, и нет у диа­вола рыча­гов воз­дей­ствия на такого чело­века. Диавол пыта­ется влиять на ум, зара­жать дур­ными, гряз­ными, бого­хуль­ными мыс­лями, но чело­век постя­щийся и кон­тро­ли­ру­ю­щий свое созна­ние попи­рает этого змия, и диавол отсту­пает. Но ведь есть еще и чув­ства, и стра­сти чело­ве­че­ские, и инстинкты. О, как часто диавол стре­мится пора­бо­тить эту чув­ствен­ную сто­рону жизни чело­века! И ведь во мно­же­стве слу­чаев это уда­ется. Но тот, кто постится, кто кон­тро­ли­рует свои чув­ства, кто в Таин­стве испо­веди повер­гает на Божий суд свои пре­гре­ше­ния, даже мыс­лен­ные, того не так просто уло­вить, ибо он спо­со­бен кон­тро­ли­ро­вать свои дей­ствия. «Сей род изго­ня­ется молит­вой и постом».

А что же про­ис­хо­дит с теми, кем овла­де­вает диавол? Как я уже сказал, боль­шин­ство из них не рвут цепей, не брыз­жут слюной, не бро­са­ются на ближ­них своих. Но с какой же лег­ко­стью они отдают душу свою диа­волу, под­вер­га­ясь интел­лек­ту­аль­ным соблаз­нам – даже не столько интел­лек­ту­аль­ным, сколько неким мыслям, обра­зам, моде­лям пове­де­ния, кото­рые с навяз­чи­во­стью пред­ла­га­ются сего­дня совре­мен­ному чело­веку – не говоря уже о полном пора­бо­ще­нии чув­ствен­ного начала! Этим людям кажется, что они герои, что они силь­ные – ведь у них может быть власть, у них могут быть деньги и могу­ще­ство, они могут удо­вле­тво­рять любые свои похоти и при­хоти, чув­ствуя свою авто­но­мию от всех, в том числе от Бога, свое «могу­ще­ство», не созна­вая при этом, что они явля­ются жал­кими рабами, мари­о­нет­ками диа­вола. Дернет диавол за одну ниточку — он под­ни­мает ногу, за другую — руку, за третью – вздер­ги­вает голову; и так чело­век воз­буж­дает плоть свою, теряя всякую сво­боду и всякую воз­мож­ность управ­лять самим собой.

Неслу­чайно во время Успен­ского поста Святая Цер­ковь напо­ми­нает нам о том, что постом и молит­вой изго­ня­ется дух диа­воль­ский, дух, кото­рый сего­дня пора­бо­щает огром­ное коли­че­ство людей, даже не подо­зре­ва­ю­щих о том, что они ста­но­вятся рабами диа­вола. И только тогда, когда раз­би­ва­ются жизни, когда чело­век в какой-то момент вдруг сознает, что ничего не уда­лось, что все рушится, что нет ни друзей, ни люби­мых, ни семьи – нет ничего, кроме стра­стей, – лишь тогда кто-то, да и то не каждый, может оце­нить свое состо­я­ние духа.

Цер­ковь при­звана, обра­ща­ясь к совре­мен­ному чело­веку, гово­рить в том числе о бес­но­ва­нии. Мы должны спра­виться с мас­со­вым бес­но­ва­нием, в кото­рое вовле­ка­ются мил­ли­оны и мил­ли­оны людей. Что же делать, как мир спасти? И Гос­подь гово­рит нам: молит­вой и постом. Мы должны поститься и молиться за тех, кто не молится и не постится, – за наших родных, близ­ких, за наших друзей, за наших зна­ко­мых, за наших коллег по работе, за тех, кто во власти, кто в силе, за тех людей, кото­рые ока­зы­вают вли­я­ние на обще­ство. Мы должны понять, что молитва наша — это не только молитва за себя и за своих родных, это молитва за мир. К такой молитве сугубо при­званы мона­ше­ству­ю­щие, в том числе братия сего свя­того мона­стыря; и мы должны пом­нить, что самое глав­ное дела­ние наше — это молитва за род чело­ве­че­ский, за Оте­че­ство наше, за народ наш. Это пост и подвиги за тех и ради тех, кто не спо­со­бен сего­дня сам совер­шать эти подвиги. И верим, что по слову Зла­то­уста диавол будет тре­пе­тать – тре­пе­тать перед лицом постя­щихся и моля­щихся, тех, кто оста­ется под­линно сво­бод­ным от вся­кого диа­воль­ского при­ра­же­ния.

Пусть Гос­подь помо­жет Вам, Ваше Прео­свя­щен­ство, вла­дыка Савва, инокам сей святой оби­тели, всем мона­ше­ству­ю­щим, всему духо­вен­ству нашему, всему бла­го­че­сти­вому веру­ю­щему народу пом­нить о своей миссии, о миссии поста и молитвы во спа­се­ние рода чело­ве­че­ского. Аминь

***

Совре­мен­ное бес­но­ва­ние

архи­епи­скоп Авер­кий (Таушев)

«Изшедше же беси от чело­века, вни­до­иша
во свиния: и устре­мися стадо
по брегу в езеро, и истопе»
(Лк. 3:33)

Как это ни странно, но до сих пор еще суще­ствуют люди, кото­рые сомне­ва­ются в реаль­ном бытии темной бесов­ской силы, спо­соб­ной все­ляться в людей и делать их своими послуш­ными ору­ди­ями. В осо­бен­но­сти, непро­сти­тельно это для пра­во­слав­ных рус­ских людей, пере­жив­ших весь позор нашей несчаст­ной Родины за послед­нее пяти­де­ся­ти­ле­тие.

А между тем, Святое Еван­ге­лие ясно нас учит, что бесы дей­стви­тельно суще­ствуют и могут все­ляться в людей, кото­рые и ста­но­вятся «бес­но­ва­тыми», поте­ряв­шими кон­троль над собой и сде­лав­ши­мися жалкой игруш­кой в руках бесов.

Как раз в 5‑ую неделю после Пяти­де­сят­ницы чита­ется за литур­гией Еван­ге­лие, кото­рое повест­вует об одном таком рази­тель­ном случае.

Хри­стос при­хо­дит в страну Гер­ге­син­скую и исце­ляет там двух страш­ных бес­но­ва­тых, кото­рые были так люты, что никому не давали пройти тем путем, вблизи коего они жили.

Но что же гер­ге­синцы?

Вместо того, чтобы с бла­го­дар­но­стью при­пасть к ногам Иису­со­вым и про­сить Его остаться у них, они вдруг просят Его всем горо­дом уйти от них вон.

Что же это за страш­ное ослеп­ле­ние? Что за непо­нят­ное омра­че­ние умов и сердец? Обла­го­де­тель­ство­ван­ные гонят вон своего Бла­го­де­теля, не желая даже вос­поль­зо­ваться даль­ней­шими бла­го­де­я­ни­ями, кото­рые несо­мненно в изоби­лии поли­лись бы на них, если бы Хри­стос-Спа­си­тель у них остался.

Но в чем же дело?

Им жалко стало свиней.

Вопреки ясному запре­ще­нию закона Мои­се­ева, они раз­во­дили свиней, а Гос­подь, изгнав бесов из несчаст­ных бес­но­ва­тых, пове­лел бесам войти в свиней, после чего взбе­сив­ше­еся свиное стадо бро­си­лось с кру­тизны в озеро и уто­нуло.

И это сделал Гос­подь, конечно, не без умысла, уни­что­жив таким обра­зом для их вра­зум­ле­ния плоды их без­за­кон­ного заня­тия!

Но им все – нипо­чем. И совесть их от этого не про­бу­ди­лась, и то, что двое их сограж­дан, изба­вив­шись от муче­ния, пере­стали быть стра­ши­ли­щами и стали нор­маль­ными людьми, им не дорого, и того, что Сам Гос­подь пришел к ним про­све­тить их светом Своего Боже­ствен­ного учения, они не ценят. Все их суще­ство объяла жалость к погиб­шим сви­ньям и опа­се­ние, как бы даль­ней­шее пре­бы­ва­ние у них Гос­пода не при­несло им новых мате­ри­аль­ных ущер­бов и не нару­шило бы излюб­лен­ного ими и давно заве­ден­ного гре­хов­ного образа жизни, к коему они все при­выкли.

Какая это жиз­нен­ная кар­тина и поныне посто­янно встре­ча­ю­ща­яся!

И не есть ли такое настро­е­ние гер­ге­син­цев – то же самое бес­но­ва­ние, только в менее замет­ных для внеш­него взора формах?

Ведь в чем сущ­ность бес­но­ва­ния – разве не в про­тив­ле­нии Богу и Его Боже­ствен­ному Закону?

А виды и внеш­ние формы бес­но­ва­ния могут быть мно­го­раз­личны: от самых страш­ных и буйных – до самых мало­за­мет­ных и искусно укры­ва­ю­щихся, иногда даже раз­ными бла­го­вид­но­стями, от невни­ма­тель­ного взора.

«Бесы, все­ля­ясь в чело­века», гово­рит настав­ник духов­ной жизни свя­ти­тель Феофан Вышен­ский: «не всегда обна­ру­жи­вают свое все­ле­ние, а при­та­и­ва­ются, изпод­тишка научая своего хозя­ина вся­кому злу, и откло­няя от вся­кого добра:так, что тот уверен, что все сам делает, а между тем только испол­няет волю врага своего» («Мысли на каждый день года» стр. 245).

Как пере­дают все три еван­ге­ли­ста-синоп­тика, повест­ву­ю­щие о чудес­ном исце­ле­нии гада­рин­ских бес­но­ва­тых, бес­но­ва­тые, при виде Гос­пода Иисуса Христа, стали кри­чать «гласом велиим»: «Что нам и Тебе, Иисусе Сыне Божий? Пришел еси прежде вре­мене мучити нас» (Мф. 8:29).

Но разве Хри­стос-Спа­си­тель пришел мучить этих несчаст­ных, а не спасти их от мучив­ших их бесов?

В этом-то и состоит раз­гадка ужас­ной тайны все­ле­ния бесов в чело­ве­че­скую душу. Коль скоро чело­век, по неосмот­ри­тель­но­сти, допу­стил в свою душу беса, бес, все­лив­шись в него, погло­щает собою его лич­ность, пле­няет его «я», овла­де­вает его волею и делает чело­века послуш­ным ору­дием своей злой воли. Такой чело­век думает, что он само­сто­я­те­лен в своем пове­де­нии, что он «сам все делает», а в дей­стви­тель­но­сти всеми его поступ­ками руко­во­дит посе­лив­шийся в нем бес, или даже целый легион бесов, как в этом несчаст­ном бес­но­ва­том. Поскольку воля его в плену у беса, то он и начи­нает отож­деств­лять себя с живу­щим в нем бесом: все, что при­ятно бесу, ему при­ятно; все, что враж­дебно и мучи­тельно бесу, и ему враж­дебно и мучи­тельно. Вот почему, увидев своего Спа­си­теля, этот несчаст­ный чело­век, вместо того, чтобы радо­ваться, отча­янно кричит: «Что Тебе до меня? Умоляю Тебя, не мучь меня!» (Лк. 8:28).

Каким же обра­зом можно дойти до такого ужас­ного состо­я­ния? Как бес может полу­чить доступ в душу чело­века?

На это мы нахо­дим много ука­за­ний и в Слове Божием и в писа­ниях святых отцов Церкви и вели­ких хри­сти­ан­ских подвиж­ни­ков бла­го­че­стия. Каждое забве­ние Бога, в чем бы оно ни про­яв­ля­лось, каждое про­из­воль­ное нару­ше­ние запо­ве­дей Божиих, сколь бы мало­важ­ным оно ни каза­лось, всякий про­сту­пок против сове­сти, этого голоса Божия в душе чело­века, уже откры­вает бесу доступ в его душу. Осо­бенно же любезны бесу гре­хов­ные стра­сти, то есть часто-повто­ря­ю­щи­еся гре­хо­па­де­ния, кото­рые вошли у чело­века в при­вычку, стали как бы его второй при­ро­дой.

«Гор­дость – демон», гово­рит наш вели­кий пра­вед­ник святой Иоанн Крон­штадт­ский: «злоба – тот же демон; зависть – тот же демон; мер­зость блуд­ная – тот же демон; насиль­ная хула – тот же демон; насиль­ное сомне­ние в истине – тот же демон; уныние – демон; раз­личны стра­сти, а дей­ствует во всех один сатана; раз­личны стра­сти, а вместе – лай сата­нин­ский на раз­лич­ные лады, и чело­век бывает одно – один дух с сата­ной» (Моя Жизнь во Христе» т. 2, стр.6).

И весьма харак­терно: каждый, одер­жи­мый какой-либо стра­стью, как бы эта страсть его ни мучила и не тер­зала, с самой край­ней враж­деб­но­стью отно­сится ко всему, что про­ти­вится его стра­сти. Так: гордый нена­ви­дит сми­рен­ных, злоб­ный и гнев­ли­вый не выно­сит крот­ких и тихих, блуд­ник пылает край­ним раз­дра­же­нием на цело­муд­рен­ных, и т.д. и т.п. И самыми боль­шими вра­гами своими одер­жи­мые стра­стями счи­тают тех людей, кото­рые обли­чают их или как-то ста­ра­ются помочь им осво­бо­диться от той или иной стра­сти, ука­зы­вая на нее, уго­ва­ри­вая и вра­зум­ляя их или при­ни­мая какие-либо реши­тель­ные меры к их отрезв­ле­нию и воз­вра­ще­нию на путь нор­маль­ной, здо­ро­вой, духовно-трез­вой жизни. Совер­шенно точно так, как враж­дебно встре­тили Христа-Спа­си­теля гада­рин­ские бес­но­ва­тые или жители той страны, не поже­лав­шие, чтобы Гос­подь у них остался: ведь и они были в сущ­но­сти тоже бес­но­ва­тыми, хотя и в менее замет­ной форме. Сжив­шись вполне с своими люби­мыми стра­стями, или, что тоже, с оби­тав­шими в них бесами, они не желали исце­ле­ния от Гос­пода-Чудо­творца, а потому и не при­няли Его.

Как убеж­дает нас повсе­днев­ный жиз­нен­ный опыт, а осо­бенно в страш­ное, как нико­гда прежде, пере­жи­ва­е­мое нами время, одер­жи­мость стра­стями и есть бес­но­ва­ние.

Посмот­рите, как пре­дан­ный гре­хов­ным стра­стям и сам внут­ренне тер­за­ется и других мучит. Стра­сти, как учат настав­ники духов­ной жизни, это – тайные змеи, кото­рые посто­янно грызут сердце чело­века и нико­гда не дают ему покоя. Одер­жи­мый стра­стями не знает душев­ного мира, да и не может при­об­ре­сти его, пока не пре­одо­леет своих стра­стей. Мало того: он спо­со­бен раз­ру­шать душев­ный мир и всех тех людей, с кото­рыми при­хо­дит в сопри­кос­но­ве­ние.

Иско­ре­нить страсть – это и значит изгнать муча­ю­щего беса.

Чтобы убе­диться в истине всего выше­ска­зан­ного, надо только хорошо пона­блю­дать окру­жа­ю­щую нас совре­мен­ную жизнь и углу­биться в соб­ствен­ную душу.

Все то, что про­изо­шло на нашей несчаст­ной родине, да и теперь еще не изжито, – разве это не под­лин­ное бес­но­ва­ние и притом в самых ярко-выра­жен­ных формах?

А то, что про­ис­хо­дит сейчас в так назы­ва­е­мом «сво­бод­ном мире» и что в начале лишь тайно, изпод­тишка под­го­тов­ля­лось; разве это не то же самое бес­но­ва­ние? На наших глазах и оно начи­нает при­ни­мать те же самые грубые формы, что и у нас на родине, ибо источ­ник всего этого ведь один и тот же – все та же темная злая бесов­ская сила, жаж­ду­щая гибели чело­века!

Страшно ска­зать, но и то, что тво­рится сейчас во всех помест­ных пра­во­слав­ных церк­вах и в так назы­ва­е­мом «хри­сти­ан­ском мире» – мире «ино­слав­ном» – со всем этим под­ры­вом всех веко­веч­ных устоев, с этой бес­по­щад­ной ломкой древ­них уста­нов­ле­ний Церкви, веду­щих свое начало от апо­столь­ских времен, порою грубым, а иногда хитро-лука­вым нис­про­вер­же­нием всех искон­ных веро­ва­ний и бла­го­че­сти­вых тра­ди­ций, заве­щан­ных нам пер­во­хри­сти­ан­ством, – кто, положа руку на сердце, по чистой сове­сти, осме­лится воз­ра­зить, что все это не самое насто­я­щее бес­но­ва­ние – попытка диа­вола через верных слуг своих иско­ре­нить истин­ную веру и Цер­ковь?

Сатана, нагло подняв голову, три­ум­фаль­ным маршем шествует уже по всему миру, пожи­ная себе обиль­ные плоды.

Жутко ста­но­вится, когда поду­ма­ешь, как мало сейчас оста­лось людей, трезво смот­ря­щих на все в мире про­ис­хо­дя­щее, людей чест­ных и искрен­них, не про­дав­ших душу свою сатане за те или иные земные блага, не рабо­та­ю­щих все­цело своим гре­хов­ным стра­стям и не бес­ну­ю­щихся, подобно огром­ному боль­шин­ству.

Весь мир сейчас ста­но­вится похо­жим на страну Гада­рин­скую, не жела­ю­щую исце­ле­ния от Гос­пода-Исце­ли­теля и изго­ня­ю­щую Его прочь от себя.

Пусть даже слышим мы иногда лице­мерно про­из­но­си­мые слова правды, но самые дела про­из­но­ся­щих ясно пока­зы­вают, что это – только одни слова: на словах – одно, а на деле совсем другое! А ведь Гос­подь понятно и вра­зу­ми­тельно сказал: по плодам их узна­ете их (Мф. 7:16–20).

Сколько кра­си­вых слов нередко про­из­но­сится сейчас о мире и любви, но где этот «мир» и «любовь» видны в делах? А если и пока­зы­ва­ется иной раз види­мость таких «добрых» дел, то за ней ясно скры­ва­ется грубый расчет и то или иное свое­ко­ры­стие, совер­шенно обес­це­ни­ва­ю­щее их.

Фальшь и ложь воца­ри­лись в мире, как это и пред­ре­кал святой Апо­стол Павел в своем Втором Посла­нии к Солу­ня­нам, говоря, что насту­пит время, когда люди «будут верить лжи» (2Фес. 2:11), «да будут осуж­дены все, не веро­вав­шие Истине, но воз­лю­бив­шие неправду» (там же, ст. 12).

Надо знать, что об этом опасно сейчас открыто гово­рить вслух перед всеми: воз­не­на­ви­дят и заклюют, не дадут жить на этом свете, или объ­явят сума­сшед­шим, как это и в дей­стви­тель­но­сти нередко теперь прак­ти­ку­ется в отно­ше­нии непри­ят­ных и неже­ла­тель­ных людей, кото­рых нужно куда-то запря­тать подальше, чтобы они не бес­по­ко­или и не мешали. Поис­тине мы дожили уже до того вре­мени о кото­ром пред­ре­кали древ­ние отцы-подвиж­ники, гово­рив­шие: Насту­пит время, когда люди будут безум­ство­вать, а тому, кто не безум­ствует, станут гово­рить: «Ты безум­ству­ешь, потому что ты не похож на нас».

Но не думают, не помыш­ляют эти безумцы-бес­но­ва­тые мира сего, во зле лежа­щего, о том, какая участь их ожи­дает.

Бесы, изгнан­ные Гос­по­дом из Гада­рин­ских бес­но­ва­тых, вошли в свиней, а свиньи, взбе­сив­шись, бро­си­лись в Гени­са­рет­ское озеро и уто­нули.

Подоб­ная же участь ожи­дает и этих людей, одер­жи­мых бесами, но с тою раз­ни­цею, что ввер­жены они будут в «озеро огнен­ное, горя­щее огнем и серою», где будут мучиться «во веки веков» (Апок. 21, 8; 20, 10), вместе с диа­во­лом, зверем-анти­хри­стом и лже­про­ро­ком, кото­рым они верно слу­жили на земле, ведя борьбу с Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом и Его истин­ными и искрен­ними после­до­ва­те­лями.

А нам, кото­рые хотят рабо­тать Гос­поду нашему Иисусу Христу и только Ему Одному, необ­хо­димо воору­житься в пере­жи­ва­е­мые нами страш­ные вре­мена тер­пе­нием, памя­туя Его настав­ле­ние: «В тер­пе­нии вашем стя­жите души ваши!» (Лк. 21:19) и другое: «Пре­тер­пе­вый до конца той спасен будет» (Мк. 13:13).

Пусть другие бес­ну­ются – пусть даже все бес­ну­ются вокруг нас – не будем при­ни­мать ника­кого уча­стия в этом все­об­щем бес­но­ва­нии, чего бы нам это ни стоило! Аминь.

Пуб­ли­ку­ется по изд.: Авер­кий (Таушев), архиеп. Совре­мен­ность в свете Слова Божия. Слова и речи. Том III. Джор­дан­вилль, 1975. — С. 68–74 (Репринт.)

***

См. САТАНА, ДЬЯВОЛ, ПАДШИЕ ДУХИ, БЕСЫ

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки