Главная » Великий пост » Страстная седмица » Cуббота Страстной Седмицы. Чудо схождения Благодатного Огня
Распечатать Система Orphus

Cуббота Страстной Седмицы. Чудо схождения Благодатного Огня

( Cуббота Страстной Седмицы. Чудо схождения Благодатного Огня 6 голосов: 5 из 5 )

Содержание:

 

Вступление

Воскресение Христово – Пасха, перед которым происходит описываемое событие – величайшее для христиан событие, являющее собой знамение победы Спасителя над грехом и смертью и начало бытия мира, искупленного и освященного Господом Иисусом Христом.

На протяжении без малого двух тысяч лет Православные Христиане и представители других христианских деноминаций встречают свой величайший праздник – Воскресение Христово (Пасху) в храме Гроба Господнего (Воскресения) в Иерусалиме. В этой величайшей для христиан святыне, находится Гроб, где был погребен, а затем воскрес Христос; Святые Места, где Спаситель был осужден и казнен за наши грехи.

Каждый раз все, кто находятся внутри и поблизости с Храмом на Пасху становятся свидетелями схождения Благодатного огня (Света).

История

Благодатный Огонь является в храме уже не первое тысячелетие. Самые ранние упоминания о схождении Благодатного Огня в канун Воскресения Христова встречаются у Григория Нисского, Евсевия и Сильвии Аквитанской и датируются IV веком. В них есть описание и более ранних схождений. По свидетельству Апостолов и святых отцов, нетварный Свет осветил Гроб Господень вскоре после Воскресения Христа, что увидел один из апостолов: «Петр верил, видел же не только чувственными очами, но и высоким Апостольским умом – исполнен убо был Гроб света, так что, хотя и ночь была, однако, двема образы видел внутренняя – чувственно и душевно,» – читаем мы у церковного историка Григория Нисского. «Петр предста ко Гробу и свет зря во гробе ужасашеся,» – пишет Св. Иоанн Дамаскин [1]. Евсевий Памфил повествует в своей «Церковной истории», что когда однажды не хватило лампадного масла, патриарх Нарцисс (II в.) благословил налить в лампады воды из Силоамской купели, и сошедший с неба огонь возжег лампады, которые горели затем в продолжение всей пасхальной службы. Среди ранних упоминаний свидетельства мусульман, католиков. Латинский монах Бернард, (865 г.) пишет в своем итинерарии: «В Святую Субботу, которая есть канун Пасхи, служба начинается рано и по совершении службы поется Господи помилуй до тех пор, пока, с пришествием Ангела, возжигается свет в лампадах, висящих над Гробом.»

Церемония

Литания (церковная церемония) Святого Огня начинается приблизительно за сутки до начала Православной Пасхи, которая, как известно, празднуется в иной день чем у других христиан. В Храме Гроба Господня начинают собираться паломники, желающие своими глазами увидеть схождение Благодатного Огня. Среди присутствующих всегда много инославных христиан, мусульман, атеистов, за церемонией следит еврейская полиция. В самом храме вмещается до 10 тысяч человек, вся площадь перед ним и анфилады окрестных сооружений также оказываются заполнены народом – количество желающих гораздо больше возможностей храма, поэтому паломникам бывает нелегко.

«Накануне в храме уже все свечи, лампады, паникадила были потушены. Еще в неотдаленном прошлом (в начале XX в. – прим. ред.) тщательно наблюдалось за сим: турецкими властями производился строжайший обыск внутри часовни; по наветам католиков доходили даже до ревизии карманов священнодействовавшего митрополита, наместника Патриарха…»

На середине ложа Живоносного Гроба ставится лампада, наполненная маслом, но без огня. По всему ложу раскладываются кусочки ваты, а по краям – прокладывается лента. Так приготовленная, после осмотра турецких стражников, а ныне – еврейской полиции, Кувуклия (Часовня над Гробом Господним) закрывается и опечатывается местным ключником мусульманином.

«И вот утром Великой Субботы, в 9 часов по местному времени, начали появляться первые признаки Божественной силы: послышались первые раскаты грома, между тем, как на улице было ясно и солнечно. Продолжались они в течение трех часов (до 12-ти). Храм начал озаряться яркими вспышками света. То в одном, то в другом месте стали блистать небесные зарницы, предвещающие сошествие Небесного Огня,» – пишет один из очевидцев.

«В половине второго часа, раздается колокол в патриархии и оттуда начинается шествие. Длинной черной лентой входит греческое духовенство в храм, предшествуя его Блаженству, Патриарху. Он – в полном облачении, сияющей митре и панагиях. Духовенство медленной поступью минует «камень миропомазания», идет к помосту, соединяющему кувуклию с собором, и затем между двух рядов вооруженной турецкой рати, едва сдерживающей натиск толпы, исчезает в большом алтаре собора» – повествует средневековый паломник.

Через 20-30 минут после опечатывания Кувуклии в храм вбегает православная арабская молодежь, чье присутствие также является обязательным элементом Пасхальных торжеств [2]. Молодые люди как наездники сидят на плечах друг у друга. Они просят Божью Матерь и Господа, чтобы он даровал Православным Благодатный Огонь; «Иля дин, иля виль эл Мессиа» («нет веры, кроме веры Православной, Христос – истинный Бог») – скандируют они. Для прихожан европейцев, привыкшим к иным формам выражения чувств и спокойным богослужениям бывает весьма непривычно видеть такое поведение местной молодежи. Однако Господь нам напоминал, что Он приемлет и такое, по детски наивное, но чистосердечное обращение к Богу.

«Во времена, когда Иерусалим находился под британским мандатом, английский губернатор попытался запретить однажды эти «дикарские» пляски. Патриарх молился в Кувуклии два часа: огонь не сошел. Тогда Патриарх своей волей приказал впустить арабов… И огонь снизошел.». Арабы как бы обращаются ко всем народам: правильность нашей веры Господь подтверждает низведением Благодатного Огня накануне православной Пасхи. Во что же веруете вы?

В Храм входит процессия – иерархи празднующих Пасху конфессий. В конце процессии идет православный Патриарх одной из поместных Православных церквей (Иерусалимской или Константинопольской) в сопровождении армянского Патриарха и священнослужителей. В своем крестном ходе процессия минует все находящиеся в храме памятные места: священную рощу, где был предан Христос, место, где его побивали римские легионеры, Голгофу, где Его распяли, камень Помазания – на котором тело Христа готовили к погребению.

Процессия подходит к Кувуклии и трижды обходит ее. После этого Православный Патриарх останавливается напротив входа в Кувуклию; его разоблачают от риз и он остается в одном полотняном подряснике, чтобы было видно, что он не проносит с собой в пещеру спичек или чего бы то ни было, способного зажечь огонь. Во времена господства турков, пристальный «контроль» за патриархом осуществляли турецкие янычары, обыскивавшие его перед вхождением в Кувуклию, [3].

Надеясь уловить православных на подделке городское мусульманское начальство расставляло турецких воинов по всему храму, а те обнажали ятаганы, готовые отрубить голову всякому кто будет замечен вносящим или зажигающим огонь. Однако за всю историю турецкого владычества никто в этом так и не был уличен. В настоящее же время Патриарха осматривают еврейские полицейские следящие.

Hезадолго до патриарха подризничий вносит в пещеру большую лампаду, в которой должен разгореться главный огонь и 33 свечи – по числу лет земной жизни Спасителя. Затем Православный и Армянский Патриархи (последний также разоблачается перед входом в пещеру) входят внутрь. Их запечатывают большим куском воска и налагают на дверь красную ленту; православные служители ставят свои печатки. В это время в храме выключается свет и наступает напряженная тишина – ожидание. Присутствующие молятся и исповедуют свои грехи, прося Господа даровать Благодатный Огонь.

Все находящиеся в храме люди терпеливо ждут выхода патриарха с Огнем в руках. Впрочем в сердцах многих людей присутствуют не только терпение, но и трепет ожидания: в соответствии с преданием Иерусалимской Церкви считается, что тот день, когда Благодатный Огонь не сойдет, будет последним для людей находящихся в Храме, а сам Храм будет разрушен. Поэтому, паломники обычно причащаются перед тем как прийти в святое место.

Молитва и обряд продолжаются до тех пор, пока не произойдет всеми ожидаемое чудо. В разные годы томительное ожидание длится от пяти минут до нескольких часов.

Схождение

Перед схождением храм начинают озарять яркие вспышки Благодатного Света, тут и там проскакивают маленькие молнии. При замедленной съемке хорошо видно, что они исходят из разных мест храма – от иконы, висящей над Кувуклией, от купола Храма, от окон и из других мест, и заливают все вокруг ярким светом. Кроме того, то тут, то там, между колоннами и стенами храма мелькают вполне видимые молнии, которые часто проходят без всякого вреда через стоящих людей.

Мгновение спустя весь храм оказывается опоясанным молниями и бликами, которые змеятся по его стенам и колоннам вниз, как бы стекают к подножию храма и растекаются по площади среди паломников. Одновременно с этим у стоящих в храме и на площади загораются свечи, сами зажигаются лампады находящиеся по бокам Кувуклии загораются сами (за исключением 13 католических), как и некоторые другие в пределах храма. «И вдруг капля падает на лицо, а затем в толпе раздается крик восторга и потрясения. Огонь пылает в алтаре Кафоликона! Вспышка и пламя – как огромный цветок. А Кувуклия еще темная. Медленно – медленно, по свечам Огонь из алтаря начинает спускаться к нам. И тут громовой вопль заставляет оглянуться на Кувуклию. Она сияет, вся стена переливается серебром, белые молнии струятся по ней. Огонь пульсирует и дышит, а из отверстия в куполе Храма на Гроб с неба опустился вертикальный широкий столб света,». Храм или отдельные его места заполняются не имеющим аналогов сиянием, которое как полагают, впервые явилось во время Воскресения Христова [4]. В это же время двери Гроба открываются и выходит Православный патриарх, который благословляет собравшихся и раздает Благодатный Огонь.

О том как загорается Благодатный Огонь рассказывают сами патриархи. «Я видел, как митрополит склонился над низким входом, вошел в вертеп и повергся на колени пред Святым Гробом, на котором ничего не стояло и который был совершенно обнажен. Не прошло и минуты, как мрак озарился светом и митрополит вышел к нам с пылающим пучком свечей». Иеромонах Мелетий приводит слова архиепископа Мисаила: «Вшедше мне внутрь Святаго Гроба Господня, видевши бе на всей крышке Гробней блистает свет, подобно рассыпанному мелкому бисеру, в виде белого, голубого, алого и других цветов, который потом совокупляясь, краснел и претворялся в вещество огня… и от сего-то огня уготованные кандила и свечи возжигаются.»[5].

Гонцы, еще когда Патриарх находится в Кувуклии, через специальные отверстия разносят Огонь по всему храму, огненный круг постепенно распространяется по храму.

Однако не все зажигают огонь от патриаршей свечи, у некоторых он загорается сам. «Все ярче и сильнее вспышки Небесного Света. Теперь Благодатный Огонь стал летать уже по всему храму. Рассыпался ярко-голубыми бисеринками над Кувуклией вокруг иконы «Воскресения Господня», и вослед вспыхнула одна из лампад. Врывался в храмовые часовни, на Голгофу (зажег на ней также одну из лампад), сверкал над Камнем Миропомазания (здесь также зажглась лампадка). У кого-то обуглились фитили свечей, у кого-то сами собой вспыхнули светильники, пучки свечей. Всполохи все более усиливались, искры тут и там разносились по пучкам свечей.». Один из свидетелей отмечает, как у стоящей рядом с ним женщины трижды сами загорались свечи, которые она дважды пыталась затушить.

Первое время – 3-10 минут, загоревшийся Огонь обладает удивительными свойствами – совершенно не жжет, независимо от какой свечи и где он будет зажжен. Можно видеть, как прихожане буквально умываются этим Огнем – водят им по лицу, по рукам, черпают пригоршнями, и он не наносит никакого вреда, поначалу не опаляет даже волосы. «Возжегше в одном месте 20 свеч и браду свою теми всеми свещами жег, и ни единаго власа ни скорчило, ни припалило; и погасиша все свещи и потом возжегше у иных людей, те свещи затеплил, тако же и в третий те свещи затепли и я, и то ничем жене тронуша, единаго власа не опалило, ни скорчило…» – писал четыре столетия назад один из паломников. Капельки воска, которые падают от свечек прихожане называют Благодатной росой. Как напоминание о Чуде Господнем они останутся на одежде свидетелей навсегда, никакие порошки и стирки их не возьмут.

Людей, находящихся в это время в храме, переполняют непередаваемые и ни с чем несравнимое по своей глубине чувство радости и духовного успокоения. По словам тех, кто побывал на площади и в самом храме при снизшествии огня, глубина чувств переполнявших людей в этот момент была фантастической, – из храма очевидцы выходили как бы зановородившимися, как они сами говорят, – духовно очистившимися и прозревшими. Что особенно замечательно, не остаются равнодушными даже те, кому неудобно это дарованное Богом знамение.

Случаются и более редкие чудеса. Съемка на одной из видеопленок свидетельствует о происходящих исцелениях. Визуально камера демонстрирует два таких случая, – у человека с изуродованным гниющим ухом рана, смазанная Огнем, прямо на глазах затягивается и ухо принимает нормальный внешний вид, а также показан случай прозрения слепого (по внешним наблюдениям у человека были бельма на обоих глазах до «умывания» Огнем).

В дальнейшем, от благодатного Огня будут зажжены лампады по всему Иерусалиму, специальными авиарейсами Огонь будет доставлен на Кипр и в Грецию, откуда будет развезен по всему миру. В недавнее время непосредственные участники событий стали его привозить и в нашу страну. В близлежащих к Храму Гроба Господня районах города свечи и лампады в храмах загораются сами.»

Только ли православным?

Многие инославные, когда впервые слышат о Благодатном Огне пытаются укорить православных: откуда Вы знаете, что он дарован именно Вам? а что если бы его принимал представитель иной Христианской конфессии? Однако попытки силой оспорить право получения Благодатного Огня со стороны представителей других деноменаций были и случались не единожды.

Лишь в течение нескольких веков Иерусалим находился под контролем Восточных христиан, большую же часть времени, как и сейчас, городом правили представители других недружелюбно или вовсе враждебно относившихся к Православию учений.

В 1099 г. Иерусалим был завоеван крестоносцами, римская церковь и местные градоночальники почитая Православных за вероотступников, смело принялись попирать их права. Английский историк Стивен Рансимен приводит в своей книге повествование об этом летописца западной церкви: «Неудачно начал первый латинский патриарх Арнольд из Шоке: он приказал изгнать секты еретиков из принадлежавших им пределов в Храме Гроба Господня, затем он стал пытать православных монахов, добиваясь, где они хранят Крест и другие реликвии… Несколько месяцев спустя Арнольда сменил на престоле Даймберт из Пизы, который пошел еще дальше. Он попытался изгнать всех местных христиан, даже православных, из Храма Гроба Господня и допускать туда лишь латинян, вообще лишив остальных церковных зданий в Иерусалиме или около него… Скоро грянуло Божье возмездие: уже в 1101 г. в Великую Субботу не совершилось чуда сошествия Святого огня в Кувуклии, покуда не были приглашены для участия в этом обряде восточные христиане. Тогда король Балдуин I позаботился о возвращении местным христианам их прав…»[6].

Капеллан Иерусалимских королей-крестоносцев, Фульк, рассказывает, что когда западные поклонники (из числа крестоносцев) посетили св. град прежде взятия Кесарии, для празднования в нем св. Пасхи пришли в Иерусалим, весь город был в смятении, потому что святый огонь не являлся и верные целый день оставались в тщетных ожиданиях в храме Воскресения. Тогда, как бы по небесному внушению духовенство латинское и король со всем двором своим пошли… в храм Соломонов, недавно обращенный ими в церковь из мечети Омаровой, а между тем Греки и Сирияне, оставшиеся у св. Гроба, раздирая свои одежды, с воплями призывали благодать Божию, и тогда, наконец, сошел св. Огонь».

Но самый знаменательный случай произошел в 1579 г. Владельцами Храма Господня являются одновременно представители нескольких Христианских Церквей. Священникам армянской церкви, вопреки традиции, удалось подкупить султана Мурата Правдивого и местное градоначальство, чтобы те позволили им единолично праздновать Пасху и принимать Благодатный Огонь[7]. По призыву армянского духовенства, со всего Ближнего Востока в Иерусалим приехало множество их единоверцев, дабы одним отметить Пасху. Православные вместе с Патриархом Софронием IV были удалены не только от кувуклии, но и вообще из Храма. Там, у входа в святыню, они и остались молиться о схождении Огня, скорбя об отлучении от Благодати. Армянский Патриарх молился около суток, однако, несмотря на его молитвенные усилия, никакого чуда не последовало. В один момент с неба ударил луч, как это обычно бывает при снизшествии Огня, и попал точно в колонну у входа, рядом с которой находился Православный патриарх. Из нее во все стороны брызнули огненные всплески и зажглась свеча у Православного Патриарха, который передал единоверцам Благодатный Огонь. Это был единственный случай в истории, когда схождение произошло за пределами Храма, фактически по молитвам Православного, а не армянского первосвященника. «Все обрадовались, а православные арабы от радости стали прыгать и кричать: «Ты еси един Бог наш, Иисус Христос, едина наша истинная вера – вера православных христиан» – пишет инок Парфений [8]. В это же время на анфиладах построек прилегающих к храмовой площади находились турецкие солдаты. Один из них, по имени Омир (Анвар), увидев происходящее воскликнул: «Единая вера Православная, я – христианин» и спрыгнул вниз на каменные плиты с высоты около 10 метров. Однако юноша не разбился – плиты под его ногами растопились как восковые, запечатлев его следы. За принятие христианства мусульмане казнили храброго Анвара и пытались соскоблить следы, столь явно свидетельствующие о торжестве Православия, однако им это не удалось, и приходящие в Храм до сих пор могут видеть их, как и рассеченную колонну у дверей храма. Тело мученика было сожжено, однако греки собрали останки, которые до конца XIX века находились в женском монастыре Великой Панагии, источая благоухание.

Турецкое начальство весьма разгневалось на самонадеянных армян, и поначалу даже хотело казнить иерарха, но позже смиловалось и постановило ему в назидание о случившемся на Пасхальной церемонии всегда следовать за Православным патриархом и впредь не принимать непосредственного участия в получении Благодатного Огня. Хотя власть давно сменилась, обычай сохраняется до сих пор [9],[10]. Впрочем, это была не единственная попытка мусульман, отрицающих Страсти и Воскресение Господне, воспрепятствовать схождению Благодатного огня. Вот что пишет известный исламский историк ал-Бируни (IX-X вв.): «…однажды губернатор приказал заменить фитили медной проволокой, надеясь что лампады не загорятся и само чудо не произойдет. Но тогда же когда огонь сошел, медь загорелась» [11].

Трудно перечислить все многочисленные события, которые происходят перед схождением Благодатного Огня и во время его. Однако одно заслуживает особого упоминания. Несколько раз за сутки или непосредственно перед схождением Благодатного Огня, в Храме начинали мироточить иконы или фрески с изображением Спасителя. Впервые это произошло в Великую Пятницу в 1572 г. Первыми свидетелями стали два француза, письмо об этом одного из них хранится в Центральной Парижской библиотеке. Через 5 месяцев – 24 августа Карл IX устроил в Париже Варфоломеевскую резню. В 1939 в ночь с Великой пятницы на Великую субботу она опять замироточила. Свидетелями стали несколько монахов, живущих при Иерусалимском монастыре. Через пять месяцев, 1 сентября 1939 г. началась II мировая война. В 2001 г. это случилось вновь. Христиане не увидели в этом ничего страшного… но о том что произошло 11 сентября этого года в США – через пять месяцев после мироточения, знает весь мир [12].

В разные годы, разными людьми использовались и другие названия для чуда сошествия Благодатного Огня: Благодатный Свет, Священный Свет, нерукотворный Свет, Благодать.

Источник: Благодатный Огонь

 

1. Иоанн Дамаскин. Октоих, воскресный седален, глас 8.
2. Николай Лисовой. «Тайна Святого Огня» // Журнал «Religio: восстановленная связь», 2000, стр. 46-49.
3. Дмитриевский А. А. Благодать святого Огня на Живоносном Гробе Господнем в Великую Субботу. СПб., 1908.
4. А. И. Пападопуло-Керамевс. Предисловие. – Рассказ Никиты, клирика царского. Послание к императору Константину VII Порфирородному о святом огне, писанное в 947 г. СПб., 1894, с. I. (Православный Палестинский сборник. Т. 13. Вып. 2). с. 10-11.
5. Торопцева Н.Т. Паломничество по Святой Земле в конце ХХ в. 2000 г.
6. Стивен Рансимен. Восточная схизма. М., Наука, 1998, с.69-70.
7. Ты еси Бог творяй чудеса. О схождении благодатного огня. Издание Свято-Введенской Оптиной пустыни, г. Тула, 1997 год.
8. Путеводитель во святый град Иерусалим ко гробу Господню, Москва, 1898 год, издание Русского Пантелеимонова монастыря.
9. Хури Фози. Встреча Воскресения Христова на Востоке (Из личных впечатлений). – Московские Ведомости, № 89, 1910.)
10. Святой Огонь, исходящий от Гроба Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в день Великой Субботы в Иерусалиме, по сказаниям древних и новых путешественников. М., 1887.
11. Дмитриевский А. А. Благодать святого Огня на Живоносном Гробе Господнем в Великую Субботу. СПб., 1908.
12. Третье знамение. // Газета «Жизнь», 14 сентября, 2001 г., №16. Стр. 1,4,5.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru