День памяти

Житие

Ве­ли­ко­му­че­ник Ни­ко­лай Со­фий­ский[1], Ни­ко­лай Но­вый[2] (1510–1555) ро­дил­ся в 1510 го­ду в Фес­са­лии, в го­ро­де Яни­на. Ро­ди­те­ли бы­ли ал­бан­ца­ми, но их име­на (Мар­тин и Еф­ро­си­ния) ука­зы­ва­ют на то, что они бы­ли хри­сти­а­на­ми.

По­лу­чил хо­ро­шее вос­пи­та­ние и об­ра­зо­ва­ние, был кра­си­вым и ум­ным мо­ло­дым че­ло­ве­ком. По­сле смер­ти ро­ди­те­лей ра­бо­тал са­пож­ни­ком.

Через неко­то­рое вре­мя, же­лая быть стран­ни­ком ра­ди Хри­ста, на­чал стран­ство­вать и при­был в Сер­дец (ны­неш­няя Со­фия), где по­се­лил­ся и вел бла­го­че­сти­вую жизнь. По на­сто­я­нию дру­зей же­нил­ся. Но од­на­жды но­чью, скры­ва­ясь ото всех, да­же от же­ны, пу­стил­ся в но­вые стран­ствия.

Пе­ре­пра­вив­шись через Ду­най, по­се­ли­л­ся в Уг­ро-Вла­хии и за­нял­ся преж­ним ре­меслом, ис­пол­няя дан­ные ра­нее Бо­гу обе­ты. Бу­дучи ис­кус­ным са­пож­ни­ком, вско­ре стал из­ве­стен во двор­це пра­ви­те­ля и лич­но гос­по­да­рю Мир­чи Чо­ба­ну, ко­то­рый при­гла­сил его ра­бо­тать при дво­ре.

Жизнь во двор­це тя­го­ти­ла крот­ко­го Ни­ко­лая, тем бо­лее что гос­по­дарь Мир­чо был ярост­ным и же­сто­ким че­ло­ве­ком, пре­дан­ным вся­че­ским без­за­ко­ни­ям и ли­шен­ным стра­ха Бо­жия. Не же­лая бо­лее быть сви­де­те­лем пре­ступ­ле­ний пра­ви­те­ля, Ни­ко­лай на­шел удоб­ное вре­мя и в 1554 го­ду вер­нул­ся в Сер­дец где вос­со­еди­нил­ся со сво­ей се­мьей. Спу­стя неко­то­рое вре­мя у него скон­ча­лись два сы­на.

Од­на­жды му­суль­мане, при­гла­сив его в го­сти и из­ряд­но на­по­ив ви­ном[3], про­из­ве­ли ему об­ре­за­ние, чтобы та­ким ко­вар­ным спо­со­бом об­ра­тить его в свою ве­ру. Это ве­ро­лом­ство воз­му­ти­ло и опе­ча­ли­ло Ни­ко­лая.

Свя­той про­вел в уеди­нен­ной непре­рыв­ной мо­лит­ве це­лый год, пы­та­ясь ис­ку­пить свой грех. На сле­ду­ю­щий день по­сле празд­ни­ка Воз­не­се­ния, к нему при­шел один ту­рок и спро­си­ли, по­че­му он не со­блю­да­ет пред­пи­са­ний ис­ла­ма. Ни­ко­лай за­явил, что ни­ко­гда не пре­да­вал пра­во­слав­ную ве­ру и оста­ет­ся хри­сти­а­ни­ном, что очень воз­му­ти­ло ту­рок.

По­сле это­го он был из­бит, под­верг­нут пыт­кам и пре­дан су­ду. Т.к. не бы­ло до­ка­за­тельств сво­бод­но­го при­ня­тия под­су­ди­мым ис­ла­ма, ка­ди (су­дья) пы­тал­ся его оправ­дать, но тол­па тре­бо­ва­ла кро­ви "ве­ро­от­ступ­ни­ка".

17 мая 1555 го­да му­суль­мане за­би­ли его кам­ня­ми за пре­де­ла­ми го­ро­да в ме­сте "Юч бу­нар" ("Три ко­лод­ца"). Один хри­сти­а­нин, на­блю­дав­ший за каз­нью, тай­но смог сбе­речь часть мо­щей свя­то­го. За­тем тур­ки со­жгли те­ло свя­то­го воз­ле ме­ста под на­зва­ни­ем "Тър­ни­ца­та", а пе­пел раз­ве­я­ли.

То­гдаш­ний мит­ро­по­лит Иа­ков со­звал епар­хи­аль­ный со­бор, и ка­но­ни­зи­ро­ва­ли Ни­ко­лая как свя­то­го.


При­ме­ча­ния

[1] Па­мять 17 мая (болг.) и в Со­бо­ре Бол­гар­ских свя­тых (болг.). Не вклю­чён в совре­мен­ный Ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

[2] По по­во­ду име­но­ва­ния "Но­вый" см. ста­тью Пра­во­слав­ной эн­цик­ло­пе­дии "Бол­гар­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь" (раз­дел "Но­во­му­че­ни­ки и по­движ­ни­ки пе­ри­о­да осман­ско­го ига").

[3] По другой версии – подсыпав ему снотворное в виноградный сок.

Молитвы

Тропарь великомученику Николаю Софийскому, глас 3

Заре́ю Ду́ха обогати́вся, сла́вне,/ и отту́ду восприи́м дерзнове́ние,/ испове́дал еси́ на суди́щи му́жески Тро́ицу Единосу́щную,/ те́мже и ка́мением побива́емь,/ не покори́лся еси́./ Огне́м же сожига́емь,/ обличи́л еси́ пре́лесть безбо́жных,/ многострада́льне свя́те Нико́лае./ Сего́ ра́ди мо́лим тя:/ испроси́ душа́м на́шим// ве́лию ми́лость.

Кондак великомученику Николаю Софийскому, глас 2

Благоче́стия и́стиннаго побо́рника/ и в беда́х непобеди́маго помо́щника,/ Боже́ственнаго Никола́я в пе́снех восхва́лим:/ сей бо яви́ся в после́дняя ле́та звезда́ пресве́тлая,/ просвеща́ющая ве́рных сердца́,/ и, со А́нгелы ны́не Тро́ице предстоя́,// непреста́нно мо́лится о всех нас.

Случайный тест