Дни памяти:

Житие

На за­се­да­нии Си­но­даль­ной ко­мис­сии по ка­но­ни­за­ции свя­тых, ко­то­рое со­сто­я­лось 19 июня 2008 го­да, рас­смат­ри­ва­лись ма­те­ри­а­лы об уста­нов­ле­нии празд­ни­ка Со­бо­ра Уфим­ских свя­тых. В ра­пор­те свя­тей­ше­му пат­ри­ар­ху мит­ро­по­лит Кру­тиц­кий и Ко­ло­мен­ский Юве­на­лий на­пи­сал:

«Ма­те­ри­а­лы предо­став­ле­ны Ва­ше­му Свя­тей­ше­ству Прео­свя­щен­ным Ни­ко­ном, ар­хи­епи­ско­пом Уфим­ским и Стер­ли­та­мак­ским, и на­прав­ле­ны Ва­ми на изу­че­ние в ко­мис­сию (ре­зо­лю­ция №4070 от 30 мая 2008 го­да).

Чле­ны ко­мис­сии по­сле изу­че­ния предо­став­лен­ных до­ку­мен­тов не на­шли пре­пят­ствий для уста­нов­ле­ния празд­ни­ка Со­бо­ра Уфим­ских свя­тых и уста­нов­ле­ния да­ты празд­но­ва­ния 21 мая (3 июня) – в день па­мя­ти пре­по­доб­но­го Мо­и­сея Уфим­ско­го. Чле­ны ко­мис­сии счи­та­ют, что до­ста­точ­ных ос­но­ва­ний для вклю­че­ния в со­став Со­бо­ра Уфим­ских свя­тых име­ют 11 по­движ­ни­ков (а не 29, как пред­ла­га­ла Уфим­ская епар­хия), жизнь и слу­же­ние ко­то­рых са­мым тес­ным об­ра­зом свя­за­ны с Уфим­ской епар­хи­ей:

с­щ­м­ч. Си­мон (Шле­ев), епи­скоп Ох­тен­ский; † 1921; Ав. 5 Но­во­муч.; Пе­терб.
с­щ­м­ч. Ев­граф (Ева­ре­стов); † 1918; Н. 24 || Но­во­муч.
прмч. Мак­сим (По­пов), † 1934; Ин. 17 || Но­во­муч.
с­щ­м­ч. Авер­кий (Се­ве­ро­во­сто­ков); † 1918; Ин. 17 || Но­во­муч.
с­щ­м­ч. Алек­сий (Кан­це­ров); † 1918 || Но­во­муч.
с­щ­м­ч. Петр (Вар­ла­мов); † 1930; Ф. 26 || Но­во­муч.
с­щ­м­ч. Ти­мо­фей (Пет­ро­пав­лов­ский); † 1918; Ин. 30 || Но­во­муч.
пр­м­ц. Мар­га­ри­та (Гу­на­ро­ну­ло); игу­ме­ния Мен­зе­лин­ско­го Про­ро­ко-Ильин­ско­го мо­на­сты­ря, прмц.: † 1918; Ав. 9 || Но­во­муч.
мч. Ки­при­ан (Яцен­ко); пса­лом­щик, мч.: † 1935 || Но­во­муч.
прп. Мо­и­сей Уфим­ский; † 1982; М.21
блж. Вар­ва­ра Уфим­ская, Ар­хан­гель­ская, за­твор­ни­ца Сквор­чи­хин­ская, бла­жен­ная: † 1966; Ф. 14

На этом ра­пор­те пат­ри­арх Алек­сий на­ло­жил ре­зо­лю­цию: «23.VI.2008 г. Уста­но­вить празд­но­ва­ние Со­бо­ра Уфим­ских свя­тых с вклю­че­ни­ем в со­став Со­бо­ра 11 по­движ­ни­ков, по за­клю­че­нию Си­но­даль­ной ко­мис­сии Мос­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та, жизнь и слу­же­ние ко­то­рых са­мым тес­ным об­ра­зом свя­за­ны с Уфим­ской епар­хи­ей».

* * *

Недав­но был со­здан Со­бор Уфим­ских свя­тых – ту­да во­шли 11 свя­щен­но­му­че­ни­ков, ко­то­рые ко­гда-то жи­ли в Баш­ки­рии.

Боль­шая часть из них по­гиб­ла в пе­ри­од ста­нов­ле­ния со­вет­ской вла­сти – свя­тых рас­стре­ли­ва­ли за контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию.

Те­ло Си­мо­на Шле­е­ва ока­за­лось нетлен­ным

Си­мон стал епи­ско­пом Уфим­ским в 1920 го­ду. В этом сане он про­был все­го год. Уже в ав­гу­сте 1921-го Вла­ды­ку уби­ли воз­ле до­ма дву­мя вы­стре­ла­ми из ре­воль­ве­ра двое в ко­жан­ках. По­хо­ро­нен в Вос­кре­сен­ском ка­фед­раль­ном со­бо­ре Уфы (на его ме­сте сей­час на­хо­дит­ся Баш­кир­ский ака­де­ми­че­ский те­атр дра­мы). В 1932 г. пе­ре­за­хо­ро­нен на Сер­ги­ев­ском клад­би­ще Уфы – при­чем лю­ди, вы­пол­няв­шие пе­ре­за­хо­ро­не­ние, сви­де­тель­ству­ют о том, что остан­ки Свя­ти­те­ля ни­сколь­ко не ис­тле­ли за де­ся­ти­ле­тие.

Отец Ев­граф не смог бро­сить ико­ны

Совре­мен­ни­ки опи­са­ли про­то­и­е­рея Ев­гра­фа Ева­ре­сто­ва как рос­ло­го, кра­си­во­го муж­чи­ну с про­ни­ца­тель­ны­ми гла­за­ми и ор­ли­ным но­сом. Прак­ти­че­ски всю жизнь по­свя­тил слу­же­нию Вос­кре­сен­ско­му ка­фед­раль­но­му со­бо­ру. За него он и умер му­че­ни­че­ской смер­тью. Это про­изо­шло в 1919 го­ду, ко­гда крас­ные окон­ча­тель­но взя­ли Уфу.

Отец Ев­граф един­ствен­ный оста­вал­ся хра­ме до по­след­не­го, не в си­лах бро­сить ико­ны. Его аре­сто­ва­ли крас­но­ар­мей­цы-ла­ты­ши. Они во­рва­лись с чер­но­го хо­да и сра­зу же ста­ли обыс­ки­вать квар­ти­ру. За­бра­ли все ма­ло-маль­ски цен­ные ве­щи, на­гра­ды, до­ку­мен­ты и фо­то­гра­фии и уве­ли от­ца Ев­гра­фа.

«С аре­сто­ван­ным ста­рым свя­щен­ни­ком (а ему бы­ло в то вре­мя уже 62 го­да) ни­кто не це­ре­мо­нил­ся, над ним из­де­ва­лись, его би­ли, ему пле­ва­ли в ли­цо, тас­ка­ли за бо­ро­ду, – пи­шет ис­сле­до­ва­тель Ни­на Зи­ми­на. – По неко­то­рым дан­ным, от­ца Ев­гра­фа рас­стре­ля­ли за Сер­ги­ев­ским клад­би­щем. Его ве­ли на рас­стрел в од­ном ниж­нем бе­лье, бо­си­ком по сне­гу, он встре­тил смерть в бес­ко­неч­ном сми­ре­нии».

Отец Мак­сим умер в конц­ла­ге­ре

Иеро­мо­нах Мак­сим По­пов со­вер­шил пе­шее па­лом­ни­че­ство в Ки­е­во-Пе­чер­скую лав­ру, за 6 ме­ся­цев прой­дя путь до Ки­е­ва и об­рат­но с меш­ком су­ха­рей и несколь­ки­ми па­ра­ми лап­тей на сме­ну. В ре­во­лю­цию у се­мьи По­по­вых за­бра­ли все, опу­сто­ши­ли ам­ба­ры, све­ли со дво­ров скот, ото­бра­ли зем­лю и ху­тор.

От­ца Мак­си­ма аре­сто­ва­ли в Бе­ле­бее, ку­да он при­шел со сво­и­ми при­хо­жа­на­ми по­мо­лить­ся на празд­но­ва­нии Та­бын­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. По­во­дом для аре­ста по­слу­жи­ло за­яв­ле­ние кор­ре­спон­ден­та зла­то­устов­ской га­зе­ты «Про­ле­тар­ская мысль», про­явив­ше­го ре­во­лю­ци­он­ную бди­тель­ность: уви­дев на рын­ке Бе­ле­бея свя­щен­ни­ка и мо­на­хи­ню, он за­по­до­зрил от­ца Мак­си­ма в про­ве­де­нии аги­та­ции сре­ди кре­стьян и со­об­щил об этом в «ор­га­ны». Через три го­да отец Мак­сим умер в Ар­хан­гель­ской об­ла­сти от вос­па­ле­ния лег­ких.

По­гре­баль­ный звон разо­злил крас­но­ар­мей­цев

По се­мей­но­му пре­да­нию, в день ги­бе­ли отец Авер­кий Се­ве­ро­во­сто­ков от­пе­вал по­кой­ни­ка, и ко­гда в се­ло во­шел от­ряд крас­но­ар­мей­цев, зву­чал по­гре­баль­ный звон ко­ло­ко­лов. Они вы­ска­за­ли недо­воль­ство, по­че­му их встре­ча­ет по­гре­баль­ный звон, и по­тре­бо­ва­ли бо­лее тор­же­ствен­ной встре­чи. Отец Авер­кий от­ве­тил, что сна­ча­ла он дол­жен про­во­дить усоп­ше­го, как по­до­ба­ет по цер­ков­но­му чи­ну. За та­кую «встре­чу» свя­щен­ни­ка и рас­стре­ля­ли.

Иерея Алек­сия рас­стре­ля­ли на па­ро­хо­де

От­ца Алек­сия Кан­це­ро­ва рас­стре­ля­ли на па­ро­хо­де, где ехал ка­ра­тель­ный от­ряд, «об­слу­жи­ва­ю­щий» ре­ку Бе­лую. Пред­ва­ри­тель­но смерт­ни­ков вы­ве­ли из трю­ма и раз­ме­сти­ли по ка­ю­там; за­тем по оче­ре­ди их вы­зы­ва­ли на па­лу­бу, под­во­ди­ли к краю бор­та, и уже здесь два по­лу­пья­ных крас­но­ар­мей­ца про­из­во­ди­ли рас­стрел сво­их жертв.

По­сле вы­зо­ва оче­ред­но­го за­лож­ни­ка про­ис­хо­ди­ла сме­на ка­ра­те­лей, осу­ществ­ляв­ших убий­ство. «...Му­же­ствен­но встре­тил смерть отец Кан­це­ров. «Бог вас про­стит, вы не зна­е­те, что тво­ри­те», – ска­зал он, под­няв­ши крест в по­след­нюю ми­ну­ту. Тру­пы рас­стре­лян­ных бро­са­ли в во­ду».

Да­же в за­клю­че­нии ду­мал о де­тях

Свя­щен­но­му­че­ник Петр Вар­ла­мов был аре­сто­ван и за­клю­чен под стра­жу в Стер­ли­та­мак­ский ис­прав­дом. Вско­ре про­шел слух, что аре­сто­ван­ных уго­нят из Стер­ли­та­ма­ка в Уфу. Ма­туш­ка по­еха­ла про­во­дить стра­даль­ца-му­жа. Де­тей, ко­то­рых у нее бы­ло пя­те­ро, с со­бой не взя­ла.

Из вос­по­ми­на­ний стар­шей до­че­ри иерея, Ва­лен­ти­ны, ко­то­рой в ту по­ру бы­ло 8 лет: «Ма­ма ста­ла хло­по­тать, чтобы па­пу вез­ти на ло­ша­ди, на под­во­де, по­то­му что па­па боль­ной, у него был ка­тар же­луд­ка, схва­ты­ва­ло ино­гда. Она от­ва­ри­ла ку­роч­ку ему, хо­те­ла пе­ре­дать. Ее не пус­ка­ли ни­где, она где-то по су­гро­бам, через за­бор к нему про­бра­лась. Он ей дал шер­стя­ной пу­хо­вый свой шарф и го­во­рит: «Нюра, у те­бя ведь де­воч­ки, возь­ми этот шарф, при­го­дит­ся ведь доч­кам», да­же то­гда он ду­мал не о се­бе, а о нас». От­ца Пет­ра рас­стре­ля­ли в Уфе. Пред­по­ло­жи­тель­ное ме­сто за­хо­ро­не­ния – Сер­ги­ев­ское клад­би­ще.

За про­пол­ку ого­ро­да по­ста­ви­ли к стен­ке

Как бы пред­чув­ствуя свою му­че­ни­че­скую смерть, отец Ти­мо­фей Пет­ро­пав­лов­ский слу­жил ли­тур­гию и по окон­ча­нии ее – мо­ле­бен сво­е­му небес­но­му по­кро­ви­те­лю апо­сто­лу Ти­мо­фею и свя­той Со­фии. В этот день, 13 июля, крас­но­ар­мей­цы во гла­ве с ко­мис­са­ром Ан­то­ном Гар­бу­зом без боя за­ня­ли де­рев­ню Зо­ло­то­нош­ку.

А отец Ти­мо­фей ни сам не встре­тил Гар­бу­за, ни жене сво­ей не поз­во­лил – он спо­кой­но про­дол­жал по­лоть на ого­ро­де кар­то­фель. Ти­мо­фея тот­час рас­стре­ля­ли у сель­ско­го ам­ба­ра. Он по­лу­чил пять пуль и три шты­ко­вых уда­ра и умер со сло­жен­ны­ми для крест­но­го зна­ме­ния пер­ста­ми в при­сут­ствии при­бе­жав­шей же­ны.

Игу­ме­нья Мар­га­ри­та не бо­я­лась смер­ти

В на­ча­ле ок­тяб­ря 1918г., во­рвав­шись в мо­на­стыр­скую огра­ду, боль­ше­ви­ки по­же­ла­ли осквер­нить храм, но игу­ме­нья Мар­га­ри­та Гу­на­ронуло не пу­сти­ла их ту­да. Ма­туш­ка без­бо­яз­нен­но вы­шла к тол­пе боль­ше­ви­ков и крот­ко ска­за­ла им: «Смер­ти я не бо­юсь, ибо толь­ко по­сле смер­ти я яв­люсь ко Гос­по­ду Иису­су Хри­сту, к ко­то­ро­му всю жизнь свою стре­ми­лась». В от­вет на эти сло­ва по­сы­па­лись пло­щад­ная брань и тре­бо­ва­ния от­крыть храм. Игу­ме­нья на­от­рез от­ка­за­ла, а боль­ше­ви­ки ска­за­ли ей: «Так смот­ри же: зав­тра ра­но утром мы убьем те­бя»... С эти­ми сло­ва­ми они ушли.

По­сле их ухо­да, за­пе­рев на за­по­ры цер­ков­ную огра­ду, игу­ме­нья Мар­га­ри­та вме­сте с сест­ра­ми от­пра­ви­лась в храм, где про­ве­ла всю ночь в мо­лит­ве, а за ран­ней обед­ней при­ча­сти­лась. Не успе­ла игу­ме­нья вый­ти из хра­ма, как боль­ше­ви­ки, ви­дя ма­туш­ку схо­дя­щей с ам­во­на, взя­ли ее на при­цел и в упор вы­стре­ли­ли. «Сла­ва Те­бе, Бо­же!» – гром­ко ска­за­ла игу­ме­нья Мар­га­ри­та, уви­дя боль­ше­ви­ков с уста­нов­лен­ны­ми про­тив нее ру­жья­ми, и... за­мерт­во упа­ла на пол, прон­зен­ная ру­жей­ны­ми пу­ля­ми.

Ки­при­а­на Яцен­ко за­да­ви­ло брев­на­ми

От­ца Ки­при­а­на об­ви­ни­ли в контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции. В 1935 го­ду он по­гиб. Ки­при­а­на Алек­сан­дро­ви­ча и дру­гих за­клю­чен­ных за­да­ви­ло на­смерть упав­ши­ми с кру­то­го бе­ре­га шта­бе­ля­ми бре­вен, ко­гда они на бе­ре­гу сгру­жа­ли брев­на с бар­жи.

Отец Мо­и­сей об­ла­дал да­ром ис­це­ле­ния

Пре­по­доб­ный Мо­и­сей Уфим­ский не лю­бил мир­ской су­е­ты, сто­ро­нил­ся празд­ных раз­го­во­ров, был да­лек от за­бот о хле­бе на­сущ­ном. Ар­хи­епи­скоп Фе­о­до­сий, управ­ляв­ший в на­ча­ле 70-х Уфим­ской епар­хи­ей, пе­ре­вел стар­ца Мо­и­сея из бань­ки, в ко­то­рой тот ютил­ся, в ар­хи­ерей­ский дом на­про­тив Сер­ги­ев­ско­го хра­ма. Но отец Мо­и­сей от­ка­зал­ся жить в од­них по­ко­ях с вла­ды­кой, го­во­ря, что он слиш­ком гре­шен, и по­се­лил­ся в по­лу­под­валь­ном по­ме­ще­нии ар­хи­ерей­ско­го до­ма.

Ар­хи­манд­рит Мо­и­сей об­ла­дал да­ром ис­це­ле­ния. При­ез­жа­ли к нему из раз­ных го­ро­дов. Он про­жил 68 лет. По­гре­бен ар­хи­манд­рит по его за­ве­ща­нию на Дем­ском клад­би­ще Уфы.

В 2002 го­ду свя­тые мо­щи пре­по­доб­но­го Мо­и­сея бы­ли пе­ре­не­се­ны с Дем­ско­го клад­би­ща в Сер­ги­ев­ский ка­фед­раль­ный со­бор, где на­хо­дят­ся и по сей день.

Бла­жен­ная Вар­ва­ра, за­твор­ни­ца Сквор­чи­хин­ская

Эту де­вуш­ку мест­ные жи­те­ли на­зы­ва­ли «ку­кол­кой» – в де­ревне она но­си­ла бо­тин­ки на каб­луч­ках и бар­хат­ную шляп­ку с бан­том. По­сле то­го, как к вла­сти при­шли боль­ше­ви­ки и учи­те­лей со­зва­ли для то­го, чтобы про­по­ве­до­вать ате­изм, на­бож­ная Вар­ва­ра оде­лась в тря­пье, за­ве­ла ко­зо­чек и пас­ла их в мо­лит­вен­ном уеди­не­нии, воз­вра­ща­ясь в дом позд­ним ве­че­ром.

А по­том она и во­все ста­ла за­твор­ни­цей – жи­ла на краю де­рев­ни Сквор­чи­хи (20 ки­ло­мет­ров от Ишим­бая). Вы­хо­ди­ла ма­ло и в ос­нов­ном в су­мер­ках или но­чью. Она не ста­ла за­во­дить хо­зяй­ство, не име­ла ни­ка­ко­го ого­ро­диш­ка, не со­би­ра­ла ни гри­бы, ни яго­ды, не за­па­са­ла дро­ва – оста­ви­ла все жи­тей­ские по­пе­че­ния. Един­ствен­но, о чем по­за­бо­ти­лась – вы­ко­па­ла род­ни­чок неда­ле­ко от из­бен­ки, ко­то­рый по­ныне по­чи­та­ет­ся свя­тым и це­леб­ным, и толь­ко из него бра­ла во­дич­ку.

За­твор­ни­ца про­ви­де­ла бу­ду­щее и обе­ща­ла по­мощь при об­ра­ще­нии к ней. В на­ча­ле 50-х го­дов на­шлись «пре­муд­рые» го­ло­вы, ко­то­рые уви­де­ли в Вар­ва­ре аме­ри­кан­скую шпи­он­ку и си­лой за­ста­ви­ли ее по­ки­нуть ее убе­жи­ще. По­сле пе­ре­жи­то­го ис­пы­та­ния бла­жен­ная усу­гу­би­ла свой по­двиг. Она пе­ре­ста­ла то­пить печ­ку. Дро­ва, что за­го­то­ви­ли лю­ди, го­да­ми ле­жа­ли нетро­ну­тые. Осе­нью 1962 го­да в из­бен­ке слу­чил­ся по­жар. Она рас­ска­зы­ва­ла, что «ко­шеч­ка прыг­ну­ла и сва­ли­ла ке­ро­га­з, а по­ту­шить я не смог­ла». Из­бен­ка сго­ре­ла до­тла.

Сна­ча­ла жи­ла она в из­бе на печ­ке, а по­том вы­шла на хо­лод­ную ве­ран­ду, жи­ла там за сун­ду­ком. Го­да­ми но­си­ла она на те­ле ру­баш­ку, в ко­то­рую встав­ля­ла бу­лав­ки, остри­я­ми к те­лу. От­кры­лось это, ко­гда оде­ва­ли за­твор­ни­цу по­сле смер­ти. Мо­щи бла­жен­ной на­хо­дят­ся в хра­ме Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри жен­ско­го мо­на­сты­ря в се­ле При­юто­во Бе­ле­бе­ев­ско­го рай­о­на.

Ни­на Зи­ми­на

Случайный тест

(7 голосов: 5 из 5)