сайт для родителей

Хорошая девочка: удобно всем, духовно опасно

Print This Post

1706


Хорошая девочка: удобно всем, духовно опасно
(2 голоса: 5 из 5)

Так называемый синдром хорошей девочки – не только острая болевая точка женской психологии, но и опасная «ловушка» в духовной жизни. Быть хорошей девочкой удобно для окружающих. Больно и разрушительно для своей жизни. И так неполезно для спасения с точки зрения  христианства.

 

Вечное дитя

…Сидят две добропорядочные бабушки на лавочке, одной 80, другой 60. Одна говорит другой: «Пойду на танцы». Другая: «Нет, не пойдешь, там мат, блуд, дурные компании, нечего тебе там делать». Первая бабушка, разочарованно: «Ну, ма-а-а-а-м…»

Но это только в анекдоте смешно. А в жизни – весьма печально и закономерно наблюдать настоящий бум, и вовсе не на  детей с девиантным поведением (их на самом деле не так много), а именно на послушных девочек и мальчиков, вечных подростков от 10-16 и до 40, а то и 60 лет

Пожилые  мамы умиляются на сорокалетних чад, на любое их чудачество резонно замечая: «Но ведь он (она) – совсем у нас дитя!» Похоже, им невдомёк, откуда «вечные дети» взялись  в таком количестве, и почему число их растет в геометрической прогрессии? Почему душевный инфантилизм переходит в духовный, парализуя внутренний рост стольких замечательных людей, целых поколений?

Наверное, виноваты мы сами, с пеленок убедительно доказывающие детям, что без нас они ни на что не способны, и что во всех жизненных смыслах (интеллектуальном, физическом, профессиональном, личностном)  им еще расти и расти. Мы, берущие на себя всю ответственность плюс еще немного, ограждающие детей от бытовых трудностей и житейских проблем. От сложных отношений и острых духовных вопросов. Словом, сами покорно везущие на себе воз, а потом откровенно не понимающие, отчего лишены мы помощи, сочувствия и поддержки своих детей.

Кроме этой попустительской установки, есть и другая – вредная, опасная и во всем ей противоположная.  Другая крайность также известна нам на собственном печальном примере,  и ее главный девиз – ничто хорошее в жизни не дается просто так.

С малолетства мы твердим своим чадам, что, для того, чтобы произошло что-то желаемое, нужно быть прилежным, стараться правильно себя вести в садике, хорошо учиться в школе и вузе, «пахать», «вкалывать», «напрягаться», и вот тогда, возможно…

Так мы внушаем детям ложные представления, что симпатии и признания окружающих необходимо добиваться,  авторитет – зарабатывать,  любовь – и та не бывает даром, любят за ум, красоту, успешность и другой объемный набор идеальных для семьянина достойных качеств, одинаковых, как под копирку.

Обывательская психология формирует стереотип: хочешь не быть выброшенным за борт прекрасной современности, барахтайся изо всех сил. Угождай начальству. Нравься сослуживцам и клиентам. И ни слова о том, чтобы быть угодным и приятным  Богу – не из страха кары и возмездия, а просто так, по детской к Нему любви, поскольку Господь – Тот, Кто любит тебя просто так, бескорыстно и безусловно.

Вот в отношениях с Кем нам действительно стоило бы оставаться инфантильными  в лучшем смысле этого слова – доверчивыми и привязанными, простодушными и беззаботными, быть как дети, чтобы однажды  войти в Царствие Небесное. Но нет, мы увязаем в инфантилизме среди себе подобных, сильно тормозя свой духовный рост.

На поиски любви

Вот и так называемый синдром хорошей девочки – особая сторона медали личностного инфантилизма.

Рожает себе мама эдакую Дюймовочку на пестике цветка, укутывает в розовое одеяльце на ореховой скорлупке, до поры до времени играет в любимую сказку.

Холит и лелеет – для себя же рожала. А потом наиграется и начинает охладевать, переключается на свою жизнь и проблемы.

А девочка-то, и  правда, хорошая. Сказочная, с тонкой и восприимчивой душой. Привыкла жить в сказке, а сказочное так быстро закончилось… Мучается от нелюбви и невнимания. А как их заполучить? Как мама учила, стараниями и еще раз стараниями. И что бы тут такое предпринять?

А тут и подсознание подключается, а в нем – бесовские помыслы под видом добреньких розовых фей: «Загляни в другую историю, про Золушку – начинай получше натирать котлы, почище перебирать чечевицу, может, заметят, какая ты достойная, замечательная, похвалят, что скромная и трудолюбивая. И мы с тобой заодно порадуемся».

И начинает она становиться новым существом – эдаким гибридом «Дюймовочка-Золушка»: и в школе хорошо учится, и золотую медаль с десятью потами и головными болями добывает,  и в вуз, куда мама скажет, на бюджет – кровь из носу, но поступит. Потом работает в правильном банке от рассвета до заката, принося домой объемную зарплату, а вместе с ней – бессонницу, депрессию, сумбурные и глупые  советы срочно полюбить себя от дорогого  и малоэффективного психолога. А главное – непреодолимое нервное перенапряжение, которое никто из близких не замечает и которому никто не сочувствует…

Крах Дюймовочки

А что,  ведь у них, у близких, все идет отлично – всем хорошо и очень даже удобно.

Девочка тихая, старательная, прилежная, положительная, зарабатывает всем на подарки и даже себе на отдых (только вот отдохнуть и снять стресс отчего-то никак не может). Никогда не говорит «нет» и во всем, во всем послушна родителям.

Сказали  ей бросить любимый институт, увлечение музыкой, рисование? Значит, слезами зальется, локти обкусает до крови, но послушно бросит маленькое сокровище своей души ради всех вас, любимых.

Никаких проблем не создает. Идеальный такой, комфортный вариант для родителей, педагогов, руководителей, коллег по работе и всех окружающих. Человек, на которого всецело можно положиться и все доверить… И все малоприятное на него свалить: отчеты, лишние часы, переработки по вечерам и особо трудные и  рутинные задания.

Маме бы вовремя услышать здравый голос совести, который иногда да прорывается сквозь житейскую успокоенность: стоп, пора сделать паузу, перегрузили дочку.

Но, как правило, тревожная сигнализация вовремя не срабатывает. А итог душевной глухоты может быть разным, от драматичного до трагического.

Натянутая струнка однажды  лопается, и хорошая девочка либо заболевает от перенапряжения своих душевных сил,  – переживает нервный срыв, уходит в глубокую депрессию, становится вечным гостем психиатрической клиники. Либо пускается во все тяжкие, перечислять которые вряд ли стоит. Бывают и страшные сценарии, когда, не выдержав напряжения, человек сводит счеты с жизнью.

Или струнка растягивается, так что никакой музыки больше не получается: Дюймовочка и Золушка превращается в погасшую  одинокую женщину среднего возраста, как правило, без семьи или психологически созависимую – с мужем наркоманом-алкоголиком-тунеядцем, регулярно практикующим рукоприкладство. Без любимого дела и увлечений, по временам говорящую вслух с самой собой, с кошкой и телевизором.

«И жизнь ее похожа на фруктовый кефир, видал я и такое не раз…», – поет Макаревич о такой печальной житейской картинке, увы, очень часто рисуемой жизнью в национальной культуре. В заученной роли хорошей девочки, да еще и жертвы невозможно построить нормальные отношения с миром и нормальную семью.

Вот тогда-то у пожилой мамы, наконец, проясняется сознание и возникают два исконно русских, но явно запоздалых вопроса: кто виноват и что делать?

Увязая в деталях

Все эти немаловажные личностные и социальные проблемы мельчают перед проблемой духовного масштаба – возможностью спасения, о которой  так или иначе всю жизнь размышляет христианин.  А как стремиться к вечной жизни, если уже в этой, временной, все опостылело, а продолжение такой невыносимой тягости  в вечной перспективе не представляется райским и спасительным?

Проблемы хорошей девочки – не только психологические, то есть душевные, но и в прямом смысле духовные, они исходят из ее глубокой сердечной раны, но так или иначе замешаны на страстях.

Дюймовочка-Золушка постоянно ощущает себя жертвой и бесконечно жалеет (что, в общем-то, объяснимо – больше ведь пожалеть некому). Ее «зарабатывание» любви окружающих и собирание ее по крохам ведет к болезненной самолюбивой (а не христианской)  жертвенности, искаженным представлениям об отношениях между людьми и отношениях человека с Богом.

Поэтому  и в храме у нее срабатывают подобные уставновки. Она и за церковной оградой  стремится быть очень хорошей девочкой и все делать правильно, чтобы заслужить у Спасителя хоть немножко ответного чувства (конечно, не желая ощущать при этом  того потока Его любви, который бескорыстно изливается на нее каждую секунду); а для этого – максимально исполнить материально-практическую составляющую своего исповедания веры: отбить необходимые поклончики, досконально вычитать правило, отстоять, заказать, поставить свечи всем святым, вопреки гастриту с панкреатитом  и периодическим вызовам «неотложки» с острой болью в животе пропоститься строго по монастырскому уставу с первого до последнего часа каждого поста.

Истинная православная  христианка, скажете вы? Но Если Господь Есть Любовь, можно ли приблизиться к Нему, строя свое стремление не на доверии, а  только лишь на взаимовыгодных (в корне языческих) коммерческих отношениях:  я тебе, а ты мне?

По мере приобретения опыта жизни в Церкви хорошая девочка, скорее всего, так и не выйдет за рамки усвоенного в церковной среде общественно одобряемого поведения. Будет носить длинные юбки с платками  в пир и в мир, до изнеможения, скрупулезно выполнять все установления Церкви – увязнет в мелочах и деталях народного и церковного благочестия, пройдя мимо чего-то важного.

Кому угождаем?

Как по-настоящему, а не мнимо угодить Богу, чтобы быть истинным христианином? Об этом  давно сказано в Евангелии. И ответу на этот непростой вопрос посвящен весь последующий духовный опыт Церкви.

Увы, продолжая быть хорошими девочками, вместо того,  чтобы угодить Богу, мы бесконечно угождаем  своему самолюбию и окружающим людям, тратя на это все свои жизненные ресурсы.

Стараясь быть хорошей, любимой, одобряемой  и принимаемой любой ценой, мы подпитываем свою скрытую гордыню. А ее непомерные аппетиты со временем только  растут – сколько ни дай, проглотит и потребует еще.

Именно потому нас так радуют любые достижения и так выбивают из сил самые маленькие неудачи и свидетельства нелюбви или равнодушия к нам окружающих. Уволили с работы? Исключили из института? Отказали в хорошем месте? Шеф вызвал на ковер  и вылил все претензии и раздражение?..

Любая из подобных проблем становится не просто бедой – крахом мирового масштаба, перед которым меркнет все остальное – прекрасное, доброе, вечное.

Словом, набирает силу «круговая порука» греха.

Отказ верить в искренние добрые чувства по отношению к нам ведет к осуждению ближних.

Сильно заниженная, а не здравая критичная самооценка  –  к самоуничижению, что, как известно, паче гордости. Ведь мы – Божьи дети, и умаление своей чести и достоинства не укладываются в понятие Его отеческой любви.

А не хватает в нас достоинства любимого чада Божия – тут и лжесмирение на подходе, замешанное на невольном самолюбовании:  а что делать, если друзья и знакомые мысленно и вслух делают «православные комплименты»  вашему скромному и смиренному имиджу прихожанки?

Словом, желание постараться для других ради похвалы, да еще и в ущерб своим  внутренним  потребностям наносит  вред душе.  А лечить ее невидимые глазу увечья не так просто. «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Марк.8:36).

В плену у одобрения

Пребывая в самоуспокоении, в привычном  состоянии хорошей девочки, можно залюбоваться  своим  розовым отражением  принцессы и забыть, что на самом деле человекоугодие – грех. Угождая ближним, мы согрешаем против первой заповеди о почитании Господа Бога.

Согрешая против нее, мы  расставляем заново свои жизненные акценты и изобретаем себе божков: скажем, мужа перед телевизором или сына перед компьютером, которым подобострастно стараемся услужить, вместо того чтобы предоставить им право самим сервировать стол и в это время почитать Евангелие или  молитвенное правило. Не идем в храм, чтобы поехать на рыбалку с любимыми, ненароком их не расстроив отказом. Не готовимся к исповеди и причастию, потому что пришли гости и ради них мы нарушили пост (а могли бы, не привлекая общего внимания, и картошечки за столом поесть).

Апостол Павел категорично говорит об этом: «Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Гал.1:10).

А вот взгляд на проблему схиархимандрита Авраама, духовника Ново-Тихвинского монастыря в Екатеринбурге: «Давайте задумаемся, что такое человекоугодие? Это болезненная зависимость от человеческого мнения, боязнь лишиться человеческого одобрения и подвергнуться порицанию. Многие, наверное, скажут, что это не такой уж страшный грех. Но на самом деле мы часто недооцениваем опасность страстей, которые на первый взгляд кажутся невинными.

Если человек думает не об угождении Богу, а об угождении людям, если для него главное – человеческое одобрение, то он, по сути, перестает быть христианином. Если он находится в обществе, где ценят христианские добродетели, он будет исполнять заповеди по видимости. А если он окажется в другом обществе, будет стараться угодить окружающим другим образом, показать, что он энергичный, умный, практичный, одним словом, «крутой». В глазах людей, которые эти качества ценят, ему хочется выглядеть таким же, как они: мол, и я не лыком шит. А в глазах людей кротких ему нужно показаться кротким. Как ему было бы трудно, если бы и те и другие оказались вместе! Но мне кажется, что есть люди, которые умудряются угодить всем: тут же показывать и «крутизну» и кротость, тут же и милосердие и то, что им палец в рот не клади…

Такое душевное расположение может привести просто к катастрофическим последствиям, к погибели. Скажем, завтра мы окажемся среди безбожников и из человекоугодия отречемся от Христа, ради того чтобы никто не сказал, что мы дураки и что мы против современной науки… Если мы желаем созерцать Христа, наслаждаться общением с Ним, то должны, подобно Закхею, не раболепствовать перед человеческим мнением».

Архимандрит Лазарь (Абашидзе) во второй главе книги «Грех и покаяние последних времен» пишет: «…Любовь человекоугодническая  имеет в основе своей какую-нибудь страсть: или это приятность плотская, или родственная, или симпатия… При человекоугодии мы поставляем ближнего впереди Бога и служим ему ради своей собственной выгоды…Но хуже всего, что мы сами в то время думаем и другим даем понять, что мы это делаем по заповеди, по христианскому милосердию».

«Существуют естественные психологические качества – робость, застенчивость, стеснительность, неуверенность, которые не имеют ничего общего со сверхъестественным благодатным миром, нисходящим в человеческую душу. Эти качества основаны на уважении к человеческому мнению, на искании человеческого расположения, на почитании законов общества, в конечном счете, на страхе перед людьми, но не на любви к Богу. Стремление выдать эти качества за христианскую добродетель смирения ведет к обману себя и ближних», – размышляют авторы сайта «Азбука веры».

Игумен Нектарий (Морозов) считает: «Печаль по Богу, на самом деле, никогда не приводит человека в состояние расслабления, а делает его сильнее, ревностнее, дает ему решимость бороться с грехом. Остальное – печаль человека о том, что он не настолько хорош, насколько хотел бы».

Где живет Дюймовочка

Кто она, хорошая девочка, мечтающая нравиться людям? У нее нет адреса и возраста, национальности, особого социального статуса  и особых личных примет. Ее можно встретить и  в компании юных воспитанниц воскресной школы, и среди бизнес-леди, паркующих шикарное авто на паперти храма, и в кругу благочестивых церковных бабушек. Да в своем собственном сердце, если глубоко  и откровенно с самой собой   осмотреться в нем.

Но есть один важный отличительный признак – она, вопреки взгляду со стороны, совсем не любит себя. Не просто не любит, а активно, агрессивно, настойчиво и обидчиво. Ненавидит свое отражение в зеркале. Не считает достаточными свое образование, положение, зарплату. Она недовольна собой во всех отношениях, потому что никак не может заслужить своей собственной любви. Она возводит в степень свое недовольство собой и миром, а через это недовольство забывает о радости бытия и о благодарности Богу за дни  и секунды  своей жизни

Хорошая девочка – это  состояние души. И, только осознав его как духовную проблему, можно начинать активно ей противостоять.

Но вот с чего начать? Очевидно, с искреннего покаяния и осознания своих внутренних неправд. А затем постараться искоренить  в себе стойкое заблуждение, что любовь нужно заслуживать, ведь отрицание бескорыстной составляющей в любви Бога и людей к нам закрывает наше сердце для благодатного принятия этого дара.

Смена  линии поведения – это совсем не просто. Без перемены сознания, пожалуй, что и невозможно. Но ведь человек не спасает себя сам – спасает его Господь. А он и намерение целует. Давайте просить, и Он протянет руку помощи. А будет нужно, и понесет, как овцу, на своих плечах.

А что такое быть хорошей  девочкой…для Бога? Может быть, это значит принять и понять благодатную и расточительную  щедрость Его любви и попробовать, подражая Ему,  иметь хоть немного настоящей нелицемерной любви  по отношению к себе, а затем и ко всем, кто нас окружает, исполнив заповедь – возлюбив ближнего как себя.

Видимо, простого и доступного пошагового  рецепта превращения из хорошей девочки в НАСТОЯЩУЮ не существует. Но можно попробовать то, что подсказывает «потаенный сердца человек». Например, отвлечься от себя и напряженного стремления и старания быть лучшей девочкой на свете и переключить фокус своего внимания на окружающих. Увидеть их проблемы и боли и постараться понести их тяготы. Принести себя Богу такой, какая есть на самом деле – прямо сказать, не такой хорошей, зато настоящей, искренней и открытой  к перемене своего сердца.

…В сказке у Андерсена Дюймовочка сумела высоко подняться над своим эгоистичным микромиром. Может, и нас воодушевит ее полет на ласточке?

 

Марья Солунь

Фото из открытых источников

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus