Школа безусловной любви

Школа безусловной любви

(2 голоса5.0 из 5)

Что нужно знать тем, кто хочет усы­но­вить ребенка? Чем дети, вос­пи­тан­ные в госу­дар­ствен­ных учре­жде­ниях, отли­ча­ются от семей­ных? Нужно ли рас­ска­зы­вать ребенку о его про­шлом и зна­ко­мить с кров­ными род­ствен­ни­ками? На эти и дру­гие вопросы отве­чает Алла Сирк, спе­ци­а­лист по соци­аль­ной работе бла­го­тво­ри­тель­ного фонда «Роди­тель­ский мост».

 

Возраст и мотивация

–  Суще­ствует ли опти­маль­ный для ребенка воз­раст усыновления?

–  Каж­дый ребе­нок, в любом воз­расте, имеет право на семью. С одной сто­роны, чем младше ребе­нок, тем легче про­ис­хо­дит его адап­та­ция в новой семье. У стар­ших детей есть опыт про­жи­ва­ния в кров­ной небла­го­по­луч­ной семье, в сирот­ском учре­жде­нии – у них огром­ная потреб­ность в пер­со­наль­ной любви, в заботе, кото­рых им недодали.

У совсем малень­ких детей дру­гая про­блема –  мы не знаем, что зало­жено в их гене­тике и как это про­явится в буду­щем. С детьми до года нельзя быть уве­рен­ными, смо­гут ли они ходить, гово­рить, как будет про­хо­дить их развитие.

AdobeStock 90193553 - Школа безусловной любви

– В школе при­ни­ма­ю­щих роди­те­лей фонда «Роди­тель­ский мост»  вы как раз и объ­яс­ня­ете потен­ци­аль­ным мамам и папам эти моменты?

– Да, обу­че­ние в нашей школе на это наце­лено: мы гото­вим людей к труд­но­стям, с кото­рыми им при­дется столк­нуться. Сна­чала нужно выяс­нить истин­ные мотивы, кото­рые дви­жут при­ем­ными роди­те­лями. Почему они хотят взять ребенка в семью? Зачем им это? От ответа на этот вопрос зави­сит многое.

Боль­шин­ство утвер­ждает, что они хотят помочь ребенку, но не все­гда дело обстоит  именно так. Напри­мер, кто-то хочет скре­пить семью, ока­зав­шу­юся на грани рас­пада, а ребе­нок видится инстру­мен­том, кото­рый помо­жет это сделать.

– Бывает такое, что роди­тели, осо­знав свои истин­ные мотивы, отка­зы­ва­ются от усыновления?

– Бывает. Вот при­мер. Одна­жды к нам при­шла потен­ци­аль­ная при­ем­ная мама, оди­но­кая, в раз­воде. Ска­зала, что хочет помочь ребенку. Мы стали с ней рабо­тать, и выяс­ни­лось, что глу­бин­ные мотивы отли­ча­ются от заяв­лен­ных.  Моей целью было ей это пока­зать. Со вре­ме­нем она осо­знала, что думает не столько о ребенке, сколько о семье. Разо­брав­шись в себе, она взяла отсрочку.  Спу­стя неко­то­рое время эта жен­щина позво­нила мне и ска­зала: «Я  вам очень бла­го­дарна, я вышла замуж».

– Чем еще опре­де­ля­ется готов­ность роди­те­лей к усы­нов­ле­нию, кроме пра­виль­ной мотивации?

– Часто к нам при­хо­дят те, кто сам был трав­ми­ро­ван в дет­стве. И мы серьезно отно­симся к про­ра­ботке дет­ско-роди­тель­ских отно­ше­ний, род­ствен­ных свя­зей. Напри­мер, у при­ем­ного папы утра­чена связь с соб­ствен­ным отцом. А зна­чит, велик риск, что у него воз­ник­нут слож­но­сти в при­ня­тии при­ем­ного ребенка. Или роди­тель, сильно оби­жен­ный на свою семью, сохра­няет и в насто­я­щем вре­мени эти чув­ства – их тоже необ­хо­димо прорабатывать.

Про­блема в том, что роди­тели не все­гда сразу откры­ва­ются. Они счи­тают, что не стоит ана­ли­зи­ро­вать про­шлое. Но, не про­ра­бо­тав соб­ствен­ные дет­ские травмы, вы не смо­жете помочь дру­гому ребенку, кото­рый трав­ми­ро­ван еще силь­нее, чем вы. Часто при­хо­дят после неудач­ных попы­ток ЭКО, ино­гда неоднократных.

Невоз­мож­ность родить ребенка –  серьез­ная пси­хо­ло­ги­че­ская травма, а бывает так, что роди­тели хотят усы­нов­ле­нием заглу­шить эту боль. Мы помо­гаем пере­жить эту ситу­а­цию и более ответ­ственно подойти к вопро­сам усыновления.

Нет у адаптации конца

– Пред­став­ляют ли буду­щие при­ем­ные роди­тели труд­но­сти, с кото­рыми им при­дется столк­нуться? Что они думают о вос­пи­та­нии детей?

– Мини­маль­ный опыт есть почти у каж­дого роди­теля – обще­ние с детьми дру­зей, род­ствен­ни­ков, со сво­ими млад­шими бра­тьями и сест­рами. Но пред­став­лять,  каково это – вклю­читься в вос­пи­та­ние ребенка на 24 часа в сутки и на дол­гие годы ради­кально изме­нить свою жизнь – очень трудно.

Даже если есть род­ные дети, надо пони­мать, что ребе­нок, име­ю­щий опыт вос­пи­та­ния в небла­го­по­луч­ной семье или сирот­ском учре­жде­нии, отли­ча­ется от детей, изна­чально окру­жен­ных забо­той и вниманием.

При­ем­ный ребе­нок сильно трав­ми­ро­ван, даже если его усы­но­вили совсем малень­ким, из Дома малютки. Нега­тив­ный опыт тех дней – недо­ста­ток любви, невоз­мож­ность удо­вле­тво­рить потреб­ность в защите – отри­ца­тельно ска­зы­ва­ются на его эмо­ци­о­наль­ном и пси­хи­че­ском состоянии.

– Сколько может длиться исце­ле­ние ребенка в новой семье, его адап­та­ция? И каковы при­знаки того, что она состоялась?

– Ска­зать, что она пол­но­стью закон­чи­лась, нельзя нико­гда, потому что в стрес­со­вых ситу­а­циях травма, полу­чен­ная в ран­нем дет­стве, все равно будет давать о себе знать. Ребе­нок будет пси­хо­ло­ги­че­ски воз­вра­щаться к тому состоянию.

Задача при­ем­ного роди­теля – удо­вле­тво­рить базо­вые потреб­но­сти ребенка в при­ня­тии и любви, чтобы он мог раз­ви­ваться дальше. Нужно пом­нить, что при­ем­ный ребе­нок очень рани­мый, что его эмо­ци­о­наль­ные потреб­но­сти в самом ран­нем воз­расте не были удо­вле­тво­рены, и он все­гда будет тре­бо­вать к себе повы­шен­ного внимания.

– Я стал­ки­вался с рас­ска­зами роди­те­лей  о том, что пер­вые два-три-четыре года ребе­нок ведет себя  в новой семье хорошо, а потом что-то слу­ча­ется, и он начи­нает про­яв­лять агрес­сию, зака­ты­вает истерики…

– Пра­вильно, пер­вый этап адап­та­ции про­хо­дит мягче: ребе­нок хочет пока­заться хоро­шим. А когда дове­рие к роди­те­лям уже сфор­ми­ро­вано, он про­яв­ляет себя таким, какой он есть, поз­во­ляет себе выра­жать чув­ства и эмо­ции более бурно. К тому же могут ска­заться и воз­раст­ные кри­зисы, кото­рые пере­жи­вают все дети, про­сто у при­ем­ных детей они про­хо­дят ост­рее, чем у кровных.

– Какие еще труд­но­сти могут ожи­дать роди­те­лей, усы­но­вив­ших ребенка?

– При­ем­ному ребенку трудно сфор­ми­ро­вать дове­рие к миру, трудно найти дру­зей, непро­сто под­го­то­виться к школе – тем тяже­лее,  чем меньше вре­мени он про­вел в при­ем­ной семье до поступ­ле­ния в пер­вый класс. За корот­кий период ком­пен­си­ро­вать нерав­но­мер­ность раз­ви­тия очень сложно, это надо понимать.

Пер­вый класс про­жи­ва­ется очень трудно, в «Роди­тель­ском мосте» рабо­тает спе­ци­аль­ная пси­хо­ло­ги­че­ская группа, помо­га­ю­щая пре­одо­ле­вать слож­но­сти в обу­че­нии детей.

– Бывало такое, что под­опеч­ные «Роди­тель­ского моста» отка­зы­ва­лись от уже отдан­ного на усы­нов­ле­ние ребенка?

– Я могу гово­рить только о тех, кого сама сопро­вож­даю. В одной семье умер при­ем­ный папа, и мать после смерти мужа ска­зала, что не спра­вится в оди­ночку с вос­пи­та­нием ребенка. В итоге мы пере­ме­стили маль­чика в дру­гую семью. Такие слу­чаи были, но про­сто отказы – нет.

slide1 - Школа безусловной любви

Прими ребенка таким, какой  он есть

– Вы не только гото­вите роди­те­лей к при­ня­тию ребенка, но и сопро­вож­да­ете семьи пер­вые годы после усы­нов­ле­ния. И если в школе для буду­щих при­ем­ных роди­те­лей  Вы помо­га­ете разо­браться с моти­ва­цией, дет­скими трав­мами, то какую помощь «Роди­тель­ский мост» ока­зы­вает на этапе сопровождения?

– Сей­час я зани­ма­юсь только сопро­вож­де­нием тех семей, кото­рые уже усы­но­вили при­ем­ных. Глав­ное в сопро­вож­де­нии – хоро­ший кон­такт с  роди­те­лям. Запросы от них самые раз­но­об­раз­ные. Неко­то­рые сетуют, что их детям очень тяжело дается пре­одо­ле­ние труд­но­стей, они неусид­чивы, пасуют перед каж­дым препятствием.

В таких слу­чаях мы пред­ла­гаем работу с пси­хо­ло­гом, реко­мен­дуем группы под­держки начи­на­ю­щих роди­те­лей в «Роди­тель­ском мосте», где мамы и папы со ста­жем делятся своим опы­том с теми, кто только недавно раз­ме­стил ребенка из дет­ского учреждения.

Фор­мально сопро­вож­де­ние про­дол­жа­ется до совер­шен­но­ле­тия ребенка, но, повто­рюсь, спе­ци­фика при­ем­ных детей такова, что  они в силу пере­жи­тых в ран­нем дет­стве травм могут отста­вать в усво­е­нии школь­ной про­граммы от своих сверстников.

Одному под­ростку уже испол­ни­лось 18 лет, а еще два класса впе­реди, и при­ем­ные роди­тели  уже пен­си­он­ного воз­раста. Такие семьи мы ста­ра­емся под­дер­жи­вать и после дости­же­ния детьми совер­шен­но­ле­тия. Если же семья уве­рен­ная, бла­го­по­луч­ная, если все вопросы с жильем, рабо­той, уче­бой решены, мы фор­мально выво­дим их из сопро­вож­де­ния, но кон­такт с семьями под­дер­жи­вать продолжаем.

– Как роди­тель может помочь ребенку адап­ти­ро­ваться в семье?

– При­ем­ные роди­тели должны осо­зна­вать и хорошо пони­мать, что ребе­нок может отли­чаться от них тем­пе­ра­мен­том, что у него свои пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти, спо­собы выра­же­ния чувств, что он не может быть иде­аль­ным. Если уж Божьей волей вы встре­тили этого чело­века на своем пути, при­няли его в свою семью – при­мите его таким, какой он есть, пода­рите ему без­услов­ную любовь.

– А это вообще воз­можно – полю­бить безусловно?

– Это в иде­але, конечно. Но как мини­мум роди­тели должны быть в состо­я­нии при­зна­вать свои ошибки, уметь изви­няться перед ребен­ком, если их реак­ция на какие-то дет­ские поступки была неадек­ват­ной, чрез­мер­ной. И в даль­ней­шем вести себя по-другому.

Знакомство с родителями

– Серьез­ный вопрос для мно­гих при­ем­ных роди­те­лей – нужно ли хра­нить тайну усы­нов­ле­ния? Или лучше или лучше рас­ска­зать детям правду об их прошлом?

– Мы счи­таем, что каж­дый ребе­нок  дол­жен знать исто­рию своей жизни. К тайне усы­нов­ле­ния каж­дый  роди­тель отно­сится  по-раз­ному. Мы можем лишь реко­мен­до­вать посту­пить тем или иным обра­зом, но реше­ние семья при­ни­мает сама. Прак­тика пока­зы­вает, что пусть лучше ребе­нок услы­шит правду из уст своих роди­те­лей, чем от посто­рон­них людей и неиз­вестно в какой форме.

Мно­гие роди­тели очень боятся таких раз­го­во­ров, но ничего страш­ного в семье, дове­рив­шей ребенку правду, не про­ис­хо­дит. Рас­скажу такой слу­чай: семья поте­ряла кров­ного ребенка, взяла под опеку маль­чика из дет­ского дома, потом усы­но­вила. У маль­чика оста­лись в памяти мно­гие моменты из преж­ней его жизни. Он зада­вал матери вопросы на эту тему, а та укло­ня­лась от пря­мых ответов.

Больше года с мамой велась работа  на тему рас­кры­тия тайны. В резуль­тате уро­вень тре­воги и страха был сни­жен, и мать рас­ска­зала сыну исто­рию его жизни. Реак­ция под­ростка была адекватной.

– Не может ли встреча с кров­ными роди­те­лями, их нега­тив­ный образ еще силь­нее трав­ми­ро­вать при­ем­ного ребенка?

– Да, если он будет иден­ти­фи­ци­ро­вать себя с мамой, это будет травма, конечно.  При­ем­ные роди­тели должны объ­яс­нить ему, что не только наслед­ствен­ность опре­де­ляет его буду­щее, что среда и вос­пи­та­ние зна­чат не меньше. Что не обя­за­тельно идти путем кров­ных род­ствен­ни­ков и повто­рять их ошибки.

Можно даже исполь­зо­вать опыт зна­ком­ства детей  с небла­го­по­луч­ными кров­ными роди­те­лями,  рас­ска­зать ребенку  – вот, те  папа  и мама, бла­го­даря кото­рым ты появился на свет, стра­дали болез­нен­ными при­стра­стием к алко­голю, и тебе тоже в буду­щем будет непро­сто спра­виться с тягой к спирт­ному, а потому будь осторожен.

– Как рано, в таком слу­чае, ребенку нужно рас­ска­зы­вать о его происхождении?

– Неко­то­рые пси­хо­логи при­дер­жи­ва­ются пра­вила, что ребе­нок дол­жен дорасти до воз­раста, когда он будет в состо­я­нии дер­жать эту инфор­ма­цию в сек­рете, если не хочет делиться ею с окру­жа­ю­щими. Но с дру­гой сто­роны довольно есте­ственно и без­бо­лез­ненно отве­чать на вопросы ребенка о его про­ис­хож­де­нии по мере их поступления.

Дети очень рано начи­нают инте­ре­со­ваться исто­рией своей жизни, чему роди­тели бывают очень удив­лены. «А был ли я, мам, у тебя в живо­тике?»  – ребе­нок и в пять лет, и в четыре года может задать такой вопрос.

Боль­шин­ство пред­по­чи­тает откла­ды­вать объ­яс­не­ния на потом, но чем старше ста­но­вится ребе­нок, тем слож­нее сохра­нять тайну ста­но­вится уже для самих роди­те­лей. Роди­тели сами в этом признаются.

В одной семье усы­но­вили малень­кого ребенка, и когда он под­рос, у него нача­лись воз­раст­ные про­блемы. Мама в силу раз­ных обсто­я­тельств не могла рас­крыть тайну, очень пере­жи­вала, из-за стресса у нее обост­ри­лись хро­ни­че­ские болезни, в резуль­тате чего она год про­вела на инвалидности.

Когда же, нако­нец, мать рас­ска­зала сыну исто­рию его жизни, отно­ше­ния в семье ста­би­ли­зи­ро­ва­лись, здо­ро­вье мамы нормализовалось…

Евге­ний Перевалов,

Жур­нал «Вода  живая»,  №5,  май 2019 года

Фото из откры­тых источников

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки