Дух

***

Дух

1) бес­те­лес­ное лич­ност­ное суще­ство (Бог (Ин.4:24), ангел (Пс.103:4), душа почив­шего чело­века (1Пет.3:19) либо чело­ве­че­ская душа вообще (Тов.3:6);

2) высшая сила чело­ве­че­ской души, посред­ством кото­рой чело­век познает Бога (чело­ве­че­ский дух вме­щает в себя Боже­ствен­ную бла­го­дать, явля­ется ее про­вод­ни­ком для всех сил души);

3) духовно-нрав­ствен­ное рас­по­ло­же­ние; духовно-нрав­ствен­ный настрой (см. молитву прп. Ефрема Сирина);

4) харак­тер, нрав (Пс.75:13) (пример: чело­век силь­ный духом = чело­век с силь­ным харак­те­ром).

«В каждом чело­веке есть дух – высшая сто­рона чело­ве­че­ской жизни, сила, вле­ку­щая его от види­мого к неви­ди­мому, от вре­мен­ного к веч­ному, от твари к Творцу, харак­те­ри­зу­ю­щая чело­века и отли­ча­ю­щая его от всех других живых тварей назем­ных. Можно сию силу ослаб­лять в разных сте­пе­нях, можно криво истол­ко­вы­вать ее тре­бо­ва­ния, но совсем ее заглу­шить или истре­бить нельзя. Она неотъ­ем­ле­мая при­над­леж­ность нашего чело­ве­че­ского есте­ства» (св. Феофан Затвор­ник)

Следуя св. Отцам, чело­ве­че­ский дух – не само­сто­я­тель­ная часть души, не нечто отлич­ное от нее. Чело­ве­че­ский дух нераз­рывно связан с душой, всегда соеди­нен с ней, пре­бы­вает в ней, состав­ляет ее высшую сто­рону. По слову св. Фео­фана Затвор­ника, дух есть «душа души чело­ве­че­ской», «сущ­ность души».

По слову св. Игна­тия Брян­ча­ни­нова, «суще­ство чело­века, вер­хов­ная сила его, кото­рой он отли­ча­ется от всех земных живот­ных, кото­рой он равен анге­лам, дух его, есть образ суще­ства Божьего; свой­ства духа чело­ве­че­ского служат в состо­я­нии непо­роч­но­сти своей, подо­бием свойств Бога».

Согласно св. Гри­го­рию Чудо­творцу, чело­ве­че­ский дух не имеет качеств, кото­рые вос­при­ни­ма­ются чув­ствами.

Чело­ве­че­ский дух есть разум­ное начало в силу чего св. Отцами он часто назы­ва­ется умом (св. Иоанн Дамас­кин, св. Гри­го­рий Нис­ский, св. Игна­тий Брян­ча­ни­нов).

По мысли св. Игна­тия Брян­ча­ни­нова, чело­ве­че­ский дух неви­дим и непо­сти­жим, подобно неви­ди­мому и непо­сти­жи­мому Уму Божию. В то же время чело­ве­че­ский дух есть только образ своего Боже­ствен­ного Пер­во­об­раза, а совсем не тож­де­стве­нен Ему.

«Сотво­рен­ное по образу, конечно, во всем имеет упо­доб­ле­ние Пер­во­об­разу, умствен­ное – умствен­ному и бес­плот­ное – бес­плот­ному, сво­бодно от вся­кого вре­мени, как и Пер­во­об­раз, подобно ему избе­гает вся­кого про­стран­ствен­ного изме­ре­ния, но по свой­ству при­роды, есть нечто иное с ним», – гово­рит св. Гри­го­рий Нис­ский. В отли­чие от нетвар­ного Духа Божьего, чело­ве­че­ский дух тварен и огра­ни­чен. По своему суще­ству Дух Божий совер­шенно отли­ча­ется от духа чело­ве­че­ского, ибо сама сущ­ность послед­него огра­ни­чена и конечна.

Св. Феофан Затвор­ник гово­рит, что чело­ве­че­ская духов­ность есть твар­ная, огра­ни­чен­ная и конеч­ная духов­ность. Совер­шен­ной духов­но­стью она ста­но­вится только через соеди­не­ние с бес­ко­неч­ным, нетвар­ным и неогра­ни­чен­ным Духом – Богом. «Ника­кая тварь не рав­но­честна Свя­тому Духу. Все чины Анге­лов, все небес­ное воин­ство, сово­куп­лен­ные воедино, не могут быть упо­доб­лены и срав­нены со Святым Духом» (св. Кирилл Иеру­са­лим­ский).

***

Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов о чело­ве­че­ском духе

«Все чело­ве­че­ство, кото­рое не входит в глу­бо­кое рас­смат­ри­ва­ние есте­ства души, доволь­ству­ясь позна­нием поверх­ност­ным, обще­при­ня­тым, без­раз­лично назы­вает неви­ди­мую часть суще­ства нашего, живу­щую в теле и состав­ля­ю­щую его сущ­ность, и душою и духом. Как при­зна­ком жизни живот­ных служит так же дыха­ние, то они обще­ством чело­ве­че­ским назы­ва­ются от жизни живот­ными, и от души оду­шев­лен­ными (animales). Прочее веще­ство назы­ва­ется без­жиз­нен­ным, неоду­шев­лен­ным, или без­душ­ным. Чело­век, в отли­чие от прочих живот­ных, назы­ва­ется сло­вес­ным, а они, в отли­чие от него, бес­сло­вес­ными. Масса чело­ве­че­ства, все­цело заня­тая попе­че­ни­ями о земном и вре­мен­ном, на все иное смот­ря­щая поверх­ностно, видела раз­ность между чело­ве­ком и живот­ными в даре слова. Но мужи разум­ные поняли, что чело­век отли­ча­ется от живот­ных внут­рен­ним свой­ством, осо­бен­ною спо­соб­но­стью души чело­ве­че­ской. Эту спо­соб­ность они назвали силой сло­вес­но­сти, соб­ственно духом. Сюда отне­сены не только спо­соб­ность мыс­лить, но и спо­соб­ность к ощу­ще­ниям духов­ным, каковы ощу­ще­ние высо­кого, ощу­ще­ние изящ­ного, ощу­ще­ние доб­ро­де­тели. В этом отно­ше­нии зна­че­ние слов душа и дух весьма раз­лично, хотя в обще­стве чело­ве­че­ском оба слова упо­треб­ля­ются без­раз­лично, одно вместо дру­гого…

Учение о том, что чело­век имеет душу и дух, нахо­дится и в Свя­щен­ном Писа­нии (Евр. 4:12), и в святых отцах. По боль­шей части оба эти слова упо­треб­ля­ются для обо­зна­че­ния всей неви­ди­мой части суще­ства чело­ве­че­ского. Тогда оба слова имеют зна­че­ние тож­де­ствен­ное (Лк.23:46; Ин.10:15,18). Раз­ли­ча­ется душа от духа, когда это тре­бу­ется для объ­яс­не­ния неви­ди­мого, глу­бо­кого, таин­ствен­ного аске­ти­че­ского подвига. Духом назы­ва­ется сло­вес­ная сила души чело­ве­че­ской, в кото­рой напе­чат­лен образ Божий и кото­рой душа чело­ве­че­ская отли­ча­ется от души живот­ных: живот­ным Писа­ние также при­пи­сы­вает души (Лев. 17:11,14). Пре­по­доб­ный Мака­рий Вели­кий на вопрос: «Иное ли есть ум (дух), и иное ли душа?» – отве­чает: «Якоже члены тела, многие суще, единым чело­ве­ком име­ну­ются, так и члены души суть многие, ум, воля, совесть, помыш­ле­ния осуж­да­ю­щие и оправ­ды­ва­ю­щие; однако вся сия в едину соеди­нены сло­вес­ность, и члены суть душев­ные; едина же есть душа внут­рен­ний чело­век» (Беседа 7, гл. 8. Пере­вод Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии, 1820 г.). В пра­во­слав­ном бого­сло­вии читаем: «Что каса­ется до духа, кото­рый, на осно­ва­нии неко­то­рых мест Писа­ния (1Фес.5:23; Евр.4:12), почи­тают тре­тьей состав­ной частью чело­века, то, по словам свя­того Иоанна Дамас­кина, он не есть что-либо отлич­ное от души и подобно ей само­сто­я­тель­ное, а есть высшая сто­рона той же души; что глаз в теле, то ум в душе»

Свт. Феофан Затвор­ник о чело­ве­че­ском духе

«Что же это за дух? Это та сила, кото­рую вдох­нул Бог в лицо чело­века, завер­шая сотво­ре­ние его. Все роды существ назем­ных изво­дила по пове­ле­нию Божию земля. Из земли изошла и всякая душа живых тварей. Душа чело­ве­че­ская хотя и сходна с душою живот­ных в низшей своей части, но в высшей она несрав­ненно пре­вос­ход­нее ее. Что она явля­ется такою в чело­веке, это зави­сит от соче­та­ния ее с духом. Дух, вдох­ну­тый Богом, соче­тав­шись с нею, столько воз­вы­сил ее над всякою нече­ло­ве­че­скою душою. Вот почему внутри себя мы заме­чаем, кроме того, что видится у живот­ных, и то, что свой­ственно душе чело­века оду­хо­в­лен­ной, а выше еще – то, что свой­ственно соб­ственно духу.

Дух, как сила, от Бога исшед­шая, ведает Бога, ищет Бога и в Нем одном нахо­дит покой. Некиим духов­ным сокро­вен­ным чутьем удо­сто­ве­ря­ясь в своем исхож­де­нии от Бога, он чув­ствует свою полную от Него зави­си­мость и сознает себя обя­зан­ным вся­че­ски уго­ждать Ему и жить только для Него и Им.

Более ося­за­тель­ные про­яв­ле­ния сих дви­же­ний жизни духа суть:

1) Страх Божий. Все люди, на каких бы они сте­пе­нях раз­ви­тия ни стояли, знают, что есть вер­хов­ное суще­ство, Бог, Кото­рый все сотво­рил, все содер­жит и всем управ­ляет, что и они во всем от Него зави­сят и Ему уго­ждать должны, что Он есть Судия и Мздо­воз­да­я­тель вся­кому по делам его. Таков есте­ствен­ный символ веры, в духе напи­сан­ный. Испо­ве­дуя его, дух бла­го­го­ве­ин­ствует пред Богом и испол­нен страха Божия.

2) Совесть. Созна­вая себя обя­зан­ным уго­ждать Богу, дух не знал бы, как удо­вле­тво­рить сей обя­зан­но­сти, если бы не руко­во­дила его в сем совесть. Сооб­щив духу частичку своего все­ве­де­ния в ука­зан­ном есте­ствен­ном сим­воле веры, Бог начер­тал в нем и тре­бо­ва­ния Своей свя­то­сти, правды и бла­го­сти, пору­чив ему же самому наблю­дать за испол­не­нием их и судить себя в исправ­но­сти или неис­прав­но­сти. Сия сто­рона духа и есть совесть, кото­рая ука­зы­вает, что право и что не право, что угодно Богу и что не угодно, что должно и чего не должно делать; указав, властно понуж­дает испол­нить то, а потом за испол­не­ние награж­дает уте­ше­нием, а за неис­пол­не­ние нака­зы­вает угры­зе­нием. Совесть есть зако­но­да­тель, блю­сти­тель закона, судия и воз­да­я­тель. Она есть есте­ствен­ные скри­жали завета Божия, про­сти­ра­ю­ще­гося на всех людей. И видим у всех людей вместе с стра­хом Божиим и дей­ствия сове­сти.

3) Жажда Бога. Она выра­жа­ется во все­об­щем стрем­ле­нии ко все­со­вер­шен­ному благу и яснее видна тоже во все­об­щем недо­воль­стве ничем твар­ным. Что озна­чает это недо­воль­ство? То, что ничто твар­ное удо­вле­тво­рить духа нашего не может. От Бога исшедши, Бога он ищет, Его вку­сить желает и, в живом с Ним пре­бы­вая союзе и соче­та­нии, в Нем успо­ка­и­ва­ется. Когда дости­гает сего, покоен бывает, а пока не достиг­нет, покоя иметь не может. Сколько бы ни имел кто твар­ных вещей и благ, все ему мало. И все, как и Вы уже заме­чали, ищут и ищут. Ищут и нахо­дят, но, нашедши, бро­сают и снова начи­нают искать, чтоб и то, нашедши, также бро­сить. Так без конца. Это значит, что не того и не там ищут, что и где искать сле­дует. Не ося­за­тельно ли это пока­зы­вает, что в нас есть сила, от земли и зем­ного вле­ку­щая нас горе – к небес­ному?

Не разъ­яс­няю Вам подробно всех этих про­яв­ле­ний духа, навожу только мысль Вашу на его при­сут­ствие в нас и прошу Вас побольше поду­мать об этом и довесть себя до пол­ного убеж­де­ния, что точно есть в нас дух. Ибо в нем отли­чи­тель­ная черта чело­века. Душа чело­ве­че­ская делает нас малым нечим выше живот­ных, а дух являет нас малым нечим ума­лен­ными от Анге­лов. Вы, конечно, знаете смысл ходя­щих у нас фраз: дух писа­теля, дух народа. Это сово­куп­ность отли­чи­тель­ных черт, дей­стви­тель­ных, но неко­то­рым обра­зом иде­аль­ных, умом дозна­ва­е­мых, неуло­ви­мых и неося­за­е­мых. То же самое есть и дух чело­века; только дух писа­теля, напри­мер, видится иде­ально, а дух чело­века присущ в нем как живая сила, живыми и ощу­ща­е­мыми дви­же­ни­ями сви­де­тель­ству­ю­щая о своем при­сут­ствии. Из ска­зан­ного мне жела­тельно было бы, чтоб Вы вывели такое заклю­че­ние: в ком нет дви­же­ний и дей­ствий духа, тот не стоит в уровне с чело­ве­че­ским досто­ин­ством…

Воз­дей­ствие духа на душу чело­века и про­ис­хо­дя­щие отсюда явле­ния в обла­сти мыс­ли­тель­ной, дея­тель­ной (воле) и чув­ству­ю­щей (сердце).

При­ни­ма­юсь за то, что было пре­рвано, – именно что при­в­зо­шло в душу вслед­ствие соеди­не­ния ее с духом, иже от Бога? От этого вся душа пре­об­ра­зи­лась и из живот­ной, какова она по при­роде, стала чело­ве­че­скою, с теми силами и дей­стви­ями, какие ука­заны выше. Но не об этом теперь речь. Пре­бы­вая такою, как опи­сано, она обна­ру­жи­вает сверх того высшие стрем­ле­ния и вос­хо­дит на одну сте­пень выше, явля­ясь душою оду­хо­в­лен­ною.

Такие оду­хо­в­ле­ния души видны во всех сто­ро­нах ее жизни – мыс­лен­ной, дея­тель­ной и чув­ству­ю­щей.

В мыс­лен­ной части от дей­ствия духа явля­ется в душе стрем­ле­ние к иде­аль­но­сти. Соб­ственно душев­ная мыс­лен­ность вся опи­ра­ется на опыте и наблю­де­нии. Из того, что узна­ется сим путем раз­дроб­ленно и без связи, она строит обоб­ще­ния, делает наве­де­ния и добы­вает, таким обра­зом, основ­ные поло­же­ния об извест­ном круге вещей. На этом бы и стоять ей. Между тем она нико­гда не бывает этим довольна, но стре­мится выше, ища опре­де­лить зна­че­ние каж­дого круга вещей в общей сово­куп­но­сти тво­ре­ний. Напри­мер, что есть чело­век – это позна­ется посред­ством наблю­де­ний над ним, обоб­ще­ний и наве­де­ний. Но не доволь­ству­ясь этим, мы зада­емся вопро­сом: «Что значит чело­век в общей сово­куп­но­сти тво­ре­ний?» Доис­ки­ва­ясь этого, иной решит: он есть воз­глав­ле­ние и венец тварей; иной: он есть жрец – в той мысли, что голоса всех тварей, хва­ля­щих Бога бес­со­зна­тельно, он соби­рает и воз­но­сит хвалу Все­выш­нему Творцу разум­ною песнию. Такого рода мысли и о всяком другом роде тварей и о всей их сово­куп­но­сти порож­дать имеет позыв душа. И порож­дает. Отве­чают ли они делу или нет, это другой вопрос, но несо­мненно, что она имеет позыв искать их, ищет и порож­дает. Это и есть стрем­ле­ние к иде­аль­но­сти, ибо зна­че­ние вещи есть ее идея. Это стрем­ле­ние обще всем. И те, кото­рые не дают цены ника­ким позна­ниям, кроме опыт­ных, – и они не могут удер­жаться от того, чтобы не пои­де­аль­ни­чать против воли, сами не заме­чая того. Языком отвер­гают идеи, а на деле их строят. Догадки, какие они при­ни­мают и без кото­рых ни один круг позна­ний не обхо­дится, суть низший класс идей.

Образ воз­зре­ния иде­аль­ный есть мета­фи­зика и насто­я­щая фило­со­фия, кото­рые как были всегда, так всегда и будут в обла­сти позна­ний чело­ве­че­ских. Дух, всегда нам при­су­щий как суще­ствен­ная сила, сам Бога созер­цая яко Творца и Про­мыс­ли­теля, и душу манит в ту неви­ди­мую и бес­пре­дель­ную область. Может быть, духу, по его бого­по­до­бию, пред­на­зна­чено было и все вещи созер­цать в Боге, и он созер­цал бы, если б не паде­ние. Но вся­че­ски и теперь тому, кто хочет созер­цать все сущее иде­ально, сле­дует исхо­дить от Бога или от того сим­вола, кото­рый Богом напи­сан в духе. Мыс­ли­тели, кото­рые не так делают, уже по тому самому не суть фило­софы. Не веря идеям, постро­е­ва­е­мым душою на осно­ва­нии вну­ше­ний духа, они неспра­вед­ливо посту­пают, когда не верят тому, что состав­ляет содер­жа­ние духа, ибо то есть чело­ве­че­ское про­из­ве­де­ние, а это – Боже­ское.

В дея­тель­ной части от дей­ствия духа явля­ется жела­ние и про­из­вод­ство бес­ко­рыст­ных дел или доб­ро­де­те­лей или даже и выше – стрем­ле­ние стать доб­ро­де­тель­ною. Соб­ственно, дело души в этой ее части (воле) есть устро­е­ние вре­мен­ного быта чело­века, да благо будет ему. Испол­няя это назна­че­ние, она все делает по тому убеж­де­нию, что дела­е­мое или при­ятно, или полезно, или нужно для устро­я­е­мого ею быта. Между тем она этим не доволь­ству­ется, но выхо­дит из этого круга и совер­шает дела и начи­на­ния совсем не потому, что они нужны, полезны и при­ятны, но потому, что они хороши, добры и спра­вед­ливы, стре­мясь к ним со всею рев­но­стию, несмотря на то что они ничего не дают для вре­мен­ного быта и даже небла­го­при­ятны ему и вредны бывают на счет его. У иного такие стрем­ле­ния про­яв­ля­ются с такою силою, что он жерт­вует для них всем своим бытом, чтоб жить отре­шенно от всего. Про­яв­ле­ния такого рода стрем­ле­ний повсюдны, даже и вне хри­сти­ан­ства. Откуда они? Из духа. В сове­сти начер­тана норма святой, доброй и пра­вед­ной жизни. Полу­чив веде­ние о ней чрез соче­та­ние с духом, душа увле­ка­ется ее незри­мою кра­со­тою и вели­чием и реша­ется ввесть ее в круг своих дел и своей жизни, пре­об­ра­зуя и ее по ее тре­бо­ва­ниям. И все сочув­ствуют такого рода стрем­ле­ниям, хотя не все все­цело пре­да­ются им; но ни одного нет чело­века, кото­рый бы по вре­ме­нам не посвя­щал своих трудов и своего досто­я­ния на дела в таком духе.

В чув­ству­ю­щей части от дей­ствия духа явля­ется в душе стрем­ле­ние и любовь к кра­соте, или, как обычно гово­рят, к изящ­ному. Соб­ствен­ное дело сей части в душе – вос­при­ни­мать чув­ством бла­го­при­ят­ные или небла­го­при­ят­ные свои состо­я­ния и воз­дей­ствия совне по мерке удо­вле­тво­ре­ния или неудо­вле­тво­ре­ния душевно-телес­ных потреб­но­стей. Но видим в кругу чувств вместе с этими корыст­ными – назо­вем так – чув­ствами ряд чувств бес­ко­рыст­ных, воз­ни­ка­ю­щих совсем помимо удо­вле­тво­ре­ния или неудо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей, – чувств от услаж­де­ния кра­со­тою. Глаз не хочется ото­рвать от цветка и слуха отвра­тить от пения потому только, что то и другое пре­красно. Всякий упо­ря­до­чи­вает и укра­шает свое жилище так или так, потому что так кра­си­вее. Идем в про­гулку и изби­раем место для того по тому одному, что оно пре­красно. Выше всего этого – насла­жде­ние, достав­ля­е­мое кар­ти­нами живо­писи, про­из­ве­де­ни­ями ваяния, музы­кою и пением, а и этого всего выше – насла­жде­ние тво­ре­ни­ями поэ­ти­че­скими. Изящ­ные про­из­ве­де­ния искус­ства услаж­дают не одною кра­со­тою внеш­ней формы, но осо­бенно кра­со­тою внут­рен­него содер­жа­ния, кра­со­тою умно-созер­ца­е­мою, иде­аль­ною. Откуда такие явле­ния в душе? Это гостьи из другой обла­сти, из обла­сти духа. Дух, Бога веда­ю­щий, есте­ственно пости­гает кра­соту Божию и ею единою ищет насла­ждаться. Хотя не может он опре­де­ленно ука­зать, что она есть, но, сокро­венно нося в себе пред­на­чер­та­ние ее, опре­де­ленно ука­зы­вает, что она не есть, выра­жая сие пока­за­ние тем, что не доволь­ству­ется ничем твар­ным. Кра­соту Божию созер­цать, вку­шать и ею насла­ждаться есть потреб­ность духа, есть его жизнь и жизнь рай­ская. Полу­чив веде­ние о ней чрез соче­та­ние с духом, и душа увле­ка­ется вслед ее и, пости­гая ее своим душев­ным обра­зом, то в радо­сти бро­са­ется на то, что в ее круге пред­став­ля­ется ей отра­же­нием ее (диле­танты), то сама при­ду­мы­вает и про­из­во­дит вещи, в кото­рых чает отра­зить ее, как она ей пред­ста­ви­лась (худож­ники и арти­сты). Вот откуда эти гостьи – сла­дост­ные, отре­шен­ные от всего чув­ствен­ного чув­ства, воз­вы­ша­ю­щие душу до духа и оду­хов­ля­ю­щие ее! Замечу, что из искус­ствен­ных про­из­ве­де­ний я отношу к сему классу только те, кото­рых содер­жа­нием служит боже­ствен­ная кра­сота незри­мых боже­ствен­ных вещей, а не те, кото­рые хоть и кра­сивы, но пред­став­ляют тот же обыч­ный душевно-телес­ный быт или те же назем­ные вещи, кото­рые состав­ляют все­гдаш­нюю обста­новку того быта. Не кра­си­во­сти только ищет душа, духом води­мая, но выра­же­ния в пре­крас­ных формах неви­ди­мого пре­крас­ного мира, куда манит ее своим воз­дей­ствием дух.

Так вот что дал душе дух, соче­тан будучи с нею, и вот как душа явля­ется оду­хо­в­лен­ною! Не думаю, чтоб что-либо из этого затруд­нило Вас, прошу, однако ж, не мимо­хо­дом про­бе­жать писан­ное, а пооб­су­дить хоро­шенько и к себе при­ло­жить.

Источ­ник: Что есть духов­ная жизнь и как на нее настро­иться.

***

См. ТЕЛО, ЧЕЛО­ВЕК

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки