<span class=bg_bpub_book_author>Сергей Нилус</span><br>Полное собрание сочинений. Том 1. Великое в малом

Сергей Нилус
Полное собрание сочинений. Том 1. Великое в малом

(18 голосов4.4 из 5)

Оглавление
След. глава

Отцу Иоанну Крон­штадт­скому с чув­ством бла­го­го­вей­ной при­зна­тель­но­сти посвя­щает автор

Предисловие

Предисловие к первому изданию

В наше время, озна­ме­но­вав­ше­еся необык­но­вен­ными откры­ти­ями и изоб­ре­те­ни­ями, — всеми так назы­ва­е­мыми «чуде­сами» тех­ники, кото­рыми, как бле­стя­щими побря­куш­ками, забав­ля­ется лег­ко­мыс­лен­ное чело­ве­че­ство, про­иг­ры­вая в эту опас­ную игру, по выра­же­нию свя­ти­теля Игна­тия (Брян­ча­ни­нова), Цар­ство Небес­ное, осо­бенно бла­го­вре­менно и полезно для вся­кого веру­ю­щего пра­во­слав­ного про­ти­во­по­став­лять всем этим «чуде­сам и зна­ме­ниям лож­ным» — зна­ме­ния и чудеса истин­ные, тво­ри­мые Свя­тым Духом при посред­стве избран­ных Им сосу­дов бла­го­дати — свя­тых угод­ни­ков Божиих.

Вера в чудеса, иска­ние чудес­ного, выхо­дя­щего из рамок обы­ден­ной серень­кой жизни, воз­вы­ша­ю­ще­гося над сфе­рой позна­ва­е­мого пятью несо­вер­шен­ными нашими чув­ствами, при­суще всему роду чело­ве­че­скому без раз­ли­чия сте­пе­ней его духов­ного раз­ви­тия. Полу­ди­кий самоед ищет удо­вле­тво­ре­ния этой своей вере в шаман­стве, обра­зо­ван­ный тео­соф — в бра­ма­низме или в иогизме, обез­ве­рен­ный интел­ли­гент набра­сы­ва­ется на чудеса спи­ри­тизма, гип­но­тизма… Чело­ве­че­ский род с неза­па­мят­ных вре­мен «зна­ме­ний и чудес ищет». Пад­шая при­рода чело­ве­че­ства уже вось­мую тысячу лет сво­его суще­ство­ва­ния доис­ки­ва­ется того, что утра­тила через свое паде­ние, и… найти не может. Утра­чен­ное нахо­дит только истин­ная вера, и только ею и пода­ются зна­ме­ния и чудеса истин­ные тем ищу­щим, кото­рые умели при помощи Божией бла­го­дати сохра­нить в чистоте веру свою и кото­рые к делу веры не при­ме­шали гор­де­ли­вых измыш­ле­ний непо­сто­ян­ного и огра­ни­чен­ного разума человеческого.

Так было во все вре­мена. Таково теперь осо­бен­ное духов­ное состо­я­ние боль­шей части чело­ве­че­ства, когда для него настали вре­мена тяж­кие, пред­ска­зан­ные апо­сто­лом. Неве­рием, или — пра­виль­нее — отступ­ле­нием от веры закры­лись у людей их духов­ные очи, так что и «слу­хом слы­шат и оком видят и не разумеют».

Каж­дый чело­век, мало-маль­ски вни­ма­тельно отно­ся­щийся к своей духов­ной жизни, на всем про­тя­же­нии сво­его зем­ного стран­ство­ва­ния постав­лен лицом к лицу перед незри­мым, но в той или дру­гой мере пред­чув­ству­е­мым и дей­ству­ю­щим міром таин­ствен­ного и чудес­ного. Строго говоря, вся жизнь чело­века, начи­ная с таин­ства зарож­де­ния души чело­ве­че­ской и кон­чая таин­ством смерти, есть одно сплош­ное, вели­кое и, без помощи Боже­ствен­ного откро­ве­ния, неизъ­яс­ни­мое чудо. В рав­ной мере и все моменты жизни чело­ве­че­ской постав­лены в зави­си­мость от того же чудес­ного и неизъ­яс­ни­мого. Или явно, или таин­ственно-при­кро­венно чудеса и зна­ме­ния руко­во­дят всею нашею жиз­нью, не без уча­стия, конечно, нашей воли, при­ни­ма­ю­щей или отвер­га­ю­щей это незри­мое, но все­гда внят­ное руководительство.

Вера это вме­ша­тель­ство в чело­ве­че­скую жизнь таин­ствен­ной, могу­ще­ствен­ной силы назы­вает Про­мыш­ле­нием Божиим, неве­рие — сле­пым случаем.

Нетрудно судить, какое из этих двух объ­яс­не­ний наи­бо­лее соот­вет­ствует чело­ве­че­скому досто­ин­ству. Но без чудес чело­ве­че­ское суще­ство­ва­ние прямо немыс­лимо. С утра­той веры в Бога от чело­века отсту­пает бла­го­дать Божия, про­яв­ля­ю­ща­яся в зна­ме­ниях и чуде­сах, и неве­ру­ю­щему чело­ве­че­ству, волей-нево­лей, при­хо­дится отверг­нуть даже самое их суще­ство­ва­ние, вза­мен измыш­ляя или изоб­ре­тая иные чудеса, перед кото­рыми оно могло бы пре­кло­ниться. И вот, оно, отнеся к обла­сти слу­чай­ного истин­ные чудеса Божьего води­тель­ства, кото­рого лиши­лось, пре­кло­ни­лось перед лож­ными чуде­сами своей тех­ники, своей науки.

Блеск и пыш­ность совре­мен­ных чудес и зна­ме­ний для ума неглу­бо­кого затме­вают духов­ную свя­тость и незем­ную кра­соту чудес и зна­ме­ний истин­ных. Все истинно вели­кое совер­ша­ется без шум­ного блеска и целью своею имеет одно только истин­ное благо. Свой­ство его — быть в момент его про­яв­ле­ния отвер­жен­ным міром, тем міром, кото­рый, отвер­гая, в то же самое время насы­ща­ется бес­со­зна­тельно пло­дами этого отвер­га­е­мого великого.

Глав­ней­шее благо чело­века на земле, и едва ли при­том не един­ствен­ное, — это вера в Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста, в Тро­ице сла­ви­мого Бога. Без веры этой наша зем­ная жизнь не жизнь, а бес­смыс­лен­ное про­зя­ба­ние. Этой-то вере, как выс­шему благу всех чело­ве­ков, спо­соб­ствуют и все­мерно слу­жат все чудеса и зна­ме­ния истин­ные, в чем бы они ни выра­жа­лись: в исце­ле­ниях ли немо­щству­ю­щего тела, в ограж­де­нии ли от неиз­беж­ной опас­но­сти, в спа­се­нии ли от руки тор­же­ству­ю­щего врага или в обра­ще­нии заблуж­да­ю­ще­гося греш­ника в лоно цели­тель­ницы всех душев­ных неду­гов Матери Свя­той Пра­во­слав­ной Церкви — во всем глав­ная и конеч­ная цель — выс­шее благо: укреп­ле­ние веры в Бога.

В этом глав­ней­шее отли­чие истин­ных зна­ме­ний и чудес от чудес и зна­ме­ний ложных.

Изда­ва­е­мая мною книжка состав­лена из опи­са­ний несколь­ких момен­тов моей и чужой жизни, име­ю­щих при­знаки зна­ме­ний и чудес истин­ных и опре­де­лив­ших помимо, может быть, моей чело­ве­че­ской воли, но не без ее уча­стия, весь строй моего суще­ство­ва­ния. Этих момен­тов я не при­пи­сал слу­чай­но­сти, не назвал их в душе своей «извест­ным сте­че­нием обсто­я­тельств», не про­шел мимо них с гор­де­ли­вым пре­не­бре­же­нием, не давая себе труда вник­нуть поглубже в их про­ис­хож­де­ние, и, как мог, но строго дер­жась одной только истины, я и рас­ска­зал о них моему чита­телю. Не богу слу­чая покло­нился я, но Еди­ному, открыв­шему Себя в Слове Своем.

Не встре­тит ли слово моего немуд­рого повест­во­ва­ния род­ной ему души, сто­я­щей, как и я стоял, на рас­пу­тьи, и не оста­но­вит ли оно ее на полу­по­клоне этому слу­чай­ному богу?!

Дай Бог!

Еще одно слово: поме­щен­ный в этой книжке рас­сказ идет об одном необык­но­вен­ном свя­щен­нике нашей Орлов­ской епар­хии, Геор­гие Алек­се­е­виче Кос­сове. Про­стые люди из пра­во­слав­ного народа его давно уже знают и бла­го­го­веют перед его име­нем. Да про­стят мне его сми­ре­ние и скром­ность, если рас­ска­зом моим о нем я неко­то­рым обра­зом служу про­слав­ле­нию его доро­гого для меня имени в ином, более обра­зо­ван­ном, міре!

«Тайну Цареву добро хра­нити, дела же Божии откры­вати и про­по­ве­дати славно».

Золо­то­рево, 3 июня 1903 года

Предисловие ко второму изданию

Неожи­дан­ный для меня успех моих очер­ков, собран­ных в один сбор­ник под загла­вием «Вели­кое в малом», исчер­пал в тече­ние одного года все изда­ние и все­лил в меня радост­ную уве­рен­ность в том, что веч­ные запросы духа не только не оста­лись чужды нашему вре­мени, но что, напро­тив, при явном уси­ле­нии тор­же­ству­ю­щего миро­вого зла, воз­рас­тает и креп­нет в силе и духе неиз­мен­ное и веч­ное благо вели­ких хри­сти­ан­ских упо­ва­ний… При­сту­пая теперь ко вто­рому изда­нию моей книги, я решил допол­нить ее новыми очер­ками, раз­но­вре­менно появив­ши­мися за этот год в печати, а также и такими, кото­рые впер­вые уви­дят свет только в этом издании.

К пер­вым должны быть отне­сены: «Служка Божией Матери и Сера­фи­мов», «Одна из тайн Божьяго домо­стро­и­тель­ства», «Что ждет Рос­сию»; ко вто­рым: «Небес­ные оби­тели» и «Анти­христ как близ­кая поли­ти­че­ская возможность».

Оста­нав­ли­ваю вни­ма­ние моего чита­теля на этом послед­нем: в нем он най­дет раз­гадку вели­кой миро­вой тайны, сокры­той до вре­мен послед­него ее испол­не­ния. Тайна теперь испол­ни­лась, ключ к ней най­ден: насту­пает близ­кое тор­же­ство всех оправ­дан­ных хри­сти­ан­ских надежд, тор­же­ство всей хри­сти­ан­ской веры. Но близ­кое тор­же­ство веры при­бли­зило и страш­ное время анти­хри­стова гоне­ния на веру, и не без воли Божией дается в «Анти­хри­сте» моей книги пре­ду­ка­за­ние на то, к чему дол­жен гото­виться хри­сти­ан­ский мір, чтобы встре­тить во все­ору­жии сво­его сми­ре­ния и тер­пе­ния гроз­ный искус соблазна, име­ю­щего пре­льстить даже избранных.

«Пре­тер­пе­вый до конца, той спасется».

И если немощ­ному слову дано будет кос­нуться сердца моего чита­теля, то, завер­шая мой малый труд, прошу его об одном — помя­нуть молит­венно имя его автора на истин­ную пользу его и своей душе перед Гроз­ным и Нели­це­при­ят­ным Судией, близ гря­ду­щим в мір со сла­вою и силою многою.

С.-Петербург, 1905 г. 

Предисловие к третьему изданию

Выпус­кая в свет, с Божьею помо­щью, уже 3‑е изда­ние книги моей «Вели­кое в малом», встре­чаю надоб­ность и по его поводу ска­зать несколько слов моему бого­лю­би­вому читателю.

Не себе, не сво­ему даро­ва­нию при­пи­сы­ваю я успех труда моего, в срав­ни­тельно корот­кое время исчер­пав­ший два изда­ния книги, а воле Гос­по­дина моего, кото­рому я слу­жил и служу в мерах любви моей и разу­ме­ния. Совре­мен­ной лите­ра­туре я — совер­шенно чужой чело­век: ни зна­комств в ее цар­стве, ни свя­зей, ни обще­ния в духе с кем бы то ни было из пишу­щей бра­тии у меня не было, нет и теперь, — за немно­гими исклю­че­ни­ями, как и я, в мир­ской лите­ра­туре мало­из­вест­ными, — не будет, пола­гаю, и в буду­щем. Отсюда — пол­ное отсут­ствие того, что на книж­ном рынке тво­рит успех книге. А между тем книга моя, как малый род­ник, про­то­чила толщу коры неиз­вест­но­сти и рав­но­ду­шия и потекла тихо зве­ня­щим ручей­ком в необо­зри­мое и бурно кло­ко­чу­щее житей­ское море, не теря­ясь, однако, в вол­нах его, а про­кла­ды­вая на них неболь­шой, но все же замет­ный след, по вкусу и цвету струи своей отлич­ный от вкуса и цвета накипи и пены взба­ла­му­чен­ного моря чело­ве­че­ской жизни.

Вели­кий молит­вен­ник Рус­ской земли, отец Иоанн Крон­штадт­ский, кото­рому посвя­щена была при жизни эта книга, кото­рому ее я и теперь, как живому, посвя­щаю, ска­зал мне 14 июля 1906 года в Николо-Баба­ев­ском монастыре:

— Пиши: я люблю все, что ты пишешь.

— Для кого же писать? — воз­ра­зил было я. — Кому теперь читать такие писания?

— Бог бла­го­сло­вит, — отве­тил отец Иоанн, — и читать и поку­пать будут.

Этим бла­го­сло­ве­нием вели­кого Крон­штадт­ского пас­тыря я и объ­яс­няю себе совер­шенно неожи­дан­ное для меня рас­про­стра­не­ние моих очер­ков, собран­ных в книге, назван­ной «Вели­кое в малом».

Мал мой труд, но велико почило на нем благословение.

Велика и милость Божия.

В новом 3‑м изда­нии моей книги мне при­шлось сде­лать неко­то­рые суще­ствен­ные изме­не­ния и допол­не­ния, кото­рые кос­ну­лись очер­ков — 9‑го, 10-го, 11-го и 12-го. В 9‑й очерк, оза­глав­лен­ный во 2‑м изда­нии «Одна из тайн Божьяго домо­стро­и­тель­ства», я вклю­чил новую свою ста­тью — «Свя­тая Русь. Иска­тель града неви­ди­мого. Иеро­мо­нах Скита Опти­ной Пустыни отец Даниил (Боло­тов)». Сде­лано это мною потому, что именно этого-то иеро­мо­наха и каса­лась та тайна Божьяго домо­стро­и­тель­ства, кото­рая под этим загла­вием слу­жила пред­ме­том 9‑го очерка 2‑го изда­ния моей книги. Отец Даниил скон­чался 25 ноября 1907 года, и потому о нем теперь ска­зать можно более подробно, открыв чита­телю и его имя, чего при его жизни сде­лать было нельзя, по при­чи­нам чита­телю понятным.

10-го очерка — «Небес­ные оби­тели» — изме­не­ния кос­ну­лись только в смысле неко­то­рых сокра­ще­ний, кото­рые мне при­шлось сде­лать при бли­жай­шем моем зна­ком­стве с людьми, выве­ден­ными в этой ста­тье со слов тре­тьего, хотя и досто­вер­ного, лица, а не по лич­ным моим наблю­де­ниям. Да не посе­туют на меня за это изме­не­ние те, у кого на руках име­ется моя книга 2‑го изда­ния, тем более, что и кос­ну­лось-то изме­не­ние это не глав­ного, а тре­тье­сте­пен­ного, не упо­ва­ний веры нашей, а одного чело­века, неосто­рожно и без доста­точ­ной про­верки при­зван­ного к уча­стию в этом очерке.

Наи­боль­шей же пере­ра­ботке под­верг­нуты мною очерки 11‑й и 12‑й — «Что ждет Рос­сию» и «Анти­христ как близ­кая поли­ти­че­ская воз­мож­ность». Собы­тия совре­мен­ной миро­вой и рус­ской жизни, а также обще­ние мое с людьми, посвя­тив­шими всю жизнь свою, все дела­ние свое на слу­же­ние в духе и истине, в пре­по­до­бии и правде дея­тель­ному хри­сти­ан­ству, открыли мне нечто новое, вели­кое и страш­ное, что еще было скрыто от меня в 1905 году, когда выхо­дило в свет 2‑е изда­ние этой книги. Откро­ве­ние это, выве­ден­ное из наблю­де­ний над теку­щею духов­ной и поли­ти­че­скою жиз­нию хри­сти­ан­ских наро­дов и изу­че­ния тайн рели­ги­оз­ных сект Востока, в част­но­сти же масон­ства, дало мне мате­риал такой огром­ной важ­но­сти, что я почел бы себя измен­ни­ком и пре­да­те­лем Хри­ста Бога моего, если не поде­лился бы мате­ри­а­лом этим с читателем-боголюбцем.

Велика и страшна «глу­бина сата­нин­ская», откры­ва­е­мая 11‑м и 12‑м очер­ками, соеди­нен­ными в 3‑м изда­нии в один под общим загла­вием — «Близ гря­ду­щий анти­христ и цар­ство диа­вола на земле!». Гос­поду Серд­це­ведцу угодно было для изда­ния этого очерка отдель­ной бро­шю­рой послать на пути моем одного вер­ного раба Сво­его, кото­рым бро­шюра эта выпус­ка­ется для бес­плат­ного обра­ще­ния среди пра­во­слав­ных в доста­точ­ном числе экземпляров.

В заклю­че­ние вновь прошу вся­кого пра­во­слав­ного, кому при­дется по сердцу моя книга, поми­нать имя греш­ного ее соста­ви­теля пока — о здра­вии и спа­се­нии, а по вре­мени — и за упо­кой души его в Оби­те­лях Небес­ных Трии­по­стас­ного Еди­ного Бога за бес­цен­ные заслуги Еди­ного Гос­пода Иисуса Хри­ста, Ему же честь и покло­не­ние и слава во веки.

Сер­гей Нилус

29 января 1911 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки