Полное собрание сочинений. Том 6. Произведения разных лет — Сергей Нилус

Полное собрание сочинений. Том 6. Произведения разных лет — Сергей Нилус

(9 голосов4.4 из 5)

Оглавление

Блаженной памяти игумении Серафимо-Дивеевского женского монастыря Марии
Духовные очи. Из бесед со Старцами
Небесные пестуны
Один из тех немногих, кого весь мир недостоин. (Блаженный Христа ради юродивый священник, отец Феофилакт Авдеев)
Письмо к иеродиакону Кириллу (Зленко)
Письмо к иеродиакону Зосиме
Письмо к Л. А. Орлову
Великая Дивеевская тайна
Посещение Рая преподобным Ионой Киевским
Материалы к жизнеописанию
Пророк в своем отечестве (К 75-й годовщине со дня кончины Сергея Александровича Нилуса)
Сергей Александрович Нилус. Биографическая справка
Елена Юрьевна Концевич. Сергей Александрович Нилус. Краткое жизнеописание17
Михаэль фон Хагемейстер. Предки и родственники Сергея Александровича Нилуса27
К биографии С. А. Нилуса. Архивные материалы
Князь Н. Д. Жевахов. Сергей Александрович Нилус. Краткий очерк жизни и деятельности
Князь Николай Давидович Жевахов
Александр Стрижев. По следам Сергея Нилуса
М. В. Смирнова-Орлова. Памяти Сергея Александровича и Елены Александровны Нилус
Граф Александр дю Шайла. Воспоминания о С. А. Нилусе
Иван Михайлович Концевич. Пламенная любовь
Примечания

Блаженной памяти игумении Серафимо-Дивеевского женского монастыря Марии

7 сен­тября (1904 г.) испол­ня­ются два­дцать дней со дня отше­ствия ко Гос­поду Диве­ев­ской намест­ницы Игу­ме­нии Марии, и бла­го­дар­ное сердце властно тре­бует посвя­тить памяти бла­жен­ной Сера­фи­мо­вой ста­рицы свое слово.

«У вас, матушка, Игу­ме­ньей будет Сама Царица Небес­ная! Сама Она, Матушка, вас Своим послед­ним Все­лен­ским жре­бием избрала. От века не было жен­ской Лавры, а у вас она будет. Сам Царь и Цар­ская Фами­лия будут у вас, матушка. Во, радость-то нам какая будет!»

Так гово­рил про­стым серд­цем пер­во­на­сель­ни­цам Диве­ева в 30‑х годах про­шлого сто­ле­тия сам Пре­по­доб­ный Сера­фим Саров­ский и всея Рос­сии Чудотворец.

Оттого и я назы­ваю почив­шую пра­вед­ным сном до все­об­щаго близ­кого про­буж­де­ния Игу­ме­нию — намест­ни­цей: она намест­ни­цей была в Диве­еве Самой Пре­свя­той Девы Богородицы.

Вели­кая, без­мерно-вели­кая честь и радость, и похвала! Непо­сти­жи­мая и необъ­ят­ная чело­ве­че­ским разу­мом слава! И слава эта, по слову Пре­по­доб­ного, при­над­ле­жала отшед­шей в небес­ныя Сера­фи­мовы оби­тели Игу­ме­нии Марии.

Помяни нас в Цар­стве Света, доро­гая всем тебя знав­шим и чтив­шим, усоп­шая! Помяни твоим все­гда люб­ве­обиль­ным и лас­ко­вым сло­вом нас у Пре­стола Св. Тро­ицы, Кото­рой зем­ными тво­ими без­чис­лен­ными стра­да­ни­ями и твоею без­гра­нич­ной твер­до­сти верой ты соору­дила вели­ча­вый собор Диве­ева, веще­ствен­ный знак вели­чия Сера­фимо-Диве­ев­ского духа тобой веден­ных к Божьему Цар­ству молит­вен­ниц, сирот Сера­фи­мо­вых, а теперь и… твоих! Не забудь же нас, матушка!

В про­шлом году я был в Диве­еве вскоре после тор­же­ства всех упо­ва­ний почив­шей. Матушка каза­лась утом­лен­ною и не совсем здо­ро­вою, но любовь и ласка ее не знали утом­ле­ния и, улу­чив сво­бод­ную минутку от без­чис­лен­ных посе­ти­те­лей, со всех кон­цов Рос­сии нес­ших ей свои при­вет­ствия и поздрав­ле­ния, она с тою же заду­шев­ною теп­ло­той и вни­ма­нием при­няла меня в своей келье, с какою три года назад при­ни­мала, когда я впер­вые посе­тил ее с радост­ною вестью о том, что сам Пре­по­доб­ный Сера­фим во сне явился одному Орлов­скому доб­рому пас­тырю и пред­воз­ве­стил о том, что его мощи воз­стали1.

— Теперь, мой батюшка, надо ожи­дать, что сам Пре­по­доб­ный при­дет в Дивеев! — ска­зала мне, в ответ на мои поздрав­ле­ния, Игумения.

— Как это так, матушка? Я этого что-то в толк не возьму!

— Как то слу­чится, мы и сами точно не знаем: ска­зы­вали наши ста­рицы, кото­рые еще при Пре­по­доб­ном жили в Диве­еве, что сам батюшка им это гово­рил: — «Не то диво, матушки, что суды-то к вам нае­хали, да ни с чем вер­ну­лись, а то будет диво, так диво как греш­ная-то плоть убо­гого Сера­фима-то из Сарова в Диве­ево к вам пере­не­сется. И поне­сут ее с одной-то сто­роны Ангелы Божьи, а с дру­гой — мои сироты. Вот это будет диво, так диво!..»

— А как это, мой батюшка, совер­шится, — видимо или неви­димо, — то можем ли мы знать, греш­ные люди? Из Свя­тых Отец нам известно, что св. мощи скры­ва­ются. Одно вам скажу с уве­рен­но­стью, что Батюшка наш, Пре­по­доб­ный, непре­менно будет в Диве­еве, только мне уж не дожить до этой радости!

При этих сло­вах зату­ма­ни­лось радост­ное личико матушки.

Это было мое послед­нее сви­да­ние на земле с див­ною старицей.

Диве­ев­ские сестры знали, что их матушка уже не про­жи­вет долго. Не пре­клон­ный воз­раст Игу­ме­нии давал им повод так думать, — нет, — сироты Сера­фи­мовы чужды обще­че­ло­ве­че­ским раз­мыш­ле­ниям и сооб­ра­же­ниям: и не диво кре­пость сил и бод­рость духа в таком воз­расте, кото­рый уже недо­сту­пен обык­но­вен­ным силам мир­ского сред­него чело­века. Дивеев, порож­ден­ный дивом, воз­ра­щен­ный чудом, живет и дышит явле­ни­ями силы и духа, непо­нят­ными и, как все непо­нят­ное, отвер­га­е­мыми миром.

Божий чело­век один гово­рил назад тому несколько лет нашей матушке: «До мощей дожи­вешь, а там готовься к смерти!»

Вот чему верил Дивеев, и чему верила сама Игу­ме­ния. Диве­ев­ская вера нико­гда не посрам­ляла сирот Сера­фи­мо­вых: не под­хо­дят они, эти свя­тые, мно­го­лю­бя­щие, мно­го­ве­ру­ю­щие и мно­го­стра­даль­ные души под шаб­лон­ную и ничтож­ную мерку наших услов­ных и столь сует­ных поня­тий. На своем само­быт­ном стоит Дивеев и будут сто­ять послед­нею угро­зой надви­га­ю­ще­муся со всех сто­рон анти­хри­стову духу, а там, вскоре… и самому антихристу.

Дивеев был уве­рен в близ­кой кон­чине своей матери еще задолго до ее смерти. Откры­тие мощей Пре­по­доб­ного Сера­фима — вот был зем­ной пре­дел без­чис­лен­ных тру­дов и скор­бей во славу Божию свя­той ста­рицы. Свя­той пре­дел — свя­той жизни!

Послед­ний год жизни Игу­ме­нии Марии был подви­гом при­го­тов­ле­ния к пере­ходу в обе­то­ван­ную землю хри­сти­ан­ских упо­ва­ний. Тихо дого­рала Божия свеча, зажжен­ная про­зор­ли­во­стью Серафима:

— Запом­ните, матушка! На две­на­дца­той Игу­ме­нии у вас и мона­стырь устро­ится, а игу­ме­ньей той будет Мария, Уша­кова родом!

Тихо, без­страшно, без­ро­потно со всею пол­но­той любви и могу­чей веры уга­сал све­тиль­ник, столько лет све­тив­ший через Диве­ев­ское окно всему пра­во­слав­ному миру… Бла­жен­ная Диве­ев­ская, Хри­ста-ради юро­ди­вая Паша послед­нее время все твердила:

— Стена отва­ли­ва­ется, стена отва­ли­ва­ется: мать ухо­дит, ухо­дит мать-то!

Отва­ли­лась стена, ушла мать и нашла себе в свя­той земле Диве­ева успо­ко­е­ние у при­дела Пре­по­доб­ного Сера­фима, кото­рый был трид­цати с лиш­ним лет назад устроен ею в Тро­иц­ком соборе и, по вере ее в свя­тость Сера­фима, стоял неосвя­щен­ным до пол­ного тор­же­ства ее вели­кой веры в этого вели­чай­шего Божи­его угод­ника и до пол­ноты испол­не­ния вре­мени ее пра­вед­ной и Бого­угод­ной жизни.

Хорошо, сладко, радостно и тор­же­ственно так умереть!

Да удо­стоит Гос­подь, за молитвы отшед­шей пра­вед­ницы, такой же кон­чины всех веру­ю­щих в любовь и истину Хри­стова Вос­кре­се­ния! Да сохра­нит под Своим Покро­вом новую Свою намест­ницу Деве­ева Пре­свя­тая Игу­ме­ния, Сама Вла­ды­чица Неба и земли, Заступ­ница рода Христианскаго!

Мос­ков­ские Ведо­мо­сти. 1904, № 247, 7/20 сен­тября. — С. 2.

Духовные очи. Из бесед со Старцами

Без­бож­ное, без­вер­ное время настало для Пра­во­слав­ной Рос­сии: одной пло­тью и ради плоти стал жить рус­ский чело­век, и забыл он о жизни духов­ной. По назва­нию только слы­вет он пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном, а духом своим уже не тот он стал, что был еще так недавно, когда веро­вал в жизнь духа, а на плоть свою смот­рел, как на вре­мен­ное жилище. И когда жили так рус­ские люди, легко тогда пере­но­сили они все скорби житей­ские, веруя в воз­да­я­ние от Гос­пода в жизни веч­ной, а на смерть, ста­ра­ясь при жизни испол­нять Божии веле­ния, смот­рели, как на желан­ное осво­бож­де­ние от горя и болез­ней и на пере­ход в оби­тели рай­ские, где ждет веч­ная радость и слава всех, при жизни своей зем­ной бла­го­уго­див­ших Гос­поду. И жилось тогда по вере всем легко: вся­кое зло, вся­кая обида, вся­кое горе — всё пере­но­си­лось бодро, а неко­то­рые даже и с радост­ным бла­го­да­ре­нием: Хри­ста ради тер­пели, Гос­пода ради, Кото­рый и Сам за наше спа­се­ние столько пре­тер­пел, что и не в подъем никому из человеков.

Стр. 1 из 106 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки