<span class=bg_bpub_book_author>Сергей Нилус</span><br>Полное собрание сочинений. Том 3. Святыня под спудом

Сергей Нилус
Полное собрание сочинений. Том 3. Святыня под спудом

(16 голосов4.3 из 5)

Оглавление
След. глава

Свя­тыня под спудом
Тайна пра­во­слав­ного мона­ше­ского духа

От составителя

Один сеет, а дру­гой жнет, дру­гие тру­ди­лись, а вы вошли в труд их. (Ин. 4:37–38)

Пред­ла­гаю бла­го­че­сти­вым чита­те­лям мате­риал, на живых и ярких при­ме­рах повсе­днев­ной жизни выяс­ня­ю­щий истин­ную тайну мона­стыр­ской мис­сии, про­ли­ва­ю­щий яркий свет в самые зата­ен­ные уголки мона­ше­ского сердца, осве­ща­ю­щий внут­рен­нюю келей­ную жизнь ино­че­ской души, кото­рая изли­вала в мате­ри­але этом мысли свои и чув­ства не для славы и чести мир­ской, не для удо­вле­тво­ре­ния само­лю­би­вой гор­до­сти, а гла­го­лала от избытка сердца к самой себе и к сво­ему Богу. Мате­риал этот — келей­ные заметки, письма, чер­но­вики, а также записи неко­то­рых выда­ю­щихся собы­тий внут­рен­ней мона­стыр­ской жизни, мною най­ден­ные в кни­го­хра­ни­ли­щах Опти­ной Пустыни, мною собран­ные и систе­ма­ти­зи­ро­ван­ные в форме днев­ника ныне уже при­ло­жив­ше­гося к пра­от­цам Оптин­ского иеро­мо­наха Евфи­мия (Тру­нова). Не ему одному при­над­ле­жал этот мате­риал, — он был досто­я­нием кол­лек­тив­ного Оптин­ского духа, — но я при­своил его ему одному, потому что при жизни вос­ста­но­ви­теля Оптин­ской славы Архи­манд­рита Мои­сея он был к нему едва ли не самым близ­ким лицом; потому что он вел днев­ник всему тому, чему был оче­вид­ным сви­де­те­лем во все время дол­го­лет­ней ино­че­ской жизни, начав­шейся еще во дни осно­ва­теля стар­че­ства в Опти­ной Пустыни, старца Льва, про­дол­жав­шейся при его пре­ем­нике по стар­че­ству, старце Мака­рии, и окон­чив­шейся во дни совре­мен­ника нашего, старца Амвро­сия Оптин­ского; и, нако­нец, потому, что, по отзы­вам его совре­мен­ни­ков, он сам был ино­ком выда­ю­щейся духов­ной жизни. Днев­ник отца иеро­мо­наха Евфи­мия послу­жил мне кан­вою с наме­чен­ным его рукою узо­ром, но самый узор, как и дра­го­цен­ней­ший жем­чуг див­ного шитья, состав­лен и собран из мно­го­цвет­ных рако­вин, извле­чен­ных из сокро­вен­ных глу­бин без­бреж­ного и без­дон­ного моря вели­кого Оптин­ского духа, питав­шего пра­во­слав­ную рус­скую мысль в таких бога­тыр­ских ее пред­ста­ви­те­лях, как бра­тья Кире­ев­ские, Гоголь, Досто­ев­ский и те «молод­шие» бога­тыри, имена кото­рых — как звезды на тверди пра­во­слав­ного рус­ского неба.

Во всем, что собрано здесь, само­из­мыш­лен­ного моего нет: все это — плоть от плоти, кость от кости Оптин­ских насель­ни­ков и им по духу прис­ных. Что же каса­ется изло­жен­ных здесь фак­тов, при­над­ле­жа­щих к обла­сти духов­ной хри­сти­ан­ской жизни и ее силы, то моего в них — только одна редакция.

Чув­ствую и всем серд­цем моим сознаю, что не моей меры труд этот, что он не исчер­пы­вает и капли еди­ной вели­кого сосуда Оптин­ского, но сме­ло­сти моей и дерз­но­ве­ния оправ­да­нием да послу­жит быст­рота и натиск злоб­ного духа вре­мени, устрем­ля­ю­ще­гося вну­шить прис­ным своим рабам и слу­жи­те­лям похо­ро­нить навеки еще живое и жиз­не­твор­ное тело пра­во­слав­ного мона­ше­ства. При таких усло­виях начав­шейся роко­вой борьбы неко­гда раз­мыш­лять о досто­ин­стве ору­жия, впору только и без необ­хо­ди­мых доспе­хов ринуться в жесто­кую сечу и хотя бы одним телом своим на время загра­дить гро­бо­ко­па­те­лям доступ к раз­вер­стой ими могиле.

Но если дни, нами с вели­кой скор­бью пере­жи­ва­е­мые, в небес­ной книге жизни запи­саны как дни совер­ше­ния такого зло­де­я­ния, и живому еще цвету хри­сти­ан­ства, каким во все вре­мена было истин­ное мона­ше­ство, уже настало время быть заживо погре­бен­ным в без­вре­мен­ной могиле, — то пусть и малый, и несо­вер­шен­ный труд мой этот пока­жет остатку вер­ных, «какой све­тиль­ник разума угас, / какое сердце биться перестало…»

Сер­гей Нилус

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки