Век Филарета — Яковлев А.И.

Век Филарета — Яковлев А.И.

(15 голосов4.2 из 5)

Оглав­ле­ние

Часть пер­вая. У Троицы
Глава 1. Хло­поты в Коломне
Глава 2. Ноч­ные думы
Глава 3. В поис­ках счастья
Глава 4. Первопрестольная
Глава 5. Тро­иц­кая семинария
Глава 6. Преодоление
Глава 7. Мит­ро­по­лит и цари
Глава 8. Выбор пути
Часть вто­рая. Нев­ские ветры
Глава 1. Скром­ный инок
Глава 2. Север­ный Вавилон
Глава 3. В семи­на­рии и академии
Глава 4. Истины с цер­ков­ного амвона
Глава 5. Упря­мый лекаренок
Глава 6. Оте­че­ствен­ная война
Глава 7. Поиски вер­ного пути
Часть тре­тья. Биб­лей­ское общество
Глава 1. «Бого­сло­вие рассуждает…»
Глава 2. Роман­ти­че­ский мистик
Глава 3. От судьбы не уйдешь
Глава 4. Архиерей
Глава 5. Пора надежд и тревог
Глава 6. Петер­бург­ский обличитель
Глава 7. Мисти­че­ское министерство
Глава 8. Воз­вы­ше­ние отца Фотия
Глава 9. Тайна цар­ской фамилии
Глава 10. Паде­ние Голицына
Часть чет­вер­тая. Мос­ков­ский архипастырь
Глава 1. Катехизис
Глава 2. Раз­го­воры, споры, мнения
Глава 3. Импе­рия перед пропастью
Глава 4. Боже­ствен­ный глагол
Глава 5. Как слово наше отзовется
Глава 6. Диве­ев­ские сестры
Глава 7. Москва-матушка
Глава 8. В дре­му­чих козель­ских лесах
Глава 9. Холера
Часть пятая. Свя­тей­ший Синод
Глава 1. Отцы-настоятели
Глава 2. Чайки над Невой
Глава 3. Три­ум­фаль­ные ворота
Глава 4. Слу­же­ние усердное
Глава 5. За сте­нами Троицы
Глава 6. Незри­мая борьба
Глава 7. Лито­гра­фи­ро­ван­ный перевод
Глава 8. День митрополита
Часть шестая. Рус­ская Библия
Глава 1. Такие раз­ные архиереи
Глава 2. Год 1847
Глава 3. Люби­мец митрополита
Глава 4. Бес­по­кой­ные сердца
Глава 5. Не от мира сего
Глава 6. Голубь над Престолом
Глава 7. Оттепель
Глава 8. Дерз­кие мальчишки
Глава 9. Коронация
Глава 10. Мит­ро­по­литы и обер-прокурор
Глава 11. Очки
Часть седь­мая. Гефсимания
Глава 1. Надежда и опора
Глава 2. Кре­стьян­ский вопрос
Глава 3. И дрог­нули стены Иерусалимские
Глава 4. Скит
Глава 5. Течет река времен
Хро­но­ло­ги­че­ская таблица
Сло­варь основ­ных цер­ков­ных понятий
Ком­мен­та­рии

Часть первая. У Троицы

Глава 1. Хлопоты в Коломне

Жизнь чело­ве­че­ская — что ручей, вдруг про­би­ва­ю­щийся из зем­ных глу­бин на свет Божий и бегу­щий неудер­жимо впе­ред, чтобы слиться с иными и стать частью боль­шой реки, а там и моря-оке­ана. Иной ручей к концу сво­ему ока­зы­ва­ется мал — иной велик, иной чист — иной гря­зен, иной едва заме­тен — иной шум­лив и бур­лив неудер­жимо, иной коро­ток, едва мельк­нет в лес­ной чащобе и про­пал, иной течет себе и течет, будто нет конца ему. А в исто­ках своих все они оди­на­ковы, поди раз­личи, кому что предстоит…

Коломна, неболь­шой, но слав­ный город, была сосед­кою Москвы, нахо­дясь в ста вер­стах от пер­во­пре­столь­ной сто­лицы и с даль­них вре­мен при­кры­вая ее с юга от вра­же­ских наше­ствий. В XIII веке вой­ско Батыя после опу­сто­ше­ния Рязан­ской земли дви­ну­лось на Коломну, в жесто­кой сече одер­жало победу над вели­ко­кня­же­скими дру­жи­нами Все­во­лода Юрье­вича и Романа Инг­ва­ре­вича и взяло Москву. В конце XIV века Мамай, обу­ре­ва­е­мый яро­стью за непо­слу­ша­ние рус­ских кня­зей, решил повто­рить Баты­ево наше­ствие. Мос­ков­ский князь Дмит­рий назна­чил всем пол­кам сбор в Коломне, а сам нака­нуне выступ­ле­ния полу­чил бла­го­сло­ве­ние в Свято-Тро­иц­ком мона­стыре у про­слав­лен­ного пустын­ника Сер­гия Радо­неж­ского. Высту­пив из Коломны, рус­ское вой­ско вскоре достигло Дона, где и состо­я­лась вели­кая Кули­ков­ская битва. Правда, сви­ре­пый хан Тох­та­мыш спу­стя несколько лет вновь пошел на Русь, и вновь прежде Москвы была сожжена Коломна.

Для обо­роны от казан­цев и крым­цев рус­ские города ста­ра­лись укреп­лять. В 1526 году в Коломне был построен «кремль — город камен­ный», хотя это не убе­регло ее в начале XVII века от захвата и раз­граб­ле­ния мятеж­ни­ками Болот­ни­кова, от разо­ре­ния в ходе кро­во­про­лит­ных сра­же­ний пол­ков царя Васи­лия Шуй­ского и Само­званца. В одной из башен коло­мен­ского кремля укры­ва­лась Марина Мни­шек с мало­лет­ним сыном. Спу­стя несколько деся­ти­ле­тий по пове­ле­нию царя Алек­сея Михай­ло­вича в коло­мен­ском уезде было поло­жено начало стро­и­тель­ству рус­ского мор­ского флота. Пер­вому кораблю дано было назва­ние «Орел».

С тех пор город уже не боялся вра­же­ских наше­ствий, но народ забур­лил в прав­ле­ние царя Петра Алек­се­е­вича. Ярост­ное сопро­тив­ле­ние чрез­мерно жесто­ким пре­об­ра­зо­ва­ниям ока­зали стрельцы, и Коломна ока­за­лась важ­ным пунк­том в этом вос­ста­нии «за ста­рину». Народ­ное пре­да­ние сохра­нило память о Пре­бы­ва­нии Петра в Коломне нака­нуне его южных походов.

Между тем город поне­многу сла­бел. Сошло на нет его зна­че­ние в каче­стве воен­ной кре­по­сти. С обме­ле­нием Москвы-реки сокра­ти­лись тор­го­вые пере­возки, и бога­тое купе­че­ство стало пере­би­раться в Москву. Самыми при­ме­ча­тель­ными собы­ти­ями ста­но­ви­лись пожары и раз­бой­ни­чьи грабежи.

Однако место­по­ло­же­ние Коломны оста­ва­лось удобно и живо­писно. Жители зани­ма­лись изво­зом, тор­го­вали хле­бом, салом, гур­тами скота. Город укра­шали два десятка церк­вей и три мона­стыря — Ста­ро­го­лутвин­ский в четы­рех вер­стах от Коломны, Боб­ре­нев, быв­ший всего в вер­сте, и Ново­го­лутвин­ский Тро­иц­кий мона­стырь внутри город­ской черты. Такова была Коломна в конце XVIII век.

Рож­де­ствен­ские празд­ники 1799 года в доме коло­мен­ского свя­щен­ника Миха­ила Федо­ро­вича Дроз­дова встре­чали в бес­по­кой­стве. Хозяин дома отправ­лял поло­жен­ные службы в своей церкви Тро­ицы в Ямщиц­кой сло­боде, и самый при­под­ня­тый дух их облег­чал сердце. По выходе из храма вдруг при­метно уко­лола, будто заноза, мысль о даль­ней­шей судьбе стар­шего сына Васи­лия. Пред­сто­я­щая сва­дьба дочери Ольги забо­тила меньше. Все было непро­сто с первенцем.

И родился он раньше поло­жен­ного срока, будто спе­шил на белый свет, и по харак­теру ока­зался странно тих и сосре­до­то­чен, но с нату­рою страст­ною и пыл­кою, а ко всему — замкнут, скры­тен. Да и упрям. В нынеш­нем году вышло реше­ние Свя­тей­шего Синода об упразд­не­нии их коло­мен­ской епар­хии, отхо­дя­щей к Москве. Упразд­ня­лась и коло­мен­ская семи­на­рия, не чуж­дая отцу Миха­илу, ибо в ней он обу­чался восемь лет нау­кам и после два года про­слу­жил учи­те­лем. Ныне в семи­на­рии обу­чался сын. Дума­лось, закон­чит, Бог даст, с отли­чием, а там женится, руко­по­ло­жит его доб­ро­душ­ный епи­скоп Мефо­дий в сан иерея и даст в Коломне при­ход. Чего лучше? Чего боль­шего можно было желать?.. Теперь же Синод пред­ла­гал коло­мен­ским семи­на­ри­стам про­дол­жать обра­зо­ва­ние либо в Туле* либо в Тро­иц­кой лавр­ской семи­на­рии, либо в Мос­ков­ской сла­вяно-греко-латин­ской академии.

Васи­лий, как услы­шал, заго­релся: Москва! Только Москва ему была нужна! Отец прямо ска­зал, что у Тро­ицы обра­зо­ва­ние посо­лид­нее, не хуже киев­ской ака­де­мии, а иные гово­рят — и лучше. Нако­нец, высо­ко­прео­свя­щен­ный мит­ро­по­лит Пла­тон любовно опе­кает семи­на­рию и бла­го­де­тель­ствует отлич­ным уче­ни­кам, а уж Васи­лий среди послед­них не окажется.

Сын почти­тельно слу­шал, а потом тихо, но обду­манно воз­ра­зил, что жить на свой кошт у Тро­ицы ему денег недо­ста­нет, а в Москве есть дедушка Алек­сандр Афа­на­сье­вич, род­ной брат деда по матери, и зани­мает дедушка Алек­сандр не послед­нее место — сакел­ла­рия, а попро­сту говоря, клю­чаря глав­ного храма Рос­сии — Боль­шого Успен­ского собора. Он и раньше звал в пер­во­пре­столь­ную, и теперь не отка­жется при­нять и помочь. Конечно, реше­ние отца закон, но дол­жен же батюшка понять, насколько удоб­нее и спо­кой­нее жить и учиться, зная о надеж­ной под­моге рядом… Воис­тину, barbara philosophum non facit — не борода сози­дает фило­софа. Отмах­нуться от такого прак­ти­че­ского сооб­ра­же­ния было невозможно.

Стр. 1 из 157 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки