Канон Ангелу Хранителю Иоанна, монаха Черноножного


Ангел-Хранитель

Пе́снь 1

Ирмо́с: Во́ду проше́д я́ко су́шу, и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Припе́в: А́нгеле Христо́в, Храни́телю мо́й святы́й, моли́ Бо́га о мне́.

Неусыпа́емаго Храни́теля души́ моея́, и предста́теля живо­та́ мое­го́, и наста́вника от Бо́га, его́же получи́х, пою́ тя́ А́нгеле Бо́жий, Бо́га Вседержи́теля.

Неусып­но­го хра­ни­те­ля души моей, защит­ни­ка жиз­ни моей и настав­ни­ка, полу­чен­но­го от Бога, я вос­пе­ваю тебя, свя­той Ангел Бога Вседержителя.

Припе́в: Го́споди Иису́се Хри­сте́ Бо́же мо́й, поми́луй мя́.

Хотя́й все́м челове́ком спасти́ся, святы́я А́нгелы наста́вники и световоди́тели приста́вил еси́, Сло́ве, челове́ком, руково́дствующыя на́с к стра́ху Твоему́.

Ты, Сло­во, желая спа­се­ния всем людям, при­ста­вил к ним свя­тых Анге­лов настав­ни­ка­ми и про­све­ти­те­ля­ми, руко­во­дя­щи­ми нас на пути к стра­ху перед Тобою.

Но́щию содержи́ма мра́чною, и те́мным мра́ком покрыва́емаго страсте́й, све́том покая́ния оза­ри́ мя́ наста́вниче и предста́телю, и Храни́телю мо́й.

Объ­ято­го тем­ною ночью и покры­ва­е­мо­го чер­ным мра­ком стра­стей; оза­ри меня све­том пока­я­ния, настав­ник, защит­ник и хра­ни­тель мой!

Сла́ва: Сту́дных помышле́ний во мне́ то́чит наводне́ние ти́нное и мра́чное, от Бо́га разлуча́ющее у́м мо́й: е́же изсу­ши́, о засту́пниче мо́й.

Постыд­ных помыш­ле­ний гряз­ное и мрач­ное навод­не­ние раз­ли­ва­ет­ся во мне, раз­лу­чая ум мой с Богом. Осу­ши его, заступ­ник мой!

И ны́не: Тиши­на́ ты́, Влады́чице, и приста́нище обурева́емых в пучи́не грехо́вней: те́мже к Тво­е­му́ притека́ю приста́нищу, волну́емь бу́рею разли́чных страсте́й.

Тихая – Ты, Вла­ды­чи­ца, при­стань для гиб­ну­щих от бури в море гре­хов. Поэто­му, носи­мый бур­ною вол­ною раз­лич­ных стра­стей, я устрем­ля­юсь к Тво­ей пристани.

Пе́снь 3

Ирмо́с: Небе́снаго кру́га верхотво́рче Го́споди, и Це́ркве Зижди́телю, Ты́ мене́ утвер­ди́ в люб­ви́ Твое́й, жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние, еди́не Человеколю́бче.

Землена́го и бре́ннаго и пе́рстнаго смеше́ния име́ю бытие́, те́мже зем­ли́ пригвозди́хся: но о предста́телю мо́й, и наста́вниче мо́й, и изба́вителю, обра­ти́ жела́ние мое́ к небе́сным.

Имея бытие от сме­ше­ния зем­ли, гли­ны и пра­ха, я при­гвож­ден к зем­ле. Но, о, защит­ник мой, настав­ник и изба­ви­тель! обра­ти стрем­ле­ние мое к небесному.

В нощи́ и во дни́ лука́выми де́лы мои́ми преогорчева́ю, и оскорбля́ю, и раздража́ю тя́, и не хотя́ща отдале́ча стоя́ти, побо́рника мое­го́ понужда́ю тя́.

Ночью и днем злы­ми дела­ми мои­ми я и огор­чаю, и печа­лю, и раз­дра­жаю тебя. И хотя ты и не жела­ешь сто­ять дале­ко от меня, я вынуж­даю тебя к это­му, защит­ни­ка моего.

Печа́ли и уны́ния пови́нный быва́ю, я́ко непокая́нен пребыва́яй и неиспра́влен: те́мже мне́ да́руй пока́ятися и́стинно, и радостотвори́ти тя́, Храни́теля моего́.

Печа­ли и уны­ния тво­е­го винов­ни­ком стал я, так как нерас­ка­ян­ным оста­юсь и неис­пра­ви­мым. Поэто­му дай мне искрен­но пока­ять­ся и обра­до­вать тебя, хра­ни­те­ля моего.

Сла́ва: Зря́ неви́димое лице́ Бо́га, на небесе́х седя́щаго, и призира́юща на зе́млю у́мно, и трясти́ся е́й творя́ща, моли́ спасти́ся мне́ святы́й А́нгеле.

Созер­цая незри­мо лицо Бога, на небе­сах сидя­ще­го, духов­но взи­ра­ю­ще­го на зем­лю и застав­ля­ю­ще­го ее потря­сать­ся, моли о спа­се­нии моем, свя­той Ангел!

И ны́не: У́м и смы́сл и сло́во, да́р Бо́жий прия́х, я́ко да позна́в Влады́ку, де́лы почту́ до́брыми: а́з же страстьми́ да́р обезче́стив, Спа́су досади́х, Влады́чице, спа­си́ мя́.

Ум, волю и сло­во, дар при­нял я, что­бы, познав Вла­ды­ку, чтить Его доб­ры­ми дела­ми. Но, стра­стя­ми этот дар уни­зив, я оскор­бил Спа­си­те­ля. Вла­ды­чи­ца, спа­си меня!

Седа́лен, гла́с 4:

Души́ моея́ Храни́тель и теле­се́, избра́нный ми́ от Бо́га Боже́ственный А́нгеле, Богоподража́тельно пре́зри всесвяты́й, вся́ прегреше́ния окая́нныя души́ моея́, изба́ви льсти́ваго мя́ разли́чных сете́й, и о́бщаго уми́лостиви Бо́га, да на суде́ пода́ст ми́ оставле́ние.

Души моей хра­ни­тель и тела избран­ный мне Богом свя­той Ангел! оставь, пре­свя­той, по при­ме­ру Божию, без вни­ма­ния все гре­хи несчаст­ной души моей; избавь меня от хит­ро­спле­тен­ных сетей хит­ре­ца и уми­ло­стивь пра­вед­но­го Бога, что­бы Он на суде Сво­ем даро­вал мне прощение.

Пе́снь 4

Ирмо́с: Ты́ моя́ кре́пость Го́споди, Ты́ моя́ и си́ла, Ты́ мо́й Бо́г, Ты́ мое́ ра́дование: не оста́вль не́дра О́тча, и на́шу нище­ту́ посети́в: те́м с проро́ком Авваку́мом зову́ Ти́: си́ле Твое́й сла́ва, Человеколю́бче.

Не помышля́яй стра́шное суди́ще, в не́мже и́мам Спа́су предста́ти, и да́ти сло́во о вся́ком де́ле же и сло́ве, ниже́ сме́рти безве́стное во у́м отню́д прие́млю, неиспра́влен е́смь, наста́вниче мо́й, не оста́ви мене́.

Не помыш­ляя о страш­ном суде, на кото­ром я дол­жен пред­стать Спа­си­те­лю и дать ответ о вся­ком не толь­ко деле, но и сло­ве, и вовсе не пред­став­ляя в уме тай­ны смер­ти, я оста­юсь неис­пра­ви­мым. Настав­ник мой, не оставь меня!

Приле́жно вся́кую зло́бу соверши́х из мла́да, и не преста́х тя́, засту́пника мое­го́, преогорчева́ти беззако́нными сло­ве­сы́ и дея́ньми: но не озло́бися, но пожди́ еще́, вразумля́я, и просвеща́я, и утвержда́я мя́.

При­леж­но совер­шал я с дет­ства вся­кое зло и непре­стан­но огор­чал тебя, заступ­ни­ка мое­го, пре­ступ­ны­ми сло­ва­ми и дела­ми. Но не про­гне­вай­ся, и потер­пи еще вра­зум­ляя, про­све­щая и под­дер­жи­вая меня.

Сло́ва Бо́жия долготерпе́ние подража́яй, прише́дша, я́ко да в покая́ние призове́т вся́ гре́шныя, и ожида́юща самово́льное исправле́ние, и не понужда́юща: и ты́ наста́вниче мо́й, на мне́ долготерпели́вно пребу́ди.

Под­ра­жая дол­го­тер­пе­нию Сло­ва Божия, при­шед­ше­го, что­бы при­звать к пока­я­нию всех греш­ни­ков, ожи­да­ю­ще­го доб­ро­воль­но­го их исправ­ле­ния и к нему не при­нуж­да­ю­ще­го, и сам ты, настав­ник мой, будь дол­го­тер­пе­лив ко мне.

Сла́ва: Дале́че от Бо́га гре́х мя́ отри́ну, неключи́маго раба́ и недосто́йнаго: но Влады́ка мо́й Иису́с восприя́т мя́ благоутро́бно, и приусво́и: а́з же толи́кую отмета́яй Его́ благода́ть, еще́ оскорбля́ю и тя́, Бо́жий А́нгеле.

Дале­ко от Бога уда­лил меня, негод­но­го и недо­стой­но­го раба, грех мой. Но Вла­ды­ка мой Иисус при­нял меня к Себе мило­сти­во и соде­лал Сво­им. А я, отвер­гая столь вели­кую Его милость, еще и тебя печа­лю, свя­той Ангел!

И ны́не: Я́ко вои́стинну Госпо́дь воцари́ся, ца́рствием неотпа́дающим, и облече́ся псало́мски из Тебе́ Богома́ти в красне́йшее благоле́пие, пло́ть святу́ю, е́юже сме́рть прия́т, и низ­ло­жи́ ея́ ца́рство.

Истин­но воца­рил­ся Гос­подь цар­ством не рас­па­да­ю­щим­ся и, по сло­ву псал­ма, от Тебя, Бого­ро­ди­ца, облек­ся в цве­ту­щую кра­со­ту, в плоть свя­тую, кото­рою при­нял смерть и раз­ру­шил ее жилище.

Пе́снь 5

Ирмо́с: Вску́ю мя́ отри́нул еси́ от лица́ Тво­е­го́, Све́те незаходи́мый, и покры́ла мя́ е́сть чужда́я тма́ окая́ннаго, но обра­ти́ мя́, и к све́ту за́поведей Твои́х пути́ моя́ напра́ви, молю́ся.

Поче­му Ты отверг меня от лица Тво­е­го, Свет недо­ступ­ный, и враж­деб­ная тьма покры­ла меня, несчаст­но­го? Но обра­ти меня, молю, и направь пути мои к све­ту запо­ве­дей Твоих.

Тя́ Храни́теля стяжа́в, спребы́теля, собесе́дника, святы́й А́нгеле, соблюда́юща, спу́тствующа, спребыва́юща, и спаси́тельная предлага́юща при́сно мне́: ко́е проще́ние при­и­му́ неразу́мен сы́й.

Имея тебя, свя­той Ангел, хра­ни­те­лем, сожи­те­лем и собе­сед­ни­ком, меня соблю­да­ю­щим и все­гда мне сопут­ству­ю­щим, со мною пре­бы­ва­ю­щим и все­гда мне пред­ла­га­ю­щим сред­ства ко спа­се­нию, какое полу­чу я про­ще­ние оста­ва­ясь непонятливым?

Мно́зем дерзнове́нием престо́лу пред­стоя́ Вседержи́теля, и сликовству́я у Царя́ тва́ри, мно́гих зо́л мои́х пода́ти ми́ проще́ние, защи́тителю мо́й, помоли́ся.

С вели­ким дерз­но­ве­ни­ем пред­стоя пре­сто­лу Все­дер­жи­те­ля и ликуя вокруг Царя тво­ре­ния, помо­лись, защит­ник мой, о даро­ва­нии мне про­ще­ния моих мно­гих злодеяний.

Му́ки прови́дя и муче́ния ожида́ющая мя́, и ожесточе́ние мое́ и безу́мие и ослепле́ние, ми́луя стене́ши, и се́туеши, и дря́хлуеши, посупле́ния испо́лнен, изба́вителю мо́й.

Про­ви­дя муки и каз­ни, ожи­да­ю­щие меня, и смот­ря на мое оже­сто­че­ние, безу­мие и ослеп­ле­ние, ты, изба­ви­тель мой, жалост­но сто­нешь, печа­лишь­ся и омра­ча­ешь­ся, пол­ный уныния.

Сла́ва: Ниже́ ко еди́ному часу́, но ниже́ чер­те́, или́ и сея́ кра́тши, оста́вих тя́, благоде́теля мое­го́ и Храни́теля, о мне́ пора́доватися и возвесели́тися и взыгра́ти, грех­ми́ при́сно срастлева́емый.

Ни на один час, ни на мгно­ве­ние, ни того коро­че, я, посто­ян­но рас­тле­ва­е­мый гре­ха­ми, не дал тебе, мое­му бла­го­де­те­лю и хра­ни­те­лю, пора­до­вать­ся, пове­се­лить­ся и взыг­рать обо мне.

И ны́не: Но́вый Младе́нец яви́ся недомы́сленный от Тебе́, Пренепоро́чная, ста́вилом дубра́вы, и го́ры ме́рилом ра́зума поста́вивый: ли́к звезда́м исчита́яй, и ка́пли росы́, и ве́тров дыха́ние преложи́вый.

Необык­но­вен­ный Мла­де­нец, непо­сти­жи­мый явил­ся от Тебя, Пре­не­по­роч­ная: Он разу­мом изме­рил леси­стые гор­ные уще­лья и взве­сил горы; исчис­ля­ет сонм звезд, успо­ко­ил водя­ные вол­ны и дуно­ве­ние ветров.

Пе́снь 6

Ирмо́с: Моли́тву про­лию́ ко Го́споду и Тому́ воз­ве­щу́ печа́ли моя́, я́ко зо́л душа́ моя́ испо́лнися и живо́т мо́й а́ду прибли́жися, и молю́ся, я́ко Ио́на: от тли́, Бо́же, воз­ве­ди́ мя́.

Сохраня́яй и ополча́яйся о́крест мене́, и стремле́ния возбраня́яй де́монов, и те́х зверови́дная нахожде́ния я́же на мя́, отре́яй все­гда́, не преста́й Храни́телю мо́й: тя́ бо и́мам те́пла засту́пника.

Не остав­ляй, хра­ни­тель мой, охра­нять и ограж­дать меня кру­гом, отра­жая при­сту­пы демо­нов и вся­кий раз отби­вая их напа­де­ния на меня, точ­но зве­рей; ибо в тебе я имею горя­че­го защитника.

Пречестно́е и благоуха́нное сы́й ми́ро, не гнуша́йся моея́ смра́дности, не отсту­пи́ от мене́ да́же до кон­ца́: но неотсту́пен бу́ди мне́, Храни́тель, при́сно: и со́лнце бо, места́ скве́рная пре­хо­дя́, не оскверня́ется.

Ты, дра­го­цен­ней­шее и бла­го­ухан­ное миро, не гну­шай­ся мое­го зло­во­ния, не отсту­пай от меня до кон­ца, но все­гда будь неот­луч­ным моим хра­ни­те­лем; ибо и солн­це, совер­шая путь над нечи­сты­ми места­ми, не оскверняется.

Ка́пли слезото́чныя источи́ти, покрыва́ющаго вода́ми сло́вом своя́ высо́кая превы́спренняя, благода́ть мне́ да́ти умо­ли́ предста́телю мо́й, я́ко да те́ми очи́стится се́рдце мое́, и у́зрит Бо́га.

Умо­ли, заступ­ник мой, Закры­ва­ю­ще­го еди­ным сло­вом вода­ми высо­кие тере­ма Свои послать мне бла­го­дать – лить дождем кап­ли слез, что­бы ими очи­сти­лось серд­це мое и узре­ло Бога.

Невеще́ственне я́ко чи́ст и невеще́ствен пред­стоя́ чи́стому и невеще́ственному, и к Тому́ стяжа́в бога́тое дерзнове́ние и присвое́ние: Того́ моли́ приле́жно, ду́шу мою́ спасе́ну дарова́ти ми́.

Бес­плот­но, как чистый и бес­плот­ный, сто­ишь ты перед Чистым и Бес­плот­ным, имея к Нему вели­кое дерз­но­ве­ние и бли­зость. Усерд­но моли Его даро­вать мне спа­се­ние души.

Сла́ва: Да покры́ет сра́м и сту́д сту́дная и смра́дная и мра́чная ли́ца вра́жия, егда́ смире́нная моя́ душа́ от те́ла распряга́ется: ту́юже да покры́ют, наста́вниче мо́й, све́тлая твоя́ и пресвяще́нная кри́ла.

Да покро­ет срам и стыд позор­ные, ужас­ные и мрач­ные лица вра­гов, когда сми­рен­ная душа моя будет раз­лу­чать­ся с телом; а ты, настав­ник мой, при­крой ее тво­и­ми свет­лы­ми и свя­щен­ны­ми крыльями.

И ны́не: Святы́х святе́йшая А́нгел, Херуви́м и Серафи́м превы́шшая: землере́тный мо́й у́м, земна́го и ве́щнаго жела́ния превы́шши пока­жи́, от зем­ли́ к небе́сней люб­ви́ возвы́сивши.

Ты, Кото­рая свя­тее свя­тых Анге­лов, выше Херу­ви­мов и Сера­фи­мов, соде­лай при­ник­ший к зем­ле ум мой выше зем­ных и веще­ствен­ных жела­ний, под­няв его от зем­ли до стрем­ле­ния небесному.

Конда́к, гла́с 2.

Бо́жий служи́телю, и Храни́телю мо́й преизря́дне, гре́шному при́сно мне́ спребыва́й, злоде́йствия мя́ вся́каго де́монов избавля́яй, и к Боже́ственным стезя́м наставля́яй, жи́знь хода́тайствуяй нетле́нную.

Божий слу­жи­тель и чуд­ный мой хра­ни­тель, все­гда будь со мною греш­ным, избав­ляя меня вся­ко­го зло­дей­ства демо­нов, направ­ляй на пути боже­ствен­ные, хода­тай­ствуй о жиз­ни вечной.

Пе́снь 7

Ирмо́с: От Иуде́и доше́дше о́троцы, в Вавило́не ино­гда́, ве́рою Тро́ическою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Тмы́ о́крест напа́дающих на мя́ разбо́йник неви́димых, и́щущих ду́шу мою́ исто́ргнути и восхи́тити, о́гненным мече́м твои́м отгоня́я держа́вно, не оскудева́й, Помо́щниче мо́й.

Тьмы ото­всю­ду напа­да­ю­щих на меня неви­ди­мых раз­бой­ни­ков, стре­мя­щих­ся похи­тить и истер­зать душу мою, не оставь мощ­но отго­нять пла­мен­ным мечем тво­им, помощ­ник мой!

Егда́ хо́щет ми́ суди́ти Судия́, и Бо́г мо́й, и осуди́ти мя́, осужде́ннаго от со́вести, пре́жде о́наго суда́ не забу́ди раба́ тво­е­го́, руководи́телю мо́й.

Когда ста­нет Судия и Бог мой судить и осуж­дать меня, не поза­будь тогда, руко­во­ди­тель мой, меня, осуж­ден­но­го сво­ею сове­стью преж­де это­го суда.

Веще­ство́ име́я ма́терь, и бре́ние отца́, и пра́отца пе́рсть, и си́х сро́дством, в зе́млю весь­ма́ зрю́: но да́ждь ми́, предста́телю мо́й, и горе́ воззре́ти когда́, к небе́сной добро́те.

Имея мате­рью веще­ство, отцом гли­ну, пра­от­цом прах, я, по род­ству с ними, все смот­рю в зем­лю: дай мне, заступ­ник мой, когда-нибудь взгля­нуть и вверх на кра­со­ту небес.

Я́ко красе́н сы́й добро́тою, и сла́дкий и весе́лый солнцезра́чный у́м, све́тло предста́ни ми́ оскла́бленным лице́м, и ра́достным воззре́нием, егда́ и́мам от зем­ли́ взя́тися, наста́вниче мо́й.

Как цве­ту­щий кра­со­тою, при­ят­ный и любез­ный, свет­лый как солн­це дух, пред­стань мне, настав­ник мой, в сия­нии, с улыб­кой на лице и весе­лым взо­ром, когда я буду ухо­дить с земли.

Сла́ва: Благоутро́бия ра́ди ми́лости, и мно́жества ра́ди мно́гаго человеколю́бия, твои́х кри́л кро́вом Храни́телю мо́й, покры́й мя́ исходя́ща от те́ла: е́же не ви́дети ме́рзская ли́ца де́монская.

По сер­деч­но­му мило­сер­дию, по вели­ко­му изоби­лию чело­ве­ко­лю­бия, страж мой, защи­ти меня покро­вом кры­льев тво­их, когда я буду выхо­дить из тела, что­бы мне не видеть ужас­ных лиц демонских.

И ны́не: Небе́сная вра­та́, спаси́тельная две́рь, ле́ствице у́мная, е́юже Бо́г сни́де, и челове́к взы́де: небе́снаго ца́рствия щедро́тами твои́ми, Чи́стая, сподо́би мя́ раба́ твоего́.

Небес­ные вра­та, дверь ко спа­се­нию, духов­ная лест­ни­ца, по кото­рой сошел вниз Бог и вос­шел вверх чело­век, по состра­да­нию Тво­е­му, Чистая, удо­стой меня, раба Тво­е­го, Цар­ства Небесного.

Пе́снь 8

Ирмо́с: Седмери́цею пе́щь халде́йский мучи́тель Богочести́вым неи́стовно раз­жже́, Си́лою же лу́чшею спасе́ны сия́ ви́дев, Твор­цу́ и Изба́вителю вопия́ше: о́троцы благослови́те, свяще́нницы воспо́йте, лю́дие превозноси́те во вся́ ве́ки.

По Бо́зе тя́ прия́х от Бо́га засту́пника и руководи́теля, и помо́щника, и побо́рника, пресвяты́й А́нгеле: те́мже не преста́й, молю́ся, и пе́стунствуяй, и наказу́яй, и уча́й ле́пая мне́ де́яти, и просвети́ти у́м мо́й, до́ндеже мя́ предста́виши Хри­сту́ спасе́на.

Я полу­чил тебя, свя­той Ангел, от Бога, как заступ­ни­ка после Него, руко­во­ди­те­ля, помощ­ни­ка и защит­ни­ка, и пото­му молю: непре­стан­но меня руко­во­ди, настав­ляй, научай делать долж­ное, про­све­щай ум мой, пока не пред­ста­вишь меня Хри­сту спасенным.

Егда́ поста́вятся престо́ли, и кни́ги разгну́тся, и Ве́тхий де́ньми ся́дет, и су́дятся челове́цы, и А́нгели предста́нут, и зем­ля́ восколе́блется, и вся́ ужа́снутся и вострепе́щут: тогда́ твое́ человеколю́бие на мне́ пока­жи́, и изба́ви мя́ гее́нны, Хри­ста́ умоля́яй.

Когда постав­ле­ны будут пре­сто­лы и кни­ги разо­гнут­ся, а Вет­хий день­ми сядет, и будут судить­ся люди в при­сут­ствии анге­лов; когда нач­нет коле­бать­ся зем­ля, и все ужас­нет­ся и затре­пе­щет: пока­жи на мне тогда твое чело­ве­ко­лю­бие и избавь меня от муче­ния в аду, умо­ляя Христа.

Ны́не я́ко пче́лы со́т, неви́димо окружа́ют мя́ богоме́рзцыи губи́телие де́мони, я́ко хи́щницы пти́цы, я́ко лука́выя лиси́цы, и я́ко сыроя́дцы пти́ц плотоя́дных, о́крест мене́ лета́ют: покры́й мя́, Храни́телю мо́й, я́коже покрыва́ет оре́л птен­цы́ своя́.

Вот, как пче­лы сот, неви­ди­мо окру­жа­ют меня бого­мерз­кие погу­би­те­ли-демо­ны; как хищ­ные пти­цы, как хит­рые лиси­цы и как пита­ю­щи­е­ся кро­вью пло­то­яд­ные пти­цы, носят­ся они вокруг меня: укрой меня, страж мой, как орел укры­ва­ет сво­их птенцов.

От о́чию сле́зы непреста́нно теку́щыя, неоску́дно то́ки да́ждь ми́, все­го́ мя́ омыва́ющыя, от вер­ху́ и до ногу́, я́ко па́че сне́га убеле́ну ри́зу обле́к покая́нием, в черто́г Бо́жий вни́ду, тя́ почита́яй Защи́тителя моего́.

Дай мне непре­стан­но лью­щи­е­ся из глаз обиль­ным пото­ком сле­зы, все­го меня с голо­вы до ног омы­ва­ю­щие, что­бы я вошел в боже­ствен­ный чер­тог, облек­шись через пока­я­ние в одеж­ду белее сне­га, почи­тая тебя, защит­ни­ка моего.

Христо́в хра́м су́щее се́рдце мое́, страстьми́ свине́й у́мных житие́ соверши́х: но укре­пи́ мя́, помо́щниче души́ моея́, очи́стити сие́, покади́ти, окропи́ти арома́ты и ми́ры моли́тв и чисто­ты́, да па́ки бу́дет хра́м Христо́в благоуха́нен.

Хри­стов храм – серд­це мое я обра­тил стра­стя­ми в жили­ще духов­ных сви­ней. Но дай мне силы, помощ­ник души моей, очи­стить его, оку­рить фимиа­мом, окро­пить аро­мат­ным миром чистых молитв, что­бы оно опять соде­ла­лось хра­мом Хри­сто­вым благоуханным.

Сла́ва: Наста́вниче и Храни́телю мо́й, и предста́телю и изба́вителю мо́й, отча́янныя моея́ души́ блюсти́телю: егда́ тру́бный стра́шный гла́с и́мать мя́ от зем­ли́ воскреси́ти на су́д, бли́з мене́ ста́ни тогда́ ти́х и ра́достен, наде́ждею спасе́ния оте́мляй мо́й стра́х.

Настав­ник и хра­ни­тель мой, заступ­ник и изба­ви­тель мой, блю­сти­тель моей отча­яв­шей­ся души! Когда страш­ный звук тру­бы под­ни­мет меня из зем­ли на суд,– стань тогда близ меня ясен и радо­стен, отго­няя от меня страх надеж­дою на спасение.

И ны́не: Премно́жеством бла́гости ту́не мя́ поми́луй, благоутро́бия Исто́чник ро́ждшая: ми́лости бо досто́йное не и́мам что́ при­не­сти́ Тебе́: благи́х бо мои́х ника́коже тре́буеши, я́ко Благода́теля и Спа́са ми́ру, неизрече́нно заче́нши Благода́тная.

По изоби­лию бла­го­сти даром поми­луй меня, Родив­шая Источ­ник мило­сер­дия; ибо мне нече­го при­не­сти Тебе достой­но­го мило­сти, и Ты не име­ешь ника­кой нуж­ды в дарах моих, Бла­го­дат­ная, как таин­ствен­но зачав­шая Пода­те­ля даров и Спа­си­те­ля мира.

Пе́снь 9

Ирмо́с: Устраши́ся вся́к слу́х, неизрече́нна Бо́жия снизхожде́ния, я́ко Вы́шний во́лею сни́де да́же и до пло́ти, от деви́ческаго чре́ва, бы́в Челове́к. Те́мже Пречи́стую Богоро́дицу, ве́рнии велича́ем.

Тре­пе­щет вся­кий, слы­ша о таин­ствен­ном Божи­ем соше­ствии, – как Все­выш­ний по Сво­ей воле сни­зо­шел даже до вопло­ще­ния, родив­шись чело­ве­ком из Деви­че­ско­го чре­ва. Поэто­му мы, веру­ю­щие, вели­ча­ем пре­чи­стую Богородицу.

Да узрю́ тя́ одесну́ю окая́нныя моея́ души́ предстоя́ща, све́тла и ти́ха, засту́пника и предста́теля мое­го́, вне­гда́ исчеза́ти от мене́ ну́ждно ду́ху мое­му́, и и́щущия мя́ поя́ти го́рькия вра­ги́ отгоня́юща.

Да уви­жу я сто­я­щим по пра­вую сто­ро­ну несчаст­ной души моей свет­лым и крот­ким тебя, защит­ни­ка и заступ­ни­ка мое­го, когда дух мой будет истор­гать­ся из меня, и отго­ня­ю­щим ста­ра­ю­щих­ся схва­тить меня жесто­ких врагов.

Я́ко святы́й Бо́жий служи́тель, и творя́й его́ Боже́ственная хоте́ния, мно́гим обогаща́ешися к нему́ дерзнове́нием, святы́й А́нгеле: те́мже те́пле о мне́ Того́ умо­ли́, я́ко да спасе́н тобо́ю, воспева́ю предста́тельство и покро́в тво́й.

Как свя­той Божий слу­жи­тель, тво­ря­щий Его боже­ствен­ную волю, ты богат вели­ким к Нему дерз­но­ве­ни­ем, свя­той Ангел! Поэто­му горя­чо моли Его за меня, что­бы, спа­сен­ный тобою, я вос­пе­вал твое заступ­ле­ние и покровительство.

Ве́сь живо́т мо́й во мно́зе прете́к суе­те́, к кон­цу́ прибли́жихся: и молю́ тя́ Храни́теля мое­го́, бу́ди ми́ защи́титель, и побо́рник непобори́мь, егда́ пре­хо­жду́ мыта́рства лю́таго мироде́ржца.

Всю жизнь мою про­вед­ши весь­ма лег­ко­мыс­лен­но, при­бли­зил­ся я к кон­цу, и молю тебя, хра­ни­те­ля мое­го: будь мне защит­ни­ком и непо­бе­ди­мым побор­ни­ком, когда я пой­ду по мытар­ствам страш­но­го миродержца.

Ума́ мое­го́ погреше́ния, заблужде́ния, плене́ния, лю́тости, и студомы́слия нечи́стых и скве́рных помышле́ний, обраща́яй в до́брыя мы́сли, не преста́й, предста́телю мо́й, во блага́я помышле́ния, умиле́ния разже́нныя роди́тели.

Ума мое­го укло­не­ния, заблуж­де­ния, пле­не­ния, ску­дость, постыд­ную склон­ность к нечи­стым и сквер­ным помыс­лам, не оставь заступ­ник мой, обра­щать в доб­рые наклон­но­сти и хоро­шие помыс­лы, порож­да­ю­щие пла­мен­ное сокрушение.

Припе́в: Го́споди Иису́се Хри­сте́ Бо́же мо́й, поми́луй мя́.

Побе­ди́ мои́х злы́х, Иису́се Единоро́дный Преблаги́й, благоутро́бием Твои́м, безме́рие и премно́жество, Тво­е­го́ невеще́ственнаго служи́теля Боже́ственными моли́твами: его́же ми́ приста́вил еси́ из младе́нства, я́ко Человеколю́бец, Храни́теля.

Иису­се Еди­но­род­ный, пре­бла­гой! Мило­сер­ди­ем Тво­им побе­ди без­мер­ное мно­же­ство зла во мне свя­ты­ми молит­ва­ми бес­плот­но­го слу­жи­те­ля Тво­е­го, кото­ро­го Ты, как Чело­ве­ко­лю­бец, поста­вил мне с мла­ден­че­ства хранителем.

Сла́ва: Всю́ мою́ по Бо́зе спасе́ния наде́жду возложи́х на тя́, Храни́теля мое­го́, и попечи́теля, и засту́пника, о́бщую моли́тву к Бо́гу о мне́ сотво­ри́, смоле́бники прии́м А́нгелов ли́ки, и засту́пники.

Всю мою надеж­ду на спа­се­ние я воз­ло­жил после Бога на тебя, мое­го хра­ни­те­ля, попе­чи­те­ля и защит­ни­ка. Сотво­ри за меня соборне молит­ву к Богу, взяв сон­мы Анге­лов себе в сомо­лит­вен­ни­ки и помощники.

И ны́не: Возвы́си ро́г благочести́вых, и низ­ло­жи́ ва́рваров шата́ния, Богороди́тельнице, необори́мо спаса́ющи сие́ ста́до Твое́, в не́мже вели́кое Твое́ и́мя, и многосла́вное, ве́рно велича́ется и сла́вится.

Воз­высь силу бла­го­че­сти­вых и сми­ри гор­дость вра­гов, Бого­ро­ди­тель­ни­ца, непри­ступ­ною сохра­няя эту паст­ву Твою, в кото­рой вели­кое и мно­го­слав­ное имя Твое вер­но вели­ча­ет­ся и прославляется.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

«Азбука молитвы»
в Telegram.
t.me/azprayer
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки