Азбука веры » Молитвослов » Тропари, кондаки и величания
Система Orphus

Тропари преподобным

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 10pt 8pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 

А * Б * В * Г * Д * Е * З * И * К * Л * М * Н * О * П * Р * С * Т * Ф * Х

 


Авраамию Чухломскому, Галичскому чудотворцу
глас 4:

От мирска́го мяте́жа изше́д,/ в ти́хое приста́нище, преподо́бнаго Се́ргия оби́тель, прите́кл еси́,/ и та́мо равноа́нгельное житие́ пожи́в,/ во страну́ Га́личскую прише́л еси́,/ иде́же, ве́ру Христо́ву насажда́я/ и новокреще́нныя лю́ди от суеве́рий пога́нских очища́я,/ мно́ги и вели́ки по́двиги подъя́л еси́,/ и, оби́тели четы́ре созда́в,/ и́ноков ли́ки до́бре упа́сл еси́/ и ко Христу́ Спа́су приве́л еси́,// Его́же моли́, преподо́бне о́тче Авраа́мие, спасти́ ду́ши на́ша.

Авраамию, затворнику Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 2:

Ве́лия ве́ры исправле́ния,/ в пеще́рнем затво́ре, я́ко на воде́ упокое́ния,/ преподо́бне о́тче Авраа́мие, ра́довался еси́,/ огне́м бо любве́ Боже́ственным распала́ем,/ бде́нием и моли́твою безстра́стия дости́гл еси́/ и яви́лся еси́ равноа́нгельный на земли́,// того́ моли́твами, Христе́ Бо́же, спаси́ ду́ши на́ша.

Авраамию, архим. Ростовскому,
глас 1:

Просвети́вся Боже́ственною благода́тию,/ неве́рныя лю́ди наста́вил еси́ к све́ту Богоразу́мия:/ и по сме́рти сия́я све́тлостию жития́ твоего́,/ источа́еши исцеле́ния притека́ющим с ве́рою к тебе́,/ Авраа́мие о́тче наш,// Христа́ Бо́га моли́ дарова́ти нам ве́лию ми́лость.

Авраамию Смоленскому,
глас 8:

Днесь возсия́ нам па́мять твоя́, сла́вне, я́ко со́лнце,/ светоза́рно луча́ми озаря́ющая мир/ и тьму но́щи злых духо́в от нас отгоня́ющая./ Днесь Небе́сныя си́лы святы́х А́нгел/ и ду́ши пра́ведных мы́сленно торжеству́ют, ра́дующеся./ Днесь и мы, гре́шнии, припа́дающе, мо́лимся:/ о́тче преподо́бне Авраа́мие,/ Христа́ Бо́га моли́ непреста́нно// спасти́ град и лю́ди, любе́зно тебе́ почита́ющия.

Агапиту Печерскому, врачу безмездному, в Ближних пещерах,
глас 5:

Богоно́снаго Анто́ния ревну́я смиренному́дрию,/ а́ки не́киим врачество́м зе́лием сне́дным/ исцеля́л еси́ боля́щия, преподо́бне Агапи́те,/ тем и врача́ неве́рна уве́рив,/ наста́вил еси́ на путь спасе́ния./ Уврачу́й и на́ша боле́зни// и моли́ся Го́сподеви о воспева́ющих тя.

Агафону Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 8:

Бла́га Небе́сная ра́ди дел твои́х стяжа́вый,/ бла́гости тезоимени́те, Агафо́не,/ моли́ Блага́го Го́спода, мо́лим тя те́пле,// я́ко да не лиши́т нас ве́чных благ Свои́х.

Александру, игум. Куштскому,
глас 4:

И́же плотски́м дебе́льством Бо́гови рабо́тати изво́ли,/ в пусты́ню всели́вся,/ в не́йже мно́гими по́ты и труды́/ безтеле́снаго равноа́нгельнаго пребыва́ния возмо́же дости́гнути,/ та́же от Бо́га узре́н быв,/ сподо́бися вели́ких чуде́с в жи́зни и по преставле́нии,/ на нечи́стыя ду́хи си́лу восприи́м,/ изго́ниши от приходя́щих к тебе́ с ве́рою,/ те́мже, о́тче Алекса́ндре,/ за вся ны моли́,// спасти́ся душа́м на́шим.

Александру Ошевенскому,
глас 4:

Христа́, и́стиннаго Бо́га, все́ю душе́ю возлюби́л еси́/ и Тому́ невозвра́тным жела́нием после́довал еси́,/ вся же кра́сная и сла́дкая ми́ра сего́ возненави́дев,/ я́ко небопа́рный оре́л, на Небеса́ возлете́/ и та́мо со А́нгелы лику́еши и со все́ми святы́ми Святе́й Тро́ице предстои́ши,/ моли́ и нам спасти́ся, ча́дом твои́м,// я́коже обеща́ся, Алекса́ндре преподо́бне, о́тче наш.

Александру Свирскому,
глас 4:

От ю́ности, Богому́дре, жела́нием духо́вным в пусты́ню всели́вся,/ еди́наго Христа́ возжела́л еси́ усе́рдно стопа́м в след ходи́ти,/ те́мже и а́нгельстии чи́ни, зря́ще тя, удиви́шася,/ ка́ко, с пло́тию к неви́димым ко́знем подвиза́вся, прему́дре,/ победи́л еси́ полки́ страсте́й воздержа́нием/ и яви́лся еси́ равноа́нгелен на земли́,/ Алекса́ндре, преподо́бне,/ моли́ Христа́ Бо́га,// да спасе́т ду́ши на́ша.

Алексию, человеку Божию,
глас 4:

Возвы́сився на доброде́тель и ум очи́стив,/ к жела́нному и кра́йнему дости́гл еси́,/ безстра́стием же украси́в житие́ твое́/ и поще́ние изря́дное восприи́м со́вестию чи́стою,/ в моли́твах, я́ко безпло́тен, пребыва́я,/ возсия́л еси́, я́ко со́лнце, в ми́ре,// преблаже́нне Алекси́е.

Алипию, иконописцу Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 8:

Зра́ки изобразу́я святы́х на дщи́цах,/ сих благодея́ния спе́шно,/ я́ко иску́сен худо́жник, всехва́льне Али́пие,/ написова́л еси́ на скрижа́лех твоего́ се́рдца,/ и сего́ ра́ди, а́ки о́браз, благоле́пне укра́шен,/ свяще́нства благода́тию, а́ки зла́том, обложи́лся еси́// от Христа́ Бо́га и Спа́са душ на́ших.

Алипию Столпнику,
глас 1:

Терпе́ния столп был еси́,/ ревнова́вый пра́отцем, преподо́бне,/ Ио́ву во страсте́х, Ио́сифу во искуше́ниях,/ и Безпло́тных жи́тельству сый в телеси́,/ Али́пие о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Амвросию Оптинскому,
глас 5:

Я́ко к целе́бному исто́чнику/ притека́ем к тебе́, Амвро́сие, о́тче наш./ Ты бо на путь спасе́ния нас ве́рно наставля́еши,/ моли́твами от бед и напа́стей охраня́еши,/ в те́лесных и душе́вных ско́рбех утеша́еши,/ па́че же смире́нию, терпе́нию и любви́ науча́еши./ Моли́ Человеколю́бца Христа́/ и Засту́пницу усе́рдную// спасти́ся душа́м на́шим.

Аммону, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 2:

Егда́ изше́л еси́ от ми́ра,/ тогда́ мирска́я вся я́ко тще́тна отве́ргл,/ егда́ же о́браз и́ноческий на ся прия́т,/ тогда́ вра́жия кова́рства по́двиги свои́ми и труды́, Аммо́не блаже́нне, попра́л еси́, вопия́:// Христе́ Бо́же, сла́ва Тебе́.

Амфилохию, Макарию, Тарасию и Феодосию Глушицким,
глас 8:

Свети́льники све́тлыя я́вльшеся,/ добро́ту земну́ю му́дренно оста́вльше,/ и идо́ша во вну́треннюю пусты́ню, Амфило́хие, Мака́рие, Тара́сие и Феодо́сие,/ смире́ние и вся́кую доброде́тель извы́кше,/ и обрето́ша безсме́ртие,/ посто́м и бде́нием и про́чим воздержа́нием себе́ принося́ще Христу́,/ и ны́не на Небесе́х Престо́лу Христо́ву предстои́те./ Моли́те, отцы́ Богому́дрии, Амфило́хие, Мака́рие, Тара́сие и Феодо́сие,/ умири́ти мир и спасти́ся душа́м пою́щих вас,/ и согреше́ний оставле́ние дарова́ти// чту́щим всечестну́ю па́мять ва́шу.

Анастасии Сербской,
глас 4:

Доброде́тельми бога́тая,/ кро́тостию и благоче́стием укра́шенная,/ возсия́ла еси́ чистото́ю жития́ твоего́,/ сего́ ра́ди Благи́й Бог благослови́ тя/ бы́ти ма́терию свети́льника ро́да се́рбскаго,/ те́мже вопие́м ти:// ра́дуйся, преподо́бная ма́ти Анастаси́е.

Анатолию, в Ближних пещерах и Анатолию затворнику, в Дальних пещерах, Печерским,
глас 3:

Преблаже́ннии и Богоно́снии отцы́ на́ши, Анато́лие и Анато́лие Затво́рниче,/ я́ко стяжа́вшии дерзнове́ние ко Го́споду/ равноа́нгельным свои́м житие́м,/ его́же ра́ди обогати́ Христо́с нетле́нием и чудесы́ мо́щи ва́ша,/ мо́лим вас приле́жно:/ испроси́те душа́м на́шим очище́ние// и ве́лию и бога́тую ми́лость.

Андрею Рублеву, иконописцу,
глас 3:

Боже́ственнаго све́та луча́ми облиста́емый,/ преподо́бне Андре́е,/ Христа́ позна́л еси́ Бо́жию Прему́дрость и Си́лу,/ и ико́ною Святы́я Тро́ицы всему́ ми́ру пропове́дал еси́/ Еди́нство во Святе́й Тро́ице./ Мы же со удивле́нием и ра́достию вопие́м ти:/ име́яй дерзнове́ние ко Пресвяте́й Тро́ице// моли́ просвети́ти ду́ши на́ша.

Андронику Антиохийскому,
глас 1:

Пусты́нный жи́тель и в телеси́ А́нгел и чудотво́рец показа́лся еси́,/ Богоно́сне о́тче наш Андрони́че,/ посто́м, бде́нием, моли́твою Небе́сная дарова́ния прии́м,/ исцеля́еши неду́жныя и ду́ши ве́рою притека́ющих к тебе́./ Сла́ва Да́вшему тебе́ кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Андронику Московскому,
глас 1:

Безмо́лвие от ю́ности возлюби́в,/ на го́ру Ма́ковец прише́л еси́, Андрони́че блаже́нне,/ оби́тель о́бщаго жития́ устро́ил еси́ в земне́м гра́де Москве́,/ во оби́тели Небе́снаго гра́да ны́не ликовству́еши,/ моли́ся Христу́ Бо́гу// спасти́ся душа́м на́шим.

Андронику и Савве Московским,
глас 8:

От ю́ности своея́, преподо́бнии отцы́ Андрони́че и Са́вво,/ в пусты́ни всели́стеся Се́ргия вели́каго,/ того́ житию́ после́дующе,/ плоды́ смире́ния и послуша́ния возрасти́ли есте́,/ сего́ ра́ди сподо́бившеся бы́ти строи́тели и первонача́льники/ обе́тныя оби́тели святи́теля Алекси́я,/ с ни́мже испроси́те у Христа́ Бо́га ве́рным лю́дем здра́вие и спасе́ние// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Андронику, Савве и Александру Московским, Даниилу Черному, Андрею Рублеву,
глас 2:

Плоды́ доброде́телей на земли́ прине́сше,/ преподо́бнии отцы́,/ в Небе́сных черто́зех ны́не благоуха́ете, я́ко ра́йстии цве́ти,/ и лице́м к лицу́ зри́те Пресвяту́ю Тро́ицу,// Ю́же дерзнове́нно моли́те// спасти́ся душа́м на́шим.

Антонию Великому,
глас 4:

Ревни́теля Илию́ нра́вы подра́жая,/ Крести́телю пра́выми стезя́ми после́дуя,/ о́тче Анто́ние,/ пусты́ни был еси жи́тель,/ и вселе́нную утверди́л еси́ моли́твами твои́ми./ Те́мже моли́ Христа́ Бо́га,// спасти́ся душа́м на́шим.

Антонию Дымскому,
глас 4:

Доброде́телей ревни́телю,/ пусты́нный жи́тель,/ подви́жник ве́ры Христа́ Бо́га на́шего,/ поще́нием и труды́ умертви́вый плотска́я вожделе́ния,/ тезоимени́те вели́кому Анто́нию,/ его́же житию́ поревнова́л еси́/ и во его́же и́мя Боже́ственный храм воздви́гл еси́,/ ку́пно с ним, преподо́бне Анто́ние, моли́ Спаси́теля всех,/ да и нас сотвори́т победи́тели плотски́х похоте́й/ и хра́мы Ду́ха Свята́го,// по вели́цей Его́ ми́лости.

Антонию Печерскому, Киевскому, начальнику всех русских монахов,
глас 4:

От миpска́го мяте́жа исше́д,/ отвеpже́нием же ми́pа ева́нгельски Хpисту́ после́довал еси́/ и pавноа́нгельное житие́ пожи́в,/ в ти́хое пpиста́нище Святы́я Гоpы́ Афо́на дости́гл еси́./ Отону́дуже благослове́нием отце́в в го́pу Ки́ева пpише́д,/ и та́мо тpудолю́бно жизнь совеpши́в,/ оте́чество твое́ пpосвети́л еси́,/ и мно́жеству мона́шествующих стезю́ веду́щую к Небе́сному Ца́pствию показа́в,/ Хpисту́ сия́ пpиве́л еси́:/ Его́же моли́, Анто́ние пpеподо́бне,// да спасе́т ду́ши наша.

Антонию Римлянину, Новгородскому чдтв.,
глас 4:

Ве́тхий Рим, оте́чество твое́, оста́вив,/ на ка́мень, я́ко на ле́гкий кора́бль, возше́л еси́/ и на нем па́че естества́, а́ки безпло́тен, по вода́м ше́ствовал еси́,/ промышле́нием Боже́ственнаго ра́зума направля́емь,/ Вели́каго Нова́гра́да дости́гл еси́/ и, оби́тель в нем сотвори́в,/ те́ло твое́ в ней предложи́л еси́, я́ко дар освяще́н./ Тем мо́лим тя, о́тче Анто́ние:// моли́ Христа́ Бо́га, да спасе́т ду́ши на́ша.

Антонию Сийскому,
глас 1:

Жела́нием духо́вным pаспали́вся/ и мяте́жи миpски́я отpи́нув,/ ко еди́ному же Бо́гу любо́вию пpилепи́лся еси́,/ и, Того́ вседу́шне взыску́я,/ во вну́тpеннюю пусты́ню отше́л еси́, пpи вода́х всели́вся,/ иде́же во слеза́х и тpуде́х пpебыва́я многоле́тное вpе́мя,/ в теpпе́нии мно́зем житие́ а́нгельское пpоходи́л еси́,/ в наставле́нии Боже́ственнаго ра́зума:/ и мно́жество мона́хов собpа́л еси́, му́дpе,/ и́хже посеща́я не оста́ви, Анто́ние пpеподо́бне о́тче наш,/ Пpесвяте́й Тpо́ице моля́ся// от зол вся́ческих изба́вити и спасти́ ду́ши на́ша.

Антонию и Феодосию Печерским,
глас 3:

Дво́ицу нача́льных Росси́йских свети́л почти́м:/ Анто́ния, Бо́гом посла́ннаго, и Феодо́сия, Бо́гом даpова́ннаго./ Ти́и бо пе́pвии,/ pавноа́нгельным в Росси́и житие́м пpосия́вше от гоp Ки́евских,/ освети́ша оте́чествия на́шего вся концы́,/ и путь к Небеси́ пpа́вый мно́гим показа́ша,/ и пеpвоотцы́ и́ноком бы́вше,/ ли́ки спаса́емых Бо́гови пpиведо́ша,/ и ны́не, пpедстоя́ще в вы́шних/ немеpца́емому Божества́ Све́ту// мо́лятся о душа́х на́ших.

Арефе, затворнику Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 2:

Бога́тство твое́ душе́вное погуби́ти хотя́ враг,/ помрачи́л тя бя́ше бога́тством тле́нным испе́рва,/ но всех спаса́яй Госпо́дь/ бога́тство ги́бнущее окра́сти попусти́,/ душе́вное же невре́дно соблю́д,/ Небе́сных сокро́вищ насле́дника тя показа́, Аре́фо,// тем тя чтим и ублажа́ем.

Аркадию Новоторжскому,
глас 4:

От духо́внаго наста́вника, отца́ преподо́бнаго Ефре́ма, наставля́емь,/ послуша́ния до́брый рачи́телю, о́тче Арка́дие,/ от мирска́го мяте́жа удали́лся еси́/ и, и́нок быв изря́дный,/ до́брым по́двигом ревну́яй,/ от Христа́ Бо́га прия́л еси́ вене́ц сла́вы Небе́сныя;/ и ны́не, вку́пе с преподо́бным отце́м Ефре́мом у Престо́ла Вы́шняго предстоя́,/ о нас моли́ся, изба́витися нам от всех бед и скорбе́й// и спасти́ся душа́м на́шим.

Арсению Великому,
глас 8:

Сле́з твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней, сия́я чудесы́, Арсе́ние о́тче наш.// Моли́ Христа́ Бо́га, спасти́ся душа́м на́шим.

Арсению Каппадокийскому,
глас 3:

Житие́ богоуго́дное до́бре сконча́в/ сосу́д че́стен Уте́шителя яви́лся еси́, Богоно́сне Арсе́ние,/ чуде́с благода́ть прии́м, всем подае́ши ско́рое вспоможе́ние,/ о́тче преподо́бне,/ Христу́ Бо́гу моли́ся/ дарова́ти нам ве́лию ми́лость.

Арсению Комельскому,
глас 4:

Удали́вся ми́ра, и водвори́вся в пусты́ню,/ и ту подвиза́вся до́брым по́двигом,/ посто́м, и моли́твами, и мно́гим терпе́нием,/ и жив показа́л еси́ мно́гая чудеса́,/ и по преставле́нии свое́м источа́еши разли́чная исцеле́ния/ с ве́рою приходя́щим к честно́му гро́бу твоему́,/ Арсе́ние, о́тче наш,/ моли́ Христа́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Арсению Коневскому,
глас 4:

Ду́хом Бо́жиим наставля́емый,/ возлюби́л еси́ безмо́лвие,/ в не́мже ева́нгельски подвиза́ющуся,/ пречу́дный Афо́нский дар -/ Богома́тере ико́на, дарова́ся ти, всеблаже́нне,/ и, о́браз доброде́телей быв ста́ду твоему́,/ Арсе́ние о́тче наш,/ к Го́рнему торжеству́ возше́л еси́,/ иде́же со А́нгелы ликовству́я,/ моли́ Христа́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Арсению Новгородскому,
глас 4:

Оте́чество свое́ и род оста́вил еси́,/ Христу́ прилепи́ся,/ и Вели́каго Новагра́да дости́гл еси́,/ и в нем во юро́дстве трудолю́бное твое́ те́ло изнури́л еси́/ мно́гим посто́м и воздержа́нием,/ и проро́чествия дар прия́ти сподо́бися,/ и многошве́нныя ри́зы изво́лил еси́ на себе́ носи́ти,/ и, те́ло в нем предложи́в,/ оби́тель себе́ в преми́рнем Ца́рствии у Христа́, всех Бо́га, сотвори́л еси́./ Его́же моли́, свя́те Арсе́ние преподо́бне,/ Це́ркви и стране́ на́шей в ми́ре пребыва́ти от всех наве́т вра́жиих,/ уще́дрити нас, почита́ющих твое́ торжество́,// и спасти́ ду́ши на́ша.

Арсению Трудолюбивому, в Дальних пещерах,
глас 8:

Слез твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней, сия́я чудесы́, Арсе́ние о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Афанасию Афонскому,
глас 3:

Е́же во пло́ти житию́ твоему́/ удиви́шася а́нгельстии чи́ни:/ ка́ко с те́лом к неви́димым спле́тением изше́л еси́, присносла́вне,/ и уязви́л еси́ де́монския полки́./ Отону́дуже, Афана́сие,/ Христо́с тебе́ воздаде́ бога́тыми дарова́ньми:/ сего́ ра́ди, о́тче, моли́// спасти́ся душа́м на́шим.

Афанасию Высоцкому (Младшему), Серпуховскому,
глас 8:

О́браз Бо́жий в богосотворе́нней душе́ твое́й,/ ум, сло́во, и дух соблюда́я/ впери́лся еси́ о́тче преподо́бне Афана́сие,/ любо́вию ко Всетворцу́ Бо́гу,/ и сего́ ра́ди/ моли́твы, труды́, и по́двиги доброде́тельныя восприи́м,/ преше́л еси́ в ве́чныя небе́сныя кро́вы./ Отню́дуже назира́й нас/ моля́ Святу́ю Тро́ицу,/ е́же насле́дити нам го́рнее всера́достное блаже́нство.

Афанасию, затворнику Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 3:

Блаже́нство пла́чущих получи́ти жела́я,/ день и нощь непреста́нно пла́кал еси́,/ име́я во уме́ час Су́дный,/ тем по кончи́не твое́й обре́л еси́ утеше́ние на Небеси́,/ преподо́бне Афана́сие./ Пода́ждь и нам пла́катися зде грехо́в на́ших вы́ну,/ я́ко да пла́ча безконе́чнаго избы́вше,// та́мо прии́мем ве́чное утеше́ние.

Афанасию, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 7:

По и́мени своему́ за труды́ ве́лия/ и всегда́шнее зде умерщвле́ние пло́ти в затво́ре/ безсме́ртную ны́не на Небеси́/ жизнь насле́довавый,/ мо́лим тя приле́жно:/ моли́ся о нас,// я́ко да и мы тоя́жде сподо́бимся получи́ти.

Афанасию и Феодосию Череповецким,
глас 5:

Я́ко всехва́льнии ученицы́/ вели́каго покрови́теля и засту́пника земли́ Ру́сской,/ Богоно́снии отцы́ на́ши Афана́сие и Феодо́сие,/ от ю́ности ва́шея крест Христо́в на ра́мена взе́мшии,/ усе́рдно Тому́ после́довали есте́/ и до́бре потруди́лися в Се́ргиевой оби́тели./ Отону́дуже Бо́жиим изволе́нием прибы́вша,/ благоче́стно во гра́де на́шем Череповце́ подвиза́лися есте́,/ и оби́тель Воскресе́ния Христо́ва устро́иша,/ моли́твою и трудо́м Бо́гу угоди́вше,/ от Него́ вене́ц сла́вы Небе́сной прия́ли есте́,/ и ны́не святы́ми свои́ми телесы́/ в собо́рнем хра́ме под спу́дом почива́юще,/ ду́хом же вку́пе с преподо́бным Се́ргием/ у Престо́ла Всевы́шняго предстоя́,/ о нас моли́теся приле́жно/ изба́витися нам от всех бед и скорбе́й// и спасти́ся душа́м на́шим.

Ахиле, диакону Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 8:

По́стническое житие́ облобыза́в/ и мно́гими труды́ от млады́х ногте́й себе́ обложи́в,/ на степе́нь диа́конства произведе́н быв, всече́стне,/ в ко́ем служи́л еси́ в це́ркви Бо́жия Ма́тере непоро́чне,/ Е́йже моли́ся,// во е́же спасти́ся душа́м на́шим.

Боголепу, отроку, схимонаху Черноярскому, Астраханскому,
глас 4:

От ю́ности посвяще́н быв Го́сподеви,/ преподо́бне о́тче Боголе́пе,/ ми́ра сего́ красоту́ оста́вил еси́,/ жела́я дре́внему Оте́честву насле́довати,/ сохраня́й град сей и лю́ди,/ с ве́рою притека́ющия ко гро́бу твоему́ целе́бному,/ прося́ще по́мощи и заступле́ния,/ да вси воспои́м ти:// ра́дуйся, о́тче Боголе́пе.

Варлааму Важскому, Шенкурскому,
глас 3:

И́же к доброде́телем прилежа́нием взыгра́ния пло́ти обузда́л еси́,/ благи́ми нра́вы ду́шу свою́ укра́сив,/ от земны́х Христу́ превозведе́ ум свой,/ тем от Него́ исцеле́нием струя́ незави́стна яви́ся,/ притека́ющим ве́рою к тебе́ и любе́зно зову́щим:/ Варлаа́ме, о́тче наш,/ моли́ Христа́ Бо́га,// да спасе́т ду́ши на́ша.

Варлааму Индийскому,
глас 8:

Слез твои́х исто́чники пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нныя, сия́я чудесы́, Варлаа́ме о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Варлааму Керетскому,
глас 1:

Боже́ственною свы́ше просвети́вся благода́тию, преподо́бне,/ мир оста́вил еси́,/ жите́йскую печа́ль и всяк мяте́ж ми́ра сего́/ любве́ ра́ди Христо́вы со дерзнове́нием отве́ргл еси́,/ ева́нгельски Христу́ после́довал еси́,/ и, Того́ яре́м взем, во всем во́ли Его́ повину́лся еси́,/ и весь ра́зум и се́рдце к Нему́ неукло́нно возложи́л еси́,/ Христа́ ра́ди те́ло свое́ изнуря́я посто́м и бде́нием, в моли́твах свои́х не усыпа́я,/ Бо́га ми́лостива творя́ и Пречи́стую Богоро́дицу Моле́бницу предлага́я,/ и сего́ ра́ди от Бо́га восприе́м власть и си́лу на сопроти́внаго врага́,/ не убоя́ся возду́шныя и морски́я тяготы́ и сту́дени, ниже́ уклони́ся,/ и морско́ю пучи́ною в ма́ле лади́ице по вода́м ше́ствие творя́,/ про́тив зе́льнаго обурева́ния пла́ваше,/ промышле́нием Боже́ственнаго ра́зума направля́ем,/ и о́коло Свята́го Но́са непроходи́мый путь морски́й/ от ядови́таго че́рвия/ благопрохо́ден челове́ком без вреда́ сотвори́л еси́ моли́твами свои́ми,/ и мно́гим терпе́нием во вре́менней жи́зни по́двиг соверши́л еси́,/ и, равноа́нгельное житие́ пожи́в,/ те́мже и по преставле́нии источа́еши чуде́с благода́ть/ и́же ве́рою приходя́щим к тебе́, Варлаа́ме, преблаже́нне о́тче наш,/ вопие́м ти: моли́ Христа́ Бо́га,// да спасе́т ду́ши на́ша.

Варлааму, игумену Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 1:

Ми́ра кра́сная и сла́ву его́ оста́вль,/ прите́кл еси́ в пеще́ру,/ иде́же от си́лы преуспева́я в си́лу,/ был еси́ вождь Христо́ва ста́да, всесла́вне Варлаа́ме,/ е́же я́ко упас до́бре, упаси́ и нас, мо́лим тя,// сохраня́я от всех зол, да тя ублажа́ем.

Варлааму Хутынскому,
глас 3:

И́же на земли́ лега́нием,/ поще́нием же и бде́нием/ те́ло твое́ изнуря́я, преподо́бне,/ вся плотска́я мудрова́ния умертви́л еси́;/ и исцеле́ний струя́ незави́стная яви́лся еси́/ ве́рою притека́ющим к тебе́, Варлаа́ме, о́тче наш,/ моли́ Христа́ Бо́га,// спасти́ся душа́м на́шим.

Варнаве Ветлужскому,
глас 1:

Жела́нием духо́вным распали́вся/ и мяте́жи мирски́я отри́нув,/ к Бо́гу любо́вию приле́жно присовокупи́ся./ И Того́ вседу́шне взыску́я, во вну́треннюю пусты́ню отше́л еси́,/ при вода́х всели́ся,/ иде́же во слеза́х и труде́х пребыва́я многоле́тное вре́мя,/ в терпе́ниих мно́зех житие́ а́нгельское проходи́л еси́/ в наставле́нии Боже́ственнаго ра́зума/ и мно́жество мона́хов собра́л еси́, му́дре,/ и́хже, посеща́я не оста́ви,/ Варна́во преподо́бне, о́тче наш,/ Пресвяте́й Тро́ице моля́ся,// от зол вся́ческих изба́вити и спасти́ ду́ши на́ша.

Варнаве Гефсиманскому,
глас 5:

Измла́да Христа́ Бо́га чи́сте возлюби́в,/ сын утеше́ния был еси́, преподо́бне о́тче Варна́во./ По и́мени и житие́ твое́ бы́сть:/ коему́ждо стра́ждущему, и ни́щу, и царю́,/ па́стырь кро́ток, уте́шитель и цели́тель яви́лся еси́./ Помина́й нас, благода́тный о́тче,/ да моли́твами те́плыми твои́ми/ Жизнода́вец Бог да́рует нам// утеше́ние и ве́лию ми́лость.

Василию Декаполиту, исп.,
глас 1:

Пусты́нный жи́тель, и в телеси́ А́нгел,/ и чудотво́рец яви́лся еси́, Богоно́се, о́тче наш Васи́лие,/ посто́м, бде́нием, моли́твою Небе́сная дарова́ния прии́м,/ исцеля́еши неду́жныя и ду́ши ве́рою притека́ющих ти./ Сла́ва Да́вшему ти кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Вассиану и Ионе Пертоминским, Соловецким чдтвв.,
глас 8:

Пре́жде отверже́нием ми́ра,/ я́ко морска́го треволне́ния, избего́сте, отцы́ преподо́бнии,/ по́слежде же, изволе́нием Бо́жиим,/ в вода́х морски́х кончи́ну блаже́нную прия́сте/ и к неболе́зненному поко́ю преста́вистеся от земли́, ра́дующеся./ Тем и по кончи́не от Христа́ Бо́га просла́вистеся чудесы́ оби́льно,/ те́плии в беда́х ве́рным помо́щницы показа́стеся,/ и ны́не на Небесе́х предстоя́ще Престо́лу Христо́ву,/ Вассиа́не преблаже́нне и Ио́но пресла́вне,// моли́теся при́сно о душа́х на́ших.

Вениамину Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 2:

Добр купе́ц бысть, Богому́дре Вениами́не,/ бога́тство бо свое́ тле́нно разда́в,/ купи́л еси́ о́ным нетле́нное в Ца́рствии Небе́снем,/ в не́мже ны́не та́мошних благ наслажда́яся бога́тне,// проси́ нам ми́ра и ве́лия ми́лости.

Гавриилу Седмиезерскому,
глас 4:

От ю́ности, богому́дре, просвети́вся любо́вию Христо́вою,/ су́етный и многомяте́жный мир оста́вил еси́./ Житие́ свое́ вве́ря предста́тельству Пречи́стыя Богоро́дицы,/ слез пото́ки излива́л еси́ пред честны́м Ея́ о́бразом,/ и тече́ньми их седьм е́зер освяти́л еси́./ И терпе́ния ра́ди украси́ тя небе́сными дара́ми Христо́с Бог наш,/ в чудесе́х и ученице́х сла́вна показа́ земле́ Каза́нской.

Галактиону Вологодскому,
глас 5:

Днесь град Во́логда тобо́ю всеми́рне хва́лится,/ возсия́л бо еси́ пресве́тло я́ко со́лнце/ и чудесы́ твои́ми град и ве́си, преподо́бне Галактио́не, озари́л еси́./ И ны́не моли́ся Го́сподеви/ изба́витися душа́м на́шим от пре́лести вра́жия/ спасти́ся гра́ду на́шему от пога́нскаго и всех проти́вных наи́тия,/ и испроси́ у Христа́ Бо́га любо́вию чту́щим тя/ прегреше́ний проще́ния/ и прося́щим твоея́ по́мощи от вся́кия ско́рби избавле́ние,/ и вопию́щим к тебе́:// Бог наш с на́ми, просла́вивый уго́дника Своего́, я́ко же благоволи́.

Геннадию Костромскому и Любимоградскому,
глас 4:

Я́ко пустыннолюби́вая го́рлица,/ от су́етнаго и многомяте́жнаго ми́ра в пусты́ню удали́вся,/ чистото́ю и гове́нием, моли́твами и тружде́нием/ просла́вил еси́ Бо́га в душе́ и телеси́ свое́м./ И та́ко благоче́стно пожи́в,/ яви́лся еси́, преподо́бне Генна́дие, пусты́ни Любимогра́дския украше́ние,/ и́ноком честна́го жития́ о́браз/ и те́плый моли́твенник за всех,// притека́ющих к тебе́ с ве́рою.

Герасиму Вологодскому,
глас 4:

Я́ко Безпло́тным единонра́вен/ и преподо́бным соо́бщник, преподо́бне Гера́симе,/ еди́н на Во́логду прише́л еси́,/ прорица́я ту бы́ти гра́ду вели́кому/ и в нем святе́й це́ркви воздви́гнутися/ и святи́телем водвори́тися./ Те́мже и сподо́бился еси́/ близ того́ погребе́н бы́ти/ и по преставле́нии свое́м мно́гими чудесы́ исцеле́ний просия́л еси́./ Моли́ся всегда́ о нас,// я́ко да обря́щем от Бо́га ми́лость.

Герману Аляскинскому,
глас 7:

Звездо́ пресве́тлая Це́ркве Христо́вы,/ на се́вере просия́вшая,/ вся к Ца́рствию Небе́сному путеводя́щая,/ учи́телю и апо́столе и́стинныя ве́ры,/ предста́телю и засту́пниче гони́мых,/ украше́ние изя́щное Святы́я Це́ркве во Аме́рице,/ преподо́бне о́тче Ге́рмане Аля́скинский,/ моли́ся ко Го́споду Спа́су на́шему,// спасти́ся душа́м на́шим.

Герману Соловецкому,
глас 8:

Жела́нием духо́вным от ю́ности распаля́емь, преподо́бне Ге́рмане,/ Христу́ те́сным жития́ путе́м после́довал еси́/ и, в морски́й пусты́нный о́стров, а́ки в ти́хое приста́нище, всели́вся,/ в нем мно́га ле́та по́стнически пожи́л еси́,/ иде́же блаже́нным отце́м Зоси́ме и Савва́тию сожи́тель был еси́,/ с ни́миже моли́ Христа́ Бо́га о нас,// любо́вию чту́щих святу́ю па́мять твою́.

Геронтию, канонарху Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 3:

Всечестны́й канона́рше Геро́нтие,/ правилонача́льный бы́вый в це́ркви/ и в пра́виле и́ночестем возсия́вший све́тло,/ моли́ Христа́ Бо́га,/ да прегреше́ний оставле́ние// пода́ст душа́м на́шим.

Геронию и Леонтию, канонархам Печерским, в Дальних пещерах,
глас 3:

Дво́ице свята́я,/ правилонача́льная, бы́вшая в це́ркви/ и в пра́виле и́ночестем возсия́вшая све́тло,/ всечестни́и канона́рси,/ моли́те Христа́ Бо́га,/ да прегреше́ний оставле́ние// пода́ст душа́м на́шим.

Григорию, священноиноку,
глас 4:

Боже́ственную ти ра́ку обстоя́ще, прему́дре,/ зове́м ти, преподо́бне:/ ко Влады́це всех и Зижди́телю моли́ся/ изба́вити нас от бед,/ и́же ве́рою и любо́вию тебе́/ душа́ми и сердцы́ воспева́юще досто́йно:// сла́ва ти, преподо́бне всеблаже́нне Григо́рие.

Григорию Декаполиту,
глас 3:

О́браз был еси́ воздержа́ния,/ Боже́ственным Ду́хом вся просвети́в,/ правове́рия те́чение соверши́л еси́,/ уче́нием мир просвети́л еси́,/ и злове́рных обличи́л еси́ смы́слы,/ о́тче преподо́бне Григо́рие,// Христа́ Бо́га моли́ дарова́ти нам ве́лию ми́лость.

Григорию и Кассиану Авнежским,
глас 8:

Правосла́вия наста́вницы,/ благоче́стия и чистоты́ учи́телие,/ Це́ркви Волого́дстей богодарова́нное украше́ние,/ преподо́бнии отцы́ на́ши Григо́рие и Кассиа́не,/ моли́те Ми́лостиваго Бо́га,/ да ва́шим предста́тельством пода́ст благода́ть и мир стране́ на́шей// и душа́м на́шим спасе́ние.

Григорию Пельшемскому, Вологодскому чдтв.,
глас 8:

Любо́вию Христо́вою, богому́дре, просвети́вся, доброде́тельми облиста́л еси́/ и, вся́кое наслажде́ние плотско́е возненави́дев и в пусты́ню всели́вся,/ в не́йже вельми́ подвиза́лся еси́ в жи́зни сей вре́менней/ в пе́ниих, и во бде́ниих, и в поще́ниих,/ сего́ ра́ди и Христо́с да́ром чуде́с обогати́ тя;/ но помина́й нас, чту́щих пресве́тлую па́мять твою́, преподо́бне о́тче Григо́рие,// и моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Григорию, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 1:

Пеще́рный жи́тель и в телеси́ А́нгел/ и чудотво́рец яви́лся еси́, Богоно́се о́тче наш Григо́рие,/ посто́м, бде́нием, моли́твою/ Небе́сная дарова́ния прии́м,/ исцеля́еши неду́жныя и ду́ши ве́рою приходя́щим ти./ Сла́ва Да́вшему ти кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Григорию, чудотворцу Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 3:

Вели́ких дарова́ний прие́мниче/ и вели́ких чуде́с си́лою Бо́жиею твори́телю,/ пречу́дне о́тче Григо́рие,/ я́ко ве́лие дерзнове́ние име́я ко Христу́ Бо́гу,/ непреста́нно о нас моли́ся Ему́,/ да грехо́в оставле́ние// пода́ст душа́м на́шим.

Дамиану пресвитеру, целебнику, Иеремии и Матфею прозорливым, Печерским, в Ближних пещерах,
глас 1:

Христо́вых повеле́ний све́том сердца́ своя́ просвети́вше,/ стра́стный мрак прогна́сте,/ те́мже Тро́ицы селе́ние бы́сте тричи́сленнии отцы́,/ Дамиа́не, Иереми́е с Матфе́ем,/ от Нея́же благода́ть прие́мше,/ неду́жныя исцеля́ете, бу́дущая возвеща́ете/ и, А́нгелом соприча́стницы су́ще,// моли́теся Христу́ Бо́гу дарова́ти нам прича́стие святы́х.

Даниилу Переяславскому,
глас 3:

От ю́ности, блаже́нне, всего́ себе́ Го́сподеви возложи́в,/ вы́ну повину́яся Бо́гу,/ проти́вяся же диа́волу,/ над страстьми́ грехо́вными воцари́лся еси́,/ тем сам храм Бо́жий быв,/ и оби́тель кра́сну во сла́ву Пресвяты́я Тро́ицы воздви́гнув,/ и со́бранное тобо́ю в ней ста́до Христо́во Богоуго́дно упа́сши,/ преста́вился еси́ к ве́чным оби́телем,/ о́тче Дании́ле,// моли́ Триипоста́снаго во Еди́ном Существе́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Даниилу Столпнику,
глас 1:

Терпе́ния столп был еси́,/ ревнова́вый пра́отцем, преподо́бне,/ И́ову в страсте́х, Ио́сифу во искуше́ниих,/ и Безпло́тных жи́тельству,/ сый в телеси́, Дании́ле, о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Дию Константинопольскому,
глас 1:

Пусты́нный жи́тель, и в телеси́ А́нгел,/ и чудотво́рец яви́лся еси́, Богоно́се о́тче наш Ди́е:/ посто́м, бде́нием, моли́твою Небе́сная дарова́ния прии́м,/ исцеля́еши неду́жныя и ду́ши ве́рою притека́ющих ти./ Сла́ва Да́вшему ти кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Димитрию Прилуцкому, Вологодскому чдтв,
глас 1:

Свы́ше от Бо́га, пpеподо́бне,/ благода́ть пpия́л еси́ духо́вную,/ и от Него́ у́бо позна́лся еси́, блаже́нне,/ Того́ pа́ди и ты ду́хом позна́л еси́ лу́чшая Его́,/ бу́дущаго ве́ка пpебыва́ние,/ и по́стнически испыта́вся во свои́х оби́телех./ И ны́не со а́нгели ликовству́я,/ Спа́су всех за ны моли́ся, свя́те Дими́тpие, да вси вопие́м:/ Сла́ва Да́вшему ти кpе́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Тому же святому (Сретение образа прп. Димитрия),
глас 4:

Возсия́ днесь, я́ко со́лнце,/ пречестны́й о́браз священноле́пнаго твоего́ подо́бия,/ па́че со́лнца луча́ми чуде́с твои́х всех озаря́я,/ тьму бесо́вскую без ве́сти творя́,/ его́же ра́достно срета́ху,/ духо́вныя ли́ки соста́вльше,/ непреста́нно вопие́м ти:/ Дими́трие, о́тче наш, моли́ Спа́са всех/ сохрани́ти град твой и страну́ на́шу,/ ста́ду твоему́ спасе́ние подава́я// и ве́лию ми́лость.

Диодору Юрьегорскому,
глас 2:

Жела́нием ду́ха распали́вся,/ мяте́ж мирски́й отри́нув,/ ко Еди́ному Бо́гу любо́вию прилепи́ся/ и Того́ вседу́шне взыску́я,/ во вну́треннюю пусты́ню оты́де,/ при вода́х всели́ся,/ и́деже в слеза́х и труде́х пребыва́я многоле́тное вре́мя,/ в терпе́нии мно́зе житие́ А́нгельское проходи́л еси́/ в наставле́нии Боже́ственнаго ра́зума,/ ста́до и́нок собра́ му́дре,/ и́хже посеща́я, не оста́ви, Диодо́ре преподо́бне, о́тче наш,/ Пресвяте́й Тро́ице моля́ся// от зол вся́ческих изба́вити и спасти́ ду́ши на́ша.

Дионисию, игумену Глушицкому,
глас 1:

Боже́ственною любо́вию от ю́ности распала́емь,/ Диони́сие преподо́бне,/ вся, я́же в ми́ре кра́сная, возненави́дев,/ Христа́ еди́наго возлюби́л еси́/ и Сего́ ра́ди во вну́треннюю пусты́ню всели́лся еси́,/ со зверьми́ живы́й, весь Христо́ви./ Отону́дуже и Всеви́дящее О́ко, твоя́ труды́ ви́дев,/ да́ром чуде́с и по преставле́нии обогати́л тя есть./ Те́мже вопие́м ти:/ моли́ непреста́нно о всех нас,/ честну́ю па́мять твою́ при́сно// в пе́снех почита́ющих.

Дионисию и Амфилохию Глушицким,
глас 8:

Свети́льницы све́тлыя я́вльшеся,/ добро́ту земну́ю му́дренно оста́вльше,/ и идо́ша во вну́треннюю пусты́ню, ку́пно с Диони́сием Амфило́хие,/ смире́ние и вся́кую доброде́тель извыко́ша, и обрето́ша безсме́ртие,/ посто́м и бде́нием и про́чим воздержа́нием себе́ принося́ Христу́,/ и ны́не на Небесе́х Престо́лу Христо́ву предстоя́,/ моли́теся, отцы́ Богому́дрии, Диони́сие и Амфило́хие,/ умири́ти мир и спасти́ся душа́м пою́щих вас,/ согреше́нием оставле́ние дарова́ти,// чту́щим всечестну́ю па́мять ва́шу.

Дионисию, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 4:

Же́ртву Безкро́вную приноси́вый Го́сподеви непоро́чне/ и служи́вый Ему́ по зва́нию своему́ мно́гое вре́мя неле́ностне,/ свяще́нне Диони́сие,/ моли́ся о нас,// любо́вию чту́щих тя.

Дионисию Радонежскому,
глас 3:

Земна́я, прельща́ющая очеса́ миролю́бцев,/ возненави́дел еси́, о́тче Богоно́сне Диони́сие,/ за уме́ты та вмени́в,/ ше́ствуя путе́м ско́рбным,/ и в терпе́нии добр во́ин Христо́в яви́лся еси́,/ победи́в стра́сти ми́ра,/ был еси́ до кончи́ны непоколеби́мый благоче́стия побо́рник./ Те́мже мы днесь, соверша́я свяще́нную па́мять твою́,/ духо́вными тя пе́сньми ублажа́ем и смире́нно мо́лим,/ да, предстоя́ Престо́лу Го́спода Бо́га,// хода́тайствуеши о спасе́нии душ на́ших.

Досифею Верхнеостровскому, Псковскому,
глас 4:

Я́ко свети́льник всесве́тел яви́лся еси́/ во о́строве Пско́вскаго е́зера,/ преподо́бне о́тче наш Досифе́е./ Ты бо крест Христо́в от ю́ности своея́ на ра́мо взем,/ усе́рдно Тому́ после́довал еси́,/ чистото́ю Бо́гови прибли́жився,/ отону́дуже и чуде́с дарова́нием обогати́лся еси́./ Те́мже и мы, притека́юще ко святе́й ико́не твое́й, уми́льно глаго́лем:/ о́тче преподо́бне, моли́ Христа́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Евфимию Архангелогородскому,
глас 4:

Я́ко сокро́вище многоце́нно/ и исто́чник, излива́ющ то́ки исцеле́ний,/ подаде́ нам Христо́с честны́я мо́щи твоя́,/ преподо́бне Евфи́мие,/ боле́зни у́бо отъе́млющия страсте́й разли́чных,/ благода́ть же душа́м точа́щия непреста́нно,// Его́же моли́ дарова́ти нам ве́лию ми́лость.

Евфимию Великому,
глас 4:

Весели́ся пусты́ня неражда́ющая,/ благоду́шствуй неболя́щая,/ я́ко умно́жи тебе́ ча́да муж жела́ний духо́вных,/ благоче́стием насади́в,/ воздержа́нием воспита́в доброде́телей в соверше́нство./ Того́ моли́твами Христе́ Бо́же,// умири́ живо́т наш.

Евфимию, схимнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 4:

Евфи́мие всече́стне,/ преподо́бным единоревни́телю и А́нгелом собесе́дниче,/ получи́вый с ни́ми житие́м свои́м чи́стым и безмо́лвным ве́чная блага́я,/ моли́ся Го́сподеви при́сно о всех нас,// да и мы тех же благ сподо́бимся.

Евфимию, архим. Суздальскому, чдтв.,
глас 3:

Я́ко светоза́рная звезда́,/ прише́л еси́ от восто́ка на за́пад,/ оста́вив оте́чество твое́, Ни́жний Но́вград,/ и, доше́д Богоспаса́емаго гра́да Су́ждаля,/ в нем оби́тель сотвори́л еси́,/ и собра́л еси́ мона́хов мно́жества,/ и, прие́м дар чуде́с от Бо́га, о́тче Евфи́мие,/ был еси́ о Христе́ собесе́дник/ и спо́стник преподо́бному Се́ргию./ С ни́мже у Христа́ Бо́га испроси́ нам здра́вие, и спасе́ние,// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Евфимию и Харитону Сянжемским,
глас 1:

Пусты́нное и безмо́лвное житие́ ва́ше по́стнически препроводи́вше,/ Христо́в бо крест на ра́мо взе́мше/ и Того́ стопа́м усе́рдно после́довавше,/ на неви́димаго врага́ му́жески ополчи́стеся/ и того́ ко́зни сокруши́сте,/ моли́твами и слеза́ми, чистото́ю Бо́гови прибли́жившеся,/ преподо́бнии отцы́ на́ши Евфи́мие и Харито́не./ Я́ко со́лнце, осиява́ете светоза́рными луча́ми чуде́с ва́ших,/ всех нас спаси́те с ве́рою призыва́ющих вас/ и творя́щих честну́ю ва́шу па́мять,/ и, я́ко иму́щии дерзнове́ние ко Спа́су,// мир ми́рови испроси́те и спасти́ся душа́м на́шим.

Евфросину Псковскому,
глас 4:

Жите́йскую печа́ль и всяк мяте́ж ми́ра сего́/ любве́ ра́ди Христо́вы со дерзнове́нием отве́ргл еси́, блаже́нне,/ и повеле́нная распя́тым Го́сподем Иису́сом Христо́м/ вся испра́вил еси́,/ и, Того́ яре́м взем, во всем во́ли Его́ повину́лся еси́,/ и, благочести́в де́латель, живо́тным за́поведем Христо́вым/ благотру́дно прилежа́л еси́./ И сего́ ра́ди Бог просла́ви тя/ и по преставле́нии чудеса́ показа́ от честна́го гро́ба твоего́./ Те́мже и неоску́дно угобзи́ся оби́тель твоя́,/ и ни́щим бысть бога́тное приста́нище и покро́в,/ о́тче наш преподо́бне Евфроси́не,// моли́ Христа́ Бо́га, да спасе́т ду́ши на́ша.

Евфросинии, в миру Евдокии, вел. кн. Московской,
глас 8:

По земне́м вдовстве́ Небе́сному Жениху́ себе́ уневе́стивши/ и в кня́жестем чеpто́зе подви́жнически пожи́вши,/ по́слежде и чеpто́г, и чад твои́х/ Бо́га pа́ди оста́вила еси́, пpеподо́бная Евфpоси́ние,/ и вше́дши во оби́тель, тобо́ю созда́нную,/ во и́ночестем о́бpазе мно́ги по́двиги показа́ла еси́,/ и свято́е твое́ житие́ по благода́ти Бо́жией блаже́нною кончи́ною увеча́ла еси́./ И ны́не, пpедстоя́щи Хpисту́ Бо́гу,// моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Евфросинии, игумении Полоцкой,
глас 4:

Подража́ющи дванадесятоле́тна дванадесятоле́тну Христу́,/ учи́вшему во святи́лищи Бо́жию сло́ву,/ после́довала еси́, Евфроси́ние./ Сла́ву вре́менную и земна́го обру́чника оста́вльши/ и вся мирска́я презре́вши/ красне́йшему па́че всех Христу́ себе́ уневе́стила еси́,/ крест взе́мши, путе́м а́нгельскаго жития́ ше́ствующи/ и мно́гия к Нему́ наставля́ющи,/ во благоуха́нии ми́ра, в Небе́сный Черто́г востекла́ еси́,/ иде́же моли́, Его́же возлюби́ла еси́,// о чту́щих благоче́стно па́мять твою́.

Евфросинии Суздальской,
глас 4:

Свята́я твоя па́мять/ Су́ждальскую страну́ весели́т,/ ве́рныя же вся созыва́ет во всечестны́й храм твой,/ иде́же ны́не соверша́ется всесла́вная па́мять твоя́,/ Евфроси́ние преподо́бная,/ моли́ Христа́ Бо́га,// спасти́ся душа́м на́шим.

Елеазару Анзерскому,
глас 3:

Отве́рг пло́ти тле́нная,/ нетле́нных потща́лся еси́ дости́гнути,/ и, ми́ра удали́вся,/ всели́лся еси́ в морски́й о́стров,/ и на нем усе́рдно мно́га ле́та Го́сподеви порабо́тал еси́,/ сего́ ра́ди и да́ры прозре́ния и чуде́с обогати́лся еси́,/ о́тче преподо́бне Елеаза́ре.// Христа́ Бо́га моли́ дарова́ти нам мир и ве́лию ми́лость.

Елисею Лавришевскому и свт. Лаврентию, затворнику Печерскому, еп. Туровскому, в Ближних пещерах,
глас 3:

Преподо́бне о́тче наш Елиссе́е,/ с Лавре́нтием чу́дным подвиза́лся еси́, учи́телю своему́ подража́я,/ земну́ю сла́ву и честь стопа́м Христа́ пове́ргли есте́,/ те́мже Госпо́дь увенча́ вас// нетле́нным венце́м сла́вы Своея́.

Еразму Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 4:

Благоле́пие до́му Госпо́дня любя́,/ расточи́л еси́ неща́дно име́ние твое́ во украше́ние того́,/ преподо́бне Ера́зме,/ тем ны́не живя́ в дому́ Госпо́дни на Небеси́,// моли́ и нам освяти́тися в жили́ще Госпо́дне.

Ефрему Новоторжскому,
глас 1:

Боже́ственною свы́ше благода́тию просвети́вся, Богому́дре,/ и по сме́рти яви́ тя све́тлость жития́ твоего́,/ те́мже источа́еши ми́рови благоуха́ние,/ и́же с ве́рою притека́ющим к ра́це моще́й твои́х, Ефре́ме преподо́бне./ Тем вопие́м ти:/ сла́ва Да́вшему ти чудесе́м благода́ть,/ сла́ва Просла́вльшему тя в чудесе́х,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Ефрему Перекопскому, Новгородскому чдтв.,
глас 4:

От ю́ности твоея́ весь Бо́гови порабо́тился еси́, блаже́нне,/ и Того́ ра́ди любве́ оте́чество и род оста́вил еси́,/ в пусты́ню всели́вся, в не́йже жесто́кое житие́ показа́в,/ и чуде́с дарова́ния от Бо́га прия́л еси́,/ Ефре́ме преподо́бне./ Моли́ Христа́ Бо́га,// да спасе́т ду́ши на́ша.

Ефрему Печерскому, еп. Переяславскому,
глас 8:

Ду́хом горя́ путеше́ствия к святы́м место́м,/ стра́нствовал еси́ в Гре́ческую зе́млю,/ святи́телю Ефре́ме,/ отню́дуже со мно́гою по́льзою возвраща́яся,/ уста́в свята́го Студи́йскаго монастыря́ списа́в,/ а́ки не́кий многоче́стен дар, се́мо прине́сл еси́,/ и́мже и днесь Це́рковь Росси́йская управля́ема// сла́вит тебе́, и́стиннаго о ней промы́сленника.

Ефрему Сирину,
глас 8:

Сле́з твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней, сия́я чудесы́, Ефре́ме о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га, спасти́ся душа́м на́шим.

Захарии, постнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 3:

По́стническаго ра́ди твоего́ жития́, блаже́нне Заха́рие,/ я́ко прие́мый ве́лию на бе́сы кре́пость,/ моли́ и нам те́хже ко́зней избы́ти,/ получи́ти грехо́в проще́ние// и ве́лию ми́лость.

Зинону, постнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 4:

Преподо́бне о́тче Зино́не,/ преподо́бне и че́стне житие́ твое́ на земли́ препроводи́вый/ и тем Бо́гови по премно́гу благоугоди́вый,/ моли́ о нас,// чту́щих па́мять твою́.

Зосиме, игумену Соловецкому,
глас 4:

Изволе́нием Боже́ственнаго ра́зума/ всели́лся еси́ в пусты́ню,/ и та́мо, впери́в ум твой в Небе́сныя оби́тели,/ ра́вно А́нгелом житие́ на земли́ пожи́в,/ в моли́твах, и труде́х, и поще́ниих/ о́браз был еси́ твои́м ученико́м./ Отону́дуже Бог, ви́дя твое́ благо́е изволе́ние,/ умно́жи тебе́ ча́да в пусты́ни, слез твои́х тече́ньми напая́емей./ Но, я́ко име́я дерзнове́ние к Бо́гу,/ помина́й ста́до, е́же собра́л еси́, му́дре,/ и не забу́ди я́коже обеща́лся еси́,/ посеща́я чад твои́х,// Зоси́мо преподо́бне, о́тче наш.

Зосиме и Савватию Соловецким,
глас 4:

По́стническое и равноа́нгельское житие́ ва́ше,/ преподо́бнии отцы́ Зоси́мо и Савва́тие,/ вселе́нней позна́ны сотвори́ вас;/ чудодея́нии разли́чными, Богоно́снии, просвеща́ете// ве́рою призыва́ющия вы и чту́щия честну́ю па́мять ва́шу.

Тем же святым (Перенесение мощей),
глас 8:

Я́ко свети́льницы яви́стеся всесве́тлии/ во ото́це окиа́на мо́ря,/ преподо́бнии отцы́ Зоси́мо и Савва́тие/ вы бо крест Христо́в на ра́мо взе́мше,/ усе́рдно Тому́ после́довасте/ и, чистото́ю Бо́гови прибли́жившеся,/ отону́ду си́лами чуде́с обогати́стеся./ Те́мже и мы любе́зно притека́ем к ра́кам честны́х моще́й ва́ших/ и уми́льно глаго́лем:// о преподо́бнии, моли́те Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Зосиме, Савватию и Герману Соловецким,
глас 8:

Я́ко свети́льницы яви́стеся всесве́тлии/ во ото́це окия́на мо́pя,/ пpеподо́бнии отцы́ на́ши Зоси́мо, Савва́тие и Ге́pмане,/ вы бо кpест Хpисто́в на pа́мо взе́мше,/ усе́pдно Тому́ после́довасте/ и, чистото́ю Бо́гови пpибли́жившеся,/ отону́дуже си́лами чуде́с обогати́стеся./ Те́мже и мы любе́зно пpитека́ем к pа́кам честны́х моще́й ва́ших и уми́льно глаго́лем:/ о, пpеподо́бнии, моли́те Хpиста́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Иакову Железноборовскому,
глас 4:

Небе́снаго жела́я,/ земна́я возненави́дел еси́/ и, взем крест свой, после́довал еси́ Христу́/ и от Него́ прие́м дарова́ния чуде́с,/ исцеля́ти неду́жныя;/ но, я́ко име́я дерзнове́ние ко Святе́й Тро́ице,/ испроси́ правосла́вным христиа́ном здра́вие и спасе́ние,/ на враги́ же побе́ду/ и не забу́ди, посеща́я чад свои́х,/ припа́дающих к цельбоно́сному гро́бу твоему́,// Иа́кове, преподо́бне о́тче наш.

Игнатию, архим. Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 4:

Чи́стаго ра́ди и непоро́чнаго твоего́ жития́,/ Богоно́се о́тче Игна́тие,/ прие́мый от Го́спода чудотво́рныя да́ры исцеля́ти немощны́я,/ исцели́, мо́лим тя, и не́мощи на́ша,// моля́ о нас Еди́наго Человеколю́бца.

Илариону Великому,
глас 8:

Сле́з твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нной, сия́я чудесы́,/ Иларио́не, о́тче наш:// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Илариону Псковоезерскому, Гдовскому,
глас 4:

В моли́твах бо́дрствуя,/ пресве́тлый храм Ду́ха Свята́го был еси́,/ те́мже и чудотво́рец преди́вный яви́лся еси́,/ преподо́бне о́тче наш Иларио́не./ О нас моли́ Христа́ Бо́га/ све́том Боже́ственнаго позна́ния просвети́ти ны// и спасти́ ду́ши на́ша.

Илариону, схимнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 1:

Вои́стину досто́йне нарече́н был еси́ Иларио́н,/ ти́хостен бо и кро́ток нрав по и́мени твоему́ име́л еси́, блаже́нне,/ и́мже кро́ткому Го́споду Иису́су благоугоди́в,// моли́ся Ему́ о нас рабе́х твои́х.

Иннокентию Комельскому, Вологодскому,
глас 4:

От ю́ности сосу́д избра́нен был еси́/ и в житии́ Бо́гу послужи́л еси́,/ и́ноков наста́вниче Инноке́нтие,/ потща́лся еси́ ху́ждшее покори́ти лу́чшему,/ те́мже и стра́сти умертви́в,/ возвы́сился еси́ к зре́нию красоты́ несозда́нныя,/ в Бо́зе Ему́же предстои́ши,// моли́, о́тче, Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Иоакиму Сарандопорскому, Осоговскому,
глас 7:

Пусты́нный жи́тель, и в телеси́ а́нгел,/ и чудотво́рец яви́лся еси́, Богоно́се о́тче наш Иоаки́ме,/ посто́м, бде́нием, моли́твою, Небе́сная дарова́ния прии́м,/ исцеля́еши неду́жныя и ду́ши ве́рою притека́ющих ти./ Сла́ва Да́вшему тебе́ кре́пость;/ сла́ва Венча́вшему тя;// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Иоанну Дамаскину,
глас 8:

Правосла́вия наста́вниче,/ благоче́стия учи́телю и чистоты́,/ вселе́нныя свети́льниче,/ мона́шествующих Богодохнове́нное удобре́ние, Иоа́нне прему́дре,/ уче́ньми твои́ми вся просвети́л еси́, цевни́це духо́вная,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Иоанну, затворнику Святогорскому,
глас 8:

В пусты́ню Святы́х Гор преше́л еси́,/ ми́ра красоту́ оста́вив и крест взем,/ после́довал еси́ Христу́,/ о́тче наш Иоа́нне,/ поще́нием, бде́нием и тя́жкими вери́гами в затво́ре подвиза́лся еси́,/ ду́ши неду́жных, приходя́щих к тебе́ ве́рою исцеля́еши,/ и Оби́тели твоея́ украше́ние явля́ешися,/ те́мже со А́нгелы сра́дуется, преподо́бне, дух твой.

Иоанну Лествичнику,
глас 4:

Я́ко Боже́ственную ле́ствицу, обрето́хом, Иоа́нне преподо́бне,/ твоя́ Боже́ственныя доброде́тели,/ к Небеси́ возводя́щия ны:/ доброде́телей бо ты был еси́ воображе́ние.// Тем моли́ Христа́ Бо́га, да спасе́т ду́ши на́ша.

Иоанну Многострадальному, Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 1:

Терпе́ния столп вои́стинну непоколеби́мый,/ и забра́ло от вра́жиих стреля́ний необори́мо,/ равноа́нгельне и многострада́льне о́тче наш Иоа́нне,/ иму́ще тя, мы, недосто́йнии, мо́лимся,/ припа́дающе к честны́м твои́м моще́м те́пле,// изба́ви нас душетле́нных страсте́й плотски́х и спаси́ твои́ми моли́твами.

Иоанну Пещернику (иже в странах Вавилонских),
глас 2:

Несумне́нно Христа́ иски́й,/ Христо́во бога́тство прия́ти наде́явся,/ зла́та грома́ду безнаде́жну сотво́рь,/ ско́ро прескочи́, я́ко я́же посреди́ Ла́заря и бога́таго про́пасть,/ и легко́ воспря́ну во авраа́мское не́дро,/ пусты́нный Иоа́нне, тезоимени́те благода́ти и прозра́чному го́луби,/ тем и от Бо́га прии́мый прозре́ния дар/ и честно́му Фео́дору епи́скопу изреки́й неви́денное писа́ние/ и благочести́ву царю́ Моа́вию му́ченический по́двиг./ Те́мже мо́лим тя, о́тче:// умоли́ Христа́ за ны, чту́щия тя.

Иоанну Рыльскому,
глас 1:

Покая́ния основа́ние, прописа́ние умиле́ния,/ о́браз утеше́ния, духо́внаго соверше́ния,/ равноа́нгельное житие́ твое́ бысть, преподо́бне./ В моли́твах у́бо и поще́ниих, и в слеза́х пребыва́вый,/ о́тче Иоа́нне,// моли́ Христа́ Бо́га о душа́х на́ших.

Тому же святому (Возвращение мощей из Терново в Рыльский монастырь),
глас 4:

Твои́х моще́й возвраще́нием/ оби́тель твоя́ обогати́ся,/ це́рковь же твоя, прие́мши я́, просвети́ся/ и, крася́щися, ве́рных созыва́ет с весе́лием/ светоно́сный твой све́тло пра́здновати день,/ гряди́те, глаго́лющи,// и приими́те благода́тей дарова́ния.

Иоанну Яренгскому,
глас 4:

От земли́ Возведы́й тя к ве́чным оби́телем/ соблюда́ет и по сме́рти невреди́мо те́ло твое́, свя́те Иоа́нне,/ ты бо в целому́дрии и чистоте́ жития́, блаже́нне, пожи́л еси́,/ не оскверни́в те́ло,// те́мже со дерзнове́нием моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Иоанну и Лонгину Яренгским (Перенесение мощей),
глас 8:

Я́ко зве́зды многосве́тлыя, от ю́ности возсия́вше,/ освети́ли есте́ сердца́ ве́рных пренесе́нием честны́х моще́й ва́ших,/ доброде́тельми чуде́с ва́ших, во пло́ти я́ко бо А́нгели на земли́, показа́стеся,/ поще́нием насажде́ни бы́сте, я́ко дре́во при вода́х воздержа́ния,/ напое́ни струя́ми слез ва́ших, и скве́рну омы́сте,/ сего́ ра́ди яви́стеся прия́телище Бо́жия Ду́ха, Иоа́нне и Ло́нгине,// моли́те Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Иоанникию Великому,
глас 8:

Сле́з твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней,/ сия́я чудесы́, Иоанни́кие о́тче наш:// моли́ Христа́ Бо́га, спасти́ся душа́м на́шим.

Иоанникию Девиченскому, Сербскому,
глас 1:

Поще́нием, моли́твами и благода́тию Боже́ственною просвети́вся,/ земны́я концы́ све́тло озаря́еши благоче́стно,/ чуде́с благода́ть от Бо́га прие́м,/ исцеля́еши неду́ги, ду́хи же лука́выя от челове́ков отгоня́еши,/ и́же с ве́рою притека́ют к ра́це моще́й твои́х святы́х,/ преподо́бне о́тче наш Иоанни́кие./ Сла́ва Да́вшему ти благода́ть,/ сла́ва Укрепи́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Иоасафу, царевичу Индийскому,
глас 4:

Из чре́ва ма́терня/ прекра́сное вселе́ние бысть Свята́го Ду́ха,/ пресла́вне Иоаса́фе,/ и от блаже́ннаго Варлаа́ма безце́нный би́сер, Христа́,/ в се́рдце свое́м прия́л еси́,/ и Боже́ственным Креще́нием Индию просвети́л еси́,/ оте́ческое же нече́стие испра́вль,/ приведе́ его́ от тьмы ко све́ту Богоразу́мия/ и, оста́вив тле́нное на земли́ ца́рство,/ пусты́ню дости́г и своего́ учи́теля,/ те́мже на Небесе́х от Живонача́льныя Тро́ицы/ венце́м ца́рским венча́ся,// моли́ о нас, чту́щих честну́ю твою́ па́мять.

Величание:

Ублажа́ем тя,/ преподо́бне о́тче Иоаса́фе,/ и чтим боле́зни и труды́ твоя́,/ и́миже труди́лся еси́/ во испове́дании Христо́ве.

Иоасафу Каменскому, Спасокубенскому, Вологодскому чдтв.,
глас 2:

Я́ко дре́во насажде́нно при вода́х воздержа́ния,/ струя́ми слез твои́х напая́емь,/ преподо́бне о́тче Иоаса́фе,/ се́яв бо слеза́ми,/ в ра́дости жне́ши доброде́тельныя рукоя́ти./ Тем Вели́кий Мздовоздая́тель в жи́тницах Небе́сных тя сокро́вище положи́,/ но помина́й чту́щих любо́вию пресве́тлую па́мять твою́,/ моли́ Святу́ю Тро́ицу, преподо́бне Иоаса́фе,// спасти́ся душа́м на́шим.

Иоасафу Метеорскому,
глас 3:

Се́рдцем и душе́ю возлюби́в Христа́ Го́спода,/ вся кра́сная ми́ра сего́ оста́вил еси́,/ изво́лил же еси́ па́че в смире́нии и послуша́нии Бо́гу служи́ти,/ не́жели на престо́ле ца́рстем владе́ти./ Сего́ ра́ди благоче́стно восхваля́ем тя/ и, святу́ю па́мять твою́ соверша́юще, вопие́м ти:/ о́тче Иоаса́фе Богоблаже́нне,// моли́ Христа́ Бо́га о спасе́нии ро́да на́шего христиа́нскаго.

Иову, игумену Почаевскому,
глас 4:

Возло́жь на ся и́го Христо́во от ю́ности,/ преподо́бне о́тче И́ове,/ многоле́тне свя́то подвиза́лся еси́/ на по́прище благоче́стия во оби́тели Уго́рницстей и на о́строве Ду́бенстем,/ и, прише́д к горе́ Поча́евстей,/ зна́менанней цельбоно́сною стопо́ю Пресвяты́я Богоро́дицы,/ в те́сней пеще́ре ка́менней/ богомы́слия ра́ди и моли́твы многокра́тно заключа́лся еси́,/ и, благода́тию Бо́жиею укрепля́яся,/ му́жественно потруди́лся еси́/ на по́льзу Це́ркве Христо́вы и оби́тели твоея́,/ ку́пно же и проти́ву враго́в Правосла́вия и благоче́стия христиа́нскаго,/ и, наста́вив сицево́му ополче́нию и́ночествующих,/ победи́тели тех предста́вил еси́ Влады́це и Бо́гу.// Того́ моли́ спасти́ся душа́м на́шим.

Ионе Клименецкому, Олонецкому,
глас 4:

А́нгельскому житию́ поревнова́в, блаже́нне Ио́но,/ оста́вил еси́ оте́чество твое́, вели́кий Но́вград,/ и, прише́д в преде́лы Олоне́цкия/ и в пусты́ню всели́вся,/ в труде́х, моли́твах и слеза́х подвиза́лся еси́,/ и, я́ко му́дрый купе́ц, Ца́рствие Небе́сное насле́довал еси́./ Те́мже любо́вию вопие́м ти:/ моли́ Христа́ Бо́га,// да спасе́т ду́ши на́ша.

Иосифу, игумену Волоцкому, чдтв.,
глас 5:

Я́ко по́стников удобре́ние и отце́в красоту́,/ ми́лости пода́теля, разсужде́ния свети́льника,/ вси ве́рнии соше́дшеся восхва́лим,/ кро́тости учи́теля, и ересе́й посрами́теля,/ прему́драго Ио́сифа, Росси́йскую звезду́,/ моля́щася Го́споду,// поми́ловатися душа́м на́шим.

Иосифу Заоникиевскому,
глас 4:

Испе́рва житие́ твое́, преподо́бне,/ хи́тростию благоюро́дства от челове́к утае́но на Небесе́х пред А́нгелы явле́нно бысть:/ и а́ще на земли́ тьмо́ю оче́с претыка́яся хожда́ше,/ но мы́сленными кри́лы на высоту́ возше́д,/ присносу́щным све́том облиста́емь,/ во Оте́чествии насле́довал еси́;/ и земны́х мня́щихся кра́сных хра́мов не тре́бовав,/ но в Небе́сных се́лех пресве́тлыя оби́тели стяжа́л еси́;/ ни ри́зами мя́гкими оде́яся,/ но па́че власяни́цу возлюби́в/ и сего́ ра́ди па́че всех име́ний земны́х Небе́сная сокро́вища приобре́л еси́;/ и на земли́ пло́тян сый со безпло́тными совокупля́яся,/ Небе́сней Цари́це служа́ и Той приноси́мых а́нгельских пе́сней наслади́лся еси́,/ и́хже мно́зи лю́дие, жела́юще, наслади́тися не мо́гут./ Сего́ ра́ди Всевы́шний Творе́ц о́браз Свой/ и Ро́ждшия Его́ Богома́тере/ с высоты́ возду́ха на ру́це твоя́,/ я́ко на херуви́мская носи́ла дарова́ тебе́,/ от него́же присносу́щным све́том о́чи твои́ уясни́,/ и, я́ко росоточа́щий о́блак моли́твами твои́ми весь мир ми́лованный напои́,/ и ны́не в после́дняя времена́ святу́ю персть твою́, я́ко Еде́мский исто́чник во исцеле́ние неду́гов устро́и,/ Его́же моли́, наста́вниче наш, чудоно́сче Ио́сифе,// дарова́ти нам мир и ве́лию ми́лость.

Иосифу Многоболезненному, Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 8:

Сле́з твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней, сия́я чудесы́,/ Ио́сифе, о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Ипатию целебнику, Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 1:

Безнача́льнаго о́наго и ти́хаго ме́ста,/ иде́же несть печа́ли, ни воздыха́ния,/ дости́гнути, преподо́бне, жела́я,/ не дал еси́ себе́ зде поко́я нима́ло,/ но при́сно день и нощь в де́лех вся́ких/ и жесто́ком жити́и трудолю́бно подвиза́яся, пребыва́еши,/ тем жела́емого получи́л уже́, Ипа́тие,// моли́ся о душа́х на́ших.

Иринарху, затворнику Ростовскому,
глас 4:

Я́ко му́ченика добропроизво́льна/ и преподо́бных удобре́ние,/ звезду́ Росто́вскую,/ в затво́ре, у́зах и вери́гах Го́сподеви благоугоди́вшаго/ и чуде́с благода́ть от Него́ прие́мшаго,/ Ирина́рха преди́внаго пе́сньми хвале́бными почти́м/ и, к нему́ припа́дающе, уми́льно глаго́лем:/ о́тче преподо́бне, моли́ Христа́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Иринарху Соловецкому,
глас 4:

По́стническое по Бо́зе житие́ возлюби́в,/ вся плотска́я мудрова́ния ду́ху покори́л еси́/ и воздержа́нием стра́сти умертви́л еси́,/ во труде́х, и бде́ниих, и моли́твах о́браз быв доброде́тели,/ тем мона́шескаго жития́ наста́вник показа́лся еси́,/ о́тче преподо́бне Ирина́рше.// Моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Иродиону Илоезерскому,
глас 4:

Возсия́ днесь све́тло, ра́дуется град Белое́зеро,/ имы́й во о́бласти свое́й вели́каго свети́льника, блаже́ннаго отца́ Иродио́на:/ процвете́ бо, я́ко фи́никс, насажде́н в дому́ Бо́жия Ма́тере,/ я́ко кедр, при вода́х благода́тию Христо́вою израсты́й,/ я́ко ши́пок благово́нный,/ от обстоя́ний вода́ми огражде́н./ Соше́дшеся у́бо лю́дие пра́зднуют пресве́тлую па́мять его́,/ осиява́емы мно́гими благодея́нии и чудесы́:/ прося́щим с ве́рою исцеле́ния,/ стра́ждущим от разли́чных неду́г подае́т здра́вие./ И мы, ча́да твоя́ су́ще, припа́дающе, мо́лим ти ся:/ моли́ Пресвяту́ю Тро́ицу,/ е́же сохрани́тися гра́ду на́шему от нахожде́ния иноплеме́нник/ и от враг ви́димых и неви́димых./ Я́ко да твои́ми, о́тче, ко Го́споду моли́твами спаса́еми,/ всегда́ про́сим с ве́рою у тебе́:// моли́ о нас Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Исаакию, затворнику Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 2:

Све́тлости святы́х наслади́тися вожделе́в,/ в те́мную всели́лся еси́ пеще́ру, прехва́льне,/ и до́бре подвиза́лся еси́, Исаа́кие,/ прельще́н же быв от врага́,/ па́ки кре́пко попра́л еси́ того́ вся кова́рства./ И ны́не, я́ко победи́тель,/ в весе́лии предстоя́ Христу́ Бо́гу,// проси́ нам ми́ра и ве́лия ми́лости.

Тропарь преподобному Иустину (Поповичу) Челийскому,
глас 8

Правосла́вия сла́дость, некта́р прему́дрости, о́тче преподо́бне, излия́л еси́ в сердца́ ве́рных я́ко бога́тство: житие́м свои́м и уче́нием показа́лся еси́ жива́я кни́га Ду́ха, Иусти́не Богому́дре, моли́ Христа́ Бо́га Ло́госа да оло́госит тя почита́ющих.

Кондак преподобному Иустину (Поповичу) Челийскому,
глас 8

Я́ко Боже́ственную ле́ствицу обрето́хом Иусти́не преподо́бне, твоя́ Боже́ственная поуче́ния, к небеси́ ны возводя́щия, я́коже учил еси́, житие́м вообрази́л еси́. Тем ти зове́м: ра́дуйся, правосла́вный фило́софе И́стины.

Кассиану Греку, Угличскому чдтв.,
глас 4:

Ве́тхаго Ри́ма име́я воспита́ние,/ держа́ву оте́чества своего́, град Мангу́пский, оста́вль,/ и нивочто́же вмени́л еси́ княже́ние/ и сла́ву маловре́менную су́етнаго ве́ка Христа́ ра́ди,/ и па́че земна́го бога́тства избра́ бога́тство себе́ Небе́сное и сла́ву ве́чную/ возвы́сив ум свой к Бо́гу,/ и житие́ свое́ со А́нгелы вожделе́л еси́ восприя́ти,/ промышле́нием Боже́ственнаго ра́зума направля́емь,/ и Богоспаса́емаго У́глича гра́да дости́гл еси́,/ и близ в преде́лех о́бласти его́, над Во́лгою реко́ю, в пусты́ню всели́вся,/ и оби́тель пресла́вну в честь Бо́жия Ма́тере воздви́гл еси́,/ и в ней те́ло свое́ предложи́в, я́ко дар освяще́н./ Тем мо́лим тя, о́тче Кассиа́не,/ моли́ Христа́ Бо́га,// да спасе́т ду́ши на́ша.

Кассиану послушнику и постнику, Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 8:

В тебе́, о́тче Кассиа́не, изве́стно спасе́ся е́же по о́бразу,/ восприе́м бо крест и после́довав Христо́ви,/ твори́л еси́ за́поведи Его́ тща́тельне.// Те́мже ны́не со А́нгелы ра́дуется, преподо́бне, дух твой.

Кассиану Римлянину,
глас 8:

Посто́м предочи́стився, прему́дрости пости́гл еси́ разуме́ние,/ от пусты́нных же Богоно́сных оте́ц научи́лся еси́ страсте́й обузда́нию./ Того́ ра́ди пода́ждь нам твои́ми моли́твами/ пло́ти на́шея ду́ху послуша́ние:/ еси́ бо наста́вник, Кассиа́не преподо́бне,// всем пою́щим о Христе́ твою́ па́мять.

Кириаку отшельнику,
глас 1:

Пусты́нный жи́тель, и в телеси́ А́нгел,/ и чудотво́рец показа́лся еси́, богоно́се о́тче наш Кириа́че,/ посто́м, бде́нием, моли́твою Небе́сная дарова́ния прии́м,/ исцеля́еши неду́жныя и ду́ши ве́рою притека́ющих к тебе́./ Сла́ва Да́вшему тебе́ кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Кириллу, игумену Белоезерскому,
глас 1:

Я́ко крин в пусты́ни дави́дски процве́л еси́, о́тче Кири́лле,/ злостра́стия те́рние искореня́я,/ и собра́л еси́ в ней учени́к мно́жество,/ стра́хом Бо́жиим и уче́нием твои́м наставля́емых,/ и́хже и до конца́ я́ко чадолюби́вый оте́ц/ не оста́вил еси́ посеща́я, да вси вопие́м:/ сла́ва Да́вшему ти кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Кириллу Новоезерскому,
глас 8:

Бо́жиим Ду́хом подвиза́емь,/ слез твои́х ту́чами изсо́хшее напои́л еси́,/ и безпло́тное в пусты́ни житие́ показа́л еси́,/ и е́же из глубины́ се́рдца бо́дренными моли́твами и посто́м/ благодея́ния труды́ уплодоноси́л еси́,/ и вселе́нную всю просвети́л еси́ сия́нием чуде́с твои́х,/ о́тче наш Кири́лле.// Моли́ Христа́ Бо́га, спасти́ся душа́м на́шим.

Тому же святому (Обретение мощей),
глас 8:

Я́ко свети́льник яви́лся еси́ всесве́тел/ во ото́це Но́ва е́зера на Кра́сном о́строве,/ преподо́бне о́тче Кири́лле,/ ты бо крест Христо́в на ра́мо взем,/ усе́рдно Тому́ после́довал еси́,/ чистото́ю Бо́гови прибли́жився,/ от Него́же и си́лами чуде́с обогати́ся,/ тем и мы любе́зно прибега́ем к ра́це честны́х моще́й твои́х, уми́льно глаго́лем:/ о, преподо́бне о́тче Кири́лле!// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Кириллу Челмогорскому,
глас 4:

Днесь возсия́ нам пресве́тлая па́мять твоя́, сла́вне,/ я́ко со́лнце светоза́рное,/ луча́ми благода́ти озаря́ющи весь мир/ и тьму но́щи злых духо́в и от нас отгоня́ющи./ Днесь Небе́сныя си́лы святы́х А́нгел, и мирски́й наро́д,/ и ду́ши пра́ведных мы́сленно торжеству́ют, ра́дующеся,/ днесь и мы, гре́шнии, припа́дающе, мо́лимся:/ о́тче преподо́бне Кири́лле,/ Христа́ Бо́га моли́ непреста́нно/ спасти́ град и лю́ди,// и́же любе́зно тебе́.

Кириллу и Марии, схимм. Радонежским,
глас 3:

Блаже́нств Христо́вых прича́стницы,/ честна́го супру́жества и попече́ния о ча́дех до́брый о́бразе,/ пра́веднии Кири́лле и Мари́е,/ плод благоче́стия, Се́ргия преподо́бнаго, нам яви́вшии,/ с ни́мже усе́рдно моли́те Го́спода/ низпосла́ти нам дух любве́ и смиренному́дрия,/ да в ми́ре и единомы́слии// просла́вим Тро́ицу Единосу́щную.

Константину и Косме Косинским, Старорусским,
глас 3:

Я́ко вели́каго во отце́х Варлаа́ма учени́к,/ прехва́льне Константи́не,/ и сам ча́до послуша́ния, блаже́ннаго Косму́, возрасти́л еси́,/ те́мже, преподо́бнии, вку́пе Престо́лу Влады́чню ны́не предстоя́щии,/ моли́твами ва́шими в ве́ре Правосла́вней нас утверди́те,/ в послуша́нии Це́ркви Святе́й укрепи́те// и вся поле́зная душа́м на́шим испроси́те.

Корнилию, чдтв. Комельскому,
глас 4:

От ю́ности горя́щим жела́нием Боже́ственныя любве́ разжига́емь,/ жите́йския молвы́ оста́вил еси́, преподо́бне,/ ревни́тель Анто́нию Ве́ликому быв,/ безмо́лвием и жесто́ким пребыва́нием после́дуя Христу́,/ бде́нием и моли́твами и посто́м о́браз быв свои́м ученико́м./ Те́мже моли́ся Го́сподеви, Корни́лие блаже́нне,// спасти́ся душа́м на́шим.

Корнилию, игумену Палеостровскому, Олонецкому,
глас 5:

От ю́ности, прему́дре, приле́жно подвиза́вся,/ от Бо́га наставля́емь,/ оте́чество свое́ оста́вль — град Псков,/ и всели́ся в пусты́ню,/ во ото́це вели́каго е́зера Оне́га,/ и́ноки собра́ му́дре/ и извеще́нием Свята́го Ду́ха оби́тель согради́/ и храм созда́ Пресвяте́й Богоро́дице/ в похвалу́ Рождества́ Ея́,/ струя́ми же слез твои́х/ безпло́тныя враги́ погрузи́л еси́/ и жития́ твоего́ целому́дрием со а́нгельскими ли́ки совокупи́ся,/ преподо́бне о́тче Корни́лие,/ с ни́миже Христа́ Бо́га моли́// спасти́ся душа́м на́шим.

Корнилию Переяславскому,
глас 8:

Новоявле́ннаго уго́дника Бо́жия почти́м,/ Корни́лия преподо́бнаго,/ крест на ра́мо взе́мшаго,/ и́го Христо́во усе́рдно поне́сшаго,/ и́же на неви́димыя враги́ му́жественно подвиза́вся/ и ко́зни их попра́в, я́ко добр во́ин,// Влады́це Христу́ предста́ и мо́лится о душа́х на́ших.

Косме, епископу Маиумскому,
глас 8:

Правосла́вия наста́вниче,/ благоче́стия учи́телю и чистоты́,/ вселе́нныя свети́льниче,/ архиере́ев Богодухнове́нное удобре́ние,/ Космо́ прему́дре,/ уче́ньми твои́ми вся просвети́л еси́, цевни́це духо́вная,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Косме Яхромскому,
глас 4:

Го́рняго жела́я преми́рнаго жития́,/ до́льняя возненави́дел еси́,/ и, взем крест свой, после́довал еси́ Христу́,/ и в пусты́ню всели́лся еси́, досточу́дне,/ в ней подвиза́ся в пе́ниих, в бде́ниих и поще́ниих./ Те́мже в тя всели́ся Пресвяты́й Дух,/ но я́ко име́я дерзнове́ние ко Христу́ Бо́гу,/ испроси́ лю́дем правосла́вным здра́вие и спасе́ние/ и не забу́ди посеща́я чад свои́х,/ соверша́ющих свяще́нную па́мять твою́,// Космо́, преподо́бне о́тче наш.

Ксенофонту Робейскому,
глас 4:

Пусты́ни яви́лся еси́ до́брое прозябе́ние,/ о́тче преподо́бне,/ от ю́ности бо чи́стое житие́ изво́лил еси́,/ духо́вному учи́телю после́дуя,/ и, того́ уче́нием ум твой к Небе́сным впери́в,/ в пусты́ню всели́лся еси́,/ и в ней оби́тель созда́л еси́,/ и ста́ду твоему́ прему́др наста́вник показа́лся еси́,/ вели́кому же Новугра́ду похвала́ и утвержде́ние:/ те́мже и Христо́с, я́ко пресве́тла свети́льника,/ чудесы́ обогати́ и просла́ви тя./ Ксенофо́нте, о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Кукше Новому, Одесскому,
глас 4:

От ю́ности ми́р суему́дренный и лука́вый оста́вил еси́,/ Боже́ственною свы́ше просвети́вся благода́тию, преподо́бне,/ мно́гим терпе́нием во вре́менней жи́зни по́двиг соверши́л еси́,/ те́мже источа́еши чуде́с благода́ть все́м с ве́рою приходя́щим к ра́це моще́й твои́х,// Ку́кшо, преблаже́нне о́тче на́ш.

Кукше, сщмч. и Пимену постнику, Печерским, в Ближних пещерах,
глас 3:

Му́ченическою кро́вию, свяще́нне Ку́кше,/ в про́поведи Ева́нгелия со ученико́м ти блаже́нным Ни́коном, че́стне украси́выйся,/ и Пи́мене, в по́стничестве светоза́рне просия́вый,/ в еди́н день и час внидо́сте в свет незаходи́мый,/ иде́же моли́теся Го́сподеви,// да пода́ст нам ве́лию ми́лость.

Лаврентию, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 3:

Затвори́вый себе́ Го́спода ра́ди в те́мней пеще́ре,/ преподо́бне о́тче Лавре́нтие, многоле́тне/ и О́ному до́бре в ней угоди́вый,/ пода́ждь и нам от вся́каго зла чу́вствия затвори́ти,/ и тьмы страсте́й отврати́тися,// и све́тлость получи́ти Ца́рствия Небе́снаго.

Лаврентию, затворнику Печерскому, епископу Туровскому, в Ближних пещерах,
глас 8:

Всеблаже́нне Лавре́нтие,/ затвори́вый себе́ Го́спода ра́ди в ме́сте те́сне/ и в нем мно́га ле́та трудолю́бне пожи́вый,/ моли́ся о нас ко Го́споду,/ я́ко да и мы от вся́каго греха́ чу́вства затво́рше,// полу́чим отверзе́ние двере́й ми́лости Госпо́дни в День су́дный.

Лаврентию Черниговскому,
глас 4:

От ю́ности Христа́ возлю́бил еси́,/ и Тому́ те́сным путе́м после́дуя,/ сосу́д избра́н Ду́ха Свята́го быв,/ дар чудотворе́ния и прозре́ния восприи́м:/ сего́ ра́ди в невече́рнем све́те Пресвяты́я Тро́ицы при́сно ра́дуяся,/ помина́й чад твои́х,/ Лавре́нтие преподо́бне, о́тче наш.

Лазарю Галисийскому,
глас 8:

Бде́нными моли́твами,/ тече́ньми сле́зными столп омочи́л еси́,/ и из глубины́ воздыха́ньми/ во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ па́стырь, всем подая́ проще́ние,/ преподо́бне о́тче наш Ла́заре:/ моли́ся Христу́ Бо́гу// спасти́ся душа́м на́шим.

Леониду Устьнедумскому,
глас 1:

Боже́ственною любо́вию и житие́м духо́вным/ от ю́ности распали́вся, преподо́бне,/ и вся, я́же в ми́ре кра́сная, возненави́дев,/ Христа́ еди́наго от души́ возлюби́л еси́, о́тче,/ ле́гкое и́го на ра́мо взем,/ Боже́ственным Про́мыслом и Пречи́стыя Богоро́дицы чу́дным явле́нием направля́емь/ дости́же пусты́ни/ и в ней многоле́тне подвиза́лся еси́/ в труде́х мно́гих и слеза́х,/ вся́ким злострада́нием плоть свою́ изнуря́я./ Отоню́дуже Бог, твоя́ труды́ ви́дев,/ умно́жи тебе́ ча́да в пусты́ни./ Но я́ко име́я дерзнове́ние к Бо́гу,/ моли́ о нас, рабе́х твои́х, о́тче преподо́бне Леони́де,/ да изба́вит нас от всех наве́т вра́жиих// и спасе́т ду́ши на́ша.

Леонтию, канонарху Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 3:

Всечестны́й канона́рше Лео́нтие,/ правилонача́льный бы́вый в це́ркви/ и в пра́виле и́ночестем возсия́вший све́тло,/ моли́ Христа́ Бо́га,/ да прегреше́ний оставле́ние// пода́ст душа́м на́шим.

Лонгину Коряжемскому,
глас 1:

От мяте́жа мирска́го удали́вся,/ к немерца́ющему Све́ту прите́кл еси́,/ преподо́бне о́тче Ло́нгине,/ и ны́не чи́сте зри́ши Святу́ю Тро́ицу,/ Ю́же моли́ за ны недосто́йныя,// да спасе́т ду́ши на́ша.

Лонгину, вратарю Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 1:

Преподо́бне и Богоблаже́нне о́тче Ло́нгине,/ врат монасты́рских опа́сный храни́телю,/ опа́снейший же и неусы́пный свои́х чу́вствий/ от вся́каго мирска́го су́етствия затвори́телю,/ моли́ наре́кшаго Себе́ дверь Го́спода Сла́вы,// да отве́рзет нам дверь ми́лости Своея́.

Лонгину Яренгскому,
глас 1:

Свы́ше Боже́ственною благода́тию просвети́вся, Богому́дре,/ мно́гим терпе́нием во вре́менней жи́зни тече́ние соверши́л еси́,/ те́мже и по успе́нии источа́еши чуде́с благода́ть,/ и́же с ве́рою приходя́щим к тебе́, Ло́нгине всеблаже́нне./ Сла́ва Да́вшему ти кре́пость,/ сла́ва Просла́вльшему тя в чудесе́х,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ние.

Макарию Великому, Египетскому,
глас 1:

Пусты́нный жи́тель и во пло́ти А́нгел,/ и чудотво́рец яви́лся еси́, Богоно́се о́тче наш Мака́рие,/ посто́м, бде́нием, моли́твою, Небе́сная дарова́ния прии́м,/ исцеля́еши неду́жныя и ду́ши ве́рою приходя́щих ти́./ Сла́ва Да́вшему тебе́ кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю все́м исцеле́ния.

Макарию Жабынскому, Белевскому чдтв.,
глас 4:

От мирска́го жития́ изше́д/ в ти́хое приста́нище жи́зни и́ноческия, преподо́бне Мака́рие, вшел еси́,/ в не́йже до́бре подвиза́вся,/ ду́шу твою́ доброде́тельми превысо́кими обогати́л еси́,/ и яви́лся еси́ добр па́стырь и учи́тель и́ноческому собо́ру,/ ему́же и оби́тель возгради́л еси́,/ та́же в безмо́лвие вшед и богови́дения сподо́бився,/ ко Го́споду преста́вился еси́,/ И́же да́ром чуде́с тя обогати́./ Его́же ны́не моли́,// да спасе́т ве́рою и любо́вию почита́ющих святу́ю па́мять твою́.

Макарию Желтоводскому, Унженскому,
глас 5:

Днесь град твой Га́лич тобо́ю хва́лится,/ в конце́х бо его́ пресве́тло,/ я́ко ве́лие со́лнце, возсия́л еси́/ и чудесы́ твои́ми, преподо́бне Мака́рие, вся озари́л еси́./ И ны́не моли́ся Го́сподеви/ изба́витися душа́м на́шим от пре́лести вра́жия// и спасти́ся гра́ду твоему́ от пога́нскаго наи́тия.

Макарию, игумену Калязинскому, чдтв.,
глас 8:

Плотска́я мудрова́ния, о́тче Мака́рие,/ воздержа́нием и бде́нием умертви́л еси́,/ ме́сто бо, на не́мже по́ты твоя́ излия́л еси́,/ я́ко труба́ вопие́т к Бо́гу,/ пове́дающи твоя́ исправле́ния,/ и по сме́рти честны́я твоя́ мо́щи источа́ют исцеле́ния./ Те́мже вопие́м ти́:// моли́ Христа́ Бо́га, да спасе́т ду́ши на́ша.

Макарию Оредежскому, Новгородскому,
глас 8:

Слез твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и я́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней, сия́я чудесы́, Мака́рие, о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Макарию, диакону Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 7:

От ю́ности Христа́ усе́рдне возлюби́в,/ вда́лся еси́ Тому́ весь, я́ко непоро́чна же́ртва,/ и, и́го Его́ благо́е на себе́ взе́м,/ рабо́тал в нем, всече́стне Мака́рие, спе́шне,// те́мже у́бо мо́лим тя: моли́ся о душа́х на́ших.

Макарию, постнику Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 4:

Бы́вший нестяжа́телем Христа́ ра́ди/ и Того́ за мно́гия твоя́ доброде́тели/ в се́рдце твое́ всели́вый,/ блаже́нне Мака́рие,// моли́ся о нас, пою́щих тя.

Макарию Римлянину, Новгородскому чдтв.,
глас 4:

Рим, оте́чество твое́, оста́вив,/ в пусты́ню всели́лся еси́,/ и та́мо, в пу́сте ме́сте обре́т жили́ще себе́,/ отбе́гл еси́ суеты́ ми́ра сего́,/ и в безмо́лвнем приста́нищи до́бре направля́л еси́ себе́ ко Го́споду./ Сего́ ра́ди и мы, чту́щии тя,/ притека́юще, мо́лим тя, о́тче Мака́рие:/ моли́ о нас Го́спода,// да поми́лует нас в день су́дный.

Макрине,
глас 2:

Жениха́ твоего́ смерть ви́девши,/ разсмотре́ла еси́ тле́нную жизнь и су́етие ми́ра,/ отвсю́ду вину́ прии́мши,/ Нетле́нному Обру́чнику уневе́стилася еси́,/ посто́м и смире́нием любо́вь Того́ постига́ющи./ Тем ны́не ра́дуется со А́нгелы,// преподо́бная Макри́но, дух твой.

Максиму Греку,
глас 8:

Заре́ю Ду́ха облиста́емь,/ вити́йствующих богому́дренно сподо́бился еси́ разуме́ния,/ неве́дением омраче́нная сердца́ челове́ков све́том благоче́стия просвеща́я,/ пресве́тел яви́лся еси́ правосла́вия свети́льник, Макси́ме преподо́бне,/ отону́дуже ре́вности ра́ди Всеви́дящаго,/ оте́чества чужд и стра́нен, Росси́йския страны́ был еси́ пресе́льник,/ страда́ния темни́ц и заточе́ния от самодержа́внаго претерпе́в,/ десни́цею Вы́шняго венча́ешися и чудоде́йствуеши пресла́вная./ И о нас хода́тай бу́ди непрело́жен,// чту́щих любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Максиму Исповеднику,
глас 8:

Правосла́вия наста́вниче,/ благоче́стия учи́телю и чистоты́,/ вселе́нныя свети́льниче,/ мона́шествующих богодухнове́нное удобре́ние,/ Макси́ме прему́дре,/ уче́ньми твои́ми вся просвети́л еси́, цевни́це духо́вная.// Моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Мардарию, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 4:

Бы́вый, блаже́нне Марда́рие,/ нестяжа́тель Христа́ ра́ди,/ и Того́ за мно́гая твоя́ благодея́ния/ в се́рдце твое́ всели́вый,// моли́ся о нас, пою́щих тя.

Марку Гробокопателю, Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 1:

Умертви́в плотски́я по́хоти мно́гим воздержа́нием/ и копа́нием гробо́в святы́м,/ при́сно, а́ки мертв, в пеще́ре живя́,/ ме́ртвыя повеле́нием свои́м воздвиза́л еси́,/ Ма́рко прехва́льне,/ мертви́ и на́ша мудрова́ния плотска́я/ и наста́ви нас на тече́ние доброде́телей,// моля́ о нас Еди́наго Человеколю́бца.

Марку, Ионе и Корнилию Псково-Печерским,
глас 8:

Я́ко свети́льницы, яви́стеся всесве́тлии/ в верте́пе Цари́цы Богома́тери,/ преподо́бнии отцы́ на́ши Ма́рко, Ио́но и Корни́лие,/ вы бо, крест Христо́в на ра́мо взе́мше,/ усе́рдно Тому́ после́довасте/ и, чистото́ю Бо́гови прибли́жившеся,/ отону́дуже си́лами чуде́с обогати́стеся,/ тем и мы любе́зно прибега́ем к вам и уми́льно глаго́лем:/ о преподо́бнии, моли́те Христа́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Марону, пустыннику Сирийскому,
глас 8:

Я́ко незаходи́мое со́лнце возсия́ нам днесь/ светоза́рными твои́ми моли́твами, преподо́бне о́тче наш Ма́роне,/ и́же не́кия горы́ дости́гл/ и та́мо на ней живу́щими нечести́выми чтом бысть,/ за превосходя́щую твою́ к Бо́гу доброде́тель,/ и та́мо обре́т тре́бище и́дольское. Бо́гу освяти́в, в нем пребыва́л еси́,/ и ви́дев Человеколю́бец Бог твой по́двиг и труды́,/ дарова́ тебе́ дар Свой,/ и́мже пронесе́ся и́мя твое́ в челове́цех,/ цели́ти ско́рби, огне́вицу и тряса́вицу прибега́ющим к тебе́ с ве́рою./ Те́мже и зове́м ти:/ ра́дуйся, цели́телю наш ско́рый;/ ра́дуйся, засту́пниче наш те́плый,/ предстои́ши бо у Пресвяты́я Тро́ицы,/ моли́ся Той о призыва́ющих и́мя твое́ свято́е,// да изба́вит от сих тя́жких скорбе́й и спасе́т ду́ши на́ша.

Мартину Туровскому,
глас 1:

Тя́жким неду́гом стpа́ждущий и людьми́ забы́тый,/ моли́л еси́ жа́жду утоли́ти, пpеподо́бне Маpти́не,/ те́мже Хpисто́с посла́ с Небесе́ благове́pных Боpи́са и Гле́ба// тебе́ послужи́ти и неду́г исцели́ти.

Мартиниану Белоезерскому,
глас 2:

Бо́гу от ю́ности, о́тче, избра́вшу и возлюби́вшу тя/ и прови́дящу твое́ до́брое произволе́ние,/ наставля́ет тя приити́ к преподо́бному Своему́ уго́днику/ Кири́ллу всеблаже́нному,/ от него́же наста́влен бысть на путь спасе́ния,/ стра́хом Бо́жиим, и чистото́ю душе́вною, и благогове́нием,/ и непреста́нными к Бо́гу моли́твами/ во мно́зе по́двизе жизнь свою́ препроводи́л еси́/ и за́поведи Бо́жия непоро́чно соблю́л еси́,/ па́стырь и наста́вник и́ноком преди́вен был еси́,/ и ны́не Престо́лу Христо́ву со дерзнове́нием предстои́ши на Небесе́х,/ со А́нгелы светлоликовству́я,/ о́тче преподо́бне, Мартиниа́не всеблаже́нне,/ не преста́й моли́ся Христу́ Бо́гу// спасти́ и поми́ловати ду́ши на́ша.

Мартиниану Палестинскому,
глас 8:

Пла́мень искуше́ний слез тече́ньми погаси́л еси́, блаже́нне,/ и, морска́я вол­не́ния, и звере́й стремле́ния обузда́вый, взыва́л еси́:// препросла́влен еси́, Всеси́льне, огня́ и бу́ри спасы́й мя.

Мартирию Зеленецкому,
глас 2:

От ю́ности, Богоблаже́нне, Христа́ возлюби́в,/ оте́чество оста́вил еси́/ и, всех мирски́х мяте́жей уклони́вся,/ в ти́хое приста́нище пречестны́я оби́тели Богома́терни дости́гл еси́;/ отню́дуже уве́дев непрохо́дную пусты́ню,/ крестови́дною заре́ю пока́занную,/ жела́тельне ю́ обре́л еси́,/ и, в ней всели́вся,/ и́ночествующих собра́л еси́,/ и сих уче́ньми свои́ми, я́ко ле́ствицею восхо́дною на Не́бо,/ трудолю́бно тща́лся еси́ возводи́ти к Бо́гу,/ Ему́же моли́ся, Богому́дре Марти́рие,// дарова́ти душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Мартирию, диакону Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 1:

Служи́вый в чи́ну диа́конства Го́сподеви до́бре,/ честны́й иеродиа́коне Марти́рие,/ и та́мо я́ко слуга́ Госпо́день обреты́йся,/ иде́же и Госпо́дь твой,/ моли́ся Ему́ и о нас,// да пода́ст нам ве́лию ми́лость.

Марфе Антиохийской, Едесской,
глас 4:

Житие́м чи́стым и любо́вию, я́же ко Пречи́стей Бо́жией Ма́тери,/ стяжа́ла еси́ дар чадоро́дия пресла́вный,/ свети́льника ми́ру, ди́внаго Симео́на,/ тем тя, Ма́рфо,// я́ко ма́терь, о ча́де веселя́щуюся, пе́сньми ублажа́ем.

Матроне Константинопольской,
глас 8:

Мужескому́дрено утаи́вшися вра́жиих лука́вых путе́й, Матро́но,/ к жи́зни вои́стину ше́ствовавши несумне́нною во́лею/ и неукло́нное тече́ние Богому́дро сконча́вши,/ от Христа́ прия́ла еси́ благода́ть духо́вную,/ тем и во́ду цельба́м источа́еши/ любо́вию притека́ющим в па́мять твою́ сла́вную,/ мни́хом похвала́,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Меркурию Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 5:

Присносу́щныя, блаже́нне, жела́я сподо́битися жи́зни,/ пра́ведне и непоро́чне/ жизнь свою́ препроводи́л еси́ в ны́нешнем ве́це,/ те́мже, Мерку́рие, жела́емаго ты дости́г,// моли́ и нам ве́чныя сподо́битися жи́зни.

Меркурию Печерскому, еп. Смоленскому, в Ближних пещерах,
глас 8:

Посто́м ду́шу твою́ просвети́л еси́,/ моли́твами непреста́нными се́рдце твое́ сосу́д Ду́ха Свята́го соде́лал еси́,/ преподо́бне о́тче наш Мерку́рие;/ те́мже вся вра́жия ополче́ния кре́пко посрами́л еси́/ и, я́ко победоно́сец и́стинный,/ воздая́ние получи́л еси́ от Христа́ Бо́га.// Тому́ помоли́ся о душа́х на́ших.

Мефодию, игумену Пешношскому,
глас 8:

Боже́ственною любо́вию от ю́ности распала́емь,/ вся, я́же в ми́ре кра́сная, возненави́дев,/ Христа́ Еди́наго возлюби́л еси́,/ и, сего́ ра́ди в пусты́ню всели́вся,/ в ней оби́тель сотвори́л еси́,/ и, собра́в и́нок мно́жество,/ прия́л еси́ от Бо́га чуде́с дар, о́тче Мефо́дие,/ и был еси́ о Христе́ собесе́дник и спо́стник преподо́бному Се́ргию,/ с ни́мже у Христа́ Бо́га испроси́ правосла́вным Христиа́ном здра́вие, и спасе́ние,// и душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Михаилу Клопскому, Новгородскому,
глас 8:

И́же на земли́ Христа́ ра́ди, во́лею в бу́йство преложи́вся,/ ми́ра сего́ красоты́ отню́д возненави́дел еси́,/ и, плотска́я игра́ния увяди́в посто́м и жа́ждею, и на земли́ лега́нием,/ от зно́я же и сту́дени, от дождя́ и сне́га,/ и от про́чия возду́шныя тя́гости никогда́ же уклони́лся еси́,/ ду́шу же очи́стил еси́ доброде́тельми, я́ко зла́то в горни́ле,/ о́тче преподо́бне Богоно́сне Михаи́ле,/ и ны́не на Небесе́х предстои́ши Престо́лу Пресвяты́я Тро́ицы./ Но я́ко име́я дерзнове́ние мно́гое,// моли́ Христа́ Бо́га, спасти́ся душа́м на́шим.

Михаилу Малеину,
глас 8:

Крила́ми мы́сленными к Богове́дению возлете́в разу́мно,/ мяте́ж ми́ра оста́вил еси́, блаже́нне,/ презре́в пло́ти мудрова́ния,/ му́дрость Вы́шнюю взыска́л еси́, е́же жи́ти с Бо́гом,/ и всем о́браз дав собо́ю, глаго́ля:// добро́ есть с Бо́гом жи́ти, Михаи́ле преподо́бне.

Михею Радонежскому,
глас 4:

И́го Госпо́дне на ра́мо взем,/ после́довал еси́ Христо́ви со учи́телем свои́м преподо́бным Се́ргием,/ с ни́мже и сподо́бился еси́ ви́дети Пресвяту́ю Богоро́дицу./ И слы́шал еси́ пресла́дкий глас Ея́,/ я́ко обеща́ся неотсту́пна бы́ти ме́ста сего́,/ но, о преподо́бне Михе́е,// моли́ся о чту́щих святу́ю па́мять твою́.

Моисею Мурину,
глас 1:

Пусты́нный жи́тель, и в телеси́ А́нгел,/ и чудотво́рец яви́лся еси́, Богоно́се о́тче наш Моисе́е:/ посто́м, бде́нием, моли́твою, Небе́сная дарова́ния прии́м,/ исцеля́еши неду́жныя, и ду́ши ве́рою приходя́щих ти./ Сла́ва Да́вшему тебе́ кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю все́м исцеле́ния.

Моисею, чудотворцу Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 1:

Ве́лия исправле́ния и кре́пкия по́двиги/ во псалмопе́ниих же и коленопреклоне́ниих бесчи́сленных показа́вый/ и мно́гими труды́ и чудоде́йствии,/ Богоно́се Моисе́е, просия́вый,/ моли́ Христа́ Бо́га// во е́же спасти́ся нам.

Моисею Угрину, Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 4:

Труды́ и по́двиги со страстьми́ по чистоте́ твое́й ви́дя, свя́те,/ кто не удиви́тся?/ Глад бо, темни́цу и ра́ны прие́мля,/ не порабо́тился еси́ сласте́м ля́ховицы,/ но, я́ко царь, страстьми́ облада́яй,/ ны́не и тогда́ возпросла́вился еси́ от Всеви́дящаго челове́ческая сердца́,/ от Него́же во искуше́ниих всем посо́бствовати благода́ть прие́м,/ посо́бствуй и нам, твою́ па́мять чту́щим,// Моисе́е преподо́бне.

Нестору Летописцу, Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 4:

Вели́ких князе́й ру́сских дея́ния/ и преподо́бных оте́ц Пече́рских жития́ и чудеса́ написа́вый,/ свое́ же, Богому́дре Не́сторе, мно́гих ти ра́ди доброде́телей и́мя/ напи́сано на Небеси́ стяжа́вый,// моли́ и нам написа́тися в Кни́ги Живо́тныя.

Нестору Некнижному, Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 2:

Чист и прав сый се́рдцем,/ и свят, преподо́бне Не́сторе, душе́ю,/ прост же па́ки и не уме́я сам чести́ книг,/ сего́ ра́ди чту́щим я́ приле́жне внима́л еси́,/ и, о́ная в себе́ соблюда́я, спе́шно тща́лся еси́ исправля́ти,// я́же я́ко разу́мен испо́лнив, обре́л еси́ Ца́рствие Небе́сное.

Никандру пустынножителю, Псковскому чдтв.,
глас 6:

Свети́ло незаходи́маго све́та/ стране́ на́шей яви́лся еси́, богоблаже́нне,/ до́блественне претерпе́в вра́жия озлобле́ния,/ бие́ние и ра́ны я́ко оде́жда нетле́ния вмени́шася тебе́,/ со зверьми́ бо бра́вся,/ и от челове́к злых прободе́ния прия́в,/ о тех моли́лся еси́:/ не поста́ви им греха́ сего́, глаго́ля;/ те́мже Влады́це Христу́ уподо́бился еси́,/ достохва́льне Ника́ндре, о́тче наш,// моли́ся о душа́х на́ших.

Никите, столпнику Переславльскому,
глас 4:

Правосла́вным смы́слом ю́ношская возжеле́ния возненави́дев/ и до́блественныя нра́вы восприи́м, врага́ победи́л еси́,/ и во благоразу́мии Бо́гу угоди́л еси́,/ и свы́ше от Него́ прие́м дар чуде́с,/ бе́сы прогоня́ти, неду́ги исцеля́ти,/ Ники́то пресла́вне,// моли́ Христа́ Бо́га, да спасе́т ду́ши на́ша.

Никите, Кириллу, Никифору, Клименту и Исаакию, братьям Алфановым (Сокольницким) в Новгороде,
глас 1:

Послу́шаша Госпо́дня гла́са,/ до́брии рачи́тели бы́вше,/ благи́й Его́ яре́м на ся взе́мше,/ усе́рдно понесо́сте/ и по́стничества путь дости́гше,/ преподо́бнии отцы́, святи́и чудотво́рцы,/ во́ини Небе́снаго Царя́ Христа́,/ Ники́то, Кири́лле, Ники́форе, Кли́менте и Исаа́кие,/ сего́ ра́ди от Вседержи́тельныя десни́цы/ венцы́ неувяда́емыми увязо́стеся, и Небе́сною сла́вою оде́ястеся,/ и чудотворе́нии обогати́стеся,/ те́мже и о нас моли́ти не преста́йте,/ да полу́чим ве́чных благ,/ мы же си́це взыва́ем:/ сла́ва Да́вшему вам к по́двигу кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему вас,// сла́ва Даю́щему ва́ми всем исцеле́ния.

Никодиму Кожеезерскому,
глас 8:

От Ца́рствующаго гра́да пресе́льник яви́ся/ и я́же в нем вели́кия оби́тели/ и, промышле́нием Боже́ственнаго ра́зума окормля́емь,/ к морски́м страна́м устреми́ся,/ всели́ся же в пусты́ню, уклоня́яся мирски́я молвы́,/ и си́лою Свята́го Ду́ха вооружи́лся еси́,/ кре́стным ору́жием враги́ своя́ прогоня́я,/ посто́м и непреста́нною моли́твою жизнь свою́ соверша́я,/ сревну́я вели́ким отце́м Анто́нию, и Ону́фрию, и Па́влу Фиве́йскому,/ с ни́миже Го́сподеви моли́ся, о́тче Никоди́ме,// спасти́ся душа́м на́шим.

Никодиму Святогорцу,
глас 3:

Му́дрости благода́тию, о́тче, укра­́шенный,/ труба́ богогла́сная показа́лся еси́ Ду́ха/ и доброде́телей наста́вник, Никоди́ме Богоглаго́ливый,/ всем бо подае́ши спаси́тельная уче́ния,/ жития́ чи́стаго показу́я сия́ние/ бога́тством Бо­же́ственных твои́х слове́с,// и́миже, я́ко свет, ми́рови возсия́л еси́.

Николе Святоше, князю Черниговскому, Печерскому чудотворцу, в Ближних пещерах,
глас 2:

Оте́чество и сла́ву княже́ния твоего́ оста́вил,/ Кня́зю смире́ния, Христо́ви, усе́рдно после́довал еси́,/ преподо́бне о́тче наш Нико́ло;/ тем прия́л еси́ от Него́ ве́чное ца́рство и сла́ву на Небеси́,// иде́же лику́я, помина́й нас чту́щих па́мять твою́ ве́рно.

Никону, игумену Киево-Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 5:

Христо́ва виногра́да лоза́ яви́лся еси́, Богоблаже́нне Ни́коне,/ гро́здие принося́ Ему́ — доброде́тели твоя́,/ и про́чиих, к те́мже наставля́я,/ приводи́л еси́ Христу́ Бо́гу,// Ему́же, мо́лим тя, моли́ся за ду́ши на́ша.

Никону, игумену Радонежскому,
глас 1:

Послуша́ния до́брый рачи́тель быв,/ преподо́бне Ни́коне приснопа́мятне,/ Це́рковь бо прекра́сну Святы́я Тро́ицы/ в похвалу́ отцу́ твоему́ воздви́гл еси́./ Те́м­же и мы, ча́да твоя́, любо́вию вопие́м ти:/ сла́ва Да́вшему ти кре́пость,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Никону Сухому, Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 8:

Бо́га Блага́го возлюби́в,/ и́ноческое прия́л еси́ житие́/ и, до́бре в нем подвиза́вся,/ плене́н был еси́ по́ловцы,/ и́миже мно́го му́чим, крепкоду́шне Ни́коне,/ благода́тию Христо́вою свободи́лся еси́ от них неви́димо,/ и ны́не во Све́те пребыва́я непристу́пнем,// моли́ спасти́ся нам, твою́ па́мять почита́ющим.

Нилу Мироточивому, Афонскому,
глас 1:

Мона́шествовав богоуго́дно в Горе́ Афо́нстей,/ в моли́твах и посте́х Бо́га взыска́л еси́/ и стал еси́ прия́телище чи́стое Ду́ха,/ облистава́я ве́рным доброде́телей лучи́,/ и́миже осиява́еши, Ни́ле, вопию́щих тебе́:/ сла́ва просла́вльшему тя Бо́гу,/ сла́ва Венча́вшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ния.

Нилу Постнику, Синайскому,
глас 8:

Слез твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней, сия́я чудесы́, Ни́ле, о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Нилу Сорскому,
глас 4:

Удали́вся бе́гая, дави́дски, ми́pа,/ и вся, я́же в нем, я́ко уме́ты, вмени́в,/ и, в ме́сте безмо́лвне всели́вся,/ духо́вныя pа́дости испо́лнился еси́, о́тче наш Ни́ле,/ и, еди́ному Бо́гу изво́лив служи́ти,/ пpоцве́л еси́, я́ко фи́никс,/ и, я́ко лоза́ благопло́дна,/ умно́жил еси́ ча́да пусты́ни./ Тем благода́pственно вопие́м:/ сла́ва Укpе́пльшему тя в по́двиге пустынножи́тельства;/ сла́ва Избpа́вшему тя в Росси́и отше́льником уставополо́жника изpя́дна;// сла́ва моли́твами твои́ми и нас Спаса́ющему.

Нилу Столобенскому,
глас 4:

Я́ко свети́льник всесве́тел,/ яви́лся еси́ во о́стpове Селиге́pа е́зеpа,/ пpеподо́бне о́тче Ни́ле,/ ты бо кpест Хpисто́в от ю́ности своея́ на pа́мо взе́м,/ усе́pдно Тому́ после́довал еси́,/ чистото́ю Бо́гови пpибли́жився,/ отону́дуже и чуде́с даpова́нием обогати́лся еси́./ Тем и мы, пpитека́юще к pа́це моще́й твои́х, уми́льно глаго́лем:/ о́тче пpеподо́бне,/ моли́ Хpиста́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Олегу Брянскому, блгв. кн.,
глас 8:

От ю́ности возлюби́л Хpиста́ всем се́pдцем, пpеподо́бне,/ сла́ву земну́ю я́ко пpеходя́щу оста́вил еси́,/ и ца́pство земно́е в ничто́же вмени́в/ ли́ку и́нок pа́достно пpиче́лся еси́,/ и тpуды́ мно́гими гpад Бpя́нск, а́ки со́лнце пpесве́тло, озаpи́л еси́:/ тем быв Тpо́ицы укpаше́ние,// моли́, кня́же Оле́же, Хpиста́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Величание:

Ублажа́ем тя,/ благове́рне кня́же Оле́же,/ и чтим святу́ю па́мять твою́,/ ты бо мо́лиши за нас/ Христа́ Бо́га на́шего

Онуфрию Великому,
глас 1:

Жела́нием духо́вным пусты́ни дости́гл еси́,/ Богому́дре Ону́фрие,/ и, я́ко безпло́тен, в ней многоле́тне подвиза́лся еси́ трудолю́бне,/ соревну́я проро́кам Илии́ и Крести́телю,/ и, от руку́ а́нгельску Та́ин Боже́ственных наслади́вся,/ ны́не во све­́те Святы́я Тро́ицы ку́пно с ни́ми весели́шися,/ моли́ спасти́ся нам,// твою́ па́мять почита́ющим.

Онуфрию и Авксентию Вологодским,
глас 8:

Правосла́вия наста́вницы,/ благоче́стия и чистоты́ учи́телие,/ Це́ркви Во́логодстей Богодарова́нное украше́ние,/ преподо́бнии отцы́ на́ши Ону́фрие и Авксе́нтие,/ моли́те ми́лостиваго Бо́га,/ да ва́шим предста́тельством пода́ст благода́ть и мир стране́ на́шей// и душа́м на́шим спасе́ние.

Онуфрию молчаливому и Онисиму затворнику, Печерским, в Ближних пещерах,
глас 3:

Преблаже́ннии и Богоно́снии отцы́ на́ши Ону́фрие и Они́симе,/ я́ко стяжа́вшии дерзнове́ние ко Го́споду/ равноа́нгельным свои́м житие́м, его́же ра́ди обогати́ Христо́с нетле́нием и чудесы́ мо́щи ва́ша,/ мо́лим вас приле́жно:/ испроси́те душа́м на́шим очище́ние// и ве́лию и бога́тую ми́лость.

Павлу Комельскому (Обнорскому),
глас 1:

Боже́ственною любо́вию от ю́ности распала́ем, Па́вле преподо́бне,/ вся, я́же в ми́ре кра́сная, возненави́дев,/ Христа́ еди́наго возлюби́л еси́/ и сего́ ра́ди во вну́треннюю пусты́ню всели́лся еси́,/ со зверьми́ жи́ти весь Христу́./ Отону́дуже и Всеви́дящее О́ко, твоя́ труды́ ви́дев,/ да́ром чуде́с и по преставле́нии обогати́ тя./ Те́мже вопие́м ти:/ моли́ непреста́нно о всех нас,// честну́ю па́мять твою́ при́сно в пе́снех почита́ющих.

Павлу Латрскому,
глас 4:

Я́ко Безпло́тных единовсе́льника/ и всем преподо́бным соо́бщника,/ всесла́вне Па́вле, пое́м тя и мо́лим тя:/ моли́ся всегда́ о нас,// я́ко да обря́щем ми́лость.

Павлу Послушливому, Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 3:

Послуша́нию Христо́ву подража́вый,/ и и́мени Его́ ра́ди во вся́ком послуша́нии,/ терпели́вне, да́же до сме́рти, Па́вле всече́стне, потруди́выйся,/ мзду же ны́не послуша́ния своего́ трудолю́бно от Го́спода прие́м,// к Нему́ всегда́ моли́ся о нас, пою́щих тя.

Паисию Великому,
глас 2:

Боже́ственною любо́вию от ю́ности распала́емь, преподо́бне,/ вся кра́сная, я́же в ми́ре, возненави́де,/ Христа́ еди́наго возлюби́л еси́,/ сего́ ра́ди в пусты́ню всели́ся,/ иде́же сподо́бися Боже́ственнаго посеще́ния,/ Его́же неудо́бь зре́ти и а́нгельскима очи́ма,/ паде́, поклони́ся./ Вели́кий же Дарода́тель, я́ко Человеколю́бец, рече́ к тебе́:/ не ужаса́йся, возлю́бленный Мой,/ дела́ твоя́ уго́дна Мне,/ се даю тебе́ дар:/ о ко́ем ли́бо гре́шнице помо́лишися,/ отпу́стятся ему́ греси́./ Ты же в чистоте́ се́рдца твоего́ возгоре́ся,/ прие́м во́ду и прикосну́ся Неприкоснове́нному,/ умы́ но́зе Его́/ и, во́ду пив, да́ром чуде́с обогати́ся,/ боля́щия исцеля́ти, бе́сы от челове́к отгоня́ти/ и гре́шники от му́ки моли́твою свое́ю избавля́ти./ О преподо́бне о́тче Паи́сие,/ молю́ тя, да умо́лиши и о мне,/ я́коже тебе́ Бог обетова́,/ и́бо от сих гре́шник пе́рвый аз есмь,/ да даст ми Госпо́дь вре́мя покая́ния/ и прости́т мое́ согреше́ние,/ я́ко Благи́й и Человеколю́бец,// да со все́ми и аз воспою́ Ему́: аллилу́ия.

Паисию Величковскому,
глас 2:

Стpа́нен быв на земли́, Небе́снаго Оте́чества дости́гл еси́/ пpеподо́бне о́тче Паи́сие,/ добpотолю́бия подви́жниче,/ ве́pных научи́л еси́ ум к Бо́гу возводи́ти/ и се́pдцем к Нему́ взыва́ти:/ Го́споди Иису́се Хpисте́, Сы́не Бо́жий,// поми́луй мя, гpе́шнаго.

Паисию Галичскому,
глас 8:

Днесь возсия́ нам па́мять твоя́, сла́вне Паи́сие,/ я́ко со́лнце светоза́рное, луча́ми озаря́ющи весь мир,/ та́ко и ты, преподо́бне,/ чудесы́ свои́ми тьму но́щи злых духо́в от нас отгоня́я;/ днесь Небе́сныя си́лы, и святы́х А́нгел,/ и ду́ши пра́ведных мы́сленно торжеству́ют, ра́дующеся;/ днесь и мы, гре́шнии, припа́дающе честно́му твоему́ о́бразу мо́лимся:/ о преподо́бне Паи́сие,/ Христа́ Бо́га моли́ непреста́нно// спасти́ град и лю́ди, и́же тебе́ почита́ющия.

Паисию Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 4:

Вели́каго во отце́х подража́я Паи́сия,/ я́коже он в пусты́ню, та́ко и ты в пеще́ру всели́лся еси́,/ иде́же труды́ прилага́я, блаже́нне, ко трудо́м,/ и псало́мскому пе́нию вы́ну прилежа́л еси́,// моли́ о нас, пою́щих тя.

Паисию Угличскому,
глас 8:

Христо́вы ра́ди любве́ оте́чество и род оста́вил еси́,/ и, а́нгельскому житию́ поревнова́в,/ в пусты́ню всели́лся еси́,/ в не́йже многотру́дное житие́ яви́л еси́/ и чуде́с дарова́ния от Бо́га прия́л еси́,/ Паи́сие преподо́бне,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Паисию Хилендарскому (Болг.),
глас 4:

Кири́лла равноапо́стольнаго язы́к,/ защити́в, обнови́л еси́/ и Патриа́рха Евфи́мия благослове́ние Тро́ическое, преднача́в,/ испо́лнил еси́./ Твои́м бо трудо́м болга́ром/ па́ки вня́тным их язы́ком благоче́стие воспропове́дася,/ и тобо́ю пе́рвее нача́т Про́мысл Тро́ический -/ де́ло освобожде́ния ро́да Болга́рскаго./ Сего́ ра́ди тя почита́ем,/ Паи́сие блаже́нне,// и любо́вию соверша́ем честну́ю па́мять твою́.

Палладию Александрийскому,
глас 1:

Мона́шествовав Богоуго́дно, Богоно́сне о́тче наш,/ моли́твою и посто́м Бо́га взыска́л еси́/ и был еси́ прия́телище чи́сто Ду́ха,/ блиста́я ве́рным доброде́тельныя зари́,/ и́миже просвеща́еши вся чту́щия тя./ Сла́ва просла́вльшему тя Христу́,/ сла́ва Укре́пльшему тя,// сла́ва Де́йствующему тобо́ю всем исцеле́ние.

Памве, пустыннику Нитрийскому,
глас 5:

В пусты́ни живы́й в то́лстинных и многошве́нных твои́х ри́зах,/ и без тщесла́вия и мяте́жа внутрь поя́ Бо́гови,/ и челове́ча дея́ния собо́ю прообразова́в в наказа́ние, о́тче Па́мво,/ моли́ Христа́ Бо́га,// да спасе́т ду́ши на́ша.

Памве, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 1:

Неле́ностным послуша́нием/ и отверже́нием во́ли своея́/ кре́пко себе́ обузда́в,/ вда́лся еси́ за Христа́ Бо́га на му́ки и ра́ны,/ от Него́же сугу́бо, всече́стне о́тче Па́мво, венча́вся,// моли́ся о душа́х на́ших.

Панкратию Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 2:

Панкра́тие Богому́дре,/ свяще́нниче Госпо́день изря́дне,/ и чуде́с мно́гих самоде́телю,/ моли́ся Го́сподеви,// во е́же спасти́ ду́ши на́ша.

Параскеве Сербской,
глас 4:

Пусты́нное и безмо́лвное житие́ возлюби́вши,/ и во след Христа́, Жениха́ твоего́, усе́рдно поте́кши,/ и Того́ благо́е и́го во ю́ности твое́й взе́мши,/ Кре́стным зна́мением к мы́сленным враго́м му́жески вооружи́вшися,/ по́стническими по́двиги, посто́м, и моли́твами, и сле́зными ка́плями/ у́глие страсте́й угаси́ла еси́, достосла́вная Параске́во:/ и ны́не в Небе́снем черто́зе/ с му́дрыми де́вами предстоя́щи Христу́,// моли́ о нас почита́ющих честну́ю па́мять твою́.

Пафнутию Боровскому,
глас 4:

Жития́ све́тлостию просвети́в твое́ оте́чество,/ в моли́твах и посте́х дарова́ний Боже́ственнаго Ду́ха испо́лнился еси́,/ и, во вре́менней сей жи́зни до́бре подвиза́вся,/ ми́лость благоутро́бия все́м скорбя́щим отве́рзл еси́,/ и ни́щим был еси́ засту́пник./ Тем мо́лим тя, о́тче Пафну́тие,// моли́ Христа́ Бо́га, да спасе́т ду́ши на́ша.

Пафнутию, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 2:

Ве́лия ве́ры исправле́ния,/ в пеще́рнем затво́ре, я́ко на воде́ упокое́ния,/ преподо́бне о́тче Пафну́тие, ра́довался еси́,/ огне́м бо любве́ Боже́ственныя распаля́ем,/ бде́нием и моли́твою безстра́стия дости́гл еси́/ и яви́лся еси́ равноа́нгельный на земли́,// того́ моли́твами, Христе́ Бо́же, спаси́ ду́ши на́ша.

Пахомию Великому,
глас 8:

Слез твои́х теченьми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней,/ сия́я чудесы́, Пахо́мие о́тче наш,// моли́ Христа= Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Пахомию Нерехтскому,
глас 1:

Жите́йских молв, преподо́бне, отве́ргся/ и, я́ко птищ, обре́те себе́ в пусты́ни безмо́лвие,/ в моли́твах и бде́нии прилежа́ Бо́гови,/ преподо́бне о́тче Пахо́мие,/ и оста́ви дре́внее пребыва́ние,/ и оты́де в пусты́ню, и в ней водвори́ся,/ и соста́ви оби́тель во и́мя Пресвяты́я Тро́ицы,/ и процве́л еси́, а́ки фи́никс,/ и бысть о́браз утеше́ния духо́внаго./ Те́мже, преподо́бне Пахо́мие,// моли́ Пресвяту́ю Тро́ицу спасти́ся душа́м на́шим.

Петру Афонскому,
глас 4:

Мир оста́вил еси́, Пе́тре, Го́спода ра́ди своего́/ и крест восприи́м на ра́мо свое́,/ на го́ру дости́гл еси́ Афо́нскую,/ я́коже дре́вле фесви́тянин Илия́./ И в ней пребы́в поще́нием, и моли́твами, и бде́нием,/ Бо́га ми́лостива творя́,/ и Пречи́стую Богоро́дицу Моле́бницу предлага́я,/ сего́ ра́ди вопие́м ти:// моли́ Христа́ Бо́га, да спасе́т ду́ши на́ша.

Петру Коришскому, Сербскому,
глас 4:

Любо́вию Христо́вою просвеще́н,/ измла́да возлюби́л еси́ мона́шеское житие́/ и, возненави́дев вся́кое плотско́е наслажде́ние,/ житие́ твое́ испо́лнил еси́ терпе́нием, посто́м и моли́твами,/ просия́л бо еси́ доброде́тельми, я́ко све́тлое свети́ло,/ и ны́не, усе́рдно мо́лим тя:/ моли́ Христа́ Бо́га/ сохрани́ти оте́чество на́ше и весь крестоно́сный наро́д се́рбский// и всем дарова́ти ве́лию ми́лость.

Петру, царевичу Ордынскому (Ростовскому),
глас 8:

Оте́чества своего́, блаже́нне Пе́тре, удали́вся,/ и богоме́рзкую ве́ру отню́д возненави́дев,/ от тьмы́ во свет прише́л еси́,/ и всели́лся еси́ во сла́вный и многонаро́дный град Росто́в,/ в не́мже житие́ че́стно пожи́в,/ це́рковь во и́мя святы́х апо́стол Петра́ и Па́вла воздви́гл еси Христо́вою благода́тию,/ и сию́ чу́дными ико́нами, я́ко неве́сту украси́в,/ святи́теля же, и кня́зя, и вся лю́ди житие́м свои́м удиви́л еси́,/ те́мже и по сме́рти твое́й Христо́с да́ром чуде́с обогати́ тя./ Помина́й нас чту́щих пресве́тлую па́мять твою́, преподо́бне о́тче Пе́тре,// и моли́ Христа́ Бо́га, спасти́ся душа́м на́шим.

Пимену Великому,
глас 8:

Сле́з твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней,/ сия́я чудесы́, Пи́мене о́тче наш.// Моли́ Христа́ Бо́га, спасти́ся душа́м на́шим.

Пимену Многоболезненному, Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 5:

Богоно́снаго Анто́ния смиренному́дрием подража́я,/ терпе́нием И́ову подо́бяся,/ не исцеле́ния от боле́зни, но па́че протяже́ния тоя́/ жела́л еси́ себе́, терпеливоду́шне Пи́мене,/ да не ка́ко, здрав быв/ и от ме́ста сего́ роди́тельми исто́ржен,/ сожи́тия преподо́бных и чи́на их лиши́шися,/ тем па́че наде́жды от сами́х А́нгел постриже́н был еси́,/ с ни́миже моли́ Христа́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Пимену, постнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 8:

Посто́м ду́шу твою́ просвети́л еси́,/ моли́твами непреста́нными се́рдце твое́ сосу́д Ду́ха Свята́го соде́лал еси́,/ преподо́бне о́тче наш Пи́мене;/ те́мже вся вра́жия ополче́ния кре́пко посрами́л еси́/ и, я́ко победоно́сец и́стинный,/ воздая́ние получи́л еси́ от Христа́ Бо́га.// Тому́ помоли́ся о душа́х на́ших.

Пиору, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 5:

Затвори́выйся в ме́сте те́мне, Богоблаже́нне Пио́ре,/ и отню́д све́та сего́ и вся́ких пре́лестей в нем су́щих зре́ти нехоте́вый,/ Све́та же днесь Невече́рняго сподо́блься,// моли́ и нам Све́том те́мже озари́тися.

Поликарпу Брянскому,
глас 1:

Ве́трилом креста́ душе́вный кора́бль окорми́в,/ жите́йская кра́сная оста́вил еси́,/ и от мирска́го мяте́жа изше́д,/ плотски́я по́хоти воздержа́нием мно́гим, о́тче, умертви́л еси́,/ поще́нием и слеза́ми, моли́твами и пе́сньми непреста́нно прилепля́яся Бо́гу:/ те́мже и жили́ще досто́йно Ду́ха Пресвята́го показа́лся еси́./ Моли́, Полика́рпе преподо́бне, Христа́ Бо́га// оставле́ние прегреше́ний дарова́ти нам и ве́лию ми́лость.

Поликарпу, архим. Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 4:

Тезоимени́т зва́нию твоему́,/ я́ко многопло́дное дре́во,/ насажде́н сый во оби́тели Бо́жия Ма́тере,/ мно́гая и чу́дная тща́нием твои́м исправле́ния показа́вый,/ му́дре Полика́рпе,/ моли́ Христа́ Бо́га о нас,// я́ко да и мы, мно́гия плоды́ доброде́телей Ему́ прине́сше, спасе́мся.

Прокопию Декаполиту, исп.,
глас 8:

Слез твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней,/ сия́я чудесы́, Проко́пие о́тче наш.// Моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Прохору Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 4:

Преподо́бне и чудотво́рче, о́тче Про́хоре,/ препита́вый во гла́де а́лчущия хле́бом от бы́лия и со́лию от пе́пела,/ напита́й и нас пи́щею духо́вною,/ моля́ Христа́ Бо́га// о душа́х на́ших.

Роману Киржачскому,
глас 4:

От ю́ности горя́чим жела́нием Боже́ственныя любве́ разжига́емь,/ жите́йския молвы́ оста́вль, преподо́бне,/ учени́к вели́каго Се́ргия был еси́,/ безмо́лвием и жесто́ким пребыва́нием,/ бде́нием и моли́твою, посто́м после́дуя Христу́;/ сего́ ра́ди избра́нием учи́теля твоего́, свяще́нства сподобля́ешися/ от руки́ блаже́ннаго Алекси́я/ и па́стырь поставля́ешися оби́тели, я́же на Киржаче́,/ в ней же трудолю́бно пожи́в, ко Го́споду отхо́диши,/ Рома́не преподо́бне,/ моли́ о нас Христа́ Бо́га,/ со учи́телем твои́м преподо́бным Се́ргием,// спасти́ся душа́м на́шим.

Руфу, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 8:

Послуша́ние свято́е, нарица́ющееся живо́т,/ преподо́бне о́тче Ру́фе, прие́м,/ живо́т ве́чный о́ным пости́гл еси́,// иде́же живя́, не забу́ди и нас, хва́лящих тя.

Савве Вишерскому, Новгородскому,
глас 4:

От ю́ности твоея́ весь Бо́гу порабо́тился еси́, блаже́нне,/ и Того́ ра́ди любве́ оте́чество и род оста́вил еси́,/ в пусты́ню всели́вся,/ и в ней жесто́кое житие́ показа́в,/ чуде́с дарова́ния от Го́спода прия́л еси́,/ Са́вво преподо́бне:// моли́ Христа́ Бо́га, спасти́ся душа́м на́шим.

Савве Крыпецкому, Псковскому,
глас 8:

Пустыни явился еси доброе насаждение, преподобне,/ от юности бо и в мире изволил еси чистое житие;/ ревнуя же большему, и дом отеческий оставил еси,/ и, вся красная мира сего презрев,/ от чуждых стран пришел еси/ во обители Богоспасаемаго града Пскова,/ и послушанию преподобнаго Евфросина предался еси;/ таже простираяся умом еще к вящшему,/ вселился еси в пустыню,/ в нейже обитель пречестну воздвигл еси,/ и множество инок собрал еси,/ и их наставил еси на путь истинный./ Темже и Христос, Емуже в жертву себе принесл еси,/ видев твоя благия труды,/ яко пресветла тя светильника,/ и по преставлении чудесы обогати, Савво, отче наш./ Молися убо присно Ему о стране нашей,/ еже дароватися ей на враги победам,/ стаду же твоему от враг ненаветну пребыти,/ и всем нам спастися.

Савве Освященному,
глас 8:

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси,/ и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси,/ и был еси светильник вселенней,/ сияя чудесы, Савво, отче наш,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Савве Сторожевскому, Звенигородскому,
глас 8:

От юности божественною распаляемь ревностию,/ возлюбил еси чистое житие,/ презрев мира сего красная и суетная,/ последовал еси твоему Богомудрому учителю, преблаженному Сергию,/ в труде и бдении, в посте и подвизе:/ на Сторожи явлься безмолвия ради и стражи духовныя,/ недремленным на Божественней стражи предстоянием/ стяжал еси ум, зряй к Богу,/ и демонския козни и обстояния прозираяй:/ озарение Пресвятаго Духа в себе восприем,/ яко звезда пресветлая возсиял еси верным./ Темже и премудр и светозарен предстоятель/ и пастырь стаду твоему явился еси,/ светом твоим просвещаяй и всех,/ приходящих тебе верою, отче наш Савво,/ и моли Христа Бога, да спасет души наша.

Савве и Алексию затворнику, Печерским, в Ближних пещерах,
глас 3:

Преблаженнии и Богоноснии отцы наши Савво и Алексие,/ яко стяжавшии дерзновение ко Господу/ равноангельным своим житием,/ егоже ради обогати Христос/ нетлением и чудесы мощи ваша,/ молим вас прилежно:/ испросите душам нашим очищение/ и велию и богатую милость.

Савватию Соловецкому,
глас 3:

Удалився мира и водворися в пустыни,/ добрым подвигом подвизався, злостраданием, и вниманием, и молитвами./ Отнудуже и по смерти источаеши исцеления, Савватие отче наш,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Сампсону странноприимцу,
глас 4:

В терпении твоем стяжал еси мзду твою, отче преподобне,/ в молитвах непрестанно терпевый,/ нищия возлюбивый и сия удовливый,/ но молися Христу Богу, Сампсоне милостиве блаженне,/ спастися душам нашим.

Севастиану Карагандинскому, исп.,
глас 3:

Троицы Святыя служителю,/ земне ангеле и небесне человече,/ духовнаго Оптинскаго старчества преемниче,/ Христов священнотаинниче и исповедниче,/ Духа Святаго обитель всечестная,/ преподобне отче Севастиане, досточтиме,/ испроси мирови мир/ и душам нашим велию милость.

Севастиану Сохотскому, Пошехонскому,
глас 4:

Удалився мира и водворився в пустыни,/ добрым подвигом подвизася,/ злостраданием, и вниманием, и молитвами,/ отонюдуже и по смерти источаеши исцеления,/ Севастиане, отче наш,/ моли Христа Бога/ спастися душам нашим.

Серапиону Псковскому,
глас 8:

Изрядством жития чистоту девства приим, Серапионе,/ и вся красная мира сего возненавидев,/ Христа Единаго возлюбил еси./ Сего ради во внутреннюю пустыню вселився и со зверьми живый,/ весь Христов спостник и друг Евфросина учителя твоего был еси,/ тем же и молим тя, поминай нас, чтущих святую память твою, да зовем ти:/ радуйся, пустынныя похвало, преподобне отче наш.

Серафиму Саровскому чдтв.,
глас 4:

От юности Христа возлюбил еси, преподобне,/ и Тому Единому поработати пламенне вожделел еси,/ в пустыннем житии твоем непрестанною молитвою и трудом подвизался еси,/ умиленным сердцем любовь Христову стяжав,/ Небесным Серафимом в песнословии споборниче,/ в любви притекающим к тебе Христу подражателю,/ темже избранник возлюблен Божия Матере явился еси,/ сего ради вопием ти:/ спасай нас молитвами твоими, радосте наша,/ теплый пред Богом заступниче,/ Серафиме блаженне.

Сергию Нуромскому (Вологодскому),
глас 8:

Желанием духовным разгарашеся, пребогате,/ слез твоих течением душу свою напоил еси/ и еже из глубины воздыханьми уязвляше сердце свое,/ и бодренными молитвами, и всенощным предстоянием Владыце Христу/ многодобродетелен плод принесе сам себе./ И сего ради яко Божий угодник светло миру показася,/ сияя чудесы, Сергие отче наш,/ теплый молитвенниче к Богу, всегда о нас Того моли,/ да спасет души наша.

Сергию, игумену Радонежскому, всея России чудотворцу,
глас 4:

Иже добродетелей подвижник,/ яко истинный воин Христа Бога,/ на страсти вельми подвизался еси в жизни временней,/ в пениих, бдениих же и пощениих образ быв твоим учеником;/ темже и вселися в тя Пресвятый Дух,/ Егоже действием светло украшен еси./ Но яко имея дерзновение ко Святей Троице,/ поминай стадо, еже собрал еси, мудре,/ и не забуди, якоже обещался еси,/ посещая чад твоих,/ Сергие преподобне, отче наш.

Тому же святому (Обретение мощей),
глас 4:

Днесь пресветло красуется царствующий град Москва,/ яко светолучными зарями, молниями чудес твоих осияемь,/ всю вселенную созывает/ похвалити тя, Богомудре Сергие;/ пречестная же и славная обитель твоя,/ юже во Имя Святыя Троицы многими труды твоими создал еси, отче,/ имущи в себе стада ученик твоих,/ веселия и радости исполняется./ Мы же, празднующе преславное обретение честных мощей твоих, в земли сокровенных,/ яко цвет благоуханен и кадило благовонно,/любезно я лобызающе, различная исцеления приемлем/ и твоими молитвами грехов прощения сподобляемся,/ отче преподобне Сергие,/ моли Святую Троицу/ спасти души наша.

Сергию и Никону, Радонежским,
глас 8:

Яко трисветлаго солнца светозарныя звезды,/ Троическим светом озаряете сердца верных,/ сосуды Света Пресвятыя Троицы явльшеся,/ и предивным вашим житием иноком бысте твердии законоположителие,/ и церквам благолепие, и благоверным, и святителем, и всем людем,/ вся бо демонския скверны отгнавше отсюду/ вашими чистыми учении и делы,/ добре упасосте стадо, собранное вами,/ но и ныне молим вас: посещайте чад своих,/ яко имущие дерзновение ко Святей Троице/, Богомудре, Сергие с чудным учеником своим Никоном,/ и молите Христа Бога да спасет души наша.

Сергию Шухтомскому,
глас 8:

Бденными молитвами и потоки слезными пустыню напоил еси/ и из глубины воздыханьми ю расплодил еси/ и бысть постнически равно Ангелом житие твое;/ страдальчески бореньми, яже от бесов и от ненаказанных человек, претерпел еси/ и Ангелом собеседник явися,/ Божественнаго винограда насеятель быв;/ и, оставив временное житие, преселился еси в жилище Небесное./ Темже тя почитаем, преподобне отче наш Сергие,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Сергию и Герману, Валаамским чдтвв.,
глас 4:

Евангелия Христова истиннии послушницы явистеся, преподобнии,/ мир и вся яже в нем, яко не сущая преобидевше любве ради Христовы,/ и в морский остров вселистеся,/ и трудолюбно в нем противу козней невидимых врагов подвизастеся,/ постом, бдением же и всенощным стоянием/ плоти своя духу мудре повинули есте./ Сего ради от вседержительныя десницы/ достойныя венцы прияли есте./ И ныне Пресвятей Троице предстояще,/ молитеся, всеблаженнии отцы Сергие и Германе,/ сохранитися в мире отечеству нашему, и спастися душам нашим.

Силуану Афонскому,
глас 2:

Серафимския любве ко Господу пламенный ревнителю,/ и Иеремии, о народе плачущему, усердный подражателю,/ всеблаженне отче Силуане,/ ты зову Матери Господа сил внемляй,/змия греховнаго мужемудренно изрыгнул еси,/ и в гору Афонскую от суеты мира удалился еси,/ идеже в трудех и молитвах со слезами Святаго Духа обильно стяжа./ Еюже сердца наша вспламени и с тобою умильно взывати укрепи:/ Господи мой, жизнь моя и радосте святая,/ спаси мир и нас от всяких лютых.

Силуану, схимнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 3:

Многаго ти ради воздержания и безмернаго пощения/ приемый свыше благодать чудотворения/ и к Богу велие дерзновение стяжавый,/ постником удобрение, Силуане,/ Тому молися,/ да подаст нам мир и велию милость.

Сильвестру Обнорскому,
глас 6:

Иже измлада Христа возлюбив/ и верою к Нему приближся,/ изнурил еси, в пустыни живый, многострадальное тело твое./ Тем, блаженне Сильвестре, со Ангелы ликовствуя,/ моли Христа Бога мир мирови даровати/ и буди помощник верою призывающим тя на помощь/ и чтущим святую память твою.

Симеону Новому Богослову,
глас 3:

Божественное озарение, Симеоне отче,/ восприяв в души твоей,/ светило в мире показался еси светлейшее,/ разгоняя того мракобесие/ и всех уверяя искати, юже погубиша, благодать Духа,/ Егоже прилежно моли/ даровати нам велию милость.

Симеону Столпнику,
глас 1:

Терпения столп был еси,/ ревновавый праотцем, преподобне,/ Иову во страстех, Иосифу во искушениих,/ и безплотных жительству, сый в телеси,/ Симеоне отче наш,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Симеону Столпнику Дивногорцу,
глас 1:

Пустынный житель, и в телеси Ангел,/ и чудотворец явился еси, Богоносе, отче наш Симеоне,/ постом, бдением, молитвою Небесная дарования приим,/ исцеляеши недужныя и души верою притекающих ти./ Слава Давшему тебе крепость,/ слава Венчавшему тя,/ слава Действующему тобою всем исцеления.

Симону Воломскому,
глас 4:

От юности твоея вперив ум твой к Богу, блаженне Симоне,/ мира же отвергся, вселился еси в пустыню непроходимую,/ и тамо, от Господа укрепляемь,/ в молитвах и пощениих доблественне пожил еси,/ и жизнь твою страдальчески/ убиением от сынов противления скончал еси./ Сего ради со преподобными и мученики венчался еси,/ с ними же и ныне предстоиши Престолу Пресвятыя Троицы./ Сию моли, молим тя,/ оставление подати согрешений наших/ и даровати нам велию милость.

Симону Радонежскому,
глас 5:

Радуйся, пустыне Радонежская,/ израстившая крин духовный,/ в вертограде преподобнаго Сергия:/ Симона, архимандрита Смоленскаго,/ познавшаго светлость послушания/ и дивнаго птиц видения сподобившагося,/ сего воспоминающе, Бога прославляем.

Сисою Великому,
глас 2:

Плотския страсти умертвив воздержанием,/ миру распялся еси и, в пустыни живый,/ всех похотей отсечением/ Ангел земный и Небесный человек показался еси,/ сего ради тя, яко наставника иноком,/ поем, Сисое отче наш, и просим:/ моли Христа Бога, да спасет души наша.

Сисою, схимнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 1:

Пустынный житель, и в телеси Ангел,/ и чудотворец явился еси, Богоносе отче наш Сисое,/ постом, бдением, молитвою Небесная дарования приим,/ исцеляеши недужныя и души верою притекающих ти./ Слава Давшему тебе крепость,/ слава Венчавшему тя,/ слава Действующему тобою всем исцеления.

Софии Суздальской,
глас 4:

Вышняго красотою явственно украшаяся,/ постническими бо труды подвизася преподобная София,/ и бысть наследница Небесному Царствию,/ и вниде в Небесный Чертог насладитися Христовы красоты,/ Его же моли спастися граду Суждалю/ от поганых нахождений и междоусобныя брани/ и подаждь душам нашим велию милость.

Софронию, затворнику Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 1:

Пространна пути, ведуща в пагубу,/ блаженне Софроние, угонзая,/ затворился еси в темне месте пещернем,/ идеже день и нощь в молитвах и слезах/ и в ручном деле подвизаяся,/ обрел еси вечный живот и наслаждение.

Спиридону и Никодиму, просфорникам Печерским, в Ближних пещерах,
глас 4:

Хлебы приносныя руками своими творя,/ псалмопение непрестанное усты своими/ яко жертву хвалы приношаше Господеви,/ со честным Никодимом, блаженне Спиридоне,/ с нимже молися Христу Богу о душах наших.

Стефану Махрищскому,
глас 8:

Православия ревнителю,/ благочестия наставниче и чистоты,/ ищущим спасения путеводительный светильниче,/ монашествующих Богодухновенное удобрение,/ преподобнаго Сергия духовный собеседниче,/ Стефане премудре,/ ученьми и добродеяньми твоими души просветил еси/ и пустыни населил еси,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Стефану, игумену Печерскому, епископу Владимиро-Волынскому,
глас 8:

Учению повинуяся Богоноснаго Феодосия,/ поставлен бысть от него вождь быти святому его стаду, еже добре пасый,/ церковь Богородицы,/ волею Тоя основанную чудне,/ совершил еси благолепно,/ приснопамятне Стефане,/в нейже нам, молящимся, испроси от Христа Бога велию милость.

Стефану Савваиту,
глас 5:

Воздержанием житие украси и страсти умертвив,/ посрамил еси вражия прилоги, отче Стефане,/ и преложися к Богу, чудотворец показася,/ в вечней славе со Ангелы ликуя,/ с ними же моли помиловати души наша.

Стефану, в иночестве Симеону, царю Сербскому, Мироточивому,
глас 3:

Божественною благодатию просветився,/ и по смерти показуеши светлость жития твоего,/ источаеши бо миро благоухания/ притекающим к раце мощей твоих,/ и люди твоя наставил еси к свету Богоразумия,/ Симеоне отче наш,/ Христа Бога моли/ даровати нам велию милость.

Стефану, в иночестве Симеону, царю Сербскому, Мироточивому и святителю Савве I, архиеп. Сербскому,
глас 1:

Обители Хиландарския священных строителей/ и Афона светильники, Сербии похвалу,/ Симеона величайшаго, преподобных лепоту,/ и род его чудный, святителя, – глаголю, – Савву,/ приидите согласно почтим, глаголя:/ молите Христа Бога/ о пастве вашей, блаженнии,/ и о еже Церкви свободней быти от обстояний.

Титу, пресвитеру Печерскому, в Ближних пещерах,
глас 1:

Братолюбне тя живуща видев любве ненавистник,/ победил тя во гнев,/ но, ведый твоя прежния труды любве источник – Господь,/ преложи тя паки на братолюбие,/ в немже ты прочее пожив Богоугодне,/ молися о нас, яко да поживем братолюбне.

Титу Печерскому, бывшему воину, в Дальних пещерах,
глас 3:

Воинство тленное оставль,/ в нетленном ввоенился еси Христови,/ и оружием его крестным победив подземных ефиопов,/ победы венец от Христа, Тите, славно приял еси,/ Емуже молися даровати нам мир и велию милость.

Тихону Луховскому, Костромскому чдтв.,
глас 4:

Желанием духовным в пустыню вселился еси/ и, тамо невозвратно шествовав Божественными стезями,/ достигл еси в Небесныя обители,/ и ныне со Ангелы предстоиши/ у Престола всех Царя Христа Бога,/ Емуже прилежно молися/ помиловати град сей и люди,/ верою празднующия пречестную память твою,/ Тихоне преподобне, отче наш.

Тихону Медынскому, Калужскому,
глас 4:

Яко светильник пресветлый,/ явился еси в Российстей земли,/ преподобне отче наш Тихоне,/ в пустыни вселився,/ в нейже преходя жестокое жительство,/ яко безплотен, пожил еси,/ сего ради и чудес дарованием обогати тя Бог./ Тем и мы, притекающе к мощем твоим, умильно глаголем:/ отче преподобне,/ моли Христа Бога/ спастися душам нашим.

Трифону, архим. Вятскому,
глас 4:

Яко светозарная звезда,/ возсиял еси от востока до запада,/ оставль бо свое отечество,/ дошел еси Вятския страны и Богоспасаемаго града Хлынова,/ в немже обитель во славу Пресвятыя Богородицы создав,/ и, тамо на добродетель вперився,/ собрал еси иночествующих множество,/ и, сих наставляя на путь спасения,/ был еси Ангелом собеседник,/ и постником сопричастник, Трифоне преподобне,/ с ними Христа Бога моли спастися душам нашим.

Трифону Печенгскому, Кольскому,
глас 8:

Пути, вводящаго в жизнь, наставник и учитель был еси:/ первее бо, преподобне отче наш Трифоне,/ пришел еси в часть Норвегския земли/ и в последних концех северныя страны языки просветил еси,/ породив водою и Духом Святым,/ и священная твоя чада в безплодней пустыни,/ яко древа масличная, насадил еси,/ велию обитель Святыя и Живоначальныя, Единосущныя и Нераздельныя Троицы создал еси/ и монахов множество собрав./ Тем, яко апостолом и пустынножителем равночестна чтуще тя,/ прилежно припадающе, вопием:/ моли всех Бога за Русскую землю, за область твою и за вся люди,/ почитающия память твою.

Феодору Начертанному, исп.,
глас 8:

Православия наставниче,/ благочестия учителю и чистоты,/ вселенныя светильниче,/ монашествующих Богодухновенное удобрение,/ Феодоре премудре,/ ученьми твоими вся просветил еси, цевнице духовная;/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Феодору Освященному,
глас 1:

Пустынный житель, и в телеси Ангел,/ и чудотворец явился еси, Богоносе отче наш Феодоре:/ постом, бдением, молитвою небесная дарования приим,/ исцеляеши недужныя и души верою притекающих ти./ Слава Давшему тебе крепость,/ слава Венчавшему тя,/ слава Действующему тобою всем исцеления.

Феодору, кн. Острожскому, Печерскому, в Дальних пещерах,
глас 7:

Преобразил еси земнаго княжения славу/ во иночества образ смиренный,/ и вместо врагов видимых/ на невидимыя ополчился еси,/ и, обою победитель красен являяся,/ един от чудотворец Печерских показался еси;/ темже и нам ревности Божия дар испроси,/ братолюбием сердца наша просвети/ и ко спасению вечному стези наша, Феодоре блаженне, направи.

Феодору Сикеоту, еп. Анастасиупольскому,
глас 2:

Познан быв от пелен освящен/ и явлься благодатей исполнен,/ чудесы мир озарил еси/ и демонов множество отгнал еси,/ священнодетелю Феодоре,/ темже о нас молися Господеви.

Феодору Студиту, исп.,
глас 8:

Православия наставниче,/ благочестия учителю и чистоты,/ вселенныя светильниче,/ монашествующих Богодухновенное удобрение,/ Феодоре премудре,/ ученьми твоими вся просветил еси, цевнице духовная,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Феодору и Павлу Ростовским,
глас 8:

Звездам заря послушания жизнь лучших показа,/ яко два светила сияюще нам,/ Феодор и Павел Богомудрии, Ростовская похвало,/ житием чистым Богу присвоишася.

Феодосию Великому, общих житий начальнику,
глас 8:

Слез твоих теченьми пустыни безплодное возделал еси,/ и иже из глубины воздыханьми во сто трудов уплодоносил еси,/ и был еси светильник вселенней,/ сияя чудесы, Феодосие отче наш,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Феодосию Едесскому, Столпнику,
глас 3:

Прежде запенся богатственною сетию, яко человек,/ но последи нищетою нестяжания посрамил еси врага/ и молитвами твоими, честный Феодосие,/ прият от Бога прозрения дар./ Тем и честному епископу Феодору прорече о Святей Церкви,/ еже на враги одоление,/ и ныне молися Христови за чтущих тя.

Феодосию Кавказскому,
глас 4:

От юности Христа возлюбил еси, блаженне,/ и Его ради на Святой Афон и ко Гробу Господню удалился еси,/ и тамо благодатию и даром чудес обогатився,/ в страну Российскую к людем своим возвратился еси./ Народы Кавказа в годину гонений молитвами,/ подвигом юродства и чудесы многими во Православии укрепивый,/ преподобне отче Феодосие,/ моли Христа Бога,/ да укрепит Господь люди, зде живущия, во Православии,/ и оградит землю нашу миром,/ и спасет всех, яко милосерд.

Феодосию, игумену Киево-Печерскому,
глас 8:

Возвысився на добродетель,/ измлада возлюбив монашеское житие,/ к желанию доблественне достиг, вселился еси в пещеру,/ и украсив житие твое пощением и светлостию,/ в молитвах яко безплотен пребывал еси,/ в Российстей земли яко светлое светило просияв отче Феодосие:/ моли Христа Бога, спастися душам нашим.

Феодосию Терновскому,
глас 3:

В блаженнем безмолвии пустыннем/ и на соборех, любовию к Богу горя,/ посрамил еси лукавых бесов и еретик злочестивых./ На молитве же стоя, огня светлостию просиял еси/ и преставлением твоим Ангелов поющих обвеселил еси,/ Феодосие, отче наш,/ сего ради молим тя: молися о душах наших.

Феодосию Тотемскому,
глас 1:

От юности, преподобне Феодосие,/ желание твое ко Христу Богу вперил еси,/ егоже ради град и отечество оставль/ и славу суетную, яко прах вменив,/ последовал еси преподобному Димитрию/ и обители его сожитель был еси,/ преселився ко граду Тотьме/ и в междоречие вселився,/ постом и бдением, и власяным одеянием,/ и веригами тело твое удручил еси./ Сего ради Бог, видев твоя труды,/ по преставлении твоем чудесы обогати тя:/ бесы изгоняеши и слепыя просвещаеши,/ от всяких недуг и бед избавляеши приходящия к тебе с верою и вопиющия:/ слава Давшему ти крепость,/ слава Венчавшему тя,/ слава Дающему тобою всем исцеление.

Феоктисту Палестинскому,
глас 8:

Слез твоих теченьми, пустыни без плодное возделал еси,/ и иже из глубины воздыханьми, во сто трудов уплодоносил еси,/ и был еси светильник вселенней, сияя чудесы; Феоктисте отче наш,/ моли Христа Бога, спастися душам нашим.

Феоктисту, бывшему Драгутину, ко ролю Сербскому,
глас 4:

Божественнаго страха огнем душу свою распалил еси,/ очистився покаянием и украсився кротостию и смирением, востекл еси к невечернему Свету – Христу,/ преподобне отче Феоктисте,/ и ныне, трисолнечным светом озаряемь,/ на Небеси ликуеши,/ моли о нас, верою почитающих честную память твою.

Феофану, исп., еп. Никейскому,
глас 8:

Православия наставниче,/ благочестия учителю и чистоты,/ вселенныя светильниче, архиереов Богодухновенное удобрение,/ Феофане премудре,/ ученьми твоими вся просветил еси,/ цевнице духовная,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Феофану исп., Сигрианскому,
глас 5:

Воздержанием житие украсил/ и, уды умертвив,/ победил еси вражия козни, отче Феофане,/ преставился еси к Богу в вечную жизнь,/ яко достоин причастник,/ моляся непрестанно/ помиловати души наша.

Феофилу, архиеп. Новгородскому, в Дальних пещерах,
глас 4:

Правило веры, и образ кротости,/ и воздержания известный учитель Христову стаду воистину был еси,/ уча е выну смирению,/ не мудрствовати еже высокая,/ сего ради стяжал, яже желаше,/ отче святителю Феофиле,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Феофилакту исп., еп. Никомидийскому,
глас 6:

Таяся, пожил еси, прехвальне,/ но Христос тя показа,/ яко светило на свещнице мысленнем,/ и скрижали ти вручи учений духовных,/ имиже, святителю Феофилакте,/ и нас озари.

Ферапонту Белоезерскому, Можайскому,
глас 4:

Житием чистым просветився,/ в молитвах и постех пустыни явился еси доброе прозябение/ и, духовному твоему учителю последствуя,/ ум свой к Небесным управль,/ стаду твоему наставник был еси,/ тем тя молим, отче Ферапонте:/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

Ферапонту Монзенскому,
глас 8:

Любовию Христовою, Богомудре, просветився и добродетельми,/ сожительствовал еси Василию блаженному,/ и, всякое наслаждение плотское возненавидев,/ в пустыню вселился еси,/ в ней же вельми подвизался еси в жизни сей временней,/ плоть умершвляя свою в пениих, и во бдениих, и в пощениих./ Темже и Христос даром чудес обогати тя,/ но поминай убо нас, чтущих пресветлую память твою,/ преподобне отче Ферапонте,/ и моли Христа Бога спастися душам нашим.

Филиппу Ирапскому,
глас 4:

Яко кедр, в пустыни давидски растущ, и яко финикс, благоуханен цветущ,/ ревнитель учителю твоему был еси, преподобному отцу Корнилию,/ стопам бо его последовал еси/ и, святое иго взем,/ светлым житием просиял еси, яко солнце,/ явлься мирови многими чудесы, отче Филиппе!/ И ныне на Небесех предстоиши Престолу Пресвятыя Троицы/ и, яко великое имея дерзновение,/ преподобнии свой руце воздев,/ моли от враг сохранитися градом нашим/ и спастися душам нашим.

Фоме Малеину и Акакию Синайскому,
глас 1:

Светила богосиянная миру/ и иноков одушевленныя зари,/ Фома чудесы, Акакий же послушанием,/ возсиясте светло;/ сих, яко имущих дерзновение к Богу,/ молитвами во бранех пособствовати молим,/ да просят от Христа Бога даровати прощение согрешений/ чтущим их святую память.

Харитону Исповеднику,
глас 8:

Слез твоих теченьми, пустыни безплодное возделал еси,/ и иже из глубины воздыханьми, во сто трудов уплодоносил еси,/ и был еси светильник вселенныя,/ сияя чудесы Харитоне отче наш,/ моли Христа Бога, спастися душам нашим.


 
Как помочь